ВЗРОСЛЫЙ И ДЕВОЧКА Продолжение

0
115

ВЗРОСЛЫЙ И ДЕВОЧКА Детективная история
Продолжение

Скрипучая дверь запустила его совсем в другой мир, мир которого никогда не видел, даже не предполагал, что такое бывает.
Розоватые до белизны стены были заставлены и завешаны шкафчиками и полочками. Тут и там стояли, сидели, лежали и таращились вечно юные куклы Барби. Стройные и длинноногие, они смотрели на него широко открытыми глазами. В центре, тесной комнаты, возвышался замок. Сквозь розовый каркас пластмассовых стен, можно было заглянуть в каждый уголок парадных залов. Витиеватая мебель, отлитая штамповка, сделала этот замок пригодным для жизни пластиковых жителей. Так представлялась роскошь: все большое, в золоте и много непрактичного, но красивого.
Замок кишил кукольными принцами, принцессами, фрейлинами и слугами. Роскошные наряды поражали своим блеском и пышностью. Они повелевали, вели приемы, плели интриги, заискивали, подслушивали из-за портьер и играли в карты за маленьким столиком, на тонюсеньких ножках. Куклы пялились на него из всех уголков их розового мира.
Гость хотел пересчитать всех пластмассовых жителей этой необычной квартиры. Начав, бросил это занятие.
— Ванная здесь. — хозяйка квартиры, наблюдала как гость разглядывает её богатство.
Голос хозяйки выдернул его из магии увиденного. Он даже не сразу понял, как он здесь оказался.
За это время она переобулась в мягкие розовые тапочки, украшенные в тон пухом. Вместо длинной юбки и футболки, пышное платье, и тоже розовое. Лицо её преобразовалось до неузнаваемости, взгляд стал кукольным, и как показалось, неподвижным, как будто стала персонажем своего кукольного мира, т.е. куклой без возраста.

— У тебя красиво, я никогда не видел такого. — мужчина почувствовал себя неловко — Страшно здесь ходить, все такое маленькое и хрупкое.
— Ты еще успеешь рассмотреть. — открыла в ванную дверь. — Я включила воду, полотенце слева.
Покидать кукольное царство не хотелось. Оно манило и не отпускало, настолько неправдоподобно было все вокруг.
За окрашенной, облупившейся и еще много раз окрашенной дверью, журчала вода, спокойная и убаюкивающая. Игрушечность просочилась и сюда, розовое мыло, розовые щеточки, золотые стаканчики, все было из кукольного мира, всё кроме стен и самой ванны.

Зеркало в золотой раме отражало опухшее лицо мужчины покрытое красными пятнами, они расползлись по лицу и шее выбирая самые открытые места, заползая под воротник рубашки. Белоснежная, тонкая кожа не любила слез и нервных потрясений, и так мстила ему за бурю негативных эмоций. Глаза смотрели сквозь набухшие остатками слез веки.

-Хорош, ой как хорош. — сьёрничал, глядя в глаза отражению.
Для его плана срочно был нужен помощник и уединенное место, кажется он его нашел, вот такая наивная, заигравшаяся тётка самое то со своей безумной квартирой. Никто не сможет связать его ни с этим местом, ни с этим человеком.
Плеснул на лицо пригоршню холодной обжигающей воды. Смахнул остатки капель розовым, не удивительно, полотенцем и вышел обратно в игрушечный пластмассовый мир.

— Эмма, — представилась она — а это мое хобби, еще со школы. — кивнула в сторону центра комнаты.
— Впечатляюще. У меня в детстве было мало игрушек и совсем не было кукол. — криво усмехнулся сам себе. — А у тебя такое богатство.
Разглядывать можно было долго, маленькая комната кажется была населена куклами плотнее, чем Шанхайские трущобы. Перепрыгивая взглядом с одной полки на другую и заглядывая в немигающие глаза разряженных в розовые, белые, голубые и золотые одежды персонажей, становилась понятна их жизнь и отношения между собой. Куклы, что глазели на гостя, были разной степени потрепанности. Одни были новые, в ярких, дорогих нарядах, как будто только что с упаковки, отдельные, слегка выцветшие и наконец совсем старые и дешевые, с облупившейся краской и потерявшей цвет пластмассой.
— Видишь вон ту куклу, её подарил мне папа и она была первая.
Действительно, на верхней полке, по центру сидела старая, заигранная, блеклая от времени принцесса. Видно, что хозяйка дорожит ею и заботится о ней. Обрезанные и вырванные местами волосы, когда-то неловкой детской рукой, аккуратно причесаны, а сверху чудом прицеплена маленькая корона, платье пышное и в блестках совсем не украшало, а подчеркивало её поношенность и годы проведенные в играх, среди других, менее значимых игрушек. Персонаж, которым так гордилась хозяйка квартиры была не то чтобы её копией, по крайней мере, но очень на неё похожа.
Оторвавшись от магии кукольной жизни, он обратил внимание на саму хозяйку. Та в свою очередь внимательно, без стеснения, разглядывала своего гостя.
— Ты не сказал как тебя зовут.
— Извини, такое зрелище мало где увидишь. — обвел рукой увиденное. На самом деле он в спешном порядке решал, говорить свое имя или стоит обойтись вымышленным.
Она ждала, не настойчиво, но терпеливо, как может ждать кукла без претензий и эмоций.
— Игорь, меня зовут Игорь. — зачем-то повторил чужое имя.

Живая кукла развернулась и вошла в открытую дверь. Следуя за ней, он оказался на кухне. Не стоит говорить, что кухня также сплошь была из картонного мира пластмассовых кукол.
Чем дольше он находился среди розового, дешевого, наиграно неживого мира, замкнутого в тесные стены старой квартиры, тем невыносимее было здесь находиться. Розовость, плюшевость и бесконечное убогое мерцание блёстков на фоне сношенной до дыр квартиры, вызывало желание сбежать, закрыв за собой скрипучую дверь.

— Там в парке, ты был очень расстроен. У тебя сложности на работе?
— Да уж.
— Ты что-то говорил про большие деньги.
— А, ты про это? — Он не ожидал такого прямого вопроса. А почему бы и нет, ведь она «кукла», а кукла не будет ходить вокруг да около и выбирать слова. — Тебе правда интересно?
— Мой дворец, как видишь очень скромный.
— Он очень необычный.
— О какой сумме ты говоришь?
— Тебе бы хватило на новых кукол, точно. — попытка пошутить не вызвала никаких эмоций. — Получишь свой процент.
— Тогда не стоит терять ни твое, ни моё время.

Желание вырваться из бабушкиной нищеты было настолько сильным, что вросло в нежную, рыхлую кожу и пустило основательно корни. А в тот самый момент, когда он переступил порог огромного на несколько этажей холдинга в стекле, красном дереве и с запахом кожи, стало реальным и осязаемым.
Как губка он впитывал все что происходило вокруг. Вникал в самые незначительные мелочи, был любезен и стал необходим почти всем, кто хотел переложить свои обязанности на другого не отдавая ничего взамен. Стал удобным и незаметным для всех своих сослуживцев и коллег. Он не должен был знать о сделке, но ему повезло, из мелочей информации он выудил нужную. Никто не заметит его отсутствия и не бросится искать, тем более никогда не догадаются связать его с этой безумной тёткой.

Всего несколько минут во времени и он станет богат. Независим от мнения, настроения и от прихотей босса, а так же всех тех, кто его окружает.
Мгновения растягивались как тягучая резина, набирая силу перед тем как выпустить всю свою мощь, после максимального натяжения.
Нашлось место для плоского с ярким экраном ноутбука. Цифры поползли по экрану, выстраиваясь в столбики, меняясь, как отсчет времени неизбежно и безостановочно. Наконец зеленая жирная полоса поползла, вытягиваясь в жесткую линию, миллиметр за миллиметром. И наконец застыла на месте, всего на секунду и сменилась сухой, казенной фразой «операция завершена».
Лицо освещенное голубым светом, от экрана, расплылось в улыбке, мужчина откинулся на спинку стула. Напряжение, достигшее предела, стало спадать медленно, сползая по спине, отпуская плечи, руки, все тело. Перед ним стояла чашка с горячим, ароматным чаем, поставленная незримой рукой хозяйки убогой кухни. Жадный глоток обжег нёбо, пришлось почесать его кончиком языка, хотя это и не помогло и жажда тоже не прошла. Остатки обжигающей жидкости смочили сухие губы.
— Вот и все.
— И что будешь делать? Вернешься на работу?

Офис встретил его ажиотажем. По привычке он включился в процесс работы, тут же для него нашлось неотложное дело, которое помогло ему уединиться на своем рабочем месте. Присев на удобное, привычное кресло, и разложив бумаги в нужном порядке, почувствовал легкое головокружение. Через минуту оно не стало меньше, движения стали вялыми, взгляд тяжелым и медленным. Молодой человек забыл про свои обязанности пытаясь вспомнить о событиях за последние часы. Вспомнил, как женщина-кукла все время стояла у него за спиной с включенной камерой и записывала все действия на экране, все то, что он готовил годами, главное счета, незащищенные и открытые. Как во-время появилась чашка чая. Как легко она отпустила его, не задавая вопросов. В последний миг увидел как был наивен, увидев женщину-куклу, как пренебрег ею. Офис гудел, сновал, шептал, кричал, но уже без него.

Эмма, была Эммой только в своем крошечном царстве. Когда-то Лариса Петровна, возглавляла солидную фирму, до того момента, пока не провернули у неё за спиной крупную аферу от её имени. После чего смогла позволить себе, только эту квартиру, в старом доме с соседями алкашами, где она выстроила свой мир и свои правила.

Взяла с полки куклу с короной и вышла из квартиры с маленьким чемоданчиком.

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

89151668810

55
Комментарии: 3Публикации: 13Регистрация: 07-08-2018

Регистрация!

Достижение получено 07.08.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: