Друг

0
80

drug

  • (Ограничение по возрасту 18+)
  • Автор: Александр Антонов 
  • Жанр: Филосовский экшен
  • «Друг»(от англ. drug ‘лекарство)

Пролог Проведите простой эксперимент: 1 Сорвите нарцисс, оставив на нём один лепесток. 2 Придите в детский сад, прикинувшись каким-нибудь сказочным персонажем. 3 Подойдите к простому ребёнку, отдайте ему нарцисс, сказав, что этот цветик-семицветик ему предоставляет великолепный шанс на выполнение одного желания.  Когда он оторвёт и загадает желание, оно непременно сбудется! Потому что дети, в отличие от нас, ещё верят в чудеса!

Глава первая
Время полночь.
Мы стояли на балконе: я и мой лучший и единственный друг Сократ, любовались ночной панорамой.
Он представлял собой человека высокого роста, лицо его было длинное и худое, с широким лбом, заострённым носом, большими зелёными глазами. Сократ – необычная, исключительная личность. Он умён и одарён, уверен в своих силах. В чём-то мы были похожи: оба люди с особым мировоззрением, отрицающие общественные нормы, правила, принципы, авторитеты. Я, в отличие от него, был менее духовен, но обладал романтической натурой.
Мы разговаривали, спорили, шутили, смеялись над каждой ерундой. Мне ни с кем не бывает так хорошо, как с ним. В глубине души я бы хотел быть таким же, как мой друг Сократ. Порой я даже завидовал его внешности и темпераменту.
Огни ночного города горели, улицы и дороги пусты. Многие люди уже давно спят и видят яркие сны. Вид с балкона действительно был очень красивый, трудно было оторваться. Сократ смотрел как заколдованный, не отрывая взгляда, на святящиеся огоньки словно скользящие по ночной глади.
— Каким цветом горят фонари? – вдруг сменив тему разговора, неожиданно спросил он.
Никакого ответа.
— Жёлтым? Светло-белым?
Ещё одна пауза
— Да, — произнес я наконец. – Что-то не так? Что с тобой?
— Ричард, всё, что видишь, – это образы, заложенные в тебя с самого детства. Мы все внушаемы, и нам в голову вдолбили, что жёлтый цвет должен выглядеть жёлтым, зелёный — зелёным, а ни каким — либо другим. Мы всё это воспринимаем на подсознательном уровне, сами того не замечая. Мы все точно уверенны, что так и должно быть, что земля — твёрдая, вода — жидкая! Мы сами себя загнали в эти рамки! — его голос был приятен, как солнечный свет, однако он прозвучал неожиданно, как удар грома. — Часто мы затрудняемся найти решение, поскольку подсознательно ограничиваемся территорией рисунка. Однако нигде не сказано, что нельзя выходить за его пределы.
Мое сердце застонало под тяжестью его слов, но я продолжал сопротивляться .
— По своей воле мы оказались в мире, который создали для себя сами.
До меня понемногу стало доходить то, что пытался сказать мне Сократ.
— Ричард, фонари на самом деле горят зелёным!
Я расхохотался.
— Ты уверен? – я вновь осмотрелся: крутые дороги, обвешанные фонарями слева от нас, низкие деревья на другом конце улицы, за деревьями высотные дома.
— Вполне.
— Нет! — воскликнул я мысленно. — Это невозможно!
— Ты должен попытаться! Просто захоти, представь, убери все рамки, забудь про жёлтый свет, его не существует, фонари всю жизнь горели зелёным!
Я закрыл глаза, пытался представить. А что, если мой друг сумасшедший?! А может, это мы все сумасшедшие, а он один нормальный?! Я даже не заметил, как ушёл в себя в то время, как мой друг всё говорил словно какое-то заклинание. И тут я приоткрыл глаза, взглянул на пейзаж, почувствовав лёгкое головокружение, замер. В обычном для нас жёлто-белом свете стали проглядывать ядовито — зелёные лучи. И когда я полностью открыл глаза, все фонари горели зелёным! Заворожённый этим зрелищем я не мог вымолвить ни слова. Фокус удался!
Меня потеребили за плечо, я моргнул, и все фонари стали вновь гореть жёлто-белым привычным для нас светом.
— О, Рич, — сказал Сократ, — это ведь легко. Просто сосредоточься как следует.
Каждое его слово было чистой правдой.
— Я тоже так думаю, — согласился я.
— Получилось? – довольный своим учеником воскликнул Сократ.
— Да. Спасибо.
Некоторое время мы стояли молча, пока я приходил в себя.
Он вздохнул и облокотился на поручень.
Я наконец осмелился нарушить тишину.
— Пойдем, прогуляемся?
— Спускайся вниз, я буду ждать тебя на улице.
Спустившись, Сократ действительно стоял у подъезда.
– Как это произошло? – в моём доме не было лифта, и единственный способ спуститься была лестница.
— Привет, Ричард,- сказал он. – Не пугайся.
— Что ты сделал?!! – спросил я.- Летел?! А может ты, как паук, умеешь ползать по стенам?!
— Не будь идиотом! – раздраженно сказал он. — Тебе ещё много предстоит узнать! – В щелочках его глаз пылал гнев, все мускулы были напряжены, как у борца. Вцепившись, друг в друга взглядом, мы медленно двинулись вперёд.

Глава вторая
Мы пошли пешком до центральной площади. Во время нашей прогулки разговор шёл вовсе не о магии и чудесах, как будто пару минут назад ничего и не было. Мы болтали на обычные, повседневные темы, такие как футбол, музыка и девушки.
— Я проголодался, не мешало бы перекусить, – сказал Сократ через некоторое время.
Мы оба замолчали, думая о еде.
— Но где мы купим поесть? Ведь время давно уже за двенадцать! Я не припомню за ближайший километр ни одного круглосуточного.
— За тем углом есть магазин, там продают хорошие сэндвичи.
— Надеюсь, — ответил я. – Я тебе верю, потому что ты мой друг, — в нём было что-то столь чудесное, нежное, совершенно безупречное, что-то настолько правильное и уместное, что я всем своим существом поверил ему.
Мы поспешили к месту назначения. За углом действительно оказался магазин. Там мы купили по вкусному сэндвичу. Оба довольные, с хорошим настроением, быстро с аппетитом съели их, уже подходя к площади. Нам было радостно, что мы вместе, что мы есть мы.
— Откуда ты знал, что там появился магазин? Сколько я там проходил и ни разу никакого магазина не видел.
Он посмотрел на меня важно, будто судья, и ответил:
— Я это не знал, я в это верил!

Глава третья   
Мы пришли на площадь.
– Сколько времени? — спросил у него я.
— Половина первого,– сказал Сократ .
Действительно, его часы показывали тридцать минут первого, хоть я точно был уверен, что уже глубокая ночь.
— Но как? Прошло всего полчаса?
Сократ изогнул брови дугой.
— Ричард, ты совсем не ценишь время! Чтобы узнать цену года, спроси студента, который провалился на экзамене. Чтобы узнать цену месяца, спроси мать, родившую преждевременно. Чтобы узнать цену недели, спроси редактора еженедельника. Чтобы узнать цену часа, спроси влюблённого, ждущего свою возлюбленную. Чтобы узнать цену минуты, спроси опоздавшего на поезд. Чтобы узнать цену секунды, спроси того, кто потерял близкого человека в автомобильной катастрофе. Чтобы узнать цену одной тысячной секунды, спроси серебряного медалиста Олимпийских игр.

Глава четвертая
Мы сели на лавку. Напротив нас сидели две симпатичные и очень привлекательные девушки. Их пытливые глаза изучали нас.
— Иди, подойди к ним, познакомься, я же знаю, что ты очень хочешь с ними познакомиться, а они, по-видимому, не против, – сказал он.
Я тут же ощутил, как что-то во мне напряглось. «Это не страх, — успокаивал себя я, — просто осторожность — обычное чувство для человека из двадцать первого века.»
— Что? Вот так сразу? Но я не готов! – я сразу стал придумывать тысячу отговорок.
— Если ты веришь, что сила исходит от страха, — сказал он, — то ты окружаешь себя теми, кто охвачен страхом. Это не слишком симпатичная компания, и так глупо, что это делает такой умный человек! Даже самая прекрасная и мощная идея совершенно бесполезна до тех пор, пока мы не решим ей воспользоваться! – я слушал его как заворожённый, Сократ продолжал. – Каждому из нас при рождении дают глыбу мрамора и инструменты, чтобы превратить её в статую. Мы можем таскать эту глыбу за собой, так ни разу её и не коснувшись, мы можем раздробить её в мелкую крошку, мы можем создать из неё великий шедевр. Надо рисковать! – в нём читалось вдохновение, был виден блеск глаз, он продолжил, словно читая лекцию студентам. —  Ты только вспомни, как часто в транспорте, в магазине или просто на улице, на лавке, рядом с тобой сидит симпатичная девушка, которая возможно жаждет хоть с кем-то перемолвиться словечком. Ты хочешь с ней поздороваться, НО непонятная, выдуманная, бредовая сила тебя останавливает. И ты так и проходишь мимо, а ведь второго шанса уже не представится! Пойми же, что если ты не делаешь того, что поистине хочешь, то в итоге этими запретами убиваешь себя! И, к тому же, запретный плод не вкусен, пока его не попробуешь.
— У меня это не важно получится, ты ведь знаешь.
Он словно не услышал, оставаясь стоять неподвижно, неотрывно глядя куда-то в даль.
Я направился прямиком к девушкам.
— Не будь запуган теми, кто чтит страх! — Крикнул он мне уже вдогонку.
Я решил попробовать. Расслабился, насколько это было возможно.
— Привет! — ляпнул я им, с некоторым колебанием в голосе.
Не последовало никакой реакции. Они глазели на меня с таким недоумением, словно не поняли моих слов.
— Привет! — я предпринял ещё одну попытку заговорить с ними.
— Это вы нам? – пришла в себя блондинка с голубыми глазами. — Ну, тогда добрый вечер!
— Как дела? — продолжил я.
— Просто супер. Такая чудесная июньская ночка сегодня! Не так ли? — спросила она, застенчиво улыбаясь.
— Да, и правда чудесная. Девушки, а можно с вами познакомиться?
— Нет, ты что, мы ведь лесбиянки, – сказала вторая красавица, брюнетка, с карими глазами.
Я, потрясённый и оскаленный в усмешке, не стал ничего говорить, просто развернулся и пошёл к своему другу.
Он смотрел на меня с неким пониманием, изогнув брови вопросительной дугой. Улыбка постепенно исчезала с его лица.
— Ну что они?
— Они лесбиянки!
— Случай не был дурацким, — сказал он. – Была причина.
— Я не знаю, какая была причина, а если бы и знал, это всё равно уже не имеет значения.
— А тебе не приходило в голову, что им, возможно, необходимо узнать что-то такое, чему они ни за что не научатся, пока ты будешь с ними? Что-то очень важное?
Я покачал головой.
— Настолько важным не может быть ничего. Если бы было, мы бы уже разлучились раньше.
— Вы разлучились сейчас! — сказал он.
— Нет, я этого не понимаю.
В это мгновение я увидел молодого человека: он направлялся к ним – руки в карманах, взгляд – вниз. Высокий, такой уверенный, что это было видно даже по походке. Я не мог отвести взгляд, но видеть его – это вызвало в моём сердце почти невыносимую боль.
Потом он поднял голову, посмотрел на меня – озорная улыбка в чёрно – зелёных глазах.
— Сократ!
Упустив момент, когда мой друг встал и с быстротой молнии направился к девушкам. Я поспешил к ним, уверенный в нём на сто процентов. Он сел между ними и начал о чём-то оживлённо рассказывать.
Я отказывался верить в то, что, подойдя к ним, они вели себя так, как будто мы знакомы всю жизнь. Это действительно произвело поразительный эффект.
Как позже оказалось: блондинку звали Аглая, а брюнетку — Кира. Они были одинокие девушки, студентки. Учились на заочном, подрабатывали кассирами в гипермаркете «Карусель». Каждую ночь, после тяжелого рабочего дня, они выходили гулять, чтобы пообщаться друг с другом, перемолвиться словечком хоть с кем-нибудь, да и просто подышать свежим воздухом.
Я пригласил их к себе на чашку чая. Они переглянулись и на самом деле почувствовали сильное облегчение.
—  Да, пожалуйста, — сказала одна.
—  Таков будет наш выбор, — подтвердила её слова вторая
—  Сделанный нами выбор приводит к новым испытаниям, а преодоление их помогает нам осознать, что мы вовсе не те беспомощные, жалкие существа, которыми сами себе иногда кажемся. Мы – безграничные выражения жизни, зеркала, отражающие дух.

Глава пятая
В родне я остался совсем один. Двухкомнатная квартира с балконом мне досталась от покойной бабушки. Живу я тоже в гордом одиночестве, даже с соседями своими не знаком! Лишь изредка ко мне приходит в гости мой лучший и единственный друг Сократ.
Прейдя домой с девушками, естественно, никто чай пить не стал. Мы принялись за дело, ещё даже не разувшись. Спустя где-то час «счастья» на меня накатили жуткая усталость и бессилие, как будто я отработал 12 часов на заводе! Я захотел спать. Вспомнив, что мне завтра нужно вставать в 8 часов и ехать на пересдачу экзамена по Религиоведению, я без лишних слов и отговорок прогнал девушек, даже не спросив у них номера телефона.
Сократ, поняв моё положение, не стал меня упрекать в моём неожиданном поступке. Разрешив ему переночевать у меня дома, мы наконец-то легли спать. Наступало раннее летнее утро. Небо озарялось светом, появлялись первые проблески зари. Золото выливалось из-за горизонта, ледяная роса таяла в первых лучах восходящего солнца…
— Я не высплюсь, – сказал я, и мой голос прозвучал тихо и таинственно.
— Если ты очень хочешь выспаться, а главное веришь в это, то всё будет хорошо. — В его голосе не было даже намёка на горечь, сарказм или усталость. Сократ был исполнен знаний, которые он получил в своей жизни, спокойно принимая то, что он в ней нашёл.
В эту ночь мне снился очень странный сон. Проснувшись , как я не пытался так и не вспомнил, о чём он был.
Я увидел Сократа, который дописывал на моём письменном столе какой-то текст, причём таким каллиграфическим почерком, что как будто он всю жизнь только этим и занимался.
-Что ты делаешь? – спросил я.
— Дописываю для тебя реферат по Религиоведению.
— Но откуда ты узнал тему?
— Ты мне сам всё сказал во сне. Ведь если бы ты завалился на экзамене, то это бы было и по моей вине, — я, недоумевая, посмотрел на него, попытался вспомнить свой сон, но все мои усилия были тщетны. Он продолжал. Только во сне мы можем получить ответы на все так мучавшие нас вопросы, получить хороший совет, подсказку. Прислушайся к своим снам, они могут многое сказать! В нашей жизни они значат больше, чем кажется на первый взгляд.
Я, наконец, не выдержал и спросил: Кто тебя всему этому научил?
— Мы сами поистине учимся только тогда, когда учим других. Я просто дал тебе вспомнить. Знания заложены в нас с самого рождения. А учителя просто помогают нам их вспомнить.
— Как ты узнал всё это? Кто был твой учитель? — настаивал я.
— Тот, кто хочет знаний и истины, сможет найти их сам.
— Я не уверен. Иногда нам нужен учитель.
— Попробуй вообразить, что ты искренне, страстно желаешь узнать, кто ты, откуда пришёл, и почему ты здесь оказался. Представь, что тебе не будет покоя, пока ты этого не узнаешь.
Я кивнул и вообразил: я не покладая рук прочесываю в поисках знания библиотеки, ищу книги, изучаю рукописи, посещаю лекции и семинары, веду дневники, куда записываю свои надежды, размышления, интуитивные подозрения, пришедшие во время медитаций на горных вершинах, изучаю свои сны, ищу подсказку в случайных совпадениях, беседую с различными людьми — словом, делаю все то, что мы делаем, когда самым главным в нашей жизни становится познание.
— Представил.
— А теперь, — продолжал он, — можешь ли ты вообразить, что не найдёшь того, что искал?
«Вот это да! — подумал я, — как ему удаётся открывать мне глаза!»
Я поблагодарил в ответ…

Глава шестая
Мой друг Сократ вдруг замер и уставился на меня с широко раскрытыми глазами. Мне показалось, что время остановилось. Резкая боль в висках. Сильный шум, который так и давил на уши. Я зажмурил глаза от боли. Спустя пару сатанических секунд я открыл глаза, шум резко прекратился, оставив после себя стихающий писк. Я почувствовал, что лежу на чём-то холодном. Испуганно обвёл глазами помещение: темно, ночь, ни единого шороха, лишь горели желто-белые огни ночного города. Я пытался воссоздать из осколков целостную картину. Не всё имело ясный смысл, но кое-что прояснилось вполне. Сознание стало ко мне возвращаться. Я, словно тряпка, распластался по всему балкону. Я посмотрел на часы: пол первого, прошло полчаса с тех пор, как я принял «Лекарство».
Я вернулся домой, в настоящий мир.
Всё это казалось таким реальным! Я не был призраком, я не проходил сквозь стены, люди меня видели, и мой дом был таким же.
Я подумал немного о Сократе. Мы смотрели друг на друга, Сократ и я. Это были его слова. Это же были и мои слова. Он знал это, и я тоже. Как просто было увидеть себя в Сократе, в его мире, полном радостного творчества! Я так долго носил его в себе, запертым в клетке, прикованным цепями в маленьком внутреннем подземелье, что уже не узнаю себя в нём, когда встречаюсь с ним лицом к лицу!
Я лежал и продолжал размышлять: «Это был мой дом, но что-то в нём было не так, и я никогда не задавался вопросом, что именно. Странно, правда? Что делается с разумом, когда он начинает верить в придуманную жизнь? Неужели он гибнет в мрачных дырах, куда его затягивают водовороты?»
Я подумал, что, если бы не опыт, обретённый мною в «странствиях», что, если бы я жил там, если бы я вырос в том альтернативном мире, если бы я не совершал прыжки туда обратно в добром десятке лет, если бы я был твёрдо убеждён, что существует лишь тот единственный мир с Сократом…
— Я хочу вернуться назад, здесь я одинок, вокруг одни чудовища, — проговорил я едва слышно. — Неужели я попался? Неужели выбраться в реальный мир настолько трудно?
Я подумал: «прежде, чем произойдёт что-нибудь плохое, мне необходимо найти ещё «Лекарство» …»

Эпилог
Утром я обнаружил у себя на письменном столе реферат по Религиоведению, написанный явно не моим, а первоклассным, каллиграфическим почерком, как будто его писал профессионал.

 

Заключение
Любые виды психоактивных веществ — это жалкая пародия того, чего можно добиться самопознанием. Ведь они лишь активируют скрытые резервы мозга, но в тоже время они их разрушают!

 

 

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

anto2rist

Друг 0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 28-06-2021
Друг
Друг

Регистрация!

Достижение получено 28.06.2021
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий