шутка от яростного апреля

1
140

она выскабливает из его отточенных до ломкости движений ничтожную снежинку теплоты и бережно кидает в озеро своих глаз-галактик.

она изнемогает каждой жгучей артерией от яростной хрипоты, и лёгкие уж пусты от бессмысленности двуличных актов.

она целует его увядающими ромашками своих глаз, проникая в сугробы его острых многоточий летними феями.

она читает в их «дружбе» равнодушно-морозный сказ, и ей не сравниться с его вишнёвыми, будто румянец, картинными галереями.

она восхищается его трепетно-бархатными ресницами, которые хочется погладить, как белоснежного котёнка;

она царапает его внимание худыми до тошноты ключицами, она заставляет проснуться в недрах души чертёнка.

она удивляется. от его смеха веет ванилью рук и мандариновыми корками, Марианскими впадинами взглядов он готов всё сжечь.

они общаются злобно, красиво, скороговорками, циркулем пальцев обводят контур тоскливых плеч.

она проникает в его одноразовую вселенную ярким изумрудом своих радужек, скользит по орбитам удручающим теплом,

она путается в нежности его зрачков, составленных из ребячьих ладушек, бьётся и бьёт его. напролом.

сухими гербариями слов он приводит её в пустыню своих эмоций, грязно смахивает с сонной артерии гордость её худощавых пальцев,

она думает — он смеётся, но на памяти его на руках было больше сотни израненных постояльцев.

она упрекает хмуро, Северным Ледовитым врывается в солнечное сплетение, выламывает острыми скулами вафельные берега,

и никакое народное ополчение не возьмётся её прикончить, и она наконец дотрагивается до своего сентиментально-отвратительного врага.

и враг стеклом ломается, ничья не вышла; фарфоровой куклой забивается в угол её влюблённости и старается промолчать, что борьба вечным пламенем на сетчатке пышет,

что теперь он останется щенком в её подчинённости.

она свинцом мраморных рук врезается в костяшки, позвоночник, и память здесь — последняя для неё ступень, она аллегорией вьётся в дёснах,

намекая сиропом фраз: «приди, прикоснись, задень»,

и зрачки её подобны жестоким блёснам.

она больно кусается остроумием своей дружелюбности, дурно, по-детски становится ярым примером для подражания, и ему кажется: в каждой точке-родинке

начинается бунт, декабристическое восстание,
она прекрасна до отвращения.

он усмехается каждой звёздочкой на кончиках вен, каждым лучиком своей внеземной агрессии, и кидает в комнату локонов поцелуями «я люблю».

она становится до конца недели его депрессией, в жилках ругается цитрусовым «сломлю»,

она прячет искорки мягкости в мешковатости рукавов, а он пытается стать сильнее.

и кто сплошь юродивый догадается,
что та неделя — вся жизнь его злополучных снов

и шутка

(совсем несмешная)

в подарок от яростного апреля?

5

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

сазонтова.

5
Россия.
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 12-07-2018

Регистрация!

Достижение получено 12.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Название привлекло. Текст — необычен, уникален даже, однако такое агрессивное обилие (не всегда уместных) метафор и иных средств выразительности буквально сбивает с толку, трудно местами уловить смысл. Декабристическое — почему вы написали именно так? От смеха как веять может? Гербарии слов — слишком глубокая метафора, можно утонуть. В общем, остаются вопросы, НО это вопросы, которые хотелось бы обсудить, поскольку стиль ваш, манера изложения, образ мысли интересен и близок.
    Буду ждать ваших новых историй.

    1

Добавить комментарий

Войти с помощью: