Мир возможностей

1
228

Екатерина Церковная

 

Мир возможностей

 

Люди сильны, уникальны и неповторимы. Вопрос только в том, в чём они эту силу проявляют. Кто-то использует ее, чтобы достигать своих желаний, а кто-то — чтобы удержать себя от них. Каждый имеет право самостоятельно решать, как он будет распоряжаться ею. Герои этой повести поняли: то, как они живут, их уже не устраивает. «А вот КАК изменить?» — именно этим вопросом они начинают знакомство с неизведанными уголками своих возможностей.

 

 

Часть 1. Отдел № 2

У него были престижная работа, роскошный автомобиль, красивый дом. Но его тянуло к ней — той, что несколько лет назад пожелала избавить свою жизнь от него. Тогда у него не было таких атрибутов успеха. Но теперь он был совсем другим человеком, и все эти вещи служили для него подтверждением его нового положения. У него было весьма простое желание: показать ей, кто он теперь.  Он не чувствовал к своей бывшей возлюбленной романтического влечения — он лишь хотел, чтобы она теперь жалела о том, что бросила его. Ему очень нелегко далось переживание этого разрыва, но всё же он пережил его достойно.

Правда, с противоположным полом пока не везло. Он всё еще не мог забыть своей обиды на бывшую и поэтому как-то остерегался остальных. По его расчетам, эта ситуация должна была его отпустить после того, как он исполнит свое жгучее желание. Миллион раз он представлял себе этот момент. При параде, конечно, без цветов — чтобы она не подумала, что он хочет снова наладить с ней отношения. Хотя если с цветами, то со словами: «В благодарность за то, что бросила». Нет, всё же без — так, дружеский визит. Это должно выглядеть вполне естественно. Мол, «я не сержусь на тебя. За что? Да и что толку сердиться, если сейчас я  – другой человек, а останься мы тогда вместе — кем бы я был? Это погубило бы меня». Он прокручивал созданную им ситуацию и упивался местью, вызванной обидой по отношению к ней.

Этот день был сегодня. И он начал волноваться. Припарковав свою машину возле ее двора, критично оценил свою внешность – всё было идеально. Поправил часы (он всегда поправлял и смотрел на них, когда волновался). Правда, когда он в последний раз был в этом доме, его часы были в несколько десятков раз дешевле нынешних.

Она должна быть дома – свет в окне горит.

Он вышел из машины, открыл калитку во двор. С легкой тенью иронии посмотрел на крошечный участок земли, вмещающий в себе еще более крошечный домик. Отсутствие мужской руки было очевидно. Теперь  ему стало неловко, что он вошел во двор без разрешения. Былая решимость куда-то улетучилась.

Он постучал, и это мгновение ожидания растянулось долгим волнительным моментом. Дверь открылась. Перед ним стояла она. Та самая, почти не изменившаяся за эти годы. Только глаза были красными от слёз.

– Привет! Ты плакала? Что случилось? – будто их не разделяли эти годы, встревоженно спросил он.

Она усмехнулась:

– Ничего. Просто режу лук. Чем обязана такому визиту?

– Хотел увидеть тебя. Спросить, как дела.

– Лучше всех, – отрезала Оксана. – Еще что-нибудь, Руслан?

– Нет, правда, просто узнать, как ты.

– Уже узнал. Всё?

– Ничего я не узнал, – Руслан растерянно посмотрел на Оксану. – Мне уйти?

Не так Оксане хотелось завершить их встречу, но, чтобы скрыть свою растерянность и волнение, она стала дерзить. Ей хотелось исправить ситуацию.

– Зайди. Я сейчас, а то лук сгорит.

Оксана вернулась на кухню.

– В общем, я по-прежнему. А сейчас готовлю суп. Ты как?

– Хорошо, – сухо ответил Руслан, не получив удовольствия, на которое рассчитывал.

– Это твоя машина? – Оксана выглянула в окно.

– Да, – пытаясь быть  безразличным, ответил Руслан.

– Я смела только мечтать о ней.

Он улыбнулся про себя: это был один из критериев, почему он выбрал именно такую машину.

– Просто средство передвижения.

– Стильный костюм, дорогие часы… Теперь ты такой? Почему ты пришел сейчас, а не раньше?

– Был на тебя обижен, – честно ответил он.

– А сейчас простил? На это как-то повлияло то, что у тебя появились деньги?

– Это довольно грубо.

– Прости. Что мне еще остается? Знаешь, тебе, наверное, пора, – у нее не получалось вести с ним милую светскую беседу и это ее злило.

– Тебе нужно завести собаку: вместо меня мог войти кто угодно, – словно поняв состояние Оксаны, поменял тему Руслан.

– От судьбы не убежишь, – Оксана выключила газ под сковородой.

– Как ты смотришь, если я тебя куда-нибудь приглашу?

– Давай я лучше поставлю чайник — выпьем чаю у меня.

– Тогда я схожу за тортом.

– Лучше съезди, – Оксана осеклась. – Я не издевалась, просто поблизости нет хороших магазинов.

Руслан ушел.

Только он успел выйти за дверь, как у Оксаны просто закипела голова.

Ее бывший, по всей видимости, довольно хорошо успел подготовиться к их встрече, а она была застигнута  врасплох. Он в дорогом костюме и при параде, а она — в домашней одежде, без макияжа, зареванная, с опухшим от слёз лицом. Он на машине ее мечты, а она так и не сдвинулась в своей жизни ни на дюйм.

Она бросилась в ванную — приводить себя в порядок.

На ней футболка, которую она купила, когда они еще были вместе. И ее жизнь — полный крах! Как можно видеться с бывшим, когда она уже около четырех лет недовольна собственной жизнью! Если бы она определяла их время и место встречи, то не в ее доме, где они вместе жили, и не сейчас, а лет через десять.

Оксана стала мысленно прокручивать варианты, как можно ответить на некоторые вопросы Руслана, чтобы выдать себя в более радужном свете. У зеркала она самостоятельно почти разыграла диалог между ними. Она кокетничала, переживая волнение, азарт, интерес. Этого давно не было в ее жизни.

Он вскоре вернулся. Теперь участок от калитки к дому он преодолел быстро и решительно. Окликнув Оксану, пошел на кухню — доставать чашки и разливать чай.

– Я взял твои любимые пирожные, – улыбнулся он. – Если, конечно, твои вкусы не изменились.

– Нет, я по-прежнему люблю эти, – она улыбнулась в ответ. «Ничего у меня не изменилось».

Он заварил ей чай, положил сахар, лимон — всё так, как раньше.

– Правильно? – поймав себя на мысли, что совсем не спросил Оксану относительно ее нынешних требований и предпочтений к чаю, спросил он.

Она кивнула.

– Склерозом, по-видимому, за это время ты не начал страдать, – добавила она, вместо того что хотела сказать на самом деле «мне очень приятно, что ты помнишь».

– Да я, собственно, ни на что пожаловаться не могу.

– Расскажи о себе. Кто ты теперь? – Оксане не хотелось, чтобы он стал интересоваться ее жизнью, поэтому решила атаковать его вопросами первая.

– Я владелец сети ресторанов.

– Ух ты! Ничего себе! Молодец! – Ее удивлению не было предела. Ей хотелось воскликнуть: «Как? Это невозможно! Ты меня разыгрываешь?!». Она не считала его способным на такое. Когда они были вместе, его устраивал простой ход жизни. Простая работа — он не стремился к карьерному росту, ему нравилось попусту тратить свободное время.

– Как твои дела?

– Я уволилась с работы, – ее ответ вызвал в ней смешанные чувства: радость — с одной стороны, что она это сделала, стыд – что это единственное, что она сделала за ближайшие годы.

– Когда?

– Неделю назад, – нехотя ответила она.

– Ты же планировала уволиться более трех лет назад. Или это другая работа?

– Нет, та же, – недовольно сказала Оксана. – Просто обстоятельства менялись, было то, что мне очень нравилось, даже перспективы стали наклевываться, но в итоге они оказались мнимыми, – оправдывалась девушка.

– Какие теперь планы?

«Никаких», — подумала про себя Оксана:

– У меня есть парочка идей — пока присматриваю, думаю.

Руслан закивал. Оксана сейчас увидела в нём нечто особенное: он сделал это серьезно и уважительно, будто верит в ее идеи. Стоило ей раньше заговорить о каких-то своих замыслах — и он только и делал, что убеждал ее в невозможности их осуществить.

– Как личная жизнь? – спустя несколько мгновений спросил он.

С того дня, как Оксана бросила Руслана, прошло более трех лет. И за эти три года Оксана, бывало, знакомилась с привлекательными парнями и пару раз была на свиданиях, но ни с кем не завязывала серьезных отношений.

– Пока ничего определенного. А у тебя?

У Руслана тоже дальше простых интрижек дело не заходило.

– И у меня.

– Расскажи, как так получилось, что ты занял такую должность? – при всём желании сохранить формальность и хладнокровие в течение их встречи не выдержала Оксана.

– Я понял, чего я хочу. И начал за это бороться. Всё.

– Как ты понял, чего хочешь?

Этот вопрос заставил его задуматься:

– Услышал себя.

– Я не понимаю.  Мы оба толком не знали, чего мы хотим. А теперь…

– Я начал пробовать. Попробовал одно, другое. Вначале мне помогало отчаяние после нашего расставания с тобой. Я уже не боялся ничего потерять и поэтому жил, как будто моя жизнь подходит к концу, ни о чём не волнуясь и ни за что не переживая.

– Я тоже впала в отчаяние. Но на мне оно сказалось по-другому.

– Как? – Руслан опять почувствовал тревогу за Оксану.

Оксана поняла, что последняя ее фраза была лишней. Она не хотела говорить Руслану, что эти три года были для нее однообразной рутиной. Рутина была с ним, то же самое продолжалось и без него. Так что, возможно, не он был в этом виноват, а она сама. Поэтому Оксана и стала расспрашивать бывшего возлюбленного о его жизни. Руслан охотно рассказывал о своих путешествиях, о работе. А она была превосходной слушательницей: внимательно слушала, задавала вопросы и искренне радовалась за него. До этого дня Оксана не знала, как она относится к нему, чувствовала только вину перед ним: их расставание было таким болезненным для обоих. А теперь чувство вины уступило место другим чувствам, среди которых были удивление, восхищение, уважение, зависть.

Они просидели вместе около четырех часов, а расставшись, оба погрузились в свои мысли.

Руслан во время их встречи понял: они не могут стать друг другу совсем чужими, ведь когда-то они были так близки. У него появилось какое-то родственное чувство к Оксане. Она осталось той же, его. Ему хотелось позаботиться о ней. До этой встречи Руслан хотел причинить ей боль и страдания, и они должны быть вызваны именно этим сегодняшним визитом. Но этого не произошло: Оксана порадовалась за него и удивилась — возможно, позавидовала или пожалела об их разрыве, но всё же он не причинил ей боли.

И он был этому рад. Больше он не хотел мстить Оксане, он хотел знать о ней, о том, что она есть, что и как в ее жизни. Оксана есть Оксана, и от ее поступка – расставания с ним — ею быть она не перестала. Он так много знал о ней. Можно ли эти знания взять и забыть? Чай, пирожные – миллиардная доля всего!

А Оксана прорыдала в подушку. Она вспоминала их сцену расставания. Как она его бросила, сказав ему, что с ним ее жизнь остановилась. Она как будто привязала себя к большому якорю, каким он казался ей, и вместе с ним на морском дне ждет, когда закончится ее воздух и придет смерть. Их как пару ждет жалкое, рутинное будущее, которое ее никак не вдохновляло и более того — приводило в ужас. И теперь он появился перед ней — такой успешный, уверенный в себе, а она так и осталась волочить будущее одна. Ни на шаг не сдвинувшись с места.

Ладно, может, и у нее хватит сил и смелости что-то попробовать. По крайней мере, сейчас она приступает к поиску новой работы. Это можно делать исходя из только что возросших амбиций. У Руслана получилось, так почему же у нее не может получиться?

 

Руслан не мог выкинуть Оксану из головы. Ему казалось так просто и естественно продолжить их общение. Он был рад вчерашней встрече и не мог примириться с мыслью, что их встреча может не предполагать продолжения.

С другой стороны, многое опять же зависит от желания Оксаны. Даже вчера она говорила в начале, что ему лучше уйти — изменилось ли что-то после?

Оксана искала себе работу: оставляла резюме, заполняла анкеты, встречалась с менеджерами и начальниками кадрового отдела, ей обещали перезвонить, она ждала, но приглашений не поступало.

Нет, это не о ее желаниях. Это просто работа ради зарплаты, никуда не деться – деньги ей были нужны. С каждым днем поиска у нее потихоньку падала планка к требованиям работы, важным становился сам факт наличия возможности получения заработка.

Как и чем можно рисковать, когда нет никакого тыла, никаких гарантий?

 

Через неделю после их последней встречи Руслан позвонил Оксане и предложил ей встретиться. Она согласилась — правда, после долгой внутренней борьбы. На чашу весов в пользу встречи она поставила то, что общение с Русланом взрастило в ней конкуренцию и желание достигнуть того, чем она могла бы гордиться, и спустя еще года три продемонстрировать это в первую очередь Руслану.

Он подъехал на машине к ее двору, она вышла. Сегодня она постаралась компенсировать впечатление о своем внешнем виде: коктейльное платье, распущенные волосы, легкий макияж. Под стать мужчине в дорогой машине!

Оксана ела вкусную еду, запивала вином и слушала приятного собеседника.

– Как успехи с поиском работы? – вопрос Руслана вернул ее на землю.

– Идет полным ходом.

– Уже определилась?

Оксана покачала головой.

– Пока пытаюсь следовать за своими желаниями, – сказала она с усмешкой и взглянула на Руслана: тот даже не улыбался.

– А какие у тебя желания? – с интересом спросил Руслан.

– Если бы я знала! – растерянно воскликнула Оксана.

– Тогда к чему ты следуешь?

– То, чего я хочу, сложно реализовать в работе.

– Почему?

Сейчас она начала злиться на Руслана с его бессмысленными вопросами. Как будто и так не ясно, что ее желания очень сложно превратить в дело, приносящее доход!

– Потому, Руслан, – от растерянности в ее голосе зазвучала грубость.

Руслан изменил тактику:

– Хочешь, я помогу тебе обдумать стратегию – как это можно использовать?

Помощь от Руслана? Как будто она уже проиграла. Перед ней сидит умный, успешный  мужчина, а она, неудачница, готова внимать его речам! Звучит странновато, но хуже от этого явно не станет. В конце концов помочь не материально, а советом. Почему бы и нет?

Она кивнула в знак согласия.

– Позволь, я угадаю, – он улыбнулся, – это связано с рисованием.

– Откуда же ты узнал? – притворно удивилась Оксана. – Молодой человек, вы меня слишком хорошо знаете— вы никогда раньше не жили со мной?

– Было дело! – засмеялся Руслан.

– Вот именно, мое желание связано с рисованием, но я уже столько лет не занималась этим! А если я хочу большего, чем расписывать горшки подсолнухами, мне нужно заниматься.

– Найди работу и параллельно занимайся.  Или, если хочешь, – он сделал долгую паузу, – я могу рассказать тебе свой секрет, – он хитро улыбнулся Оксане.

– Открой, – с той же загадочной ноткой улыбнулась Оксана.

– Хорошо, поехали! – Он встал, отдал свою кредитную карточку официанту и через несколько минут они уже мчались по городу.

– Куда мы едем? – с ним она уже начинала привыкать удивляться.

– Раскрываю свой секрет, – просто ответил он.

Оксана замолчала, а Руслан перевел тему и стал рассказывать ей забавную историю, связанную с покупкой этой машины.

Они остановились.

– Видишь ту вывеску — «Мир возможностей»? Благодаря им я многое смог. Зайди туда, скажи им, что тебе нужен Отдел № 2.

Оксана переспросила, уточнив, что это такое.

– Это помогло мне узнать, чего я хочу.

– Руслан, что там? – уже чувствуя раздражение, спросила она.

– Пойдем, – решительно сказал он.

Он вышел из машины, обошел ее, открыл дверь своей спутнице и подал Оксане руку.

Провел Оксану к входу.

– Зайди, скажи, что тебе в Отдел № 2.

– Зачем? – настойчиво спросила Оксана.

– Узнать, чего ты хочешь. Иди, – растягивая последнее слово, сказал Руслан.

– Пойдем со мной, – попросила его Оксана.

– Ты справишься сама.

Руслан открыл ей входную дверь и шепнул «Вперед, Ксюша!».

Руслан очень изменился за время, пока она его не видела: стал уверенным в себе, более жизнерадостным, в глазах появился игривый блеск, в общении такой легкий и интересный… Вопросы «Как он так изменился? Что с ним произошло?» очень интересовали Оксану.

Она вошла в зал — на нее посмотрели сразу две пары глаз. Симпатичная девушка и молодой человек, оба примерно одного возраста. Девушка обратилась к Оксане, спросив, чем она может помочь. Взгляд Оксаны остановился на ней: высокая, стройная, красивая, светло-рыжие волосы, серый костюм — очень элегантная и стильная. Мужчина тоже был красивым — высокий, стройный, в строгом костюме. И Оксана подумала, что они пара — они так гармонично смотрелись вместе.

Оксана смутилась, не ожидая войти в зал насыщенный деловой атмосферой: ее коктейльному платью здесь не место.

Она поздоровалась и сказала, что ей нужен Отдел № 2.

– Как вы узнали про Отдел № 2? – нежным голосом спросила девушка.

– Мне друг посоветовал, – только и смогла придумать для ответа она.

– Что он рассказал про Отдел № 2?

– В этом-то и проблема, что почти ничего. Только то, что это помогло узнать ему, чего он хочет.

– Как вас зовут?

Оксана представилась и в ответ узнала, что светло-рыжую девушку зовут Алика, а молодого человека — Никита.

– Кто ваш друг? Как я поняла, он был участником проекта Отдела № 2?

Оксана назвала имя своего бывшего возлюбленного.

Алика и Никита переглянулись. Им даже общаться не нужно было — казалось, они понимают друг друга без слов.

– Вы бы тоже хотели воспользоваться услугами Отдела № 2?

– Алика, вы знаете, я чувствую себя довольно глупо. Я понятия не имею о том, что такое Отдел № 2.

В этот момент Алику окликнул Никита. Та извинилась и отошла в сторону.

– Смотри, какое сообщение только что пришло, – шепотом сообщил он ей.

Алика посмотрела на монитор компьютера.

 

«Дорогие Алика и Никита,

я только что отправил к вам свою подругу. Скрывать не буду: вы знакомы с ней с моих слов. Это та самая моя бывшая возлюбленная. Все необходимые расходы я беру на себя.

С уважением, Руслан».

 

И Никита, и Алика знали, кто такой Руслан, знали историю его жизни. Он участвовал в их проекте, и они раньше часто встречались. И да, они знали Оксану со слов Руслана.

– Позвони ему и пообщайся, а я на себя беру Оксану.

Новая информация об их гостье заинтересовала Алику. Она пригласила девушку в кабинет.

– Я привыкла быть откровенной с клиентами и потенциальными клиентами. И в силу событий последних двух минут могу вам кое-что сообщить. Руслан намерен оплатить вам эту услугу. Вы знали об этом?

– Нет. Я же говорю: всё, что он мне сказал, — чтобы я вошла сюда. Это помогло ему узнать, чего он хочет.

Раздался стук в дверь, и вошел Никита.

– Тогда сделаем так: мы расскажем вам про Отдел № 2, а потом вместе будем решать, нужно ли вам это.

Четыре года назад мы разработали довольно необычную программу. Мы подключаем вас к ней и пичкаем фармакологическими препаратами три дня. Как идея? – улыбка Алики изогнулась в кривой усмешке.

– Начало не соблазнительное. Для чего?

– Вся ценность в этой программе. Она кажется людям крайне притягательной.

– Отчего же?

– За три дня реальной жизни вы проживете целых три года в программе, которая полностью моделирует вашу жизнь и наш мир. И представьте сейчас, что вы попадаете на три года в жизнь, которая по истечении этого времени исчезнет и останется лишь достоянием вашей памяти. Можно делать всё, что хочется, без долгих, обременяющих последствий.

Приведу несколько примеров. Сохраняя конфиденциальность. К нам попал один ученый, который не имел возможности начать исследовательскую деятельность. Он впал в отчаяние, пришел к нам, желая научиться чему-то новому, овладеть новой специальностью. В мире возможностей он всё-таки вернулся к исследовательской деятельности. Там у него появилась возможность работать в лучших лабораториях. За три года он сделал несколько своих открытий и, вернувшись, запатентовал их здесь. Лаборатории и инструменты уже даже не понадобились. В итоге сейчас он занимается тем, чем хотел заниматься. У него блестящая научная карьера.

Иногда у людей получается изменить свою жизнь после этой программы, иногда — нет.

У нас есть и не такие радужные случаи. Был случай попытки суицида: в мире возможностей ему удалось оказаться на вершине успеха, а в реальном мире не получилось так высоко взойти.

Бывают случаи несчастной любви. В смысле — там любовь была счастливая и взаимная, а здесь этот человек не ответил взаимностью. Кто-то спокойно с этим смиряется, а для кого-то это трагедия всей жизни, и они просят вновь запустить их в программу, чтобы найти выход из новой ситуации. Как правило, новые отношения и любовь в мире возможностей — это не то, на что можно положиться.

В мире возможностей в центре стоят ваши желания, направленность и способности.

Вы себя чувствуете хозяйкой этого мира?

– Вряд ли, – призналась Оксана.

– Вот именно. А тот мир создан для вас — если не хозяйкой, то как минимум главной героиней этого спектакля ощущать себя будете!

Вся соль в том, что в реальной жизни люди зачастую боятся пробовать, а там, зная, что это не настоящая жизнь, пробуют ее под разным соусом. Почему бы и нет? Если ничего не теряешь. Как правило, довольно трудно объяснить, как и что там нужно делать. Мы раньше говорили: не теряйте времени на отношения, но человек — слишком социальное создание, чтобы три года в программе не строить взаимоотношения с другими людьми, тем более трудно без общения, поддержки; были те, кто к концу трех лет понимал, что теперь он хочет только отношений с другими людьми. Сейчас мы говорим: стройте отношения осознанно, они не будут соответствовать реальному миру. Многое не будет.

– Если многое не будет соответствовать реальному миру, то какой смысл? – поинтересовалась Оксана.

Продолжил Никита:

– Объективный мир мы вам обеспечим. Вы можете учиться – и знания будут соответствовать действительности, — пробовать себя в разных профессиях. Но ограничения наложены в области личностей других людей — здесь мы скорее отталкиваемся от проективной истории самого участника проекта. Как правило, вас будут окружать те, кого вы сможете увидеть, — об этом мы поговорим отдельно. Еще есть проблема с развитием своего тела: занимаясь гимнастикой в программе, ваше тело гибче не станет, поднимая гантели, мышцы не накачаете, потому что будете лежать, подключенная к программе, но будете знать необходимую теоретическую базу, обучаясь танцам, – будете знать движения, а вот тело не изменится. В чём бы вы хотели себя попробовать?

– Живопись.

– Можете поступить в лучший вуз, обучаться у лучших учителей или посещать семинары, пробовать себя в разных сферах этого искусства. Всё, чему вы научитесь, вы будете уметь. Неплохо для трех дней, не правда ли?

Оксана смотрела на Алику и Никиту, не веря, что это возможно, — она ждала подводных камней, каких-либо нюансов, которые могут выплыть вместе с этим предложением. Впрочем, они и правда были: никто не обещал, что только при ее желании это произойдет; ей нужно было пройти полную медицинскую комиссию, заключить контракт, провести с психотерапевтом не менее 15 встреч и многое другое. И только после этого, если медицинская комиссия подтвердит готовность ее организма перенести без последующих осложнений фармакологическое вмешательство, которое обеспечит столь высокий темп существования в программе, то доступ к Отделу № 2 будет для нее открыт.

 

Оксана  возвращалась домой вместе с Русланом. Он ждал ее в машине.

– Как тебе Алика и Никита?

– Значит, так ты стал успешным? – Оксана злилась на него. Если бы она три года назад узнала о программе, неизвестно, встретила бы она сейчас своего бывшего, пребывая в таком плачевном состоянии, или тоже была бы успешной и состоятельной.

– Как сказать! Я использовал полученные знания — за эти три года я был на стажировках за границей. И разработал бизнес-план.

– Почему ты мне рассказал об этом?

– Мне кажется, это честно. С тех пор как я тебя не видел, для меня прошло шесть лет, а для тебя — три.  И это было причиной нашего расставания, если ты тогда говорила честно. Тебе хотелось двигаться вперед. Ирония жизни для тебя — в том, что теперь я толкаю тебя к изменениям. Но без нашего расставания этого не произошло бы. И да, я благодарен тебе за то, что ты меня бросила. Ты испытывала вину, когда сделала это?

– Да, – коротко ответила Оксана, сдерживая слёзы.

– Вот еще одна ирония. Такое бывает: тот, кто бросил, испытывает чувство вины, а кого бросили — пытается доказать обидчику, что и без него будет счастлив. Зачастую выигрывает тот, кто изначально вызывал чувство жалости после разрыва.

Сейчас Руслан был честен перед Оксаной: он сказал ей то, что так давно хотел. Он кинул взгляд в ее сторону и немного испугался: она отвернулась от него и молчала.

Теперь пришла очередь Руслана испытать вину за свои действия.

– Оксана, прости, если обидел!

– Нет, ты прав. Ты выиграл. Только я с тобой не соревновалась. – Слёзы вопреки желанию Оксаны покатились с ее глаз. – И не нужен мне твой «Мир возможностей»!

– Подожди, подожди! Не торопись. «Мир возможностей» не мой и никак со мной не связан. Не спеши отказываться от чего-то стоящего просто потому, что я это предложил! Оксана, я попросил у Алики и Никиты убрать тебя из программы, чтобы не отвлекаться и не думать о нашем расставании. Я три года прожил в мире, где тебя не существует.

– Меня  не существовало в мире возможностей?

– Нет. Мы тогда только расстались. Обычно так не делают, и виртуальный мир очень схож с настоящим. Я был подавлен, и Никита с Аликой забеспокоились, что мой эксперимент будет коту под хвост. Если там будешь ты, то я могу много времени потратить на наши ненастоящие отношения. И они предложили тебя убрать. Я согласился. Уберешь меня из своего мира, если будет возможность?

– Нет. Зачем? Мы с тобой равноправно находимся в этом мире, тем более ты, в отличие от всех, знаешь о мире возможностей — возможно, сможешь мне помочь, поддержать, если что.

– Да, ты права. Обращайся ко мне, – он улыбнулся, посмотрел на Оксану, а затем предложил: – Давай продолжим наш вечер. Ты, надеюсь, не торопишься?

Оксана согласилась. Сегодня ей очень хотелось узнать, как распорядился своим временем Руслан: с чего он начал, чего достиг в проекте, в реальном мире продолжил в том же русле или изменил его. А он хотел это кому-то рассказать — он поделился с Оксаной, что практически никого ранее не посвящал в подробности.

 

Часть 2. Отдел № 1

«Когда-нибудь настанет день, и я напишу книгу “1000 способов, как отшивать парней”. Что-то я поскромничала: почему всего 1000? Там будет цифра посолиднее. Читатели будут воспринимать ее, как советы от противного — и скупать.

Как настоящий эксперт в области отталкивания парней, я-то знаю, что порой и не хочу этого делать, но как-то само собой получается. Какой-то немыслимый дар держать людей на расстоянии вытянутой руки. Просто сверхспособность!

Я даже знаю, как будет выглядеть обложка моей книги: сексуальная девушка (в этом я себе немного польщу!) одета в стиле борцов за справедливость: облегающий латексный костюм, классные высокие сапоги, плащ и маска. А на груди вышивка – перечеркнутая счастливая пара. А на обратном форзаце обложки… мужчины».

Лена поставила точку в своем дневнике и закрыла его. А ведь идея не плохая! Кто знает: может, на своем несчастье даже можно заработать?

Девушка вошла в Интернет — нужно было проверить почту и странички в социальных сетях. И верно: ей написал новый приятель. Вроде бы и знакомых много, и знакомилась Лена постоянно при любом удобном случае, но как-то одним свиданием нередко дело и ограничивается. Нет, бывают и отношения – самые длительные продлились целый месяц, что делать потом – неизвестно. Да и при этом уже на первых свиданиях Лена решала, что пора завязывать, и дальше отношения не развивались, а сворачивались.

Она вбила в поисковик «Как строить отношения». Появились ссылки на сайты — она открыла все. На одном из них была реклама какого-то центра именующего себя «Мир возможностей». Они писали, что запускают экспериментальный проект и приглашают желающих.

Уникальная возможность узнать себя,

                               Рассмотреть свои отношения между полами.

Тут же была написана примерная цена участия в этом проекте после экспериментальной проверки. Лена обычно не читала рекламу в Интернете, но эта ее чем-то зацепила. Она набрала номер. Ей ответила девушка по имени Алика, которая записала ее координаты и назвала адрес «Мира возможностей». Теперь ей нужно было прийти в этот центр для предварительной встречи с руководителями данного проекта.

 

Лена пришла в «Мир возможностей». Она была готова что-то делать — возможно, семинар или тренинг вполне бы ей подошли. А может быть, это какой-то тест? Почему бы и нет — начинать с чего-то уже пора. Ей двадцать четыре, уже года два она хочет начать настоящие, серьезные отношения, но до сих пор не начала. Это не могло ее не расстраивать.

Алика и Никита – приятные молодые люди. Очень симпатичные и даже в чём-то друг на друга похожие.

Алика приглашает на беседу.

– Лена, чего бы вы хотели от участия в проекте?

– Если я правильно поняла вашу рекламу, то вы предлагаете рассмотреть отношения между полами…

– Да, но, а лично вам это зачем?

Алика действовала быстро. Хотела ответов. Что ж — Лена могла разъяснить ей.

– У меня не складываются отношения с парнями.  Хочу серьезных отношений. Не те парни попадаются, или я не так себя веду… Хотела бы научиться, как нужно.

– Я не знаю, как нужно себя вести, Лен. Думаю, что в этом вам участие в проекте не поможет.

– И что — я зря пришла? – Лена переняла быструю напористую манеру собеседницы и тоже начала задавать вопросы.

– Нет, не зря. Просто не с теми целями. Учить мы ничему не будем. Скорее вы сможете благодаря этому проекту по-другому взглянуть на ваши взаимоотношения с противоположным полом.

– Мне бы практические навыки развить.

– А что с вашими практическими навыками?

– Ну, мне их не хватает. Скажем, чтобы встречаться с парнем, нужен килограмм навыков, а у меня их полкило, – Лена усмехнулась своему сравнению.

Алике понравилась эта метафора.

– Полкило – это очень  неплохо, полдела!

– Но мне еще многого не хватает.

– А что входит в эту половину килограмма, которую вы умеете?

– Я умею флиртовать, умею знакомиться, умею понравиться при первой встрече и заинтересовать…

– А чего не умеете?

– Не умею встречаться. Не умею строить отношения. Хочу научиться.

– Повторюсь: мы здесь этому не научим.

– Дело в том, что я могу по пунктам расписать этапы, как и что вначале. Но в какой-то момент – моя граница. Стена.  Дальше не знаю, что делать.

Алике стало интересно. Она попросила разрешения перейти на «ты». Лена согласилась.

– И как же ты этому научилась? – интересовалась Алика.

– Методом проб и ошибок.

– А дальше почему не продолжаешь пробовать и ошибаться?

– Дальше я общение не довожу.

– Как же тогда учиться?

– Не знаю. Что-то дальше не могу идти.

– Хочешь встречаться, но отношений не хочешь… Парадокс!

Лена молчала.

– Да. Как-то вот так, – после долгой паузы сказала она.

– Может быть, у тебя получится понять, что с тобой происходит, когда ты не идешь дальше с помощью этого проекта. Как тебе такая цель?

Лена кивнула.

– Или что со мной будет, если пойду.

Алика подняла вверх большой палец.

– Да, время над постановкой цели в проекте у тебя еще будет. Пожалуй, теперь мой черед: я расскажу о нашем проекте. Этот проект успешно стартовал три с половиной года назад. Но полгода назад мы взялись за его доработку. Теперь мы хотим еще раз провести его испытания: за это время наука ушла вперед, и мы попробовали усовершенствовать технологию.

Мы подключим тебя на три дня к программе. Это время ты будешь находиться в виртуальном мире – «полигоне» наших исследований — вместе с другими участниками.

– А зачем подключать к программе? Можно ведь и в этом мире?

– Можно, но это будет не так эффективно. Дело в том, что там будешь ты, но в новом для себя образе. Мы разделим тебя на две составляющие: мужскую твою часть и женскую. Ты будешь мужчиной и женщиной одновременно.

– Не совсем понимаю…

– Это эксперимент. Исследование отношений между полами.

– Как я смогу одновременно быть и тем, и тем?

–  Сможешь — об этом побеспокоится программа. Поверь мне: это исследование возможно и без нее, но с ее помощью мы достигаем более качественных результатов. Это путешествие при полном погружении.

– Медитация?

– Компьютерная программа. Ты оказываешься в виртуальном мире, но ты – не совсем ты.

– А кто? У меня будет роль жрицы любви? – засмеялась Лена. Никита и Алика поддержали ее смех.

– В каждом из нас есть женская часть и мужская, согласна? – задал вопрос Никита. Девушка кивнула. – Так вот: ты в виртуальном мире будешь и мужчиной, и женщиной одновременно – сразу двумя людьми. Твоя женская часть в чистом виде будет женщиной, в чистом виде мужская – мужчиной. В течение трех дней ты будешь ими; в проект кроме тебя почти одновременно попадут еще девятнадцать человек. Получается, всего вас будет сорок. У вас будет небольшая инструкция внутри программы, но в остальном вы будете свободны в своих действиях.

– Если это буду не я, то как проект мне поможет?

– Не ты? А кто же? – удивилась Алика. Ее удивление обычно в работе с клиентами было очень выразительным, чтобы ни у кого не оставалось сомнения: их слова сейчас заставляют ее чувствовать именно это. – Это будешь ты, но сама многое знаешь о себе, расписываешь этапы и понимаешь, на каком из них у тебя проблемы, а что ты умеешь. Эта программа даст тебе новизну, возможность взглянуть на ситуацию под другим углом, неожиданном для себя самой.

 

Лена была растеряна. Прежде чем вступить в проект, ей нужно было пройти консультацию психиатра, психотерапевта. Как-то всё было непросто, но тем ни менее не выходило из ее головы. Более безумного предложения она не встречала — может быть, поэтому оно и заставляло думать о себе.

На сегодня у нее запланировано свидание. Впервые она встретилась с этим молодым человеком неделю назад в супермаркете. Он спросил ее насчет сорта яблок. Лена высказала свое «экспертное мнение», затем они пересеклись в молочном отделе и отметили, что любят один сорт сыра; следующая их встреча состоялась возле кассы — они стояли у разных касс, но их очередь двигалась почти параллельно. Они расплатились одновременно, и у них состоялся небольшой разговор. Молодой человек предложил подвезти Лену, но она отказалась — ее дом был в двух шагах от магазина. Девушка поблагодарила за предложение, и они разошлись. Вчера она вновь встретила его в том же супермаркете, они поздоровались и сразу подошли друг к другу. Он оценил яблоки, которые она ему посоветовала. Теперь, прощаясь, они обменялись номерами телефонов и договорились о встрече.

Поэтому о проекте она решила временно не думать – возможно, что сегодня она будет на свидании, которое и так поменяет ее жизнь. К чему тогда тратить время на участие в программе?

 

Лена вернулась домой и сделала отметку в своем ежедневнике «Вступить в проект». Свидание прошло неплохо, возможно, даже лучше, чем многие из свиданий, но ей хотелось оказаться в другом месте, заниматься чем-то более увлекательным. Ее новый знакомый показался ей медлительным, немного занудным и угрюмым.

Что не так? С ней? Со всеми? Что она не так делает? Лене стало грустно и очень обидно.

На следующий день после ее звонка ей перезвонили. Это был Никита — он пригласил ее в офис и предложил начать подготовку к проекту.

 

 

Глава 3. Мир возможностей

 

Солнечный свет разбудил Алику. Её муж раздвинул шторы, желая ей доброго утра.

– Тебе пора вставать, – заметил Антон, – просыпайся, пойдем завтракать. – Он уже принял душ и сейчас накидывал халат. Солнечный свет упал на ее волосы, придав им сияние. Антон остановился, любуясь своей женой.

Телефон Алики зазвонил.

– Твой Никита, – догадался муж.

И верно, это был Никита. Он каждое утро присылал ей сообщение с пожеланием доброго утра и вопроса, что она будет пить. Никита всегда забирал Алику на работу, а перед этим заезжал в кафе и брал им с собой чай или кофе со свежими булочками. Она же в ответ на этот жест всегда заботилась об их напитках и свежей выпечке на обед, чтобы не оставаться в долгу.

У нее не было одного постоянного напитка — каждый день она меняла его в связи с настроением, и Никита каждое утро спрашивал о ее предпочтении на сейчас. Сам он предпочитал черный чай с сахаром.

– Что ты будешь пить на завтрак? – интересовался Антон.

– Не думаю, что я успею позавтракать.

Ее муж в эти моменты чувствовал ревность, переходящую в злость. Помимо того, что его жена слишком много времени проводит на работе в обществе Никиты, она еще и завтракать предпочитает с ним! Между ними иногда могло не состояться ни одного разговора в течение недели. И он очень хотел, чтобы они завтракали сейчас вместе, он оставил свою злость и решил бороться за их отношения.

– Если ты встанешь сейчас, то успеешь, – он сел на кровать, обнял ее и поднял.

Алика удивленно засмеялась:

– Это еще что? Ты меня так не будил никогда!

– Пожалуй, я тебя и на кухню на руках не носил? – задал он риторический вопрос, засмеялся и понес ее на кухню. – Так что будешь пить?

Алика выбрала сок. Ее муж сел рядом и обнимал всё время, пока они завтракали. У выхода он сказал, что заберет ее с работы и на сегодняшний вечер у них есть планы.

Никита стоял у ворот своей коллеги; она опаздывала.

 

Антон сел в машину. Жить без жены при живой жене ему не нравилось. Его жутко злили и Никита, и супруга, когда последняя собиралась на работу, как на свидание, и одинокие вечера, если он приезжал с работы не задерживаясь, а ее не было дома.

Когда всё началось? Почему это происходит с ними? Или с ним? Потому что местоимение «МЫ» уже не казалось ему подходящим для их пары — остались формальные супруги, которых связывает сам факт того, что когда-то они были парой.

Антон заглядывал в начало их отношений, вспомнив слова друг другу, признания в любви, их теплоту и нежность — при некоторых воспоминаниях у него внутри и сейчас летали бабочки.

Первый стал отстраняться Антон – он не разлюбил Алику, а просто стал больше сил, времени и внимания уделять работе. Работа поглотила его, она временно заменила ему отношения с Аликой – здесь он испытывал азарт, страсть, интерес. Алика очень переживала тогда по поводу их отношений, но вскоре научилась жить так и создала для себя свой мир – «Мир возможностей». В этом мире у нее было то, чего недоставало в семье, её нужность. По сути, Антон и Никита были для нее похожи: Алика всегда была генератором идей, с вдохновляющей силой. А Никита и Антон были людьми действия.

Найдя себе в компаньоны Никиту, Алика стала воплощать свои идеи, шаг за шагом реализовать до конца. Таким был и Антон – он воплощал ее слова в реальность.

В ответ на поглотившую работу Алику Антон сделал еще шаг — глубже в работу, дальше от Алики. Они поочередно шагали в противоположную сторону. Для Антона это был очень продуктивный период его жизни: он шел семимильными шагами вверх по карьерной лестнице и теперь начал понимать, что Алика перестала делать что-либо для их отношений. Она была тем идейным вдохновителем их пары, кто придумывал их совместное времяпрепровождение.

В их паре пропала душа. Антон же был технической стороной отношений — инструментом в выполнении этих действий, материальной стороной их жизни, спонсировал разработку программ «Мира возможностей». Он понял, что сейчас ему нужно занять место своей жены, если ему еще нужны их отношения. Это было непросто, он этого делать не умел, но это было интересно – вносило новизну в их отношения. Отношения – это труд, однако оба уже давно оба перестали работать на них. Пора это менять!

Антон надеялся, что еще не поздно.

 

Алика села в машину. Она опоздала на десять минут и поспешно за это извинилась. Никита засмеялся, глядя на нее:

– Рассеянная, но счастливая! Что случилось?

– Хорошее утро, – этими словами ограничилась Алика и взяла в руки завтрак, купленный Никитой, поблагодарила его, но есть ей совсем не хотелось.

Они никогда не разговаривали о личной жизни друг друга, но Никита догадывался, что между Аликой и ее мужем уже давно не всё гладко.

Алика через силу глотала сок, который ей привез Никита, и кусала круассан. Она чувствовала вину, меняя что-то в их отношениях, и не хотела говорить, что завтракала с мужем, тем более она сама сделала заказ, да и в конце концов они всегда завтракали вместе, как вступили в партнерство. А еще обедали, иногда даже ужинали. Поэтому она продолжала есть. Если у Антона единожды появилось такое желание — это вовсе не означает, что теперь завтраки войдут в  систему.

Они вошли в офис; с минуты на минуту к ним должна была подскочить Оксана, затем Лена и еще несколько клиентов — перед запуском проекта в «Мире возможностей» всегда был наплыв людей, Алика с Никитой чередовались: один работал с клиентом, а другой — в приемной. Вернуться к разработкам им обычно удавалось, как только проекты подходили к концу, и они встречали новых клиентов. У всех новых клиентов было обязательное требование в прохождении разных специалистов, и пока те занимались этим делом, Алика и Никита брались за проектирование. В будущем они планировали расширить штат – найти людей, кто бы общался с клиентами, а самим заняться исключительно разработкой новых проектов, их тестированием, корректировками, усовершенствованиями.

Пришла Оксана; это был последний этап перед запуском ее проекта — с ней сейчас должна была работать Алика. Алика поздравила Оксану с тем, что та смогла пройти всех специалистов. Из-за фармакологического вмешательства во время проекта большой процент желающих вступить в проект отсеивался по состоянию здоровья.

– Обычно начинаю последнюю встречу я, — пояснила Алика. — А продолжит её Никита. Объясню, почему. В нашем с ним рабочем союзе есть хорошая особенность: мы друг для друга и есть самый настоящий проект, мы прекрасно друг друга дополняем. Я придумываю идеи, а он делает так, чтобы эти идеи воплощались в жизнь. Поэтому мы с тобой поговорим о том, чего бы ты хотела в мире возможностей, а с Никитой – как этого можно достигнуть. Итак, чего ты хочешь от своего путешествия?

Оксана хотела рисовать и найти способ, как можно зарабатывать на этом деньги подходящим вариантом — Алика много спрашивала, уточняя и конкретизируя ее желание, интересовалась, насколько у нее устойчив интерес к рисованию, что останавливало Оксану заниматься этим ранее.

Затем Алику сменил Никита, и они с Оксаной стали продумывать шаги и последовательность их выполнений. Никита старался не привносить свое видение ситуации, но в итоге не сдержался.

– Алика меня ругает, когда я начинаю давать советы участникам проекта, но я иногда считаю, что это нужно. Такая стратегия в реальной жизни не оказалась, по твоему мнению, достаточно эффективной – поэтому ты и оказалась здесь, а других стратегий ты не знаешь, и по этой причине я поделюсь ими. Если они для тебя подойдут – пользуйся, нет – забудь. Главное — сделай этот выбор, отталкиваясь от себя.

В итоге их разговор изрядно затянулся; они исписали несколько ватманов, спорили, обсуждали, планировали.

– А во втором полугодии третьего года устрой свою выставку. Попробуй себя преподнести и подать, – Никита совсем осмелел, когда увидел, как Оксана смело отметает то, что ей не подходит, и очень интересуется тем, что кажется ей подходящим.

– Столько времени терять на выставку — это же нужно сколько картин написать, организовать…

– Оксана! Ты же в ненастоящем мире — пробуй: устроишь выставку там – в настоящем будет тебе, как палец об палец ударить! Ты очень всё серьезно воспринимаешь, зачем ты так накручиваешь себя? Ты в виртуальном мире – это три года, которых никогда не будет, никто о них никогда не узнает. Хочешь — устраивай себе выставку, хочешь — заказывай себе огромную скульптуру и размещай ее в центре города – делай всё, что хочешь. И чем больше ты вынесешь этого легкого отношения из Отдела № 2 в настоящую жизнь – тем лучше.

Когда их работа подошла к концу, Никита стал рассказывать анонимные истории, которые вытворяли клиенты Отдела № 2.

Оксана очень тяжело шла по жизни — для нее она была очень сложной, серьезной и трудной, поэтому мысль о любом ее движении порождала страх и несла в себе неподъемный груз ответственности и переживаний.

Позднее Никита поделился своими переживаниями с Аликой:

– Боюсь, что для Оксаны этот проект может быть слишком серьезным делом — она не сможет рисковать. Может, вмешаемся? Будем иногда с ней встречаться там.

– Нет. Если мы будем вмешиваться и наблюдать, мы можем не понять ее: для нас будет казаться всё медленно и спокойно, а для нее, по сравнению с сейчас, это будет запредельными поступками. Мы даем возможность, а не решение всех проблем. Воспользовался возможностью – провел время полезно, а нет – значит, нет. У меня особое предложение вмешательства. Мы просто иногда будем напоминать ей о том, что это ее мир. Устроим рассылку и почту, иногда создадим напоминания, которые будут говорить об исключительной особенности ее мира и стимулировать к действию, но не более.

– Идея хороша, – оценил Никита, – я вечером внесу дополнения к программе. Поможешь?

– Да, конечно, – Алика ударила ладонью по лбу, разочарованно вспомнив: – сегодня меня заберет после работы Антон — у него какое-то дело ко мне. Так что давай постараемся всё вовремя доделать.

Никита кивнул. День был безумный, и перейти к спокойному программированию казалось уже отдыхом. Пока он общался с Оксаной, Алика встретила Лену. Их разговор требовал от нее честности и смелости. Алика больше просвещала девушку об этом проекте, так как он был довольно специфичным и объяснить его было весьма и весьма непросто.

Лена выглядела обеспокоенно. Ей хотелось как-то изменить жизненную ситуацию, но она мучилась в сомнениях: поможет ли участие в проекте ей? Алика отвечала, что не знает, поможет или нет, но пищу для размышлений этот отдел даст однозначно: задуматься, увидеть, как и что есть, осознать то, что Лена сама о себе не знала. Отдел № 1 был довольно богат получением нового опыта, но многие клиенты были горазды обесценивать это, поэтому для подстраховки каждый участник проекта был обязан пройти групповую встречу под руководством психотерапевта сразу после возращения из программы, чтобы суметь осознать и усвоить для себя новые открытия. Алика говорила об этом. А затем она очень плавно перешла в наступление и стала призывать Лену самой понять, нужно это ей или нет. Нет? А почему она так считает? А что же всё-таки заставило ее прийти в «Мир возможностей» и что останавливает ее сейчас двигаться дальше? А что останавливает ее в отношениях с парнями? Ах, она волнуется и ей страшно! Так почему бы сразу это не сказать, а зачем-то рассуждать о том, что ей это не нужно. Она быстро вернулась обратно из наступления в поддержку, выразила свое сожаление в том, что сейчас у Лены нет отношений, и в том, что она так пытается избежать от решения этой проблемы. На прощание Лена обняла Алику; она решила всё-таки принять участие в Отделе № 1, и Алика выразила свою радость в связи с этим.

К полудню оба чувствовали себя, как выжатый лимон. Обед был короткий — всего двадцать минут по очереди — но день перед запуском всегда был такой, поэтому они искали в себе силы и продолжали вдохновлять других людей. На их вывеске значилось время работы до двадцати одного часа, и к этому времени подъехал Антон.

Он вошел в офис, поздоровался с Никитой (они давно друг друга не видели, обменялись парой реплик). Но вот Алика была пока не готова к выходу — она еще работала с одним из клиентов, последним на сегодняшний день. Никита предложил Антону кофе. Тот не отказался, задал несколько вопросов относительно того, когда Алика примерно освободится, сказав, что боится опоздать: у них есть небольшая совместная программа. Затем стал интересоваться, как идет их дело — давно он не узнавал об этом, хоть порой выступал в роли спонсора. Никита отложил в сторону свои дела и поддерживал разговор с мужем Алики. Когда оба обменялись формальными вопросами, повисла неловкая пауза, которую заполнил Никита, спросив, что же за планы у них на вечер. Антон смутился — ему не было свойственно рассказывать о них с Аликой, а тем более свою затею касательно их вечера. Он ответил, что они просто хотят побыть вдвоем — времени мало на общение друг с другом: у обоих постоянно дела, работа.

Наконец, вышла его жена. Она была в компании молодого мужчины, будущего участника Отдела № 1. Он попрощался с присутствующими и вышел. Алика увидела мужа. Сейчас она досадовала и грустила, что Антон именно сегодня решил вести себя, как любящий муж. Сегодня – перед самым запуском сразу двух отделов — и в то же время ей было интересно, что же он всё-таки придумал; чувствовала вину перед Никитой, что она оставляет его одного вносить коррективы в программу для Оксаны — они так и не успели сделать это заранее. Она улыбнулась. Никита задал ей пару рабочих вопросов.

– Тебе пора, – он подмигнул ей.

– Да, давай лучше я завтра пораньше приеду — поправлю программу.

– Это дела получаса — я задержусь, закрою офис и уйду.

Алика попросила его не задерживаться. Он пообещал ей, что не станет.

Когда они вышли, Никита сел за компьютер. Сегодня ему не хотелось засиживаться, ему нравилось оставаться на работе вместе с Аликой – они могли молча делать каждый свою работу, но всё равно они были вместе. А иногда у них долго не получалось настроиться на деловой лад и они могли смеяться над чем-то до упаду. Не желая терять время, и дело легко и быстро спорилось; он очень быстро смог придумать, чего именно хочет, и очень быстро внес коррективы, всё остальное он оставил на завтра – будет делать по ходу развития событий. Пора домой.

Дом для Никиты был местом обеспечения физиологических потребностей: сон, иногда еда. Просто бывать дома ему было скучно. Выходные он обычно проводил, отдыхая от умственной работы: велоспорт, мотоциклы, автомобильные поездки. Любил оказаться в компании с друзьями, знакомиться с новыми людьми, особенно с привлекательными девушками. А к своему компьютеру даже не подходил — ему на работе хватало общения с ним. Он быстро поел и решил, что пора заняться своим досугом — позвонил другу, они договорились посидеть сегодня в пивной. Эта идея нравилась Никите: в пивных обычно мало девушек — не будет искушений перед завтрашним ответственным днем. Единственное — он очень любил быть за рулем, а в пивную ехать нужно на такси.

Выходя из дома, Никита понял, что неправильно продумал свой вечер: ему сегодня нужен был клуб, он хотел громкой музыки, несколько коктейлей. Алика сегодня веселится — он тоже хотел. У нее есть своя жизнь, у него тоже. Как же хочется это доказать! Но у него не было ничего серьезного помимо работы – их с Аликой детища. Эти развлечения, увлечения раньше для него были гораздо важнее, чем сейчас. «Старею», — подумал Никита. К его удивлению, у Алексея, который прибыл на пять минут раньше, для него был деловой разговор. Выяснилось, что он сам собирался позвонить Никите, но тот опередил его буквально на несколько минут. Он работал менеджером по кадрам в холдинговой компании, и им нужен был хороший программист: они разрабатывали учебные программы и искали специалиста.

Никита сразу отказался. Но его друга не устраивал такой быстрый отказ — он начал расспрашивать: почему нет?

– «Мир возможностей» – это созданное вот этими руками дело. Я не пойду на кого-либо работать после того, как вносил огромную лепту в жизни других людей, помогал им. Наша программа и ваши обучающие ни в какое сравнение не идут!

– Это я понимаю, но думаю, что зарплата обратно пропорциональна значимости этих программ. Даю зуб: столько ты не зарабатываешь в своем «Мире»!

– Это пока. Скоро всё будет по-другому.  Мы выйдем на большой рынок сбыта наших услуг — и тогда всё поменяется.

– Не сомневаюсь, но я-то тебе предлагаю не когда-нибудь, а сейчас!

– Слушай, я каждый день работаю. Оставить Алику и заняться другой работой – нет, не для меня.

Алексей любил вести переговоры до победного конца. Он понимал: Никита – крепкий орешек. Но для Лёши всегда существовало три варианта в переговорах: первый – вариант с высокой вероятностью победы, когда по объективным причинам обе стороны хотят сотрудничать. Второй вариант – изначально шансов практически нет, но очень нужно вывести переговоры в свою пользу. И третий вариант — неизвестность. Когда непонятно, нужно это сотрудничество второй стороне или нет. Алексей предпочитал третий вариант: с первым всё было довольно просто, со вторым порой бессмысленно или очень энергозатратно, а третий вариант давал поле для творчества. Он был предшествующим этапом — благодаря ему выяснялось, имеют ли смысл переговоры. Будь это кто-то другой, Никита поставил бы сейчас в их разговоре жирную точку, но с ним сейчас разговаривал Лёша, его друг. В связи с этим Никита злился на Лёшу: тот раздражал его этим разговором. Никита является совладельцем компании, а Лёша предлагает ему занять место программиста и заманивает его деньгами. Неужели «Мир возможностей» имеет такую жалкую репутацию? Но в то же время он не решался закрыть эту тему, не желая выглядеть в глазах друга упертым козлом, который закрывает глаза на всё, что не относится к его воротам.

Алексей же предполагал, что Никита просто так не оборвет их разговор, не рискнет его обидеть. И если он будет настаивать, разговор будет продолжаться. Ему нужен был хороший специалист, и для этого ему надо убедить человека, что ему нужна эта работа. Тем более в своем загашнике Лёша держал один щепетильный козырь – отношения его друга с Аликой — но этот рычаг он оставил на крайний случай. Поэтому начал с более объективных факторов – с зарплаты, — и Никита сознался: зарплату выше он и правда хотел, но верил, что вскоре она будет гораздо больше. Как только они с Аликой выйдут на большой рынок, права на пользования их программой будут разлетаться, как горячие пирожки. У них будет франчайзинг по всему миру.

– Вам просто нужно расширить штат, – заметил Алексей.

– Да, это в перспективе. Но пока мы этого сделать не можем. Мы думали над этим. Процесс нашего дела не налажен до автоматизма, мы всё время сталкиваемся с чем-то новым.

– Проблема делегировать обязанности?

– Наше детище доверить кому-то трудновато. Немного окрепнем, запустим новые проекты, а потом уже будем думать о расширении штата.

– Слушай, без этого не получится развивать свое дело. Это сложно, но необходимо. Возьми человека, подучи его. А недельки через две возьмешь график через день и придешь к нам за дополнительными заработками. Двух зайцев одним выстрелом: и деньги подзаработаешь, и «Мир возможностей» выведешь на новый уровень. Поверь: начать процесс передачи обязанностей очень трудно, лучше иметь четкие причины для этого.

Никита, послушай: ты мой друг, и я знаю, как ты хорош в своем деле: поэтому я и предлагаю тебе это место. Свободный график тебе тоже обеспечен.

 

Алика была заинтригована. Она пыталась припомнить, но ничего подобного вспомнить не могла. Муж впервые устраивал ей сюрприз. Она прокручивала воспоминания начала существования их пары, но даже тогда они заранее оговаривали совместные планы. А сейчас она едет в машине со своим мужем неизвестно куда и зачем. Они молчали. В салоне машины звучала только музыка. Алика не знала, чья это композиция, но несколько раз слышала — Антон ее периодически включал. Он остановил машину и сказал, что дальше Алике нужно завязать глаза, чтобы она не догадалась, куда они едут. Он вынул из бардачка ее шелковый шарф. Алика развернулась к нему спиной — он завязал шарф.

Теперь это напоминало Алике похищение. Адреналин, интерес… Вдруг она забеспокоилась, что не предупредила мужа о завтрашнем ответственном дне, и всё же говорить о работе сейчас не стала. В их жизни работа всегда шла на первом месте, один вечер вполне мог принадлежать только им. Трепет и волнение чувствовала Алика: они очень давно не общались друг с другом вне рамок условий совместного проживания. Их сексуальная жизнь сильно оскудела и превратилась в формальность.

Машина остановилась. Алика не решалась снять повязку, Антон тоже с этим не спешил. Она спросила: «Где мы?». Антон ответил только, что пока он не скажет ей об этом. Он куда-то ее вел. Алика послушно следовала. Ведомая им, она вспоминала, как тепло и надежно ей было рядом с ним. Он развернул ее лицом к себе и снял шарф. Алика смотрела ему в глаза. Только потом она развернулась и огляделась. Он привел ее в парк, в котором они познакомились. Алика тихо засмеялась. «Я помню», — сказала она мужу. Они поужинали в том же ресторанчике, в котором оказались оба, когда их познакомили друзья. А на обратной дороге она продумывала, чем бы она хотела порадовать мужа дома.

 

 

 

Часть 4. Отдел № 2

Оксана вспоминала один из разговоров с Аликой, в котором призналась, что считает, будто Руслан хочет вырастить себе конкурента, чтобы ему интереснее было жить. Для этого он ей и рассказал про «Мир возможностей». В конце разговора Оксана уже ясно поняла, что это ее конкуренция так интересует: она хочет стать его конкуренткой.

Сегодня ей предстояло принять участие в проекте. Руслан предложил заехать за ней. Оксана не возражала. Он — единственный человек, кто сейчас знал и понимал, что ее ждет. Она суетилась, все необходимые вещи были собраны, но она что-то перепроверяла,  вспоминала, что еще может ей пригодиться, — такой ажиотаж у нее был от волнения. Она переживала за сегодняшний день, не понимая более явно, о чём конкретно была эта тревога. Она возлагала большие надежды и ожидания на участие в этом проекте. Он должен был изменить ее мрачную жизнь. Идти на столь важный шаг в своей жизни и не переживать — этого Оксана себе точно бы не простила!

Ей позвонил Руслан — сказал, что ждет на улице. Она видела из окна его автомобиль и стала еще раз проверять, всё ли взяла. Как в тумане, села в машину. Руслан тепло ее поприветствовал.

– Надеюсь, ты не станешь прекращать наше общение в твоем мире? Я там тебе еще пригожусь.

– Зачем? – девушка была немного рассеяна, чтобы понимать смысл слов.

Руслан немного растерялся:

– Не просто приходится три года одному. По мне, так легче, если кто-то будет рядом. На мою поддержку можешь рассчитывать.

Оксана улыбнулась и согласилась с Русланом, пообещала в погоне за своими желаниями не забывать и про своего старого друга.

– Это не мне нужно, – вставил он. – Я знать не знаю и не узнаю, что будет с тобой в Отделе № 2. Просто если тебе это будет нужно, я буду в том мире. Буду так близко, насколько ты захочешь.

– Откуда ты знаешь? Это же будешь не ты.

– Да, мир будет скорее соответствовать твоим представлениям о нём. Поэтому я сейчас об этом и говорю. Если ты будешь  знать, что я тебе хочу помочь, то в том твоем мире наверняка смогу это сделать.

– Спасибо, – Оксане было приятно слышать это, она даже смутилась. – А кто был рядом с тобой?

– Это достаточно забавная история, – он замолчал и, казалось, не спешил продолжать. Оксана тоже молчала, ожидая, когда он вновь заговорит. – Я женился в Отделе № 2.

Оксана даже не попыталась скрыть своего удивления и громко рассмеялась.

– Я не влюбился, я прекрасно понимал, что это не по-настоящему. Тем более с ней я познакомился уже там, а значит, от настоящей у нее была только внешность. Но зато какая внешность! Красотка, переводчица! Я просил ее разговаривать со мной по-английски — теперь язык знаю хорошо. Самое главное, за что я себе безгранично благодарен, — так за то, что помнил, где я нахожусь, и иллюзий себе не строил.

Руслан припарковался возле офиса и пообещал Оксане встретить ее через три дня. Для него дни, для нее – годы.

Она вошла в «Мир возможностей». Ее встретили, как обычно, Никита и Алика. Они поздоровались. В голосе всех троих была торжественность. Никита поинтересовался, в каком она настроении. Оксана ответила, что волнуется, а в остальном всё неплохо.

– Волноваться причин нет. Сейчас попадешь в свой мир и там быстро привыкнешь, освоишься. Оксана, главное не забывай, что мир – твой!

Оксана старалась это помнить. Ей рассказали несколько нюансов, которые искажали ее мир и сильно отличали от настоящего. Во-первых, это была «презумпция невиновности», как в шутку обозвали ее создатели этого мира. Вопрос преступлений, совершённых участниками Отдела № 2 был не прост. Только на то, чтобы вкратце объяснить ее, Никите понадобилась часовая встреча. Они прекрасно знали, что Оксана не была ранее судима, и всё же это была обязательная процедура. За каждый мелкий противоправный поступок  последует предупреждение. За тяжкое преступление — штрафы, которые серьезно ущемят жизнь в проекте. Но сделать это не так-то и просто. Как посмеялся Никита, нужно очень постараться, чтобы совершить серьезное преступление. Участники проекта защищены от несчастных случаев. Поэтому многие учатся водить машину в проекте: случаи жертв сведены к нулю. То же самое происходит и с ними. Случайность попасть в аварию или стать жертвой теракта, ограбления, кражи невозможна.

Покончить с жизнью – значит вернуться раньше. Просто прервать свое пребывание в Отделе № 2.

Много особенностей, которые вытекали из ее собственного мировоззрения. В мире возможностей очень полезны амбиции и вера в себя. Люди во многом будут такими, какими ждут их поведение. Алика с Никитой обдумывали эти варианты особо тщательно, опасаясь, что если люди будут видеть только то, что привыкли видеть, это их ничему не научит. Тем не менее существует много людей, которые знакомы с участниками, — и да, те порой угадывают их поведение. Поэтому отношения были сложной гранью в мире возможностей. И на них опираться не стоило. Это была смесь решений программистов и представлений самих участников Отдела № 2, которые, как правило, совсем не были похожи на реальное поведение людей. Но создатели и не делали на это ставку, главное было в самом человеке, его развитии и то, как он распоряжался своим временем и возможностями.

Деньги — тоже вопрос, заслуживающий внимания. Вначале, когда Алика и Никита создавали  отдел, они решили, что это будет вопрос, волнующий самих участников. В конце концов они могут продать всё, что у них есть. Всего-то три года нужно продержаться на плаву. Занять, заработать – это задача участника понять, как достать деньги. Чтобы реальность была максимально приближена к настоящей. Но потом они передумали. Зачем своим участникам создавать лишние трудности? Быть может, это единственная возможность пожить вот так. Не ощутив вкуса возможностей, которые открывают перед ними деньги, как узнать, нравится это или нет? Поэтому они создали безлимитные карты, деньги на которых были всегда в любых количествах. Раньше человек мог начать экономить, упускать какие-то возможности, теперь же всё только на совести участника. Бывало, что безграничный запас денег служил поводом к безделью, но они сами должны были помнить, зачем они здесь и для чего.

«Мой мир, мой мир, мой мир», — как молитву повторяла Оксана. Для нее была приготовлена комната: очень комфортная кровать, рядом целая стена с аппаратурой. Она не вдавалась в подробности, что к ней будут подключать, а что не будут. Она в этом ничего не понимала, поэтому даже не пыталась вникать, а доверилась руководителям «Мира возможностей».

Она легла. Алика с Никитой суетились вокруг. Рядом был врач. Их познакомили до того, как она вошла в комнату. Рядом всегда помимо Алики или Никиты будет врач. Ее это сейчас не очень тревожило, главное — чтобы кто-то из них, создателей этого мира и уже ставших ей почти родными людьми, был рядом.

Они перекинулись с ней еще парой слов, и в итоге, когда всё было готово, Никита шепнул ей напоследок: «Это ваша эпоха, Оксана!»

…Оксана очнулась в офисе «Мира возможностей», но здесь никого не было. На ее руке был браслет. У него было два циферблата: на одном из них стрелки шагали с нормальной, привычной скоростью, а на другом шли так медленно, что Оксана сразу подумала, что они стоят. Первые показывали время в этом мире, вторые — в настоящем. В браслет была вставлена карта — та самая безлимитная кредитная карта. Несколько кнопок: одной она могла в крайнем случае связаться с «Миром возможностей».

Оксана вышла из офиса.

Разница между мирами в глаза сразу не бросалась, более того — девушка ее не видела.

Ее не ждал Руслан. Хотя это было очевидно: он приедет за ней через три дня, которые в этой реальности равны трем годам. Остался, правда, вопрос: если эта реальность максимально приближена к действительности, то через три дня  по здешнему времени ее будет ждать Руслан или нет?

При попадании в мир возможностей времени на размышление о мелочах нет — нужно идти семимильными шагами вперед. Нет времени задумываться об этике, убеждениях, предрассудках, морали, да и не к чему: единственный настоящий человек здесь – это она.

Шаг первый – купить билет на самолет. И вылететь первым рейсом. Можно, конечно, вернуться домой, но зачем? Всё, что ей понадобится, она купит. Паспорт с собой, деньги с собой. Путешествие налегке – чудесная роскошь!

И всё-таки ей не верилось — хотелось проверить, правда ли это ненастоящий мир. Она заспешила в кафе, которое было расположено в двух шагах от офиса. Заказала кофе с булочкой. Если ее подозрения подтвердятся, то денег расплатиться у нее хватит. Ее заказ был готов почти сразу. Она протянула карту — ее взяли лишь на мгновение и сразу же вернули. Девушка набрала номер Руслана. Тот ответил сразу, буквально после первого гудка. Он был занят, спросил, срочно ли это. Оксана сообщила, что летит в столицу; если он надумает оказаться там, то она будет рада встрече. Что-то ей подсказывало, что он окажется там, где ей нужно, — это ведь ее мир.

Девушка вызвала такси. Через минуту оно подъехало. Да, такая оперативность не могла не восхитить! Этого явно будет ей не хватать потом!

Оксана ощущала в себе волнение, азарт, вдохновение, ей хотелось бежать, а не идти, потому что идти – это слишком медленно. Но сев в такси, она сначала убедилась, что сможет по карте расплатиться с таксистом.

Через минуту ей перезвонил Руслан.

– А что за внезапная поездка такая?

– Руслан, сейчас я внутри Отдела № 2. И ты здесь не настоящий.

Руслан засмеялся: «Ну да, как же!».

– Я серьезно, – настаивала Оксана.

– Чем докажешь?

– А чем надо? Ты же меня отвез в «Мир возможностей» — теперь я тебе звоню. А прошло всего около часа. На мне браслет с кнопками и циферблатом, со встроенной картой. Какие еще тебе нужны доказательства?

– Хорошо, тогда давай так: раз уж это твой мир, то давай я тоже им воспользуюсь. У меня есть идея: финансировать несколько проектов в течение трех лет — я буду сообщать тебе о результатах, и ты потом передашь эту информацию настоящему Руслану. Не гарантия успеха, конечно, но почему бы и не попробовать?

Девушка согласилась. Сама идея поддерживать связь с Русланом ей очень нравилась. Он как никто может ее понять в этом странном мире. Всё было очень быстро, в таком темпе она никогда не жила. Мгновенно начала действовать — уже едет поступать учиться! Никого не оповещая, ни с кем не прощаясь – в этом не было смысла: в реальности ее не будет всего лишь три дня, никто и не заметит.

На ее браслет пришло видео-сообщение, она нажала на проигрыватель. С маленького мониторчика на нее смотрели Никита и Алика. Первым делом они поздравили Оксану с началом существования ее мира. Объяснили, что запись сделали вчера, поскольку записать ее в реальном времени для Оксаны очень тяжело: сильная разница между скоростью времени. Они пожелали ей удачи, а потом сказали, что покажут ее в реальном времени. Съемка будет казаться замедленной. Через пару секунд Оксана увидела себя. Она лежала на той же кровати, к ней были подсоединены какие-то трубки, рядом с ней светилась панель. И если до этого у нее были сомнения в том, где она находится, то теперь она точно поверила, что это созданный для нее мир.

Она купила себе билет на самолет. Здесь пришлось ждать. Видимо, расписание самолетов соответствует реальному времени. Нашла магазин, где смогла купить себе планшет, и вышла в Интернет. В поисковике запросила адреса гостиниц, где ей хотелось бы остановиться. Выбрала очень приличный вариант недалеко от ее вуза. Ее вуз! Здесь Алика с Никитой постарались для нее заранее и внесли ее в список группы. Это они предложили сделать, когда узнали, что Оксана очень хочет поступить учиться, но сделать это без вступительных экзаменов невозможно. Или терять год, чтобы готовиться, или воспользоваться тем, что этот мир является компьютерной программой и внести коррективы.

Она поселилась в гостинице, начала учиться, записалась на курсы и семинары, которые могли помочь ей найти практическое применение ее интересам. Начала осваивать компьютерные программы, посвященные созданию графических рисунков и объемных, двигающихся предметов.  Свободного времени не было, желания отдыхать тоже. Она будто видела огромные песочные часы, в которых быстро падали отведенные ей песчинки.

Круг ее общения ограничивался лишь теми людьми, с кем она находилась вместе. Ей понравилась соседка по парте — Оля, — и между ними завязалось приятное общение.

Полгода спустя Оксана с восторгом смотрела на свои результаты. Она никак не ожидала, что ее уровень так быстро пойдет в гору. Карандаш или кисть чуть ли не всегда находились у нее в руках. Теперь даже по дороге ей удавалось что-то зарисовать. Никогда еще мир не был таким выразительным и ярким! Она стала больше видеть. Даже такая мелочь, как шланг перед клумбой, уже могла вдохновить ее своими петлями и изгибами.

Как-то Ольга предложила посетить выставку современного художника. Оксане было жаль времени, но она была не против составить компанию знакомой и согласилась.

Оегонь от его прио присутствияни шли по галерее какого-то художника, имя которого Оксана забыла почти сразу же после прочтения. Ее подруга говорила о том, как это необходимо — посещать подобные места. Можно черпать для себя из таких мероприятий массу полезной информации. Во-первых — на что народ «клюет»; во-вторых – находясь по ту сторону от автора, нужно расспрашивать посетителей и интересоваться, что им нравится, а что — нет; в-третьих — подмечать для себя полезную информацию, которая касается организации самой выставки, потому  что лично она не доверила бы расставлять свои работы кому-либо и явно настояла бы на том, чтобы в месте, где она выставляется, был  гардероб. Она отмечала множество мелочей, которые относились и к плюсам, и к минусам выставки. Такой рациональный и практичный подход Оксана раньше не замечала у своей подруги и решила, что многому может у нее научиться.

Было много плюсов: им обеим нравился этот выставочный зал с высокими потолками и белыми стенами, на мгновение они даже задумались о том, как же непросто обслуживать это место рабочему персоналу, уборщицам. Странная особенность: казалось, что и без картин это место будет уютным и изысканным, но когда на его стенах оказывались картины, то зал покорно отдавал все восхищенные взгляды последним и ничем не отвлекал зрителя от созерцания произведений искусства. Нравился им и приветливый персонал, и молодые люди,  разносившие шампанское.

К ним подошла одна пара. Оба были средних лет и хотели узнать мнение девушек по поводу картин. К тому же они пояснили, что хотят приобрести одну из работ в подарок дочери, которая была их ровесницей. Обе девушки начали высказывать совершенно разные мнения и не могли ни на чём сойтись. В итоге пара поблагодарила их и отошла. Манера подачи критики Оксаны сильно отличалась от критики подруги: она говорила только о положительных сторонах картин, Оля же легко варьировала между положительной и отрицательной оценками. Оксана поделилась этим наблюдением с подругой. А та заверила ее, что критика должна быть искренней и отражать точку зрения ценителя, иначе она не видит вообще смысла в критике. Оксана решила попробовать. К ним подходило несколько человек — делились своими впечатлениями, интересовались мнением девушек. Один из голосов раздался прямо за их спинами, когда они разглядывали весьма оригинальную работу, и между ними разгорелся спор, что именно изобразил художник и в чём скрытый смысл именно такой подачи изображения. Это был молодой мужчина интеллигентного вида, в пиджаке поверх джемпера и брюках. Голос у него был спокойный и даже убаюкивающий.

– Вижу оживленный спор! К каким пришли выводам по поводу этой работы?

«Должно быть, ему было довольно скучно. Он заметил двух хохотушек — вот и решил присоединиться к веселью», — подумала Оксана.

– Прекрасная работа, что касается техники, а вот что касается смысла – эти искажения весьма оригинальны. Но меня волнует больше, что курил художник, пока работал над этой картиной.

Молодой человек подавил смешок.

– Кажется, он не курит.

– Даже не знаю, верить ли вам, — возможно, и вы не обладаете достоверной информацией по этому поводу.

Их случайного знакомого кто-то окликнул, и Оля прикрыла рот рукой, чтобы не засмеяться. «Он и есть художник!» — шепнула она подруге.

– Очень рада знакомству с вами, Сергей, – начала Ольга. – Это большая честь!

– Я не имела в виду … – запнулась Оксана, – в смысле, главным я, конечно же, считаю оригинальную передачу изображения, и это повод задуматься над картиной, – становясь красной, начала объяснять девушка.

Сергей улыбнулся, сказав, что он понял, и отошел к человеку, который его звал.

Оксана продолжала заливаться краской от стыда, чего не могла не заметить подруга, и вскоре Оксана поняла, что больше она не в состоянии смотреть на картины и пора отсюда уходить. Как ни пыталась успокоить ее однокурсница,  Оксана была расстроена тем, что общение с художником состоялось именно так. Только позднее, взглянув на свой браслет, она вспомнила, что настоящий художник ее всё равно не слышал, а этот существует лишь в пределах ее представлений.

На следующий день Оксана опаздывала на занятия. Не столько опаздывала, как по расчетам должна была быть на лекции минуту в минуту. Отношение к времени было очень рациональным. И она понимала, что ничего сверхважного в первую минуту лекции обычно не происходит; хорошо, если преподаватель придет вовремя. У нее в кармане завибрировал телефон — пришло сообщение, но доставать телефон времени не было, тем более чтобы справиться с сенсорным экраном, нужно было снять перчатки. Девушка решила, что прочтет сообщение уже на лекции.

Оксана вошла в аудиторию и на секунду остановилась от удивления. Она словно остолбенела и вновь испытала вчерашний стыд, когда увидела, что вместе с ее преподавателем стоит тот самый художник, у которого они с однокурсницей были вчера на выставке.

Она кивнула, извинилась за опоздание и подсела к подруге, которая растерянно улыбалась ей. Оксана достала тетрадь, листы, карандаш, телефон. Сообщение было от Оли — она предупреждала, что Сергей сегодня у них в качестве гостя на лекции. Если бы Оксана прочла это смс раньше, она бы прогуляла эту пару!

Преподаватель представил своего хорошего друга — перспективного и талантливого художника. Сказал вступительное слово о том, что считает полезной встречу студентов с состоявшимися в профессии людьми, которым они могут задавать интересующие вопросы, услышать что-то действительно важное для себя.

Сергей начал свой монолог. Сначала он отметил, где учился, затем — где и как выставлялись его работы, над чем и с кем он работал, сказал о своих планах, а потом заговорил на тему, которая вернула Оксану в смущение, и она взялась за рисование простым карандашом.

– Вдохновение. Вчера я задумался о вдохновении: одна молодая особа, посетившая мою выставку, дала мне почву для обдумывания этой темы, – он посмотрел на Оксану, та окончательно опустила голову и, уже злясь на Сергея за то, что он заговорил об этом, начала сильнее водить карандашом по листку. – Вдохновение — что, по-вашему, это такое?

Некоторые студенты высказывали свое мнение. Оксана продолжала вдавливать стержень карандаша в бумагу.

– Как насчет того, что вдохновение могут вызывать наркотические вещества, особый вид табака?

Кое-кто из студентов подавил смешок, ответов не было.

– Можно узнать ваше имя? – Он смотрел на Оксану, но та опустила глаза вниз и не видела устремленного в свою сторону взгляда. Ее окликнула подруга, и тогда она поняла, что вопрос был обращен к ней. Оксана назвала свое имя.

– Не ожидал вновь вас встретить! Вы меня вдохновили на этот разговор. Оксана, если вы не против, я бы процитировал вас.

– Я спросила, глядя на картину Сергея: курил ли что-нибудь художник? Я не знала, что он тот самый автор этих работ, – Оксана решила опередить, не дав ему возможности передать ее слова.

В аудитории раздался смех.

– Да, после этого меня ждал вечер прекрасных воспоминаний. Я вспоминал, что именно зажгло меня написать ту картину, а затем так увлекся этой цепочкой мыслей, что принялся вспоминать источники вдохновения своих картин и наконец-то понял, что они – это я. Теперь я – это не только мое тело, я – это все мои картины. А главное, до чего довела меня моя мысль — это до того, что события для многих могут быть одни и те же, но отношение к ним абсолютно разное, и чувства к ним разные. И чувства наши и выступают источником вдохновения.

Могу ли я вас спросить, какие чувства испытываете вы, Оксана, что заставляет вас так упорно трудиться над работой?

Оксана оторвала карандаш от листка. Она не отвечала.

– Что является сейчас вашим источником вдохновения?

– Мне сейчас очень стыдно и неловко… Я вчера это сказала, совсем не подумав. Простите. И еще я обижаюсь на вас, что вы так смакуете эту тему, напоминая о моем промахе. Возможно, я даже злюсь на вас из-за этого.

– В основном я сейчас объект для ваших чувств, верно?

Оксана кивнула.

– Значит, я вас вдохновил на создание этой работы. Не окажете честь показать ее мне?

– О нет, это не работа, а так… Каляки-маляки…

Но Сергей настаивал:

– Я имею право знать, музой чего я являюсь!

Оксана сдалась — взяла листок в руки и повернула изображение к нему. Не только один Сергей стал свидетелем ее наброска.

– Это пол с трещинами, который уже начал рушиться? И как это отражает ваше состояние?

– Не знаю. Возможно, мне хочется провалиться под землю, – предположила Оксана.

– Да, возможно, – задумался Сергей. – Извините меня за то, что заставил вас так переживать. Но иначе у вас не было бы этой картины.

– Как видите, музой чего-то стоящего вам стать не получилось.

Оксана улыбнулась. Дальше Сергей отошел от темы «Вдохновение» и начал отвечать на вопросы студентов.

Подытожил он встречу такой фразой «В погоне за мечтой, оттачивая технику и мастерство, не забывайте, что вы — главный инструмент. Не забывайте о себе, не забывайте о том, что ваши чувства – главное, что нужно художнику».

Это фраза показалась Оксане уместной. Она открыла свой ежедневник. Да, она очень практично, технично и целенаправленно подошла к вопросу о том, чтобы стать художником. Всё в ее жизни было подчинено какой-то цели. Очень рационально. Она вставала в семь часов, через час выходила из дома и возвращалась только в одиннадцать вечера, ее дни состояли из учебы, дополнительных занятий по рисованию сразу в нескольких школах, занятиях по интерьеру, моде, курсах стилиста, визажиста. Всё это, конечно, важно и нужно. Но почему тогда слова Сергея так откликнулись у нее в душе?

У нее почти не было ни с кем отношений. Это тоже было рационально. Бессмысленно водить дружбу с теми, кто о ней знать не будет, когда она вернется в настоящее. И с настоящими друзьями смысла нет — она вернется к ним, как только пройдет несколько дней. Есть один человек, который поймет ее, и он, возможно, не станет для нее проблемой, даже если они сблизятся.

На перемене она набрала номер Руслана. Они не общались уже полгода по здешнему времени.

– Алло, – Оксана услышала знакомый голос, и тепло разлилось внутри.

– Привет, Руслан.

– Привет! Надеялся, что ты мне раньше позвонишь. Рассказывай, где ты и как?

– Я в Москве. Учусь и учусь.

– Правильно, молодец! Я через неделю буду в Москве по делам — давай встретимся?

– Как я удачно позвонила! Да, давай, с удовольствием! Я уже соскучилась по прежней жизни.

– Понимаю. Но тебе и скучать, наверное, некогда.

Они договорились о встрече, и у Оксаны поднялось настроение. Когда закончились лекции, она направилась к станции метро — через полчаса у нее начинались следующие занятия.

Возле нее остановилась машина, опустилось окно, ее окликнул мужской голос. Оксана повернулась — увидела Сергея за рулем кроссовера. Он предложил подвезти. Оксана отказалась, попытавшись убедить его, что на машине они не успеют.

– Сегодня же суббота — нужно отдыхать. На улице холод ужасный, неужели вам хочется куда-то спешить? Дом, уют, тепло – вот что нужно!

– У меня, правда, еще есть планы.

– Во сколько вы освобождаетесь и где — я вас домой отвезу.

Оксана сообщила свои координаты. Сегодня она освобождалась пораньше — часов в восемь.

И когда наступило это время, она первым делом оглянулась в поиске машины Сергея и не увидела ее. Она вздохнула, это был вздох разочарования – хотелось в субботний вечер побыть с кем-то! Сегодня она первый раз почувствовала сильное одиночество. Раньше всё новое и привлекательное давало ей возможность ощущать эйфорию, но сейчас восторженные эмоции поутихли и уступили место пустоте. Она спустилась вниз по ступенькам, и вдруг навстречу ей подъехал Сергей. Оксана улыбнулась.

Он отрыл ей дверь, приглашая сесть в машину.

– Прежде чем мы отправимся в путь, я хочу вам сообщить, что могу предложить.

Оксана заинтересованно посмотрела на него.

– Итак, вариант малопривлекательный, худший из всех: я отвезу вас домой, – он выдержал паузу; второй вариант – более интересный, но всё же далеко не идеальный: мы едем ужинать в теплое уютное место, а потом я вас везу домой. Третий вариант – лучший из лучших: вы – моя гостья, и я вас везу к себе погостить. Обещаю: не буду приставать, накормлю вкусным ужином, напою горячим шоколадом, буду развлекать беседами и экскурсией по дому. Соглашайтесь!

– Я остановлюсь на втором варианте. Не столько из осторожности, сколько просто не желая создавать себе вечер неловких пауз, когда не знающие друг друга люди должны провести много времени вместе,  – выбрала девушка.

– Оксана,  советую вам всё-таки третий вариант.

– Я думала, что выбор за мной, – настойчиво сказала Оксана.

– Я просто советую. Гораздо лучше, чтобы вы согласились, нежели чем я вас силой буду похищать. Это шутка! Ваша воля – закон! Просто мне хочется к себе домой, и хочется хорошей компании.

Оксана восхитилась, как ее спутник четко формулировал свои желания и как это подкупало. Она согласилась. Ее номер в гостинице был таким чужим.

– Я навел справки о вас, – начал Сергей.

Оксана удивленно вскинула брови.

– Да, сегодня полдня провел в институте, спросил о вас преподавателей. Говорят, что более трудолюбивых студенток редко встречают, вы очень целеустремленная, вас все считают очень привлекательной, в чём я с ними солидарен. И не знают о вас ничего, кроме этого. Вы довольно скрытая.

– Я пришла учиться рисовать, а не заявлять о себе, – слова Сергея ее вновь задели, она даже не думала, что производит впечатление рабочего станка.

– А я думал, это ваш пиар-ход: чем более скрыт человек, тем более интересны его работы, которые являются зеркалом души. Чего вы хотите добиться такой усердной работой?

Оксана прекрасно понимала, что Сергей привык получать то, что хочет, и ее это влекло — она ведь тоже этого хотела. Есть чему поучиться.

– У меня есть цель. За три года успеть столько, сколько я за всю жизнь не успела. И полгода уже прошло.

Сергей попытался расспросить девушку об этой цели, но Оксана отказалась что-либо пояснять. Не до серьезных разговоров ей сейчас было — лучше бы этот Сергей пытался соблазнить ее или развлечь!  Ехали они довольно долго, за город. Оксана расспрашивала художника о его выставках, иногда подшучивала, иногда восхищалась. По пути они заехали в ресторан за едой.

Подъезжая, Сергей сменил тему — он заговорил о своем доме. Дом был особым предметом его гордости. Он действительно понравился Оксане: в современном стиле, одна сторона дома была с витражными окнами, стены выкрашены в белый цвет. Цветовая гамма дома тоже была светлых тонов. Сергей проводил свою гостью в комнату с камином. Оксана почувствовала уют, когда услышала, как в камине трещат дрова.

– А сейчас я раскрою тебе один секрет, – сказал Сергей и лукаво посмотрел на девушку. Он взял стакан, налил газировку зеленого цвета и попросил посмотреть ее сквозь этот стакан. Оксана подвинулась и выполнила указания хозяина дома. Перед ней предстала картина, которую она видела на выставке: зеленые, искаженные предметы, через призму стакана. Оксана не смогла сдержать смеха.

Вечер проходил по-другому — не так, как уже привыкла Оксана. Он был приятный, уютный, интригующий и бесцельный. Это время не подчинялось той высокой цели, какую ставила перед собой девушка. Но едва Сергей вышел покормить пса, на Оксану навалился весь груз усталости и она не заметила, как уснула на диване. Проснулась она только под утро и обнаружила себя в объятиях Сергея. Девушка возражать не стала: мужское тепло ей было сейчас очень нужно. Сегодня ей предстояло много дел: она записана на несколько семинаров, но ей так не хотелось куда-либо ехать! Она чувствовала пустоту внутри и позволила себе отдохнуть. Покрепче обняв Сергея, она продолжила свой сон.

Проснулись они поздно, поели, поболтали на профессиональные темы. Вечером Оксана попросила отвезти ее домой.  Завтра ждали занятия, привычная жизнь. Сергей настаивал, что завтра отвезет ее сразу на учебу, но всё же сдался и выполнил желание девушки. В течение недели они несколько раз созванивались и переписывались. Он просил уделить ему время, но она составила себе слишком плотный график, в который не могла уместить всё. Приходилось чем-то жертвовать. Тем более в конце недели ее ждала встреча с Русланом, о которой она думала всё больше и больше. Ей хотелось появиться перед ним такой: в погоне за своей мечтой, вдохновленной, новой. Поэтому встречу с Сергеем она назначила в воскресный вечер, а субботний решила посвятить Руслану.

 

Алика отключилась от программы Отдела № 1. Теперь была очередь Никиты. Пока он сидел у мониторов, наблюдая за двумя отделами. Сейчас его глаза были прикованы на экран виртуальной жизни Оксаны. Изображение менялось быстро, словно фильм с перемоткой.

– Скукотища! – поделился своим мнением Никита.

– Почему? – удивилась Алика.

– Знаешь, как она устроила свою жизнь? Всё время рисует и рисует: сюда пойдет – рисует, туда пойдет – рисует.

– Человек занят своим любимым делом, работает на свою мечту.

– Ну не всё же время! Понимаю, когда наш ученый не вылезал из лаборатории, но у него же была сверхценная идея! А эта чего? А как же свидания, развлечения, мужчины?

– Ах да! Конечно! – засмеялась Алика. – Тебе же без отношений никогда не было интересно. Представляю, сколько у тебя было девушек за время в Отделе № 2!

Они оба успели побывать в проекте на стадии его разработки, но, чтобы не знать друг о друге то, что партнерам совершенно не нужно, к монитору себя подключать они не стали.

– Да, я было достиг совершенства в этом деле! Девушки достойны того, чтобы потратить на них всю жизнь, что там три года в программе! А ты?

Никита не был честен с Аликой. Он не рассказывал ей, что за время в его реальности они были любовниками, а затем создали свою семью. Прекрасная была пора…

Они не первый раз обсуждали, что бы делали в Отделе № 2, если бы вновь очутились там. И каждый раз ответы менялись исходя из их настроения. Если кто-то устал — значит, три года спал бы. Для них Отдел № 2 отражал их сегодняшние желания.

– Не знаю. Сегодня что-то не знаю. Я тебя сменяю, давай в программу, – засмеялась Алика. Если своим внутренним частям она удивлялась, то женская и мужская части Никиты вызывали в ней дикий восторг.

– Ты никогда смеяться не перестанешь?

– Нет, с тебя никогда не перестану смеяться! А, да, еще сегодня после работы Антон к нам приедет — привезет ужин.

Никита удивленно вскинул брови.

– А как вчера всё прошло? – как бы невзначай спросил он.

– На удивление хорошо. Не ожидала от своего мужа такого! Умеет, оказывается, удивлять!

– Я думал, у вас всё не очень.

– Я тоже думала, но, кажется, мужа перестали устраивать наши прежние  отношения.

Никита смотрел на нее. Глаза сияют, и она сегодня особенно хороша. Но он не был за нее рад. Весть о том, что их отношения налаживаются, абсолютно не приводила его в восторг. Он всё больше и больше корил себя за то, что не может переключиться на другую девушку. Но вслух он сказал, что рад за нее.

И решил, что будет присутствовать на ужине. Ему было и любопытно, что же у них там на самом деле, и хотелось причинить себе боль, увидев это. Ему казалось, что, увидев Алику счастливой с другим мужчиной, он почувствует себя лишним и сможет ее отпустить. В мире его реальности он и Алика были счастливой парой, поэтому Никита не мог отделаться от мысли, что ему есть что предложить ей.

– Надеюсь, ты высказала ему наши предпочтения в еде, – Никита сам мысленно поймал себя на слове «наши»: уж предпочтение своей жены Антон наверняка знает.

– А чего бы ты хотел?

– Всё съем, что будет.

– Пожалуй, я не буду тогда говорить о наших предпочтениях.

Никита стал подключаться к программе:

– Алика, одна просьба: наблюдай за всеми участниками проекта, а не только за моей парочкой, – он кокетливо подмигнул.

– Только за твоей красоткой! – Алика залилась смехом. Но тут же переключилась за наблюдение. На экране с проекта № 2 она увидела Оксану в компании одного мужчины, потом, через небольшой промежуток времени, в компании Руслана. Никита просто не дождался того, чего хотел.

 

Одним из новых ярких увлечений Оксаны стала мода. С безлимитной карточкой, казалось, всё будет просто, но чем дальше она погружалась в это искусство, тем яснее понимала, что до дна достать не так-то легко. Вопреки ее ожиданиям погрузиться в ручеек, она была в море. И это было весьма частым ее наблюдением в последнее время: многое кажется простым, но стоит попробовать этому научиться — и тут же становится ясным то, что только в руках профессионала это смотрится таковым.

На мирового эксперта моды она не тянула, но ее знания в этой области значительно возросли, да и возможности тоже, поэтому, собираясь на встречу с Русланом, она сумела в своем образе сочетать должное представление о себе благодаря своему внешнему виду. Это не было празднично – она была в стильном, современном, дорогом платье довольно простого покроя, ничего необычного. Теперь она выглядит роскошно каждый день. Аксессуары и обувь очень тонко подчеркивали образ.

У нее получилось произвести впечатление: она видела, как его взгляд с восторгом остановился на ней. Он пригласил ее в дорогой ресторан, где отдыхали люди с высоким достатком; она редко оказывалась в таком окружении и почувствовала волнение. Вот еще один пробел: что мешает ей теперь сделать заведения такого типа чуть ли не постоянным местом отдыха? В мире возможностей она всё больше и больше понимала, что хочет не только развить свои творческие способности и обогатиться знаниями, но и вырасти как личность. Быть своей среди самых успешных людей.

Руслан взял ее руку и провел пальцем по браслету — тому самому, с которым она вышла из офиса Алики и Никиты.

– Выглядишь просто потрясающе! Теперь только до конца могу поверить, видя твой браслет, что это действительно твоя программа. Как ты здесь?

Ей было что сказать своему бывшему возлюбленному. Более того, ей хотелось многое ему рассказать, и она делала это: делилась с ним впечатлениями новой жизни, рассказывала, как обустроилась, чем занимается и что планирует дальше.

– А через несколько месяцев заканчивается семестр, начнутся каникулы, – сказала она.

– А что на каникулах планируешь? – он не сводил с нее глаз.

– Думаю уехать за границу на несколько месяцев и научиться всему, чему только смогу, в своей области. Хочется каких-то ярких впечатлений. Не хочешь составить мне компанию? – Оксана не думала о том, чтобы сделать ему такое предложение. Эта мысль пришла ей в голову буквально за секунду до того, как она ее произнесла.

– Мне бы очень хотелось, но боюсь, дела не отпустят меня на такой долгий срок. Я мог бы приезжать к тебе на выходные в ту точку, где ты будешь находиться. Но если тебе нужен постоянный спутник, тебе следует подыскать кого-нибудь еще. У тебя наверняка есть новая подруга, которая разделяет твой интерес к живописи.

Оксана понимала, что он прав. Ей действительно было лучше ехать с человеком, кто будет помогать ей, разделять ее интересы. Если бы поехал Руслан, то ради нее и их отношений, а не ради цели поездки. Но это был отказ. И на минуту она почувствовала себя отвергнутой и стыд за то, что сделала это предложение.

– Конечно, – произнесла она, – так и сделаю.

– Как-то я не чувствую себя здесь уютно, – признался Руслан. – А ты? – Оксана кивнула. – Я остановился в отеле, который находится в пятиминутной доступности от этого места. И там очень милая кофейня. Поехали туда?

Оксана кивнула. Она задумалась. Как хозяева жизни поступают на ее месте? Может ли она перейти свои моральные черты? И вообще, где они для нее. В жизни она вряд ли завязала бы непонятные для нее отношения с художником и параллельно договорилась бы с ним о свидании и задумалась бы о соблазнении Руслана. А здесь — почему бы и нет? Значит, она это может! Просто в жизни ее что-то останавливает, а здесь — нет. Здесь нет той тяжести и серьезности, которые она привыкла бесцельно тянуть за собой, не давая себе взлететь. Она оставила этот груз. Оставила в настоящем мире, а здесь пробует учиться летать. Не сразу, по чуть-чуть, как птенец, который поначалу делает лишь тренировочные круги вокруг гнезда. Но скоро она научится летать с размахом!

 

 

Часть  5. Отдел № 1

 

                Как только Алика и Никита отправили Оксану в свое путешествие, в офис стали стекаться будущие участники Отдела № 1. Одной из последних пришла Лена. Она всё делала медленно: расплатилась, медленно вышла из такси, медленно вошла в офис.

В коридоре была оживленная толпа. Она их уже видела и была с ними знакома. У них вместе было несколько групповых встреч. Всего в группе вместе с ней было двадцать человек. Она знала, что они войдут в программу практически одновременно, лишь с небольшой разницей, которая была обусловлена тем, что попадать туда они будут поочередно.

Никита пригласил всех в зал. Там стояло более двадцати кроватей, к каждой была подсоединена аппаратура. На одной из кроватей лежала Алика. Она была без сознания, подключенная к аппарату.

Никита объяснил, что Алика уже находится в программе. Она и встретит каждого из них. Но есть одно «но»: попадая в программу, они не встретят Алику в привычном для себя виде: как и все участники, она тоже будет в образе сразу двух своих частей — мужской и женской. В программе всё время будет находиться кто-то из них. Затем он попросил всех выйти в коридор, приклеил на дверь лист, на котором у каждого был указан номер его очереди. Номер Лены был посередине. В коридоре Никита представил им врача, который будет наблюдать за тем, каково состояние участников Отдела № 1.

 

В лаборатории виртуального мира Отдела № 1 кипела работа. То и дело каждые пять минут встречали пару нового участника.

Алика всегда удивлялась тому, какие ее внутренние мужчина и женщина. Он был амбициозен и надменен, мог подсмеяться, если кто-то чего-то не понял. Горделив, насмешлив, с высокой самооценкой. Она – тихая, скромная, спокойная, боязливая, предпочитает промолчать, нежели рискнуть и высказаться.

Они смотрели на капсулы. Появлялся новый участник — вернее, участница. Точнее — ее внутренняя мужская и женская части.

– Лена, –  прочел Николай (так назвал себя внутренний мужчина Алики). Он посмотрел на Настю (так звали женскую часть). – Ну, давай попробуем угадать, какие у нее будут красавцы.

Настя улыбнулась.

– Думаю, ее мужчина будет…

Не успел он договорить, как капсулы были готовы. «Очень быстро», — отметил он и всмотрелся.

– Выглядят адекватно. Можно попробовать спокойно пообщаться, – рассуждал Николай. Среди только что прибывших были и такие, от которых просто хотелось спрятаться. – Поиграем?

У них с Настей была игра. Когда образы прибывших были созданы, у них оставалось время до полной готовности мужской и женской частей. А так как в программе обычно внешность этих частей была связана с их качествами, порой было любопытно наперед порассуждать о том, каковы эти части и их отношения друг с другом. Буквально пять минут назад из кабинета вышли огромный верзила и худенькая маленькая девушка – нетрудно было догадаться, кто из них какую роль выполняет.

С этими дела обстояли труднее: они не несли в себе таких очевидных признаков. Но Николай отметил, что так даже интереснее. Он встал напротив девушки, всмотрелся, отошел к парню и стал сосредоточенно всматриваться в него.

– У него крупные, мягкие черты лица; думаю, довольно обаятелен – наверное, именно он обычно контактирует с внешним миром. У нее большие глаза… нет, с ними не так просто определиться. Может, ты попробуешь?

Настя подошла к девушке. Высокая, привлекательная, немного худа.

– Не хватает их мимики и жестов. Я бы обратила внимание на их стиль одежды. Она одета в платье – это довольно женственно. У него классический покрой брюк и рубашка. Действительно, на первый взгляд — адекватное распределение ролей. И это делает задачу сложнее и более тонкой.

Целью проекта было исследовать взаимоотношение полов. Некоторые давали интересные ответы только своей внешностью — их можно было даже и не выпускать из лаборатории.

Стеклянные капсулы поднялись. Прошло еще несколько мгновений, прежде чем стало заметно дыхание только что прибывших. Буквально через минуту оба, как по команде, открыли глаза.

Николай и Настя не спешили. Они молча стояли, ожидая реакции гостей. Наконец прибывший мужчина огляделся.

– Добро пожаловать! – отозвался Николай.

– Где я? – растерянно спросила девушка.

– Прошу сюда, – Настя указала на диван. Гости согласно присели на диван.

– Как себя чувствуете? – задал вопрос Николай.

– Я ничего не помню. Ни кто я, ни как я здесь очутился, – сознался молодой человек.

– Я тоже. Это как-то жутко волнительно. Почему? Что случилось? – растерянно оглядывалась по сторонам девушка. Она сжала пальцы, скрестила руки на груди.

Николай быстро осветил ситуацию, вновь прибывшие начали вспоминать какие-то моменты, но Настя их остановила.

– Если постараться, то вы можете многое вспомнить, не утруждайте себя этим. Не тратьте время и энергию. Вам важно помнить, что вы – пара. Вы здесь для того, чтобы найти ответы на свои вопросы. Поэтому постарайтесь без предыстории сразу включиться в работу, и главное — что Лена будет помнить всё, что с вами здесь будет происходить.

Николай протянул им браслеты:

– На эти устройства вам будут приходить сообщения с заданиями. Выполняя их, помните, как важно прислушиваться к себе. Отмечайте, что с вами происходит, и желательно рассказывайте своей второй половине, чтобы запомнить.

Разговор продлился еще пару минут, в течение которых они рассказали участникам проекта, где расположены их гостиница, ресторан. В браслеты были встроены карта местности и ключ от их номера. Настало время выпроваживать этих гостей и встречать новых.

Молодой человек и девушка вышли на улицу. Она явно беспокоилась, ее выдавали тревожный взгляд и почти отсутствующее дыхание. Он повернулся к ней:

– Не переживай. Я с тобой. Всё будет хорошо. – Он взял ее под руку.

– Нам нужно в номер, – сказала девушка. – Хочу оглядеться сначала.

Он согласился. Их ждал шикарный двухкомнатный номер. В каждой комнате стояла двуспальная кровать. В одной из комнат панорамные окна открывали вид на их небольшой мир. Она подошла к ним. Территория была небольшая. Это было важно, чтобы народ не разбежался, а был сконцентрирован в одном месте.

Она смотрела на пестрый народ на улице. Странные люди были повсюду. Кто-то был огромных и внушительных размеров, некоторые, напротив, маленькие, щупленькие. Ловеласы, яркие вплоть до вульгарности женщины, брутальные и агрессивные представители обоих полов, скромные и «синие чулки» – кого здесь только не было!

– Я хочу есть, – сказала она.

– Нет проблем. Пойдем, – отозвался он  и с разбегу прыгнул на кровать. Перина была такая мягкая и упругая, что подкинула его вверх.

– Мне здесь не нравится. Посмотри на них. Они же очень странные.

Девушка стояла у окна и смотрела на маленькую улочку.

– Брось! Они такие же, как и мы, – он подошел к окну. – А хотя нет, беру свои слова обратно, они очень странные.

Он смотрел в образы проходивших мимо людей. Кого только нельзя среди них было увидеть:  из магазина выскочила маленькая девочка, а вслед за ней выбежал огромный верзила; догнав ее, он вцепился ей в горло и сдавил пальцы. Девочка, несмотря на крохотный размер и хрупкое телосложение, умудрилась ударить ногой мужчину ниже пояса.  Тот разжал пальцы и на несколько мгновений схватился за болевшее место,  тем самым упустив девчонку.

– Вот если бы он ее убил,  как это назвалось бы? Убийство – нет. На себя же руки наложил. Самоубийство? Нет, он же остался жив. Значит, половина этого человека, кем бы он ни был —  мужчиной или женщиной — останется в живых, – рассуждала она.

–  Не мучайся. Нам же сказали, что если один из нас умрет, то нас просто выведут из программы.

– Да нет, это правда так. Это же у нее или него в жизни, человек живет с этим. Сам себя, – ужаснулась девушка.

– Пойдем есть.

Она замешкала, поглядывая в окно, ей очень не хотелось быть среди этих людей. Но всё же кивнула.

Они услышали плач и стук. Стучали не в их дверь, но недалеко. Через несколько секунд стук стал громче. С каждой секундой рыдания были всё ближе и ближе, но нигде не открывали. Наконец стук раздался совсем близко. Она быстро подскочила к двери и открыла ее. На нее смотрела плачущая девушка. Бледная, худенькая, низенькая, с темными глазами и длинными спутанными волосами. Гостья попросила спрятать ее от преследователя, она была так испугана, и голос был тихим и сорванным — должно быть, от криков. Она не смогла отказать — открыла шире дверь и дала возможность миниатюрной девушке проскочить в их номер. Только сейчас она узнала свою гостью. Несколько минут назад они видели ее из окна — та самая, которую душил верзила.

Он всё видел, но не стал комментировать происходящее. Она поджала губы, думая о том, что может ожидать их после ее поступка, и поспешила замкнуть дверь. Их гостья поинтересовалась, где ванная комната и направилась туда.

– Нам нужны имена, – предложила она. – Я даже не знаю, как к тебе обратиться.

Он согласился. Несколько минут они молчали, обдумывая варианты.

– Как зовут тебя? – спросил он.

Она не торопилась с ответом — не могла придумать подходящее.

– Вика. А тебя?

– Олег. Да, думаю, так будет гораздо проще — с именами. Что будем делать с этой, – спросил он полушепотом, указывая на дверь ванной комнаты. Вика пожала плечами.

– Для начала познакомимся, – предложила девушка.

Они услышали грохот. Затем мужской голос, который орал и угрожал.

Вика и Олег переглянулись — они прекрасно догадались, что огромный верзила с улицы вошел в гостиницу, и ищет свою жертву.

«Где ты? Не прячься – хуже будет! Выходи! Я тебя найду!»

Девушка выскочила из ванны.

– Это он! Он меня найдет! – в панике кричала она.

– Сиди тихо, тогда не найдет, – посоветовал ей Олег.

– Мне нужно убежать! – девушка подскочила к выходу.

– Не суетись! Будь тише! Тогда он не узнает, где ты находишься, – продолжал Олег.

Она вся тряслась.

– Это твоя половина? – тихо спросила ее Вика.

Девушка кивнула и зарыдала. Вика подошла к ней, приобняла, попыталась успокоить и просила быть тише.

Шагал гигант так, что грохот от его шагов невозможно было не услышать. Остановился он напротив их двери. Постучал.

Олег шепотом велел гостье спрятаться в ванной и вести себя тихо. Жестом указал Вике сесть на диван. Он открыл дверь, улыбаясь, как ни в чём не бывало. Гигант уставился на него.

– Чем могу помочь? – поинтересовался он.

– Я ищу одну девушку. Она от меня сбежала. Мою пару.

– Мы пока никого не видели. Но если скажешь, как она выглядит и где тебя можно найти, если встретим, то обязательно передадим. Вик, ну что — идем ужинать?

Из ванны раздался громкий плач.

Верзила вопросительно посмотрел на Олега и мгновенно ударил кулаком ему в нос. Олег чуть не упал. Вика вскочила. Непрошеный гость ворвался в их номер и направился к ванной. К этому времени Олег успел прийти в себя после удара и вступил в бой с гигантом.

Вика не знала, что делать, как остановить двух крупных мужчин, дерущихся рядом с ней. Она подбежала к окну и стала звать на помощь. Людей на улице было много. Кое-кто сделал вид, что даже ее не слышит, но большинство откликнулись. Несколько мужчин заскочили в гостиницу, как только Вика сообщила их номер. Олег очень хорошо держался. Он был не настолько силен, как его соперник, но он и не рассчитывал только на свою силу, а подключал к своему бою разум.  Верзила сам остановился, как только увидел подкрепление.

– Отдай мне ее, – он указал на дверь в ванную, – и я уйду.

– Я не могу ее отдать — я ее не забирал. Когда она захочет, то сама придет.

Верзила погрозил Олегу кулаком и вышел из номера.

Вика поблагодарила тех, кто пришел на помощь; они хотели знать подробности: что случилось, почему, как. Олег быстро разъяснил, в чём дело, и заручился поддержкой, что в случае подобной ситуации они тоже вступятся за девушку. Среди пришедших на помощь были рослый парень с фигурой культуриста, назвавший себя Костей, симпатичный мужчина в костюме, представившийся Даниилом, и покрытый татуировками здоровяк с собранными в хвостик волосами – Слава.

Олег обменялся с каждым рукопожатием. А Вика тихо постучала в дверь ванной комнаты. Но дверь никто не открывал.

– Здесь кнопочка есть, – показал Слава на браслете, – на нее можно нажать и сообщить, что случилось. И идти по своим делам — за ней, если что проследят.

Вика так бы и поступила, но уходить из номера, оставив девушку одну, не решалась. Она беспокоилась за нее, волновалась за ее жизнь.

– Мне кажется, вам лучше подождать в коридоре, – предложила она мужчинам. Те понимающе кивнули и вышли.

Вика подошла к двери, прислонилась ухом и услышала плач. Она даже выдохнула с облегчением – главное, ее гостья жива. Вика тихим, мягким голосом рассказала ей о том, что произошло в номере, что сейчас в нём никого, кроме них, нет, и предложила выйти. Спустя минут пятнадцать, когда хозяйка номера уже сидела, опершись на дверь, она услышала легкий шорох. Ее гостья провернула замок и потянула за ручку. Хозяйка отскочила от двери, чтобы дать ей возможность выйти.

Бледная, худенькая, на вид очень слабая и хрупкая девушка вышла в комнату. В ее глазах по-прежнему стояли слёзы. Вике было ее жаль, и она подумала о том, как ей повезло, что ее вторая половина – это Олег, а не тот жестокий верзила. В дверь номера тихо постучали — это был Олег. Он вошел, и они вместе с Викой стали утешать свою гостью. Но она уже не плакала, успокоилась, поблагодарила своих спасителей и выразила свое желание покинуть номер. Это была вежливость с ее стороны, но хозяева настаивать не стали: им обоим уже хотелось осмотреться, пообедать. Они пригласили девушку с собой, однако она отказалась. Сказала, что хочет найти себе более безопасное место, и быстро их покинула.

Вика так и осталась сидеть возле двери. Олег подошел к ней.

– Ты как?

– Откровенно говоря, не очень. Грустно мне, что мы ничем ей не помогли.

– Не помогли? – удивился Олег. – Ты меня видела?

Вика посмотрела: нос красный после удара, губа разбита и опухла, рубашка порвана, кости на кулаках сбиты. Он дрался, заступаясь за неизвестную гостью.

– А больше мы и не должны делать. Этот человек пришел в проект, чтобы разобраться, что происходит с ним внутри. Если мы сейчас возьмем  над ней ведение и не будем подпускать к ней ее вторую половину – то мы испортим ему весь эксперимент. Девушка попросила помощи – мы ее оказали, причем довольно самоотверженно. У меня не было в планах в первые минуты своего отдельного от тебя существования влезать в драку. Она решила, что ей пора дальше, и лучшее, что мы можем сделать, – это позволить ей самой выбирать и действовать, как того хочет она. Ведь в реальной жизни у нее этой возможности наверняка нет. Этот верзила вряд ли дает ей возможность хотеть и делать по-своему желанию.

Виктория улыбнулась:

– Что же это получается: ум достался тебе?

– Скорее спокойствие и равнодушие, а вот сострадание – тебе, – подхватил Олег. – Мне бы рубашку сменить и умыться.

Пока он умывался, Вика была занята поиском одежды. В шкафу висели только халаты и пижамы. Ничего схожего с одеждой на выход. Она открыла карту на браслете и увидела, что недалеко от них есть магазин одежды. Туда они и направились в первую очередь. Вика цепко ухватилась за руку Олега. Эти люди уже порядком успели ее напугать, и ей хотелось раствориться, чтобы ее не замечали, спрятаться за ним, как за щитом. Он покровительственно положил свою руку на ее, и спокойно говорил с ней. Двигались они быстро. Вика не могла отвести взгляда от этих удивительных людей: возле них шла женщина на высоких каблуках в длинном вечернем платье, стразы которого сияли и переливались в лучах солнца. У нее были красные губы, яркие глаза, длинные волосы, уложенные в копну на затылке. Каждый шаг ее был полон грации и женственности. А за ней волочился какой-то нелепый толстяк. Он звал ее, просил и даже молил, чтобы она остановилась, но та была непреклонна. Она не собиралась останавливаться — напротив, шаг ее становился всё торопливее, она с заметным раздражением поглядывала в сторону мужчины и хотела быстрее от него оторваться. Ее половина спешил, спотыкался, а порой даже и падал, но он был так толст, что ему не просто было идти, не то что догнать свою спутницу.

Другая парочка стояла посередине улицы в объятиях друг друга, целуясь. Их не волновало происходящее на улице — они были слишком увлечены друг другом.

Олег не был внимателен к происходящему, он шел в магазин одежды, четко видел свою цель и следовал к ней. Его волновало состояние Вики, и он так и норовил создать ей «шоры», а для этого тихо разговаривал с ней, чтобы она слушала его и ни за что больше сейчас не беспокоилась.

Они вошли в магазин. Он был небольших размеров; их встретил продавец, который оказался не настоящим человеком, а программой. Он предложил им задуматься над тем, почему они решили сменить одежду. Связано ли это как-то с теми изменениями, которые происходят с ними? Олег скорчил гримасу и ответил, что это связано только с тем, что его рубашка порвана, а менять свой стиль на ободранного парня он пока не готов. Дальше процедура была весьма проста: продавец задал вопросы относительно желаемой одежды и вынес им целую стопку рубашек нужного размера. Олег быстро выбрал светлую рубашку классического покроя с геометрическим рисунком, примерил ее. Вика одобрила его выбор, и они отправились в сторону кафе.

На браслеты пришло сообщение. Перед ними стояла первая задача: им нужно было парой понаблюдать, что с ними происходит, если рядом находится другая пара.

Олег отшутился, сказав, что они уже испытали на себе и приближение женщины и мужчины, так что волноваться им уже не о чем. Вику же это не устраивало: если они находились здесь, то она готова была прилагать максимум усилий, чтобы время не было потеряно зря. Если есть задание — значит, нужно найти пару и понаблюдать за собой. Она весьма категорично объяснила свою точку зрения своей половине, но тот убеждал ее, что общение с незнакомкой и верзилой считается.

– Да, считается, – согласилась Вика. – Но тогда я не знала, что будет такое задание, и особо к себе не прислушивалась. Значит, задание выполнено неважно, – скривилась она.

Олег нехотя согласился.

Он оглянулся, и сразу стало ясно, что не только им пришло это сообщение. Это задание получили все. Поэтому каждый вокруг вглядывался в остальных.

К ним подскочил один очень говорливый молодой человек. За одну минуту он изложил столько информации, что можно было бы перевести в печатный вариант целую брошюру. Одной из его мыслей было то, что он предлагал вместе перейти к эксперименту. Олегу хотелось побыстрее закончить с этой идеей, поэтому он сразу согласился.

– Чем скорее закончим, тем быстрее пойдем вдвоем в кафе, – шепотом объяснил свой выбор Олег.

Их новый знакомый, назвавший себя Сашей, начал руководить процессом. Он очень быстро двигался и суетился, шутил и говорил серьезно без разбору. Его парой была очень медлительная, спокойная, даже приторможенная девушка по имени Алла. У них абсолютно не получалась услышать друг друга. Саша пытался ей объяснить и говорил всё сразу, а Алла лениво и неспешно пыталась прояснять то, чего недопонимала. В итоге это выводило его — он начинал возмущаться, ругаться, еще быстрее и непонятнее выражаться, сопровождая это активной жестикуляцией и повышением голоса.

Кое-как они выполнили упражнение. Суть его была проста. Одна пара стояла, в то время как другая медленно к ним приближалась, и наоборот. Вика с Олегом отметили, что не хотят общаться с другой парой, более того — Олег чувствовал раздражение при приближении другой пары, а Вика ощущала страх, что эти двое могут быть угрозой их пары.

Саша уже жутко устал от своей Аллы и поэтому очень хотел оказаться в компании других людей. Он старался чем угодно понравиться другим:  хвалил Вику, громко смеялся над шутками Олега. Он пытался внушить симпатию, приглянуться и поэтому пробовал «подкупить» их комплиментами.

Алла тоже хотела поменять свое окружение — ее злил Саша, который то и дело срывался на нее. Поэтому она тоже интересовалась другими людьми.

Вика и Олег покинули эту пару в разгар их ссоры, когда те поняли, что не хотят быть друг с другом. Они сообщили, что отправляются в кафе, и предложили присоединиться к ним, как только те будут готовы, но втайне оба надеялись, что их новые знакомые не придут.

Свободных столов уже не было. Здесь собралась бóльшая часть людей из проекта. Они подсели к двум девушкам, которые серьезно и тщательно проводили анализ: какие они, а какие их пары, которых рядом по какой-то причине не было. Вику удивили их глубокие познания своей пары. Она точно была уверена, что за тот небольшой период времени, который она знала Олега, она не может делать таких выводов. А Олег в то время даже не обращал на них внимания. Он сделал огромный заказ и теперь наслаждался блюдами, которые ему принесли. Этот процесс поглощал его полностью. Он медленно смаковал вкус и получал удовольствие от каждого блюда.

Разговоры в кафе будто умолкли, когда в зал вошла она. Столь кричащую красоту доводилось видеть нечасто, даже сидевшая за столом с привлекательным мужчиной девушка, сбежавшая от своей части – тучного, неуклюжего толстяка, — не была столь эффектна.

Это была яркая, вызывающе экстравагантная девушка. У нее были мягкие черты лица, прекрасная фигура. На ней были туфли на высоких каблуках и короткое платье, которое оголяло ее стройные ножки. Шла она так, будто родилась на каблуках, — грациозно, женственно, немного больше качая бедрами, чем это делают обычно. Волосы были подстрижены под каре, а необычайно длинные ресницы должны были вызывать ураган при каждом взмахе.

Они прошла к стойке, пофлиртовала с барменом, прошла  к сцене, взяла в руки микрофон и поздоровалась с окружающими, представилась — ее зовут Розали. Начала монолог, рассказывая о том, что ей безумно скучно: ее вторая часть, ее мужчина — один из самых великих зануд. Ему интересно только одно: уткнуться в свою работу и не отрывать от нее своего носа. А ей нужно внимание, поэтому она здесь. Она хочет веселья и бездумных выходок, от которых ее голова пойдет кругом. При этом она картинно схватилась руками за голову. Крутанула головой — волосы описали окружность, и она на мгновение замерла. Затем заиграла музыка, и Розали запела. Голос у нее был сильный, красивый. Очень скоро зазвучали аплодисменты в ее адрес. Как только музыка затихла, она стала раздавать направо и налево воздушные поцелуи. Засмеялась, поклонилась – действия ее были легки и естественны. И быстрым, широким шагом подошла к барной стойке. Но и там она не осталась в тени: она звонко смеялась, шутила, заказывала коктейли, которые бармен эффектно готовил, а она столь же впечатляюще выпивала.

К Розали подошли сразу двое молодых людей. Одного из них Вика с Олегом узнали и с улыбкой обменялись взглядами – это был Даниил, один из тех, кто пришел к ним в номер, когда Вика позвала на помощь. Розали стала поддерживать разговор сразу с двумя ухажерами, а те вступили в конкуренцию, и каждый из них старался, как мог. Тем не менее скоро Розали исчезла из поля зрения.

– Здесь интересно, – заметила Вика.

– Не знаю. Неплохо. Но я уже порядком устал – может быть, пойдем в номер?

Вика кивнула. Его желания ей были более интересны, нежели разворачивающиеся здесь события.

На улице уже смеркалось. На небе появлялись первые звездочки.

– Давно я звезд не видел, – сказал Олег. – Они, признаюсь, вызывают некоторый восторг.

Он шел, не глядя под ноги, высоко подняв голову.

– Да, я с тобой согласна. Как-то особенно хорошо. Тепло, уютно. Сейчас бы забраться в теплую кровать и не вылезать оттуда все оставшееся время.

– А как же задания, которые ты так стремишься выполнить?

– Мы же здесь ради этого, верно? Если бы нам этого было не нужно, мы бы не оказались здесь.

– Ладно. Согласен. Буду выполнять упражнения. Видимо, вся наша ответственность досталась тебе. Можно быть спокойным, если рядом ты.

Вика улыбнулась. Реплика Олега походила на флирт. Что же это получается, они сами с собой флиртуют? Какой не простой мир!

– Интересно потом будет сесть и разобраться, кто есть кто. Чьей частью, например, является Розали или эта парочка – верзила с той крохотной девушкой? – рассуждала Вика.

– Любопытство тоже досталось тебе.

– Неужели ты этого не хочешь узнать? – удивилась она.

– Пожалуй, было бы забавно. Но не могу сказать, что это мое жгучее желание.

Они вошли в номер. Здесь было тихо и спокойно. Девушка сразу подошла к окну: будто в городе праздник или народные гуляния. На улице было много людей – они гуляли, разговаривали. Кто-то шел по направлению к кафе, кто-то уже возвращался в гостиницу.

Вика отправилась в душ. Ее голову забивало множество мыслей, и одна из них была посвящена отношениям с Олегом. Вот буквально сейчас ей предстоит выйти из душа и лечь в постель. В их номере две кровати, но как же поступят они? Учитывая, что они – один человек, вполне логично спать вместе, но сейчас они не один человек, а их сразу двое. Она и понятия не имеет, что сейчас творится в голове Олега. Что думает он по этому поводу?

Она вышла в зал, Олег уже был готов сменить ее. Он прохаживался в одном полотенце, не смущаясь при своей половине. И сообщил, что постелил им в комнате с витражными окнами. Как ему показалось, Вике эта комната нравится больше.

Вика начала волноваться. Он уже решил! С одной стороны, так, конечно, проще просто следовать его решениям, с другой – с чего это вдруг она должна им следовать? Быть может, для него это вообще и вопросом не было? Он и не подумал, что существуют другие варианты.

Вика заглянула в шкаф, натянула пижаму. Мужская и женская отличались лишь размером. Обе были белого цвета, из хлопка. Видимо, чтобы взять себе что-то более индивидуальное, стоило зайти в магазин. Пижаму Олега она положила на кресло возле их кровати. Вика завернулась в одеяло и поняла, что заснуть ей будет непросто – слишком много впечатлений.

Олег стоял в душевой кабине, сразу параллельно набирая себе ванну. И то и другое было расположено рядом, в одной комнате. Он никогда еще не чувствовал такой легкости. Ощущал капли, которые касались его тела, их вес, замечал, как его кожа нагревалась под теплом воды и тепло проникало глубже и глубже. Как мог он не замечать этого раньше? Он погрузился в ванну и ощутил, как вода сомкнула его в своих объятиях. Водил рукой под водой, ощущая ее плотность. Закрыв глаза на несколько минут, слушал звук воды, падающей в ванну, ощущал прохладу, которая освежает его. Вдыхал запах ароматной пены для ванны, которую он, не придавая значения, бросил в воду.

Он подошел к кровати, где лежала укутанная в одеяло Вика. Увидел пижаму, которую она ему приготовила, надел брюки.

Вика медленно разворачивала одеяло, и теперь Олег уже мог ее видеть.

Он залез к ней под одеяло, дотронулся до нее. Она была теплая и очень приятная. Его руки заскользили по ее рукам. Она не сразу ответила на его движения. Вика приобняла его, положила свою голову к нему на плечо и закрыла глаза.

Он чувствовал запах ее тела, волос. И чем четче он ощущал ее присутствие рядом с собой, тем больше ему не хватало ее. Он сильнее прижимался к ней и хотел еще сильнее оказаться ближе. Он прикоснулся губами к ее волосам. Через некоторое время его прикосновения превратились в поцелуи.  Его руки гладили ее. Он взял руками ее лицо и повернул к себе, поцеловав в губы.

Вика отстранилась.

– Мне не кажется, что мы должны. Это как-то противоестественно, – взволнованным голосом заговорила она.

– Вика, давай будем откровенны. Всё-таки перед собой мы можем себе позволить себе быть таковыми. Неужели мы, когда мы вместе, слиты воедино, не делаем того, что я пытаюсь сейчас? Только на этот раз даже фантазировать не нужно.

Девушка покраснела – ей стало  стыдно даже при мысли об этом.

– Да, но давай не будем постоянно сводить всё к тому, что и как было, пока мы были вместе единым целым. Сейчас нас двое. Мы разные. И если была бы возможность из зеленой краски убрать синюю, то получилась бы желтая. Так и мы – абсолютно разные краски, жёлтая и синяя; сейчас мы не зеленая краска. Когда мы вместе одно целое, мы становимся совершенно иным, чем когда мы порознь.

– Я об этом не думал. Но мы всё равно краски.

– Не факт, я просто такой пример привела. Хочешь, приведу еще пример. Если мы ингредиенты какого-то теста – мука и вода, то мы совсем разные.

– Но тесто из нас весьма неплохое. И чтобы получилось именно такое тесто, нужна мука именно такого сорта, я уже молчу обо всём остальном. Вика, главное в том, порознь мы сейчас или нет. Мы рядом. Мы не убегаем друг от друга, не прячемся, не поем в баре, какая зануда моя пара, – совсем нет. Мы с тобой вместе. Мы слушаем друг друга, друг друга дополняем.

Олег сел.

– Пойду прогуляюсь к холодильнику. Пить захотелось.

Вика осталась в постели одна. И думала об их разговоре. Она всё усложняет. Было бы больше качеств в этом едином от Олега – жизнь единого была бы проще. Поэтому они и оказались здесь. И многое пора менять. Он четче слышит свои желания и следует им.

Когда Олег вернулся, его ждали теплые объятия.

 

 

 

Часть 6. Отдел № 2

 

Жизнь Оксаны закружилась в еще более безумном русле. Ее ждало новое любопытное открытие. Ее преподаватель организовывал выставку лучших работ своих студентов. Он попросил и одну из работ Оксаны. Она была рада этой возможности, но эта радость не была долгой. Она быстро сменилась страхом. Ей стала страшна критика. Волнение было сильнее, чем она предполагала, и, оказавшись с преподавателем наедине, она рассказала ему о своем беспокойстве по этому поводу.

Он выслушал ее внимательно и спросил:

– Оксана, а что для вас критика?

– Для меня это ругань и недовольство.

– Критика бывает и положительной, – заметил он. – И это всего лишь мнение другого человека. Конечно, здорово, если работы нравятся большинству. Ну а если нет? Вы перестанете рисовать?

– Нет, не перестану, – задумалась Оксана.

– Прислушиваться к критике бывает важно, но далеко не всегда обязательно и даже не всегда полезно.

Оксана улыбнулась. Вечером она договорилась о встрече с Сергеем и стала расспрашивать его о том, в каких выставках он участвовал и каково ему выставлять свои работы.

– А у тебя только страх критики или что-то еще?

– А еще стыд. Ведь я будто себя выставляю на обозрение.

– Да, пожалуй, я тебя понимаю, – согласился он. – Тебе нужно этому научиться. Давай я тебе помогу с организацией твоей выставки.

– Моей? Ну уж нет. Это черес-чур! У меня и работ столько хороших не наберется.

– А сколько наберется? Это не проблема – давай совместную выставку устроим.

– Брось, мои работы далеки от совершенства! Их еще рано выставлять напоказ.

– Это вечная беда перфекционистов, Оксана. Им всегда хочется довести всё до совершенства, несмотря на то, что это невозможно. Можно годы, десятилетия совершенствовать технику и всё считать себя недостойным художником, а можно брать и делать.

– Ты прав. Я тебя услышала. Но всё чуть позже. Я бы хотела, как только семестр закончится, отправиться в долгое путешествие. Вернусь – можно попробовать устроить.

– В путешествие? – удивился Сергей. – Я думал, ты загрузишь себя дополнительными занятиями или не будешь выпускать кисть из рук.

– Всё так и будет, – кивнула Оксана, – но в других странах.

Сергей засмеялся – до того ему понравилось выражение лица Оксаны, говорившей эти слова.

– А у тебя какие планы на лето? – Оксана хотела предложить ему составить ей компанию в ее путешествии. Но в этот раз была осторожнее, чем с Русланом.

– Я подписал контракт на целый год, поэтому буду работать здесь, в Москве.

– Жаль, я планировала тебя позвать с собой.

Сергей улыбнулся и посмотрел на Оксану теплым, нежным взглядом. Он положил свою руку на ее ладонь. Сделал он бы так, если бы узнал, что он второй в ее списке? Оксана проверять не стала.  Он выразил ей свое желание поехать с ней и сожаление, что сделать этого он не может. Оксана сказала о том, что понимает его, и задумалась над иронией – их ведь не существует, их дел не существует, а она – единственная более-менее настоящая в этом мире и не может найти себе спутника в путешествие.

Но сейчас Оксану больше волновала возможность ее с Сергеем совместной выставки. Подумать только – она будет выставлять свои работы! Эта мысль очень возбуждала и волновала. Мысли скакали: то к радости оттого, что эта возможность станет ей доступна и она попробует то, к чему даже не планировала прийти, то к страху и волнению – разве она достойна своей выставки? Кому понравятся ее картины? До своей выставки ей еще трудиться и трудиться, учиться и учиться!

Сергей будто прочел ее мысли, когда сказал, что лучше делать и исправлять свои ошибки, чем вообще ничего не делать. Да, мысленно Оксана была с ним согласна, но это мало облегчало ее состояние.

Вечером, освободившись, она села пересматривать свои картины. Нет, выставка для них – это очень рано! Она только учится, пробует, вырабатывает свой стиль, но не более. Но это же МИР ВОЗМОЖНОСТЕЙ! И она – центр его вселенной. Если она решила, что выставка будет, – значит, будет, не время для сомнений!

Зазвонил телефон. Это был Руслан. Девушка с удовольствием ответила.

– Не думал, что ты меня просто так покинешь, – сознался он в середине их разговора.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты ушла из кофейни; мой номер находился в двух шагах.

– Ты не просил меня остаться.

– При чём тут я? Это твой мир. Учись говорить о своих желаниях и только. Хочешь – делай.

– Если ты веришь, что это мой мир возможностей, – почему не согласился поехать со мной в путешествие?

– Потому что все люди верят, что это и их мир тоже. Я тоже не могу до конца смириться с тем, что я не более чем отражение в твоем виртуальном мире. Попробуй взять и доказать, что это твой мир.

Да, пожалуй, она так и сделает. Но вовсе не с Русланом. Вдруг ей на ум пришла идея пригласить с собой Олю, однокурсницу. Та фанатична к искусству и весела в общении. Две молодые, свободные девушки могут гораздо веселее провести время путешествуя, чем взяв с собой бывшего парня.

– Я поняла тебя. Спасибо, хороший совет, – отозвалась Оксана. Она еще никогда в жизни не прислушивалась к людям столько, сколько слушала их в последнее время.

Руслан молчал. Она тоже. Наконец он нарушил тишину.

– А ты бы хотела остаться со мной тогда?

– Не знаю. У меня слишком много разных чувств к тебе, которые осложняют дело. Меня озадачивает мысль, как ты меня встречаешь в реальном мире, а у меня был бурный роман с тобой, о котором настоящий ты ничего не знаешь.

– Да, пожалуй, это действительно непросто. Но это как-то даже интересно и интригующе. Мне кажется, стоит попробовать, – шутливо говорил он.

Оксана перевела тему. Ей не хотелось с ним здесь завязывать отношения. С ним продолжение пахло серьезностью, а сейчас она в мире возможностей, и хотелось оставить себе право на эти возможности. Хотя ей, безусловно, нравилось внимание Руслана и она надеялась, что в реальном мире у него тоже есть к ней интерес. А пока она не хотела создавать себе потолков, которые хоть в чём-то мешали бы ей расти.

Ольга выслушала ее предложение с восторгом. Она очень хотела отправиться в такое путешествие, но ей не позволяло ее финансовое положение. Оксана брала все расходы на себя – и долго уговаривать подругу не пришлось.

– Мы наймем переводчика.

– Нет, мы будем учить языки, – запротестовала Ольга.

Учить языки не входило в планы Оксаны. Она не была уверена, что хочет этого. К своему ужасу, она будто видела каждую минуту своего времени в мире возможностей и пыталась заполнить его самым необходимым.

– Тогда зачем ты собираешься выезжать за пределы нашей страны? Нужно полностью вживаться в культуру. Язык – это часть культуры.

Оксана спорить не стала: если Ольга так хотела выучить язык – пускай учит. Она препятствовать ей не станет. Ее подруга, постоянно общаясь с ней, делилась тем, что она успела выучить, и Оксана с интересом слушала и запоминала.

Сейчас Оксана еще больше корпела над своими работами. Она просто не выпускала карандаш или кисть из руки. На сон у нее уходило всего четыре часа. Это было настоящее вдохновение, озарение. Ее глаза горели, и она была счастлива.

Во время своей следующей встречи с Сергеем Оксана попросила его о помощи. Ей нужно было, что бы кто-то организовал ей встречи с художниками во всех странах, куда она планирует отправиться. Она едет учиться и перенимать опыт, поэтому хотела бы, чтобы, прибыв в страну, ей не приходилось лихорадочно пытаться отыскать то, что ее интересует.

Сергей познакомил ее со своим менеджером, и тот согласился взяться за дело.

 

 

Иногда Оксане казалось, что это Оля попала в «Мир возможностей», а не она. Ее подруга пыталась заставить Оксану учить английский язык, а сама, помимо этого, решила начать изучение языков тех стран, в которых у них будет возможность побывать.

В каждой стране они, как только могли, старались полностью вкусить культуру. Одевались так, как местные жители, ели национальную кухню, ходили на курсы и мастер-классы по живописи, посещали выставки, театры и, конечно, местные достопримечательности.

 

Часть 7. Мир возможностей

 

Антон вошел в офис с пакетами в руках. Его встретила сестра Никиты – Кристина, – которая  обычно помогала во время запуска отдела. Она отвечала на звонки и встречала клиентов, общалась с ними, пока дуэт «Мира возможностей» был занят непосредственно программой.

Она сопроводила его в кабинет и отошла позвать Алику.

Его жена была очень серьезной, сосредоточенной и уже уставшей. А ей нужно еще более двух суток держаться в таком же режиме. Она обрадовалась Антону, улыбнулась ему и сказала, что у нее лишь пятнадцать минут, затем ей нужно будет сменить Никиту, и тогда он составит ему компанию. Поэтому Алика, не теряя ни секунды, окликнула Кристину, предлагая ей поужинать, села, залезла в пакеты, достала коробки с едой из ресторана, быстро их вскрыла и стала поглощать пищу.

– Мы не успели пообедать, – извиняясь за свое поведение, сообщила она.

Антон кивнул.

– Вам нужно расширять штат. Чтобы не сутки напролет проводить здесь время.

– Расширимся, обязательно расширимся! Испытания проведем и задумаемся над этим. Просто всё не так просто с нашим расширением.

– А что сложного?

– Мы сначала хотим создать свое имя, а уже потом набирать штат. Чтобы плагиат не начался. А перед тем, как начать говорить о себе, мы хотели бы запустить еще несколько отделов. В общем, вечная вереница.

– Я бы на вашем месте не запускал новые отделы, пока вы не сделаете всё необходимое. Вам нужны будут люди.

Антон не собирался заводить тему о работе, однако эта тема была ему ближе, чем их отношения с супругой. Разве о расширении ее штата он хотел говорить? В какой-то момент он понял, что явно не этого сейчас он хочет, и всмотрелся в жену. Она быстро хватала из каждой коробки по кусочку от разных блюд. Он еще никогда не видел ее такой. Чтобы Алика так небрежно обедала?! Вот уж чего не было! Он даже усмехнулся про себя.

Алика, заметив пристальный взгляд мужа, остановилась. Ей стало стыдно, что она ведет себя так свободно и бескультурно. Она извинилась, взяла вилку, тарелку и немного замедлилась.

– Прошу тебя: не смущайся! Ты так увлечена и торопишься… Я просто удивлен – никогда не видел тебя такой.

– Поверь: на работе мои манеры оставляют желать лучшего.

Антона это немного задело: на работе она себя ведет более естественно, пусть и неприлично, но всё-таки здесь она более раскованна. Однако он спугнул ее своим удивлением – и вот теперь перед ним опять его жена.

Они обменялись парой реплик, узнав друг у друга, как дела.

– Ты меня тоже удивляешь, – призналась Алика. – Раньше ты никогда так не заботился обо мне. Организовать ужин, пока мы работаем над проектом, – кто бы мог подумать! Я уже молчу о вчерашнем завтраке и вечерней прогулке…

– Я вдруг понял, что хочу изменить нашу с тобой семью. Я хочу встречать тебя взглядом и видеть, что ты рада мне. Я хочу, чтобы мы любили друг друга и хотели быть рядом.

– Это очень приятно слышать, Антон! – Алика замерла на несколько мгновений.

В этот момент дверь открыл Никита.

– Ты готова меняться? – быстро спросил он.

Алика кивнула, подошла к мужу, приобняла его и направилась к выходу.

Никита пожал руку Антона. Между ними завязалась беседа, к ним присоединилась Кристина. Они разговаривали о проекте в общих чертах – более подробно Никита не имел права разглашать информацию. Говорили о многом: о машинах, потому что Антон собирался заменить свою, о покупке жилья, потому что Никита думал об этом. Оба остались довольны разговором. Никита оценил ум и уверенность мужа Алики, равно как и Антон чувство юмора и глубину мышления своего собеседника. Это не было их первой встречей, но, возможно, было первым разговором больше трех реплик. И самым неожиданным для них обоих было то, что они друг другу понравились.

Алика готовилась к перемещению в Отдел № 1. За вторым отделом наблюдал сейчас их врач: как только вернется Никита, он вновь займет этот пост.

Она думала о словах своего мужа и была удивлена тем, что не знает, хочет ли она того же. Смешанные чувства заполняли ее: с одной стороны, она чувствовала радость – по-настоящему женскую радость знать, что ее муж хочет быть с ней. С другой стороны – страх за то, насколько хватит ее мужа бороться за их отношения. Быть может, едва он почувствует, что всё налажено, то снова перестанет стараться – и всё вновь вернется в прежнее русло. Отношения – непростая работа! Она чувствовала волнение перед новыми сторонами изменившегося мужа, которых она еще не знала. И еще злость: как раз сейчас, когда ей нужно как можно больше вкладывать сил и времени в ее детище, он решает, что хочет бороться за их семью. А ведь отношения – это не только работа, а работа для них двоих! Они требуют времени, сил. Алика на секунду закрыла глаза: ей сейчас нужно работать, а для этого ей бы сначала успокоиться. Она сделала несколько глубоких выдохов и подключила себя к программе.

Утром Никита вывел ее из Отдела № 1. Алика открыла глаза.

– Доброе утро. Завтрак на столе, – поприветствовал ее Никита.

Алика поздоровалась, поблагодарила за заботу и поинтересовалась, как дела в Отделе №

2, затем коротко рассказала о времени своего дежурства. Она подошла к столу – там была еда, оставшаяся со вчерашнего ужина. Ее муж принес с собой столько, что за раз съесть это было невозможно. Она быстро выпила кофе. Во время запусков отделов они с Никитой пили только кофе. И тот уже успел ей приготовить.

Неожиданно Никита заговорил:

– Позавчера виделся с другом. Он мне предложил работу.

Алика почувствовала, что теряет под собой пол. Что значит «предложил работу»? А как же их МИР?! Одна из первых мыслей, которая появилась у нее, – проще было бы расстаться с мужем, чем с партнером по бизнесу. Она слушала и даже забывала в этот момент дышать.

– Программистом в его компании. И знаешь, я оскорбился, даже обижаюсь на него.

– Почему? – осторожно спросила Алика.

– Потому что мое представление нашего дела сильно не совпадает с картиной, возникающей у других людей. Я-то считаю, что мы с тобой создали что-то ранее не существовавшее, уникальное и грандиозное. А другие думают явно не так.

Алика облегченно позволила себе дышать.

– Думаю, нам нужно ускорить темпы развития. Мы себе придумали какой-то вечный вариант. Давай начнем более активно говорить о себе. Давай поработаем над созданием себе имени. Будем развивать наш маленький офис, привлекать специалистов, врачей, психологов, психиатров в свой штат, а не за пределами нашего офиса.  Снимем в аренду большое помещение. У нас должно получиться.

– Давай, – согласилась Алика.

Вот этого она желала более ясно, чем счастливой семьи. Был момент в ее жизни, когда всё было наоборот, но это прошло. Приоритеты расставлялись очень нелегко. Но сейчас ее проекты с Никитой были не просто работой – они были ими, результатом их самовыражения, реализации.  А этого ей хотелось больше, чем приносить в жертву себя ради семьи. Ведь в начале их семейной жизни она гораздо активнее была именно дома. Забота об их уюте, быть дома, рядом с мужем, когда тот был не на работе – и чем в итоге  это обернулось? Нет, такая любовь ей уже не нужна!

 

Антон проснулся один в их спальне. Сегодня выходной день, и ему очень хотелось, чтобы жена была рядом. Проснуться вместе, вместе позавтракать, придумать какое-нибудь совместное дело. Почему он об этом подумал сейчас – ведь «Мир возможностей» всегда работает по выходным, у них выходной в понедельник (если, конечно, проект не запущен). Поэтому после душа и завтрака он сел за компьютер, проверил почту, но думал о том, что сказал вчера своей супруге и чего не успела сказать ему она.

Как успел понять график Антон, Алика сегодня днем следит за мониторами, а вот Никита подключен к проекту. Он должен просто приехать и спросить, а не мучиться неизвестностью. Он позвонил ей, спросил, нужно ли чего привезти. Она продиктовала ему небольшой список, и Антон вышел из дома. По дороге он представлял, думал о том, как же он начнет их разговор. «Помнишь, вчера я упомянул ни с того ни с сего, что хочу, чтобы мы вместе были счастливы? Что скажешь об этом?». Какая-то нелепица!

Он остановился у цветочного магазина. Уместны ли цветы? Это всё-таки не событие, это может войти у него в привычку – заботиться о своей супруге. А когда он вообще дарил ей цветы? На ее день рождения, полгода назад. Он вышел из машины и купил красные розы.

Сегодня его вновь встретила Кристина. Он уже по-приятельски поздоровался с ней. Алика вышла через минут пять, как только делегировала свою обязанность – следить за мониторами – одному из врачей.

Алика чувствовала себя, словно в начале их отношений, когда еще не ясно, куда это может привести, но всё равно так радостно. Ее ждал муж с цветами в холле офиса! У нее было всего минут десять, поэтому они прошли в кабинет и она просто завалились на  диван. Он сел рядом, положив ее голову себе на колени. Вот и всё стало ясно: никакого разговора между ними не будет. Сегодня. Не это ей сейчас нужно. Он ведь хочет, чтобы они вместе были счастливы, а не чтобы он неуместно докучал ей своими разговорами.

– Ты как, Алика?

– Я устала, хочу спать. Но мне очень хочется знать, что произойдет дальше. Всё это очень интересно. Можно, я минут десять подремлю сейчас и пойду дальше?

– Конечно, – мягко и тихо ответил он.

– Разбуди меня вовремя.

Он пообещал, что сделает это. Он гладил ее волосы. Впервые за несколько лет увидел, чего стоит ей ее работа, когда понял, что она действительно уснула. «Всё не будет как раньше», – понял он вдруг. Они оба сильно изменились. У них есть шанс только создать что-то новое, а не вернуть былое.  Ей тоже нужен человек, который будет рядом, будет поддерживать ее и любить. Как и ему.

 

 

Часть 8. Отдел № 1

 

Олег проснулся среди ночи, подвинулся поближе к Вике, обнял ее и вновь уснул. В следующий раз он открыл глаза, лишь когда она уже будила его. На их браслеты пришло новое задание. Но он не хотел вставать. Хотел лежать в постели с Викой и ни о чём больше не думать. Однако ее было уже не остановить. Она уже суетилась и собиралась.

Доводом, после которого он решил встать, было ее заявление, что тогда она пойдет одна. Но одну он не хотел ее отпускать, это точно. Пришлось подняться. Задание было аналогично вчерашнему, только теперь нужно было следить, что будет с ними происходить, если рядом другой мужчина, а затем женщина.

Вика же четко для себя решила, что во бы то ни стало будет выполнять задания. И не собиралась по этому поводу слушать недовольство Олега.

Раздался грохот – они оба повернулись к окну. Звук был оттуда. Олег открыл шторы и увидел, что верзила бросает в их окно камни.

– Я так и не понял: а мозг в их паре кому достался?

– Он мог потеряться в результате сепарации, – в шутку предположила Вика.

– Уверен, всё так и было. Ну, что с тобой происходит при приближении мужчины? – вспомнил Олег про их задание.

– Я злюсь, – ответила Вика. – И мне страшно. Что будем делать?

– Пойду поговорю с ним, – решительно сказал Олег и направился к двери.

– Нет, нет! – пыталась остановить его девушка. – Давай не будем выходить к нему. Я уверена, что его кто-нибудь образумит. У нас на браслетах есть кнопка – как раз для такого случая.

–  Я не буду ждать, когда кто-нибудь образумит его, если он бросает камни в мое окно! А ты, пожалуйста, не выходи вслед за мной.

Вика вышла в коридор вслед за Олегом, но здесь и остановилась. Пока он шел к лестнице, она стала стучать в соседские двери – ей хотелось собрать команду в поддержку Олега. Вчера ей это удалось. Однако соседние номера были пусты. Должно быть все, кроме них, уже давно на ногах – выполняют задания, общаются, пробуют разрешить свою проблему. Если люди снаружи – она должна быть там тоже.

Олега охватила ярость. Он не понимал, что такого должно произойти с человеком, чтобы тот захотел бросать камни в окна. И не мелкие камушки – вместо сигнала выглянуть – а довольно крупные булыжники. К счастью, здание было рассчитано на такое безумие.

Он вышел и увидел, что некоторые люди стоят поодаль от происходящего и наблюдают. Несколько уже знакомых ему крупных мужчин пытались вступить с верзилой в диалог, но безрезультатно.  Он не реагировал ни на какие реплики, будто был глух. Однако на оклик Олега повернулся и направился к нему.

– Что ты делаешь? Зачем ты бросаешь камни в мое окно?

– ОНА ОПЯТЬ У ТЕБЯ! – злился верзила.

– Нет. Ее у меня нет. В следующий раз, когда решишь наказывать меня за что-то, сначала удостоверься в этом. Понятно?

– Она у тебя, ты мне врешь!

– Она не у меня, – Олег обернулся и, увидев рядом Вику, добавил: – Можешь отправиться в номер и проверить.

Верзила направился в сторону входа в гостиницу. Олег рванулся за ним. Вика отстала на несколько шагов, но тоже двинулась в их сторону. Кто-то коснулся ее плеча – это был Даниил.

– Не торопись, – сказал он ей, – побудь здесь, в сторонке. Я поднимусь с ним вместе, и мы всё уладим.

Вика поблагодарила его и осталась на улице, поручив ему заботу об Олеге.

Олег слышал, как громко его подошвы касаются пола. Он был раздражен и зол. Но еще никогда он не был так внимателен к происходящему. Он был рад увидеть рядом своего знакомого – тот быстро нагнал его на лестнице и шел уже совсем рядом. Олег улыбнулся ему – тот бодро кивнул и продолжил шагать рядом.

– Я попросил Вику не подниматься, – шепнул он Олегу.

– Я благодарен.

Олег открыл номер ключом на часах и пригласил войти верзилу и Даниила. Они вошли. Великан обошел все комнаты, после чего подошел к хозяину номера и пригрозил:

– Если я узнаю, что ты меня обманываешь, – тебе это не сойдет с рук!

– Ты лучше задумайся, какое ты чудовище, если твоя половина от тебя сбегает!

Верзила сжал кулаки, и казалось, что вот-вот ударит Олега за его дерзость. Но развернулся и вышел из номера.

– Стой! – крикнул ему Олег.

Даниил в этот момент перестал дышать. Он пробовал остановить своего знакомого, но Олег не заметил его волнения.

– Как тебя зовут? – задал Олег вопрос верзиле.

– Рома, – ответил он коротко.

Олег назвал свое имя, представил Даниила, обменялся с верзилой рукопожатием и попрощался.

– Когда ты остановил его, – заговорил Даниил после ухода Ромы, – я думал, что драки не избежать. Боялся, что ты скажешь ему колкость, – и тогда мне придется продумывать, как сообщить Вике трагичные новости.

– Думаешь, у меня не было шанса?

– Его ярость явно не уступала твоей, – минуту спустя добавил Даниил, – знаешь, я ведь тоже сбегаю от своей половины. Она – древняя старушка, а я молод, и не очень хочу тратить свое время на уход за своей половиной. Более того, здесь есть те, кто привлекает меня гораздо больше, чем она.

– Я не хотел тебя задеть. Я обращался конкретно к нему, а не к тебе.

– Должно быть, я тоже должен был услышать это – хороший повод задуматься.

– Не думаю, что сейчас стоит задумываться над этим.

Даниил вопросительно посмотрел на него.

– Это опять мое мнение, так что ерунда!

Но его собеседник настоял на том, чтобы он продолжил.

– Здесь мы ведем себя так, как всегда, но под новым углом зрения. У человека замыливается взгляд на проблему – и так, разделив себя, он со свежим подходом видит свою особенность. Мне кажется, наша цель здесь – быть собой и только. Мы – материал для последующего анализа.

– Ты, должно быть, прав. Но что, если я успею что-то поменять, как-то поменяться? Изменится и то целое, частью чего я являюсь.

– Возможно. Мы с тобой впали в рассуждения, а это бессмысленно – пусть мучаются те, чьими частями мы являемся.

– Но это же на пятьдесят процентов ты, – отметил Даниил.

– Нет, это уже не я. А вот я еще сегодня не завтракал.

Дверь тихонько открылась. Перед ними стояла Вика. Она узнала у них, как всё прошло, и искренне обрадовалась тому, что история закончилась хорошо.

Дверь вновь распахнулась, и перед ними во всей своей красе предстала Розали.

– Всё уладили? Теперь вновь скучно и спокойно? – поинтересовалась она.

– Что ты говоришь, Розали? Со мной не бывает скучно! – флиртуя, сказал Даниил.

– Признаю: вчера мне скучно не было, – согласилась она.

– Тогда почему же ты вечером так быстро исчезла?

– Увы, не могу сказать, – вздохнула она и улыбнулась, показывая свои красивые, ровные, белые зубы. – Вы куда-то собираетесь?

Розали решила присоединиться к ним. Даниил хотел было немного отстать с ней от общей компании, но она взяла его под руку, а второй рукой – Олега. Вику это смутило: она не хотела, чтобы кто-нибудь кроме нее прикасался к ее половине, но никак не показала этого – взяла Олега за вторую руку, и такой плотной цепочкой они двинулись в кафе.

Розали была очень общительна. Она рассказывала о том, что им вместе обязательно нужно сыграть в теннис – здесь есть прекрасные спортивные площадки, – и после завтрака она пригласила всех туда. Затем она стала интересоваться парой, идущей рядом. Она расспросила их о том, изначальная ли они пара или познакомились уже в проекте. Получив ответ, она выразила свое сожаление, что у нее не так.

– Мы очень разные, нам скучно друг с другом. Он – гений. Он постоянно работает, и только это ему и нравится. Интеллектуальное пиршество! А мне люди нужны – я хочу общаться, разговаривать.

Вика подумала про себя, что явно не общаться с людьми хочется их спутнице, а говорить и быть в центре внимания. Ей казалось, что эта яркая девушка должна переключить свое внимание на других, как только они попадут в кафе, окажутся среди других людей, но она ошибалась. Розали довольно цепко ухватилась за их компанию.

И они действительно после завтрака оказались на теннисном поле. Розали хотела встать в пару с Олегом, но тот отказался, подмигнув Данилу, и занял место рядом со своей половиной. Вика облегченно вздохнула, когда увидела этот поступок своей пары: она уже испугалась, что он попал в плен очарования девушки.

После игры они разошлись, чтобы принять душ. Счет никто из них не вел, поэтому поиграли в удовольствие – с азартом, смехом. Розали и Даниил часто спорили, кто и как, в какой ситуации должен был отбивать мяч. Олег и Вика играли прекрасно, слаженно, не делая замечания друг другу. Оба были сконцентрированы на процессе. Олег про себя отмечал, что еще никогда не был так сосредоточен и спокоен одновременно. Он чувствовал силу замаха, удара. Ощущал вес ракетки, следил за скоростью мяча. Больше его ничто не волновало сейчас – только процесс игры.

Когда они вернулись в номер, он увлеченно стал рассказывать Вике о том, как восхищает его то, что он ощущает последнее время.

– Ты тоже это чувствуешь?

Вика замотала головой.

– Попробуй. Это и тебе может понравиться.

– Хорошо, – согласилась девушка, – я попробую: что мне делать?

Она села на диван и скрестила ноги.

– Ощущать.

– Что ощущать?

– Вика, ты только что села на кожаный диван. – Он прикоснулся к нему. – Я ощущаю прохладу, гладкую поверхность.

Вика кивнула.

– Да, я это ощущаю, – согласилась она.

Она закрыла глаза. Олег сел рядом с ней. Взял ее руки в свои. Вика улыбнулась.

– Что ощущаешь? – спросил он.

– Я… тепло твоих рук, чувствую запах твоей кожи. У тебя грубая кожа, мозоли.

– Не торопись, – остановил ее Олег. – Это не задание. И не стоит выполнять его быстро. Расслабься.

– Легко сказать «расслабься», – возмутилась она. Спустя несколько мгновений она открыла глаза. – Не знаю, что получается у тебя, но я ничего не могу почувствовать.

Олег взял ее руку и стал перебирать пальцы. Было хорошо. Ничего другого и не нужно было этой паре.

– Мне кажется, я знаю, почему мы оказались здесь. И думаю, я догадываюсь, почему наше целое испытывает проблемы с противоположным полом, – начала Вика.

Олег улыбнулся: его забавляло, как Вике не сидится на месте, но он удивленно поднял брови, призывая ее продолжить.

– Потому что нам с тобой никто не нужен. Прошло два дня. Посмотри в окно – народ гуляет. Кто-то забыл о своей второй половине и уже нашел новую, кто-то объединился в компании, а мы только вдвоем. Нам хорошо. Вот и нашей девочке никто по-настоящему не нужен. Ей хорошо одной, а остальные ее не интересуют. Она не нуждается в них, не замечает их, не ищет их компании. Возможно, пока это ей не нужно.

Олега зацепила эта мысль.

– Но ты же всё время порываешься выполнять задания, пообщаться с кем-нибудь – это я настаиваю на том, чтобы мы с тобой были вдвоем. Значит, есть желание быть еще с кем-то, но я тебе этого не даю. Скажи: что ты чувствуешь, когда мы вместе.

– Не знаю.

– Не торопись. Не бойся, меня ты не обидишь: я сейчас начинаю понимать, что мы с тобой одно целое, которое стремится решить загадку, а я до сих пор приостанавливал ее решение.

– Ты не приостанавливал. Не то, что я очень хочу общаться с другими, скорее меня беспокоит мысль, что мы замкнулись друг на друге и теряем массу возможностей.

– Наверное, это и чувствует Лена, потому что если бы она в этом вопросе думала бы, как я, ее вообще это не тревожило бы, а вот твое отношение и втянуло ее в этот проект, – он задумчиво положил голову на ладонь. – Ладно, представь, что мы присоединились к одной компании, но что-то интересное происходит сейчас в другой, или, наоборот, из-за того, что мы присоединились к компании, мы теряем то, что могло бы произойти между нами.

– Да, безвыходная ситуация, – Вика вскочила и принялась надевать кардиган. – Пойдем проверять.

Олег лениво поднялся на ноги и направился к двери.

Они пошли в кафе. Именно там сейчас была самая активная жизнь их маленького городка. Одни играли в карты, сдвинув несколько столов вместе, другие играли в «вопрос или желание», третьи возле барной стойки экспериментировали с коктейлями и другими напитками, кое-кто танцевал на танцполе, кто-то сидел в маленьких компаниях и ужинал.

Вика почувствовала себя здесь лишней и пожалела, что привела сюда Олега.

– К кому присоединимся? – шепотом спросил он.

Вика быстро взглянула на каждую группу людей. Карточные столы показались ей чуть ли не закрытым клубом. Барная стойка – самый простой путь присоединиться к остальным. Не успели они сделать шаг по направлению к ней, их окликнул Саша – тот самый, с которым они вчера выполняли упражнение. Он позвал играть их в «вопросы или желания». Вика с благодарностью согласилась, и они заняли место рядом с остальными.

Поначалу Вика была напряжена. Натянутая улыбка, имитация веселого настроения. Она очень старалась быть дружелюбной. Постепенно у нее получилось успокоиться и начать вести себя более естественно. Ей было здесь весело – она звонко смеялась, шутила.

Олегу здесь не очень нравилось. У него сейчас не получалось ощущать так полно то, что с ним происходит. Он был не в своей тарелке, думал о том, что хочет остаться с Викой вдвоем, а не участвовать в этой неразберихе. Но ради нее он старался. Он несколько раз отходил к барной стойке за напитками, продолжал играть и потихоньку стал получать удовольствие от происходящего. Его шутки нравились остальным. Он видел, что Вике здесь нравится, и этого было сейчас главное для него. Когда игра ему порядком надоела, он отошел к бару и там нашел себе собеседников.

 

 

 

 

 

Часть 9. Отдел № 2

 

Вскоре, живя в своем безумном темпе, Оксана начала постоянно чувствовать слабость и головную боль. Это был третий год, и Оксана вспоминала слова Алики и Никиты по этому поводу. Они предупреждали, что на третьем году могут возникнуть проблемы с самочувствием. Это значит, ее организму становится тяжело переносить такие нагрузки. Более того, сегодня утром она получила первое «зеленое» письмо. Оно означало, что проблема действительно существует, и ей следует закругляться в проекте и выходить из него. Но пока у нее есть выбор, ситуация еще не достигла критичного рубежа.

Вскоре она может получить второе – «желтое» – письмо, которое настойчиво сообщает о необходимости завершения проекта. Но по-прежнему оставляет выбор за участником. Настойчиво рекомендуется выходить, но ситуации возникали разные, поэтому ответственность за выбор лежит на тех, кто находится в Отделе № 2.

И вслед за ним – «красное», после которого буквально в течение одного часа по здешнему времени ее выведут без какого-либо права на выбор.

Ей так нужен был этот год! У нее были серьезные планы на него. Ведь через две недели выставка, а еще много приготовлений! А после столько запланировано! Она начала писать письмо Алике и Никите, в котором просила сделать что угодно, чтобы дать ей возможность завершить начатое. Она помнила, что хорошо бы ей в таком случае снизить свой собственный ритм жизни. Но как это сделать сейчас? В ту минуту, как только отправила письмо, она знала, что в «Мире возможностей» его получат почти мгновенно. И надеялась на скорый ответ.

Нужно вписать в график выходные и увеличить сон. Нет, даже это может не помочь! В глазах проступили слёзы. Она рассчитывала еще на один год. Это несправедливо – лишать  того, что у нее должно было быть! Она честно играет в эту игру, не теряет время попусту, и этот год ей правда очень нужен. Голова разболелась сильнее. Она стала плакать. Ее наполняла злость, ей дали надежду на три года и теперь так резко прерывают.

В течение часа ей пришло письмо – это было мгновенно для того времени. Ей автоматически выслали памятку, в которой говорилось о том, что если она хочет попытаться продлить свое время в проекте, ей необходимо выделить на сон десять часов в сутки, устраивать себе выходные дни, больше отдыхать. А еще через какое-то время ей пришло письмо от авторов проекта, которые напоминали ей, что она всего лишь в компьютерной программе, а речь сейчас идет о ее настоящем здоровье. И они не будут рисковать ее здоровьем ради несуществующей жизни.

Оксана уже начала успокаиваться. Да, действительно, она, должно быть, сильно заигралась в эту игру, если начала столь серьезно к ней относиться. Безусловно, важнее то, что ждет ее по возращении. Это немного утешило ее, но тем не менее она была грустна.

Пора расставлять приоритеты. Учебный год всё равно не успеет закончить – значит, можно выборочно пересмотреть расписание, стать вольным слушателем. Куда сможет прийти – придет, куда не сможет – не страшно. Семинары и курсы оставить лишь самые необходимые. И начинать морально готовиться, что ее жизнь в проекте может оборваться в любую секунду.

Чего она точно не хотела упускать – так это подготовку к выставке. Оксана взяла в руки блокнот и ручку, чтобы составить список дел на сегодняшний день. Планы были наполеоновские – такой список и при прежнем режиме было непросто осуществить. Пришлось вычеркивать то, что не было обязательным.

А ведь в реальной жизни у нее всё равно не получилось бы так жить. Спать по четыре часа – она так никогда не могла. Это будет ее адаптацией к нормальной жизни. Если она загоняла себя так здесь, то ей угрожает выход из этого мира. А если бы это произошло в настоящей жизни, то ее ждали бы болезни.

Девушка набрала номер Сергея. Она удивила своего друга, сказав, что планирует устроить завтра себе выходной и предлагает встретиться. Художник согласился. Их отношения с Сергеем чего только не успели пережить за это время. Его романтическое увлечение сменилось на интерес и уважение к ней. Больше он не предпринимал попыток выглядеть как ухажер, а становился ее другом, единомышленником, помощником и наставником. Но что-то подсказывало ему, что последние из ролей ему осталось выполнять недолго, – насколько сильно разошлись они в своих стилях и направлениях, и какими большими шагами двигается она.

Они встретились в ресторане и стали обсуждать рабочие моменты, как вдруг Сергей перевел тему их разговора на личные вопросы. Он в шутку вспоминал свою бывшую жену, начал рассказывать о своей жизни. Затем начал выспрашивать Оксану о ее личной жизни – по его словам, ему казалась, что у нее есть богатый обожатель. Девушка смущенно засмеялась, замотала головой.

– Я в наследство получила приличное состояние, – кроме как соврать, в этом вопросе она не видела вариантов. И тут же на секунду обдумала возможность получения наследства. Нет, так бы она его не потратила. Она бы купила себе лучше домик или машину, но вряд ли отправилась бы учиться и искать себя в профессиональном плане.

– А что дальше, Оксана? Возможно, я несправедливо задаю тебе вопрос, на который сам мучительно не могу получить ответ, но вот наконец-то я достигаю той высоты, на которую я рассчитываю, и… Что в итоге? Я известен в определенных кругах, зарабатываю приличные деньги, а дальше что?

– Это уже немало. Ты реализуешь свои возможности так, как ты хочешь, – это многого стоит.

– Понимаешь, что всем всегда чего-то будет хотеться. Вот я достигаю одного своего желания – и тут же у меня появляется следующее, следующее и следующее. И этот процесс не остановить. А где это место, когда я буду доволен всем и смогу просто наслаждаться жизнью? Говорить, что я счастлив и ничего не хочу менять?

– Ты сейчас не счастлив? – удивилась Оксана.

Сергей посмотрел на нее пустым взглядом:

– Уже нет. А ты?

– Думаю, что я – да. Я люблю рисовать и занимаюсь этим. Я сейчас живу ради процесса, а не результата.

Оксана задумалась – и да, проект «Мира возможностей» не давал гарантий на успех, на высокий результат в будущем – они давали возможность насладиться процессом: научиться, попробовать, а с момента возвращения обратно в свой мир она встретится с прежней собой, и тогда будет видно, как происходящее здесь повлияет на нее.

Но кое-что начало удивлять ее прямо сейчас – это настроение «ее мира». Сергей был всегда воодушевлен и полон идей, а теперь его одолевают переживания и хандра. Она помнила, что здесь очень многое зависит от ее настроя. Оксана сейчас начинала переживать о том, как ее жизнь начнет складываться по возвращении, – вот и на всех вокруг начинает отражаться налет ее сомнений, страхов и переживаний.

– Лично я искренне надеюсь, что мне всегда будет чего-то хотеться, иначе так можно будет застрять, – рассуждала Оксана, отвечая Сергею.

– А я уже начинаю понимать, что мне этого мало, но пока не знаю, чего я хочу еще. Как проходит подготовка к выставке?

Оксана улыбнулась. Ведь Сергей изначально предложил организовать им совместную выставку, но когда девушка отправилась в путешествие, ее поездка изрядно затянулась. Приехав, она поразила окружающих своими работами: в них начал проявляться ее собственный стиль. Ее друг посоветовал устроить ей собственную выставку и пообещал помочь с подготовкой. Она была благодарна ему за эту поддержку. Он делился с ней опытом и знаниями, и Оксане казалось, что ему нравится это делать.

– Всё своим ходом. Я, правда, сильно волнуюсь.

Сергей пообещал, что составит ей компанию в день открытия выставки. И она вновь почувствовала к нему благодарность. Он был ее подарком в этом мире. Как жаль, что его скоро не будет рядом!

– Спасибо, – Оксана посмотрела другу в глаза. Он улыбнулся, взял ее руку в свои и смотрел на нее. Оксане было так тепло и приятно! Ей так хотелось запомнить этот момент! Она знала, что в их отношениях нет будущего, и от этого «сейчас» становилось еще прекраснее, ценнее и значимее.

 

Сбавлять темп было не простым делом, но она знала, ради какой цели ей это нужно, поэтому стала позволять себе высыпаться, отдыхать. Быть может, притормозив, у нее появится возможность прожить этот год. Тише едешь – дальше будешь. Поэтому она начала налаживать социальные стороны своей жизни: больше общаться с людьми. Она разрешила себе думать только о самом важном в процессе постижения своего ремесла.

Второго письма пока не было, но прошло совсем мало  времени – всего две недели. Обычно оно приходит месяц спустя после первого. А тут на носу, буквально завтра – ее выставка. Кто знает, что с ней начнет происходить от волнения! Это может существенно укоротить ее жизнь в проекте. Это еще один повод беспокоиться.

Что касалось выставки – всё было готово. Но она по-прежнему возвращалась мыслями к ней – ни о чём больше не могла думать. Составляла списки, в которые вносила все детали, и вновь убеждалась, что уже выполнила это. Голова начинала болеть сильнее обычного. Она потеряет почти год, если не сумеет взять себя в руки. Ничто не успокаивало ее лучше, чем рисование. Она взяла в руки простой карандаш и просидела за рисованием до ночи. Рисовала, думая о своем страхе прервать проект, о завтрашней выставке, и оставляла свои переживания на листе. Перед сном она успокоилась и смогла легко уснуть.

Рисование стало для нее всем: целью, образом жизни, ее вдохновением. Чем станет для нее этот проект – жизнью или сном, которой быстро забудется? Ей очень хотелось вернуться в свою жизнь такой, какой она сделала себя в Отделе № 2.

Открытие ее выставки состоялось. Она широко открыла глаза от удивления, когда увидела подходящего к ней  Руслана с огромным букетом. Он поздравил ее с этим знаменательным событием, упрекнув, что она его не пригласила.

– Ты же знаешь, что это «Мир возможностей», в реальном мире я бы тебя пригласила обязательно, – шепнула она ему. Ему она пожаловалась, оказавшись с ним наедине, что ей пришло первое предупреждающее письмо. Он выразил сочувствие и готовность помочь, но она не знала, что он может сделать для нее.

Сейчас она старалась не оставаться одна: либо в компании с Русланом или Сергеем, либо с ними обоими. Но самого страшного, чего она боялась, не происходило. В ее ужасных фантазиях были сцены, в которых люди, пришедшие на выставку, начнут громко выражать недовольство увиденным. В отдельных моментах дело доходило даже до того, что из ее картин будет устроен большой ритуальный костер, и приходилось надеяться, что ее не привяжут в центре. Но реальность существенно расходилась с этим. До нее и дела никому не было. Для некоторых эта выставка была скорее местом встречи, и эти люди прохаживались вдоль стен с картинами, лишь вскользь бросая на них взгляды. Другие останавливались, разглядывали, тихо обсуждая. Но чаще всего, как слышала Оксана, люди делились друг с другом мнением, если картина понравилась. И это потихонечку ее успокаивало.

– Вот видишь, не так уж и страшно, – заметил Сергей.

Она кивнула. Результаты выставки будут ясны позднее, когда она узнает, сколько из ее работ были куплены. Но ей так не хотелось расставаться со своими картинами! Она рисовала их не на продажу.

Засиял дисплей браслета. «Желтое письмо». Как так?! Почему? Она поднесла руку с браслетом Руслану. Тот удивленно посмотрел на нее.

– Кажется, тебе пора возвращаться, – тихо сказал он.

– Нет. Еще рано. Я не уйду. Я так много не успела!

– Ты много успела. И ты не на смертном одре, чтобы сейчас сожалеть о чём-то.

До «красного» письма она выходить из этого мира она не собиралась. Но ее метод не работал. Две недели она старалась отдыхать и не перетруждать себя работой, но это не привело к отсрочке второго письма. Хотя, как прекрасно помнила Оксана, Никита и Алика говорили, что интервал между ними обычно не меньше месяца. Значит, оставшееся время она проведет так, как у нее будет получаться.

– В этом даже есть хорошая сторона, – начал Руслан. Оксана не понимая, посмотрела на него. – Когда у меня вышли три года, я попрощался с проектом, перешел в другую жизнь, и у меня было странное ощущение – будто я пережил маленькую смерть. Я завершил все дела, какие планировал, и был немного уставшим. А ты уйдешь резко – не завершая и борясь за это. Может быть, это позволит тебе без секундного промедления продолжить этот проект в твоей жизни.

– Я так многому не научилась еще…

– Там научишься. Или думаешь, что только в проекте это позволено делать?

– Сначала я возьму отсюда столько, сколько смогу, – решительно ответила Оксана.

Пришла ее подруга Оля с другими однокурсниками. Они поздравили Оксану с этим событием, подняли ее настроение и развеселили.

Это было очень приятно. К ней подошел Сергей, который поделился своими наблюдениями по поводу посетителей: ее работы многим нравятся.

Как только двери галереи закрылись, Оксана со своими друзьями – бывшим возлюбленным и художником – отправились отмечать этот памятный день. Общих тем на троих у них не было, но время провели они неплохо. Руслан уехал первый, чего не ожидала Оксана, – ей казалось, он хочет остаться рядом до последнего. Как только начинающая художница вошла в холл своей гостиницы, она увидела сидящего на диване Руслана.

Хитрый ход! Сергею важно было остаться с ней последним, поговорить наедине, и он не мог позволить себе уехать раньше. Уход Руслана ускорил ее возращение домой.

– Я надеялся, что вы не проболтаете до утра, – встретил ее Руслан.

Девушка кивком головы указала ему на лифт.

– Ты же не возражаешь, что я так навязываюсь? – уточнил он.

Оксана была не против, но уже поздний час, нужно ложиться спать – теперь с режимом у нее всё строго. Она предложила Руслану не задерживаться у нее в гостях и сразу вызвать себе такси. Но он не хотел уходить. Оксана настойчиво сказала о том, что ложится спать, а ее бывший возлюбленный попросил разрешения остаться. Она не возражала – несколько лет назад они жили вместе, что здесь такого, если ненастоящий он будет спать рядом с ней, тем более действия происходят в ее голове, далеко от реальности.

Он лег рядом.

– Скоро я вернусь к тебе, – тихо сказала Оксана.

– Ты и сейчас со мной.

– Да, интересно, как ты ко мне относишься там и тогда? Что у нас с тобой получится: будем ли мы теперь общаться?

– А чего хочется тебе? Многое зависит лишь от этого.

Оксана смогла лишь услышать его вопрос и сразу уснула.

В течение следующей недели Оксана часто посещала свою выставку, и то, что она слышала, радовало ее. Эта критика не была из каких-то крайних стадий суждений. Не было восхищений и ругательств. Обратная связь была в более мягких тонах: кому-то нравилось, кому-то нет.

С закрытием выставки Оксана стала возвращаться в привычное жизненное русло – посещать лекции, ходить на дополнительные курсы и занятия. Но теперь она делала это более осторожно. Если голова начинала болеть, девушка уходила с занятий и шла рисовать. А это делать она могла где угодно. Особенно ей нравилось сидеть в кафетерии за чашечкой горячего чая и свежей горячей булочкой с орехами. Она рисовала приходящие ей в голову образы, сидящих за соседними столами людей, персонал кафе. Спустя время она дарила им картины, которые изображали происходящее в этом месте. Менеджеру очень понравился такой подарок, и эти работы стали украшать их стены.

А после выставки художница начала замечать, что ей стало нравиться показывать свои работы. И теперь это уже не было желанием получить похвалу и высокую оценку. Было что-то новое, другое, но пока она не могла разобраться, что именно.

Участвуя в одном из семинаров, посвященном истории живописи, девушка услышала сигнал. Это был ее браслет. Сердце застучало громче и быстрее: если это письмо – то ее почти мгновенно выведут из этого мира. Она закрыла глаза. Выбор был не большой: посмотреть сообщение в надежде, что это не то самое, или продолжить делать вид, что ничего не происходит.

Она выбрала первый вариант – опустила глаза на браслет. Нажала кнопку «Принять сообщение». Загорелся красный фон. Это было «красное письмо». Оксана закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Она злилась. У нее должно было быть в запасе чуть больше десяти месяцев. Но их больше не было. Меньше часа. А она так старалась не перегружать себя, надеялась, что это сработает! Не получилось… Но она раньше не выйдет отсюда. Нет! Она пробудет на этом семинаре и будет слушать всё, о чём здесь говорят, до последней минуты.

Долго ждать не пришлось. Буквально через полчаса она почувствовала, как вокруг всё плывет и меняется. Оксана открыла глаза и увидела Алику и Никиту. Они улыбались. Для них прошло чуть больше двух дней, а она совершила уникальное путешествие длиною в пару лет. Ей приготовили горячий какао, настояли, чтобы она съела плитку шоколада.

Она вновь оказалась в своей старой одежде, но ей очень хотелось верить, что это единственное, что осталось в ней от прежней Оксаны. Никита и Алика сидели рядом – им было очень интересно послушать о жизни участницы их проекта. А ей хотелось поделиться, и она торопливо рассказывала.

– Очень будет не хватать безлимитной карты, – вздохнула, наконец, девушка.

Как ей сознались создатели Отдела № 2, это было самое частое высказывание участников.

– Что сделаешь первым делом? – спросил Никита.

– Возьму карандаши и бумагу и буду рисовать. Хочется проверить: правда ли я умею делать то, чему научилась в проекте.

– Да, действительно, – кивнул Никита. – Теорию помнишь? У тебя в Отделе № 2 была идеомоторная тренировка. Нужно как можно скорее перевести это действие из умственного во внешний план. Так что карандаши и кисти в руки – и рисуй первые дни. Результат тебя порадует.

 

Конечно, Руслан ее не ждал. Он будет готов забрать ее только завтра. Она решила позвонить ему, но немного позже, когда окажется дома.

Оксана и Алика расписали график, в какое время и в какие дни ей необходимо будет посещать их. Теперь ей нужно было пройти еще одно медицинское обследование, чтобы убедиться, что нагрузки не принесли вреда ее организму.

Оксана вышла из офиса. Огляделась. Ее не было всего лишь два дня. Домой не хотелось. Она уже оставила его однажды. Почти два года жила вне своего дома – не хотела ни на секунду вернуться обратно и сейчас чувствовала то же самое. Ей будто дважды приходится выполнять одну и ту же работу. Сначала нужно убедиться, что она умеет рисовать. Подходя к своему дому, девушка увидела свой забор. Теплые чувства появились в ней, но она будто пришла сюда в гости. При мысли, что в этом доме она живет, ее охватило отвращение.

 

И только убедившись в том, что ее руки могут рисовать то, что хочет голова, она позвонила Руслану. Тот приехал очень быстро. Он чуть ли не вскочил в ее дом с цветами, поздравлениями и ее любимыми пирожными.

Они решили никуда не ехать, а побыть дома, чтобы вдоволь насладиться разговором.

Свой первый вопрос Руслан задал о том, чтó она теперь собирается делать. Оксана сказала, что будет продолжать учиться, продаст дом,  найдет себе работу – будет дизайнером или художником первое время, переедет и попробует себя в разных сферах, связанных со своей страстью.

Руслан увидел ее рисунок, который она оставила всего лишь несколько минут назад. Он восхищенно оценил его и порадовался ее успехам.

– Хочешь, я тебя попробую удивить, исходя из того, что знаю про жизнь после Отдела № 2?

Оксана с интересом согласилась. Руслан предложил ей сделать заказ в ресторане доставки, однако заказать только то, что она пробовала в проекте первый раз, но никогда этого не ела в настоящей жизни. Таких блюд было очень много, но вот в меню нашлось всего несколько наименований; также они заказали некоторые экзотические фрукты и коктейли.

Когда заказ прибыл, они начали дегустировать.

– Вкус другой, – заметила Оксана.

– Да, потому что вкус еды в проекте складывался исходя из твоих представлений.

Оксана озадаченно свела брови. Она столько национальных блюд пробовала во время путешествия, и теперь она знала их названия, внешний облик, способ их употребления, много других деталей, но не знала самого главного – вкуса.

Руслан сказал, что понимает ее чувства по этому поводу. И он намеревается исправить эти белые пятна. Раньше времени у него не было, но на следующей неделе он собирается посетить некоторые страны, взять отпуск, который будет чередоваться с командировкой. Он пригласил ее составить ему компанию.

На долю секунды Оксана вспомнила, как она в проекте пригласила Руслана с собой в путешествие. Сразу видна огромная разница между Русланами: настоящий ей нравился больше. И она не станет сейчас вдаваться в размышления и фантазии по поводу того, с чего бы такое предложение поступило в ее адрес. Раньше она задумалась бы о том, что так он хочет опять показать свое превосходство над ней. Но не сейчас. Она научилась в проекте слышать свои желания и следовать к ним.

– Это прекрасное предложение! – оценила она. – Я согласна.

Руслан широко улыбнулся и обнял Оксану.  Перед ними был открыт целый мир, в котором они теперь оба видели то, к чему хотят стремиться.

 

 

 

Часть 10. Отдел № 1

 

Одной большой шумной компанией под утро они возвращались в гостиницу, но далеко не все планировали расходиться по номерам. Здесь их покинули Вика с Олегом. Они ушли к себе спать, а проснулись уже к обеду, услышав, что звонит телефон.

Звонили новые знакомые, с которыми они вчера играли за столом, и предлагали сходить вместе пообедать. Вика согласилась. Она растолкала Олега и заставила его собираться.

Сегодня их последний день здесь. Вечером им уже предстоит возвращаться в свою обычную жизнь и к прежнему облику, и Вика чувствовала своим долгом прожить это время максимально полезно. Так, чтобы себя саму не разочаровать.

Олег не спешил. Но Вика даже не рассматривала вариант пойти без него. Она поторапливала его, ждала.  А Олег начал задавать вопросы о том, как ей было вчера. Они же ходили вечером в кафе с определенной целью. Вика сказала, что ей было весело, она хотела бы проводить время в компании – не постоянно, но иногда. Сейчас был именно тот момент.

– Мне кажется, ты от меня ускользаешь, когда хочешь быть с ними. Я ведь хочу сейчас быть с тобой, – сказал Олег.

– Это здесь мы вместе смотримся чудесной парой. А там, в реальности, твое желание быть со мной означает, что Лена опять хочет быть одна. И ей это порядком надоело. Это и привело ее сюда, вынудило ее расщепиться на нас с тобой. Она надеялась, что мы с тобой сможем решить эту проблему и помочь себе.

– А может быть, ей пора уже успокоиться и понять, что ей хочется быть одной? – упорствовал Олег.

– Ты хочешь, чтобы я осталась с тобой? – Вика остановилась и подошла к нему.

– Ты уверена, что хочешь туда идти? Вот я не хочу. Совсем. Может быть, и стоит Лене понять, что ей нравится быть одной.

Вика с прищуром посмотрела на него. Она сжала губы и, не скрывая своего раздражения, сказала:

– Тогда побудь один!

Она развернулась и вышла из номера.

Олег не ожидал такого поворота событий. Он смотрел в след Вике. Подошел к витражному окну, провожая ее взглядом. Она не остановилась. Не обернулась. Она ушла. С ним или без него? Для чего она так поступила? Хотела, чтобы они побыли порознь и лучше примерились к желаниям? Или ей надоело быть с ним? Или и то, и другое? Она оставила его одного. Собственно, он сейчас не половина какого-то целого, он – это он. И если пойти глубже, то и у него самого есть женская и мужская части. Если бы в Отделе № 1 был бы Отдел № 1, там могли бы гулять его грани. Прошел час. Он сидел на диване и думал. Ему хотелось быть с Викой. А он здесь абсолютно один. Хочется говорить с ней, прикасаться, смотреть на нее… Он хочет быть с ней. Лена тоже не хочет быть одна.

Олег встал и решительно направился в кафе. Вика увидела, как он входит, и улыбнулась ему. Он быстро поздоровался со всеми, взял девушку за руку и попросил выйти вместе с ним на минуту. Она последовала за ним.

– Я понял, Вика, я понял, – его глаза святились озарением.

Вика ждала продолжения.

– Я понял: мы с тобой, как части Лены, считали, что если будем вместе, то ничего не изменим для нее. Изменим. И ответ для нее будет не в том, что мы отчаянно пытаемся завести дружбу с другими участниками проекта. Ответ для нее будет в том, что ты – женщина, а я – мужчина. Она будет помнить, что вместе нам было хорошо. Она поймет, как ей не хватает этого тепла в жизни, – он взял ее за руки, – и увидит, что это легко и естественно – быть с кем-то. Мы – это не она. Она одна, нас с тобой двое. У меня есть пара, у тебя есть пара, а у нее нет. Мы можем показать ей, как это здорово – быть вдвоем!

Вика задумалась, покачала головой и согласилась. У них есть несколько часов, чтобы побыть вместе. Она обняла Олега, и оба пошли гулять по их миру – единственному, где они существовали как пара.

 

Лена услышала мужской голос. Она не могла понять, что ей говорят и кто это. Постепенно четкость усиливалась, и теперь ей стало понятно: это Никита. Он звал ее, просил открыть глаза. Она послушалась его. Она снова она. Воспоминания произошедшего в проекте нахлынули на нее: Вика, Олег… Никита вглядывался в нее, спросил, как она себя чувствует. Она молчала.

– Лена, помнишь, что было сказано Вике с Олегом, когда они туда попали? Не пытайся вспомнить слишком много. Воспоминания сейчас нахлынут, дай себе время – не торопи этот процесс.

Он взял ее под руку и проводил в зал, где посадил ее в мягкое кресло. Только спустя несколько минут девушка заметила, что рядом находятся остальные участники Отдела № 1. Большинство из них были погружены в себя и не смотрели по сторонам. Лена решила взять себе еще минутку и, закрыв глаза, вспоминала. И самым ярким воспоминанием, которое не могло оставить ее в покое, было  ощущение прикосновений, тепло. Она могла в одну секунду вспомнить себя и на месте Олега, и на месте Вики. Такое полное взаимодействие мало кто мог ощутить.

Спустя минут десять в зале начал появляться шепот – появились те, кто смог переключить свое внимание на происходящее извне. В зале становилось всё громче и громче, пока не переросло в гул.

Девушка подняла глаза. В зале появились Алика, Никита и тот самый психотерапевт, который проводил обязательную встречу перед вступлением в проект. Начался общий разговор. Это был нужный момент – сказать о том, что в проекте произошло самое важное и главное для его участников. И хоть в первой фразе Алики была заметка о том, что сейчас не нужно спрашивать друг друга, кто кем был в проекте, этого не удалось избежать.

Многие были раскрыты, когда они начали говорить. Но такие моменты нередко вызывали смущение, поскольку становились известны некоторые двусмысленные обстоятельства, когда женская часть одного мужчины флиртовала с мужской частью другого. Вскоре такие случаи стали вызывать смех и переживаться участниками легче.

Много высказывающихся говорили о роли Розали в их эксперименте, и вокруг ее личности повис особый ореол таинственности. Поэтому особый восторг заслужили слова Никиты, когда он стал главным подозреваемым на ее роль. И он сознался.

Лена тоже говорила – она поделилась тем, что теперь понимает, чего хочет, и это нельзя измерить количеством навыков, это что-то качественно совсем другое. Это отношения. Ей хочется быть в паре, быть вместе с кем-то. И за это она хочет побороться. На этот раз она будет пробовать оставаться в отношениях, несмотря на то, что не знает, как это делается. Теперь она знает гораздо больше – ради чего.

Лена вышла из офиса. Машину она оставила дома, чтобы не занимать парковку три дня. И сейчас была очень рада этому. Ей хотелось пройтись, обдумать всё. Она шла медленно, вспоминая мелкие детали. Именно сейчас ей нужно побыть одной, чтобы пережить всё, что с ней приключилось. Уже чуть позднее она знала, что будет делать.

 

Запуск Отдела № 3

 

Никита посмотрел на Алику. Сегодня она выглядела очень сосредоточенной и серьезной. Он прекрасно понимал, почему: они перед пробным запуском новой программы. Оба не знали, как к ней относиться: с одной стороны, эта программа могла послужить мощным средством для работы с личностью, с другой – она не была так практична и проста, как другие.

Сегодня они получили тридцатое подтверждение – теперь у них есть группа добровольцев, которые готовы испытать на себе действие проекта.

Теперь Алика распечатывала листы с их координатами, и им предстоит провести время, обзванивая всех, затем организовать для них собрание, объяснить, что к чему, а затем пережить ужасный месяц. Этот проект был дольше, намного дольше остальных. Продолжительность проектов Отделов № 1 и № 2 занимала  трое суток, а этот проект грозил длиться целый месяц. Всё это время им придется дежурить в офисе. Пока они график не оговорили, но первую неделю планировали просидеть за мониторами вместе, а потом уже обдумывать посменный график.

– Как смотрит твой муж на наш проект? – задал мучивший его вопрос Никита.

– Он недоволен, что меня так долго не будет дома. Но поинтересовался, не нужна ли нам его помощь.

9

Автор публикации

не в сети 4 года

Ekaterina Tserkovnaya

9
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 28-04-2015

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий

Войти с помощью: