И все…

0
103

 Вспомнились осока и полынь
разлилась по зренью зелень зелень
из далеких двинулся пустынь
абрис всадника очерченный как клевер

черный клевер рос вдали и рос
всадник закрывал собой пол неба
смерч впитавший черноту всех гроз
приближаясь пах огнем и тленом

и всех пройденных и прожитых дорог
задрожали тонкие ладони
и спустился непонятный бог
чтобы ты забыл о том что вспомнил

* * *

посмотри — это только лишь глупость,
нет совсем, да и не было зла
мы разрезали жизнь на фигуры
и пошире открыли глаза

видишь, как она немногословна
как она артистично стоит
как легко поднимаются брови
как тепло одевается стыд

мы идем в этой четкости линий
под натянутой пленкой небес
и себя воскрешаем в квартире
до возможных и ближних чудес

* * *

грусть закончится, и совесть, и надежда, —
в сумрак выльются осеннею звездой.
жизнь вернет себя и станет прежней
и почти такой же молодой.

ты устанешь от небес вращенья
и захочешь трепета тревог.
но огонь, горевший до изнеможенья
не зажжет ни тот, ни этот бог.

* * *

Все будет ненужным, фальшивым и тленным,
И высокопарным в своей нищете.
Нет, это ты. Это ты. Все неверно.
Ты самого себя проглядел.

Важно лишь ценное это мгновение,-
То, что окрашивает года,-
Точка безумия, твердь разумения,
Или — любовь, горе и пустота.

///

Все хорошо, даже если ты гибнешь.
Даже в своей темноте ты — живой.
Ветки оконные, грядущего линии —
Вместе и порознь- все хорошо.

Все понимая, не будут другими
Все те, кто были и станут тобой.
Линии сходятся в точке без имени.
Это лишь сон. Не пора ли домой?

Все хорошо. И крылами наивными
Будет взмахнуть над землею легко.
Над начертанием точек и линий
Словно во сне — полететь высоко

///

Завтра здесь будет пустыня,-
Снег ведь, как прежде, чист.
Солнце взойдет, как святыня,
В небе, похожем на лист.

Правда опять никакая
На глубине утра.
Те, кто нас снова не ждали,
Будут опять играть.

И, потому, что надо,
Встану я, и пойду.
И может вешнего сада,
Или грядущего рая
Веточку изобрету.

И не сказав ни слова,
Сквозь темный свет, снег и быль,
Будешь светить мне снова
В меру жестокая — ты.

* * *

Рвутся провода над зимней ночью
посмотри же, как велик ее простор
Кто уходит? Кто навеки? Впрочем
не об этом разговор.

Царствует звезда над ночью зимней
и великое пространство есть под ней…
Может быть еще поговорим мы, или
помолчим о том, что мы — нужней

///

Как хорошо играть веселым дымом
Иллюзий, догорающих во тьму,
Мостов, где бродит призрак буратино
И шепчет на коварную луну

Как хорошо, что больше нету тайны
В пути, которым жизнь нас уведет
И полосой, для зрения центральной,
Сереет стойкий, тугоплавкий лед

///

Ничего больше нет на свете,-
ни огня, ни света, ни дыма.
На вечернем простом табурете
Утонченная спит пантомима,

И труба, и всеобщий ветер,
И туман над домами зимний.

Почему же нас нет на свете?
Ведь всего, — говорят, — так много.
Вот разумные злые дети,
Вот рука их отца — бога,
Одарившая их медью.

Почему же так пусто в мире?
Потому ли что все познали?
Или солнце устало, или
Слишком рано глаза устали

* * *

Вот и все. Вот и закончилась жизнь
никому ничего не должна.
В одноцветную развеселую высь
поднимает свой шар луна.

Для чего говорить, и стареть, и смешить
вот и пропасть. Она промолчит.
В этой жизни или в другой прожить,-
стыд и глупость, глупость и стыд.

***

сам себе звезда тупоголовая
сам себе возвышенный палач
ждет тебя судьба вполне не новая
белая и добрая как врач

посмотри какое чудо создал ты —
больше и не надо созидать
небо черное с сетями ясно-звездными
жизнь в которой можно умирать

***

алкоголь помогал, но не мне. я спросил
неужели истина есть и в вине.
а дурман окрылял не меня, и вполне
добавлял, — а никак не иначе, — сил.

и тогда я подумал, что истин нет
для того, кто их ищет, и прыгнул в мир
и взлетел на широком и щедром коне
и обрадовался на миг
и погиб.

***

Дурман туман и тоска
и никакая другая рука
не будет тепла нужна и близка
у дурака есть любовь и мечта.

У дурака есть любовь и мечта.
Значит и смерть есть у дурака.
Самое главное есть у дурака.
Самое главное — все выбрал сам.

***

Под звездами беспечными
такая благодать
и брошенною мелочью
легко блестеть сиять

и жизнь как будто вечная
чужого счастья часть.
под звездами беспечными
так сладко замолчать.

***

чужого счастья не обуза, а крыло
чужого мира маска лучше своего
и он прекрасен тем что он чужой
и тем что не останется с тобой.

чужие улицы на время как свои
чужая жизнь и свет чужой любви.
они прекрасны тем что не твои.
с собой не взять их. Заверши. Порви.

***

Только ветер огонь и зима
только холод снаружи и тьма
тьма внутри. безумная тьма.
Есть ли счастье подобное счастью сходить с ума
Нет ответа. Одна зима.
И зимой и летом зимой и летом —
Зимой и летом —
зима.

* * *

Пройдут пятидэшные люди
и плоские скажут слова
И будет бессмысленно-гулко
искать головы голова

звезда засияет уныло
наполнена светом от троп
и только великого дыма
наверх к ней потянется столб

* * *

посмотри какое веселие-
люди заканчивают похмелие
и травой упиваясь весеннею
продолжают свои упражнения

прыгают люди в звездное
небо когда оно позднее
радуются солнцу раннему
когда оно тайное

и всему этому есть начала
и всему этому есть салютования
только вороны прокричали
от холода, грусти и обнищания.

* * *

нам никогда не стать зверями
мы все проверили вперед
худое небо со щелями
высокий рост широкий рот

мы все проверили вперед
а всех собак перестреляли
нам никогда не стать зверями
не подойдет не подойдет

* * *

голова твоя легка
как воздушная вата и осень
рядом с ней облака
превращаются в цифру восемь
ты идешь и стоишь
закрывая собой все проходы
между ними гашиш
собирают извилистые народы…

все. теперь нет пути
обратно после этого слова
и никак не найти
речевого хода такого
чтобы им донести
что за всю свою жизнь
табака и того не курил простого

* * *

сжимая время в сумрачных руках
идет бредет большой товарищ страх
и каждый многократный господин
хоть раз но будет перед ним один
мотоциклетка зашумит в углах
широкой ночи
чернота из рам
пойдет по очи…

ну хватит хватит мы то вот пока
нормально обуваем дурака
и разгоняем всяко облака
а стих не очень

* * *

все под солнцем живет все под солнцем цветет
открывает свой малый и средний рот
и вбирает неяркий солнечный свет
и о счастье мечтает которого нет

а над солнцем цветет непонятый бог
он устал от спокойствия без тревог
и в счастливых глазах его — красота
и в воздушных лугах его — пустота

бог скажи нам где ширится та страна
что не нами подсолнечно заселена
что не рядом с тобой но тобою видна
и тебе словно сад твой ценна и нужна

бог ответил Ответ повторил са…

* * *

… И неслышно уйти
ничему не оставив надежды
никому не наметив пути
только между

сна и правды души и ума
засияв черным солнцем погаснуть
посмотри как прекрасны дома
тяжких глупостей разнообразных

***

никакого не будет пророчества
потому что не ново совсем
понимание одиночества
и изысканной глупости тем

так же листья возвышенно падали
превращая обыденность в сон
и летели — из рая? из ада ли? —
заостренные тени зорь

и со временем стало красивее
осознания голого дно
что на свете одно лишь бессилие
лишь бессилье всесильно одно

***

элегантная пустота ума
простирается словно небо в великое никуда
и она уже утомлена
и не способна выстраивать глиняные города

посмотри если хочешь сама-
это ты. это зеркало. нет никаких отличий
ты выглядываешь из всех внешних приличий
а снаружи все та же тьма.

0

Автор публикации

не в сети 3 недели

Inol

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 02-05-2019

Регистрация!

Достижение получено 02.05.2019
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: