Отечественный письмовник

0
258

1

Разлюбезнейший батюшка!

В своем последнем письме, которое я с нескрываемым наслаждением перечитывал множество раз, вы соизволили высказать мнение о том, что эпистолярный жанр в наш век научно-технической революции выглядит анахронизмом и лучше бы нам обмениваться эсэмэсками или воспользоваться услугами электронной почты. Позвольте, многоуважаемый батюшка, в данном случае не согласиться с вами и высказать свое мнение, которое, к моему глубочайшему сожалению, расходится с вашим. Я ни в коей мере я не отрицаю величайших достижений научно-технического прогресса, но и не склонен идеализировать его и делать из него кумира, поскольку, наряду с достижениями и огромными благами для человека, он принес и определенные убытки. Признавая за мобильной связью всевозможные удобства, беру на себя смелость высказаться и в пользу эпистолярного жанра.

Вы выбираете тихий вечерок или время, близкое к ночи, когда ваши домочадцы отправились почивать, и в доме наконец-то наступила долгожданная тишина. Вы кладете перед собой чистый лист бумаги, который уже только своей девственной белизной вызывает в вас самые возвышенные чувства и мысли о Монтене, Пушкине, Тютчеве, но ни в коем случае ни о Сорокине. Письмо требует связной речи, метафор, эпитетов, пространных характеристик, пейзажей, портретов. А в эсэмэске? Предположим, предметом своего послания вы решили выбрать политика. Что о нем вы можете написать в эсэмэске? Что Жириновский козел, что Хакамада – хм!… А в письме уж вы начнете, так сказать, от яйца, рассмотрите сей любопытнейший предмет с самых разных сторон, постараетесь тут и там рассыпать различного рода перлы. И наконец-то на странице пятнадцатой или тридцать пятой доберетесь только до характеризуемого вами политика. Ваше письмо превратится в настоящий политический трактат. Подобный аристотелевскому трактату о политике. С одной лишь только небольшой разницей, что никто ваш трактат читать не станет, даже тот, в чей адрес вы направили свое послание.

Вы утверждаете, многомудрейший батюшка, что сей, как вы его называете, затхлый жанр отнимает много времени, как у упражняющегося в нем, так и у того, кто рискнет прочить подобное послание. Позвольте, батюшка, высказать следующие резоны. Время, конечно, материя очень важная. Но весь вопрос только в том, на что вы его потратите: или на написание письма, что, думаю, вы согласитесь со мной, благотворнейшим образом развивает наши внутренние качества, или на просмотр очередного отечественного убойного отдела или порхание, прошу прощения, между порносайтами. Я бы во всех учебных заведениях ввел такой предмет, как письмоведение, дабы учащиеся каждый день в течение учебного часа писали кому-нибудь послание. Глядишь, может быть, наша молодежь тогда бы чуть-чуть и поумнела не сыпала бы сплошь и рядом рекламными фразами. Не назовете же вы умом так называемую компьютерную грамотность?

Великодушнейший батюшка, позвольте мне после столь краткого вступления приступить непосредственно к той теме, которая и побудила меня сесть за письменный стол. Вы пишите, что находитесь на некотором распутье. На работе вам предложили вступить в «Единую Россию», а дома в заветной шкатулке наряду с различного рода памятными знаками и документами вы храните и билет члена КПСС, который вы не порвали и не бросили к трибуне, как многие оболваненные марионетки в те далекие уже сейчас от нас придурочно-предательские перестроечные годы. А вообще-то вы уже зареклись давным-давно вступать в какую-нибудь партию. Вы спрашиваете меня, как вам поступить в этой непростой для вас ситуации. Несомненно, мне очень льстит, что вы обращаетесь за советом к своему недостойному отпрыску по столь жизненно не важному вопросу. Но поскольку он вас занимает и вызывает в вас определенного рода и степени душевные страдания, я позволю себе воспользоваться честью высказать вам собственные соображению по данному предмету. Возьму сразу быка за рога. Я вам, достойнейший батюшка, предлагаю не первое, не второе и даже не третье, а четвертое! Да-да! Именно так!

Вы должны создать собственную партию. Вы скажите, что это бред. Позвольте, батюшка, возразить: никакой это не бред. А если и бред, то совсем не хуже того, в котором мы живем. Зачем – зададимся вопросом – нам вообще нужна партия? Партия нам нужна для того, чтобы она защищала наши интересы. Но кто же лучше меня самого сможет защитить мои интересы? Вы скажите, что партия не может состоять из одного человека. Но почему же одного? А разлюбезнейшая матушка? А ваш сосед дед Леня, у которого с вами столько точек соприкосновения по политическим проблемам? А я, ваш недостойнейший сынишка?

Вы возразите мне, что для партийного строительства требуется соответствующее профессиональное образование и опыт. И в этом пункте беру на себя смелость не согласиться с вами. Если бы вы только знали, какое образование у наших неуважаемых политиков! И юристы, и эквилибристы, и даже, извините за выражение, ассенизаторы. А уж опыта вам хватает! Сорок лет членства в КПСС, наверно, чего-нибудь стоят!

«Но зачем мне своя партия?»- быть может, спросите вы меня. Если вы так спрашиваете, значит, никакой партии вам не надо. Живите, как жили. И пусть оно всё это партийное строительство горит синим пламенем!

К сему ваш недостойный сынишка!

2

Здорово, сын!

Ну, ты, блин, дал! Я целый час читал твою писульку. И ни хренашеньки в ней не понял. Может, ты колбасу просроченную с нитратами хряпнул или «Боржоми» обпился? Всякую ахинею городишь!

А на счет «Единой России» не надо подковырок, сынуля. Тут дело ясное! Не даром же говорится, партия власти. А тут у нас выборы главы администрации сельсовета намечаются. Кумекаешь, куда я клоню? Так вот! С мощным административным ресурсом легче взобраться на вожделенное место, чем без него. Так или не так? Конечно, так! А ты бэ да мэ.

На счет эсэмэсок. Дороговато, конечно. А письмо, блин, не дорого? Только семь рэ за один конверт. Задолбали они, эти монополисты! Ну, ты прикинь, сын! Литр молока семь рублей и хреноватенькая бумажка, которой даже задницу не вытерешь, тоже семь. Ой! Блин, дурдом! Не хочешь да согрешишь, заматеришься. А ты бэ-мэ! Тьфу ты! Читать даже противно!

3

Любимый мой Митрофанушка!

Пишет тебе твоя матушка. Ох, ничего я не понимаю в вашей политике, а только когда отец читал твое письмо, то сильно матерился и плевал на пол. Что же ты такого ему написал, что он дошел до такого состояния? А я думаю так, по-простому, по-бабьи, что всю эту политику мужики выдумали специально. Ведь что мужику надо? Выпить. А когда выпьет, лезет на машину, чтобы прокатиться с ветерком. А о чем за рулем болтать с крашенными бабами? Вот они и выдумали политику. А по мне, лишь бы все были сыты да здоровы. А больше ничего и не надо.

Отец же твой совсем с ума сошел. Захотел стать главой администрации. Я-то знаю чего он хочет. Служебный «уазик», секретарша там молодая, всего сорок лет, и чтобы водку с участковым пить в отдельном кабинете.

Вступил-таки в «Единую Россию». Купил себе портфель из кожи и еще у нас в спальне повесил портрет какого-то дядьки с выпученными глазами и большими зубами. Я у него узнавала: дядьку этого Грызловым зовут. Я уж ему говорю: «Ты зачем это повесил в спальню? Лучше бы уж Кощея Бессмертного!» Проснешься с утра, на эту рожу глянешь и весь день ходишь, ждешь какой-нибудь беды.

Ой, не знаю, сынок, что и делать. Сядем ужинать, а отец твой знаешь про что говорит? Про реструктуризацию долга и стабилизационный фонд. Я специально эти слова на бумажку выписала и целую неделю их учила. Правда, никто не знает, что это такое.

Охо-хо-хонюшки! И зачем это ему на старости лет? Говорю ему: «Чего ты в эти выборы полез?» И знаешь, что он мне говорит? Это надо же до такого додуматься! «Хочу,- говорит,- Россию с колен поднять!» И как только такое может прийти человеку в голову?

Да зачем ее, матушку, с колен поднимать? Уж лучше пущай она стоит на коленях. А не дай Бог поднимется, так такого натворит, похлеще нашей соседки Ольги. Та, как поднимется, сожителя сковородкой отлупасит и все стекла в доме побьет. Ох! Грехи наши тяжкие!

В огороде я, Митрофанушка, уже всё посадила. А коровушку, наверно, последний год держу. Сил уже никаких нет. Сено дорогущее.

А отец твой ни в чем не помогает. Или ходит по деревне болты болтает, или по телевизору всякую политику смотрит. Я как-то включила, телесериал про Хосе и Марию шел, так он налетел, как коршун, разорался:

— Ты чего, дура старая, смотришь? Ты хоть понимаешь, что своим смотрением их иностранный рейтинг повышаешь? А надо смотреть наши отечественные программы!

Приезжай, Митрофанушка, с внучкой в гости!

4

Уважаемый Митрофан Иванович Простаков!

Письмо, отправленное вами на имя президента в Кремль, получено. И основные его положения доложены президенту Российской Федерации. Администрация президента выражает вам глубокую благодарность за вашу активную гражданскую позицию и стремление видеть нашу любимую Родину еще более могучей и процветающей.

В вашем проекте «Как нам преобразовать Россию» имеются интересные идеи. Например, о ликвидации мусорной проблемы. Вы предлагаете все упаковочные материалы делать из съедобных продуктов. Ваше предложение передано на рассмотрение в институт имени Сербского.

Весьма продуктивным показалось нам ваше предложение об установлении во всех кабинетах чиновников звукового сигнала «Я не беру взяток!» Или о выпуске шариковых ручек, надписи от которых исчезают через сутки. Это позволило бы сэкономить тысячи тонн бумаги и миллионы гектаров леса для дальнейшей его продажи в китайские провинции Силуцзян и Хэнань.

С уважением секретарь (подпись неразборчива)

5

Здорово, Вольфович!

Вот решил тебе черкнуть пару ласковых. Пробовал дозвониться до твоей партхаты, без пользы дела. Вечный отбой! Ты как-нибудь, Вольфович, пробил бы этот вопрос. Что-то мне кажется тут подозрительное. Сечешь масть? Вообщем, что я решил написать. Правильный ты пацан, Вольфович! Наш, в натуре, с головы до пят. Я раньше на выборы вот такой болт забивал! Плохо, что показать нельзя. А сейчас, как штык! Первым к урне подхожу. Анекдот слышал? День выборов – единственный день, когда русские бросают бумажки в урны, а не мимо. Смешно? Ну, брошу бумажку, жду. На грудь приму. Ну, сейчас, думаю, прошел корефан. А фиг вам! Опять Вольфович пролетел, как фанера над Парижем. Стал я динамой крутить: в чем дело. И докрутил. Пацан-то я не тупой, в натуре.

Ты сам, Вольфович, извини за прямоту не хочешь стать, в натуре президентом. И правильно делаешь. На фиг тебе это нужно. Заниматься, блин, этой рутиной.

 

0

Автор публикации

не в сети 4 месяца

khripkova1957

10
Комментарии: 0Публикации: 35Регистрация: 26-04-2018

Регистрация!

Достижение получено 26.04.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: