Десятый день Рамадана, или Пиррова победа

0
159

…историю пишут,  исходя не  из того, что происходило,  а  из  того, что  должно было  происходить согласно различным партийным «доктринам»

(Джордж Оруэлл, «Вспоминая войну в Испании»)

 

 

 

 

 

 

 

Десятый день Рамадана, или Пиррова победа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Часть первая

Накануне

      Пролог

До сих пор в Египте высшей наградой за храбрость для военнослужащих является орден «Синайской звезды», утверждённый за победу над Израилем. Сирийская Арабская Республика в честь победы над Израилем также утвердила очень почетный орден «Шестого октября».  Руководители этих стран глубоко убеждены в том, что в 1973 году они действительно разгромили «сионистов» и «развеяли миф» о непобедимости израильской армии. Такое альтернативное видение ситуации стало важной вехой в развитии арабской пропаганды. Надо признать, что звучит это красиво, почти как – победа Красной армии под Москвой, развеявшая миф о непобедимости нацистского вермахта. Арабский официоз гласит: несметные орды израильских оккупантов были якобы разбиты совместными усилиями мужественных египетских и сирийских солдат, которые сумели успешно преодолеть Суэцкий канал и захватить чудовищные по своей мощи израильские укрепленные районы (УРы) на канале и Голанских высотах, разгромить превосходящие силы противника. Важнейшими официальными праздниками в Египте считаются День Синая и День вооруженных  сил, а в Сирии – День Октябрьской войны, учрежденные в честь великой победы.  В этот выходной день в Дамаске и Каире открыты «музеи Победы», в которых посетители могут полюбоваться на трофейную технику поверженного сионистского врага, величественную Панораму[1] (копирующую панораму битвы на мемориальном холме в Ватерлоо),  изображающую трусливых израильтян, драпающих со всех ног от арабских героев.  До революции в Египте и свержения режима Мубарака каждый год проводился также военный парад Победы, сейчас же ограничиваются  военно-воздушным парадом. В центре Дамаска для проведения важнейших мероприятий был построен целый мемориал «героев Октябрьской войны».  Но почему-то при этом в Сирии ввели уголовную ответственность за ведение исторических исследований на тему Октябрьской войны.  Хорошую советскую школу прошли сирийские лидеры и их пропагандисты: всё, что мешает официальной интерпретации событий, – прятать за семью печатями, а людей, проявляющих повышенный интерес, – сажать в тюрьму, чтобы умели держать язык за зубами и не задавали лишних вопросов.  К их огорчению, сейчас не до парадов, в стране бушует жесточайшая гражданская война и им нужно спешить резать и травить ядовитым газом свой собственный восставший народ.  Впрочем, ещё Джордж Оруэлл в четвертой главе своей книги «1984» отметил, что руководители стран с диктаторскими режимами даже не утруждают себя идти на подлог, они просто заменяют один вздор другим.  Их официальная интерпретация событий    «по большей части вообще не имеет отношения к действительному миру — даже такого, какое содержит в себе откровенная ложь».

Другими словами, девиации[2]  от реальности в  современном  арабском обществе приобретают воистину катастрофические масштабы, рисуя совершенно искажённую картину происходящего.  Вместо того, чтобы постараться проанализировать проблему и постараться сделать правильные выводы, арабские лидеры очевидное поражение объявляют победой, а собственные просчёты и неудачи списывают на пресловутый  «всемирный еврейский заговор».

 

Теперь посмотрим не на мифическое, а на действительное соотношение сил противостоящих сторон на 6 октября 1973 года.

С египетской стороны: для форсирования Суэцкого канала были сосредоточены вторая и третья египетские армии, имевшие только в первом эшелоне более 80 000 человек и 850 танков, более 2000 стволов артиллерии, 220 самолетов. (Эти войска и технику небольшими группами перебрасывали на исходные рубежи в режиме абсолютной секретности, только по ночам.)

А с израильской стороны? Сколько солдат было в «несметных полчищах сионистов»? Вот что пишет Хаим Герцог[3], экс-президент Израиля: «Египетские действия на протяжении 110 миль Суэцкого канала в полной мере почувствовали на себе 436 (!!! – М.Б.) израильских солдат нескольких фортификационных сооружений, расположенных на расстоянии семи-восьми миль одно от другого, и три танка, находившихся на берегу. Солдатами были военнослужащие Иерусалимской бригады, проходящие ежегодную службу резервистов, типичные жители Иерусалима. Поскольку Иерусалим в то время абсорбировал значительную часть новых репатриантов, многие из проходивших службу на фортификациононных сооружениях были необученными воинами с незначительным боевым опытом, а то и вовсе без такового».[4]  В глубине Синайского полуострова дислоцировались две бронетанковых бригады, которые в случае возникновения вооружённого конфликта должны были подойти к каналу и контратаковать противника.  Конечно, солдаты этих крохотных израильских соединений проявили мужество и героизм самой высшей пробы, они испытали на себе всю ярость первого удара во много раз превосходящих по всем параметрам арабских войск и, не потеряв самообладания в этом кромешном аду, продолжали наносить удары по врагу до конца.  Но я сейчас не ставлю перед собой задачу подчеркнуть мужество и героизм израильских войск, а пытаюсь проанализировать ситуацию.

Переправу на другой берег Суэцкого канала египтяне до сих пор считают победой.

Мощный удар по израильским позициям был внезапным и совершенно бесполезным: по полупустым бункерам только за первые двадцать минут с начала боевых действий было выпущено более 100 500 снарядов, а затем вторая и третья египетские армии форсировали Суэцкий канал, окружая немногочисленные израильские гарнизоны. Были наведены понтонные мосты, по которым переправили сотни танков и прочей бронетехники, пехотные дивизии. Я бы лично  назвал это ударом кувалдой по муравью. Самое забавное заключается в том, что эти огромные арабские силы так и не смогли полностью захватить даже все опорные пункты на канале (ОП «Будапешт», например, с гарнизоном численностью 42 человека не только сковал крупные силы противника, но и сумел выдержать осаду до конца войны)!  Это известный приём в военной стратегии: подставить под удар основной вражеской группировки малые силы, а тем временем нанести концентрированный удар по врагу в другом месте, там, где противник меньше всего этого ожидает.  Вольно или невольно, но блокированные гарнизоны «Линии Бар-Лева» отвлекли и оттянули на себя основные силы армий  вторжения.  Захватив плацдарм шириной в 8-12 миль, египетские армии не смогли развить свой успех и предотвратить мобилизацию израильских резервистов, все их попытки продолжить наступление закончились полным провалом.  Так что спустя десять дней с начала боевых действий,    16 октября 1973 года, бои уже шли на африканском берегу Суэцкого канала, когда израильские танки и десантники уничтожили египетские силы ПВО, а затем  при поддержке своих  господствующих в воздухе ВВС,  вырвались на оперативный простор, громя египетский тыл.  Неминуемое поражение Египта стало лишь делом времени.

На Голанских высотах ситуация была несколько иная, израильских войск  тут  было чуть больше, не три танка, как на «Линии Бар-Лева», а целых 170.  Всего же сирийское наступление сдерживали две бригады и одиннадцать артиллерийских батарей.  Против малочисленных израильских подразделений были сосредоточены  силы пяти сирийских дивизий и 188 артиллерийских батарей. Чтобы читателю было лучше разобраться в соотношении сил, скажу лишь, что к началу войны 170 израильским танкам противостояло 1200 сирийских, а против 600 израильских пехотинцев в первой ударной волне наступало более 40 000  сирийских солдат.  Это направление считалось более опасным по сравнению с египетским фронтом. Поэтому по личному распоряжению Моше Даяна накануне войны  горстку израильских солдат с семьюдесятью танками усилили дополнительной сотней машин.  После четырёх дней боевых действий все вторгшиеся сирийские войска были обескровлены и выбиты обратно на тсходные позиции, а израильские части, получив подкрепления, начали решительное контрнаступление на сирийской территории.

 

 

 

Президент Египта Анвар Садат, выступая 16 октября 1973 года с речью, увлечённо врал своему народу: «Египетские вооруженные силы совершили чудо по любым военным стандартам… Эти силы завладели инициативой, захватили врага врасплох и пошатнули сложившуюся ситуацию. Египет восстановил свою честь».  К этому  времени израильские войска уже успели одержать победу в крупнейшем со времен Второй мировой войны танковом сражении на Синайском полуострове, разгромить  превосходящие египетские части в кровопролитных боях возле «Китайской» фермы, успешно форсировать Суэцкий канал. На момент выступления Садата израильские солдаты крушили египетские войска на африканском берегу, уничтожая батареи ПВО и превращая египетские части в лёгкую добычу своих ВВС. Даже много повидавший в своей жизни Моше Даян, инспектируя войска после сражения на Китайской ферме, был поражен степенью разгрома египетских войск.

И тут самое время задать крамольный вопрос: за что же в Сирии и Египте раздают ордена? Спартанский поэт Симонид Кеосский описал подвиг царя Леонида, который у Фермопил во главе трёхсот воинов сдерживал многотысячное персидское войско царя Ксеркса и пал в бою, благодаря чему основные силы греческой армии сумели  отступить,  перегруппироваться и затем нанести сокрушительное поражение персам.  Горстка еврейских солдат, на мой взгляд, превзошла подвиг царя Леонида: не все защитники «Линии Бар-Лева» погибли и флаг со Звездой царя Давида над ОП «Будапешт» гордо развевался всю войну, несмотря на все отчаянные атаки и шквальный огонь египтян. Все израильские солдаты,  попавшие в плен, подверглись нечеловеческим пыткам и унижениям.  Но и в этом нет ничего нового – описывая поведение Ксеркса после битвы у Фермопил, современники отмечали, что  никогда раньше и никогда позже он не проявлял такой жестокости и ненависти к своим врагам. Почему? Из-за страха: никого раньше он не боялся так, как царя  Леонида. И все персы именно по этой причине  возненавидели греков.   Египтяне и сирийцы пошли проторенной тропинкой истории, пытая безоружных израильтян и издеваясь над поверженными противниками, получая за это медали и ордена.  Голда Меир писала: «…зимой  1973  года бывали дни, когда я еле заставляла себя  встретиться ещё с  одной  группой  родителей: ведь  мне нечего было им сказать, а  египтяне  и сирийцы не только отказывалась дать Красному  Кресту списки пленных израильтян много месяцев после прекращения огня,  но  даже не позволяли нашим армейским раввинам искать павших евреев на местах сражений… Много есть такого, чего я лично никогда не прощу египтянам и  сирийцам, но прежде всего вот этого: так долго, из чистой злобы, они придерживали информацию, стараясь использовать горе родителей как козырную карту в борьбе против нас. После  прекращения  огня,  после  переговоров,  длившихся  месяцами  и, наконец,  закончившихся  разъединением  войск,   когда  наши  военнопленные наконец  возвратились  из  Сирии и Египта, мир узнал  то, что  мы знали уже много лет:  никакие тонкости, вроде  Женевской  конвенции,  не  принимаются в расчет, когда евреи попадают в руки арабам – особенно  сирийцам. Может быть, даже весь  страх  за  судьбу попавших  в плен стал, наконец,  более понятен. Сколько раз я, слушая этих  отчаявшихся родителей, жен и сестер, собравшихся предпринять  новую  демонстрацию,  подать  новую петицию, и  в  который  раз отвечая им, что  мы делаем всё возможное, чтобы получить списки, думала, что пытки, которым подвергают людей наши враги, – хуже смерти». Арабы  игнорировали Женевские конвенции, безжалостно пытали и убивали израильских военнопленных. Например, в декабре 1973 года министр обороны Сирии Мустафа Тлас, выступая перед парламентом (Национальным собранием), радостно поведал собравшимся, что наградил медалью Республики солдата, который зарубил топором 28 израильских пленных.  Летом 1974 года из сирийского плена был освобожден израильский военнослужащий Зеэв Феллер, попавший в плен в первые часы войны на горе Хермон (Голанские высоты). Это тот редкий случай, когда крохи информации стали достоянием общественности. Феллер свидетельствует о том, что арабы «убивали на месте всех раненых и тех, кто от изнеможения не мог встать и идти». Те израильские солдаты, которые считаются пропавшими без вести, на самом деле были убиты или замучены до смерти в плену.  Воспоминания о судьбе израильтян, побывавших в плену, можно почитать в приложении к этой книге.

* * *

Впрочем, в войне 1973 года  ВСЕ участники объявили себя победителями.

Израиль – поскольку в очередной раз продемонстрировал эффективность своих вооружённых сил и способность малыми силами громить многократно превосходящие по всем параметрам арабские армии.

Сирия и особенно Египет гордились тем, что начальный этап войны поверг Израиль в смятение, еврейское государство удалось застать врасплох и нанести чувствительный удар – с ходу форсировать Суэцкий канал.  Гордились они мужеством и хорошей военной выучкой своих солдат на поле боя, позор бесславной для них Шестидневной войны был смыт. Лидеры этих стран в своей обычной манере представили почти полный разгром своих войск на поле боя как великую победу.

США – из-за того, что сумели достойно выйти из сложной ситуации: с одной стороны продемонстрировали свою мощь, а с другой – не допустили сползания к Третьей мировой войне с применением термоядерного оружия.  Кроме того, было ещё одно реальное достижение: не только удалось помочь своему союзнику Израилю выйти из войны ещё более сильным, чем прежде, но и приобрести нового союзника на Ближнем Востоке – Египет. В политике Египта после войны окончательно наметился крен в сторону Америки: лидер арабского мира сходил с советской орбиты и всё больше входил в сферу американского влияния.  Арабские страны Персидского залива ещё в большей степени, чем до этого, стали зависеть от США.  Впоследствии это сыграло роковую роль для СССР: президент Р. Рейган договорился о понижении цены на нефть и Советский Союз без притока валюты развалился, словно карточный домик.  Разумеется, для краха советской системы имелись и более веские причины, но именно отсутствие свободной валюты для закупки продовольствия явилось той самой соломинкой, которая, образно говоря,  ломает хребет верблюда.

СССР – из-за того, что советское оружие, особенно ракетное, оказалось очень эффективным, интенсивная подготовка арабских офицеров в советских военных училищах принесла свои плоды – форсирование Суэцкого канала прошло как по нотам, был нанесен сильный удар по Израилю. Заодно удалось основательно пощекотать нервы США, которые и так переживали на самые лучшие времена из-за Вьетнама.  До развала СССР было ещё далеко, а в те годы, несмотря на потерю Египта, СССР получил кое-какие дивиденды: укрепились позиции в Ливии,   война привела к повышению цен на нефть, благодаря чему экспорт советской нефти стал приносить огромный доход в долларах.  Однако низкая эффективность экономической деятельности (разорительная плановая экономика) и коррупция в Советском Союзе не позволила разумно распорядиться неожиданно возникшими возможностями. (Страна, подсевшая на «нефтяную иглу», замедлила своё научно-техническое развитие, что впоследствии привело к экономическому падению и краху государства.  Но всё это произошло позднее, а в те годы поток нефтедолларов обогатил Советский Союз.)

Однако до сих пор никто не сказал  главного: для всех сторон это была Пиррова победа.[5]  Для Израиля начало четвёртой по счету войны с арабскими армиями, получившей название Войны Судного дня, явилось неожиданным неприятным сюрпризом и гибелью солдат из передовых частей.  И хотя ЦАХАЛ[6] в конце концов добился решительного перелома в ходе боевых действий и фактически выиграл войну, тем не менее за победу была заплачена высокая цена.  Израиль потерял  2552 военнослужащих убитыми, 7500 ранеными  и 530 пленными,  было подбито 810 танков и уничтожено 115 самолетов. Для маленькой страны, где каждый человек на счету, это серьезные потери.  Кроме того, конечная победа на поле боя  не была в должной мере закреплена дипломатически.

Доктор Яаков Хасдаи[7] (יעקב חסדאי), который  входил в состав государственной комиссии по расследованию причин неудачного начала войны и больших потерь, во главе которой стоял член Верховного Суда Ш. Агранат, в интервью газете «Israel Hayom» дал такую оценку той войне: …Война Судного дня подорвала веру израильской общественности в свое руководство. Вы знаете, каким уважаемым был Моше Даян? Как популярна была Голда Меир? И после войны все захотели, чтобы они ушли в отставку. То положение, та нехватка веры в руководство всё еще с нами сегодня. Это – прямой результат войны». «Другая (неприятная) вещь – кризис веры, которую мы испытали относительно целостности Государства Израиль».[8]  Доктор Яааков однозначно называет Войну Судного дня неудачей, даже не травмой, а настоящим переворотом.

После войны в стране царило уныние, наметился кризис доверия к традиционному социал-демократическому руководству и даже к армии, особенно разведке.  Израиль начал стремительно раскалываться на  два политических лагеря с диаметрально противоположной идеологией: «Шалом ахшав» и «Гуш эмуним».  Причём сторонников идеи «мир взамен территории» становилось с каждым годом всё больше.  Парадоксально, но факт: именно жестко критикуемая Война Судного дня (которая якобы продемонстрировала низкий уровень руководства и слабость армии) убедила сторонников левого лагеря в том, что Армия Обороны Израиля сможет защитить страну при драматическом повороте событий,   даже если уступить территории – поскольку армия способна отразить любую агрессию.   Находясь под ударом, в самых ужасных условиях, армия это наглядно доказала.  Сегодня эта идея привела к ослаблению сдерживающего потенциала страны и росту  жесточайшего, бескомпромиссного исламского террора и экспансии со стороны Ирана и прочих государств Оси Зла.

Потери арабских армий были гораздо значительнее израильских: было убито  18 500 человек, более 51 000  ранено, 9 370 солдат попало в плен, Сирия и Египет совокупно     потеряли 368 самолетов и вертолетов, 1775 танков и бронемашин. Причем это были безвозвратные потери, поскольку территория была сохранена за Израилем, который смог беспрепятственно отремонтировать свою подбитую технику, а арабы были такой возможности лишены.   Тем не менее, в Израиле после войны правительство не смогло удержаться и вскоре пало, в основном из-за жесткой критики на неподготовленность страны к неожиданному нападению и широкого общественного резонанса, связанного с большими потерями.

Сирийцы, несмотря на то, что  на их стороне была внезапность, инициатива и значительный численный перевес, были разгромлены  и отброшены израильским контрнаступлением на двадцать-тридцать километров от довоенных границ, дорога на Дамаск была открыта, войск для защиты столицы почти не осталось.

Садат хотя и добился повышения своего престижа в стране и в мире, но при этом он отдавал себе отчёт в том, что  Египет  не был окончательно разгромлен лишь благодаря дипломатическим усилиям.  Потери были колоссальны,  израильтянам попали в руки целые горы военных трофеев, их невозможно было восполнить в короткий срок. Экономика Египта, и без того слабая,  была подорвана, страна стояла перед перспективой голода.  Кроме того, генсек Брежнев был страшно недоволен развитием событий. Заместитель заведующего международным отделом ЦК КПСС Анатолий Черняев так описал реакцию советского руководителя на неудачу египетской армии и призывы Садата о советской помощи: «Мы столько лет предлагали им разумный путь. Нет, они хотели повоевать. Пожалуйста, мы дали им технику, новейшую – какой во Вьетнаме не было. Они имели двойное превосходство в танках и авиации, тройное – в артиллерии, а в противовоздушных и противотанковых средствах –  абсолютное. И что? Их опять раздолбали… Нет! Мы за них воевать не станем. Народ нас не поймет…». В советско-египетских отношениях наметился очередной кризис. Владимир Марченко[9] пишет, что «дипломатические отношения Соединенных Штатов с Египтом и с Сирией, разорванные в 1967 году, теперь были не просто восстановлены, но стали почти дружескими. По просьбе Анвара Садата нефтедобывающие страны, к их собственной выгоде, пообещали снять эмбарго против Соединенных Штатов. А что самое главное – влияние Советского Союза в регионе резко ослабло. Советский Союз был полностью исключен из процесса достижения соглашения о разъединении войск, причем не только по желанию Израиля, но по желанию Сирии и Египта – тех самых стран, которым он лишь недавно оказывал поддержку и военную помощь».

Спусня несколько месяцев после окончания войны,  в феврале 1974 года Египет восстановил дипломатические отношения с США. 18 апреля 1974 года Садат  провозгласил «инфитах» («политику открытых дверей»), с «арабским социализмом» было покончено.

Тут стоит вспомнить, что Египет находился под безраздельным советским влиянием со второй половины пятидесятых годов XX столетия. Хрущёву было важно показать советским гражданам, что в области внешней политики СССР продолжает экспорт коммунизма и расширяет своё влияние.  29 ноября 1957 года на заседании Президиума ЦК КПСС был утвержден документ «О поставках Египту спец. имущества». В нем отмечалось, что Государственному комитету Совета Министров СССР по внешним экономическим связям и Министерству обороны СССР при переговорах с представителями египетского правительства надлежит руководствоваться следующим: СССР предоставляет Египту кредит в сумме 700 миллионов рублей для оплаты поставок из Советского Союза «машин и оборудования». СССР «дает согласие на поставку вооружения и военного имущества Египту в 1958-1959 годах».

В 1957 году в Москве в Военной академии имени М.В. Фрунзе начала обучение первая группа египетских военнослужащих. Всего (на 1 января 1995 года) в СССР/РФ было подготовлено 7996 человек (в том числе для сухопутных войск – 2200 человек, сил ПВО – 2998 человек, частей ВВС – 1286 человек, флота – 942 человека, тыловых служб – 160 человек и прочих – 410 человек).

Советская военная помощь Египту в период с 1965 по 1972 годы составила 3,2 млрд. долларов, а с декабря 1972 по июнь 1973 года (то есть уже  после того, как президент Садат принял решение выслать советских военных специалистов из страны) Египет получил больше советского оружия, чем в 1971 и 1972 годах совокупно.

Хотя точной статистики не существует из-за того, что в Советском Союзе всё было засекречено (практика засекреченных архивов существует  и в современной РФ), однако даже по самым скромным данным с 1955 по 1975 годы общий объем военно-технического сотрудничества между двумя странами составил около 9 млрд. долларов!

11 июня 1967 года руководство СССР заявило, что бесплатно возместит Насеру всё, что было потеряно в боях Шестидневной войны  с Израилем. К середине 1968 года египетские ВВС достигли своего предвоенного уровня, а в 1969 году численность танков была уже выше, чем на начало войны.  Причем поставлялась более современная техника, самая лучшая из арсенала вооружений, которым обладал на тот момент Советский Союз.

Президент Садат посетил СССР в октябре 1971 года, а также в феврале и апреле 1972 года, заверяя «дорогого» Л.И. Брежнева в верности своим обязательствам и курсу на строительство социализма взамен на увеличение поставок.

И вот на всём этом «долгом и плодотворном сотрудничестве», как любили говорить в брежневском окружении, была поставлена жирная точка. Капитан I ранга Ананьев Владимир Сергеевич, бывший начальник Управления военных сообщений на Черноморском бассейне ВМФ СССР и непосредственный участник тех событий, в своих воспоминаниях «ЗА ГОРИЗОНТАМИ. ОЧЕРКИ СТРАННОГО ВРЕМЕНИ» описал крах советской политики в Египте: «После смерти нашего друга Гамаль Абдель Насера власть в Египте перешла в уверенные руки Анвара Саддата. Натянув на ногу тяжёлый сапог, он в 1976 году денонсировал договор о нашей дружбе и сотрудничестве. Коммунистов в Египте уже не было. Я имею в виду живых и на свободе. Анвар Саддат поэтому начал сажать в тюрьмы офицеров, учившихся в Советском Союзе. Почти одновременно президент предложил всем представителям нашей страны, которые помогали Египту строить и жить, убираться из Египта. Немедленно! До отхода поездов, например, из Каира, оставалось порядка двух-трех часов. Как во время войны, в первую очередь мы эвакуировали женщин и детей, власти разрешили брать с собой только ручную кладь. Посадка в поезда шла ночью. Дети плакали, у женщин тряслись руки. Кто знал, что их ждет впереди? На всем пути от Каира до Александрии, на промежуточных станциях, на перронах стояли солдаты с автоматами. Советскими автоматами, направленными на советских женщин и детей».[10]

После высылки советских военных специалистов в 1972 году отчетливо  наметился процесс  переориентации Египта от Советского Союза в сторону США. Его основными вехами на этом пути стали: полная  поддержка американской политики отстранения СССР от процесса урегулирования египетско-израильских отношений, заключение в 1975 году за спиной СССР и арабских стран Второго Синайского соглашения, денонсация советско-египетского договора о дружбе и сотрудничестве в 1976 году. Процесс переориентации стал необратимым.   В ответ СССР перестал ремонтировать египетские военные самолеты и вообще поставлять запчасти к боевой технике, поток советской помощи теперь пошел во враждебную Египту Ливию.  Во время ливийско-египетской войны советские военные советники воевали на стороне Ливии. Шестого марта 1979 года в Вашингтоне после трудных переговоров был торжественно подписан мирный договор между Израилем и Египтом, после чего продолжилось дальнейшее понижение уровня советско-египетских отношений закрытием советских консульств и других учреждений и, наконец, высылкой из страны в сентябре 1981 года советского посла. Для СССР это был тяжелый удар: колоссальные материальные затраты и горы оружия не принесли СССР никакой пользы, были ликвидированы все военные и военно-морские базы, советским военным кораблям даже было запрещено входить в территориальные воды Египта.  Влиянию СССР в Египте пришел конец, Садат на 180 градусов изменил политическую ориентацию страны и стал одним из  важнейших союзников США.

Это было болезненное поражение в бушевавшей Холодной войне: мало того, что рухнула ещё одна надежда на мировую социалистическую республику и утрачена главная база Советского Союза на Ближнем Востоке, так вдобавок к этому  огромных средств, отобранных у народов СССР и затраченных на Египет, было уже не вернуть.  Таким образом, именно Советский Союз, безумно и бездарно тративший деньги и усилия в обмен на ничем не покрытое египетское  пустословие, на так называемый «социализм с арабским лицом»,  оказался основным из мировых игроков,  проигравшим в войне 1973 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] Музей «Панорама Октябрьской войны», построенный в 1989 году, находится в районе Гелиополиса в Каире.  Вся панорама состоит из трех отдельных шоу, каждое из которых длится около 20 минут: первое начинается с документального фильма «Путь к Победе», второе шоу представляет собой небольшое театральное представление, и третье — круговая 3D диорама батальной сцены на вращающейся платформе, включающая множество спецэффектов: от столбов дыма до роя самолетов, летящих прямо в зрительный зал.

[2][2] Девиа́ция (от лат. Deviatio) — отклонение

[3] Хаим Герцог родился в Ирландии, образование получил в Кембриджском и Лондонском университетах. Семья Герцога эмигрировала в Израиль, когда его отец, д-р Исаак Герцог, был назначен главным раввином Палестины. Долгая военная карьера Хаима Герцога началась во время Второй мировой войны; он служил в британской армии в Северо-Западной Европе. После окончания войны он дважды возглавлял военную разведку Израиля: в 1948-50 и 1959-62 годах. В 1950-1954 годах Герцог был военным атташе посольства Израиля в Вашингтоне. Вернувшись из США, он занимал различные командные должности в израильской армии. В 1967 году Герцог был назначен первым военным губернатором Иудеи и Самарии, а затем был представителем Израиля в ООН. Закончив службу в армии в звании генерал-майора, Герцог быстро приобрел известность как блестящий военный и политический обозреватель. Его публикации в прессе и регулярные выступления по радио Израиля и Соединенных Штатов Америки принесли ему мировую известность. Статьи Герцога часто появлялись на страницах израильских, американских и английских газет. В ряде западных издательств вышли его книги. Герцог был избран депутатом израильского парламента – Кнессета, работал адвокатом в Тель-Авиве, принимал активное участие в различных областях общественной и политической жизни страны. Свидетельством выдающихся заслуг Хаима Герцога стало избрание его Президентом Государства Израиль.

 

 

 

[4]Хаим Герцог. Арабоизраильские войны, 1967-1973. — АСТ, 2004. — 76-77 с.  (Военно-историческая библиотека).

 

[5] В 280 году до н.э. Царь Эпира Пирр вел кровопролитную войну с Римом, причем ему дважды удавалось одержать победу.  Но, тем не менее, вторая победа далась Пирру ценой таких жертв, что, по преданию, он воскликнул после боя: «Еще одна такая победа – и я останусь без войска!» Война закончилась поражением и отступлением  Пирра из Италии. Выражение «пиррова победа» стало обозначением успеха, купленного слишком дорогой ценой.

[6] צה»ל  –Армия Обороны Израиля (АОИ).

[7]  Yaakov Hasdai – полковник в отставке, юрист и историк.

 

[8]  «Israel Hayom» от 30.09.2013.

[9] Владимир Марченко – российский дипломат, востоковед и переводчик, выпускник ИСАА при МГУ им. М.В. Ломоносова, соавтор статей, опубликованных в книгах «Армия и власть на Ближнем Востоке» (Москва, 2002) и «Ближний Восток и современность» (выпуск 13, Москва, 2002). В 2003 году – сотрудник дипломатической миссии Российской Федерации в Государстве Израиль.

 

[10] Ананьев Владимир Сергеевич, «Судоходство», 1997 г.

0

Автор публикации

не в сети 11 месяцев

9855814

0
flagИзраиль. Город: Maale-Adumim
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 26-07-2018

Регистрация!

Достижение получено 26.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: