Знаки

0
122
Знаки
ЗнакиЗнаки

Кое-кому из вас я уже говорил о том, что у Тела есть Своё Знание и Оно может подсказывать — чего ожидать, чего остерегаться. И Мир так же и о том же нам подмигивает, только сумей увидеть, понять и воспользоваться. 

   Так вот, у моего тела для меня есть одна из таких сигналок, когда в одетой обуви на правую ногу, я подошвой обнаруживаю камешек или какой-либо сор, то уже точно знаю, того, за чем иду, нет или будет намного позже. И это проверено мною много раз. 

   Помимо этого, я наблюдаю за Миром, что Он мне кидает на пути следования. Это, брошенные кем-либо слова, вспыхнувшие в поле зрения надписи, погода и вся природа, в общем, что-то цепляющее Внимание.

   Вчера, одев кеды, обязательно вытряхнутые, в полдень, я выехал на велопробег до Куйлюка, затем к Дастану с его родителями и далее к его баба’ и аже, где с хозяйкой по пятьдесят виски “Чивас”, за рождение Артура, было выпито.

   Где-то после пяти вечера, в вытряхнутых и обутых кедах, с вышедшим проводить меня, «Гессом», высказывающим опасения, по поводу безопасного управления мною велосипедом, я выехал в обратную дорогу, пожелав брату не надумывать тревог. “Наверняка, через час-полтора позвонит” — мелькнуло в уме.

   По дороге решил свернуть с трассы к Найме, так как, ей ещё не доложился об Артуре и часам к шести вошел во двор её дома. Она была со своими внуками — Батыром, Самирой и годовалым Ильясом. Выпив чаю, поделившись новостями, поигравшись с малышами, затем сняв на телефон поздравление за второго внука, я, собираясь домой, надел правый кед, с каким-то сором внутри. Хорошенько вытряхнув кед, то же самое сделав с левым, обувшись, я вышел во двор, сопровождаемый Батыром и Самирой. Ильяс ехал на своей ажеке, которую внуки зовут Катта-Апа. 

   Было предсумеречное время. Я опять одел солнцезащитные очки, дабы уберечь глаза от мошкары и ветра. Попрощался с сестрой и её внуками. Тронулся крутить педали. 

   Чуть позже, выехав на „правдинскую” дорогу, включив задний отражатель и фару на руле, я направился в сторону Джумабазара. В наушниках, как всегда, в последнее время, у меня звучал сборник в стиле Nu Disco, это, не напрягающая ритмичная,  с четко выраженной басовой партией, танцевальная музыка.  

   Подъезжая к Джумабазарскому перекрестку, я снял очки, в них уже было темновато. Повернул налево и двинулся в сторону Янгибазара, по неширокой дороге, где, чтобы обогнать впереди идущую машину, водителям нужно выезжать на встречную полосу. А бедным велосипедистам необходимо прижиматься к самой кромке асфальта и как назло, почему-то этот край дороги, чуть ли не весь покрыт неровностями, так, что постоянно приходиться съезжать на обочину, когда тебя нагоняет какое-либо авто. И тут началось невообразимое. Пальцами правой ноги в кеде стали ощущаться какие-то соринки. Удивлённый, я пошевелил пальцами и вроде они перестали ощущаться. Чуть позже пяткой, всё той же правой ноги, ещё более удивлённый, начинаю ощущать мелкий камешек. Ну, откуда он взялся под пяткой?! Не останавливая хода, трясу этой ногой, сняв её с педали. Камешек исчез. Кручу педали дальше. Сумерки уже сгустились и я понимаю смысл этих знаков. Так как, конечный пункт мой дом, который никуда не денется, мне ясно, что, неровная местами, дорога таит в себе опасности, вкупе со встречным и попутным транспортом. 

   Музыка в наушниках прерывается и звучит сигнал вызова. Я, догадываясь, что это может быть только «Гесс», жму кнопочку на поплавке наушников и слышу его голос: “ну, чё ты, где?..” Прерывая его, говорю: “Да, вот к Найме заезжал, посидел там, ща вот еду, уже Джуму проехал. Норма всё. Ага, давай!” 

   Тем временем прохладные сумерки превратились в зябкую ночь. Дорога, большей частью пересекающая поля сельхозугодий, неприятно обдувает меня, легко одетого, стылым ветерком.

Nu Disco, после отключения „Гесса”, вновь продолжило свои ритмы у меня в ушах. Но через какое-то время проигрыватель телефона стал вытворять что-то необычное. Игравшая песня отключилась и зазвучала другая песня, всё с того же сборника. Почти сразу она прервалась и заиграла песня совсем из другого альбома, чего не могло произойти, т.к. предыдущий альбом был зациклен на повтор. Это был The Weekend “Earned it”. Резкая перемена ритма и темпа музыки весело ошеломили меня и я понял, что это уже Мой Ангел напрямую стучится в моё сознание, с требованием быть внимательным и замедлять ход на неровностях дороги и при ослеплении меня встречными машинами дальним светом, чем грешила каждая третья. Я послушно стал следовать этим сверхъестественным указаниям. Но, видимо, этого было мало. The Weekend почти допел свой хит и оборвался. Чуть погодя, еле слышно, коротко прозвучала шаманская флейта американских индейцев и стихла, что меня ещё раз удивило “О, шаманы подкатили!” (скажу больше, вот сейчас когда пишу это, я взял телефон, чтобы записать название трека и что вы думаете — я не нашел этой песни!..упс!..). Спустя продолжительное время, замолчавший телефон, вновь еле слышно в левом наушнике, правый я снял, чтобы яснее слышать окружающее, тот же шаманский напев, так же коротко прозвучал. Затем, спустя какое-то время, в том же ухе, прозвучал сигнал севшей батареи. 

   Тем не менее, я уже приблизился к Янгибазару. Проехал лубзавод и, напротив спуска на стадион, меня шокировало последнее исключительно невероятное событие этого вечера. В моём наушнике нежданно громко и бодро зазвучала узбекская музыка и голос артиста стал декламировать какие-то патриотические стихи. Вслед за ним, такого же плана, зазвучала песня на узбекском языке и до меня дошло, что это звучит радио, которое я, еще ни разу до этого, не пробывал включать. Я рассудил это, как знак того, что всё нормально, ты справился и ты дома!

   Вот так завершился мой велопробег длиною в шестьдесят с чем-то километров.

Так, что Дамы и Господа! Будьте Внимательны! Они Есть! Знаки!

                                                                Знаки

                                                             (продолжение)

   Сразу признаюсь, что мне самому, мой рассказ «Знаки», показался в итоге не совсем убедительным, хотя он и имеет достаточное значение, в сказанных мною там заявлениях. Как бы не хватило какого-то веского драматического события или действия, чтобы уж точно читатель не сомневался в истинности моей декларации о Знаках. И я, ничтоже сумняшеся, стал задумывать художественный домысел, чтобы уж придать рассказу яркую конкретность, тем более, что всё, описанное там, было чистой реальностью и правильно или искусно вымышленное завершение могло иметь место. 

   В итоге зародилась в уме сцена вылетающего, из-за поворота, на большой скорости автомобиля, который не вписывается в полосу и врезается во встречную машину, начинает крутить сальто на дороге, последний оборот и бух!останавливается прямо передо мной. И если бы я не прислушался к знакам до этого, то оказался бы ближе к месту аварии и конец мой был бы плачевен. 

   Но моя природная лень или ещё что-то, всё время удерживало меня от этого эффектного заключения моих мыслей в рассказе. 

   Так прошла зима. Наступила весна. Я открыл сезон велопробегов. Где-то в конце апреля, до меня снизошла идея, добавить практику пения мантры «Аум» на закате, где-нибудь в безлюдном месте. 

   Каждый свободный вечер, я стал выезжать на Чирчикскую трассу, чтобы двигаться в сторону плотины и на полпути к ней, слева, где открывалось пространство свободное от забора, селения и выстроившихся в ряд однотипных домов, съезжал к реке, ко времени, когда солнце собиралось погружаться за край горизонта. 

    Расположившись стоя, слегка согнув ноги в коленях, у самой воды, я, в течении времени, когда светило заглатывалось кромкой земли, громко в голос, горловым шаманским пением, оглашал пространство мантрой. Пел я АААА-ООО-УУУУ-МММ!!! На «А» я разводил руки в стороны, на «О» сводил руки над головой и на «УМ» соединял ладони перед грудью в намасте.

    Эта практика здорово заряжала моё тело и дух. Возросла самоуверенность и, как я позже понял, к этому следовало автоматом увеличить самоконтроль. Но осознание этого факта пришло только лишь после следующего события, что Мир подкинул мне, в скором времени. 

    Воскресенье, четырнадцатое мая, довольно таки жаркий день. Где-то в десять утра, я, с бодрым настроением, выезжаю на своих двух колесах, точно по тому же маршруту, что описал полгода назад в «Знаках», то есть до Куйлюка, на базар строительных материалов, а после на «40 лет Победы», к старшому братку. Дата помнится от того, что ровно через восемь дней, в понедельник, случившееся со мной, точнее с моим телом, официально было задокументировано государственным заведением, но вернёмся на мой воскресный путь. 

   Буквально после выезда за пределы Янгибазара, сразу за той заправкой, что по правой стороне дороги, прямо на моём пути лежит новенький лист гипсокартона, которого разорвало на три или четыре части от приземления после полета, видимо с багажника легковушки. Части этого листа лежат аккуратно, сохраняя общую форму того, чем они были совсем недавно, лишь зигзаги пустот меж ними. Никто еще не проехался по их белым гладким поверхностям. И я, объезжая их, читаю сей Знак, обращённый мне, следующим образом, видимо не срастётся то, зачем еду именно на строительный рынок. В этот раз, знак меня предупреждал совсем о другом.

   Подъехав к Чирчикской трассе, я не еду вправо до разворота, а поворачиваю налево и по краешку трассы движусь навстречу потоку машин. Поравнявшись, с противоположным разворотом, дождавшись свободной дороги, я устремляюсь в пространство между бордюрами, что делят трассу на две половины, и, не останавливаясь, поворачиваю налево. Какое-то время, прижавшись к разделительным бордюрам, еду не торопясь вперед. Потом, бросив взгляд, через правое плечо назад, увидев вдалеке белое авто, решив, что успею, начинаю пересекать дорогу к её правому краю. Через какие-то мгновения, оглушительный сигнал режет мой слух и белая машина, притормаживая, с визгом, уходит вправо от меня, а я, отпрянув, ухожу влево.

Белый Шевроле «Спарк», проехав какое-то расстояние, останавливается впереди на краю дороги и из него выскакивают двое, решительно настроенных, парней. Оба в футболках и шортах, среднего роста, тот, что за рулем более крупный и постарше, пассажир молод и худ. Я, неторопливо, подъезжаю к ним. Разглядев меня поближе, их недобрый настрой и порывистые движения как-то теряют свою грозность, видимо не ожидали увидеть немолодого, в возрасте, не щуплого мужчину, и слова владельца «Спарка» звучат без должного соответствия его растопыренным локтям, но всё-таки на повышенных тонах: «Ты чё, братан, тебе чё, жить надоело?!».

Подъехав к ним, я, не останавливаясь и медленно объезжая их, извинительным тоном, спокойно произношу: «Извини, брат, не рассчитал, думал, что успею… Извини…», — и еду дальше. Позади раздаются звуки захлопывающихся дверей и «Спарк», обогнав меня, некоторое время, медленно едет передо мной, не давая мне дороги, а после, ускорившись, теряется из вида.

   Ещё один Знак Небес, чуть ли не размазавший меня по асфальту, явно и категорично потребовал повысить самоконтроль, который в этой поездке не соответствовал моей самоуверенности. И это несоответствие продолжило путь со мной далее.

   Через полчаса, я подъезжал к Ахангаранской трассе. Выехав на неё, я, на крейсерской скорости, приближался к милицейскому посту, по третьей полосе. 

    Две полосы у поста были, как обычно, запружены стоящими потоками машин. Третья полоса, отделенная метровыми в рост, бордюрами от первых двух, была закрыта на мощный шлагбаум. Это препятствие закрывало не весь проезд этого пути. Оставался проход в ширину обычной двери, то есть, где-то сантиметров восемьдесят. Вот в этот створ, все мои предыдущие проезды, обычно я въезжал, сбросив скорость, но не в этот раз.

Вот тут случилось то, что должно было произойти, если игнорируешь знаки, которые подбрасывает твой ангел-хранитель. Причем, во втором предупреждении, он еще позаботился о том, чтобы позади того «Спарка» не оказалось больше других транспортных средств, не то бы, уж точно, без трагедии не обошлось бы. 

Так вот, не притормаживая, я влетаю в это узкое пространство. Моя левая педаль, в нижнем положении напарывается на, расширенную книзу, часть бордюра, а переднее колесо попадает в неглубокий лоток, откуда-то взявшийся у основания этих бетонных заграждений, и тут моё тело, синхронно с велосипедом, начинает полёт в переднее сальто. Перелетая через руль, который так же по дуге идет навстречу с асфальтом, я впечатался бы лицом в эту гладь, если бы не моё гимнастическо-дзюдоистское юношество. Но, выброшенные вперед, ладони принимают удар, а голова сгибается к груди и тело, сгруппировавшись, через левое плечо, уходит в кувырок, оказывается в сидячем положении. Сверху, к моему удивлению, на меня опускается заднее колесо, выпульнутое из своих пазов и креплений, от удара руля об жесткую поверхность дороги. Всё тело испытывает боль, в особенности левая кисть. На руках и ногах ссадины. Сознание в каком-то полутрансе. Позже я удивлюсь, что очки и кепка так и остались на мне.

   В этом состоянии, я беру свой байк и колесо, ковыляю до навеса поста и там, в тенёчке, придя в себя, начинаю приводить в порядок своё транспортное средство. С ним всё в порядке. Левая педаль слегка покривилась и чуток туго оборачивается. Руль завёрнулся вправо. Ко мне, с поста, подходит милиционер и участливо заговаривает со мной, а позже приносит мне плоскогубцы, которые обычно не нужны мне в дороге. В общем подсобил по-человечески. За что ему был выражен душевный рахмет.

   Я вновь на пути к цели следования. Левая кисть припухла и побаливает. До меня доходит наконец смысл Знака, брошенный мне на дорогу при выезде. Я в полной мере осознал, что усилившаяся уверенность нуждается в повышенном самоконтроле. О чём и поведал своему старшему брату позже, когда заехал к нему после посещения рынка стройматериалов на Куйлюке и, приняв душ, обедал у него на кухне.

Подъехал его старший сын и предложил нам спуститься вниз, поиграть в настольный теннис. Чувствовал я себя нормально и мы отправились поиграть.  Жара нам не мешала. Мы были под навесом. Два часа пролетели и спавшая жара открывала мне обратный путь в дорогу.

Племянник предложил довезти меня, засунув велос в багажник, за кольцевую дорогу Ташкента, но я отказался, о чём позже пожалел. Опухоль моей левой кисти увеличилась, вместе с ней увеличилась и её болезненность. Каждая неровность дороги, через руль, доставляла чувствительную боль моей травмированной руке. В общем, обратный путь по времени увеличился в два раза. 

   Неделю я ходил, не желая идти к врачам выяснять серьёзность травмы, пока следующее воскресенье не свело с другом, который, единственный, сразу узрел мою проблему, видимо от того, что предыдущие полгода он сам провёл в гипсе после наезда на него легковушки на пешеходной! дорожке. Вот он и уверил меня о необходимости снять рентген, а вдруг там трещина?! Убедив меня, что трещина хуже перелома, он дал информацию о рентгене и хорошем враче в приёмной нашей районной больницы. 

   На следующий день, меня неприятно ошеломил результат рентгена — пястная кость мизинца у основания сломана, а пястная кость безымянного треснута. Упс! И я с загипсованной левой рукой иду пешком домой, ведя правой свой байк. 

   Так, что Дамы и Господа! Будьте Внимательны! Они Есть! Знаки!” — процитирую я сам себя в завершении и добавлю: „Игнорируешь знаки, получи по носу!))”.

Кайсар Шаман. 

0

Автор публикации

не в сети 3 недели

kaysarshaman

Знаки 0
flagУзбекистан. Город: Янгибазар
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 25-02-2021
Знаки
Знаки

Регистрация!

Достижение получено 25.02.2021
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий