Записки МёртвОГОнЮ Путника. Холодно

0
264

Записки Мёртвого Юного Путника. Трудный способ бросить курить.  

  1. Холодно.

——————————————————————————————

Думаю, вот это место пойдёт для раскура. В ночной темноте я приготовил дырку в бутылке, налепил точек на пластиковой карточке и врубил музычку на телефоне. Подложив местную картонку под попу, я присел на бетонную поверхность берега, наклонённую градусов на тридцать относительно линии горизонта. В считанных сантиметрах от меня плескалась водичка. С правой стороны шумела дорога. Я был окружён деревьями, создающими непринуждённую обстановку, позволяющую расслабиться и творить локальный хасл.

Первая точка удумала дымиться. На то были веские основания физических законов. Против этого произвола были предприняты меры в виде заключения её в одиночной бутылке на срок тления пластилинового продукта.

——————————————————————————————

Сегодня снова виделся с Эммой.

— Алло, Эмма Константиновна, добрый вечер… Курьерская доставочка магазина Hash-cash Вас беспокоит. Вы тут у нас заявочку оставляли… Приносим свои извинения за задержку и предоставленные неудобства. Сами понимаете, товар такой, время не предугадаешь… Я сейчас в пяти минутах от Вашего адреса нахожусь. Удобно ли Вам будет выйти?.. Хорошо, буду Вас ожидать двумя этажами ниже.

——————————————————————————————

Я вдохнул дым. Прохладный осенний ветер врезался мне в лицо в момент столкновения моих лёгких с лёгкими наркотиками. Пробитие.

——————————————————————————————

Первый раз я встречался с ней по другому поводу. Вернее, повод и предмет диалога были те же. Только на этот раз, я оказывал ей помощь. В наших отношениях ещё не было такого, чтобы обмен “гашиш-деньги” был осуществлён в обратном порядке.

Эх, кто бы мне так хэш доставлял. Сразу в подъезд. Никаких «сори бро, задерживаюсь» или «там до чувака одного нужно будет пройтись». Чтобы я вышел, такой, из квартиры, а передо мной уже по четыре плюшки стынет.

Памятуя о том, что в прошлый раз своими руками выкинул её подъездный банжик в мусоропровод, я подготовил пол-литровую бутылку Ква-ква-Минерале. В том, что за время моего длительного отсутствия в этом подъезде появится новый прибор, я не сильно сомневался. Но это оказалась точно такая же бутылка. Только изрядно прокуренная и способная наполняться исключительно дымом.

——————————————————————————————

Но купленную мной бутылку ждала та же участь. Я открутил её крышку и вдохнул в себя содержимое. Второе пробитие.

——————————————————————————————

Мы сидели на ступеньках подъезда. *Мы сидели и курили. Завершался новый день*.

— Опять твоя маленькая, аккуратненькая дырочка. — мне стоило не малых усилий, чтобы сигарета, нагруженная точкой, попала внутрь бутылки, не проронив ни крошки.

— Да, — отвечала Эмма с улыбкой на лице, — я люблю маленькие дырочки.

— А я – нет. Не люблю такие дырочки. Люблю, чтобы дырочка была большая, но аккуратная. Так, чтобы не выцеливать, а наверняка попадать… Но так только с банжиками.

— Всё ясно с тобой. — игриво улыбнувшись, отвечала обладательница авторских прав отверстия.

Мне кажется, это было испытание дырочкой, которое я успешно прошёл. Экзамен по кулинарным навыкам каннабиноидной кухни был сдан на восьмёрку.

— Чувак, а мне же нужно тебе денежку отдать… Только у меня нет налички. Есть карточка, чтобы перевести?

— Нет, у меня нету карточки.

— И что же нам теперь делать?

— Действительно, ума не приложу. Что же нам теперь делать?

Это был риторический вопрос, к которому мы больше не возвращались.

После восьми точек, скуренных на двоих, я, прежде всего, решил прибраться за собой. С первой попытки мне не удалось спрятать батл за стенку мусоропроводной трубы. Он с грохотом упал на кафельный пол, оглушая молчаливый подъезд. Вторая попытка чуть было не привела к повторному крушению, но мне удалось схватить падающую бутылку. После этого, я уже наверняка затолкал её в межбетонное пространство. Но сделав шаг назад, я сбил ногой пустую пятилитровую баклаху, что вызвало не меньший резонанс звука. Она, судя по всему, находилась тут для отвода глаз. Чтобы можно было объяснить скрежет пластика.

Эмма имела удовольствие наблюдать эту неуклюжую картину сверхудачливого человека. А дальше… Всё повторилось в очередной раз. Она хотела нарушить традиции и предприняла попытку встать самостоятельно, но я пресёк её в самом зародыше:

— Стой, стой! Сиди! — в два шага я пересёк пространство лестничной клетки и подал ей руку, чтобы она могла опереться на неё. Все остальные приёмы продолжались по знакомому сценарию. Я подождал, пока она начнёт движение вверх и отправился за ней по пятам. На лестничном пролёте Эмма остановилась, поправляя свой мягкий свитер цвета зимней вишни, который был не короче балахона и всё так же скрывал её попку, по которой я так истосковался. Этой остановкой она предоставила мне возможность пройти вперёд, и я с радостью не воспользовался ей, терпеливо дождавшись возобновления перемещения ног Эммы.

И снова мы стоим по разную сторону дверного проёма. Нежный поцелуй в щёчку. Закрытая дверь. Протяжные звуки ногтей, царапающих дерево.

——————————————————————————————

Третье пробитие. Ветер не думал прекращать свои порывы ни на минуту. Капли воды, бурлящей под ногами попали мне на лицо.

——————————————————————————————

Когда мы поднимались на её этаж, я обратил внимание на потёршуюся надпись Дошёл до Эммы. В отличии от моих чувств, буквы потёрлись самую малость. Меня уже не угнетало и не смущало молчание (не без доли тишины), которое сопровождало основную часть процесса распространения дыма. Я не испытывал трепета перед ней и страха сделать что-нибудь не так.

Когда мы прощались, я забыл сделать ритуал, который некогда был для меня священным. Я забыл заглянуть к ней в глаза. Просто забыл – хорошая характеристика потускневшему свету, который ещё месяц назад освещал мой путь. Я чувствовал, как бессознательно, также как и дошёл, Отошёл от Эммы.

Однако, я никогда не стремился управлять чувствами. Я, скорее, всегда поддавался их течениям, не жалея о Мостах. А отрицать изменение эмоций внутри себя было глупо. Это не переход от любви к ненависти. Это переход от проявления чувств к их отсутствию. Не то, чтобы к полному. Наблюдая за Эммой, я ощущал её власть надо мной, но я больше не собирался ничего ворошить. И эта власть больше не распространялась в её отсутствии.

Не сомневаюсь в том, что наши отношения приправлены капелькой той самой Любви, но она ничтожно мала в сравнении с бочкой дёгтя, которую мы выбрали сами. Которую выбрал я, когда в самом начале предложил ей взять в дорогу немножечко грязи. С этой точки и пошли-поехали все наши невнятные и деревянные путешествия. И если я с самого начала заварил такую кашу, то нужно самому брать в руки чистую ложку и расхлёбывать эту бочку.

Так ведь и стараешься действовать, потому что не веришь в концы также, как и в сожжённые мосты. Но после парочки вычерпанных ложек, в бочку добавляется отборная порция нового дёгтя, не оставляя места для приправы.

И хотелось бы верить в то, что Эмма, как и я, не злоупотребляет добавлением в пространство своей бочки пороха, круглых таблеток для розжига и картонок, пропитанных бензином, октановое число которого равно двадцати пяти.

Таня отчасти была права. И в тоже время совершенно нет. Эмма вовсе не пустышка, но она изо дня в день упорно превращает себя в неё. А я стремительно и охотно потакаю этой неизбежной деградации, стараясь не отставать. Мы оба уже давно миновали тот отрезок, когда наркотики могли принести пользу чувств. Пользу здоровью они, априори, не могут приносить.

Нет уж, Эмма, у нас не будет «барыжнечиских» отношений. Лучше никакие, чем такие. Я не хочу тебе больше помогать и просить у тебя помощи. Только не в стабильном контексте!

——————————————————————————————

 

Контрольное пробитие. Пора отбросить все эти мысли и двигаться дальше. В этом месте я ещё не пробовал бросать курить. Пусть Эмма поможет мне. Но в первую очередь, ей нужно помочь себе.

Из кармана моей куртки торчал телефон с играющей оттуда музыкой. Когда я начал подниматься, он выскользнул из кармана и, ударившись о бетонную плиту, начал движение вниз по склону, верным курсом направляясь к воде.

Замерев в неподвижности, я безнадёжно наблюдал за траекторией его спуска.  Нет, ну всё. Это всё. Телефон пох%рян. В очередной раз. Сколько уже этих телефонов… Сук@, почему он так медленно ползёт?

«Прости. Прощай. Привет» – раздавалось из его динамиков. Окунувшись в водичку, он не изменил скорости томительного погружения, подмигивая мне своей подсветкой.

А может… всё же… не конец?!

Я резко присел на корточки и начал тянуться рукой к воде, пытаясь максимально приблизиться к средству связи. Хотя, по большому счёту, мне было плевать на это средство связи. У меня дома ещё два кнопочных телефона валяется. Но внутри этой модели находилась флешка на целый один гигабайт с моей музыкой, чей неясный шум всё ещё доносился из воды до моего слуха.

Я нашёл её в армии, когда заправлял кровать случайного кубаря, в котором мне довелось заснуть на этот раз. Застилать кровать в МАЗЕ-543 тоже самое, что делать это в плацкартном вагоне. Только делать это нужно по полоске и «сук@ не тупить, воин бл&», потому что своей очереди ожидают ещё три случайных соседа.

Вот в такой атмосфере мне и досталось это накопительное устройство. Это была первая в моей жизни флешка формата microSD. Да и вообще, в своей жизни я купил только одну флешку, в виде сперматозоида, которую подарил Диане, спустя две недели.

Я уже коснулся рукой воды. Но телефон всё глубже уплывал в бессрочное плавание. Как Леонардо Ди Карпин во всем известном фильме.

*Смотри не упади тут. Это будет фиаско*.

Моя правая нога проскользила вниз к воде и я потерял равновесие. Верным курсом головы я направлялся в след за телефоном. Ценой разбитых в кровь костяшек и поцарапанных ладоней, мне удалось повернуть себя на 180 градусов так, что в воде оказалась только нижняя часть моего туловища. Я коснулся ногами дна и оказался по пояс в воде. Оттолкнувшись, я постарался моментально выбраться и это мне удалось сделать ценой ещё более окровавленных ладоней.  Выбросившись на берег, я ухватился плавниками за спасительное дерево, чтобы не скатиться обратно.

*Это фиаско, братан*.

Перевернув своё положение в вертикаль, я осмысливал масштаб трагедии. Что у меня в карманах штанов? Ключи? На месте. Телефон? Понятно. Кошелёк? В куртке. Дерьмо? Где дерьмо? Я начал рыться по карманам вымокших насквозь штанов. Капли, увлекаемые силой притяжения, стремительным ручьём стекали на уже не сухую, бетонную плиту.

Нет, здесь только ключи. Может быть в карманах куртки? Опять я, %блан этакий, забыл запомнить, куда положил дерьмо… Вот! Это оно? Да, это оно. Это точно оно! Теперь всё в порядке. Всего лишь уплывший телефон, вымокшие штаны и самый мокрый и холодный путь длиною в полчаса. Мне п#здец…

Медлить было нельзя и я решительно принялся сокращать расстояние до дома.

Может быть это, непосредственное касание дна послужит для меня поводом к действиям? Хотелось бы верить… Но больше всего, хотелось бы сохранить мою драгоценную писю невредимой. Ещё терпимо, но с каждым шагом всё холодней.

Я же ещё хотел сегодня мимо церкви пройтись. Вот сейчас, ещё есть возможность повернуть налево и попасть к крестам. Это увеличит мой путь минут на десять. Нужно решаться: да или нет. Разворачиваться будет слишком поздно и слишком холодно…

А-а-а, %банный придурок! Псих ненормальный! Ты действительно повернул и ведёшь своё тело к церкви? Ты сознательно увеличиваешь этот холодный путь, оставляя на сухом асфальте октября мокрые следы? Больной ублюдок! Это приговор, Чувак.

Вымокшие штаны крепко облепили мои бёдра и икры. Эти места начинали всё больше сгорать. Гениталии давали о себе знать только сжатыми яичками. В паховой области не было той жгучей, кусающей боли, расходящейся по остальной площади ног.

Наконец-то я вижу кресты… А это что? Это запах гари?.. Да, отчётливый запах гари.

Признаков пожара в виде дыма и огня не наблюдалось, но с приближением к церкви, запах усиливался. Я вышел на извилистую дорожку, выложенную из плиток. Она петляла рядом с церковью, огибая местные деревья, уже успевшие оголить свои ветки для неизбежного процесса укрытия снежным покровом.

Каменная плитка сменилась асфальтом, и я оказался с глазу на глаз с церковью. Перекрестившись, я повернулся спиной и, превознемогая жгучую боль, попытался ускорить шаг.

— Так, стопэ! Минуточку. У тебя в правой руке безымянным пальцем зажат окровавленный камень, который ты так и не определил, куда положить. Верно я говорю?

— Всё верно.

— И ты этой рукой только что перекрестился?

— Получается так.

— Как-то стрёмно получается…

До дома пять минут. Только бы дойти… Нет больше сил терпеть. И, ведь, никуда не денешься, ничего не сделаешь. Только продолжать идти. Либо дойдёшь, либо… всегда можно присесть и расплакаться.

Этот холод кусается пастью самого лютого питбуля. Ноги начинает сводить. Я чувствую, как они немеют… Осталось совсем чутка, Чувак! Два поворота и я дома. Первым делом в душ, затем чай, потом проверить функционирование самых главных органов моего тела.

Финишная прямая. Слева от подъезда припаркована такая знакомая, патрульная машина. А камушек у меня по-прежнему зажат безымянным пальцем правой, разбитой в кровь, руки. И я не намерен его скидывать. Это моя территория, мой дом, мой подъезд. О-о-о, домофончик, я как никогда, рад видеть тебя. #17#8702. Твой писк для меня звучит, как мелодия жизни, всплывшая на границах памяти.

Похоже, что один из кругов ада, мне удалось пройти при жизни, подобравшись с тёмной стороны купола.

 

 

 

 

 

0

Автор публикации

не в сети 2 года

kkg1984

Записки МёртвОГОнЮ Путника. Холодно 85
Комментарии: 2Публикации: 11Регистрация: 11-07-2018
Записки МёртвОГОнЮ Путника. Холодно
Записки МёртвОГОнЮ Путника. Холодно

Регистрация!

Достижение получено 11.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий