Записки МёртвОГОнЮ Путника. Прогулка на Четверых.2.

0
346
  1. Прогулка на Четверых.2

——————————————————————————————

 «Сейчас я досру и выхожу уже» – такую смс я получил от Гарика после того, как он сбросил мой звонок. Я сидел на двенадцать этажей ниже, внутри салона своего автомобиля. После столь подробного оповещения, я решил пройтись до магазина, чтобы утолить жажду и попить водички. Этим днём я потреблял неимоверно большое количество воды.

Из головы не выходит, что перед глазами я вижу здание морга. Оно всегда здесь находилось и дал нам об этом знать наш Лучший Друг.

Если задумываться, получается, что Гарик около трёх дней провёл по соседству с Честом. Два тела на расстоянии сотни метров друг от друга. Только в разном состоянии формы существования. Но если продолжать так заморачиваться, то становиться страшно жить. А жить-то совсем не страшно! Страшно не жить!

Гарик вышел, спустя десять минут.

— Здарова, Чувак!

— Гарик, derrow!

— Видишь, я сегодня почти не проеб@лся.

— Красавчик! Делаешь успехи… Скажи мне, куда ведёт наш путь?

— На Инопланетную улицу. Звучит неплохо, да?

— Прям, как моя фамилия! Интересненько… Ну не будем же терять ни минуты.

Выйдя из салона и покурив по сигарете, мы отправились в путь. Спустя тридцать минут, мой чёрный хэтчбек припарковался во дворах предполагаемого адреса. На улице было ещё светло. Солнце только начинало оформлять закат. Мы рассчитывали на быстрый и успешный исход операции.

Разыскать сфотографированное место оказалось не сложным занятием, потому что оно находилось в слишком палевном расположении дворов. Наш третий пассажир должен был ожидать нас под краем крыши одного из зелёных, московских гаражей. Этот гараж был крайним ко въезду во двор. С трёх сторон могли пойти и люди, и собаки, и люди с собаками. Помимо прочего, они могли резко выскочить из-за угла. Могли это сделать за рулём. Могли это сделать с мигалками. Думать о припаркованных машинах и балконах не представлялось возможным. Горе-закладка. Ну совсем недалёким нужно быть, чтобы в таком месте оставлять свой товар.

У нас долго не получалось подобраться к этому месту так, чтобы остаться незамеченными. Прогуливаясь по незнакомым местам, мы с избыточной искренностью любовались такими же дворами, как и у нас на районе, выжидая безлюдный момент. Дождавшись своего выхода, мы приблизились в плотную к гаражу. Гарик запустил руку в запечатлённый проём и… ничего не обнаружил.

— Я пойду народ палить, а ты попробуй найти.

Гарик продолжил искать. Но спустя полминуты, приближающийся человек не дал ему возможности в полной мере утверждать, что там пусто. Мы решили вернуться сюда позже. В наше, тёмное время суток.

——————————————————————————————

 

Гарик предложил встретить Машу, которая находилась неподалёку от места нашего расположения и я, не без удовольствия, согласился. Буду рад снова оказаться в Вашей компании.

Возле метро пришлось немножечко потолкаться на машине, но в конечном счёте мы удачно встретились с Машей и выехали из этого «автоворота». А вообще, сегодня меня занесло в такие дворы, где спокойно на машине не покатаешься. Представьте, что Вам приходиться ехать с периодическим звуком трущихся о бордюр шин и прикрытым, со стороны водителя, боковым зеркалом. И при всём при этом, приходится вымерять считанные сантиметры между припаркованной рядом вереницей машин. А на тротуар Вы не можете заехать не потому, что у Вас заниженная Avrora, а потому, что там установлены столбики.

На часах было не больше семи вечера, а на улицу уже начинали спускаться сумерки. Втроём, мы возвращались обратно, чтобы двое из нас смогли осмотреть место происшествия.

Заперев Машу в машине и оставив её скучать без музыки, мы с Гариком, вооружившись фонариками, отправились на поиски клада. В темноте было проще подобраться к месту. Но и на этот раз, в уголке поисков нас поджидала пустота.

Накрыло окончательное разочарование. Операция была сорвана. Но «не накуриваться» в наши планы сегодня не входило.  Мы приняли решение вернуться в машину и сделать новый заказ. У меня всё ещё не появилось всех этих новомодных гаджетов типа телефона без кнопок или возможности выхода в интернеты с мобильного устройства, поэтому за дело принялся Гарик, а мне оставалось только ждать.

Ему подвернулся под руку приемлемый вариант, который находился в пятнадцатиминутной доступности автомобильного передвижения. Необходимо было только перевести денежку. А для этого требовалось попасть в Спёрбанк.

Успешно расставшись с баблом, мы с Гариком вернулись в машину, где нас ожидала Маша. На этот раз я оставил ключи в замке зажигания, чтобы музыка скрасила её время препровождения в салоне.

Оставалось дождаться, когда дойдут финансы и осуществить их перевод в криптовалюту. Надоело стоять на одном месте и, время ожидания перевода денег, я решил скрасить небольшой поездкой до магазина. Было бы неплохо не забыть прикупить в дом еды и воды. А ещё, три дня назад закончилась туалетная бумага и мне уже надоело мять жёсткие, некомфортные листы формата А4, чтобы они приобрели достаточную упругость в соответствии с требованиями моей обгаженной задницы.

Машина осталась скучать в одиночестве на стоянке перед магазином. Гарик и Маша помогли мне найти все необходимые ингредиенты, которые я, рано или поздно, собирался добавить в себя. И туалетная бумага осталась не забытой. Так что за ближайшие процессы насыщения и опустошения своего организма, я был спокоен. Оставалось только разобраться с вопросом духовной пищи.

——————————————————————————————

 

Мы вернулись обратно в тачку. Большинство из нас рассчитывало на то, что сегодня всё-таки получиться поставить точку.

— Опочки, деньжата перевелись. Можно потихоньку выдвигаться, Чувак.

— Ну наконец-таки! Есть контакт.

— Какого чёрта?! Не хватает! — продолжил Гарик после того, как я включил передачу.

— В смысле?

— Не хватает…  Мы переводили косарь. Там с запасом должно было быть. А всё равно чутка не хватает… Причём, если брать не в биткоинах, то не хватает… двадцати-тридцати рублей.

— Ну-у-у… Видимо Чест себе немного кропальнул. — предположил я. В машине раздался дружный, искренний смех. Мне удалось, как нельзя вовремя, разрядить полную обойму атмосферы разочарований. — Давай найдем другой вариант. Подешевле и в пределах, хотя бы, Западно-Восточного округа.

— Сейчас попробуем.

Через несколько минут мы узнали, что сегодня нас ждёт маршрут в лесопарковую зону Сказочно-Закладочное. Не теряя ни минуты, мы с Гариком выкурили по сигарете и отправились в дальнейший путь.

Сложно ездить по незнакомому маршруту без навигатора. Имея в наличие лишь кнопочный телефон, частенько мне приходилось преодолевать просторы Москвы, пользуясь атласом. Это не самое удобное занятие. И это является одной из причин, по которой всё-таки стоит приобрести себе хоть какое-нибудь средство с возможностью навигации.

Атлас можно было оставить в бардачке. Гарик принял на себя роль штурмана. Но его несвоевременная навигация не дала мне возможности с первого раза поехать в нужном направлении. Я пропустил съезд на трёшку и пришлось разворачиваться в обратную сторону шоссе. Со второй попытки я нырнул в нужный поворот. Дальше обошлось без косяков и мы благополучно добрались до места.

——————————————————————————————

 

— Да мы же здесь были, Чувак! — сказал Гарик, когда я подъезжал к месту.

— Да ладно? Когда это?

— Помнишь, когда с Честом гуляли? В кино ещё ходили вчетвером. Вот здание Иноязычной школы.

Ну конечно же я прекрасно помню эту встречу! Только места пока не узнаю… Я развернул машину, чтобы припарковать её. Теперь, когда я смотрел в том же направлении, в котором мы двигались тем солнечным, летним днём, я прекрасно узнал пройденные дорожки.

— Чёрт возьми! Вот это да! Я узнаю эти места… Ахренеть! Просто ах-ре-неть. — я не контролировал порыв нахлынувших эмоций. — Да, точно. Вон та самая школа, вон поле футбольное. Вот и вход в парк, куда мы заходили в прошлый раз. И куда, видимо, зайдём сейчас… Ай да Чест, ай да… Ну и маршрут же он придумал. Красавчик! Просто красавчик! Любые ненайденные закладки стоят такой поездки!

Я был вне себя от переполняющего чувства свободы. Последний раз я испытывал такой полёт, когда топал по пространству асфальта, на который мне суждено было наступить через несколько мгновений. Я окончательно убедился в том, что это ещё одна  Прогулка на Четверых. Присутствие Жени нисколько не пугало меня. Скорее наоборот – придавало сил и уверенности в конечном успехе. Так было всегда, когда он находился рядом. Он и сейчас был где-то рядом. Без сомнений!

Не было возможностей списывать такой поворот событий на нелепую случайность. Это просто не укладывалось в голове. Любая случайность не случайна, но этот случай возведён в степень неизвестности.

Пора уже было перестать охреневать и выбираться из машины. Идти месить грязь, чтобы потом грязь месила нас. Мы с Гариком снова покинули общество Маши, оставив её в салоне. Негоже девчонкам за закладками ходить. Особенно неиспачканным девчонкам, которым ни горячо, ни холодно от наших приобретений.

С третьего раза у меня получилось всё сделать правильно. Оставив источник зажигания в машине вместе с включённой радиоволной, я показал Маше кнопочку, которой блокируются двери на случай, если какой-нибудь коварный тип захочет её похитить.

Оказавшись внутри лесопарковой зоны, мы с Гариком задумали слегка углубиться внутрь, чтобы не идти рядом с забором и не привлекать к себе лишнего, звёздного внимания. Пробираясь окольными путями к своей закладке, мы оказались по середине самого настоящего болота. Ноги утопали в грязи так, что было немудрено оставить там свои ботинки. Мои, уже давно не белые кросы совсем перестали напоминать светлую сторону силы. Выбравшись из болота, мы решили больше не рисковать оставшейся чистотой и стали передвигаться по тропинке вдоль забора.

Спустя пятнадцать минут, по координатам и фотографиям, присланным в обмен на доли биткоина, мы нашли нужный куст, мимо которого прошли уже три раза. Ещё несколько минут ушло на раскопки. Ценой двадцати грязных пальцев, нам удалось откопать моток красной изоленты.

— Ты доверяешь своему очку? — спросил я.

— В смысле?

— В моём очке, за последнее время, уже два камня пропало без вести. Я ему не очень-то доверяю. Какое-то гиблое место…

— Я тебя понял. Лучше спрячу у себя.

Вымазанные по уши в грязи, но довольные удачно сложившимися обстоятельствами, мы возвращались в сторону Маши в машине. Последние угольки непотерянных минут я выкинул перед тем, как подходил к тачке, поэтому, оказавшись внутри салона, я сразу врубил ближний свет и надавил на педаль газа. По пути встретилось не мало гаишников, грозно размахивающих своими палочками, но все неприятные моМенты обошли нас стороной и я благополучно припарковал машину на том же месте, где встречал Гарика.

——————————————————————————————

 

В квартире Гарика нас поджидали рыжий кот Питти и, лопнувшая внутри холодильника, стеклянная бутылка гранатового сока. Гарик с Машей принялись устранять ущерб, нанесённый бутылкой, а я стал ответственным за «нарубание музычки, плюх и чая». В конечном счёте, почти все успешно справились со своими обязанностями. *Включаешь нормальную музыку, а тебя просят включить нормальную музыку*. И говорят, что ты не справляешься со своими обязанностями.

Маша ушла на кухню, а мы с Гариком отправились к нему на балкон, чтобы заслуженно поменять своё трезвое состояние, наслаждаясь вдыхаемым дымом и горячим чаем с лимоном.

— Ты, кстати, пьешь из кружки Честа. — начал беседу Гарик. — Он как-то забыл её у меня.

— Да?.. Очень любопытно. — сделав глоток, ответил я. — Я уже устал удивляться и ахреневать.

— И не говори.

После минутной паузы Гарик продолжил:

— Пора с тохами что-то решать… Скоро в армию, а я всё больше и больше скуриваюсь. Надеюсь, армия даст мне верный пинок.

— Смотри так, чтобы не до инвалидности.

— Инвалидности?

— Ну, я образно говорю. Примерно тоже самое, о чём я уже базарил… Чтобы армия здоровье не подпортила, а подправила… Я тоже думал, что вот, армия, вправит мне мозги, и начнётся счастливая жизнь… Ху#ня! Пока сам себе не вправишь, никто не вправит. Только самые уважаемые и добросовестные офицеры занимаются мозгами военнослужащих… У меня было таких парочку. — с улыбкой на лице я вспоминал товарища старшину и капитана Ломтика. — Но, опять же, без твоего участия ничего не получится… Важен период возвращения на гражданку. Как ты будешь справляться, когда у тебя будет возможность вырубить в любую минуту…

— Может быть, армия без моего участия получится? — с усмешкой в голосе произнёс он.

— Слушай-слушай! Я совсем забыл тебе сказать… Только сейчас вспомнил инфу, которая будет тебе крайне полезна. Я тесты с полосками проходил на следующий же день после того, как меня забрали.

— Да ладно?! — Гарик сильно напрягся. Такая информация едва ли могла его развеселить.

— Да. И я завалил этот тест… Пришлось пописать в пластиковый стаканчик. В моём организме нашли наличие всяких каннабиноидных штук.

— И что после этого?

— Да ничего. Даже «ай-яй-яй» не сказали. Я всё мучился, переживал, ждал наказания за свои злодеяния… Нет. Никакой реакции. Как-будто просто приняли к сведению.

— И много там таких персонажей было?

— Не знаю. Три человека на два взвода точно нашлось. Про остальных не в курсе. Поговаривали, что у одного типа был весь набор радуги – тест дал положительный результат на все виды наркотиков.

— Ничего себе… И за всю службу тебе ни разу это не аукнулось?

— Да хрен его знает, чтобы произошло, если бы я случайно не наткнулся на своё личное дело, в котором и увидел пометку о том, что такого-то числа пройден тест. Результат ТГК положителен.

— Ты конечно же вырвал этот лист?

— Нет, я поступил хитрее… Ну сначала – да, я вырвал этот листок к чёртовой матери. Потом взял личное дело другого чувака, выдернул у него такой же лист с отрицательным результатом на все виды наркотиков и вставил его в своё личное дело. Сделать это было не сложно, потому что личное дело было сшито обычными скрепками. Сложности наступили позже, когда вставленный листок стал отличаться по размеру. Причём отличаться так, что мне пришлось обрезать ножницами остальные страницы моей медицинской книжки… В общем, после всех операций, моё личное дело вполне соответствовало моему гражданскому образу жизни.

— Да вы, Чувак Отцович, – опасный человек, как я посмотрю.

— Называй меня мистер Непредсказуемость… А вообще, я не знаю насколько мне помогла эта секретная операция. Не думаю, что кто-нибудь заглянул бы в моё личное дело… В армии главное, чтобы солдат ничего не сломал, не сп#здил и не про%бал. И чтобы он был за%бан. Это обязательно. Если солдат не за%бан, то это не солдат… Русский воин – очень суровый и отважный человек. — добавил я в голос немного иронии. — Он не боится ни американских подводных лодок, ни корейских ракет, ни сирийских боевиков.  Его может испугать только приближающаяся проверка.

Чо-то ты меня напряг этой новостью о тесте… И что мне теперь делать с этим знанием? Пятого октября медкомиссия в военкомате. Остается… две недели.

— Не парься. Я почти уверен, что тебя не заберут раньше двадцатых чисел октября. Чтобы не случилось, ты должен настаивать на своём – ты никогда в жизни ничего не употреблял. «Не знаю, почему тест положительный. Сигареты не курю – только стреляю. Вот, может быть стрельнул так неудачно». Говори, что хочешь, кроме того, что ты хоть когда-нибудь пробовал что-нибудь запрещённое. Никому не нужна твоя правда, как не нужны лишние з@%бы. Только степень за%бов для тебя может оказаться гораздо плачевней.

— Ну а что могут сделать за это?

— Точно утверждать не могу, но слыхал, что некоторых типов отправляли обратно на гражданку, в наркологическую клинику. Типа на временное лечение. Но это не точная информация… Зато могу предоставить тебе точную.

— Ну-ка?

— Смотри, добиваешь этот кусок и до армии больше ни-ни. Только сиги куришь. После этого, с чистой совестью и чистой мочой отправляешься расплачиваться со всеми долгами… И перед родиной, и перед собой… Как только появляешься на городском сборном пункте, откуда тебя будут забирать в войска, оставляешь позади себя сигареты. У тебя есть 365 дней плотной работы над собой. Let`s go… Мне кажется, я слегка повторяюсь…

— Да, ты прав конечно, я понимаю… но посмотри на себя.

— …

— Мне сейчас двадцать два и последние года три я плотно привязан к этому дерьму. А всё началось с далёкого девятого класса. Когда ты, я и Чест зависали под солнцем того, жаркого лета.

— Смог в столице?

— Смог в столице!

Прикрыв рты рукой, мы стукнулись костяшками.

= Пш-ш-ш.

— У нас одинаковый стаж получается. Только для меня с Честом это выпускной класс был.

— Тогда пыхать было прикольно… В те времена я и подумать не мог о том, чтобы выйти на улицу накуренным. Было стрёмно и не было уверенности в том, что доберёшься до нужной точки.

— Ну а когда у нас не получалось добраться до нужной точки? — с грустной усмешкой в голосе задал я риторический вопрос. — Но ты прав. То были знатные времена… Те времена, когда ты в шоке от того, что уже второй день на этой неделе накурен. Причём, покурить – это один раз и на весь вечер, а не через каждый час на балкон бегать… И тебе не надо придумывать, чем занять себя. Ты уже накурен. Этого было более, чем достаточно.

— Да, да, да. Ты понимаешь о чём я, Чувак… Как подумаю о предстоящем годе, так крышняк начинает рвать. А если ещё и тох на ночь не покурить… пол продолжает проваливаться. Ты не представляешь…

— Думаешь, нет? Я таким же уходил в армию. — ответил я, докурив крайне заготовленную точку. — Больше всего @хуеваешь первые десять дней. И последние. Первые – от осознания в какое дерьмо ты, вообще, вляпался, последние – от невыносимого ожидания окончания этого дерьма.

— Хорош мне тут страшилки рассказывать… Лучше поведай, как мне поступить, если я буду объ%бываться до самого последнего дня своей гражданской жизни?

— Хочешь пойти по моим стопам? Не думаю, что это верный путь… Но раз уж зашёл разговор… Во-первых, отвыкай от слова «последний» и привыкай к слову «крайний». А во-вторых… Во-вторых, если бы я знал, что меня будут проверять, то непременно бы запасся свежей мочой грудного младенца. Налил бы её в какую-нибудь, например, колбу размером с палец и спрятал где-нибудь в дезодоранте или в упаковке с носовыми платками… Что-нибудь придумал бы. А после того, как приехал в часть, я бы носил эту колбу с собой до момента проверки… Да, именно так бы я и поступил.

— И где мне найти свежую мочу?

— А Маша тебе на что?

— Точно! Как-то я совсем не подумал. Ма-а-а-ня… Чтобы я без неё делал… А может подвернуться варик раздобыть мочу на месте, чтобы не таскать с собой никакие колбы?

— Это будет проблематично сделать. Тебе за сутки нужно найти чувака трезвого. Чувака понимающего. Это должен быть один и тот же чувак. Ещё нужно, чтобы звёзды совпали так, чтобы у него получилось справить нужду в стаканчик с твоим тестом. Слишком много сослагательных наклонений.

В воздухе повисло молчание. Мы докуривали сижки. Под их лёгкий дым, мы напоследок вспомнили несколько интересных историй, посвящённых Жене. Сегодня о нём невозможно было не вспоминать. Да и этот раскур был осуществлен на троих, а не на двоих, как могло показаться со стороны. Допив последние капли чая в своей кружке Честа, я решил собираться в дорогу.

Сделав упор на подоконник, я услышал треск окна, которое находилось в ещё более плачевном состоянии, чем во времена моей службы.

— Блин, Гарик! Почини это грёбанное стекло… Оно треснуло уже в двухстах местах… И, как я посмотрю, перемотана скотчем примерно столько же раз… Тут же всё на соплях держится. Я представляю, что будет, когда в один прекрасный момент оно вывалится на хрен из своих ставней и полетит на асфальт.

— Ты думаешь первый, кто говорит мне об этом?

— Да я так… Лишний раз напомнить.

Обувшись в ботинки цвета грязи, я попрощался с Гариком и его котом Питти. С Машей мне не удалось попрощаться – она не вышла с кухни. Я не хотел повышать голос на весь дом, поэтому просто попросил Гарика передать ей четыре буквы прощания. Дверь закрылась и я направляюсь к лифту.

Не совсем. Разворачиваюсь и возвращаюсь обратно. В этом подъезде невероятно длинный коридор. Хоть на велосипеде катайся. Я истоптал уже добрую полсотню метров кафельной плитки. Звоню в дверь… Стучу в дверь… Всё ещё стучу. Щёлк. Щёлк.

— Я хотел ещё пару сиженек попросить у тебя.

— Да, конечно, Чувак. Без базару.

Гарик ушёл, оставив входную дверь открытой. Если Маша всё ещё была на кухне, то могла бы выйти и попрощаться. Но она этого не сделала. И правильно сделала.

Чем больше мы контактировали, тем больше намагничивалось напряжение. На уровне «само собой», а не на уровне сознательных решений. Сегодня я лишний раз убедился в том, в чём убедился давно: какой бы прикольной девчонкой ты не оказалась, я не пойду против Гарика. Но я уже неоднократно писал и размышлял об этом. Не хочу повторяться, но хочу напомнить.

Получив от Гарика парочку сигарет и ещё раз попрощавшись не через порог, я спускался к машине, укомплектованный всем, чем мне было необходимо.

——————————————————————————————

 

Вот блин, опять накуренным за руль садиться. Это начинает надоедать. Хочется уже ездить, как белый человек. Я тронулся с места. Отъехав метров пятьдесят от подъезда, я вспомнил, что совсем забыл вкинуться перед поездкой до дома. В обществе Маши я не мог себе этого позволить, но сейчас, губа была снята с предохранителя.

Порадовав внутреннюю поверхность губы долгожданной вкидкой, я стартанул в дальнейший путь. Ехать оставалось минут пятнадцать. Это были пятнадцать минут самой неспешной и самой аккуратной езды. Моими покрышками не было задето ни одной кочки, ни одной крышки люка дорожного движения.

Поставив тачку под своими окнами, я вовсе не собирался идти спать. Я собирался поставить точку на берегу озера, где должна была состояться личная беседа с насваем. Нам предстояло закончить этот подгубный диалог.

Скинув дома ключи, документы от машины и нажитое добро, предварительно наварив себе походную точку, я вышел из дома.

Рядом с берегом Прудных озёр скучал Mr. Pen`. Это пенёк от дерева гигантских размеров. Свернувшись калачиком, можно было бы полностью поместиться на нём. Даже, если ты здоровенный малый.

Скрестив ноги перед собой, я с комфортом расположился на его поверхности. Напротив меня уселся пакетик насвая. Его молчание сводило с ума. Мне пришлось начать этот нелёгкий разговор первым:

— Знаешь… Мы больше не можем быть вместе. Хватит! Это дорога в никуда, ты же понимаешь. Нет будущего у наших отношений! Мы так и будем отравлять друг другу жизнь, пока не поймём, что слишком разные, чтобы быть вместе… Я ведь даже не кавказец. Не понимаю, что ты вообще нашёл в моей губе. Мы такие разные, так не похожи… Я знаю, что не раз к тебе возвращался, но сегодня не тот случай. Пора уже расставить все точки над «i». Были моменты, когда нам было хорошо вместе. Но это в очень далёком прошлом. То были моменты минутной слабости… Ты же понимаешь, что это утопия. Тупик… Только не начинай, не надо. Сегодня это не прокатит. Сегодня я настроен, как никогда, решительно и собираюсь довести дело до конца. Мне это всё надоело, возведённое в степень остоп#здело! Мало уже просто понимать и шевелить мозгой. Пора уже шевелить верхней и нижней губой… Ну не будем же медлить. Я, итак, медлил изо всех сил всё это время, проведённое с тобой. Нам нужно было расстаться ещё тогда. В школе. Никто бы не пострадал. Всем было бы легко и просто. Мне бы не пришлось собирать за тобой разбросанные по всему дому горошины. Прятать тебя от родителей. Они же тебя с первого дня невзлюбили. И были правы… Что же, прощай! Не звони и не пиши мне больше. Будь счастлив без меня. Я отправляю тебя в вечность!

Я высыпал оставшиеся горошинки из пакета. Они покатились по склону берега прямо в воду, соревнуясь между собой на перегонки. Я остался сидеть на пеньке с сигаретой в зубах и думал о предстоящем диалоге с моей табачной подругой, который непременно произойдёт, но чуть позже. Хотя самое лучшее время для всех диалогов подобного рода – прямо сейчас!

 

0

Автор публикации

не в сети 2 года

kkg1984

Записки МёртвОГОнЮ Путника. Прогулка на Четверых.2. 85
Комментарии: 2Публикации: 11Регистрация: 11-07-2018
Записки МёртвОГОнЮ Путника. Прогулка на Четверых.2.
Записки МёртвОГОнЮ Путника. Прогулка на Четверых.2.

Регистрация!

Достижение получено 11.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий