Усталость

0
276

 

Я постоянно корил себя за свою лень, но в такие моменты как сейчас просыпалась ненависть. Поменяй я замок прошлыми выходными – дело пары минут – мне, усталому и засыпающему, не пришлось бы уже пол часа бить коленом в дверь питаясь попасть в собственную квартиру. Когда упрямая все же открылась, я оставил за порогом все гнусные мысли, накопившиеся за последнюю неделю, в большей мере за последние пол часа, воодушевленный и полон сил, запер дверь и рухнул на диван. Меня проглотил самый глубокий сон, лишенный любых красок. Уж лучше так, чем как обычно.

Окно в комнате закрывалось лишь когда на прогулку улицами города выходила жара, но будь это дождь, снег или сильный порывистый ветер – милости просим. Тучи собирались ещё с вчерашнего утра и ночью пустился сильный ливень. Ветра почти что не было, потому капли дождя не осмеливались заглянуть к спящему в комнату, и скажем немного намочить ему волосы или разлиться синими ручейками по рукописям, с ужасающей педантичностью сложенными на письменном столе, под окном. В комнате было темным-темно, но секундный разряд молнии, что где-то недалеко расколол неровной линией надвое небеса убив дерево, ярко озарил мирно спящее, частично спрятанное под волосами лицо. Свет уступил место прежде господствующей в комнате тьме, ровно как тишина, вечно царившая в этих стенах, рассеялась словно сигаретный дым, под зверским раскатом грома. Рев стихии разбудил уснувшие под ливнем автомобили, а окна заставил дрожать от страха. Жуткий поток звуков смыл мой сон и резко сев на диване, тяжело дыша я начал осматривать комнату. Письменный стол, стул, два старых кресла, шкаф и диван. Все было на месте, а значит мир не перевернулся и звуки, вырвавшие меня со сна, имели какое-то вполне логичное, но для сонного ума недосягаемое, объяснение.

Когда сердце оставило попытки дезертировать и подчинилось тишине, вернувшей себе свои темные владения, я посмотрел на наручные часы. Светящиеся стрелки показывали без двух часов рассвет. Спать совсем не хотелось, и решив, что попытки убежать в забвение бесполезны, я принял душ и заварив кофе с вишневым соком, сел за письменный стол не зажигая свет. За окном ливень танцевал с молниями под джазовые ритмы спящего города, и загипнотизирован их танцем, я — молодой человек – позволил себе замечтаться.

— De quoi rêvez-vous? – спросил томный, женский голос.

— Как подписываю первую книгу… — ответ был мгновенным, и в голосе моем порхала улыбка. На лице тем временем выступил пот. Очнувшись от дурмана грез, я резко обернулся с трудом удержавшись на стуле. Комната была пуста. Я предпринял попытку вспомнить вопрос, пытался вынуть из памяти звучание голоса – безуспешно. Ещё долго приходя в себя, я решил, что это всего лишь галлюцинация вызвана шумом дождя или одно из тех сновидений, которые появляться, когда ты уставший борешься со сном и на миг теряешь бдительность. Пусть так.  Я сел на диван, все не решаясь лечь. Направляя взгляд к окну, я сонно осмотрел всю комнату и в ступоре уставившись на падающие капли налитые оранжевым фонарным светом, в мыслях услышал свой голос что тихо, как будто опасаясь быть услышанным, но в то же время нервно, спросил: «Как давно на кресле сидит тот большой кот?».

— Искренне рада быть тобой, пусть с задержкой, но все же, замеченной! – с благородным, подлинно аристократическим тоном, произнесла кошка, поймав мой взгляд. «Нужно бросать одну из работ!» приказал я себе, лег и повернулся спиной к гостье:

— Усталость хуже пьянства…Чего вам?

— Пришло ваше время, мой дорогой друг!

— Смерть в облике кошки – как цинично…- я немного расстроился и вздохнул – А как…

— Просто засыпайте. – мягко ответила кошка, затем слезла с кресла и, выпрыгнула на диван, усевшись возле моей головы. Затем, она начала урчать. Урчание было прекрасно. В нем были все: трели утренних птиц, спрятанных в свежем тумане; шум дождя, целующего гладь горного озера; шелест трав и цветов летней тундры; треск костра в глухом ночном лесу и скрипение снега в морозную солнечную погоду. Ее урчание было дыханием вселенной и я, упоенный им, забыв о страхе и тревоге, начал засыпать.

Закрыв глаза, я почувствовал ногами холод.  Опустив глаза вдруг понял, что босиком стою на снегу, где сквозь тонкий, словно шелковый покров прорезались мелкие желтые цветы, хрупкостью сродни детям. Кротко ступая полем, не задевать их, при всем моем желании, не получалось и стояло дотронутся хотя бы к одному лепестку, как весь кустик скидывал краски, укрывая снег солнечным цветом. Они осыпались один за другим, превратив тундру в желтую равнину, но лепестки начали быстро тускнеть, и стали песком. Я ступал по раскалённой пустыне, гладкой и красной как медная пластина. Солнце извергало на меня свой гнев и каждый шаг стал невыносимой пыткой. Песок начал закипать, бурлить и словно пузырьки в море плавленой меди, начали подниматься барханы.  Задыхаясь от густого жгучего воздуха, я упал на колени, вцепился руками в песок, вдруг ощутив, что в ладонях моих до боли холодная вода. Я начал тонуть, испытывая всем телом шок от крайнего перепада температуры. Сердце взрывало набат в груди, призывая меня к борьбе за жизнь, но само сдалось раньше, чем я услышал его клич. Оно остановилось. Медленно опускаясь ко дну, я погружался во тьму, вязкую и черную как битум.

Tumannyy, 03.07.2018, 01:47

 

5

Автор публикации

не в сети 1 год

m.v.tumannyy

7
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 03-07-2018

Регистрация!

Достижение получено 03.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: