Сказка для больших

0
154
-1- (Явь. Ядвига)
 «Баба Яга, костяная нога. С печки упала, ногу сломала!» — невеселые стишки роились в голове женщины перед кабинетом травматолога. Да и не удивительно. На улице ночь, в травмпункте сидят сомнительные личности, так что если бы не распухшая после травмы щиколотка, то бежала бы из этого странного места, больше напоминающего вокзал, чем городскую больницу.
 Неуютно чувствовать себя было из-за чего. Центр коридора занял задорно матерящийся дедок с обмотанной ступней, уже оседлал кресло-каталку и развлекался в ожидании приема врача. Его состояние, больше похожее на тихое помешательство, забавляло окружающих. В углу притулились двое мужчин, напоминающих рабочих со стройки, один держал другого и что-то весомо внушал. Молодцеватые и не очень трезвые бойцы привели своего товарища с пробитой ножом кистью. Перед самым кабинетом охала бабуля, придерживая руку.
 Очередь продвигалась совсем неспешно. Ночь похоже предстояло провести в этом мрачном месте. Ядвига, так звали женщину, вздохнула и приняла состояние ожидания. Ох, не с ее характером ждать, ей бы быстро со всем разобраться и лететь домой спать — день впереди предстоял сложный и без травмы. Женщина прикрыла глаза — раз судьба говорит остановиться, то надо использовать эти минуты для осмысления. Итак, Ядвиге уже далеко за тридцать. Годы замужества позади, как и занудный развод; ребенок — не ребенок совсем — подросток, мама ничего для него не понимает и отстала от жизни (а ведь и я когда-то так думала о своих предках – отметила мысленно Ядвига). Работа заставляет держаться в тонусе, не раскисать, одеваться и причёсываться согласно последним модным тенденциям. Общаться приходится с клиентами капризными, а по одежке, как известно встречают. Ну а в наши скоростные дни чаще всего провожают также. «Фрилансер» — модное словечко, обозначающее какую угодно профессию и деятельность, — прилипло к Ядвиге, в прошлом работавшей в преуспевающей, но потихоньку растащенной по карманам учредителями, фирме. Хорошо, хоть клиентуру наработать смогла. В голове крутились мысли о завтрашних встречах, об оформлении больной ноги в достойный вид. Только бы не перелом, на гипс точно ни одна приличная обувь не налезет.
 Через несколько часов полусонный и потому безразличный ко всему врач, рентген кабинет и ненавидящие ночных пациентов медсестры наконец остались позади. Диагноз утешительный — вывих — порадовал Ядвигу. Нужно было выбираться из больницы домой. Эх, вскочить бы сейчас за руль своего автомобиля, пронестись с ветерком по ночному городу, но не получится — испорчена правая нога. Остается только такси. Диспетчер пообещала подачу машины через пять минут. За это время надо доковылять до центрального подъезда больницы. Ядвиге удалось быстро выйти на улицу.
 Ночной осенний воздух бодрил. Вокруг не было ни одного живого лица, даже шелеста шин не слышно. Тихий больничный тупичок ночью навивал сюжеты из фильмов ужасов. В ожидании заказанной машины женщина оперлась на ограду. «Вот тебе обратная сторона свободы. Бери, сколько влезет, и наслаждайся!» — мысли в голове соответствовали пейзажу. Наконец показались приближающиеся фары. Конечно такси — ну кому еще есть дело ночью до этого нежилого места. Уверенно водрузившись на заднее сиденье, Ядвига сказала адрес своей доставки и закрыла глаза — есть десять минут на сон. Но не удалось. Из сна вырвал звонок диспетчера службы заказов: «Машина подана, Вас нет. Вызов отменяем?». По спине поползли мурашки: «А Вы кто? И куда едем?» – похолодев, поинтересовалась пассажирка у водителя.
 «Я, похоже, Ваш ночной попутчик. –смеясь, определился водитель — И едем по адресу, который Вы назвали. Кстати, давайте знакомиться, раз уж Вы так бесцеремонно ворвались в мою машину. Меня зовут Вадим» – незнакомец обладал располагающей улыбкой и приятным голосом. «Простите… извините, но что же Вы не сказали… Я вот и с такси…. Давайте обратно… Я заплачу…» — Ядвига путалась в фразах от ужаса и стыда. Вадим спокойно наблюдал за ней, хитро косясь на окончательно смутившуюся женщину в зеркало заднего вида. «Уже приехали, обратно нет смысла ехать. Хотите заплатить — оплата принимается номером Вашего телефона. И имя у ночной неожиданности есть?»
 Машина остановилась у торца здания в соответствии с названным адресом. Ядвига протянула визитку, одновременно вывалив часть содержимого сумки на колени, потом судорожно собрала вещи, неуклюже вывалилась из машины и спешно поковыляла к подъезду. «Стыдно, кошмар как стыдно. И нелепая вся, и нога еще. Не позвонит, это понятно. И хорошо, а то так стыдно.» — именно эти мысли одолевали женщину. Ядвига открыла дверь и вошла в свою квартиру. Наконец-то дома. В коридорном зеркале отражалась рыжеволосая женщина без определенного возраста с необычной, можно сказать красивой внешностью, если бы не налет усталости на всем ее облике. Не совсем опрятные волосы, опущенные плечи, мешковатый свитер, потертые джинсы, удобная обувь. И в довершение образа потухшие глаза. Срочно спать!
  -2- (Навь. Яга)
 Шорох стелется по Верхней Нави – Яга Виевна облетает с проверкой свои владения. Готовьтесь, обитатели подлунного мира.
Вот все и работают. Лесовики и дубовики причесывают кроны деревьев. Мавки, берегини, русалки и кикиморы убирают свои жилища и сами прихорашиваются. Волколаки, кошколаки и другие оборотни прочесывают заросли в поисках неубранного мусора, а заодно гоняют анчуток, крохотных природных духов, для порядка. Лихо затаилось, проводя само с собой психотренинг для успокоения. Великаны Горыня, Дубыня и Усыня, охраняющие выход из Нави, и те стряхивают с себя пыль, очищаются от плесени и мха. Лучше не гневить Ягу Виевну — она рядом, а до Сварога далеко.
После падения Горына, первого владыки Верхней Нави, прочно обосновалась в этом царстве Баба Яга — дочь Вия, владыки Средней Нави. Обширные знания, владение всеми навскими, человеческими и божественными языками, беспредельная колдовская мощь и ослепительная красота позволили Яге без боя взять (где колдовством, где обаянием) под свой контроль эти территории. Ирийские боги возмущались поначалу, но после смирились. Кому еще, как не богине лунного пантеона (а Яга именно ей и была), ратующей за всемирное равновесие и не вмешивающейся в битвы Ясуней и Дасуней, быть хозяйкой границ между мирами Яви и Нави.
Летит по лесу Яга Виевна, шуршат кроны деревьев. Все-то она замечает, все слышит. Вроде бы порядок на подконтрольной территории, а спокойствие у хозяйки ушло. Скребет драной кошкой предчувствие в груди, давит на горло. Уж и скорость укротительница воздуха набрала такую, что впору с лучом солнечным соревноваться, да не помогает — не отпускает ощущение наступающих событий. Неужто опять отец сватать собрался, жениха нашел? Тогда надо готовиться к сражению. Условие Яги всем объявлено: кто в бою одолеет, того женой она и будет. Вот уж все обитатели Прави, Яви и Нави наслышаны, что Яга Виевна не просто мечом машет, женишка завлекая, а пользуется всей мощью своего колдовского дара. А что?! Пусть будущий супружник сразу поймет, сможет он быть хозяином в доме, где хозяйкой такая жена. Подкаблучники в доме нежелательны, итак вокруг народец сомнительный — лести хватает.
На вираже замечает Яга призывный жест одного из волколаков, снижается. «Что надо?» Тот виновато кланяется и толкает вперед анчутку, пытающегося спрятаться в раскидистом кусте. «Говори хозяйке, что стрекотал только что!» — мычит волколак. Заикается анчутка, собраться не может: «Слышал я от старшего брата, что живет за поляной, что полевые шептались о том, что земляные сказывали…» — «Короче!» — не выдерживает Яга. — «Домовые, Водяные и Лешие к тебе послов направили. К полудню будут на берегу реки Смородины. Просили выслушать.» — выпалил со страха анчутка и мигом пропал в кустах, пользуясь удивлением от услышанного.
— «Вот оно, начинается…» — кольнула мысль в красивой рыжеволосой головке богини.
В ту же минуту повернула Виевна к своей «избушке на курьих ножках». Волшебный морок помог роскошный терем правительницы превратить во внешне неказистое жилище на опушке леса – набредет случайный прохожий на полуразрушенное строение, обойдет стороной и восвояси отправится. Яге некогда со «случайными» беседовать, тем более сейчас. Надо успеть заглянуть в Книгу Будущего, подготовиться к событиям. Но почему-то в этот раз молчит волшебная книга. Как ни трясла ее Яга, как ни уговаривала, ничего кроме несвязного бормотания, не понять.
Сомнения и холодок раздумий начали тревожить правительницу Верхней Нави. Но делать нечего. Возьми себя в руки, внучка Чернобога, сделай шаг на встречу судьбе.
В полдень на Калинов мост через речку Смородину ступила древняя старуха с седыми патлами, выбивающимися из-под черного платка. Тяжело опираясь на клюку, она медленно перешла на берег Яви. Три великана безропотно расступились. У моста тихо переговаривались Домовой, Водяной и Леший. Завидев старуху, замолчали, поклонились: «Ладно уж тебе, Яга Виевна, в прятки с нами играть. Мы тебя в любом обличии видим».
Тряхнула головой лунная богиня, сбросила морок. — «Чем, гости нежданные, обязана такому посещению?» — «Не гневайся, великая колдунья. С важными новостями мы к тебе пришли, сама потом спасибо скажешь. Идет на твои территории один из братьев-сварожичей, мудрый и могучий, но опальный Велес. Намерен он пройти по Калинову мосту, пересечь реку Смородину и сразиться с тобой, Яга Виевна. А чтобы не считала ты его вероломным, направил нас вперед объявить о своем появлении».
Не стали дожидаться гости реакции колдуньи. Водяной в речку нырнул, Леший в дереве растворился, а Домовой обернулся кошкой и пропал в высокой траве. Замерла Яга на границе Яви и Нави, в глазах появилась неуверенность.

  -3- (Явь. Вадим)

Вадим спокойно выруливал на шоссе. Ночное приключение с неожиданной попутчицей его забавляло. В последнее время с ним не происходило «незапланированных случайностей». Все происшествия были просчитаны, отрепетированы и проконтролированы. И тут на тебе… Мог ли он предположить еще этим днем, когда договаривался о деловой встрече с партнером в тихом безлюдном месте поздним вечером, что после разговора выбирая обратный маршрут ошибется поворотом на каких-то двести метров?!! А дальше странная цепочка событий: больничный тупик, вынужденная остановка (надо ж было понять, куда завернул), полусонная женщина, почти упавшая на сиденье… В том, что эта женщина была случайностью, сомнений не возникало. В любом случае, визитка и даже адрес проживания есть. Специально обученные люди из его конторы соберут необходимые данные, проанализируют и доложат по всей форме. Но чутье подсказывало, что все действия только подтвердят предположения Вадима. «Смешно… Старею, что ли?..».
Серая неприметная машина мягко скользила по ночному шоссе. Торопиться было некуда. В динамиках лирично напевали итальянцы. Обстановка располагала к воспоминаниям. А вспомнить Вадиму было что: за плечами несколько войн, множество коротких боевых операций, долгая работа под чужими именами в чужих странах. И политика, политика… На мирную жизнь времени практически не было. Как будто сами собой появлялись и исчезали жены, выросли дети. Пропало ощущение дома. Все привыкли жить без него. После очередной командировки появилось ощущение долгого катания на крутящейся в воздухе карусели: сходишь с нее и какое-то время не можешь сориентироваться, где право-лево, верх-низ. Начинать все заново не было ни сил, ни желания. А потому гостил какой год по очереди у проверенных товарищей, благо жилье им позволяло принимать друга, да и интересы совпадали, — не мешался.
Вадим, разменяв пятый десяток, выглядел по привычке неприметно – среднего роста, нормального телосложения. Одеваться предпочитал функционально, с эффектом дорогой небрежности. Как сейчас говорят – «кэжуал». Лицо с глубоко отпечатанным интеллектом прятал за классическими очками. Для непосвящённых складывался образ профессора из ведущих вузов. Хорошее образование, богатый опыт, знание психологии и этикета вкупе с поставленным вкрадчиво-уверенным голосом и выверенными манерами позволяли Вадиму завоевывать любые жизненные позиции, а что уж говорить о женщинах. Дамы таяли, как мороженое в жаркий день. Для каждого типа этих милых особей человеческих имелся свой рассказ. Романтичные получали историю героя, заботливые — тяжело больного, мамочки – отца-одиночку, светские львицы – вхожую на все презентации персону, путешественницы – ищущего компанию для странствий. С каждым разом победа доставалась все легче и легче. Расставание со всеми проходило по одному и тому же сценарию: напускался туман – полуфразы, полунамеки – и коронное окончание — «ты же умничка, все сама понимаешь». Для особо настойчивых была припасена фраза: «Это наши мальчиковые дела, не лезь, а то…». Что «А то» дама всегда додумывала сама.
Выбирая новую жертву, Вадим бесстрастно следил за ее движениями, прислушивался к голосу, выстраивал «случайное знакомство». В полном соответствии с поведением охотника или хищника. И только этой ночью жертва (а жертва ли?) свалилась к нему сама, без предварительного анализа, и вне какого-либо желания Вадима. Самое смешное, что эта дама похоже ничуть не заинтересовалась им – не пыталась кокетничать, рассказывать банальные «невероятные истории», расспрашивать его о жизни и вообще как-то поддерживать разговор. Может, чутье Вадима обманывает, и жертва на сей раз он?
«И заднюю дверь не заблокировал, что вообще на меня не похоже. Старею…» — в очередной раз подумал Вадим, отпирая своим ключом квартиру друга.

 -4- (на границе Нави. Велес)

По лесной тропинке вдоль просеки брел усталый Велес. Позади были годы, проведенные в Прави, полные неги и славы. Видимо, это и сгубило сильного бога. Ему от родителя достались пытливый ум, беспокойная душа, рвущаяся к открытиям, и безграничные возможности для осуществления своих планов (не зря же именно он подарил миру движение) – с таким богатством не должно было оказаться там, где Велес был сейчас. Все познал: и особое почитание, и тайные науки, и ратные подвиги…
Так нет же – увидел прекрасную Додолу, и не смог устоять. Та ответила взаимностью, да забыла признаться, что уже согласилась стать женой Перуна. А может не забыла, а может и Велес про помолвку знал… — страсть накрывает и богов. Что сделано, то сделано.   Даже Велесу, богу-чародею, обратно время не вернуть. Перун не простил обоих. Бедную Додолу обернул божьей коровкой, а с Велесом затеял бой смертный. Три дня и три ночи бились названные братья-сварожичи. Только надоело Ирийским богам ждать исхода сражения, порешили они за проступок прогнать Велеса из Прави.
Велес спустился в Явь, да не с пустыми руками — он принес людям огонь, знания и сверхъестественные силы. Славяне в благодарность продолжали особо почитать Велеса как высшего бога. Правда на капище, где стоял кумир Перуна, кумира Велесу больше не ставили, возводили отдельные храмы. Так и жил бы изгнанник среди людей под видом простого человека, оборачиваясь иногда медведем, да и тут настиг Перунов гнев. Бог-громовержец, не даром княжеским богом прозван, убедил богов Прави, что нипочём Велесу наказание. Ирийские боги запретили Велесу находиться и в Яви.
Выполняя повеление всех обитателей Прави (со всеми одному не поспоришь), двигался теперь Велес в сторону Нави, своему единственно возможному пристанищу. Созданные им птицы Сирин и Гамаюн вились неподалеку, пролетая вперед в дозор, и возвращались, указывая дорогу. Мудрый бог не торопился, по дороге разрабатывал стратегию покорения навских территорий.
Вот что знал Велес про Навь. Создатель ее — Великий Род, Сварог же поделил на Верхнюю, Среднюю и Нижнюю. Нижней Навью управляет один из сыновей Чернобога — могущественный бог Лунного пантеона Кощей. Это самое темное место во всем мироздании, населенное самыми страшные порождениями богов. Сюда же направляются самые преступные души людские.   Странно, но именно Кощею доверил Великий Род на сохранение Яйцо — суть мироздания. Пути Рода неисповедимы. Нет, эта территория Велесу не подходит, слишком мрачно.
Средней Навью правит еще один сын Чернобога — уважаемый бог Лунного пантеона и сильный чародей Вий, воплощение разрушения, хаоса и тьмы. Нет в этом плохого или хорошего – одна высшая справедливость, без эмоций. Должен же мир отдыхать от света, строения и порядка. Вий также справедлив. Помогает тем, кто силен не только телом, но и духом. Равновесие между Ясунями (богами Прави) и Дасунями (богами Нави) раскачивать Велесу не хотелось. Значит и здесь нет места Велесу.
А вот с Верхней Навью не все так однозначно. Первого ее властелина, мощного лунного бога Горына, не вынесла Мать-Земля — не потерпела нарушения заведенного порядка мира, и разбился змей. Дочь Вия, Яга самовольно стала править этой территорией. Все признали это право за лунной богиней. Но ведь один владыка Верхней Нави уже погиб, возможно и вторая за ним отправится. Вот так Велес определился с конечной точкой маршрута. Надо готовиться к колдовскому бою.

 -5- (Явь. Ядвига)

У обывателей давно сложилось понятие: «Сидишь дома – значит ничего не делаешь». Ядвига после увольнения из офиса и перехода к свободной коммерческой деятельности постоянно ощущала на себе отголоски такого мнения. «Сделай то, сходи туда, помоги здесь – ты же все равно дома сидишь» — постоянно слышалось от родственников и близких. Приходилось почти оправдываться: «Да не сижу я, работаю». Утро Ядвиги начиналось в семь часов: подъем, приготовление завтрака сыну, сборы в школу (не проконтролировать, и заснет снова), далее уборка после утреннего аврала, чашка кофе (сваренный только в турке) – ритуал, на который обязательно находится время, — и составление плана дел на день. Около 11 утра как правило раздается чей-нибудь звонок: «Спишь? А что не спишь? Тебе же на работу не идти.» — то ли зависть, то ли сочувствие. Ядвига привыкла и не обращала внимания.
Утро после ночного происшествия складывалось особенно тяжело. Во-первых, болела нога. Врач хотя и перевязал, но рекомендовал минимальное движение. Где уж там его рекомендации соблюдать.
Во–вторых, недосып: вернулась домой часа в два ночи, пока пришла в себя (не каждый день так оконфузиться случается), долго ворочалась с боку на бок, уснула под утро. Сидя в уже убранной кухне с ароматной чашкой кофе Ядвига пыталась выстроить начинающийся день, разложив все дела по разрядам и уровням приоритетов. Получалось с трудом: мысли блуждали и, сделав очередной виток, возвращались к человеку из неизвестной машины, знакомство (знакомство ли?) с которым длилось от силы минут десять. Краска тут же заливала лицо. Окончание воспоминания сводилось к самоедству: «Дура, идиотка, сумасшедшая».
Понадобились вторая чашка кофе и дополнительный час времени, чтобы наглаженная и собранная духовно Ядвига вышла из дома и, ангажировав такси на целый день, направилась заниматься чужими делами как своими. Работа затягивала. Общение с заказчиками, где нужно «держать лицо» и «следить за формулировками» требовало концентрированности. Утренние мысли потихоньку затирались цифрами и буквами бизнеса.
Ядвига на визитке значилась как консультант. На деле эта размытая формулировка означала помощь в розничном бизнесе: выезд на объект, выявление недостатков и рекомендации по их устранению. Все сработано четко и апробировано годами. Что для бизнесменов иногда казалось досадным недоразумением, на деле могло выйти полным провалом, и такие недочеты подмечал «консультант». Визитки Ядвиги передавались от одного торгового работника к другому, у некоторых ее номер был давно записан в телефонную книжку. Ей доверяли, ее слушались, и она старалась не подвести.
Рабочий день закончился около шести часов вечера. Окончательно истратив все силы, Ядвига вытянула ноги на диване перед телевизором. «Совсем в мужика превращаюсь» — мелькнула досадная мысль. Есть полчаса свободного времени, потом готовка ужина, мойка посуды, проверка уроков и ночной отбой. Засыпая, Ядвига успела отметить для себя, что звонка от ночного незнакомца не было. «Ну и хорошо, можно просто забыть этот позор» — с такими мыслями женщина закрыла глаза и провалилась в сон.

 -6- (Навь. Яга)

Яга Виевна очнулась после первого шока. Бегом через Калинов мост, а дальше лететь, обгоняя ветер в свою «избушку», вынашивать план победы! Только оказавшись среди привычных магических предметов, Яга смогла перевести дух и сосредоточиться на основном вопросе: что она хочет получить на исходе битвы – мужа-союзника или очередного мертвеца, превращенного в вурдолака по мере надобности.
«Ну-ка, волшебное зеркало, поведай все, что известно миру об этом Велесе!»
Затрепетало зеркало – само-то хрупкое, а Ягинюшка в серцах и резка бывает. Мигом вывело образ бога на поверхность – могучего длиннобородого мужчину в дорожном плаще с магическим посохом в руках. Вершину посоха венчал искусно вырезанный медведь. Периодически изображение распадалось, и вместо мужчины представал огромных размеров косолапый хозяин леса.
«Да ты не только маг и чародей, а еще и оборотень?!! Покажи мне его родословную!» — прикрикнула Яга.
Зеркальце начало трансляцию: вот жена Сварога Лада, богиня любви, вылавливает волшебную щуку в небесном озере; вот уж косточки щучьи летят в небесные поля из божественных уст; вот небесная корова Зимун случайно съедает косточку волшебной щуки вместе с травкой; и вот наконец рождение у Зимун человека-медведя, способного подчинять себе законы природы, мудрого и могучего, как жизнь и смерть.
«Ну конечно, при такой одаренности с рождения, тесно Велесу было в Прави. Да и сами Ирийские боги наверняка ощущали свою слабость рядом с этим красавцем» — подумалось Яге. И тут же засмущалась, поймав себя на слове «красавец». Не уж-то люб? Нет, рановато выводы делать.
«Надо Мару расспросить о Велесе, как раз она сегодня заглянуть собралась» — и Виевна направилась собирать угощение для подружки.
Мара, светлокожая, темноволосая, голубоглазая красавица-богиня, почиталась славянами как повелительница зимы, смерти и перерождения, колдовства и справедливости. Не смотря на свою дружбу с Навью, относилась к светлому пантеону Ясуней.
Яга, рыжеволосая и зеленоглазая, из темного пантеона Дасуней, внешне казалась противоположностью Мары. Несмотря на различия, Яга и Мара охотно общались, возможно потому что каждая считала существование светлой и темной стороны правильным, и распри богов не касались их мудрых головок. Они частенько вместе чародействовали. Яга помогала Маре контролировать стихии земные, за кои богиня жатвы, плодородия и смерти была в ответе. Мара признавала превосходство Яги в чародействе и знании природных законов.
В обязанности Мары входили проводы душ умерших в Навь, Яга же встречала их в своих владеньях. Вот и сегодня, разместив новопреставленных, богини расположились в уютном тереме Яги, возле печи. На столе чего только не было: кулага, яблоки печеные, пряники, кулебяка, жур и мед. Широк стол Ягинюшки для хорошей подружки. Да и правило она знает: «сначала напои-накорми, а потом и спрашивай». Наболтавшись вволю о своих делах, Мара начала делать паузы в разговоре и поглядывать в окошко.
Вот тут как-бы невзначай Яга возьми и спроси: «А Велес тебе случайно не сородичь?» Взвилась Мара: «Да как же, с матушкой названной его, Ладой, мы из одних искр, высеченных молотом Сварога, возродились. Да и то ты не слыхала, как народ кличет «Сия Пара – Велес да Мара. Они души умерших в Навь сводят. Они их к новому рождению в Яви возводят» ?!! Одного мы поля ягоды, да только я рада этому. Во всем на него полагаюсь, в любом деле от него помощь ждать можно. А тебе что за печаль?» — «А мне в том забота, что идет он сейчас сюда мои земли воевать…» — пригорюнилась Яга. – «Ох, подруга, подумай хорошо. Может и не стоит тебе с таким-то бои устраивать, сдайся на милость и живи как за каменной стеной». – «Совет хорош, когда его спрашивают!» — слишком резко ответила Яга. Уж больно претило ей такое положение вещей. Поняла Мара, что поспешила, да делать нечего: «И мудрому совет требуется. А ты, если что, зови – чем смогу, помогу» — бросила Мара на прощанье и поспешила восвояси.
Пуще прежнего затуманилось лицо лунной богини. Сомнений много, да от своего слова отступать не подобает. «Что ж, будь что будет, а встречу Велеса достойно предков!» — решилась Яга Виевна, Чернобогова внучка, племянница Кощея.

 -7- (Явь. Вадим)

Утро Вадима началось как обычно рано. Душ, чай с бутербродом, проверка почты, анализ статей утренних газет – и вот уже послушная машина несет куда-то за город. Доклады, оценки, резолюции, переговоры, «просто встречи» — и постоянные переезды из «А» в «В», из «В» в «С» и так далее. «Фигаро там, Фигаро здесь» — улыбался сам себе Вадим – «Да уж, а вроде давно уже не «мальчик резвый, кудрявый, влюбленный» — цитировалось как-то само собой. «А вот кстати о «влюбленный» — мысль вернула к ночной случайности. Сделав небольшое отклонение от маршрута, Вадим передал визитку попутчицы специальному товарищу с заданием доложить первые сведения в кратчайшие сроки. План дальнейших действий складывался сам собой: получить информацию, в случае отсутствия отрицательных факторов организовать на сей раз самому «случайную встречу». Настроение улучшалось в ожидании очередного необременительного романа.
Через несколько дней Вадим получил более-менее пригодную для анализа информацию о ночной незнакомке. Судя по родословной, она должна была бы встретиться ему где-нибудь на приеме в каком-нибудь посольстве, настолько статусными были все ее родственники. Но что-то пошло не так в жизни, и вместо престижного брака эта женщина выбрала себе в попутчики ничем не примечательного мужчину, к тому же большого любителя алкогольных возлияний. «Да уж, в этой стране женщину встречают не потому, кто ее родители, и даже не потому, кто она сама (если только не доросла до определенных высот), а по тому, кто ее муж. Ничего не изменилось со времен Крепостной Руси» — анализировал Вадим. И к чему же это привело – правильно, к разводу, самостоятельному зарабатыванию на себя и на ребенка.
«И что ж тебе не жилось среди своего класса, дурочка? Романтики захотелось? Или насолить папаше?». Интересный экземпляр, как там ее? – Ядвига – и имя необычное. «Не была, не участвовала, не привлекалась». Можно строить планы повторной встречи. И коротким звонком дано задание тому же товарищу узнать все ближайшие передвижения женщины по имени Ядвига.
Еще через несколько дней перед Вадимом лежала вся карта маршрутов незнакомки. «Ничего интересного в твоей жизни, дурочка, не осталось. Работа, дом, встречи с подругами. Боюсь, на этот раз будет скучно» — так размышлял охотник, предвкушая добычу.
Конечно, самым логичным в данном варианте будет появление «прекрасного принца» в кафе, где Ядвига встречается с подругами. Дамы заодно создадут эффект благодарных зрителей, чем усилят воздействие на объект. «Итак, вечер субботы не занимать» – и Вадим обвел красным кружком ближайший выходной день.

  -8- (На границе Нави. Велес)

На поляне Велес решил сделать остановку и передохнуть.
«Сяду на пенек, съем пирожок» – мелькнула строчка в голове. — «Надо бы ее в сказку про какого-нибудь доброго медведя вставить. Вера в богов может и умереть, а сказка останется. Будут люди детям сказывать, да и меня поминать. Так глядишь, и не сгину вовсе».
Мысли прервало настойчивое сопение.
«Ну что ты там кряхтишь, выходи, докладывай».
Из-за пня вынырнул Леший. «Все передали, как ты велел, батюшка Велес»
— «И что ответила?»
— «Да не успели мы дождаться ответа, уж как-то пугливо вокруг стало»
— «Это тебе-то пугливо, моему лесному воплощению?»- возмутился Велес, но вовремя осадил. – «Ну а как показалось тебе?»
— «Похоже, что наслышана Яга о твоих делах, оторопь взяла ее. Даст Род, и согласиться с тобой одним домом жить».
— «То есть ты не думаешь, что я смогу Ягу стереть из мироздания?»
— «Да окстись, батюшка, за что ж ее так?! Бывает резка, но ведь справедлива. А хороша-то как: и ступить, и молвить умеет, да так, что все обитатели Нави любуются. Уничтожишь – наживешь себе врагов бесчисленно».
Задумался Велес. «Покажи хоть образ твоей прелестницы, а то что-то я обратное слышал.»
— «Это она морочит всех, любит немощный вид принимать» — и Леший коснулся сучком близлежащей лужи.
Водная поверхность заиграла, потом как будто натянулась, и на Велеса взглянули пронзительные зеленые глаза, в глубине которых скакали искры. Или это рыжие пряди отражались в зрачках? «Глаза дракона» — отметил для себя Велес. — «Хороша, Виевна, так хороша, что и в бой с ней идти как-то расхотелось».
Из раздумий вывел Леший, сбросив сучком образ соперницы.
«Ладно, ступай. Коли выживу, стану и далее тебе покровительствовать, а нет, так сам уж как-нибудь разбирайся. Ну и спасибо тебе, Леший. Если что, не поминай лихом.»
На том и расстались. Велес не торопясь побрел дальше, да и близко уж река Смородина с Калиновым мостом, а подумать есть о чем. Сирин и Гамают пели в оба уха Велесу: «Хотел отец Яги выдать ее замуж, да та условие поставила: кто в бою ее победит, тому на милость и сдастся. Были желающие, да только после сражения о них никто не слышал.»
Получалось со всех сторон бой неминуем. Только как его закончить, чтобы и самому не сдаться, и Ягу не унизить перед поддаными? – этот вопрос мучал Велеса. Видел Велес глаза Яги, понимал, что владелице такого взгляда проще умереть, чем жить побежденной. А смерть Яги Виевны в планы Велеса уже не входила. Мудрый бог не видел ответа, и взмолился тогда он единому богу-создателю Роду, чтобы подсказал в нужный момент правильное решение. Так, уповая Прародителю, шел Велес к Калинову мосту.

— 9- (Явь. В кафе)

Ядвига с двумя близкими подругами, обе Светы,  старалась встречаться хотя бы раз в две недели. Подружки были старинные, еще со школьных времен. Уже давно друг от друга не имелось секретов, делились всеми событиями и ожиданиями, вместе обсуждали планы действий, спорили, но после мирились и опять делились всем подряд. Своеобразный сериал на троих. Место встречи старались не менять. Маленькое уютное кафе, из тех, в которые приходят больше пообщаться, чем поесть, вполне устраивало подруг и местом расположения, и демократичными ценами.
В эту субботу как раз были намечены такие посиделки, да и нога Ядвиги зажила. У одной из Светок случился какой-то новый сногсшибательный роман, и ей не терпелось рассказать про него. Вторая Светлана недавно обзавелась новым мужем, поэтому на похождения первой смотрела с высоты своего брака. И обе они снисходительно смотрели на Ядвигу. «Ядька, ну сколько можно хандрить? Вылезай из своего одеяла, мир интереснее, чем кажется» — так подкалывали они подругу после каждой встречи. А через две недели интересовались: «Давай, Ядька, рассказывай. Что ты у нас такая скрытная. Мы же знаем твой характер, первая заводила в классе была. А помнишь, как она нас подбила…» — и начинались воспоминания и хохот. После этих встреч Ядвиге казалось, что она молодеет лет на двадцать, воспоминания и рассказы подруг будили ту задорную девчонку, которой она была до замужества. Но уже на следующий день все возвращалось на свои места.
В этот раз женщины заняли любимый столик у окна, Светка уже погрузилась в подробности, Светлана комментировала Светкино поведение, а Ядвига молчала и наблюдала за обеими, тихонько потягивая кофе по-ирландски.
Случайно повернувшись к окну, Ядвига увидела своего ночного попутчика — того, который оказался не таксистом в ту позорную ночь. Чего-то испугалась, еще больше вжалась в стул, опустила ниже голову в надежде, что не заметит. Но он заметил, и направился прямо к их столику. «Ну и пусть! Мне то что?!» — как за спасительный круг, уцепилась Ядвига за эти ничего не значащие фразы. Расправилась и решилась посмотреть ночному попутчику в глаза.
Вадим к встрече особо готовиться не стал — уж сколько их было, разберется «по ходу пьесы». А уж импровизировать Вадим умел и любил. Конечно, он заметил мелькнувший страх в глазах Ядвиги, конечно, видел все ее внутренние сборы, и потому не спешил, подходил медленно, чтобы не только Ядвига, но и подруги обратили наконец внимание на то, что вокруг намечается.
«Ба, знакомые все лица! Какими судьбами?» — обратился он к Ядвиге.
Но подруги опередили ее с ответом: «Мы тут часто собираемся, а вот Вас впервые видим. Такого мужчину мы бы заметили» — женщины сыпали наперебой ответы и комплименты.
«Я тут действительно впервые, коллегу жду. Можно пока с вами присесть?»
Светки раздвинулись, приглашая Вадима сесть между собой. «Загадывайте желание, сбудется» — и Вадим влился в роль. Он рассказывал анекдоты, случаи из жизни, намекал и поддакивал, подмигивал и жестикулировал. И конечно рассказал про ночной случай с машиной. Светки хохотали до слез, называя Ядвигу то дурочкой, то доверчивой.
Ядвига почти весь вечер молчала, озираясь по сторонам в надежде увидеть долгожданного коллегу, который заберет Вадима от их столика. Хотелось самой сбежать, да уж как-то совсем глупо это выглядело бы. Наконец какой-то мужчина из дальнего угла кафе помахал призывно рукой.
Вадим, выбираясь из уже облепивших его Светок, взглянул на Ядвигу: «Кстати, пропал куда-то Ваш телефон. Уж соблаговолите, оставьте еще раз. А то вот хотел Вас в лес пригласить, за грибами. Грибы сбирать любите?» — Вадим специально заготовил такое шокирующее предложение, на которое любая нормальная женщина ответила бы отказом. Но интуиция подсказывала, что это не тот случай.
Светки взвились: «Да Вы что, такое предлагать незнакомой женщине. Ядька, даже не вздумай. Одно дело в машине пять минут проехать, хотя тоже еще тот поступочек, а другое дело в лес. Мы против!» — был вердикт подруг.
Все это время Вадим гипнотизировал Ядвигу – неужели ошибся? А в Ядьку будто бес вселился. «Раскудахтались, две курицы. Сначала клеили его полвечера, а потом – не езжай. Волков бояться – в лес не ходить. Вот они меня вечно ругают, что я дома сижу, вот нате вам – поеду!»
А в слух сказала: «Конечно, люблю собирать грибы» — и протянула визитку.
Вадим в душе усмехнулся: «Понятно, как ты замуж вышла». Оставил деньги, по количеству достаточные для оплаты всего столика, и поспешил к коллеге.
Подруги весь остаток вечера обсуждали сумасшедшую Ядьку. Чем больше они ее пытались убедить в опасности грибной затеи, тем больше она понимала, что поедет с Вадимом. И объяснить это не могла: то ли захотелось приключений, которых давно не было; то ли так сильно поверила этому человеку, что мечтала убедиться в нем; то ли так наскучила ежедневная жизнь, что уже, как Алиса из сказки Льюиса Кэрролла, мечтала, что хоть что-нибудь случится.
Вадим уходил из кафе довольный собой – удалось подцепить в этой завернутой в кокон женщине бунтаря и жертву одновременно. Хотя, слишком просто. «Будет скучно, но игра начата».

 -10- (Граница Яви и Нави. Битва)

Велес наконец достиг конечной цели своего похода – впереди виднелся Калинов мост. Да и речку Смородину трудно не узнать – резкий запах (смрад, или «смород», из-за которого ее так и прозвали) раздавался задолго до того, как путник успевал приблизиться к реке. Сама вода предупреждала – беги от этих мест, живой человек.
Велесу бежать было не куда, да и не за тем он пришел.
Великаны Дубыня, Усыня и Горыня сочувственно посмотрели в сторону опального бога. Наслышаны они о решении хозяев Прави, потому боялись, что скорее всего видят Велеса в последний раз: либо сгинет он в бою с Ягой, либо останется властелином Верхней Нави. Да и пускать его обратно Ирийскими богами не велено.
Велес тем временем откинул капюшон дорожного плаща, подошел к Калинову мосту, взмахнул посохом и ударил им о землю.  Тишина вокруг, как на обычной речке перед грозой. Пожал плечами, и ступил на Калинов мост. Сзади раздалось милое пение. «Не оборачивайся и не отступай, иначе проиграешь!» — напомнил сам себе Велес. Призвал к себе Сирина и Гамаюна. Птицы защебетали в уши хозяина, заглушая чародейство, происходящее сзади. А милое пение переходило в хрипы, стоны и зов о помощи. Сложно доброму устоять, да и злой обернется посмотреть, что происходит. Но Велес ничего не слышал.
Вдруг раздался сильный свист — Сирина и Гамаюна сдуло резким порывом воздуха. С устрашающим боевым кличем на середину моста спустилось страшное бесполое лохматое чудище в ступе и замахало помелом в сторону Велеса. Тотчас воды Смородины забурлили так, как будто не река — это вовсе, а море-океан, готовый захватить сушу. Зашатался Калинов мост — того гляди, сбросит незваного гостя. Но и тут не дрогнул могучий бог, не сделал и шагу назад.
Схватился Велес за свой посох, крепко вошедший в тело Калинова моста: «Не пугай, Яга, не испугаешь!».
Тогда изменила Яга свой образ, предстала в своем нормальном обличии. Тряхнула рыжеволосой головой, хлопнула в ладоши, и разразилась гроза, каких свет не видывал. Сыпались с небес молнии, поджигающие Калинов мост, хлестал дождь, намереваясь смыть путника во все еще бушующие воды реки Смородины. Но и тут не дрогнул Велес. Только теперь другая сила держала его — он вцепился во взгляд Яги Виевны, намереваясь надолго поселиться в его отражении.
А внучка Чернобога уже понимала, что если даст сейчас возможность супостату проявить чародейскую мощь, которую чувствовала всеми своими клеточками, то в водах реки Смородины окажется она, а не Велес. Что же делать-то ей? И ведь не пожалеет никто…

  -11- (Явь. Лес)

Ядвига собиралась в лес за грибами. Накануне позвонил Вадим и уточнил время и место сбора. Место было понятно – торец дома, у которого в ту самую ночь она спешно капитулировала из машины. Время тоже было предсказуемо – четыре утра, грибники же с утра в лес спешат.
Вадим в душе надеялся, что его новая знакомая, услышав столь ранний час, откажется от лесной затеи, и немного посмеявшись, можно будет приступить к более приемлемой части свиданий. Но та почему-то не отказалась. Пришлось ехать на встречу, фактически не спав целую ночь. Он рассчитывал, что компенсацией за эти неудобства будет соблазнительный вид его новой знакомой (угадывал под ворохом одежды очень неплохую фигуру): тоненькая облегающая водолазка, короткая модная косуха, обтягивающие джинсы и высокие модные резиновые сапожки. Такое зрелище должно было взбодрить Вадима. Но ожидания не оправдались.
Ядвига долго раздумывала над выбором одежды. Все-таки опасения подруг имели под собой основания. И, следуя их увещеваниям, женщина решила нарядиться так, чтобы ее принадлежность к какому-либо полу можно было определить только врачу при осмотре. Ядвига вывалила из подъезда в бесформенной парке и спортивных брюках, небрежно заправленных в древние резиновые сапоги. Голову венчала кепка, под которую были плотно убраны волосы. Вадим был разочарован.
Подъезжая к лесу, про который он вроде как был наслышан (друзья рассказывали, что по такой-то трассе, если немного свернуть, можно собрать грибов на неплохую жарёху), охотник уже был совсем не рад предстоящей «тихой охоте». Но «назвался груздем – полезай в кузов» — к месту вспомнилось Вадиму.
Вместе вышли из машины. Быть галантным, открывая дверь, Вадиму почему-то расхотелось. Он, в отличие от Ядвиги, выглядел как всегда на все сто – модно и со вкусом. Ядвига оглядела своего спутника с ног до головы: «Вы хоть нож для грибов-то взяли?»
— «Ах, да, ну конечно» — из бардачка машины был изъят нож, больше похожий на заточку, а заодно и пакет, оставшийся после покупок в супермаркете.
«А Вы, Ядвига, хорошо подготовились» — Вадим кивнул в сторону плетеной корзины, которую Ядвига накинула на руку. – «Ну, пойдемте. Удачной охоты».
Лес был сухой и светлый. Мягкий мох под ногами спорил с травой, маленькие елочки грозились через какое-то время затмить уже огромные березы, дубы, липы и клены. Местами попадались заросли орешника. Ядвига любила бывать в лесу. В детстве отец частенько брал ее с собой «по грибы», как тот любил выражаться на старинный лад. Потому Ядя знала, как отличить поганку от благородного, ложный опенок от настоящего. Корзинка потихоньку наполнялась, сон как рукой сняло.
Настроение же Вадима портилось с каждым часом. Грибов он не знал, ориентирование конечно проходил, но давно не практиковался, и бессонная ночь давала о себе знать. Да еще выбранная им жертва похоже действительно увлеклась собирательством. Ее не разгибающаяся спина маячила в зарослях.
«Это не то, что скучно. Это уже грустно» — разочарованно подумал охотник.
Впереди замаячил овраг и хлипкий мостик через него. «Все, дальше не идем» — решил Вадим.
Ядвига же, повинуясь какому-то древнему инстинкту сбора урожая, уже вступила на это смешное создание рук человеческих. Вадим лениво дошел до мостика. Овраг был довольно крутой, на его дне журчал ручеек, который и прорезал эту рану в земле. Видимо, грибники действительно облюбовали местный лес, потому что людскими руками из подручного материала была собрана довольно сносная переправа на другой край оврага. Грибников ничто не остановит.
Вадиму не понятен был азарт «тихой охоты». «Ядвига, нам уже пора. Да и Вы достаточно насобирали» — Вадим протянул Ядвиге руку, чтобы снять ее с деревянного сооружения, так как мостом он назвать это не мог. Но в Ядвиге проснулось упрямство. Она хотя и повернулась, но и шага не сделала в обратную сторону. Во взгляде читалось четкое намерение продолжать собирательство. «Ах, мадам, мне придется применить силу» — шутя воскликнул Вадим и вступил на мостик.

 -12 — (На изнанке мироздания)

Великий Род, создавший все: небо, землю и воду, населивший этот мир живыми существами; -наслаждался теперь плодами своими на изнанке Вселенной. Управление же передал сыну своему, великому богу-кузнецу Сварогу. Только иногда, когда кто-нибудь особо призывал обратить всемогущий взор к сложившейся проблеме дабы убить несправедливость, Род возвращался к божественным делам.
В этот раз случай был уникален – защиты и справедливости просил могущественный бог-сварожич Велес. Род вывел на мониторе картинку с происходящим, пролистал прошлое и задумался. Неужели в его отсутствие пантеон Ясуней разучился миром решать споры? Ладно, Велесу помогу! И Великий Род задумался о достойном решении.
На соседнем мониторе справа из параллельного времени высветилась жизнь похожего на Велеса мужчины, слева — жизнь похожей на Ягу женщины. Решение появилось само собой.
Велес уже самостоятельно нашел единственно возможное для себя место в мироздании, но для того, чтобы победить Ягу ему недостает дипломатии. Дочь Вия знает, как бороться с силой, но никогда не сталкивалась с галантностью. Да самой Яге хватит воевать — пора найти силу не только в чародействе, но в красоте и слабости.
Работа Рода ожидала сложная: пока Велес шагает к Калинову мосту, надо успеть свести людскую пару и отправить ее на мост, совпадающий во времени богов с Калиновым. На мостах притянуть два параллельных мира со всей силы. В месте слияния времен перемешаются сущности – и обменяются характерами люди и боги.
Решено – сделано. Вот наконец и судьбоносный в обоих мирах мост. Несколько взмахов рук бога-прародителя, и картинки двух параллелей налагаются друг на друга, фигуры четырех существ на мгновение соединяются в два, и в следующий миг разные миры живут опять сами по себе: люди своей жизнью, а боги своей. Только такому же богу, как Род, возможно понять, сколько сил духовных и энергетических было затрачено в это мгновенье. Но нет бога, равного Роду, есть только другие его имена его.

  -13- (Граница Яви и Нави. Калинов Мост)

Велес понял, что силы Яги на исходе. Поднял было посох, но прежде решил сказать ей о своих чувствах. Не отрывая глаз от взора колдуньи, он громогласно начал свою речь: «Великая богиня Яга Виевна. Я пришел к тебе с миром. Наслышан о твоей красоте, не смог не попытать счастья стать твоим мужем и защитником. Не прогоняй, и я не обижу!».
И тут свершилось чудо. Вдруг прекратилась гроза, стихла речка Смородина, перестал шататься Калинов мост. Опустилась лунная богиня на мокрые доски и завыла по-бабьи про свою участь неженскую, про тоску по сильному плечу.
Не ожидал такого исхода Велес, насторожился. Но почему-то подсел рядом, после ближе подвинулся, потом приобнял и погладил по роскошной рыжей копне волос. Мокрое от слез лицо доверчиво уткнулось ему в дорожный плащ. Горькие рыдания Яги разносились по реке.
Через некоторое время колдунья успокоилась, не без помощи Велеса, нашептывающего ей всякие добрые слова. Богиня приподняла голову и впервые взглянула на бога-чародея без страха и ненависти. «Пустишь?» — спросил Велес. Та в ответ лишь тихо кивнула.
Долго обитатели Нави спорили, что это было – очередная хитрость Яги или безоговорочная победа Велеса. Правду знал только Великий Род.

  -14- (Явь. В лесу)

Вадим подошел ближе к Ядвиге, но в этот момент вместо послушно-задумчивого взгляда на него сверкнули хищные и решительные глаза дракона. Женщина, приняв воинственную позу, забормотала на непонятном ему языке. Да и с самим Вадимом творилось что-то неладное. Он вдруг ощутил небывалую мощь и стойкое желание победить эту женщину здесь и сейчас. Рука инстинктивно потянулась к ножу, удар пришелся точно в сердце жертвы.
Уже через мгновение Вадим стоял у края мостика и смотрел на труп Ядвиги ничего не выражающим взглядом. Потом развернулся и быстрым шагом пошел к машине. Но лес почему-то никак не кончался. Уже близились сумерки, вслед что-то гигикало и ухало. «Быстрее и только прямо, я не могу заблудиться» — бормотал себе по нос Вадим.
Через сутки на машину припозднившегося дачника свалился обессиленный человек в изодранной одежде, бормотавший только одно: «Баба Яга, костяная нога». Садовод-любитель пожалел бедолагу, доставил до ближайшей больницы, где местными врачами был поставлен первичный диагноз — шизофрения. Еще через сутки сотрудники влиятельной конторы забрали Вадима, так и не пришедшего в себя, и больше его никто не видел.

-15- (На изнанке мира)

Великий Род, уставший, но довольный собой, досматривал окончание истории со счастливым для богов концом, когда к нему на плечо прилетела белая голубка. «Лада, здравствуй! Рад тебя видеть. Какими судьбами?». Кинулась о оземь голубка и стала белокурой красавицей Ладой, богиней любви и счастья.
«Здрав будь и ты, Великий Род» — низко поклонилась ему богиня. И глядя на экран, продолжила– «Все ты хорошо сделал, да не всех своим теплом согрел».
«Ты про людей-то? Так их в том вина. Они ж ни в кого не верят, никого не чтят – ни нас, славянских богов, ни своего Христа, хоть и крестики носят. Как о них заботиться, когда они всей природой своей эту заботу отвергают?!»
— «Не гневайся, Род-батюшка. Потерялись они, неразумные, но не потеряны еще. Ты в глаза их загляни – в них надежда есть, а это значит, и любовь будет. А где любовь, там и вера» — так увещевала Рода сладкоголосая Лада, а своими божественными ручками тем временем перематывала левый и правый мониторы к картине на лесном мосту. – «Дозволь мне все поправить в людском мире. Обещаю, в мир богов не вмешаюсь, все останется, как ты создал».
– «Коли есть охота, занимайся. Но учти, если к следующему сбору урожая не поспеешь, то быть тому, что я сделал!» — махнул Род рукой.
На том и расстались.

-16- (Явь. В лесу. Дубль два)

Вадим подошел ближе к Ядвиге, но в этот момент вместо послушно-задумчивого взгляда на него сверкнули хищные и решительные глаза дракона. «Ух ты, а в этой штучке что-то есть, даже оторопь берет» — оценил преображение Вадим. Тут же пропало желание сна. «Охотник» почувствовал необычный прилив сил.
Ядвига сняла с себя кепку, тряхнула рыжей копной волос: «Надоело что-то собирать, поехали завтракать в ресторан!» — «А если нас в таком виде не пустят?» — «Договоришься! И не сомневайся в своем красноречии!» — то ли приказ, то ли каприз прозвучал, но Вадим уже был готов к его исполнению.
Мир вокруг стремительно менялся: оживали звуки и краски, появлялись давно забытые запахи. Волшебное преображение Вадим тут же связал с внезапно появившейся в его жизни женщиной. Он наслаждался ощущениями.
Ядвига же с каждой минутой расцветала под восхищенными взглядами Вадима. Захотелось улыбаться, кокетничать и говорить глупости.
Мужчина и женщина сели в машину, переглянулись, от чего-то расхохотались, и автомобиль понес пару обратно в город. В след им с ветки глядела белая голубка.

 

 

0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

maria101

0
flagРоссия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 30-01-2019

Регистрация!

Достижение получено 30.01.2019
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: