Реинкарнатор

0
131

Реинкарнатор

….Это был обычный день. Я был счастлив, ведь я полюбил, навсегда. Ее звали Анной. Это была обычная девушка, но не для меня. Мы встречались лишь год, но если не лениться, то молодым людям в тридцать лет этого достаточно чтобы попробовать многое, чем радует современный мир провинций. Всего-то 360 дней, а памяти навек. Все до дня жило в моей голове и сердце…. Робкие первые шаги, первый поцелуй, не менее робкие объятия.

Даже просмотр какого-нибудь фильма с нею было по другому, чем раньше мне одному.Первый интим у нас состоялся через два месяца в старом домике за чертами городка, где тишину тех мест резало лишь пение каких-то птах, ветерка и скрип кровати под моим натиском.

Я счастлив, я был горд за себя, и жизнь до нее казалась нелепицей. Я пытался и очень удачно запоминать наши встречи как хорошая видеокассета, до мелочей. Решив, что пора меняться я стал заниматься собой. Тренировки тела и чтение нужных книг делали свое дело неделю за неделей. Через год я реально стал сильнее разумом и духом. Появилась уверенность в каждом  поступке и дне. Я уже не отводил взгляда в толпе от увидевшего меня альфа самца, мы смотрели друг на друга и представляли, как сходимся в битве за всю округу, за гарем самок и в итоге за весь мир. Я          читал в его взгляде будто встретив меня в темном переулке где почти живут гопники, он будет ломать меня так, что эти гопники сменят район своих действий на другой при виде битвы.

Но все было банальнее и проще, чем в фантастике мечты. Мы расходились по своим делам как ни в чем не бывало…..но уверенность и бесстрашие росло.

Я обычный парень, еще пока молодой человек по имени Игорь, рабочий вахтовик. Там, где полно работы, а ее более чем полно, все где нужны бравые, обязательно физически развитые ребята без карьерного роста, там был я. Один из сотен тысяч таких же. Но встретив Анну я изменился. Стал находить время для саморазвития даже в пыл работ. Я отличался от одногодок, что не был алкоботом, не курил, не равнялся на метроманов и прочих гомиков. Был как то по себе и просто хотел, нет, даже мечтал как то заработать на жилье, которого у меня не было, уповая лишь на себя и бога, потому что в нашей стране больше не на кого и не на что……Во взгляде любимой я видел взаимное ко мне. Но еще в карих глазах , в темных уголках души через эти бездонные зеркала было видно обычное желание современных девушек жить красиво. Насмотревшись сериалов про мажоров, слушая от богатенькой подружки про Бали и Мальдивы, про дом в гектар метров ,я обмирал, чувствуя это ее желание и свою проклиная судьбу, что не умею быть олигархом или бандитом, что в принципе одно и тоже. Я усердно качал тело, думая как будто мы на пляже малибу и мне не стыдно раздеться при проходящем вдруг рядом шоу мистер бикини 2015 с бригадой накаченных и загорелых Брэдов Питтов в ролях. Хоть в чем то я гордился за себя и тешил свое эго и гордыню.

Шли месяца. Мало что менялось тогда, кроме полыхающей более любви друг к другу. То, почему Анютка любила меня такого парнишу я старался не думать и начал верить ,что в мире есть каждому своя половинка. С моим доходом я баловал ее набором из трех цветков по праздникам Святого Валентина и восьмого марта, то есть два раза в год. В душе, когда был богом, особенно по ночам, я дарил любимой планету земля для начала. Затем космос и то, что за ним. А по утрам, особенно на работе, у меня была лишь черная дыра от космоса и очень темная и далекая. Так прошел еще год или полтора. Легче было только от того, что она поддерживала и любила как никто и никогда.

Все более тяготило понимание, что супер телом и начитанностью не увеличишь заработок и не купишь домик мечты тем более, что время так же жадно пожирает тебя и твои силы противостоять ему, времени самому, что вот-вот и ты старик с грыжей в спине, проблемами похода в сортир и максивредностью минимум, что нечего оставить еще не появившимся даже в планах детям и тем более внукам…..Анна не наседала, но я знал ,что я обязан ускориться ракетой и быть, как модно говорить мужчиной….Пытаясь заработать все чаще оставался на подработку, хватаясь как летящий вниз альпинист за любой трос подкинутый злодейкой судьбой. Я не замечал как постепенно стал удаляться от жизни с любимой. Как терялся кораблем в туманном океане жизни и работ. Как грубел душой словно руки кочегара и по совместительству рудокопа мотыжника. Я исчезал от нее, от моей половинки, от счастья бытия с любовью жизни. Очень неприятно ощущать себя лузером и неудачником, особенно когда вырос в нормальной семье и на тебя возлагали надежды мол, сын, если нам не удалось пожить в достатке, то типа хоть ты не подкачай….но я не подкачал, я вообще спустился. Грань., между прожить богато или достойно, но в бедности терялась при виде крутых тачек или слухе о каком то поднявшемся типа легально чуваке которого я знал а роли лошка-петушка в детстве. Все шло не так, как хотелось, чертовски не так. Но мы любили, как же это было здорово, как же это спасало от бед морали и сравнений, как же была приятна эта отдушина. моя девушка, моя Анна, мой лотос и свет в тоннеле. Уже три года она тянет меня из тьмы рукой, телом вкуса персика, губами сочного мандарина и голосом журчания ручья с живой водой.

Анна, все ради тебя, я отдам. Нет правда ничего, но душа твоя, и остальное тоже…..прости..

…У меня был сын от первого, разумеется не удачного брака. Виделись мы изредка, потому что жили в разных, далеких друг от друга городах. Два раза в год, на каникулах я лицезрел самого родного и в тоже время самого не понятного мне человека. Не имея возможности видеть его рост и развитие я очень сожалел об этом и мечтал, чтобы он хотя бы не вырос компьютерным фриком в очках с круглыми толстыми линзами или не дай бог геем без отца, т.е.меня. Я часто вечерами в одиночестве пытался выдавить эту боль через слезу, но не мог.

Не хотела она выходить из меня или просто их там не было давно. С тех далеких армейских моих дней, когда я ныл последний раз, проснувшись ночью от боли в ноге, подаренной мне одним из дедушек российской армии. Но боль ушла в пропасть, когда я остро ощутил свою ничтожность и то, как же далеко мне до дома. Семьсот дней…И теперь, уже годы спустя я хочу заныть и не таить этого, но не могу .О сын, прости меня, я шептал сжимая фотку и глотая комок из терна в горле….Ловя себя на мысли, что стал я в последнее время каким-то ранимым и драматичным, я пытался себя уговорить, что это пройдет, что это слабость для мужчины и так далее .Но понимал более яснее, что это самообман и легче не станет….Так прошло еще время….Я был слабым и сильным в одно время, мог бы стерпеть перелом пальца, но умилялся при просмотре с Анькой мелодрамы, где возле помойки плачет какой то сиротка. И частенько задавался вопросом- типа, что черт возьми со мною происходит? Живя на съемной квартире пытался подольше задержаться у родителей, просто сидя рядом с ними. Гулял в редкие минуты свободы от работы в лесу. Вздыхал до конца, как будто перед казнью бедолага. И любил, жадно любил свою девочку. До хруста костей, до скрипа зубов и до степени молчания, когда смотришь в глаза и нечего сказать, просто не чего.

Чувствовал я, как будто судьба готовит меня к чему то великому, большому, не изведанному или просто к смерти. Как замедляющий вращение круг с десятками имен. И стрелочка покажет именно твое имя и остальные вздохнут, что их это миновало. Чувствовал я это впервые, спирал на депрессию и осень, нехватку витамин и старение организма, но на дне души понимал,что я вру себе просто. И я ждал, ибо все имеет свой конец….На зимних каникулах сына я поехал за ним к родителям бывшей, где он жил на своей потрепанной временем и дорогами машине. Было скользко и холодно в тот день. На пол пути увидел аварию из двух, поцеловавшихся тачек. Они громко ругались и тянули друг друга за шкирки, борясь перед приездом дпс за свою правду, которой там и не было.

Ведь гололед нельзя избить. Я вышел помочь спору или разнять задир, хотя раньше в жизни не делал ничего подобного, касающегося добрых дел и справедливости. По правде и не знаю, зачем остановился рядом с ними и со словами –Тише, тише братки, подошел к ним, готовый на бой с тем, кто обычно здоровее или стрессовее в подобных ситуациях. Сначала оба не обращали на меня внимания, выкрикивая в один голос все свои минимальные знания пдд и стаж за рулем и в жизни.

Море мата водителей сливалось с воем отошедших от удара в их машинах жен и тещ или еще кого-то. И я не услышал, а понял по глазам драчунов, смотрящих за меня, в сторону дороги за спиной, что сзади что то шумит. Это была еще одна тачка, которую сильно несло, и несло на меня. Я было дернулся в сторону, но подошва ботинок явно была не из фильма про альпинистов. Заскользив, на месте, я потерял секунды две ,которые мне то и были нужны для спасения от удара и вот оно пришло. То чувство, давки в толпе метро, падения с высоты об воду, замерзшую воду, звук мата одного из двоих, типа беги урод, дикий взгляд шофера скользящего авто на меня и на тачки других водил. Все смешалось за секунду и удар и мой крик со звездами в глазах в темноте ночи, и хруст не то меня, не то кузова. И все. Наступила темнота, без боли, без пробуждения, без ничего…..но черт подери, как же это было быстро, резко и неожиданно! Не успеваешь подумать даже, что это типа конец, что как же моя мама, сын, любовь и пенсия в конце концов! Да как же моя тачка и бумажник с тысячей рублей в нем, блин, да я же буду валяться, а все унесут за пять минут в неизвестном полицейским направлениях!…Короче звук, тьма и тишина………..

Тогда я не знал, что с тяжелыми травмами был доставлен в больничку за время, в течении которого можно посмотреть Аватар или Трою. Что странно ничего не украли, и машину забрал отец .И сын, который якобы ждал моего приезда даже не заметил что я не прибыл, что не позвонил и его день прошел по созданному родными распорядку….В больнице побывали в первые три дня все. То есть около пяти человек родных. Затем говорили, что постоянно была лишь Анна и мать. Плакали, переживали сильно о как же так и что то подобное…..Что пророчили смерть и инвалида коматозника.

Что из столицы якобы приезжало даже светило науки в этих сферах за выделенные нашей бедной больницей последние деньги и сказало святило, что я во тьме, надолго. Под плач матери и Анны, под недовольные взгляды врачей и сестер, которым придется возиться с трупом в койке, спец доктор исчез на крутой тачке восвояси……….О Анна, как же я без тебя теперь…….

 

 

……………..Начало……….

…Свет брызнул в глаза и я увидел перед собой в своих руках грязную тряпку. О боже, как это?!

Более того, мои руки ей лихо орудовали, как уборщица последнего уровня в те темные времена, когда не было швабр. Черт, что я делаю?!!!Боже ты мой, как же это так может быть? Целую минуту я впивался вниз, в этот не почетный труд и о боже, я вдруг осознал, что нахожусь в голове какого-то человека. Молодого парня, из далеких провинций необъятной страны. Я мигом прокрутил эту его жизнь в башке и не найдя вообще никаких значимых событий, вплоть до отсутствия у него девушки и любви, просто жизнь обычного серого заморыша. Боже, но как же это все могло-то произойти?!Ад?! Я работаю в чистилище, перед приездом важного демона, раздающего наряды в века страданий?!О боже ж ты мой. В минуте мыслей, где я так ясно это осознал и даже поверил в это, я совсем не слышал, как за спиной и вокруг что то шумело, явно отдавая этому шуму и возне большое количество энергии…..Я встал и оглянулся….Это черт меня подери была русская армия, мать ее. Худшего и не предположить было .Вокруг вошкались в грязной роботе солдаты, подгоняемые криком и отточенными за месяца до этого ударами в нужные места сержантами или старослужащими. Это реально был кошмар. Промелькнула мысль, что лучше б в аду. Я не верил происходящему. Пусть это будет один из лучших розыгрышей мира, тянущий на Оскар. Но затем вдруг случилось то, что не разыграют сотни лучших сценаристов .Я глянул на себя в запотевшее зеркало этого умывальника, где вкалывал, защищая родину от врага…Это было ужасно и даже отвратительно! Реально замученный дух. Худая рожа, кривой нос, лысый, в темных пятнах и этот тоскливый взгляд. О боже! Я переродился и за грехи, которых даже не помню, чтобы так страшно со мной поступить, попал в русскую армию отдать немыслимый долг родине!…Резкий удар в грудь, как в роликах про Тайсона, про его нокауты, заставил невольно меня улететь в конец умывальника, забыв про мысли о перерождении в образ бравого бойца.

— Ты че чмо гребаное забил что ли?!- как бы спросил и в то же время просто сказал коренастый типок в добротной форме и ухоженным по сравнению с тряпочниками видом лицом и прической.

-Сюда иди урод, -из за плеча бравого парня с ударом Тайсона показался его коллега по произволу в воинских частях. Описывать другана этого нет смысла, ведь и так понятно, что он был здоров и дико свиреп при виде отлынивания на минуту от хозработ. А мое замешательство по поводу перерождения это и было забиванием на работу, на честь формы, на дедушек роты и на систему в целом! Что пропустить не мог не один уважающий себя старик армии. И они не пропустили….

В течении минут кажется пяти семи я огреб по полной. И даже когда казалось ,что все, я продолжал огребать по полной…Мой разум мужика за тридцать в теле худосочного юнги с руками, толщиной с ножку дешевого табурета бабкиной кухни, не позволили мне дать должного  сопротивления в виде блоков и уклонений. Короче, не вышло у меня то, что я видал в прошлой своей жизни на экране про турнир в гексагоне….Выслушав неохотно перед уходом дедов нравоучительную речь о иерархии и духе сопротивления, который они сломят вмиг, я еле встал и умылся.

-Ну и лицо же у меня,- сказал я себе вслух, и офигел от своего нового, тощего голоска.

Поняв, что объяснить кому-то о своем невероятном воплощении не только не имеет смысла, но и чревато принудительным лечением в психушке, я в течении двух дней пытался найти многие ответы на хотя бы некоторые вопросы. Так я узнал, что меня звать Денис Тищенко, что сейчас не мой, а 1999 год на дворе, что типа я из хутора в сибири и конечно, что служу всего лишь третий месяц в городе Москва. С первых же часов пребывания в новом лишь для себя образе я думал о побеге. Домой. Не важно уже стало, что я там скажу и как выкручусь, но больше волновало, кто же там дома вместо меня!?А вопросы о том, как я похищу собой тело бойца Тищенко и оставлю его родных без защитника рубежей страны, волновали меня в последнюю очередь. Сбежать оказалось не так просто и легко, как мой взрослый ум думал. Двадцатилетние дедушки проявляли куда более мощные машины противодействия побегу. В подобных местах самоволка давно уже взята под особейший контроль всех ответственных вояк, так как бежали часто и дерзко. Заборы и колючка, не спящий караул и даже овчарки, система стукачей и бдение патруля пресекали оставление части почти на отлично. Телефонов не водилось в тех годах, в которые я попал и не было и минуты, чтобы не думал о этой метаморфозе,о любимой и доме. Но первой задачей, количество которых я себе наметил для воплощения была стабилизация рядового Тищенко в образ из гнусного духана в более менее уважаемого солдата в роте. Это по плану Возвращение, как я его нарек, означало бы наряд в караул по охране овощехранилища с гнилой капустой от захвата диверсантов врага, видимо для поглощения столь важного витаминного натур продукта. Уже от туда, кинув автомат и перемахнув через ограды можно было с форой в три часа ломиться лосем на вокзал и домой, домой, домой……..

Вылезти из духовского мирка в мир повыше труднее, чем залезть на джомолонгму на лыжах в шортах. Но черт меня побери я должен был это сделать в короткий срок. Я не знал, насколько мне это тело Денчика и доживать ли мне в нем до конца его или моих дней. Я стал для начала его жалеть. Ну там мыться, бриться и стираться, а так же  чистить его небольшой арсенал зубов. А чтобы не утерять в столь подходящем для этого месте последние зубы, я стал вести себя хитрее, чем другие молодые воины. Это не попадание на глаза дедов, не появляться там, где они трутся чаще других мест, подучил устав и стойко терпел тяготы службы. Так прошло четыре дня!

Будь не заметным и тебя заметят. Это как раз касалось меня. После отбоя, почти сразу меня в плечо толкнул один из шнырей какого то, еще мне не знакомого супер деда. Я не успел даже прислонить голову к подушке.

— Тебя зовут, пошли, -сухо и с ожиданием зрелища сказал посыльный.

Стараясь быть молчаливым и типа умным я в трусах и шлепках пошел за ним. Хотя понятно было, что я не забыт среди сорока или более духов как я. В каптерке, в полумраке, дыме сигарет с фильтром, сидели, лежали восемь ребят с внешностью взрослых мужчин какого то завода с суровыми условиями выживания. Как бы я хотел тогда, чтобы они поняли кто я на самом деле и что после аварии стал другим человеком. Как бы было здорово, если зашел к ним не рядовой Тищенко, а я, Игорь, взрослый и подкачанный паренек из Брянских земель. Вот бы смешно было бы……Не знаю как бы решился тогда этот эпизод, но уверен дедовщины не было бы.

-Так это ты забивной душара, что в загасе уже три дня?- нагло и ехидно, пуская дым вверх  спросил амбал с перекачанными плечами и желваками.

— Нет,- ответил я голоском юнца и сам испугался этой хилости.

-Может это я тогда забиваю на работы и службу?!-под смех других крепышей спросил плечистый..С прошлой службы я знал, что могут и сделают со мной в этом месте. Нужно было что то решать и причем быстро, пока не сломали окончательно и бесповоротно. С этого уже потом не подняться, а дальнейшая судьба духа может быть весьма печальна даже в воспоминаниях будущего солдат, что увидят этот конец….Я молчал, оценивая дальнейшее и каптерку на вид предметов для борьбы. На кону стояло все. Мой планчик, моя судьба тут и там, честь пацана, что живет в теле салаги и просто мое завтрашнее утро. Встану ли я при подъеме синий и в крови, полягу ли я тут или сортире, а может в санчасти, где полегче. Становиться воином легенд и Берсерком из рунн я не желал. Но этот миг я запомнил навсегда. Это был именно мой выбор.

Мой шаг в сторону доблести и победу над страхом, который годами не давал воспрянуть поколениям молодых солдат над издевательствами и произволам. В армии прошлой жизни я только думал о таком, восхищаясь восставшими парнями. О, если бы тогда мне этот ум и то тело, что было недавно, о как бы я бился. А теперь лишь ум, а тело качало сквозняком из расположения. Но час пришел, вот он, миг истины, кто я есть на самом деле в этом мире. Трус или тот, от которого лучше отстать от греха подальше. Да, это была чертова наша армия, всего лишь два года и вали, что типа никто не узнает кто ты там был и что шуршал в сортире с щеткой, что лишь бы домой.

Но нет. Это редчайший случай показа истинного лица изнанки души и именно тут, наедине с собой, со страхом насилия и глумления, с настоящим страхом во плоти нужно или сразиться, или получить пинка и скатиться ниже. Дело даже не в том, что я бы проиграл этим качкам, а в том, что  я  хотя бы вышел против. Показав, что воля свободы сильнее страха быть избитым и поверженным. Рассудив так, в секунды, пока плечистый подходил явно не для пожимания руки, я схватил лопату из угла для уборки снега. Это необычная лопата, где дерева нет вообще. То есть черенок в ней это толстая арматура, приваренная накрепко к самой лопате для длительного  использования многими поколениями призывников. С криком от накопившегося гнева я обрушил на башку никак не ожидавшего деда этот армачеренок. От этой неожиданной выходки воцарилось молчание и ошарашенные глаза засветились ярче их сигарет. Стоявший сзади на шухере шнырь присел, схватившись за голову руками и шепча – Б…я, б…я, нам конец, нам гамбец.

Вдруг вскочили один за одним, выпавшие из такого нового вида зависания супер деды, семеро, двое из которых по виду не имели к спорту ни какого отношения. Видать добились положения умом или еще чем то. Они и сейчас были умны. Дернулись позже и за спинами качков-анаболиков. Я поняв, что путь назад, в обратку уже далек, опомнившись от происходящего, стиснув зубы издал крик типа –А а а ,су…..и, убью.,- ударил первого подбегавшего тем же способом, что и отдыхающего в углу каптерки плечугана. Тот тоже пошел по инерции в угол к другу. С ноги в шлепке удар в живот третьему вышел не сильным, как мне сначала казалось, но тот заскулил больше от злобы, чем боли и зажав пузо остановился в скрюченном положении. Мне нанесли два  удара с правой в шею и плечо давно не бившие кулаки. Это были кулаки по пуду. Или меня ударили локомотивом с размаху. Я поплыл по комнате в другой угол махая руками и выронив лопату. Со всех сторон начали сильно бить, точнее сказать убивать пока голыми раками. Тумаки раздавали по полной. Звездочки и искры валили из моих глаз и странно, что я ими не подпалил казарму. Мои защиты руками прутиками давали нулевой эффект и я ломанулся из последней силы к полке. Там лежал огнетушитель. Он был кстати в столь сложной обстановке. Я нагнулся, сжимая его руками у живота для пущего размаха и с выходом энергии рубанул одну из фигур рядом. Тот заскулив отвалил во тьму каптерки. Уже было предчувствовав победу я не уловил, что один из качков разбежался и с ходу, с двух берец врубил мне в голову. И снова наступила тьма и тишина….Но снились странные сны. Я пережил свою прошлую жизнь одним мигом, все взлеты и падения, коих оказалось побольше. Миги счастья обнять сына и любимую.Отношения с бывшей женой и причины разлада. Все важное и незабываемое. Как будто судьба или боги заставляли меня понять, осознать и перезагрузить  отношение ко всему в мире. В мире духовном, глубоко личном и ни как не тот, где правят деньги, блат и статус. И в конце сна мне стало отчетливо понятно, что и это фантастическое перерождение урок мне для веры в себя, в жизнь и ценности дарованные ею. Что я просто много ныл и просил от судьбы, ничего не давая взамен миру. Что надоело этим высшим силам слушать недовольство, и из тысяч нытиков и лузров выбрали меня, запихнув в клоаку русской армии и тело лохопета с хутора. Мол нака, хлебни из чаши горя и страданий, авось поумнеешь! И понять это можно лишь пережив один из сценариев божественного замысла в непостижимой уму игре. И походу игра началась. Для меня…..

План Возвращение запрашивает sos

….Снова свет ослепил глаза. Я видел потолок с осыпающейся штукатуркой и паутиной по углам комнатки. Это был армейский госпиталь. Боже! Опять я в армии, значит весь предыдущий кошмар не сон, не выдумка отбитой моей башки после аварии. Нееет, как не хотелось в это верить.

Как хотелось вновь уснуть и очнуться в съемной квартире в постели с Анюткой и рассказав ей о этом ужастике поржать ор души. Но что то новое в голове вдруг возникшее прям сейчас,  заставило забыть о Анне…Я стал отчетливо знать все моменты из жизни Дениса Тищенко! О, как же это было не к стати. Слава богу, что его жизнь за восемнадцать лет не была насыщенной приключениями и небольшой объем его флэшки не мог разорвать мне мозг путаясь с моими файлами. Его житуха была хуже моей раз в миллионов пять. Это рабочее детство, и больше рабочее по мере взросления до армии. Это и скромный, даже нищий быт в семье из пяти человек, где правил бал здоровенный деспот отец. Где подзатыльник кистью руки, что больше Дэнчика головы был наименьшим наказанием даже за отсутствие провинности. Отсутствие друзей, вечный труд и школа с шестью учениками в классе. Не любви, ни секса, ни даже журнала с голой грудью. Лишь по подсмотрам за моющимися в бане он кое как узнал о анатомии женского тела и тягал на эти знания свой не большой курок по ночам. Вроде бы и все, что можно о нем сказать, кроме большой мечты о том, как он типа приходит домой со службы. Такой огромный типа амбал, в форме, выше братьев и отца. С чемоданом невиданных там подарков родным. Как с соседних хуторков прибегают девушки на выданье поглядеть на красавца и героя скандинавских легенд, качка, увешанного ушами на ожерелье убитых врагов. Как девушки эти, завидев воочию дембеля, спрыгивают с кочерыг своих парней и прям с сеновалов, толпой, толкаясь бегут в жены за Дениску. И затем выбор лучшей, там куча здоровеньких детишек, жизнь до ста лет и т.д. и т.п. Но более обычной и правдоподобной для меня виделась мечта парня стать для отца мужчиной. Чтобы он пожал ему крепко руку, обнял впервые в жизни и  сказал,- Какой же ты стал сынок, я, я…тебя прям не узнал….,как у обоих катиться скупая слеза, так же скупо забирая в прошлое невысказанное, плохое, уже ненужное теперь…..

-Ну как внутреннее самочувствие Денис?- вдруг прервал бурю в голове голос подошедшего доктора.

-Вроде нормально, -ответил я, не ведая тогда, что был обколот сильными болеподавляющими уколами.

-Тебе повезло рядовой. У тебя серьезные травмы головы и многочисленные ушибы по всему телу. Скоро к тебе придут со штаба полка с вопросами о произошедшем.А пока отдыхай.

Черт, теперь про неуставняк будут допросы,- думал я. Но Денисов ум тоже пытался и у него получалось лезть в мои мысли размышлять о дальнейшем. Из всей каши его чугунка я уловил лишь страх о допросе и о том, что после лечения ему придется возвратиться в роту и там его казнят за выходку о которой он жалел. Находясь в беспамятстве и по его мнению в поехавшей крыше при содеянном, но отважном поступке. Денис хотел бежать. Как только позволят силы.

Его желание было более моего вернуться домой, не смотря на абсурд возвращения. За час я понял, что Дэн не знает обо мне! А я знаю о нем все. Вот это дела! Как в кино каком то. Прошла неделя. Был допрос раза три, на котором говорил я, не Дэн. Это было божией благодатью, а то он бы мог натворить проблем нам уже теперь обоим. Мысли Дэна путались и он боялся своего второго я. Но стал привыкать и смиряться. Благо в армии быстро этому приучили. Дело замяли как обычно это бывает и было в армии. Кому нужны эти проблемы, которых десятки на дню в одном только батальоне. Деды, даже получив тогда серьезные раны не стали обо мне говорить никому из офицеров. Хотя вся рота уже на утро знала о чп и все духи восхищались Дэном, даже если говорили, что дурак он, башку отобьют и домой дебилушкой поедет по комиссии. А потом белый билет и жизнь удалась…..В расположении даже произошли пару дух-восстаний, которые правда жестоко подавили в две минуты. Ну дедсостав можно понять. Сдать духа это не по чести династии стариков. А идущих против системы ждало ужасное. И меня, точнее нас с не терпением ждали из санаторно-курортного лечения, как ждут второго пришествия мессии фанаты религии.

Мой друг по телу или как я его звал кокон, оказался живуч и очень регенирирован. Видать труд в глуши чистых лесов и хорошая пища от мамки все же давала пользу. Или это просто молодость. Через две недели каши в голове, принятия содержимого и смирения с происходящим я проснулся ночью от приятного процесса в голове. Что то знакомое с той жизни, где я недавно жил.

О боже! Рука Кокона  заканчивала мастурбацию под одеялом и мило улыбалось нарастающим флюидам кайфа! Мне тоже было хорошо и я не стал даже дергаться вопреки, тем более, что все уже заканчивалось..-Ах ты маленький рукоблудец!- подумал я и понял, что он рулит телом своим лишь когда я сплю и не ведаю, что за пределами снов..А сны все были ярче, все богаче событиями и красками прошлой, столь далекой теперь жизни. Во сне я плакал, что не тот теперь. Что живу в другом теле и другом времени. Что моя любовь ходит в седьмой класс, нет никакого у меня сына и всего, что наимел за 33 года. Осознание того, как я завалю с побега домой и начну рассказ о случившемся повергал меня в ужас более, чем бойца Тищенко от прихода в часть. И той ночью, после порции кайфа от кокона я решил сначала написать письмо домой и поведать о истории. А выйдя из лазарета попробовать позвонить на домашний телефон соседки по тогда еще живущей с нами. В больничке старался мало с кем либо общаться, смотрел телик, поражаясь еще раз ужасам этих лет происходящих в стране. Теперь я не малыш, как тогда и терпеть все более ясно и доходит до глубин ума. Бедные родители, как же чертовски тяжело то им было прокормить нас с братом в те смутные годы. И эти годы теперь у меня! Там, за окном, за забором идет не простая игра на выживание обычных людей. Размышляя за три недели о том, как тяжко существовать людям и о себе бедолаге, что в плену судьбы и как не рехнуться от событий этого месяца, и подзабыл, что скоро ждет возвращение в часть. Кокон тоже обдумывал этот миг и все ужасающие последствия после мига. Я написал домой, на старый адрес, где мы жили в тот год до переезда за город. Слегка описав ситуацию, что я не больной на голову, что реальный сын с будущего, запертый богами в теле сибиряка и что хочу скоро приехать!

Звучало нелепо и даже мне смешно. Несколько раз перечитав и ошалев, все еще не веря в это все отправил конверт. Особенности работы нашей почты позволяли расслабиться и недели две не ждать ответа. Если вообще придет. С моими мозгами для тела Кокона настало лучшее время после драки. Я или он, бросил курить, посещал с трудом мини-качалку при лазарете, ел и читал имеющуюся литературу. Никто не приставал, дедовщина что-то тут замерла и можно было глотнуть чутка свободы, тем более хорошо для Кокона, что время до дембеля шло…..Но раньше пришла выписка…….

-Дежурный по роте на выход!- громко прокричал бойкий дух дневальный, при моем или нашем появлении в двери. Не спеша и вальяжно из расположения подошел дембель и сержант в одном флаконе по кличке Пица. Не хорошо оглядев меня, как Атилла Ван Дамма в кино про Леона перед боем за титул батальона. Он как бы оценивал, что неужели этот хилот подубасил супер дедов и самое дикое, что посмел восстать ваще! Что если бы он тогда был в каптерке, а не наряде по столовой, то он бы мне уж точно показал один из стилей муай тай. А пока тихо сказал:

-Иди готовься к страданиям. Ты покойник су….а.

Нужно было бы сразу всечь ему, но он на дежурстве и это уже серьезно. Я тихо проследовал в расположение и не мог не заметить дикие, зажуханные и ошарашенные взгляды однопризывников Дэнчика. В них было восхищение и злоба, что восстал, что им теперь стало хуже в бытовухе дней. Я знал все это еще будучи духом сам, в своей службе.

— Ниче не меняется в людях,- подумал я и впервые за четыре месяца посадил тело Кокона Дэна на табурет.

Странно, но вопреки ожиданиям и сжатых в кулаках авторучек для защиты никто даже не подошел ко мне. И на другой день и на третий. Странно, думал Кокон, но не я. Я знал, каким хитрым и коварным может быть армейский спрут. Как длинны его щупальца и эта мистерия всего лишь завеса предстоящих событий. Меня вдруг вызвал командир роты и закрыв прокуренный кабинет попытался развести на нужный ему разговор.

-Как дела боец? -умело начал капитан, -Ты молодец, что дал отпор беззаконию и не уставным отношениям….Побольше бы таких бойцов в батальоне.

-Да ладно вам товарищ капитан, как будто я не знаю как тут и что происходит в нашей роте и в полку в целом, -так же умело и поборов страх начал я. Надоело это лицемерие еще тогда.

-О чем ты рядовой?!- недоуменно спросил он через секунд пять.

-Как будто я не знаю, как вы поддерживаете дедовщину, не раз бухали вместе с особыми ребятами и давали им ц.у. по поводу порядка в роте в ваше незаконное отсутствие.

Командир в шоке присел и нервно прикурил. Теперь обдумывая слова, чтобы говорить со мной как с необычным душком, до селе даже в фантастических идеях не поверив, что сраный заморыш Тищенко не так уж и обычен. А ведь ему часто докладывали о всех важных и не очень мелочах происходящих в казарме. И самый бравый дедушка по кликухе Мотор лично, своими руками вносивший лепту в систему порядка днем и ночью, докладывал, что в роте полный ажур и любые попытки самодумства присечены. И тут этот Тищенко восстал! Как же так…

-Господь с тобой сынок, не сильно ли ты стукнулся головою тогда? А?!Что ты несешь?!

-Короче товарищ капитан. Можно я пойду, а то че то голова болит, все таки травма серьезная.

-Боец, послушай. Не знаю откуда ты такое выдумал. Но я командир и ты можешь мне доверять. Можешь рассказать о ночном происшествии или о замеченных тобой нарушениях. Все учитывается и принимаются меры по борьбе с неуставщиной. Поверь мне! -,вытягивал на пальмовую ветвь театрал.

-Ладно, уговорили,- я решил сыграть в игру и схитрить для своего плана, -Я буду заходить к вам. Иногда. Но у меня просьба….Поставьте меня в караул. Хочу нести настоящую службу. Пора думаю.

-А не собираешься ли ты учинить самосуд схватив в кхо автомат, Денис?- заискивающе и с улыбкой спросил начальник.

-Нет, что вы! Я парень не злой и домой хочу придти вовремя.

-Ну хорошо. На неделе выдвинешься на овощной склад. Я дам команду старшине. Иди, пока по распорядку.

Чувствовал, как командир и вершитель судеб воинов после ухода моего из кабинета еще покурил, выпил кофе, сделанного писарем и поразмыслив о трещинах в его системе вызвал старшину и Мотора на базар. По любому была дана четкая команда задрочить негодяя по уставу и в ночное время устроить веселую жизнь. Не только мне, но и всем для упреждения выходок. Кому нужен бардак и чп? Его можно было понять. Нужно повышение в карьере и хорошие показатели, кормить семью и все такое. Но а мне не охота было быть инструментом этой воли, тем более я в начале 2000-х тысячных отдал родине долг. А то, что я в теле и разуме солобона это другое дело уже и все равно никому нет до этого дела….Уже становилось полегче в мозгах. Каша остывала и размышлять было спокойнее и здраво. Денис чего то утих и даже ночью не беспокоил меня и наше тело. Никто нас не трогал, в отличии от остальных бедолаг и я уже было стал верить в правое дело в ту ночь. Обычная уборка проходила мимо меня, я возился у своей кровати, уже привыкнув  к недовольным взглядам вокруг. Драться по мелочам не хотелось. Скоро меня ждало испытание и я экономил и так не большие силы…..Вдруг, в обеденный перерыв, прямо в очереди на раздачу баланды я остро ощутил какой то импульс в мозгах! Это было воспоминание, какого не было никогда!…Я ощутил, точнее вспомнил, что в школьные мои годы меня позвала мать и в присутствии отца за ужином сказала мне о письме. Что я совсем зло и плохо пошутил написав какую то ахинею про себя и кинул в почтовый ящик. Что розыгрыш в столь не доброе время ни к стати. Отец добавил про еще подобный прикол, мол офигеешь потом. На этом ужин подошел к концу и я еще малый долго рассуждал на тему не тронулись ли предки умом.

Этот конверт я не видел. В порыве психики, уставший от работы за гроши батя смял пятерней и выкинул где то тут же забыв……Боже! Почему я не помнил этого раньше….Как так вообще!?…..

В этот обед я не ел. Все думал о том, как же судьба лихо крутит нами. Как хитры, непредсказуемы ее ходы и даже угадать шаг наперед невозможно……Мою пайку съел какой то рыжий проглот, сидящий рядом за столом. Я еще подумал, что везде в компаниях людей, в любых местах обязательно есть чувак, который любит пожрать…и ему плевать даже что. Главное сколько.

-Рядовой Тищенко! Рядовой Шпицын, рядовой Сергунин и ефрейтор Быренков, наряд по роте.

Старшина на построении дал оповещение. Было смешно и страшновато. В наряд шли деды полка и я, единственный молодой. Вопрос уборки расположения, всех комнат, типа ленинской, сушилки и особенно злачных мест стоял в голове. Не будут же этим заниматься старики.

-Хи-хи-хи, — я недобро хмыкнул, предвкушая попадос. Вот и закрутилась машина системы на повышенном положении тумблера скорости. Вместо караула наряд по роте. Да еще с кем, с супер уважаемыми личностями чести. Двое из них, залечив раны от огнетушителя и лопаты так и жаждали казни надо мной. И чья-то рука повелевала им, типа погоди, погоди, скоро  мы ему устроим. И вот час расплаты пришел.

-Так, Тищеко на очки. Тищенко на полную уборку сортира, взлетки, всех помещений роты!- с настоящей радостью высвободил сержант, он же дежурный по роте крепыш с лицом Дольфа Лунгрена,а так же просто супер солдат Михальченко.

-Вопросы есть?!-сзади ехидно и бодро гавкнул верный пес Лунгрена Быренков. Они были земляки.

-Блин, почему я попал в место, где полно не моих земляков  и куча здоровых лосей, так и наровящих кого то избить, -думал я, перебирая варианты избежания расправы. Все верно. Ведь миром правят сила и отбор. И выживают сильные присполобленные особи. Так уж заведено природой давно и надолго. Я решил действовать тем что имею. Не сильной силой и умом. Жаль, что не настоящий я в теле коконе. Я то Игорь здоровый паренек, знакомый с всякими турниками и ррочим инвентарем. Бывавший в драках и даже побеждавший в них. С ростом метр восемьдесят один и весом восемьдесят пять до аварии я был бы не столь простой мишенью этим качкам.

Но случилось что случилось и мне вновь пора было подставить не жалкое мне тело кокона под прессинг.

-Ну че молчишь мудила гребеный? — Сергунин внес свой гав в стаю.

-Думаешь в тот вечер поломал нас и мы отстанем от тебя?! Ты всего лишь выкопал себе могилу.

-И теперь падла, слышишь,- Быренков схватил меня за шиворот и шипя от злобы срывался,- Теперь ты двухсотый гнида гребаная, понял, а?! Ты понял меня???

Я рванулся с его хвата и отошел в сторону приготавливаясь к атаке фриков. Вплоть до отнятия у дневального штык ножа и защиты себя в грозную минуту.

-Тише-тише братва, -сержант подняв руки в стиле рефери успокоил лосей, -Будет вечер, будет кровь. А пока устав сделает для нас доброе дело. Влажная уборочка не повредит. Приступай уе..-ок чертов. Ведро, тряпку и все необходимое ты знаешь где. И это впредь будет твоим делом каждый день до дембеля. Уж я то позабочусь.

Что то говорить не было смысла. Я молчал и думал, и думал за что же мне все это. Я ведь просто хотел чтоб от меня отстали и все. Но я много хотел. Отстать от духа, да еще и забивного невозможно в принципе. Судьба злодейка. Вот делишки у мальчишки…..До наряда был еще час и старая смена вовсю шуршала по сдаче нам порядка. Убираться на очке и вообще я даже не мог себе помыслить, тем более согласно приказу сержанта Лунгрена не в свой наряд, так сказать помочь другим братьям по несчастью…Я должен был узнать правду. Ту правду, что не давала мне покоя. Кто же дома? Кто на моем месте сейчас? Как разобраться с этим всем….как?!А что если там живет мальчик Игорь, то есть я и гуляя по вечерам даже не знает обо мне тут!?Да и зачем ему все это. Правда….Пережевывая это я начал злиться. Потому что даже бежав с части, преодолев трудности и добравшись, рискуя службой кокона, как расскажу о себе.?!Зная родных, это будет не смешно. Батя скорее всего всечет мне в бубен, а мать проклянет на века из за богохульства. Я, Игорь, зыркая из своей комнаты на процесс просто офигев поржет над этим. И все наверное на этом. Затем мои слезы, скитания, комендатура и дисбат. По идее будет хуже чем есть.

Но нужно черт возьми попробовать позвонить. Я должен это сделать. Сейчас. Чтобы биться в ночь не напрасно, что если отобьют голову или того хуже знать правду… Тогда я не знал зачем мне эта правда. Зачем я дергаюсь и просто не поплыл по течению….Я не знал ничего. Но понимал одно. Что я люблю свою девушку и должен как-то победить в этой игре богов и пройти испытание. Или пасть, пробуя это сделать. Наверное от предков досталось упрямство и жесткость. Похоже в далекие времена такие качества были нужнее других для выживания…..

….Я долго не думая ломанулся по расположению. Все кучковались и сновали за какими то делами. Мне нужно было достать денег на звонок с почты. Покапавшись в мозге Дениски я узнал маршрут и расценки связи.       У духов просить было бесполезно. Строгое дедово око Саромана изъяло для личного употребления всю наличность молодых. Опа! Увидев шныря, что отводил меня в каптерку на базар тем вечером я определил жертву. Оппа, он курит нормальные сигаретки! Бабки есть значит. Здоровьем он отличался от качков дедков изрядно. Понятно было, что свое гнилое расположение достал шестеренками и доставкой продуктов для наращивания мышеечной массы спортсменов роты. Это было сбегать в магазин или склад и принести тушенки, масла и картошки….и прочего лакомства, которого желудки духов долго не увидят.

-Дай денег. Мне с почты позвонить нужно. Я отдам как получим, -я с ходу впулил.

-Что!!!!???-реально удивленный, как медведь пришедший в берлогу, где сидит охотник и ест его мед.

-Денег дай. Что-что! -с ухмылкой сказал я. С рожей Тищенко это реально было смешно и нелепо.

По нормальной идее этот хмырь должен был бы мне врезать или отойти в сушилку для один на один. Но это было не то место, не та даже жизнь. Зная и видя, что я типа больной и могу в любой момент взяться за предмет типа стула и что мне, как ему думалось нечего терять. Что рота месяц шепталась о каком то духе в роли Спартака и даже в других ротах прошел слух о дураке с лопатой, шнырь коротко ответил:

-У меня нет! -и постарался уйти. Но пройдя за ним с умывальника до сушилки я уловил момент и с силой затолкнул его внутрь. Там было жарко и тесно. В куче бушлатов, сапог, портянок и жуткой вони какой то дед низкого пошиба прокачивал, теша свой эгоизм пару прыщавых салаг. Они выглядели хуже меня, рядового кокона! А упор лежа и спец упражнения до упора сделали их рожи вообще конченными. О как мне стало их жаль в тот миг. И это безобразие, над которым уже на гражданке угорают дембеля, рассказывая корешам, причем не служившим вовсе, творилось повсеместно и днем и ночью. Я ваще психанул и обозлился на мир в тот момент. Вся эта напряженность и постоянная суета, страх перед неизвестным, мои лишения и темнота выхода дали мне некую дурь. Сила, возникшая резко в мышцах направила мой правый сапог шнырю в голову, чтоб наверняка, чтоб не сбежал. Эффект подошвы и  каблука сорок пятого не подвел. Шнырь ушел в ворох духовской одежды с матом, что я типа орально имелся. Дед второсортник от увиденного стал столбом на границе и это было мне на руку, точнее на сапог. Как грушу в спортзале с разбегу трех шагов. Закаленная духовщиной грудь деда выдержала перелом, но он крякнув тоже полетел в кучку смрадных портянок. Я разошелся в раже и налетел на него в ту же секунду. Я просто бил его сапогами куда только можно. Двое солдат с радостью в глазах и сердцах не подключались, просто наблюдали с неверием в происходящее. Через минуту подустав я оставил силы для добычи деньжат. И успел. Моя добыча делала ноги в коридор. Сделав подсечку, я пнул его в спину каблуком и присев схватил за воротник. Без лишнего трепа тот вытащил из кармана пачку Винстона. Внутри лежали сиги и деньги. Взяв все, не зная нынешних курсов валют я быстро, до кипиша проскочил из роты на улицу. Была зима, но бурлящая кровь и злоба не дали замерзнуть по дороге до узла связи. Очереди не было.

Все походу были запряжены до верху. Набрав на забытом телефоне с барабаном номер справочной Брянска, я спросил номер соседки, еле вспомнив ее фамилию и адрес. Это было так долго, что все деньги закончились в ненужный момент. Боже! Блин! Бл….дь! Входя в мир девяностых фигел я. Вот бы мне щас мой люмия!…..В отделение зашел какой то боец. Я позвал его на улицу для разговора. Он замешкался, так как в армии все, что происходит, то происходит с подвохом. Он был не дурак, как и многие, кем стали в армии пацаны. Уже развернувшись снова в здание на уход от меня, от моей на сегодня цели стал открывать дверь. Я дернул что есть мочи его за рукав и потащил за угол. Его сопротивление было жарким и матным. Он меня в них убил раз пять и мой род он сношал во всех знакомых ему проявлениях. Он был чурбаном, с теплых краев нашей необъятной родины. Я врезал ему кулаком в нос и шею. Тот схватился за гордость и заскулил как ночное африканское животное. В кармане штанов хб я вытащил не церемонясь сумму и пнув его зачем то пошел внутрь. Уж очень я хотел знать, что же там, дома……

-Алло! — соседка на счастье оказалась дома.

-Здр…здрасьте. А можно к телефону теть Нину или ее старшего сына Игоря? -дрожа всем, затрепетал я.

-Да, конечно! А так кого точнее вам позвать то, Нину или сына!?

И я поплыл в этой будке….Я был в натуральном шоке…Я замолк. Затем заскулил, как больной шакал. Обмяк и сел на задницу не ощущая ничего вокруг….В трубке раздалось что то, типа еще раз позвоните хулиганье проклятое, будете иметь дело с милицией и т.д.Я побрел мимо шумящей работницы почты на меня, мимо восставшего из-за угла азиата, мимо казарм и кантиков сугробов. Просто брел как юродивый по Руси матушке……….О боги, так тяжело мне не было никогда и нигде. Зачем и за что этот дурной сон?????!!!!!Зачем…….Помогите же кто-нибудь….Никогда не думал, что произнесу такое……Спасите мою душу…….

 

….Опять в армии……

Через два часа   блужданий я кое- как вернулся в полк. Куда еще я мог   податься. Не бежать же мне в село, где то в дебрях хвойных лесов и медведей, в дом, где меня примут быстрее, чем в родном Брянске. Все это произошедшее со мной за эти пару месяцев очень беспокоило меня и никак и никогда я уже не смогу быть прежним. Эта странная каша варилась и варилась, а это место, где я нахожусь лишь подливает масла в огонь под котелком кашицы…..Но будучи по природе борцом и стоиком, даже тут и сейчас я принял решение бороться. Не имея должной силы мышц рассчитывал лишь на случай и на мозги. Нужно было пережить все это и понять, зачем же эта злая шутка и к чему приведет эта история с реинкарнацией. Сводить счеты с жизнью я и не думал. Не то, чтобы я сильно был ею доволен, но я знал, что умею любить. Что у меня будет сын, пусть и не от хорошей бывшей жены, но любовь…,именно она дает мощнейший толчок для выживания. Именно любовь идет в ногу с человечеством сквозь века. Дает вдохновение поэтам и писателям, их героям, тем, кто читает и смотрит потом уже фильмы снятые по произведениям. В основе каждого действия и даже мига жизни, от букашки до китов лежит мисс Любовь…..И ради жизни, в которой есть любовь, мы готовы на все. На любые поступки…Вот и я, примерно тогда так рассуждая предпринял вялую попытку выжить и узнать возможную правду о случае с собой. Дойти до свободы и увидеть тех, кого люблю. И ради этого был готов на все. Ну почти все….

В части меня уже давно ждали. Сразу сходу, с растоптанного берца я получил в грудину. От удара, повинуясь законам физики я совершил пролет на длинную дистанцию в сторону стены, которая и прервала мой рекорд перелетов. Не давая мне опомниться, чтобы еще чего вдруг не начудил, толпа из пяти членов доблестной третьей роты начала процесс экзекуции неугодного субъекта. Я терпел и пытался дергаться до конца. Но силы были ох как не равны и ко мне пришла снова тьма и забытие. Снова тьма и снова свет. Правда на один глаз. Второй дико болел и заплыл…Но самое интересное, что ко мне вернулся мой друг Дениска! Теперь он мыслил как бы внутри меня и его тело начало ему подчиняться! Вот это было не очень приятное дело. Он понял, что внутри живет еще один голос и повелевает его волей без спроса. Договориться с Дэном было проблемно. Он не верил что он не спятил, и на сделку шел медленно…Благо было, что нас подальше от глаз начальства положили в местный травмпункт при батальоне. Где разумеется старшиной был дедушка русской армии тесно контактирующий с группировкой стариков с моей роты. За пару выкуренных сигарет на лестничной площадке, где активно шуровали тряпками духи, дед Пица и медбрат быстро договорились о моем времяпрепровождении .Со словами -Серег, пусть этот упырь у тебя недельку полежит, лады!?- и получив положительный разумеется ответ, кинув бэрик на только что вылизанные ступеньки  был таков…В этом медпункте было неплохо. Тихо и даже уютно как то. Лежавший тут в основном дедсостав на выдуманном лечении от несуществующих болезней сделали из этого уголка милое местечко для отдыха. Тут тебе и питание в номера, и витаминки , телевизор, настольные игры в очко и конечно же вечерний релакс после курения каннабиса. После укурки старые не слишком напрягали троих, сосланных сюда специально для обслуги духов. Меня в связи с лежачим состоянием не трогали. В основном их день состоял из резкого подъема от шлепка по лбу со словами – Быстрей мразь подъем!,- пробежка в столовую за завтраком еще мирно дремлющих больных с редчайшими диагнозами. Затем тщательная влажная хлорная уборка помещения и лестниц. Затем, после небольшой якобы уборки был обед и вновь гонцы в пищеблок. Затем уборка посуды немощных старичков, поиск определенной марки сигарет для них же, долгий массаж старой плоти совместно с хорошим анекдотом или историей ,прокачка меж кроватей мышц в упоре лежа или приседаниях и снова влажная уборка до ужина. Ужин, возможно даже они успели че то кинуть в свои пасти, уборка после ужина и призрачный отход ко сну. Деды находили драп и вечеринка начиналась! Кто на что был горазд. Разговоры о доме, телках, тачках и жизни в общем сопровождались диким, заразным смехом и истерическими припадками в стиле  — Держите меня семеро, не то я щас устрою шоу!..Я лежа в дальнем темноватом уголке был задействован по минимуму  и похихикивая от происходящего понимал, что деды тоже люди. Что обычных пацанов без их воли и согласия закинули к чертям на кулички в самом клевом возрасте жизни. Заставляют всякими методами тянуть бремя службы, отдавая выдуманный долг родине. Как будто прям в роддомах, при появлении ребенка на свет акушерка заявляет радостной мамаше, — Что у вас родился должник! Вы только гляньте. У него яйца. Ей богу должник родине! Но вы сильно пока не волнуйтесь, еще восемнадцать лет до отдачи долга….Стало даже чем то их жаль и себя. Как приходиться идти волчьей тропкой тут, как не дать слабину и не позорить род и город, как реально выжить и не сломаться под этим всем, чему нет точного слова. Как хочется порой оторваться с девушкой, выпить пивка и пронестись на мотоцикле по трассе….И они брали то, что имелось в сдешних арсеналах, это шмаль и положение власти над молодыми..Главное было поскорее уйти на дембель. А время шло ох как медленно, вот многим приходилось коротать в веселье  и снах. Кто что умел и имел…Я это давно понимал, но плыть по их течению я не согласен. А в армии каждый за себя и я стал думать о себе. Ведь план про возвращение домой не отменялся. Хотя бы объясниться с матерью и понять ,что у них все хорошо. Предупредить о будущих болезнях и местах, где лучше не появляться. Как то помочь им и себе молодому щеглу оградиться от будущих ошибок и жутких проблем. И конечно от аварии в тридцать три года на том  злополучном месте….Увидеть свою Анюточку, пусть и малой прималой, но увидеть  и……и все..А пока я лежа и сидя и стоя договаривался с Денисом о нашем будущем. Что ему лучше помалкивать и не мешать выжить до дома в этой среде, где он не очень популярен. Со стороны я другим казался психом и действительно не нормальным, ведь разговаривая в голове со вторым живущим там, я мотал головой, матерился и вел даже во сне беседы .Армия тот мир, где ко всему быстро привыкают и уже ничему не удивляются. Любой случай рассматривается недолго и в основном с юмором, пусть и злым юмором. Затем кто-то другой выходкой своей забирает внимание на себя и так раз за разом, что просто никто не успевает следить за обилием информации. Даже самый самый эрудированный, с генами любопытной бабульки у подъезда индивид не сможет объять и перемолоть в башке малую часть происходящего в одной только роте одного батальона! Столь интенсивна и скрытна жизнь бедного русского солдата…И я был там типа чудиком, как и сотни таких же.

Через неделю мне или нам стало получше и мы стали ходить на прогулки. Но не далеко. Я слава богу сумел договориться с Тищенко о нашем дальнейшем сосуществовании и что, я типа его скоро оставлю в покое. Я видишь ли был для него глюком от удара в голову или дьявольским наваждением. Рассказывать, как мы пришли к компромиссу слишком долго и смотрится не адекватно как минимум. Но я и чуток он остались довольны. Да и каков был у нас выбор. Скоро нужно было возвращаться в расположение и пытаться выживать до демобилизации дедов. И на фоне программы Остаться в живых еще нужно не потерять мужское достоинство и как то остаться человеком. Что очень трудно. Косить под калича я не стал. Не честно это было в моем возрасте. А вот рядовой Тищенко был очень даже не против и я уверен, что он отлично бы справился с этим. Что только не выдумывают солдатики для откоса от службы. Ох! Если не смогли еще дома, двигая рычаги разных направлений, то тут изощренности и смекалки позавидовали бы худшие злодеи из кино и жизни и лучшие гении времен и народов. А еще бы если ребята дома знали, что их реально ждет тут, то акты суицыда и побеги в африку были нормой. Кто то бежал куда возможно, большинство возвращали. Кто то косил под дурачка и иногда получалось, при чем до старости. Кто то резал вены и глотал хлорные таблетки для дезинфекции помещений. Так и было в предпоследний день моего пребывания в медпункте….Обычному на вид солдату, вдруг то ли надоело служить, толи девушка написала чувствительное письмецо, а может просто устал от издевательств стариков, что скорее всего. Короче этот боец не нашел храбрости бороться за себя и будущее, но мужества хватило принять пару таблеток хлора внутрь, запивая небольшим количеством воды. Расчитывая по его слухам на досрочное увольнение из рядов российской армии по состоянию здоровья. Но затем я слыхал уже, что комиссовали со справкой с диагнозом в общем то популярным на просторах страны – дебилизмом. Возникло не мало шума из за инцидента в части. Приехали чины и началась видимость разборок полетов. Как всегда все лишь после чп. Ночью в ротах на построениях, дедушки проводили профилактику для солобонов. Мол вы тупые уродцы и ни хрена не понимаете в службе и то, что вас напрягают является старой доброй традицией нашей армии. Что после их, дедов, увольнений в запас вы вчерашние духи продолжите традиции с честью и отвагой над вновь прибывшим пополнении. Заканчивалось ночное мероприятие всегда одинаково. Пробивались фанеры тощих бедолаг, жестко прокачивались  все группы мышц,  все это под философские беседы про бренность бытия и моментов происходящего. Были ведь и не простые солдаты у нас. Образованные, воспитанные и мудрые. Но армия и их поборола, сделав злее и тупее. Но справедливости ради сказать, многие тогда пришли домой более мужчинами чем до, и прошареннее в жизни в общем…Особо упорных духов с более сильным духом дрочили особо упорно. Ломали и каратистов и здоровых деревенских, закаленных в стычках типа Село на село или погнали наши городских парней. Методика была разной и очень действенной….В этот же вечер, точнее полночь нас троих, так как этот сачек с таблеткой был именно из медпункта подняли и построили перед коллегией старослужащих в проходе их шконок. Их лица были мудры и не по пацански взрослее. Один лежал, двое сидели и походу менее авторитетнее стоял рядом..Наверное на случай нашего рывка против системы или еще чего нибудь. Еще возможно он просто устал днями валяться и болеть — подумал еще кокон в моей башке.

-Тише, тише, Дэн!- успокоил его типичный страх перед таким.

— Ну что товарищи военные…Служить то будем или как!?- начал приподнявшись на локоть самый дембель .,- Сами знаете какая атмосфера твориться вокруг. Кругом стукачи и мамкины сынки. Не та уже служба, не та…

— Да Санек, походу наш призыв последний из нормальной братвы, — сказал сидящий зевая.

— Везде дерьма хватало. Нам то тут осталось чуток, да скорее домой. Чтоб без залетов и задержек к чертям отсюда.- добавил тот, что рядом.

На локте продолжил тему. – Я вот понять хочу. Зачем портить то здоровье было упырю этому.!?.Тут и так его за два года убавится от одних только условий. Теперь на таблетках жить будет дурик….Вы то щеглы, не такие надеюсь дебилы?- глядя на нас спросил самый.

Двое моих сослуживцев замотали отрицательно головами. Хотя по их глазам и общему виду как то было понятно мне, что они готовы еще не на такое. Вот только чуть поднажать и все.

— Ты че су…а молчишь тут?!- стоящий не авторитет  дал мне увесистый и резкий подзатыльник сзади.

Я не отошел от недельного назад избиения меня как  мешка с ветошью, но стерпеть такое я не сумел и не научился за годы. Лишь батя мог такое позволить и то, при страшном моем косяке. Дэн вяло покорился шлепку и даже  любому дальнейшему раскладу. Но я, Игорь был не таков. Не только занятия спортом и возраст за тридцать три, но и воспитание в районах, прошлая служба и самое, что я ценил. Это моя честь и свобода. Никто не вправе чем напрягать другого человека. Все равны под небом..Так я был слеплен и уперт в этом моем мирке, что любая мелочь выводила из себя, давая злобу и гнев. А они уже импульс силы к мышцам, отключая мозг и застилая глаза пеленой безумия.

Я резко развернулся и занес правую для сильного удара куда только смогу. Только бы в область лица, чтобы больнее, чтобы наверняка. Но еще быстрее мою руку схватил сидящий дембель и разрушил все планы геройства.

— Э-э, тише, тише воин!!!- сказал он и мастерски заломал мне руку за спину и сделал захват шеи.- Отдохни, не горячись….

-Дай, дай мне этого ублюдка…я, я щас порешу его на хрен.- включился не авторитетный, становясь типа в стойку спарринга.

— Все хорошо Мишанька, успокойся, все в норме!- самбист унял его прыть, не отпуская меня ни на миг.

-Я уже почти испугался!- опускаясь с локтя на подушку тихо сказал самый.,- Думаешь мы не слышали о тебе, о духе бунтаре и одиночке….Слышали, знаем, следим…Отпусти его Марат. Он в норме.

Я сел на корточки, потирая шею и руку. Самбист или  дзюдоист поглядел на меня как на поверженного гладиатора с ложи патрициев. Он был дагестанец. Они все там с детства занимаются и имеют разряды. И не даром..Во многих частях эти горцы держут в страхе целые батальоны солдат, на гражданке которые могли лишь бухать да шататься попросту на районе. А дагестанцы имели стержень и проводили детство с пользой для тела. Что и сделало из них по крайней мере уважаемыми в армии борцами. А силу уважают везде и всегда. Плюс, большой и отличимый от плюса русских даги держались вместе, друг за друга, всегда.

Не вольно уважая его и его приемы, зная что я слабее и не подкован в приемах, я нагловато сел на край шконаря напротив.

— Мишь, уложи спать этих двух. Но после уборочки и разъяснительных мер, лады?.- дал приказ лежащий старый,- А мы пока поболтаем с отрицаловом!- и все они заржали.

С лещами под шею и пнями под задницу двое исчезли во тьме пункта. Затем там раздавались маты, грюканье уборочного инвентаря,  гулкие удары по телу и кряхтение от работ и боли. У Мишки был неудачный день или просто он еще не до конца вступил в роль дембеля авторитета, которому не пристало заниматься подобной работой.

— Ну рассказывай солдат, как докатился до такого!?- начал беседу молчавший третий дед..Судя по его лицу, он много повидал еще до армейки.

— Мужики, я просто хотел бы, чтобы от меня отстали и я спокойно дослужил до конца. Просто и спокойно.- начал и я свою беседу, с толикой уважения к этим отличающимся от злых других дембелей. Рассказать им про свою проблему с переселением души или поведать о сумрачном будущем России на десять лет вперед я не стал бы. Это было бы реально смешно и меня могли быстро определить в дурку. А мы с коконом договорились о четкой службе и о его возвращении домой в здравии и с зубами!

-Мы тоже этого хотим! Поверь рядовой, очень хотим мира и добра..Но, но кто по твоему должен тут ну например убираться или готовить на сотню молодцев? А?!- привстав с подушки и закурив встрепенулся супер дед.,- Два года пахать как то не охота скажу тебе. И давным давно кто то мудрый придумал это делать год!.Да, год и отдыхать, наблюдая как другие шуршат. И это здорово поверь! Вот и мы, свое отпахали. И теперь пытаемся отдохнуть и дотянуть до дома. И как видишь это у нас получается….Да, не у всех получается, кто как смог себя поставить..Но это уже от личности зависит.

-Я все отлично понимаю,- реально все понимая сказал я ему,- но мне бы просто отслужить и все. И я ненавижу, когда угнетают других. Особенно меня.

— Мало таких как ты. Ты похоже малый с частичкой чести.- говорит бывалый с неизменным лицом и эмоциями.

— Ты бьешься за себя один. Против толпы не засцал восстать..Это внушает уважение за нас, славян.- продолжил тот же. Марат молча усмехнулся, погруженный в своих мыслях.- Ты как бы молодец и как бы дурак! Это как прыгнуть со скалы ночью, не зная что там внизу, вода или камни..Ты отчаянно прыгаешь не жалея здоровья..Значит тебе нечего терять похоже…..

— Говорят ты псих и типа с башкой не дружишь!- хорошо по русски заржал Марат.- Не пойму вас русских, где ви дураки, а где смелые!! Как различить?! – и все снова заржали. Я тоже..И словил себя на том, что не смеялся давно. Очень давно.

— Ладно!. – закрывал типа смех самый,- Тебя лечить не будем. Гляжу по глазам, ты видал жизнь. — Это звучало для меня смешно и восхитительно сразу. Ведь не часто можно нормально как бы пообщаться с нормальными, сплоченными на два года пацанами мыслящими выше других.

— Как звать то тебя боец!?- бывалое лицо передавая мне пол сигареты по человечески и без подвоха спросил.

— Иго…, Денис я, — чуть ошибся я. – Не курю, спасибо.

— А откуда ты?- продолжил тот отдавая сигу самому.

— Из Маганска, что в Красноярском крае.  — еле вспомнил я жизнь Дэна.

— Много нормальных ребят я повидал с сибирских земель, много.- продолжал лицо.

— Я с Брянской области.- неожиданно для меня произнес с тоской по дому самый дотягивая никотин.,- Вот за службу пару земель всего повстречал, да и то лохов, черт подери,- реально и зло сплюнул он.

— Я. Я……Я с твоих краев….- чуть было не пискнул я, судорожно сожалея о промахе. Ведь это знакомство могло бы мне облегчить тяготы службы.

— Что ты сказал?- увидев мое сверх сожаление и тусклость дикого разочарования в глазах спросил земеля.

— Ниче, все нормально, послышалось.- соврал я, сжимая кулаки в сожалении.

— Домой гляжу хочешь. Не меньше чем мы…- сказал Марат с пониманием и сочувствием ко мне и себе. И был прав. Мы все были едины в тот миг в грусти по дому. По родным. Эта сила сломает любого, имеющего душу. Ведь забрав из дома тело человека, нельзя забрать его душу. Она всегда там, возле матери и отца, их очага. Она часто, очень часто летает туда и во снах и на яву. Смотрит как с высоты, как призрак. Что и как дома там. Как здоровье, как сестренка и братан.. А что там с соседской девчонкой, что строила глазки?!…О, эта боль и грусть…..

В ту же ночь, после разговора, когда улеглись даже работающие духи, я впервые за годы заплакал..Тихо, в подушку, сильно сжимая мышцы лица, чтобы без звука..Не долго, но сильно. Бесшумно, но много..Очень соленые слезы вышли тогда из меня..Как съев пуд соли я пред этим.. И стало легче. Везде. Как же мне этого не хватало то. Плакал я, не Денис..Денис не понял меня.. Он не так хотел домой…..

Возвращение в расположение роты было простым и банально армейским. Пока меня еще не заметили я шел по взлетке в каптерку за формой, которую с меня сняли перед отдыхом в медпункте. Тут и там царил обычный день из жизни солдат. В проходах между двухярусных кроватей кого то мудохал  бравый паренек из старых. В другом проходе бойко и отважно сжимая изношенную тряпку, как горло моджахеда в бою, хренячили стойкие духи. Или, как бывает в жизни хренячили те, кто опустился на низкий уровень, несмотря на срок своей службы так называемые черные дембеля. Лихо подгоняемые медной бляхой ремня старались не на шутку мойщики чистых окон. Они были чисты как алмазы со вчерашнего пхд, но не давать же ребятам расслабон! Рядом измывая от пота, как кочегары суетились самые зажуханные ребята, они очень ждали своей очереди на получение тряпок и ведра от моющих под шконками. Ведь в армии всегда всего не хватает. И чтобы их не прибили за еще не начавшуюся уборку в туалете, в очень кстати грязном туалете , они отчаянно,  дерясь друг с другом помогали убираться в расположении в добавок! И уже потом……потом, ох, не завидная эта их участь. В ленкомнате, пользуясь бардаком и отсутствием хоть какого то командира под самодельным кипятильником приготавливалось какое то яство для лучших из дембелей. Которые не участвовали в гонениях на духов. На это были другие ребятушки. Мимо сушилки пройдя тоже не без хаоса .Там слышался вой и в перемешку с жутким матом, которого я никогда не услышал бы в другом месте, даже если потратил жизнь на поиск этого, и рыдания очередного бедолаги происходило особое издевательство. Сушилка в армии что то вроде камеры пыток из времен средневековья.

— Блин, это ж надо уметь довести до плача навзрыд парня.- прошептал я себе, еще никак до конца не придя в себя после всего происходящего со мной. В роте был ад и хаос. В роте был обычный день. – Нет, я не стану прогибаться как они. Нет, я свое отпахал в своей жизни.- успокаивал себя. Но душа и моя и кокона Дэна трепетала перед всевозможным ужасом, в любой момент который может спуститься на плечи, как покров ночи. Я должен быть другим. Кем и являлся для себя. Не важно, что тело слабо и статус нулевой. Но если парень, то парень. Все равно жизнь коту под хвост, чего терять, зачем терпеть страдания, если дома не ждут? Если я одинок теперь как загнивший оазис посреди сахары. Шанс проиграть и пасть велик, но я решил лучше умереть пытаясь, чем быть мешком для побоев и уборщиком параши.

— Боже!..Игорек, нет, нет!. Не делай глупостей, пожалуйста! Давай обсудим, поговорим что и как? А!?- вмешался в мысли и крепнущую уверенность  Дэн. И ему правда было страшно. Его худое, избитое и не жилистое туловище не давало ему и толики бесстрашия..

-Дэн, мы не будем так погибать.- я, научившись говорить с ним не открывая рта уверил его голосом, полном отчаянной решимости и безумия . То безумие, что толкало воинов на пулемет с ножом, на танк с винтовкой. С диким воплем навстречу смерти, радуясь толи избавлению от всего, то ли повинуясь инстинкту древних. Потому что выбора нет. Говорят, что есть выбор всегда. Да, это так. Бежать, это и позорно как то и найдут. Вернут и будет хуже. Можно схватить автомат и дать прикурить злодеям, но потом жизнь под откос. Можно встать ночью, на припухших ногах дойти до закутка в роте и свести счеты с жизнью, можно без проблем, да, но это и грех и позор, и странный в общем выход. Придушить по одиночке обидчиков звучит получше и достойнее..Но если ты убийца и тебе не слабо это учинить..Дальнейших вариантов не мало, но лучший выход это лицом к лицу со страхом. Выиграть или проиграть уже не важно, если вышел, это уже победа. Над собой и сомнением. И сделав шаг навстречу этому, главное не отступить и лучше не оглядываться.

Я притупил Дэна и загнав его в бесчисленные углы мозга стал прислушиваться к интуиции. А есть ли теперь она у меня. Но было тихо.

— А, пришел с санатория?!- ехидно прервал мысли и безумие старшина.- Пошли форму дам. Да пора уже давно приступать тебе к работе….Теперь мы тебя трогать не будем. Себе дороже выйдет. То сдашь нас или очередь пустишь по психушке…А я домой хочу..- И уже проходя в свою берлогу-каптерку добавил.,- Теперь ты, чмо еб…ое будешь по уставу жить тут. Приказ ротного. Посмотрим, как теперь ты отделаешься от мойки сортира!- он гулко заржал и ему реально было смешно от этого. Я молчал и крутил в голове варианты, вплоть до безумных.

— Вот видишь, видишь, я же говорил тебе…Нам конец…- смерившись чуть ли не со смертью кричал кокон с глубин башки. Я не реагировал.

— На свои тряпки!- старшина кинул на пол чьи то бывалые шмотки, явно не мои. Как же быть? Начинается не кончавшаяся история.

— Это не моя форма.- тихо, но пытаясь с серьезностью взрослого, равного старшине юноши сказал я.

— Твоя! Мразота. Одевайся и приступи к выполнению уборки накопившегося дерьма в туалетной комнате!- заученно, по армейски красиво и если по человечески, то жестоко и пугающе громко прокричал амбал. Старшин просто так не выбирают. Он проходит жесткий отбор. Даже не в учебке. Старшина, воспитанный в роте с начала, по правилам и законам не писанных догматов. Огромный рост под два метра, кривое лицо, бравшее на лоб немало других лиц на гражданке. Руки клешни и свирепый характер, доставшийся от буйвола бати. Бухавшего всю жизнь, но деревенски крепкого сложения, работающего за копейки в совхозе и вымещающего всю злобу на правительство и власть на детях и жене. Вырасти человечным никак невозможно там. И он не стал человеком. Старшина просто вырос. Здоровому детине за пол года пресса втерли мораль службы и пути к выживанию здесь. Он всосал это как литру самогона, быстро и умеючи ловко. Комплекция позволяла выполнения любых приказов и полнейшего подчинения еще до одевания лычек старшого. Прошаренность и изощренность  быта армейки на первых порах сделала из деревенского бивня хитрого и сильного врага многих духов и даже дедов. О как многие мечтали бредово о его кончинушке. Я это узнал за короткое время пребывания тут. Как шипели языки задротов и многие другие, как истинно виделось желание покончить с ним лично. Но далее мечты это не уходило. И усердно трудясь на благо роты, вчерашние герои убийцы, ночные ассассины, сегодня рады были принять по гланды, лишь бы их миновал гнев старшины. Вот что такое власть силы и ума. Вот она в действии. Прям перед носом….И черт подери судьбу, моим носом! И прямо здесь и сейчас я нервничал, как щегол, как малолетний парнишка, проходящий вечерком домой около подвалов многоэтажек. Где кучковались и бессмысленно терлись жуткие личности. Готовые,  как казалось на все, чтобы причинить тебе максимум страданий.  И теперь, спустя годы, я стою тут, и мой страх всплывает как покойник из мутной воды на поверхность. Булькающе и жутко. И разум уходит вниз, для места истинному страху и отчаянию. Добавил копоти к костру еще и страшный ужас перед концом кокон Дэн. Он после ослабления моего влияния на его волю дрожал и трясся как больной. Вылез и мы терялись оба..Но я меньше..

-Че гнида, не будешь одевать?- не шутя уже и не развлекаясь, подходя ближе отрезал бык- старшой.

Нужно быть, нужно не быть, а стать твердым. Я попытался побороть лавину страха. Нужно прямо тут и сейчас дать ответ. Или прогнуться и в дальнейшем сгинуть в мясорубке дней. Или как учили еще в детстве бывалые пацаны, нужно поставить себя в начале. И  тогда, возможно выйти на дембель не позорным лохопетом. Так и в жизни. Они были правы, как и те, кто их научил этому, кто дал совет. Правы те, кто не просто слушал, а кто услышал и пережив, дал другим. Я слышал тогда, Игорьком, но в армии не очень получилось применить и я тогда просто отслужил не рыбой ни мясом. Но еще раз, еще одну тягу я не сдюжу! И наконец поборов первый приход волны и заткнув Дэна поглубже, подняв голову и посмотрев злобно в глаза супер старшине сказал:

— Я завалю тебя тварь…- не громко, как хотелось, не мужественно, как мечталось, с отсутствием публики, что была бы свидетелем быстрой смерти моей. Я рад, что просто сделал это. Я в тот миг победил. Разумеется я блефанул тогда, под рукой ничего не было. А напасть на этого лося все равно, что реально напасть на лося в его среде обитания. На самого могучего в тайге лося!

— Да ваще чели обурел падла! – с не поддельной злобой и изумлением дикого вепря, попавшего в капкан заорал не верящий в подобное дед-старшина. И с шипением слюны гнева резко схватил меня за глотку и прижал к стене могучей длинной рукой. И сила его ярости была столь высока, что от нехватки воздуха я таял как сосулька в кипятке. На возможное сопротивление не хватало воздуха и я обмяк, отпустив схваченные руками его руку. В глазах потемнело и я терялся, но он вдруг похоже испугавшись двухсотого в роте отпустил горло и я упал, захлебываясь в кашле.

-Ну все. Ты реальный покойник. Долго не протянешь в моей роте, мразь! Возьмусь лично за тебя, с..сам буду днем и ночью напрягать по уставу. И ты загнешься у меня..Б…я буду, если не выполню это перед дмб…- он нервно расхаживал по каптерке сжимая все мускулы лица и тела. Как же такое смогло случиться? Рождалось и жгло внутри него это мое мини восстание. Меня, ночного командира роты и дневную правую руку капитана не уважает и не боится вшивый чмошный дух! Но затем через пару минут он успокоился и сам себе ответил:

— Ах да!. Он же больной на всю башку! Я и подзабыл про это…..Походу совсем башенку снесло пэцаку…или отбили грешным делом поди…- и присев ко мне, поглядел в глаза, ища в них дурь. Но они уверен, смотрели чем то другим, чем он мог бы представить.

— Живи сегодня су….а .Так и быть.- как бы даря жизнь пленнику сказал старшой и к моему удивлению вытащил с глубин вещмешков отличное хб.

Сегодня я победил. Я уверенно так думал. Дэн не разделял этого мнения, но напялить на тощий торс невиданную им почти новую форму был рад, как ребенок киндеру. Малая победка в предстоящей игре на выживание. Личная заслуга. Монолит дал трещину. Одевшись и умывшись я присел у окна на корточки потирая синюю шею. Сразу же, секунды четыре увидел смотрящих на меня сержантов и дедов. Злодейские рожи съедали мою плоть ржавыми ложками от их знания невозможности меня напрячь как бы они хотели. Как бы лихо я орудовал на очке своей зубной щеткой под их контролем . Как бы классно стирал их портянки и хб..О, а какой бы я вышел массажист и рассказчик поэм! И все это под удары ремня и сапог, под крики и мат. Без еды и сна, как робот с вечной батарейкой в попе исполнять обязанности солдата, духа и раба в одном….Нет ребят, извините! Не такой я, да и сил на все нет. Но я их найду именно для того, чтобы от меня отстали . Понимаю, так заведено и все такое. Что это не ваша задумка и все мы тут не люди, но увы и ах. Я ребят лет пятнадцать назад сбросил хомут вола с себя. И понимаю, прозвучит глупо и смешно, что я не с этого мира нынче. Но если бы вы только понимали мое дерьмовое положение в жизни, а вы еще и с этим сегодняшним положением на меня…..Черт. Да кому это все нужно!

— Че сел там салага гребанная!?- с не скрываемым презрением гавкнул походу самый из толпы. Это была толпа не самых дембелей, а тех, кто станет ими как только уйдут настоящие. По приказу президента. Попросту черпаки или слоны.  Везде их зовут по разному. Я сам то и позабыл про весь этот иерархичный каламбур в армии. Да и за эти несколько недель не до возобнавления памяти мне как то. Но перезагрузка памяти сама происходила по себе. И мне или нам нужно было выживать с минимумом потерь. Именно здесь и сейчас.

— Оглох там что ли, придурок!?- еще один пес.

— Вообще эти духи оборзели.. В край.- завторил еще один.

— Надо что- то пацаны делать с этим…. И базар о травле духов и о миропорядке в целом набирал обороты. Но почему то ко мне никто не подходил. Зато не по детски получили пару прыщавых бедолаг, активно трущих пол рядом с шайкой спорящих черпаков. Их попинали в лужах и пене на полу. Затем бормочя сотни угроз про методы тысячи и одной боли заставили ползать под шконками. Тем самым вытирая их же формой полы в труднодоступных местах. Это на фоне хаоса пхд выглядело и смешно и трагично. Смотря с какого угла своего положения смотришь. Я отрешенно сидел и глядел в небо. Я сегодня был ни с какого угла положения. Я просто пока был.

Сменить угол положения.

 

Только потом, спустя годы я понял, что это попадалово мое в армию было мудро и спланированное  приведенное в действие высшими силами. Что окуная меня в этот бурный динамичный поток другой жизни специально и по плану. Что именно так и не иначе я не тронусь умом, думая и переживая о происходящем тогда со мною. Что жизнь в другом теле перевернет с ног на голову мое потухшее мировоззрение. И именно служба в не самом элитном подразделении и лихая быстрота движения докажет мне дураку, что нужно любить и ценить то, что имеешь….Ну а пока до понимания было далеко….

— Подъем гнида конченная! Встать, ты почти покойник су..а.- началось продолжение в эту же ночь. Я конечно ожидал подобного, но не так же быстро. Старшина дал указ своему верному товарищу Сергунину для препровождения меня в долину белых плиток для уборки фекалий и других отходов жизнедеятельности  бойцов. Была ночь, все спали, почти все. Духи только начинали топтать ночную смену. Сон был лишь привилегией лиц, что постарше. Постарше не годами, а сроком службы. Кто то вяло стирал дедушкино бельишко, глотая сопли и сдерживая булки от натуги. Кто то профессионально подшивал подшиву на воротник, и не на свой конечно. Двое жарили картошку самым самым, которые пускали облако дыма лежа в элитных углах расположения. Ближе к батареям и мало доступных для просмотра командиром местах. Двое других сидели на шухере, и не дай бог им уснуть или не мигнуть во время! В сушилке как и обычно раздавались тихие вопли и гулкие удары по телам. Пахло смесью лапши роллтон, сигарет, пота и страха духов. Меня сопровождал Сергуня до входа в сортир. Запах из него стоял тот еще. Входить не желалось, даже под давлением на клапан.

— Стоим на месте упырь.- и даже не пнув меня в почку сказал ночной будила. Рядом с туалетом была душевая, и за дверью кто-то шумел мыльницей и шлепками. Это была душевая самого старшины! Я приготовился к худшему. На этот раз выкрутиться так просто вряд ли получится. Замочят вдвоем как пить дать. Будь что будет, прикинул я и сонный Дэн. Уже привыкающий ко мне, моим идеям и верящий, что он не псих. Дверь открылась и голый могучий торс вывалил с комнаты

— Ну вот и пора пришла солдатик! Наряд по туалету твой! Как я и говорил . Отказ, губа. Понял?!

— Понял.- суховато ответил я напрягся сильнее.

Старшина приложил руку к голове, вторую с мочалкой поверх головы, как бы имитируя головной убор и глядя поверх меня как на знамя победы, отдал этот дурацкий приказ:

— Рядовой Тищенко. Приказываю вам произвести тщательную уборку всей туалетной комнаты! Вам до утра времени. И оно пошло!-  усмехнувшись вдвоем они удалились в каптерку, где их несомненно ждали трава и вкусный ужин. Несмотря на бесконечные работы по уборке в роте, сортир представлял собой ужасное зрелище. Около сотни бойцов ходят сюда не раз на день и это явно отражалось на увиденном. Вся культура воспитания от родителей,  до самостоятельной  уже жизни просматривалась тут на одном примере. Воспитания как будто и не существовало и в помине! Ужас и темно-коричневый мрак! И я тут! В этом ужасе.

— Ну нет ребят. Не так я уж и дебил тут убираться. Ни за что! Пускай отмудохают под первое число, но я не стану. Тем более в лазарете получше и спокойнее.

— Игорек. Ну что ж ты в самом деле? Давай, отключись на пару часиков, а я поработаю тут. А ?- проснулся кокон и заныл, готовый на все.

— Заткнись! Ты ни черта не понимаешь в жизни. И если так будешь мыслить  и не поймешь. Ты только потом, дома, через года осознаешь все это.

— Так тебе то что?! Это я уберу тут, а не ты. Ты уйдешь из меня когда -нибудь и забудешь эту мелочь. Это мое тело и мое бремя. Так надо, пойми.- кокон не хотел слушать.

Пока мы спорили в его голове, я не заметил как из дальней кабинки вышел солдат. Он наблюдал за нами в одном. И не понимал, что я спорю с коконом. А моя ошибка была, что я делал это эмоционально и не стесняясь. Забыв, что мы тут можем быть не одни. А место это популярно в сдешних краях. Он стоял и глядел на меня.

— Ты че боец, укурился? – спросил он после минутной паузы.

— Нет. С головой проблемы просто.- ответил я. И вспомнил этого ночного посетителя сортира. Это был почти дембель. Черный дембель, с не породистым погонялом – Кордан. Наверное от карданного вала машины. Его гоняли все, кто имел хоть какую то кишку в роте. От шарящих  духов, до самих дембелей. А когда и как он присел на низкий уровень я не знал и не хотел.

— Я знаю тебя. Ты тот дух, что восстал против порядка. Тот, с отбитой башкой!

— Да, это я.- признался я.

— А то, что ты ночью тут, на параше, означает, что тебя согнули и ты теперь как все чмыри!.- с какой то непонятной радостью в глазах и на губах произнес Кордан.- И теперь любой может тебя вздрочнуть как пожелает.

— Ты глубоко ошибаешься.- победив кокона и придя в себя, расправив плечи и подняв голову смело отбил его правоту я.

— Я редко ошибаюсь.- подутих черный дмб.

-Как же вы меня достали. Не могу больше!- не сдерживаясь, как при серьезных дедах прокричал я и чтобы не ожидать ухудшения положения ударил ему в ухо ногой.

— Бл…ь, бл…ь! Ты ваще дебил…..а а а !.Ты щас умрешь прям тут!- схватившись за ухо визгнул тот. Но замес пошел, и мне не нужна была оратория тут, где хотел выступить трибун и оратор Кордан. Помня тренировки и удары с кино, я точно кулаком попал ему в горло и пнул в солнечное сплетение сапогом. Он упал на кафель и зашипел, как фугас. Красная рожа и взгляд убийцы говорили, что ему плоховато и он мечтает о моей смерти. Я прыгнул ему на голень и он подорвался как от кипящего масла на живот. Было больно, уверен.

— Все, .. все, пог….погоди….- заговорил он. Но я вошел в гнев и начал пинать его ногами, как в пляске на свадьбе друга с деревни. Около минуты хватило, чтобы тот был готов на все. А помощи ему бедолаге ждать было не от куда. Дав ему опомниться, я предложил ради его блага прибрать толчок.

— Короче. Паренек. Ты тут прибери по совести. А я не буду тебя бить. Как ты на это смотришь?

— Что? Я ? Я дед! Ты хоть понимаешь…..- шипел он, и по виду было ясно, что убирать он еще не готов. Он был где то на середине пути до этого события. Я привстал и зарядил ему в ухо с кулака. В то же ухо. Он отшатнулся и было попытался сбежать. Но удача была в другом сегодня месте и мой сапог в печень остановил беглеца. Он кувыркнулся и протянул руку, прося о конце побоев. Очень сожалея, что он такой не каратистый, как бы ему хотелось. Что зря он не качался дома, как редкие ребята, над которыми они ржали сидя на столике под выпивку. Что мама типа обидела здоровьем и типа того. Через два часа, под моим присмотром сортир был чист. Этот тип явно знал в этом толк. Лишь выпендривался. Я не ощутил в себе бравады и удали тогда. Нет. Я сожалел о происходящем и даже вышел ко входу в туалет, чтобы не видеть его соплей и взгляда раба с каменоломен. Но это его статус и все равно ему уже было, ведь служба почти прошла. И уже не привстать с колен. Где то в этой области утешая себя, прошло время, и я улегся в койку. Перед погружением на дно подушки я слышал Дэна. Он восхищался мной и собой. Он и его оценка выросла сегодня на балл. То, что он не сделал бы и за годы, произошло за пять минут.- Удача любит смелых,- шептал он и улыбался нашим ртом…

На утро был трудный подъем и шумное построение перед завтраком. Я стоял в отряде духов, так как я им тут и был. Точнее рядовой Дэн, а не я, но все же! Вдруг раздалась команда – Рота смирно! каким то бодрым молодцем с тумбы дневального. На середину взлетки вышел наш командир роты  и старшина. Сурово окинув людей он сказал:

— Товарищи. В наших доблестных рядах завелся невежа и мракобес.

Я от таких слов хотел даже заржать. Как долго он интересно выдумывал это! Это было про меня, понятное дело.

— Все вы несете эту нелегкую службу на своих хрупких плечах. Я и все ваши командиры знаем как это не легко. Но рядовой Тищенко отказывается от принятия основных норм и плюет на правила всей службы. Считает себя белой костью. Что ему типа не положено соблюдать устав и приказы!

Его слова вызывали в нем же гнев и давали ему силу и злость. Он нарастал и подходил ко мне ближе. Выплевывая со слюной и кусочками завтрака нелепые словечки.

— Но я знаю, знаю как таких переделать. Похорошему вижу не понимаешь. Будем по правильному. Я не позволю в своей роте такому твориться. Иди …..иди сюда гаденыш!  Иди сказал….-  он через голову стоящего передо мною солдата резко протянул руку и вырвал мое тело из строя  за шкирки.

— Вот вы поглядите на него! А! Вот он. Ублюдок сраный. Кусок дерьма!

Короче капитана тогда сильно несло. Ему доложили о бо мне все плохое и в разных красках, расписанных прям на ходу. Он добавил своих в это и дело закипело. Как же так! Восстанет один и другой и третий. Так и до мятежа не далеко. Пойдут в военную прокуратуру, к мамкам побегут и полетят погоны. Да и кто же родину в конце концов будет защищать….хотя все защищались лишь друг от друга. Совсем не думая о родине, которая и засунула всех в эту дыру.

— Старшина!

— Я! Товарищ капитан!- с жадной готовностью отреагировал тот.

— Десять суток гауптвахты рядовому Тищенко. Оформляй!

Я тихо стоял и смотрел мимо строя. Лица ребят говорили о разном. Кому то было по кайфу наблюдать костюмированное бесплатное шоу с элементами психоделики. Кто то мечтал скорее выдвинуться пожрать кашки в столовую,  лихо запевая строевую песенку о марусе. Кто то о доме думал, чтобы поскорее из этого дурдома. Многим было пофиг на происходящее, кроме нескольких злодеев, которым я портил жизнь своим отрицанием норм. Я затем узнал, что черный дембель, припаханный мной ночью был изрядно избит старшиной и Сергуней. За то, что выполнял за меня грязную работу и вообще за что он такой весь чмырной. На завтрак он не пошел. Ему отбили ноги и живот. В сушилке ему было теплее и тише. После трапезы меня повели на губу. Серое здание на отшибах дивизии. Как из мрачного фильма оно выделялось своим зодчеством и гнетущей аурой. Десять дней прошли быстро. Сильно не напрягали. Учил устав, думал о себе и Дэне, чистили с другими снег и муштрили на плацу. Пару стычек прошли со счетом два – ноль в мою пользу. Я обрек некий покой в мозгах, а Дэн некую уверенность в своих силах. Теперь он слушал меня и принимал происходящее как должное. Мы ладили в общей башке и даже типа дружили.

— А не поехать ли к тебе домой после дмб?!- вдруг спросил я его.

— Ну а че!  Можно. Ты вроде нормальный паренек. Но …но я не уверен, что доживу с твоими методами до дмб!- как то непонятно отреагировал он.

-Да ты успокойся! Все будет тип топ. Наше упрямство и сдвинутость дадут нам шанс доплыть до дембеля на лодке с наименьшим грузом армейского кала !- успокаивал я его и жалел, что не могу похлопать по плечу типа в поддержке.

— Найдем телку! Нормальную работу и завоюем в твоей деревушке трон самого первого парня!- продолжал я.

— Интересно как?! – кокон был полон энтузиазма.

— Ну, это все нужно видеть и слышать. Нужно лишь дождаться и все придет!- и Дэн засыпал, оставляя тело на меня. А я все рассуждал и вспоминал свою жизнь.- А не так и плоха она была, по сравнению с ….с например этим же Дэном!, — Думал я и пытался победить грусть о своей оставленной любви и сыне. Оставленной в каком то другом времени и месте. Но тяга и печаль были сильнее. И я пролил слезу. Второй уже раз за месяц. И стыдно и легче. Я выбрал легче. И потекла вторая скудная. Но и легче тоже вдвойне стало. Я тоже уснул. На ржавой койке гауптвахты, драном матрасе, пропитанном горем и слезами бедолаг, забытый и потерянный родными я спал. Я спал с верой в хорошее. Странно. Раньше я вообще в него не верил….

 

….Победить и выжить…..

На другой день, в обед меня забрали в мой батальон. За время моего отсутствия почти вся рота вместе с командирами уехала на полевые учения. И к счастью оставшихся дембелей и к несчастью оставшихся духов время в роте шло чуток по другому. Деды приняли на себя роли воевод и распорядителей судеб салаг. Они, салаги буквально вешались от ужасов, творимых днем и ночью в сумраке расположения. Если честно, то и повеситься то не давали времени. Просто все время в беготне, в прокачке, в нарядах и других бестолковых движениях. Короче был обычный хаос. Как всегда этот хаос. …Я это понял сразу по прибытию на этаж. Лестницу активно хреняшил знакомый мне именно по этому виду работ затравленный дух. Не имени, ни фамилии и даже клички его я разумеется не знал. Но по его глазам я видел, что он был близок к смерти. Этот взгляд будет еще долго преследовать меня в жизни. О как же он был мрачен и далек. Его пацанческий огонек в них был навсегда затушен службой. Навсегда. Я не мог в это верить, но глаза ломали мою веру в то, чего якобы не может быть. Он был сломлен как цветок в начале своего стремления к свету. И никто никогда не сделает стебель его прежним. Один миг взгляда, одна секунда встречи с моими глазами, а мыслей о тусклости его и возможной своей участи в жизни останутся на век. Так бывает. Что в какой то не приметный денек, вдруг происходит нечто судьбоносное и великое для человека. День, в котором случайный, именно случайный, никак не спланированный миг предрекает будущее. Ломает устой в психике и душе…..Я тогда понял более ясно и четко, что я не хочу быть таким. Не стану гнуться на потеху этому злу. Тем, кто смеется с высока и забудет это через год, а угнетенный никогда. И эта вера закрепилась во мне так крепко, что я готов был умереть. Эти мысли вызвали бы ужас в душе Дэна. Но слава яйцам он не мог читать мою душу.

— Оба на! Восставший дух явился!- дежурный по роте, качок Пица, отвлекаясь от прокачки бедолаги дневального, радостно и громко объявил о моем приходе лежащим в расположении дедушкам.

— Теперь веселее будет! Теперь уродец мы реально займемся тобой. Вплотную. Ты выть будешь у меня, а потом вскроешь вены на параше. Понял?

— Да пошел ты на хрен, упырь!- вложив всю злобу в голос, готовый драться, как собака в углу ответил я. Тот удивленно поднял брови:

— Ах ты тварь!- и накинулся на меня в дикой ярости. Но как только началась возня в схватке, нас разняли прибежавшие деды.

— Тише, тише ты! Пиц, погоди, тише. Успокойся ты! Успеем еще. Пусть поживет.

Я потирая шею и плечо пошел к своему проходу и взял полотенце. Никаких зубных паст и щеток не было. Все украдено. Тумбочка пустовала, и уже давно походу. В армии ничего нельзя оставить, помню, вижу.

-Черт. Уже давненько  не мылся и не чистил зубы.- прикидывал я. Затем раздобыв кусок хозяйственного мыла побрел в душевую. Зная, что мне все равно вечерком или ночью хана, я пошел в душевую старшины. Походу он уехал с ротой и тут было тихо. Как ни странно я не плохо помылся. Нашедшем тут станком побрил скудные Тищенские волоски на лице.

— Игорек.Что же с нами теперь то будет? – кокон начал ныть.

— Я не знаю Дэнчик. Но жить я хочу больше, чем с утра. Как нибудь справимся. Но я не уверен, что прокатит. Уж очень они нас не любят.

— Боже…..я так хочу домой….- Дэн был подавлен.

Я знал, что момент истины пришел. Пришел сегодня, сюда, ко мне. Раньше, в восемнадцать, в прошлой службе я бы боялся как мышь. Но теперь. Когда я один,  в жизни дома и в этой тоже, когда решение влияет на ход завтрашнего дня. Когда проблемы, типа что поесть, как скоротать денек уходят  в никуда. Я понял, что нужно сражаться. Именно за себя. Как зверь в природе. Именно за свою веру и будущее. Не за слова дедов типа, — А помнишь того лошка, что парашу мыл?! Ха- хаааа! ,- нет, не за их память или их оценку службы. Не за духов, придавая им огонь сопротивления в души. Не за родину, плевавшую на тебя. А за честь быть не сломленным. Такими же как ты. Простыми парнями с разных краев. Они ни чем не лучше тебя. Но почему то имеют власть. В теле живет дух. И нельзя сломать его, ломая тело. Именно тут, в среде волков, наедине со страхом познается истинное нутро человека. Как типа можно узнать о человеке лишь в бою или в сексе. Только в этих вещах лукавство, притворство замирает, открывая личину из под маски бытия. И становиться видно лицо предателя или благородного рыцаря, злодея или добряка, очаровательной девушки или стервы. Ипостаси многогранны. Но смысл один…..Я вспомнил сцены с передач и с жизни. Как дерутся в схватках на смерть животные. Да, слабые проигрывают хищникам. Умирают, уходя им на корм. Но в их смерти нет ничего унизительного. Они бились как могли, отдавая всю силу и храбрость до остатка. Их доброта не убивать, а просто жить не дала им силы победить злых, голодных убийц. Но злодеям придется попотеть сначала. Добро не имеет страха смерти. Оно просто имеет сильную любовь к жизни. И эта любовь делает добычу храбрее в тысячи раз перед хищником. Бороться за жизнь, за любовь к жизни, драться против сильнейшего врага не есть ли это уже победой. Плевать на публику, на нелепость поз в бою. На методы борьбы. Важнее вернуться домой. К маленьким зверушкам, к норке в лесу, к травке и орешкам. С порванной зубами шерстью, без лапы, неважно. Важно вернуться, дав отпор. Дав странное уважение в лице врага. Делая его простым…..Рассуждал я одеваясь. Ночка была жаркой. В моих мыслях. И я стал истинно готов. Дрожь в теле прошла. Побеждая дрожь свою и Дэна. Голова приподнялась выше. Худое тело было внутри сильнее чем снаружи. Я отбросил все, что держало в жизни. Вещи, к которым мы привязаны часто не дают идти дальше. Тормозят на пороге открытий за горизонтом. Я понимал, что не ценил здоровье и жизнь Дэна. Но риск победить и проиграть был одинаков. Сам же я думал, что умерев или получив травму головы попаду обратно домой. К любимой и родным.  Я был готов на разный исход дня.

Исход дня был суров. После ужина из перловой каши, которая явно не давала мне сил для драки, наступила вечерняя поверка. В строю роты осталось одиннадцать человек. Семь злостных дембелей и четверо нас, духов. По планам стариков мы то и должны были сделать конец  их службы красивым. Это выражалось в исполнении любых, даже фантастических на первый взгляд приказов. Я ни с кем толком за время службы не общался. Но знаний биографии дембелей, их дни рождения и знаки китайского гороскопа услужливо покоились на полочках знаний моего кокона. Все доскональные подробности жизни до моего прихода в его голову. Все случаи в роте и батальоне, дивизии и мире армии в целом. Все сплетни континента Евразия умещались в маленькой голове незаметного бойца-духа! Оказалось, Дэн имел из оставшихся дедов земляка. Будучи из сибирских земель тот не особо лютовал над земелей. Хотя и не приходился другом. Это и понятно, другой уровень. Он уходил домой через неделю и ему было на все наплевать. Его душа уже пила дома водку и топтала деваху. Он постоянно валялся на койке и не участвовал  в дедовщине.

-Один минус.- приметил я, — Этот не попрет ночью. Остается шестерка. Хм…три качка, один доходяга проныра. И двое так сяк. — До дмб им еще пол месяца, плюс минус дня два. — припомнил Дэн внутри.- Этот проныра, как ты его назвал.- продолжал автобиограф Дэн,- самый подлый и мерзкий тип из всех. Он недавно с дисбата вернулся. Два года за неуставняк пахал. Теперь умнее и хитрее всех. Знает что почем.

-Так это нам и нужно. – я ухмыльнулся.

-В смысле?!- Дэн охреневал, поражаясь моему безумию.

— В смысле значит не станет дергаться, хлебнув дерьма на дизеле. Вряд ли желает снова туда, случившись серьезная заварушка. Будет как бы с ними, и как бы особняком в сторонке. Предпочтя глядеть и не участвовать лично.

— А а. Вот ты голова!

— Нет. Друг. Это обычная сраная логика. Ты тоже так сможешь и можешь. Но пока этого не знаешь.

— Эт ты о чем Игорь?- Дэна взял интерес.

— Все, проехали. Нужно мыслить более широко. Да и не этого сейчас нам.

-Понял.

Я продолжал планировать. Хотя в жизни планы никогда не сбываются. И закон Мерфи никто не отменял. Действовать вопреки всему было необходимо. Конечно можно поплыть по течению и положить весла в свою дырявую лодку. Надеясь на спасение с берега или на чудо, как в кино. Но не так слаб человек, чтобы так просто и лениво бросить свое все на милость богов. Нужно упорно трепыхаться и плыть подальше за поворот реки жизни. Вдруг там спасение и дом. Надеждой сыт человек. Отними ее и он покойник. Именно надежда дает рабу на рудниках силу долбить кайлом камни. Именно она вела путников в неведомые земли. Она вообще вела и ведет всех нас вперед…..Короче. Пятерых нужно победить. И о методах победы я пока не ведаю. Трое сильных, один хитер, один не понятен. Вечером не напали. Значит, зная, что я типа псих и могу проломить свод черепа, нападут ночью. Когда я типа засну, а за этим будет наблюдать один из трех духов по их приказу. Хотят сделать мне темную. Чтобы в честном бою не светиться, чтобы домой без проблем, на случай если бы я сдал их. Чтобы без синяков и гематом, -А то какой же ты уважаемый дембель!,-  скажут дома. Комнату хранения оружия на этот раз будет стеречь возможно один из злостных качков. Приснуть второму духу на тумбочке стоя тоже сегодня не придется. Третьего напрягут на сортире с бесплановой уборкой. Я  и шесть дедов ляжем спатьки. По привычке к полуночи, курнув травы или приняв спирта для пущей храбрости они уйдут в отруб. Но дух, что на стреме толкнет их в назначенный час и те, тихо, как договаривались оденут на лица какие нибудь тряпки, накинут на меня спящего одеяло. И ….,но это уже по факту как говориться.

Все было почти так, как я думал. В полночь я привстал с постели и тихо прозондировал обстановку. Один орудовал в толчке. И очень долго. Похоже, чтобы не заложил потом о увиденном в ночи. Двое возле выхода и кхо. Пица и салага. И вот он, сидящий на шухере типок! Он не спал конечно и наблюдал за мной, как за гробом господа. Я тихо подошел к нему. Убедился. Что вдали от света дневального нас не видно и не слышно. Тем более там играла музыка с плеера Пицы. Дмб спят как младенцы, веря в вендетту, в ее неотвратимость, в то, что план просто не может дать сбой. Ведь за два года службы система дедовщины была совершенна.

— Чего не спишь?!- зная почему, спросил я с усмешкой.

— Так, о доме думаю. Да и в наряде я. Нельзя мне спать пока!- рыженькое лицо втирало мне лапшу прям в ухо.

— А я то дурак подумал, что ты на заведенной фишке сидишь. Меня палишь типа.

— Нет! На х..й ты мне сдался! Чтобы следить за тобой.

— Плоховато мне тебе вериться паренек.- я с сожалением в продажность сказал ему в глаза.

— Послушай Денис. Ты конечно там молодец. Восстал и не даешь себя в обиду и все такое. Борешься за честь и тд и тп. Но нам, простым солобонам стало не легче после твоих выходок. Стало хуже только…..

Хм…он знал мое имя. Значит уважение какое то пошло среди духов. И это внушало статус на мини балл выше. Его рассуждения были обоснованы. Но это не его порыв сердца, а общий голос духовского менталитета. Программы:- Нас гоняют и мы будем гонять! И никто, никто не может взять и сделать остановку в этом деле. А восстать и стать легендами батальона в мысли тупых бошек и не влазит.

— Послушай.- шёпотом говорю я.- Давай ты, я и тот, кто пашет на параше прям сейчас, восстанем и хотя бы попробуем дать сдачи. Они скоро уедут домой. Понимаешь.? Навсегда. И ты, и другие никогда не отомстят за год унижений. Побоев и дроча. Пойми же ты! Что дома, показывая фотки с духами, на которых сидят деды, играют на них в карты,  будут вызывать смех их корешей. Их телок…Твоя, моя, его черт возьми честь навеки сломлена в прах. Таким же как ты парнем…неужели тебе плевать??!!!- я разошелся и заговорил громко.

— Да. Ты прав. Не вернешь всего уж. Жаль, что мы умнеем лишь потом….Время лечит браток. Я оторвусь на духах, которые еще сейчас дома пьют мою водяру и прут моих телок….как и те, кто напрягал наших дембелей….Это закон такой, видишь?- продолжал рыжий с явным пониманием происходящего. Или на шухере  он бы и не сидел, а был бы на месте менее продуманного типа, который был в разгаре уборки унитазов. В армии умнеешь мигом! Но моего понимания он понять не хотел или не мог. Как и я бы в его годы. Страх быть на параше или в лазарете был для него, типичного духа сильнее воли души.

— Да пойми же ты, что нет…..нет ничего дороже истинных желаний! Что раны заживут, а честь не заштопаешь, никогда….Что уже дома, через годы…Ты посетив годы спортзалов и став сильнее всех, захочешь бы вернуть это вот самое время…но, увы….не будет такого…..глядя на мышцы в зеркале не увидишь хилости прошлого. А оно там будет. Будет жить и давить тебя порой изнутри….И ты поймешь, что качаться и стать сильнее повело тебя именно это чувство унижения и мести……Я хочу сказать. Что неужели до этого нужно довести человека, чтоб лишь когда то потом он воспрял…..Черт..вот меня занесло то…..

— Да, чувак. Что то тебя понесло…..- ответил рыжий с удивленной рожей как бы взрослого парня и в то же время чмырного духа на шухере.

— Короче….         Ты не со мной?!- спросил жалобно я с надеждой, что он хотя бы скажет мне правду.

— Куда? Куда с тобой то?!

Я больше не в силах сдерживать нежелание слушать ложь врезал ему в кадык. Чтобы он притих для начала. Он схватился за горло и тихо захрипел. Это был отличный прием из разряда- Заткнись урод! И он работал. И от него мало способов защиты. И накачать горло проблемно! Рыжий обмяк, но не потух. – На, упырь! На!- я добавил с колена в лоб и с размаху правой рукой отключил его. Так я сначала подумал. Рыжий черт был живуч. Он начал барахтаться по полу и пытаться что то крикнуть дневальному. Мне этого не хотелось. С ноги в челюсть и тот точно поплыл в нокаут. И надеюсь надолго. Чтобы не испортить мне план. Оглянувшись, никого не заметив на горизонте я приподнял его и потащил к своей шконке. Еле затащив тело на второй ярус. Прикрыл одеялом под самый лоб, изображая спящего себя. Тихо оделся по полной зимней. Бушлат, сапоги, перчатки. Под бушлат на двух ремнях прикрепил дохлые армейские подушки, для защиты боков от ударов. А удары будут на всю ярость, уверен. На голове обвязал зимнюю шапку ушанку. В руки взял из тумбочки две шариковых ручки, как типа ножи.- Такими ручками было написано не одно слезное письмо домой.- крякнул еще я. Прикинул время. Рыжий черт мог очнуться в любую минуту. Нет, надо пресечь внезапный подъем. Я рубанул ему кулаком под ухо, чтоб не встал. —  Прости браток. Но уж очень ты не сурок!- прикольнулся я, пытаясь победить колышащую меня дрожь от всех этих действий. Я чувствовал себя как какой то шпион- диверсант с фильма. И эта аналогия давала прилив сил и смекалки действовать.

Деды спали. Я пошел тихонько, но быстро в туалет. Там доводил до конца, которого никогда не было тот самый солдат, который поразил меня на лестнице взглядом. Да, это он. И снова эти глаза. В них нет ни зла, ни добра.  Это как и не человек совсем. Я замер и на минуту забыл о происходящем. – Боже ты мой….Что же армия с тобой сделала…- прошептал я. Дэн тоже молчал. Давно. Он глянул на меня и опустился к очку. Голыми грязными руками он драил дембельское очко лезвием от станка. Было не понятно, он вспотел или он плакал. Все лицо бедолаги было мокрым.

-Эй парень…..ты это…Перестань гнуться тут. Прекрати ты это плохое дело.- я заговорил с ним. Солдат встал с колена. Вышел с кабинки, повернулся ко мне и не поднимая головы ответил:

— Тогда мне конец на утро….

-Борись за себя. Найди в себе силы. За батю….за мать, за деда…- я пытался найти хоть что то, чтобы сказать ему.- Тебя два года тут продержут. Уедешь домой прям с параши…..восстань и возьми табуретку в руки!

— Мне уже поздно Денис.

— Блин! Да никогда не поздно. Ты же не на пенсии, чтоб назад не вернуть….Пошли со мной. Я как раз собираюсь драться !

— Ты же за себя дерешься.- его голос был голосом забитого до конца узника.- А мне. Мне …..У меня нет сил..

— Внутри? В душе ты чувствуешь силу?!- я не уходил.

— Это как?

-Ну ты чувствуешь злость, когда тебя пинают? Когда слезы наливаются не от боли ушибов, а от обиды за себя. За не справедливость?

— Да. Бывает….., но их много, а я один….Мы русские не даги. У них в сторонке стоять не будут, когда своего бьют…- дух приподнял подбородок, восхищаясь ребятами с кавказа. Его еле уловимый взгляд даже начал меняться, показывая, что он вовсе не баба в хб. Понятное дело. Его не раз мутузили в кулуарах роты, как мешок с сеном. Как кучка мнимых бойцов юфси кучковалась в октагоне – бытовой комнатке над лежащем на полу, в луже соплей, слюны и крови им, бедолагой. И как скользили взгляды пролетавших мимо русских рож, земляков и приятелей. Как эти рожи были в тот миг рады, что это не их пинают. Что в этот час нашли другого козлика. А до этого в редких задушевных разговорах в духкомпании говорили, как типа они, да на гражданке, да любого фраера замочат. Как в битвах районов или сел были непобедимы, словно Ахиллесы. А на деле – мыльные пузыри.

— Я отлично тебя понимаю приятель. Но чувство мести это и есть говорящая внутри честь. Она борется с разумом, с рефлексами самосохранения. Она не дает спускать на тормозах…..пойми же! Но ты глушишь ее своими страхами…..Глянь на меня!

Он впервые посмотрел на меня. И чуток моей искры через глаза передалось ему. Оказывается не все так плохо еще!

— Я не знаю. Не знаю, что и сказать и как сделать….- промямлил он и вновь потух.

— Эй друг! Твой костер еще тлеет. Впусти ветер свободы в душу. И ты заживешь решительно подошел к койке первого из дедов. Было темно по новому.-  вдруг тихо сказал я и исчез в мрак расположения.

Быстро и очень. Как и надо мне. Да и им тоже! Качок мирно спал. Но в одежде и берцах. Явно куда то собирался вставать!

— Глянь- ка! Вот это номер!- восхитился я. Его кулаки были хорошо перемотаны бинтами, как у боксеров. – Да ты братух походу на дело собрался!- я шутил сам с собой. Так делают бывалые дедушки, наученные жизнью. Чтобы на утреннем осмотре были ни при делах после известий о каком то чп в роте. Потом обычно переводят стрелы на одуревший спецназ или разведку. Что те, якобы по пьяне ворвались и избили какого то солобона! Смешно все это звучит, но эффектно действует. Методов избить духа множество. И они в эту ночь должны были случиться со мной. Но только один я не был с этим согласен.

— Эй. Вставай. Время пришло. Урод спит! – прошептал я ему, имитируя плоховато голосок рыжего фишкаря. – Буди пацанов.- и быстро пошел в сторону дневального.

— Э э! А ты чего всех не будишь, душман гребаный?- с просонья пропел тот. Но лениво встал и поперся к койкам других заговорщиков.

Возле первой к выходу из расположения роты койки я притаился в сумраке и стал ждать. Дембеля мстители быстро готовились к нападению на меня! Какая то суета и мышиная возня длились около трех минут. И вот они подошли к моему проходу и тут началось. Решимости им было не занимать. Накинув одеяло на лежащего, двое по обеим сторонам держали его прижимая книзу, чтобы битый не мог вылезти с ловушки. Остальные начали что есть силы молотить кулаками куда попало. Ох, как сильно они меня ненавидели! Затем руки махать на уровне второго яруса у них устали. Стащили тело вниз, на пол. Пытаясь не подавать звуков, чтобы без имен и матов. Чтоб предъявить духу обвинения после некому было. Ведь били тихо. По любому бойцы с других рот!

— Хм. Почему их не волнует типа мое молчание….лежу, терплю.- думал я. Дэн в шоке помалкивал и дрожал.

Меняясь местами, дембеля с азартом и захлестнувшей их дикостью начали вторую волну экзекуции. Били берцами по голове и кто то даже прыгал на тело рыжего. Как мне его было жаль. Лазарет до дмб ему гарантирован. Тут вдруг встрепенулся Пица. Услышав шум пошел поглазеть и поучаствовать в деле. Его пыса растекалась в улыбке предвкушения трапезы. Как при виде взятки у чинуши.

— На упырь! Тварь!- выкрикнул я и со всей, что есть силы влупил ему сапогом в лицо. Пока тот, ошалевший от неожиданного появления сапога пытался удержаться на ногах, я подсечкой под ноги повалил здорового амбала на пол. Он упал с шумом и лязгом ключей от всех комнат роты и штык ножа. Я с силой и дикостью, напавшей на меня прыгнул ему на голову двумя ногами. Я очень пытался причинить ему максимум повреждений. Пица заскулил и закрыл голову руками. Я прыгнул еще два раза. Дед поутих. Дневальный дух стоявший это время в диком стопоре очухался и схватился за телефон.

— Деж…..жур….дежурный!!!У нас чп! Скорее сюда начальника штаба! Скорее!- заорал он в трубку, видя меня и мои действия. Мой взгляд, уверен, говорил о способности на самые крутые меры.

— Ни х…я себе! Глянь. Пацаны! Он здесь!- заорал увидевший меня при свете один из мстителей.

Все в роте подорвались. Это не учения черт бы меня подери. Это был реальный замес, покруче боя в окопах. На меня бежали шесть яростных мужичков. Их лица были искривлены гневом. Сила их взглядов могла бы убить кролика….Вот он! Мой момент истины. Вот он. Бежать я не хотел. Продержаться до прибытия начальника с парой комендантов. И я вынул с кармана шариковые ручки. Крепко их сжав бросился навстречу бегущим. Это неизвестное мне ранее чувство…. Оно другое. Оно настоящей других подобных даже. Это победа над страхом, в этот миг.

— А-а-а-а-а-а-а-! Гниды!- я орал как псих. Для всех я и был психом. Чего ж портить репутацию.

Столкновение произошло через пять секунд. Качок с разбегу ударил меня в грудь. Я отшатнулся. Через мгновение ока три или пять ударов посыпались на мое туловище. Было мрачно и шумно. Я махнул ручками куда мог и они попали кому то в тело. Этот кто то завыл и похоже выпал с игры. Но и ручки мои выпали с ним. Благодаря моей униформе, удары смягчались. Но не очень. Меня колотили в безумии битвы около пяти человек. Я махал руками и ногами. Бой был в разгаре. Кровь начала заливать глаза, как вдруг один подхватил мою ногу и вскинул вверх. Я завалился и начал получать мощнее, чем до. О как же это было больно. Наверное адреналин спасал меня, а им давал новые силы лупить меня. Не помню, сколько прошло времени. Я затихал в нокауте. Вдруг кто то сзади ударил одного из дедов по голове ведром. Тот повернулся, другие тоже. И резко напали на этого героя. Это был он. Я видел через кровавые триплексы. Это был дух с непонятными глазами. Он восстал! Он победил свой страх, появившийся у него именно здесь, в армии. Он был тут же вырублен и забит на полу рядом со мной. Но черт возьми, это было геройски! Затем так же резко в толпу бьющих ворвался дух с тумбочки и принялся разнимать дедов. Он так же получил в торец, получил свой берец. И как только вновь принялись за меня, в расположение забежало несколько человек. Держась за шапки, они ворвались в толпу и все закончилось. Для меня точно. Я затух. Но я победил сегодня….

И снова свет. Снова надежда на возвращение в свою жизнь. Но увы….нет. Свет палаты лазарета. Снова лечение от гематом и покой. Приходы начальников и других личностей с морем вопросов. Я молчал. Нечего было сказать. Да и все равно ничего бы они толком не сделали. Прошли три недели. Я еле отошел от травм. Дэн тоже был плох! Точнее он был плох, а не я. Били то его туловище из за моих выходок!

— Да тише, тише ты дружище!- угомонял я его.

— Ну как же тише!

— Подумаешь пару зубов нет теперь! Шрамы на роже и боли в нутре! С кем не бывает!

— Ты настоящий псих! Как же тебя выкурить из себя то. Дьявольское это все. Не нормальное.- не сдерживался Тищенко в размышлениях.

-Да брось ты! Теперь ты легенда роты. Пример поколению одногодок! Теперь точно отстанут от нас. Я не жду спасибо, но когда- нибудь ты все поймешь….возможно.- почесав подбородок выдал я.

-Ты псих в моем теле! И точка.- заканчивал беседу Дэнчик.

— А ты Дэн хороший парень. Честно. Я вижу это. Несмотря на трудное детство и тирана батю ты выстоял. Остался человеком. Это хорошая заслуга. Так держать друг…- с грустью на сердце сказал я. Он не ответил. Мы часто молчали. Он жил в своих мыслях, я в своих. Изредка я залазил на его страницы. И то для нужной мне информации. Но я понимал одно. Дэн взрослел и самоутверждался. И это было здорово. Но не дай бог прожить остаток дней в нем. Нет! Мне необходимо было вернуться и заставить как то полюбить меня мою Анну. Но она еще ребенок и даже говорить со мной не станет. Насколько помню, такой парень, как Дэн не в её вкусе. Я принял решение подождать, пока она вырастет до восемнадцати и приехать к ней. Даже за ней. И никак иначе. Шанс изменить свою жизнь. И свою и Дэна. Так кого же? Я хотел и не мог заставлять его плясать под свою дудку. Ведь это более его жизнь, чем моя. А там, дома растет другой я и проживет как и должен прожить. С теми же ошибками и так же дурацки. И в итоге не любящий жизнь. Нужно написать ему, Игорьку письмо. С основными фактами из жизни. Все повороты, куда не следует соваться и т.д. Не жениться на Юльке, первой девушке. Не тратить на неё время и средства. Начать сразу копить на дом и тачку. На…..стой ка…как же так? Тогда мы не родим сына Дмитрия. Я не увижу и никогда не обниму его….Нет! Можно предположить, что он родиться от Аньки и все уравновеситься. Но это ведь вряд ли. Или Юлька родит от другого сына с обликом моего Димы….Нет! Тоже не то….Как же быть? Как поступить? Возможно ли вообще переиграть судьбу? Никто не даст ответа, лишь догадки. Зато я возможно не попаду в армию и поступлю в универ. Избегу драк и проблем на работах. Предотвращу несчастные случаи со знакомыми и смогу типа угадывать будущее. Прослыву местной Вангой и возможно даже разбогатею!….Но обнять своего сына. Своего ребенка это сильнее всего рождаемого в фантазиях обогащения. Ведь он есть в моей памяти. И это не изменить. Да я и не хочу. Я люблю его и умру только так за него, если придется…..Нет! Я пока не буду писать письмо. Не вмешаюсь в дела господа или каких то там сил. Пока тихо, но верно поживу. Уверен, что это все не просто так……

…..Служба еще не закончена…..

Я шел по взлетке, а все смотрели на меня, как на героя войны. Хромой на ногу, в еще не прошедших синяках на лице, сжатых кулаках. Но больше наверное было выражение глаз, распрямленная спина и голова. Это и был признак моей победы. Этот животный, природный инстинкт выжившего. В роте на миг наступила тишина. Походу мое появление этого стоило. Есть говорят у каждого сколько то минут славы. Так вот это они и были. Не мой момент возможно, а Дэна, но все же. Дэн же сиял и пах, как роза. Искренне и слезно.

Через день я поговорил с тем парнем, с потухшими глазами. Его звали Андреем. Он вышел с батальонного медпункта раньше, чем я с лазарета. И поведал мне о той ночи, о том, что было после. Оказалось группа дшб, ворвавшаяся тогда по тревоге сходу разметали драчливых дембелей. Всем досталось по лицам и все были повержены в миг. Меня и Андрюху определили по степени травм и оперативно отнесли медбратьям. Затем долгие разборки внутри батальона и дивизии. В итоге дембелей, чтобы не судить отправили под шумок пораньше домой. В синяках! Капитана нашей роты отправили работать в лесную часть подальше от города. Он был очень не доволен, говорили. Я и Андрюха вышли героями! Рыжий терпила еще лежит в какой то больничке. Он то и давал показания на дедов. И дневальный тоже не смолчал. Да и начальник штаба тогда попался слишком правильный тип. Короче – Мы легенда роты!- сказал я Дэнчику. Тот был не против.

Два дня я валялся в койке, как типа выздоравливающий. Причем перебрался на нижнюю. Хорош прыгать уже! Меня звали по имени или по прозвищу Тиша. От фамилии Дэна. Это звучало уважительно и приятно. В армии то в основном за год духовщины многие не знают имен друг друга. А о дедах знают больше, чем о себе.

— Три по три и все тип топ!- говорю я Дэну.

-Ты это о чем, Игорек!?

— Ну три драки по три минуты, три больнички и все! Покой! – я ржал.

— Аааа!- Дэн тоже смехнул.

Андрюха теперь был нашим с Дэном другом. На сортире теперь был он лишь в качестве нуждающегося в испражнении и мочеиспускании. Другие заняли его местечко. Он был вовсе не против! Почти все дмб уехали по домам и в роте настала намного спокойная жизнь. Остались четверо дедов. Из за частых походов на гауптвахту срок их пребывания в армии увеличился. Они вели себя тихо и даже незаметно. Их время прошло. Они вдоволь насладились властью до двадцати лет. Их дни проходили в прослушивании песен их лет, подготовке формы тела для дома. Все усиленно качали мышцы и принимали одну на всех пачку витамин. Присланных одной из заботливых мамаш бедному сыночку в далекую от нее часть. На пользу кач им не шел, но я лично приветствовал их жертву спорту. Перестали бы курить, да пить вечерами, так дело лучше бы пошло. На место командира пришел наш взводный лейтенант Власенко. Он был получше того. Он то меня и вызвал к себе через две недели после прихода в часть.

— Садись боец!- бодро сказал он. Была заметна его еще не исчезнувшая выправка и молодцовство в поступках и речах.

-Вызывали, товарищ летнант – садясь на древний стул, как бы спросил я.

— Да расслабься ты, солдат! – с улыбкой говорит он. – Чай будешь?!

— Нет! Спасибо.- а подумал – А чего бы и нет?! Но все это как то пугало и настораживало. Любезности от армейских людей очень непредсказуемы.

— Ну как хочешь…А я выпью чайку…Не буду ходить около и скажу как есть.- и он отхлебнул громко кипятка. – Короче в тот вечер, когда произошло чп с неуставняком, прибегали бойцы из отряда десантников…. Ну ты и сам наверняка все это знаешь..

— Да, слышал недавно…И что дальше?- я не понимал.

— Ну короче о тебе доложили их командиру. Бравому бойцу, зеленому берету майору по фамилии Зимонин… Слыхал о таком?!

— Да, что то есть.- я покапался в памяти кокона.

— Так вот! Он был впечатлен рассказом о храбром воине. О дерзком плане и отваге…. Короче! Он оказывается твой земляк. И он забирает тебя к себе в разведроту дшб! Нужные документы о постановке на довольствие, о выписке тебя с батальона уже подписаны. По блату солдат сам знаешь. Все возможно!- и он отхлебнул чайку.

Я был в ступоре. Блин, ведь только только жизнь наладилась. Столько сил и здоровья убито. И такой попадос!

— А как?…Как…? Почему без моего желания? … Зачем!?- я был в шоке.

— Ну Денис! Тебе повезло. Мало кому удается попасть в элиту вооруженных сил. Придешь домой суперменом! Что ты раскис?!…. Я думал ты обрадуешься этому. Тысячи парней мечтают о службе в спец частях. А берут единицы…. Да еще с простых мотострелков….

— Я в шоке тов….товарищ капит…ой, лейтенант.

— Да не сцы ты! Все будет в шоколаде! Когда нибудь зайдешь, спасибо скажешь еще.

— Я не хочу туда. Честно скажу. Слабоват я для такого. Гляньте на меня. Какой я краповый берет?! Можно отозвать документы о переводе?

— Увы! Уже нет.- с каким то ехидным лицом ответил летёха.

В моей башке творилось море безумия и шторма злобы и несправедливости. – Вот он. Закон Мёрфи. В действии. Но в башке Дэна был ад! Он не раз слыхивал о зверствах в том полку, полку ДШБ. Как каждую неделю от туда убегали аж босиком. Как там ломают носы в первые же сутки пребывания. Как проходят проверку на прочность духи. И как же им там тяжело…..Дэн оказалось даже получил по хребтине от одного из разведчиков во время уборки на территории части. Просто был рядом, просто для профилактики. — О как же так!? О боже ж ты мой.- он визуально скорчился обхватив голову.

— Спокойно. Спокойно друг!. Мы выкрутимся.- начал было я, сам не веруя.

— Да ладно ты…прекрати уже!- Дэн был реально напуган.- Это ты! Ты все устроил! …..Не сиделось тебе тихо на жопе…. Теперь хлебнем ада….

— Я все улажу. Успокойся. Ты мешаешь мне думать.

— Я …Да как я могу успокоиться?! А ?!.. Мы в жопе! Глубже некуда.

— Тогда замолчи!- я победил страх.- Если бы не я. Ты гнил заживо с тряпкой, покрытый коростой грязи и фурункулами! Тебя бы не меньше били и дрочили, чем там….Послушай! Деды ушли домой. Остались черепа. Нам будет намного легче. Командир твой земеля, это плюс. Может еще кто с сибири будет. Поможет…..да и божью помощь никто не отменял…..

— Нет в армии бога.- уже тише сказал Тиша, он же Дэн и кокон.

— Есть! Мы его найдем и попросим помочь нам.- сказал я.

— Э! Солдат! Денис!. С тобой все нормально?- летеха, видев мое ерзанье на стуле, бегающие глаза и пот на лбу нахмурился в думках.

— Нет. Не все в порядке….не приятный поворот – очнулся я.

И тут лейтенант встал. Распрямился и уже с совершенно другим, жестоким голосом проговорил:

— Короче салага. Слушай сюда калич гребаный…Все с тобой давно решено. В моей роте такой не нужен. Ты моральный разложенец и психопат. Мне нужен покой в роте, понял? Ты! Гниль епанутая!?

Это было так резко и неожиданно, что я, не то, что Дэн просто потерялся в этих словах. Как же они жестоко звучали….боже….Как предательски и громко они били в мою честь, мою башку, мою жизнь….

— Неприятно, да!? – летёха, продолжал меня угнетать, офигевая от своей власти.- А а! Допрыгался солдатик! Тебе сутки на сбор. Завтра в это же время я хочу видеть твое отсутствие тут и с легкостью дышать впредь. А терь…, пшёл вон отсюда!- и презрение ко мне сочилось даже из глаз его.

— Ну су…а, еще увидимся.- прошептал я, не то вслух, не то в голове. И тихо ушел.

 

День до вечера я провел в ленкомнате. Думая о жизни. О всей этой жизни. Скребя волосы на голове, зажимаясь локтями, щурясь от своего ничтожества перед системой. Около полуночи силы дергаться исчерпались и я повел себя в койку. Я пока проигрываю армии и судьбе. Но не помирать же. И где то рядом с этим девизом я уснул. А Дэн продолжал ныть и хвататься за мысли, как остаться в роте, забыв о ужасах, которые тут произошли с ним. Теперь, в сравнении с будущим, дедовщина казалась детским садом. И он даже находил в ней что то теплое и доброе. Вспомнился ему денек, как его впервые за три месяца не пнули. А просто приказали сбегать в магазинчик за чаем. И именно принеся его, в обход комендантам с патруля, за свои копейки, присланные мамкой в письме, он не словил затрещин тогда. И черт возьми этот день он помнил! Я ошалел. И он на меня еще дулся!

 

Рота разведки встретила меня не радостно. С порога бить и проверять никто не стал. Дембеля откинулись по домам, новые деды, вступившие в эту должность были еще в командировке в Чечне. В расположении было человек двадцать. Все моего призыва. Мрачные фигуры, со странными огоньками в черепах. Разного калибра тела и национальности. Чистота, строгость и простота окружала их. Как в Спарте походу. После не долгого знакомства с командиром, так, из формальности, меня усадили за чистку оружия. Дали мне калаш и я начал его натирать и смазывать маслом внутренности. Быстро и четко меня определили во второй взвод, показали койку, место в строю. Тишина и молчание мне эти даже понравились. Ноль эмоций и лишней беготни. Класс. Уже через четыре дня заступили в караул по гауптвахте. Всеобщее уважение перед дшб, улучшенное питание, робкие взгляды простых солдат внушали некую гордыню и уверенность в себе. Дэнчик был тих и насторожен. И я знал почему… Скоро прибытие с Чечни настоящих зверски боевых ребят. Они то и покажут нам, где мумии зимуют. Осталось около месяца и идиллия закончится.

С отпуска вернулся майор земляк. Был он отстраненно добр и весел. Поржали над моими действиями в мотострелковой роте. Он был доволен таким земляком, как Дэн. Пообещал хорошую службу и достойный дембель. И после слов – Служи сынок!- я его почти и не видел больше. Затем понеслись дни. Быстро, как детство пролетело время. Чеченцы оказались адекватными ребятами. Пару стычек у меня заканчивались со счетом один – один. И видя мою способность бороться за себя, пацаны приняли меня за своего. И своим я был. Активные тренировки, здоровое питание, изучение техники боев, все стало небольшим увлечением для нас. Дэн был типа счастлив. Ведь перед зеркалом стоял уже совсем другой парень. Не тот горбатый душман с тряпкой на перевес. Теперь это крепкий юноша, с кубиками на животе. Подросший, уверенный в себе мужичок! Вечерами ходил в спортзал, там же спарринговался с другими ребятами. Учил то, что проходили на занятиях по боевой подготовке, нес караул, в свободное время читал военную литературу из библиотеки части. Так прошел год. До дмб оставалось пять месяцев. И Дэн сиял. Мечта придти домой мужиком, от которого у местных девок ноги будут гнуться в жажде перепихнуться с ним, сбывалась. Я понемногу, в основном из-за занятости службой начал успокаиваться о своей жизни. Время и в правду лечит. Письмо так и не написал себе юнге. В жизнь любимых не посмел залезть. Не поняли бы они. Водрузив эту реинкарнацию на волю господа бога просто жил в теле другого человека. Жутко веря, что это кончится и я вернусь домой. В свой мир.

Было лето. Я контролировал молодой призыв на уборке территории рядом со зданием. Вдруг увидел идущего по дороге моего бывшего командира,  лейтенанта Васенко. Он явно спешил. Обида и невысказанность тлели во мне.

— Эй ты!- не выдержал я.- Быстрее передвигайся по нашей территории!

Тот ошалевши от наглости остановился.

— А а. Это ты демон! Ну привет тебе…Как служба?- летеха с уже капитанскими лычками, сжав кулаки подходил ближе.

— Иди сюда черт!- дерзко крикнул я ему. И тот без страха шел ко мне.

— Его уломать, Тиш?!- спросил один из солдат моего подчинения. В дшб все друг за друга.

— Нет! Он мой!- я, поправив берет, разомнув шею кинулся в бой.

Бой был к моему сожалению короток. Выверенный за год прием, плюсом со злобой и чувством мести сделал свое дело. Васенко скулил на траве как щенок. Сыпал матом и угрозами. Я был доволен и спокоен. Месть ушла, освободив место. Закончив уборку мы ушли.

После ужина меня вызвали в штаб. Там меня ждали ребята с комендатуры. Капитан уже сдал меня. И теперь мне грозил дисбат за нападение на офицера. Шок конечно был, но армия делает шок мягче, чем например дома. Я очерствел настолько, что был готов принять это наказание. Дэн хотел вскрыть вены…..Но вмешался бог, которого мы усердно призывали и помощь пришла неожиданно вовремя! На сцену вышел невесть откуда взявшийся земеля майор и уладил конфликт. Мы с Дэном были несказанно рады. Но служба в мужской компании закончилась. По приказу я стал числиться в отряде дшб, а по факту направлен на работы далековато от части. Дача генерала теперь стала мне на пять месяцев обителью. В обязанности входили охрана, ремонт пары не доделанных комнат, порядок и все такое. С ремонтом я разобрался на вторую неделю уже. В прошлой жизни я работал на стройке и знал дело. Охрану нес не плохо, спал и ел. Одиночество толкало на занятия спортом и чтение книг. Гости наведывались редко. У начальников много других дачек и мест, где можно побывать. Продукты привозил солдат из части раз в неделю. Кулинарными способностями пришлось овладеть по ходу дела. Хорошо, что Тиша и я ели почти все. Деревня в Тверской области была красива и тиха. Природа мест очаровывала и манила быть и остаться тут. Вечера восхитительны в русском очаровании запахов трав, стрёкота кузнечиков  и свежего воздуха. Это было волшебное время. Как раз, что именно мне и было нужно тогда. Этот отдых для души. Я много думал ,сидя на скамье около коттеджа. И был частично счастлив, чего давно не наблюдал в своей жизни. А так всегда бывает. Что человек не замечает счастья, пока есть не видит. Лишь попав в лавину дерьма, откусив ломтик горя от пирога страданий и надышавшись паров зла , ценишь то, что имел. А когда имел до, то даже не замечал этого. Вот и я, сидел на скамье. Под ногами лежал ломоть прошлого дерьма, и он больше мне не причинял боли. Он начал забываться.

— Ну что Дениска!?- с улыбкой спрашивал я его.- Теперь то ты не испытываешь ко мне плохих чувств, как раньше?!

— Нет братан! Но понервничать ты меня за год заставил не плохо!

И мы долго смеялись тогда. Как же сильно мой кокон изменился в лучшую сторону. Как же сильно на душу и тело влияет свобода. Как позволяет человеку цвести в лучшие годы жизни. Мы ведь тоже, как цветки. Растем, стремимся к свету, прекрасны в период расцвета. Красивы в миг раскрытия всей прелести себя….Затем тихое увядание, в воспоминаниях о прошлом… Цветы лишь живут мало по сравнению с нами. Но когда они живут, то мы меркнем перед их красотой, перед их великолепием во всем природном могуществе. Как же мудра и совершенна природа матушка…..Но люди срезают цветы в рассвете сил. И сокращают их наслаждение миром, оставляя в банке с водой или ещё как то. Так и человека. Кто- то высший, сильный, выдергивает с места и несет куда захочет. Делает что пожелает и часто оставляет одних погибать……

В таких размышлениях  вечерком я и увидел проходивших мимо меня тройку симпатичных девушек. Долгое отсутствие любви, ласки и других забавных штучек, что могут дать девчонки парням, не мешало истинно оценить их фигуры. Русские, хорошо сложенные, готовые родить милых детишек, они были прекрасны, как и этот вечер в деревне. Дэна затрясло, как стиральную машинку на отжиме тысячи оборотах. Секса он в жизни не познал и лишь глазами делал шальные вещи.

— Как хорошо, что человеческие мечты не становятся реальностью!- подумал я ещё. Потому что мысли Дэна были прям фантастически пошлые и даже не реальные в исполнении волшебника.

— Э э ей! Уйми коней приятель! Помни, я могу читать твои мысли!- я подавлял Дэнов прыжок с лавки на девок.

— Перестань их читать уже! Мне нужна личная жизнь!- Дэн был прав. И я оставил его в покое. Если после таких штучек он сможет вообще быть стабилен.

Девчонки реально были хороши. Мы долго провожали их взглядом. Они хихикали о своем и это все было более, чем мило. Наверное приехали в село к бабулям своим. Тем, что породили их родителей, отдав всю заботу и красоту. И теперь они, выполнив какие то хоз работы по двору и дому пошли в местный клуб развлечься. Везёт паренькам их, ох везёт! Я удерживал буйство гормонов в голове от мысленной измены своей Анютке. Грешные думы одолевали и через пять секунд победили меня. О природа, зачем же так сделала?! Нельзя быть верным одному человеку. Природа точно до такого не додумалась бы!

— Я должен её трахнуть…., ту, вторую. Посередине что.- вдруг промямлил Тищенко. Он был прям как одержим этим.- Ты не мог бы помочь мне в этом? А? Игорь.?!

Я подумал и решил, что тело не мое. Чувства тоже мне не ведомы его тела. Малыш коротыш в штанах его и мне не в праве мешать. А так как он в этом деле профан, а я профи, то почему бы и нет!

— Хорошо друг. Можешь на меня рассчитывать.- как бы с неохотой ответил я.

— Только если дойдет до дела, ты будешь отключаться из моей башки. Ладно?- Дэнчик был серьёзен, как никогда.

— Окей браток!

И дело пошло. Уже на следующий вечер мы были готовы к гулянке. Сидели на скамье в хорошей одежде, припасённой еще в части. В ней было неловко. Еще бы! Полтора года все таки, привык. Но она для начала операции « Добыть самку» была необходима, как ночной горшок больному простатой.

— Дэн. Короче сиди в голове тихо и предоставь мне вспомнить навыки прошлой жизни. Хорошо?

— Да да! Я тих как рыба на дне омута. Я кивнул.

Девушки шли по тропинке, как и вчера. Сегодня была суббота и клуб должны были сотрясать пляски местных хлопцев в раже самогона, ради охмуривания девчонок. Затем пару драк как в клубе, так и за ним. Песни под гитару и баян, после закрытия дискотеки для самых стойких к алкоголю личностей. Такой сценарий времяпрепровождения был типичен на всей территории страны. Поэтому я решил не идти в клуб. Потому что, появившись я там, как уже через пару тройку минут ко мне подойдет местный обапол и со словами типа – А ты откуда такой тут?- попытается спровоцировать меня на бой. Я как парень и не трус пойду за угол, да ещё перед принцессой вечера. Как не пойти?! За углом разумеется будет уже меня ожидать дюжина крепких как и то, что они выпьют ребят. Им то и нужно разнообразить скучный вечерок дикой дракой. Ибо в деревне скучно и однообразно им. И уловить не местного хороший шанс развлечься! Долго разговаривать со мной они не будут. В лицо сразу полетит пудовый кулак, я согнусь и последнее, что увижу в этот славный не для меня, вечер будут удары по телу ног в спортивных штанах фирмы адидас. Перспектива получить кренделей и сбиться с цели не прельщала меня. Я был натренирован, но против десятка здоровых мужичков….э…это не то как то. Да и затем могут назад в роту отправить, заменив меня более тихим охранником. И так, как здесь райский уголок, то действовать мне нужно было осторожно. Лето было в зените июня и девушки должны были быть ещё около шестидесяти дней в селе. На постель в первую неделю я не рассчитывал. На вид и милое личико было не похоже, что она шалава. И действовать скромненько было бы более приемлемо, чем наглостью и напором.

— Привет девушки!… Как дела у вас?!- с миленькой улыбкой , ласково, как только мог языком Дэна сказал я.

— Приивет! Мы в норме… Вот в клуб идём, потанцевать.- на удивление нежным, мелодичным голосом ответила моя избранница. Так, ясненько. Ответила она среди трёх. Значит она как бы лидер в компашке. Это и хорошо и плохо. Добиться лидершу при подругах будет тяжелее, чем просто….чем просто. Я тут один. Деньжат не много. Говорить, что я солдат и вскоре на поезде домой ту туу….Нет! Это спугнёт рыбку. Наживка должна быть крупнее.

— А я Денис.  Вот купил себе домик у вас. Делаю ремонт. Скучно вечерами. Друзей пока не зовёл…. А, эээ…ну я просто хотел познакомиться с вами. И пригласить очаровательных принцесс в свой не большой дворец! – я, давно не общавшийся с прекрасным слабым полом выдавил из недр сознания речь.

— Хихи хи хи! – они от души смеялись.- Нет! Спасибо Денис! Мы как нибудь в другой раз….- ответила другая, беленькая и высокая. Я понял, что она отвергает предложение из за жениха, который ждёт её на танцах. И она обещала придти. Хотя моя и третья были как то по виду не против. Не часто их звали на крутую хату в их селе незнакомцы. Местные парнишки поди приелись и молодые души хотели разнообразия.

— Я Даша. Это Машка, а это Марина! – остановившись чуть от меня представила подруг моя гёрла. Её звали Дашей. Она была прекрасна. Или так думал мозг голодного солдата. Дэн был уже влюблён, как пёс в сочный мосол. Стройная фигура, второй размер лифчика, тёмные волосы, ниспадавшие по плечам. Карие глазки, курносый чуть носик и беленькие зубы делали её улыбку потрясной во всех отношениях. Две других были не хуже. Но выбор души пал на это чудо генетики её родителей. Я глядел на Дарью, как на миллион долларов глядит их не имущий. Она покраснела слегка, была заметна её воспитание и скромность. Но тут, в селе, далеко от родителей и при подругах она была раскованнее. И это давало ей большой плюс к прелести.

— Ты ..ты  прекрасна – выдал я вдруг и очумел от этого. Это не входило в мои планы. Но произошло.- Ой! Прости, вырвалось как то случайно!- я наверное покраснел. Дэн закрылся в себе, как шалун от получения ремня.

— Ничего! Всё нормально!- восстановила меня Даша. – Я часто слышу подобное!- она мило улыбалась. Подруги тоже. Но их тихая зависть была мне заметна. Начало положено. Теперь план Б.  Но не сегодня. Так не интересно. Нужно быть тоже не доступным, пробуждая в лидере девушек подобные парням чувства ухватить добычу.

— Ну мы пойдём! Пошли уже Дашка.- потянула за руку длинная. Маринка кажется. Я и подзабыл уже, от притока крови к…..к голове. Мария была молчалива и сверх скромна. Может кривоватые ножки и угревая сыпь не давали ей духу смелости. Но в ней что то было. Что то манящее, как оазис помирающего от обезвоживания. Я подумал, что это души наши, живущие отдельно от разума встретились над нами, над телами и понравились друг другу не прелестью тел, а энергией своего эфира.

— Чёрт! Откуда такие мысли в башке?!- про себя подумал я. Дэн сиял от странного предвкушения, не ведомого им доселе.

— Жаль. Что вам пора. Я как раз сделал барбекю на углях и шаурму в печи!- я шутил, понимая, что они уже двинулись дальше.

— Пока! Дениска!- очень кокетливо и неясно Дэну сказала Дашка. И не оборачиваясь, тихо пошли на свои танцы. Их попки лихо крутились и я прям горел факелом внутри, зная, что кто то из двоих хочет обернуться назад. Но зная, что я пристально пронзаю их взглядом никто не повернул нежную шейку….Я долго стоял у дорожки. Дотлевал закат, летали в танце мошки, плыл запах деревни. И мне стало так больно. Я как путник во времени, провалившийся в прошлое. Перед отходом Титаника в единственный путь провожаю свою возлюбленную. Она машет мне с корабля. Я ей, зная, что он утонет. Но молчу, машу  и хочу заплакать…. Как манят эти чудные края. Как знаком каждый миг и запах. Как родно ощущается дуновенье ветерка и теплота неба. Боже….это дух деревни. Заложенный в генах наших, как потомках. На протяжении веков предки создали, совершенствовали и передали нам знания, весь набор, колорит и душу. И теперь, в редкий миг открытия дверцы в душе он вылетает этот дух, а может и души предков, чтобы на миг насладиться этим миром, покинутым ими ради нас. Ведь он правда прекрасен, когда ты не загажен злом. Помыслы чисты и прекрасны…..А ты как посредник между этим. Но чувств хватает, чтобы понять…..Что мир удивителен и красив. Жаль всего не объять!

Не помню, сколько я простоял в полётах души. Комары в теле очнули меня к настоящему. Хотя, что настоящее, в тот момент я не понимал. Но наш мир казался более фальшивым. Опустив голову я побрёл в дом. Достал с погреба генеральскую бутылочку пыльного вина и залил в горло. Стало проще и веселее. Через минут сорок я вырубился. Оставляя кокона наедине со своим телом. Похоже сегодня он даст волю рукам!

Сны мои были фантасмогоричны. Снились родные. Любимая и сын. Как я зову их всех, а они не слышат. Стоят и не оборачиваются ко мне. А я не могу идти к ним, в грязи по пояс. Помощи не видать и жуткое отчаяние внутри. Затем я просыпался и снова видел сновидения. Яркие, цветные, серые. Как я был женат, как мы любили друг друга и родили сына. Как затем быт и нехватка денег убивали наш союз, казавшийся каменным навеки. Как я в мечтах о собственном доме колесил по городам на заработках, а моя любимая жена пошла по рукам, отведав запретных плодов. Как досконально она наслаждалась парнями, а они ею. Как я подрывался в вонючих общагах по ночам в поту. В  муках сомнения и непонятного тогда волнения за неё. Это душа летала к ней, и увидев её не одну там, прилетала обратно. Тихо сидела на краю постели и жалела меня как могла. Я ворочался без души, а она молчала и плакала. Взяв на себя большую часть боли и последующего страдания. Потому что я бы один не выдержал этот удар…..Как жаль ребёнка, что мы такие глупые….Я очнулся. Был рассвет. Красный, солнечный и прекрасный, как и свобода. Даже не верилось, что я не в армии. Что чуток повезло и я не растерял умение радоваться обычному вроде дню. Вся чёртова служба начинала забываться. Приходили в тело добро и покой. Сон я попытался забыть. И не смотря на его правдивость и реалистичность с моей жизнью, забыть его я не смог. Что то наивысшее напоминало мне о суровой правде каждого индивида. Что в любой момент короткой жизни может произойти совершенно неожиданное явление. Что не смотря ни на что не стоит забывать прошлое. Хоть и говорят многие, что забудь, что пора жить дальше и в этом роде. Но нет человека без прошлого. И память дана не просто так. Она для прошлого. Да, и плохое и хорошее идут рядом. Идут вместе, дружат и соревнуются внутри нас. Если помнишь что то, то это важно. Не важное не помнят. А уж плохое оно или нет, на это у каждого своя точка зрения.  Например у меня. Я давно потерял жену и остался один. Мне плохо. А ей повезло больше. Она нашла парня получше меня, а он нашёл её. То есть двойное счастье на одно горе! Высшие силы питаются энергией добра допустим. Они по преданиям сильнее злых сил. И сценарии питания от энергий , могут проектировать всего лишь играя судьбами людей. Ожидая, действуя и наслаждаясь полученным урожаем. Который точно спланирован и приведён в исполнение. Затем летит дальше, ибо будущее им видимо ясно и планируют другой выброс энергии.  Кучка негатива уходит к слабому злу! И поэтому это зло живёт дольше, потому что ему мало оставили.  Не две, а одну пайку. Оно не довольно и жестоко мстит. Но высшим не может отомстить и лишь нам, людишкам. Порождая  депрессии, слёзы, болезни и кучи другого дерьма. А миг счастья сильнее сотни мигов боли. Доказано жизнью. В примере это когда вкалываешь  год на работе, чтобы раз в году на отпуск сгонять на море и потратить кровные. Чтобы потом экономить, так как скоро новый год или ещё что то. Как хитро и мудро придумано то кем то.

Ощутив себя утром не в форме, я напал на турник во дворе дачи. Затем нагрузил ноги упражнениями. Отжимался до первого пота и снова ноги. Турник уморил меня уже. Затем размялся чутка и под холодный душ. Стало легче. Не отступать от плана, так просил Дэн. Уж очень втюрился он в Дашку. Да я и сам залез бы на неё, думал я посмеиваясь. Интересно было испытать это в действии. Две души в одном теле. Как же будет чувствоваться ?! Прибрав в доме, во дворе и гараже я прикупил на последние закуски к вину. Вдруг придут сегодня в гости. Нужно быть готовым! Дэн потирал руки в предвкушении чего то грандиозного. В шкафу, среди прочего хлама я нашёл нужную вещицу. Презерватив! Он не помещает нам. Походу оставил кто то из вояк, после очередной оргии в стиле « В дали от жён». Короче всё было подготовлено для не плохого для села вечера. Но просто так в жизни ничего не бывает. Действовать и решительно. Судьба более делает выбор в пользу храбрых. Да и когда, если не сейчас?! Постоянно отлаживать в ящик, на потом, типа ещё не раз получится. Нет! Не получится. Потому что каждый миг единичен в своей красоте и неповторимости. И потом уже не будет. Да и жизнь банально коротка.

Вечером я на час пораньше засел на скамье у дома. Я выглядел отлично на мой вкус. Мимо шли бабульки, пару алкашей,  без которых нет ни одного села на руси, собаки и коровы. На меня внимания не обращали. Я походу далеко не первый солдатик на страже дачи. Привыкли поди. Уже начало смеркаться. Одолевали комары и ожидание. Но из за поворота появились они! О как же они отлично смотрелись на фоне заката. Этот образ ляжет в анналы моей памяти, уверен. И Дэнчика тоже…

— Привет!- не дождавшись начал я.- Какие ты….ой, вы красивые сейчас!-

— Мы всегда такие. Это молодость и естественность с минимумом косметики!….Привет Денис!- отвечала красотка Дарья.

— Привет.- тихо кивнула Маша.

— Куда сегодня направляетесь красавицы?!- я начинал.

— Так. Просто гуляем. Скучно дома со старичками сидеть. Лето ведь на дворе!- продолжала Дашка. И она так была мила и приятна в общении, что ухватить её и утащить в дом была главной навязчивой идеей в башке.

— У меня как раз всё готово для убийства мрачного и скучного девичьего вечера! Вам повезло сегодня со мной!- раскрыв руки, а-ля заходи в гости говорю я. И я реально хотел этого. И кокон тем паче.

— Нет! Мы не такие! Не ходим к незнакомым парням в дом. Может там, откуда ты приехал всё по другому. А у нас нет!- они явно прикалывались надо мной.

— Ну я ….я просто обязан был предложить! Тем более я парень вроде! И от меня должно по традиции поступать первое предложение. Вот я и соблюдаю нормы!

— Мы тронуты. Спасибо. Ты настоящий парень.- Даша была изумительна в своём отказе. От чего была ещё более желанна и прекрасна.

— Даш?! А может зайдём все же? А ?!- вдруг в глазки прямо и скромненько спросила молчаливая Маша.

— Нет Маш. Нам скоро пора домой. В другой раз давай.

— Да уж. Членство в лидерах ей было не занимать.- подумал я.-

-Нет, нет! Только не уходите, прошу! – заныл Дэн и это было понятно. Нужно было действовать решительнее. Но и наглость может отпугнуть. Я предложил пообщаться тут, на скамье. Они не торопились, как они думали. Около часа мы знакомились ближе, делились прошлым, смеялись и верили в молодость. В общем всем четверым было здорово здесь. Под пение птиц, закат лета и тепло ночи.

Поцелуев конечно не было. Рановато думаю. Мы расстались на доброй ноте друзей. Они тихо исчезли во тьме, оставив мне лишь аромат своих тел и кучу мыслей до сновидений. Но засыпали мы все с улыбкой. И это было главным.

Затем два дня про них не было слышно. Я тихо и безрезультатно караулил их поворот. Днём я тренировался и читал роман. Аппетит пропал, а желание жить усилилось в тройне. Шёл второй год жизни в теле Дениса. Время лечило боль утрат. Было легче, чем раньше. Я меньше старался думать об этом. И даже выработал свои схемы блокады плохих мыслей. Иногда они давали сбой, но в целом это было хоть что то.

Была пятница. Вот наконец Даша и Машка появились в сумраке. Как всегда прекрасны. Явно желая нравиться одели лучшие шмотки и даже прикупили что то из хорошей косметики. Переборщив правда с духами. Было понятно, что день икс настал. Не знаю, кто их нас нервничал больше, но нервоз был очуметь. Глаза выдавали то, что уста не произнесут под пыткой.

— Привет! Давно ждёшь тут?!- начала Дарья.-

— Я готов ждать тут вечность!- ответил я, словно герой любовного романа.

— Мы тут подумали. И вот решили придти…в гости!

— Отлично вы подумали принцессы!.. А третья. Маринка не придёт?!

— Нет. У неё есть жених. Она сегодня занята.- вдруг ответила Маша.

— А у вас?! Нет женихов что ли?!- веселился я.

Они смеялись, пряча в земле взгляды как целочки. Хотя кто знает?!

— Теперь я ваш жених!- смело заявил я. Шутя таким образом, но искренне желая такового. На месяц, другой.

— А справишься с двумя?!…У нас большие запросы!- Даша продолжала флирт, который перерос уже в доме в безумие страсти к ней. Маша лишь улыбалась. И при свете люстры была красивее, чем в темноте. Что тоже странно. Мы шутили и пили пиво. Более крепкие напитки напрочь ушли в отказ. Кроме чипсов еда была не тронута. Я с не привычки начал лихо косеть. Приколы становились более прозрачными. Типа – Я не могу спать на животе после нашей встречи и тому подобное! Прошло около часа. Как вдруг не закон Мёрфи, а он сам прибыл на дачу в именно этот не нужный мне час! Возле ворот сигналила машина. Я узнал сигнал. Это был он. Генерал и по любому не один. Шок был коротким, как и моё до того опьянение. Нужно было действовать.

 

 

….Закон Мёрфи подождёт….

 

 

 

Я крикнул вскочившим девчонкам, чтобы прятались в подвал. И указал в его сторону. Сам поспешил открывать ворота. Но водитель начальника уже зашёл в прихожую. Я его не знал.

— Э боец! Чё так долго выходим?- ну очень нагло промычал шофёр. Было ясно, что ему невдомёк  знать, кто я и что из дшб. Его наглость объяснялась его привилегией возить босса. Не долго думая, так как думал совсем о другом я с ходу сразил наглеца ударом в шею ребром ладони. Тот что то прохрипел и пал на колени в пороге. Схватив за воротник я прошипел ему на ухо:

— Имей уважение к дембелям…. Понял?

Он изумительно глянул на меня и кивком согласился. Говорить было ему пока нельзя.

— И ещё. Попробуешь сдать меня найду в части и ты офигеешь в край, понимаешь меня?- я трепанул его сильнее. Тот конечно же кивнул ещё. И по виду было понятно, что он готов даже помыть пол своей формой.

Я открыл ставни, и шофёр придя в себя, загнал волгу в не малый двор. За волгой была ещё одна тачка. Гостей насчиталось семеро. Салага водитель остался где то на улице. Не хотелось ему сегодня участвовать в попойке.

— Ну как ты тут солдат?! Всё нормально на моей фазенде?!- спросил весело генерал, изрыгая перегар на весь коттедж.

— Всё в полном порядке товарищ генерал! Заканчиваю ремонт второй спальни. Без происшествий!- бодро отрапортовал я и кинулся в зал, чтобы быстро кинуть в камин бутылки и всё, что там валялось. Всё вышло удачно. Пьяные визитёры долго снимали обувь. Девчонки скрылись и надеюсь в подвал. Там их никто не найдёт. В зал завалили три чина в мундирах, из которых торчали их брюшины. Один прапор, похоже для обслуги и трое разных на вид женщин. Не понять было, лёгкого ли они поведения или нет. Но после образовавшейся на столике выпивки, женщины будут очень легко доступны не только прапору!

— От  сюда нужно убираться. А то припашут как коня.- подумал я.

— Как же наш вечер?! Как же девочки?! Всё пропало….всё пропало….- визжал Дэнчик, и его можно было понять.

— Спокойно! Шеф! – ломаю его ход мыслей я.- Усё образуется! Ты погоди и не нервничай. План А, избежать участи раба на вечеринке начальства…. План Б. Появиться в подвале и спасти из плена принцессу мечты. План В или Г….нет, не Г! Г это гавно план! План Д. Получше!

-Это как это?!- Дэн подутих.

— Это как выкрутиться для объяснений девчонкам кто за гости на даче. И почему я типа, хозяин так себя веду странно! А отправить в подвал красоток это реально странно, не находишь?!

— Да. Нахожу…..Мне бы лишь бы засадить сегодня… Ну или вообще…- Дэн думал не той головой.

План А вышел красиво. Точнее я был вызван генералом Гордеем в генеральскую опочивальню, и получив задание на поиск бутылочки, исчез в недрах не малого дома. Генерал с женщиной явно уже хорош. Уже готовые приехали с сауны или ещё чего то весёлого. Забудет про меня сразу же. Но он не забыл. Старый чёрт обладал хорошей и крепкой памятью. Ещё бы. Годы проводить в увеселительных мероприятиях по муштре полков, пить на каждом сабантуе по поводу и без, короче быть всегда под градусом. И чтобы оставаться в седле так сказать, научился пить и дело знать.

— Ну где там моя бутылка?!- завопил командный тон с верхнего этажа.

— Несу товарищ генерал!- я спускался в подвал.

Все остальные бродили по дому в не понятных поисках чего то. Они были очень пьяны. Прапора синева победила прямо возле двери в подвал. Знал гад, где залежи вина! Чуйку выработал за службу. Не много оттащив его подальше от двери кинул как мешок в углу. В сумраке подвала нашлась одна Машка!

— А а…Где Даша??!!- спросил я.

— Я не знаю…. Я кинулась сюда. Она отстала и всё…Больше ничего не знаю.- шёпотом проговорила она. Видно было, что её подтряхивает от холодка стен или от обстановки, где ещё не оказывалась.

— Ко мне приехал папа.- я начал план Б.- Не предупредив. С друзьями. Они все дико пьяны и хотят секса. Вам нужно без палева пробраться на улицу. Я приду за тобой. Чуть позже….. Ты подождёшь?

— Не уходи….побудь со мной…Я не хочу быть одна тут. Меня пугают такие места.- так грустно и жалобно говорила эта загадочная молчунишка. Так, что хотелось обнять, как дочку. Быть поддержкой. Я инстинктивно потянул её к груди. Прижал.

— Всё будет хорошо… Разве это страшно? Нет. Всё в норме. …Я с тобою.- я пытался её утешить. Но в штанах началось движение. Член встал и упёрся ей в живот. Сам поздно заметив в этой стрессовой обстановке такой конфуз.

— Боже! Вот это да…. Дэн. Уймись!!!

— Это не я! Ты не пускаешь мои мысли в мою голову. Эгоист.- Дэн был в шоке от всего. Я понял, что это правда не он, а истинные природные рефлексы его тела. Но через моё сознание.

Вдруг Маша поглядела на меня светящимися глазами. В них был целый девичий мир. Там и одиночество, там и боль утраты отца, насмешки более клёвых подруг и проблемы с кожей. Но это не имело в этот миг никакого значения. Она здесь и сейчас выбрала меня. Сама обстановка сделала это. Подумав, что это судьба, что пенис хочет именно её, а не красотку Дашу Маша, не теряя минут принялась за дело! И это было действительно здорово, как и всё в жизни, случающееся внезапно резко и неожиданно. Именно эти моменты живут в вечности памяти. Кормят разум стариков в воспоминаниях и заставляют любить жизнь прожженных пессимистов.

Маша вцепилась в мои губы, как гепард в газельку! Не умело, но отважно начала дико целовать их, продвигая язык внутрь. Я схватил её за попу и сжал кисти рук. Упругая ещё молодая корма была очень приятна и желанна. Я косел, как от браги. Ноги плохо держали тело, захлестнувшееся от страсти. Забыв про Дэна, что эта самка, эта добыча для него, девственника. Я просто не мог остановить шквал. Прорыв дамбы или…..не важно. Маша победила меня. Она стянула с меня штаны вместе с трусами не отрываясь от поцелуя. Так хотелось ей дальше. Я позабыв за службу, как и что делать начал задирать её юбку. Ей явно не терпелось! Она на секунды отдалилась от меня и сняла трусики. Было темновато, и я не видел ни цвета одеяний, загорелой кожи, ни её бритой или нет киски. Я в спущенных штанах подошёл к ней и попытался развернуть её, загнув спину. Но она оказалась проворнее и не по девишнически сильной! Не желая стоять рачком она присела на коробки  с вином и схватив мой член неумело, но нужно вставила в себя. О как же это было чертовски приятно и тепло. Я закрыл глаза. Она тоже. Этот мрачный подвал, кипиш на верху, страсть. Они давали тройной эффект наслаждения. Можно даже было и не двигать тазом. Но Машка начала. И я утонул в сладости её движений. Дырочка была очень узкой. И тощий пен Дэна еле двигался в такт её движениям на пути к свету. Но не свету в подвале! Другому свету. Концу жаждущего путника. Напор нарастал. Стали слышны в тишине наши стоны. Ноги начинали дрожать, как и всё тело. Тёплая вагина, скользкие, полные реального желания толчки тел, секс вне планов и боязнь попасться давали неповторимое чувство. Уверен, такое бывает раз в жизни. И то по молодости…. Но я вдруг вспомнил про обещание. Про бедолагу Дениса. Наверное он обиделся и готов зарезаться уже. С огромным, непобедимым трудом я перевёл разум в угол головы. От этого магнита. От этой Маши, что поражала своей молчаливостью и загадкой. А оказалась супер чувственным сокровищем и чудом для нашедшего её парня. Как же неизмерима и фантастична жизнь…..

— Эй! Дэн! Очнись и прости меня. Я тут заигрался чуток с твоим телом! Пытаюсь тебе целочку сломать вот. Пока выходит не плохо. Но теперь твой выход. Как и договаривались!

— Ну наконец! – он не верил в услышанное. Но его взор открылся и перед ним возникло извергающее оргазм лицо маши с открытыми глазками. Её взгляд горел огнём кайфа и эгоизма единоличности над парнем. Это последнее, что я увидел. Дэн забрал весь мозг себе. Уж очень сильна была его энергия тогда. Инстинкт размножения или что то более высшее….не знаю. Но это придумано самим богом или ещё кем то…тоже не знаю. Но эта частичка великого даёт жажду к жизни точно. Причём почти лишь только людям. Похоже мы избраны были для этого когда то давно. Наверное заслуги человечишки были тогда более значимы и в нас узрели доброе начало, что подарили этакое чувство. Оргазм, соблазн для этого, все действия человека направлены для этого. В конечном итоге все равно для этого. Получить кайф. Много теорий на эту тему, много споров прошло и будет ещё….Но это движет всю природу. Возможно, лоно женщины так спроектировано небесными механиками, что вонзая жадно в него член мужчина открывает проход в мир энергии добра. Там царит кайф и благодать. Места тьме там нет. И наше нынче сознание так засорено мраком, что истинного значения и возможностей возлежания двоих в этом виде божественного искусства мы не увидим. Механический секс совсем не тот вид, который давали нам механики. Мы его думаю сломали, испортили безвозвратно. И лишь крупицы древнего достаются людям, с более чистыми душами и телами. И то не надолго. Редкие случаи сильной страсти, мощных кайфов и позитива. Осталось лишь вечное желание соблазнить и заняться этим. Применяя любые средства для этого. А сделав дело удивляешься, что всё как то не так. Не то, что ожидал и во что верил. Возможно добро, а возможно и зло забирает свою дань с порции секса. Выделяя энергию двое голых людей получают свою часть оргазма. А большая часть куда то богам. В мире полюбому каждую секунду идут в космос оргазмы, их энергия. Мы жрём пищу земную, животную и растительную, а небожители энергию наших стараний. И вся наша жалкая жизнёнка проходит под девизом « Получить наслаждение». Да, многое человеком придумано в обход естественности природы. Придуманы для кайфа наркотики и другие извращения. Но истинный кайф, доступный всегда, если здоров и более молод ещё лежит кругом. Самцов и самок хватает. Всё просто! Будь чист душой и телом. Займись хорошим делом! И уже в ложе, или где попало мужчина членом, естеством, самым дорогим участком тела. Которое встаёт только по желанию мозга, а мозг активирует уже более высшая программа. Этот мужчина пытается коснуться мозгом через член божественного начала внутри открывающихся тем же высшим разумом ворот внутри женщины. Она придумана носителем ворот, а мужчина ключом к этому. И один не может без другого. Остальное самообман. Даже с презервативом уже совершенно не то. Не те чувства и бесполезность для энергетиков механиков богов. Люди засорили себя болезнями, наркотиком, короткими связями без истинного познания возможностей тел другого и прочим хламом. А выход прост! Живи правильно. Даже заповеди придуманные давно никто не прячет. И не нужно как раньше идти пилигримом за тридевять земель за ними. Их сила духа так сильна, что они нас терпят до сих пор…..

— Боже! Что за мысли то такие?! Откуда эта волна гонится? Какими ветрами бьёт корабль помыслов ……- я очнулся с этого дурмана просветления или протемнения сидящим с шофёром салагой напротив меня. Выключив Дэна я понял, что в моё отсутствие в его теле он трахнув до победного Машу, пошёл в загул по этому же поводу. Решив, что жизнь удалась и миссия жизни выполнена, он расслабился покурив травки с водителем. По не знанию и молодухе принял большую порцию дыма и пошёл в разнос. Оказалось, подружившись с шофёром они под кайфом попинали прапорщика ногами. Для некой профилактики типа. Выпили литр крепких напитков без закуски, поржали над спящими уже начальниками и их дамами, на которых те даже не залезли в этот вечер. Синька не дала. Уж очень  сильна она была. Затем добавив ещё пару водяных, затухали на полу в ванной комнате под беседы о гражданке. А травка дала и мне по шарам! И я как во сне блуждал по лабиринтам вселенского разума, рождая гипотезы о пользе члена в быту….

— А помнишь….эээ..ты мне врубил по шее, когда мы приехали только?- вдруг спросил почти спящий салага водила. И попытался схватить меня рукой. Но пьянь и дурь не дали этому мешку костей и мяса совершить задуманное. Он и не достал и промахнулся. Но мне это не понравилось. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке говорят. Значит этот демон в натуре желал мне плохого. Встать и врубить ему с ноги в пузо у меня вышло лучше, чем у него. Он поплыл в реку боли. Тяжко дышал и мычал бычком на лугу. Я умылся, причесался, брызнул парфюмом пару раз и твёрдо вышел на поиск девушек. Хоть и прошло три часа уже, но шанс, что они ещё где то тут оставался. Нужно проводить их по домам с глубочайшими извинениями.

— Дашааа! Машааа! Вы гдеее?!- хрипловато начал я.

Из комнатушки, где стоял котёл и бойлер  раздалось тихое – Я здесь. Это была Даша!

— О боже. Прости меня засранца. Как ты тут?! Почему в подвал не пошла?

— Я в панике забежала куда смогла….тут меня никто не увидел. — тихо отвечала Дашка.

— Прости….Внезапно нагрянула джаз банда и устроили тут бардак. Я не знал, что так случиться. Теперь надо уходить. Скоро начнут ходить пьяные зомби в поисках жертвы! – пытался шутить я. Сначала плоховато получалось. Но по пути до её дома она расслабилась и её улыбка засияла как и при первой встрече. Эта маленькая неприятность была забыта. Маша исчезла с дома похоже без посторонней помощи. По крайней мере утро было рядом и всё станет ясно.

— Вот и пришли. Тут я живу. Это дом моей бабушки. Здесь выросла моя мама. И я провожу каждое лето тут. Помогаю чем могу. Осталось не много и на учёбу в колледж. Неохота так….А ты что дальше будешь делать? – Даша явно не хотела просто уходить за калитку.

— Я не знаю.. Ну думаю жить тут. У вас красиво и девушки потрясающие!

— Хм…А ты милый!

— Чё, правда?!

— Где ты раньше то был?!

— Учился. Гулял…А что?!

— Жаль не встретились раньше….было бы веселее!- Дарья казалась искренней.

— Мы и этим летом повеселимся ещё! Ещё не вечер милашка! – я стал парить как на крыльях. Лето казалось сверх прекрасным в этот миг и очень ощущались краски каждой минуты. Я ожил. Впервые за долгие годы серости и увядания. Быть молодым и слышать здоровье внутри, это действительно прекрасно. Почему я раньше то не замечал этого?!

— Ну ты поцелуешь меня или как?!- нагловато и тихо спросила вдруг Дашка. Мечта моих дней. — Или на Машку запал?! А?! Она очень тобой интересуется кстати! Просит узнать кто ты и откуда… Сама скромница просто.

Я поборол шок от предложения. Не стал долго тянуть резину и ловко, как профи схватил её за талию влупился в её губки! Проглотив от неожиданности жвачку. Как же прекрасны они были. Более самого ожидания. Влажные, полные, мягковатые и отзывающиеся на прикосновения, как голодная монашка из монастыря.  Где ей довелось провести десяток лет в самом соку! Она была великолепна. Правда. Я позабыл про свою Анну на миг. На час….Тем более, что она ещё тогда была ребёнком и увидимся ли мы с нею… Позабыл кокона, тем более он был счастлив и завтра я ждал от него признания.

Руки заскользили на её булочки. Мы разомкнули губы. Улыбнулись. Без слов. Я прижал Дашу к забору её домика. Она начала выкручиваться и типа стесняться. Видно было, что она хотела парня не меньше, чем я её. Именно её, тут и сейчас. Остановить локомотив чувств и напора не представлялось возможным. Взрыв мошонки в случае отказа, было минимум, что меня ожидало.

— Постой… нет….Я не могу пока! Погоди!….М м м….Мне пора домой….. Денис! Хватит! Ты сводишь меня с ума…..Я не хочу влюбляться….Я пойду…. Ну хватит!….М м м….-  эти фразки и звуки чередовались с поцелуями, отталкиваниями меня, снова притягиванием и понятным желанием продолжения. Природу ещё никто не победил…. Ну разве что отряд скопцов. И то затем жалели уверен….С моей стороны звучало что то вроде:

— Да ладно тебе…. Ну милашка…. Хочу тебя, всю….Как ты прекрасна. Ты лучшее в моей жизни…. Ты прекраснее всех на земле…М м м….В космосе…. М м м ….Во вселенной…. Ну же Дашунька…..

В итоге мои штанишки разрывало от желания, а её трусики были мокрыми, как свитер в стиральной машинке. Чтоб не сломать хрящ в члене об её тело я чуть отдалился от неё. И со стороны я наверное выглядел как стоячий вертикально бумеранг! Гнутый и смешной. Но нам было не до смеха. Глаза горели огнём, жажда тел поражала комаров на метры кругом, позабыв про всё на свете,  мы начали прямо у этого старого забора.

— Стой….Не здесь…. Я так не могу!- Даша очнула меня из потери действительности.

— Пошли в сарай! Сеновал есть у вас?!- словно приняв ментос пронзило древней догадкой меня.

— Да!- радостно, что нашёлся выход, и ей не придётся загибаться на мослах отреагировала красотка.

Дорожка к сеновалу была не долгой. Но лай собаки, тревога в курятнике и очнувшиеся якобы пожрать хряки создавали багдадский рынок на участке десяти метров. Проскочив внутрь, я хорошенько запер ставню и подпёр её лопатой. На случай противостояния проснувшейся бабульки, решившей, что внучке рано вступать в половые отношения. Да ещё до свадьбы! Какой грех. Господи! Там было темно. Но по шелесту на сене не найти милашку было невозможно. А запах! О эти русские сёла. Этот манящий мир…..Сено, навоз, дым печь…..Немыслимо завораживающе.

— Ты где тут?!- будучи в томительном ожидании шептала она.

— Я тут. Дверь….закрывал…- я полз к ней, как кот к птахе.

Хорошо, что Дэн скинул большую часть природной жидкости где то в подвале с Машкой. Я бы долго не выдержал и быстро с позором оставил бы от первого вечера двоякое чувство. Но я оставлял лучшее. И очень хорошо оставлял и оставлял. Сначала лидерские качества Дашки проявлялись в позе наездницы. Затем она устала скакать и поняла, что поздно устала, как только я взял её в оборот. Я начал сверху, чтобы видеть её эмоции. Её глаза при отблеске луны. Знать, что она не фальшива. Понимать, что эта моя добыча. И что она прекрасна, что стоит лучшего, что могут её дать парни. Видеть, что не лукавит и желает меня. Не только тело. А ещё меня…меня….мою душу. Секс как познание души…Слияние двух в одно, чтобы легче достичь блаженства. Хоть на миг, но коснуться….Даша показывала мне, что умела и хотела бы уметь. Я же просто механически работал. Жадно, с похрустом в косточках, стонах и поцелуях. Прохлада ночи не давала быстро потеть. На наших одеждах было мягко и комфортно. Идеальный чпок! Затем пару поз, назначения которых мне не ведомо и наконец на кульминацию оставил любимую всеми парнями позу « парень сзади». Но Дашка не хотела вставать почему то. Может стеснялась, что я воспользуюсь третьей женской дырочкой. Не знаю. Но с небольшим трудом, я всё же развернул её потрясное тело. Попка Даши была мягкой, как бархат. Нежной, как малыш панды….Она стеснялась. Но меня было не остановить. Она уже дошла до конца, и пыл её утих. Но возможность получить ещё порцию оргазма с новеньким победила Дашкин страх. Я ушёл в мир экстаза тогда. Закрыв глаза, не ведая устали принялся молотить швейной машинкой её прекрасность. От звуков ляпающих тел притихли даже хрюки в загонах. Эта ночь в селе была чисто нашей. Неповторимой. Мы кончили вместе…..Долго молчали. Лежали и громко дышали. Я был счастлив, как никогда. Да, я был со своей Аней тоже счастлив. Но мне уже было тогда под тридцать. А тут мне девятнадцать. И это другое….совсем другие, более яркие вспышки наслаждения. Или природа не делала из нас однолюбов. Это придумали люди, прикрывая свой эгоизм, быть любимым одним человеком всю жизнь….Это невозможно! Каждый изменяет. Хотя бы в мыслях, что тоже измена. Не совершившаяся в настоящем времени. Но в мысленном мире, куда водят мечты, все мы грешники….все. И если б не было мыслей, если бы их не придумали боги, то люди бы исполняли  всё на практике. И весь мир давно стал бездной хаоса.

Поцелуй у дверей говорил, что Даша очень довольна вечером. Слов и не нужно было. Мы были как в мире немых. Жили чувствами, нутром. Я шёл на дачу не спеша. Не думая о Дэне и о генералах с компашкой. Забыл о прошлой жизни на час и был безмерно счастлив. Искренне и надолго. Казалось, ничто не сломает этот стержень. Как упоительны в деревне вечера….

Когда начальство с трудом уехало, уборка гадюшника легла на меня. Еле справился с этой унизительной для меня работой. Но Даша И Маша стоили рабского труда. Лишь бы быть с …..ними… Нет! С Дашей.

— Нет. Машку хочу. Я….Я влюбился в неё. Игорь. Пойми….- начал Дэн. Я его понимал, как никто. Я и сам утонул в глазах Дарьи. Мысли о ней. Не только о теле, не давали сидеть ровно. Знания, что скоро дембель, и в любой момент могут заменить на более блатного бойца не давал сна. Дэн давил на мозг постоянно. И чтобы встречаться с двумя девушками одному парню в одном селе, без палева, о о о….друг. На это надо не дюжий интеллект. Его наличие придётся испытать уже скоро.

 

…. Руки к небу….

 

 

Пару дней о девушках ничего не было слышно. Я мучился до полуночи на лавочке. Днём не находя себе места качал тело и успокаивал как мог Дэна. Он вроде влюбился в Машу. Хотя сначала хотел влюбиться в Дашу. Но близость даёт другое понимание вещей. Я тоже терялся в думах, кого же выбрать. До конца срока службы оставалось чуть больше четырёх месяцев. Я понимал, что будет тяжело уезжать, не поймут девчонки и то, что я солдат и дом не мой. Что я лгал ради себя и не заслуживаю прощения. Но без вранья не было бы отношений. Кто знает, прошли бы они мимо или заговорили со мной тогда. Узнав, что я срочник и здесь для охраны дачи начальства. Все врут. Для добра и зла, но делают это. Я обманул их мозги, но не тела. Тела молодых не обманешь. Они интуитивно тянуться развлекаться. И тут, в деревне, мы зажигали как могли. Но зажечь на полную была не судьба…..

 

Маша и Даша уже на утро встретились, и Маша описала свои чувства ко мне. Как ярко мы оргазмировали в подвале. Меня там не было, но выражение лица Даши могу представить. Она была умнее и горделивее подруги. Ничего ей не сказала, хотя счастливая пришла на встречу. Просто проглотив обиду, и боль лжи сделала вид, что ничего не было. Маша, ощутив впервые себя победительницей их тройки подруг, парила на крыльях молодости. Она действительно была счастлива. Распрямила плечи и стала больше говорить на разные темы. Как мало человеку надо, чтобы воспрять.

Пришла на третий вечер одна Маша. Дэн засиял, как и она. Я же всё понял и хотел уйти в себя. Не мешать Дэну провести вечер. Но он очень попросил меня заняться её мозгом до постели. А когда придёт время нырнуть между рогаток, то толкнуть его. Я согласился.

— Привет милая…- как то тускло приветствовал я. – Почему одна?- зная уже правду спросил.

— Она сказала, что не будет мне мешать… Всё же это теперь наши отношения. И мы будем проводить это время вдвоём!- она кинулась на шею и вцепилась в мёртвые губы. Но её объятья оживили меня! Молодости похоже пофигу, как её прожигают. И я решил руководствоваться этим принципом. Я мечтал о возвращении к своей Анне, в своё время и место. Но что, если придётся жить навсегда в этом теле? Что тогда? Подобрать девушку для себя или для Дениса? Как быть….Дарья вряд ли даже заговорит со мною. Маша похоже не плохая девчонка. Но её не полюблю, точно. Рано или поздно это приведёт к разладу отношений и разводу. Дэн молод и горяч, не понимает ещё ничего. Один из тех, кто жениться сразу после армейки, ведомый членом.  Затем очнувшись через год три втюхивает тему и сожалея творит другие глупости. Сейчас ему и не объяснишь. Да и кто я такой, чтобы менять его судьбинушку.

Вечер подошёл к постели быстро. Она не пила, не ела мою стрепню, слушала мои байки и искренне улыбалась, периодически приставая ко мне. Я тянул резину, но наконец сдался и закрыв двери на ключ повёл её на верх. Там её поцелуй вверг меня в положительные эмоции, заставляя забывать про Дашу. Я подчинился природе и расстегнул ей лифчик. Провёл ладонями по торчащим соскам.- Да….Это лучше, чем скучать о том, чего нет. И возможно не будет уже. Энергия этой милой девчушки сильнее моего пессимизма. Да пусть свершиться, что свершиться!- прошептал я себе, успокаивая. И принялся снимать её стринги. Они легко скатились по ножкам вниз. Запахло молодой девушкой. Юбка тоже отделилась от тела в секунды. Она распустила волосы и теперь казалась ещё красивее, чем до этого не хитрого, но эффектного действия. Страсть делает чудеса! Она виделась мне идеальной тогда. По тщательно выбритому телу понятно было, что она для этого сюда и явилась. Как дьявольски пленяет красота женщины. Как много ты отдашь за миг быть с нею, быть в ней. Познать кусочек света через тьму промежности….Ворота открываются и вошедший с миром находит внутри благодать….В эти моменты не нужны ни любимые, ни родные, ничего вкусного и другого. Ты просто сейчас тут и везде. Пока действие не пройдёт, ты в другом измерении. И это здорово, хотя и мимолётно. Я снова забывал про Дениса. Мария жгла мою молодость так ярко, что я избаловывался её присутствием. Я даже не припомнил такого ощущения при прошлой жизни, при молодости начала двух тысячных годов. Разум говорил — будь собой, помни о Анне, о доме. О планах свадьбы и обещаниям не изменять…. Но тело брало Машку и глушило разум. Природная дикость сильнее интеллекта.

Первый оргазм я взял на себя. Дэну тоже останется. Машка горячая штучка и способна на всю ночь пиха. Я вошёл в неё сверху. Она закатила глазки. Я задвигал тазом. Тренировки дали мне выносливость стоять в упоре лёжа долго, ноги и пресс тоже пригодились. Она схватив мои упругие ягодицы нажимала на себя. Так глубже желала моего присутствия внутри. Жаль пен Дениса достался ему от матери, а не от бати. Не нужный в таких делах размерчик. Но не отказываться же от секса теперь. Стыдновато конечно, но я компенсировал эту неприятность нужными движениями и быстротой. Мария была на пике страсти и её пещера раскрылась на небывалые ею размеры. Член скользил в соку похоти, как хороший сноубордист от лавины. Мы были счастливы в миге довольствия. В этой деревне, на отшибах мира, чужом доме и толком не зная друг друга. Но искренне рады…..

Затем пришло время Дениса. Он и не понял, что разок уже был! Я ушёл спать. Пускай паренёк мужает. На утро Денис от души был мне благодарен. Он признал все прошлые ошибки за план во благость и обещал верить мне отныне и навсегда, пока я не покину его. Так и продолжалось далее. Через день Маша приходила на занятия по сексу, я тренировал тело до боли, готовил, читал и гулял по округе. Даша забывалась, почти… По выходным меня навещали генералы со свитой. Сценарий был однообразен и прост. Вакханалия и бардак. Август подходил к золотому завершению. Пахло палёной ботвой картошки, дымом бань, шумом в полях и огородах. Прощальный вечер был печален. Мария уезжала на учёбу в родной Волгоград .Она плакала и брала раз пять обещание не изменять и ждать её до первых каникул. Я кивал и дакал. Мне было тяжело на сердце. Я не рассказал ей правду. Не смог. Так как у неё на мою радость были месячные, она ограничилась другим видом секса, не предусматривающий генитального проникновения. Дэн был доволен. Я отдал ему последний вечер. Хотя и сам почти запал на эту крошку. Очнувшись от мыслей осознал, что Денис и Машка распрощались в лучших традициях слёзного сериала. Обещая ей жениться! Оставалось два дня до начала осени. Сегодня был мой, Игоря день рождения и я выпил один бутылку пива и вина. От водки мне всегда было плохо,  и её я не употреблял даже в компаниях друзей. Денис тоже окосел и начал нести околесицу. Я принял бразды разума на себя. Хотелось побыть одному. Погрустить о прошлом, точнее о будущем, в котором должен быть я. О, моя Анютка, о, мой сын….. Плюнув на себя плаксу, я побрёл по селу. Уже смеркалось. Хотелось побежать в Брянск родной и всё выложить как на духу. Но ноги просто плелись, как и мысли о хорошем. Вроде всё здорово и хорошо, но вроде бы и нет. В поисках ответов иногда приходишь к жалкому пониманию о бедном себе и мире в целом. Жить хотелось плохо. Но познать почему я попал в другое тело хотелось больше всего. Конечно ответов мне никто не даст. В том то и смысл бытия, что всё постижимо разумом. Мол – сам думай и догадывайся. Мир открыт для постижения. Бери мозг и дерзай, не сиди, не пропадай на диване! Вот он, рядом, дышишь им, берёшь, смотришь, но не видишь….Или моё время понятия не настало ещё. Или и не наступит никогда, потому что я слабак, чтобы размышлять. Проще дать такому бутылку пива и простую жизнёнку и в путь! Доживи и сдохни скорее. Не пачкай землю типа, бесполезный кусок дерьма. Достойную тебя жену, детей, не познающих из за тебя прелести мира. Жалкую работу и тупое хобби, кучку хворей и быстрое пенсионное добивание батарейки. Которая тобой же садилась быстрее, чем данная при рождении. Можно ответить, что всё это судьба. Что на всё воля божья и другую массу придуманных за время людей отговорок поговорок. Но неужели не жалко жизни проходящей мимо, как забитая другими маршрутка? Неужели не всем есть место под солнцем? Э ээ ребят! Я тоже хочу в маршрутку. Остановите! Судьбы дают ли нам выбор?. Быть на остановке, стоять или сидеть в маршрутке пассажиром и платить сколько требуют. Или же самому управлять ею и диктовать правила?! Хм…..никто не знает. Но а пока жизни идут дальше и кончаются…..

— Привет Денис. Давно не виделись…. Ты как?- неожиданно, как повестка в армию прозвучал знакомый голос. Из сумрака возникла Дарья. Она была с велосипедом в руках. Похоже гнала корову домой с луга. Вот тебе и перекрёстки судьбы и судеб.

— Привет….- я не знал, что ещё сказать. Лгать ей и вообще мне не хотелось. Слишком высока цена в итоге.

— Что делаешь тут, вдали от дома?!- она как и не держала зла на меня.

— Вот. Решил прогуляться. Прощаюсь с красками лета. Тут так тихо и здорово….Что я не усидел в доме.

— Хи хи! А ты забавный парень…. А я было подумала, что ты меня повидать под конец пришёл! — Даша была великодушна и мила. Я пожалел, что не она была моей весь месяц. И что я не сказал ей тогда правду. Но если бы сказал, то и не было бы её у меня в памяти. Ведь Маша была скорее Даши.

— Выпил я Даш…Сегодня днюха у меня. Одиночество толкнуло на печаль. Брожу, чтобы развеять её.

— А я слышала, что ты вовсе не одинок в своём тереме! Что Машка навещает твои сны ночами….и что дом не твой, а ты всего лишь солдат….Признаешься теперь то?- она стала серьёзней.

— Да. Признаюсь…. Но тогда бы не стал. Потому что не обнял бы тебя. — от нечего терять сказал я трезвея в миги. Влюбляясь в воспоминания о ней и в неё вновь предо мною.

— Я тоже уезжаю завтра….- с грустью сказала она.

— Я буду скучать по тебе. Всегда. – говорю ей тоскливо я.

— Да. Глупо всё получилось….но хотя вы парни все одинаковые. Мой бывший тоже другую нашёл. Потом извинялся и так далее. Но….поезд ушёл.

— Прости Даш. Я не смогу тебе всего объяснить. Да и зачем….Просто прости.

— Прощаю. Просто ты не моя судьба. А я не твоя, если так вышло всё. – и она неожиданно подошла ко мне, кинув велосипед и поцеловала. Я упустил из рук бутылку вина….

— Зачем ты так со мной?- мой шок был реален, как и этот поцелуй.

— Чтобы помнил меня и жалел, что упустил…..- вздёрнув носик она развернулась и исчезла во тьме. Навсегда.

Я присел на корточки, затем на колено. Отпил остатки из бутыля и сжав кулаки протянул руки к небу. Шепча – Зачем?! За что?! – молил прекратить муки молодости. Потому что именно это время даёт человеку ярчайшие эмоции в любви и чувствах. И так же ярко забирает их назад. Оставляя сожаление. Его всегда предостаточно на земле……

 

 

….. Другой мир……

 

Опять яркий свет лампочки над головой. Какой то шум в комнате, возня. Я привстал и изумлённо начал понимать, что я уже не на даче генерала. Мои волосатые ноги, мускулистые руки и пивной живот….комната не та! Я лежал на втором ярусе в какой то общаге. Кругом звенели будильники телефонов. Но их хозяева не очень спешили отключать мелодии пробуждения. Раздавались матные словечки по поводу не охоты вставать на работу,  и жутко пахло перегаром.

— Я точно в общаге…Да. Я в общаге. В убитой убогой русской общаге…Блин. А как же мой дембель?! Как Денис и Маша….Даша? М м м….чёрт, чёрт…опять переместился в чьё то тело…. – я не находил ни крохи утешения и покоя в голове.

Нужно было не подавая признаков безумия прощупать обстановку. Хотя бы понять где я и кто. Я почему то с трудом слез с яруса. Одежды было полно. Она валялась кругом и не понятно было где и чья. Я одел шлёпанцы, надеюсь мои и вышёл в коридор. Там уже бродили первые вставшие. Группами шли в туалет и умывальник. От туда жутко несло свежим дерьмом и блевотиной. С трудом отлив, я выскочил к зеркалу.

— Офигеть! Опять мне не повезло с телом.

Оно выглядело обрюгзшим, килограмм на сто пять, суровым и туповатым. Как у обозлившегося на жизнь вечного работягу, зарабатывающего себе на хлеб исключительно физическим трудом. Пьющего не в меру по вечерам и утрам, курящего самые крепкие сиги и злостно выражающегося при просмотре вестей. Жутко трещала голова. Я почему то только почувствовал. Походу стал отходить от шока новой жизни. Придя в комнату застал похмеляющихся мужиков. Их вид был не лучше моего. Годы работ и суровости жизни вылили их лица в похожие друг на друга маски. Стало так резко тяжело в теле и на душе. О мыслях, что придётся теперь тусить в другом мирке рабочего,  претили мне напрочь.

— А Миш…наливай себе.- прозвучал грубый голос. Я глянул и понял, что это мне. Я Михаил значит. Чтобы заглушить свой стресс и не быть типа не своим я налил в кружку водки. Выпил двумя глотками, сморщился и победил отвращение и позыв рыгнуть обратно напиток храбрости. Вдруг стало полегче. Не ожидал! Давно я не пил водки, а Миша похоже профессионал в этом деле. На стуле лежала мятая роба. Я оглянул мужиков. Все были одеты. Значит эта моя. Оделся, молча налил в ту же кружку чая и отпил глоток. Кипяток дал по шарам. Мысли затуманились и притупились. Внезапно в мысли вошёл разум Михаила. И похоже он никак не реагировал на моё присутствие. И хорошо, такому парню не легко будет объяснить,  кто я и чего тут вообще делаю. Минимум он подумает, что я у него белая горячка или зальёт мозг большой порцией спиртного. От чего меня кидало в дрожь. Миша привычным жестом опрокинул ещё пол кружки спиртного, кинул в пасть кусок сала и надев сапоги пятидесятого размера вышел на работу. Меня по-прежнему не замечал. Ну и хорошо.

— Эй ты! Эй Миша! Ты меня слышишь? – кричал ему я в голове. Но ноль эмоций.

Миша был опытным сварщиком последних разрядов. Привыкший держать длительные командировки на севере. На улице была зима, холод и далёкая местность Якутского края. Шёл только первый месяц девяностодневной вахты. Точнее шестнадцатый. Кошмар! Лучше бы я остался в коконе Дениса. И молод и подкачан, и девки и свобода. А в теле сорока трёх летнего синего носа было тяжело дышать. Миша был твёрд в решениях, имел тяжёлую руку, долго не думал, любил выпить и порой закусить. Дома его ждали жена и дочь. Дом был в Саратовской области, в деревне. Откуда и сам Михайло. После смерти родителей отделал дом внутри и снаружи, привёл жену и состряпали дочурку на подмогу по большому хозяйству. Сам же с армии по северам. Другой жизни он представить себе не мог. Львиная доля  не плохой зарплаты уходила на вечерние вахтовые кутежи с обильным возлиянием на грудь. До семьи добирались копейки. Миша врал, что мало платят, но увольняться не хочет, так как хорошо кормят и снабжают спец формой. Жена выражала недовольство, но Миша не брезговал прилаживать могучую руку сварного к спине Валентины Анатольевны. Дочь росла кроткой и по виду целеустремлённой. А вообще о семье, о жизни родных Миша знал мало, почти ничего. Вахты убили время и здоровье. А будучи дома, он заливал в себя  домашний самогон и после наплевал на всё и всяк. На селе его знали как буйного дядю Мишу и по возможности обходили стороной. Дядя Миша не думал не о чём. Просто жил, просто пил, просто добивал свою двадцатку лет. Он это знал. Его бабушка была какой то потомственной ведьмой и в детстве нагадала Мишке шестьдесят три года жизни. Он верил, как и вся деревня в это и коротал деньки на проваленном диване. Дела по дому лежали на плечах жены и дочери. Были у Михаила и плюсы! Тайно от всех он отлаживал на счёт в банке. За годы накопилась не малая сумма. На что он пока не решил. Возможно хотел оставить от себя добрую память. Любовницы он никогда не имел, так как после выпитого он не мог даже перевернуться в кровати на бок. И годы приучили его к одиночеству. Жену брал уже давно, года три как назад. Сказывались простатит, бронхит и всяческие остехондрозы, да варикозы. К чести сказать, дядя Миша отдал всё же свой долг в жизни. Всю данную богом ему энергию он просрал на работу ради семьи. Хотя и мало привозил, но тем хватало. Потому и не сбежали ещё. Имея набор болезней хроника бедолаги,  старался держаться до упора. С  дикого бодуна выходил и делал норму. Все три месяца, всю сознательную жизнь. А пили там почти все. Иначе выдерживать длительность вахт нельзя. Тем, кто не был, не понять было. И я бы не понял, если бы волею судьбы не очнулся с утра в его туловище.

— Что Миш, хреново, да?!- спросил мужичок в белой каске, заглядывая в яму. Миша, или я, сваривали шов на трубе под газ. Это был прораб. Запах перегара он похоже чуял часто и с юности. Знал, что Михаил и все другие употребляют. Но относился по человечески. Толи из филантропии, толи из за нормальных,  вопреки разуму показателей  выполнения нормативов.

-Да в норме всё Михалыч! – приподняв маску отвечал Михаил. – К вечеру норму выполню. Как всегда. Ты же меня знаешь.

— Знаю Сергееич! Просто шучу. Уж ты точно не подведёшь. Уж сколько лет мы с тобой тут…..- прораб пошёл дальше. И над каждой трубой останавливался и мирно беседовал, подбадривал работяг.

— Есть же ещё походу нормальные начальники. Человеческие. – подумал я .

Вдруг! Я ощутил его тело. Руки и боль в ногах от сидения на корточках. Миша ушёл! Я занял его голову и тело.

— Блин! Что мне делать!? Как варить….Или бросить ваще это!.. Миш! Дядь Миш! Ауууу!

Но было тихо. И тут до меня резко дошло! Миша в себе только когда принял стакан! О боже! Я снял маску, перчатки, сел на них, попытался расслабиться. Начал активно думать. Тело ломило и трещало по швам.- Как он держит такую боль?!  Почему не лечит себя?! – поражался я. А ещё до пенсии ого го!

— Чёрт. Что же делать?. Сваривать сложную трубу я не научился за этот бухой час. Прораб ушёл. Время есть.

Я начал пытаться варить. Я умел с прошлой жизни варить. Но тут всё было сложнее, намного. Ничего путёвого не выходило. Я плюнул и снова сел. Под задницу положил свою куртку. Сам то вспотел, как нанятый на ночь олигарху гею мальчик по вызову. Подходил обед. Кучка голодающих шла вдоль меня. Я тоже вылез с ямы и примкнул в стаю. Машина вездеход довезла нас до столовой. Там было тепло и пахло едой. Стало получше и приятнее в теле и башке. Обед был не плох. Довольный только этим я вышел на улицу. Ветер стих и было более- менее. За столовой  скопились бравые ребята. Я действовал.

— Здорова мужики. Есть чё? – без лишней сантиментальности вторгся я.

— Конечно Миш! Обижаешь! – без паузы, похоже зная давно дяденьку Михаила налил здоровый мужик, лет пятидесяти. Из пуховой куртки появилась на свет не початая бутылка ноль семь литра. Профессионально вскрылась и один на всех стакан, уведённый из столовки, наполнился до краёв от души. Я боясь не отвергнуть желудком водку, повернулся от толпы, закрыл глаза, притупил вкус во рту силой мысли и влил в себя. Кашлянул под ржач толпы, затем допил остаток. Чуть не рвануло. Но я выдержал. Миша бы и не заметил….

— Что Мишань?! Не пошло!!!! Ха а а ха  аа ха!

— Болею… Брошу скоро, мужики. Надоело пить….- вытирая рот прохрипел я. Мужики не поверили и продолжили сабантуйчик. Я залез в вахтовую машину и попытался не вырубиться от тепла. Миша долго ждать не стал. Появился и заменил меня минут через двадцать. Меня тоже поднакрыло не по детски. Миша же со знанием дела устроился на дальних рядах сидений и захрапел. Разбудить его, как Дениса я не мог. Это тело мне не подвластно. На рабочее место Миша шёл вяло. Но с упорством начал варить швы и пьянка в голове никоим образом не влияла на качество работы. Возможно именно водка и давала прилив сил и вдохновения. Через два часа действие градусов испарилось и ушло через струйку из члена вон из организма. Всё легло на меня. Бывают в жизни моменты, когда приходиться резко чему то учиться и действительно научиться. Так это и было в этот раз. Я взял аппарат и по памяти делал дело, а руки мои были как заточены под держатель электродов. Сначала выходило на троечку, но затем вполне себе на четыре. Зная Мишу, начальство не проверяло качество. Миша был асом. Вечер наступил внезапно быстро и с холодом пришёл ветер. В общаге было тепло и приятно. Если не обращать внимания на пьющих, дерущихся и валяющихся в коридорах типов. Отказ мой выпить как обычно, поверг жителей комнаты в хаос мыслей и разочарований. Похоже я даже потерял их уважение к себе. Но пить пора было бросать. Боли в теле и мутность рассудка кричали о себе из щелей, здоровье просило помилования в последний раз. Нужно было дать ему шанс.

Бросить курить сложно отражалось на организме. Тело ломило и требовало чего то. Уже три дня Миша был заглушен мною в тишину углов сознания или бессознания. Не знаю, чем и как он там занят, но пока я в его теле нужно выполнить какую то миссию. Так думал я. Через неделю я владел сваркой и обрёл некий покой мужчины под пятьдесят, за сорок. Появились не пьющие друзья и общение. Затем вспомнив, что у Миши в комнате есть мобильник и узнав, что на улице две тысячи первый год, решил всё таки позвонить домой. Долго сидел с трубкой, не зная, что сказать. Набрал по памяти номер матери. Сам то я, Игорь, именно в это время был в армии. Телефонов тогда у нас не было, и было не положено их иметь. Мобильник был ещё редкостью.

— Алло.

— Алло….Нина Сергеевна?

— Да. А вы кто?

— Я….я Иго….Игорь…. – мой голос начал срываться. В горло врезался комок. По щеке потекло тёплое, капнуло на снег. Я встал и заходил по кругу.

— Алллоооо! Вы слышите меня? Мужчина? Вы кому звоните? – голос матери был моложе. Как и в годы моей службы. – Боже. Как же я хочу к ней. Прижаться. Крепко, крепко….навсегда….Сглотнув ком, треханув головой и утерев сопли, я попытался быть обычным человеком.

— Я друг. Игоря друг. Хотел спросить, как у вас дела.

— Всё хорошо у нас. Игорь тоже. Письма редко шлёт с армии…Похудал говорит. Службой не доволен, а так всё вроде нормально…. – мама вроде начинала плакать, представляя все тяготы сыночка и невозможности ему помочь.

— Хорошо, что всё нормально….это ведь здорово. Скоро вернётся домой. Возмужает…. – я всё ещё не уняв дикую тоску, пытался не дать ей расплакаться.  А сам ведь знал, что ждёт сына после армии и в армии самой. Но сделать что то я не мог. Хотя как то и надо. Но что? Не дать мне, ему, Игорю жениться? Не родить сына от никчёмной жены. Не работать, там, где не нравиться и не ехать в тот день, где меня собьёт машина….. Да! По крайней мере последнее звучит благородно. Не поехать в тот день к сыну. Перенести поездку на денёк. И остаться нормальным, с любимой Анной и сыном. Обнять родителей, так никогда не объяснив им что со мною. Просто ценить жизнь по новому, по другому. Положительнее.

— А вы кто? Мужчина? Алло! Вы друг по учёбе или наш, местный?  – мама спросила меня, вернув из мыслей и шагов на пути к изменениям моей же жизни.

— Я просто друг. Он хороший парень, Игорь. И любит вас. Очень. Верьте в него и тогда у него всё получится….

— Я всегда верю в сыночка моего. Как же иначе то?! – она плакала. Я знаю. Я чувствую это. Даже, если бы она молчала. Я тоже пускал слёзы. И это было так велико печально, что мира вокруг как и не существовало совсем. Лишь я и мать. Сын и мать. Ребёнок и мама…..

Затем в трубке затихло. На экранчике было написано про недостаточность средств на счёте. Дорогая связь была тогда. И роуминг, как с Альфы Центавра. Пополнить было негде, да я бы и не стал. Я всё сказал тогда, что выдавила душа. Стало намного легче на сердце. И прежде, чем холод  загнал меня в комнату, я твёрдо решил пройти все эти не ясные мне испытания и увидеть родных в своём времени. И желательно тем же парнем, Игорьком. Я бы мог прям сейчас отправиться в путь дорогу. Но был бы очень не понят даже мамой. Обличие алкаша верзилы вызвало бы бурю негодований и очутило бы меня под наблюдение психолога нарколога. Там долго бы со мной возиться не стали. И как очередного Наполеона подвергли мощному лечению спец препаратами и даже электричеством. Нет, уж лучше я на севере пропашу. Авось боги подкинут жизнёнку получше.

 

 

….Сделай всё сам…..

 

 

Под девизом « Возьми себя в руки» я начал каждый день напрягать тело Миши упражнениями. Выгнать шлаки и всю накопившуюся годами грязь было невозможно. Но отказ от водки, курева и сбрасывание веса должны были дать положительный эффект. Сначала дело шло очень туго. Весьма тяжело было отжимать тушу руками от земли. Про турник можно пока было лишь мечтать. Пробежки заканчивались на пол километре кашлем и одышкой. Холодный душ тело Миши приняло темнотой в глазах и шоковым состоянием. — Это упражнение не для него.- подумал я и выскочил из душа. Первая неделя была самой тяжёлой. Нелепые взгляды рабочих, шок соседей по комнате от отказа глушить спиртное, молчаливость, всё это переживалось легко и просто. Главное было не заморачиваться на эту тему и идти к своей цели. К маленькой цели, но такой тяжёлой. Я продолжал тренинг. Увеличивая трудности. В тоже время конечно работал. Косяки по швам были конечно, но я вовремя их устранял, надеясь, что труба не взорвётся в скором будущем. На обедах ел лишь супы, и за месяц не плохо сбросил вес. Становилось легче завязывать шнурки, нагибаться и вставать с койки. По ночам стал давать позывные из семейников давно утихший член. Повышение здоровья было очевидным. Даже бритая рожа казалась, даже была порозовевшей и более приятной на ощупь.

— Чё Мишань?….Бросил бухать. Качаешься по вечерам. Крутым хочешь тут стать или что? – неожиданно как то вдруг спросил здоровенный типок в коридоре, когда я шёл с душа. Он явно был на рогах и литр в крови давал ему храбрость берсерка.

— Приятель. Ты пьян. Иди ка ты отдыхать уже. Я просто бросил пить. Здоровье не то, пойми. — тихо ответил я и двинул дальше. Но тип рванул меня за полотенце на шее. Я еле удержался на ногах. Они, как и все мышцы тела болели от тренировок.

— А а сука! Качок хренов…..зазнался ты Мишка. Друзей позабыл… — пьяный угар щедро дарил языку бредовые фразы.

Коридор был почти пуст. Выход долго искать я не хотел. Проблемы тоже как бы не нужны. Но этот синяк крепко держал моё полотенце.

— Ну! Врезать мне хочешь. Да?! …Ха а а. Ну давай. Попробуй! Бей, ну! – тип явно был силён духом и руками. О как же чудна водка в теле чудака! Почему людей так уносит?. Почему торкает на драку или спор? Не всем даётся любовь по пьяни или смех. В основном те или иные проблемы. И этот увалень был из тех, кому хотелось проблем. Похоже раньше он их решал в свою пользу кулаками, и видимо удачно. Поэтому и дерзкий такой. Привык побеждать наглостью и богатырской силушке, брать на испуг и заставать в расплох. Но не сегодня приятель непрятель.

— Да получи ты в башню! – я врезал ему в переносицу тоже могучей рукой дядюшки Миши. Типа шатнуло и он схватился за лицо.

— Ах ты пид…р! Мммм. Мразь! Замачу падлу! – он сам себе в боли принимал решение и пытался действовать быстро и решительно как ему казалось. Но быстрее водки в крови никому это не удавалось. Он убрал руки от хари, обнажив кровавый клюв. Завтра вокруг глаз посинеет и опухнет. Знаю, видел. Он замахнулся правой. О как же это предсказуемо! Его старая привычка биться в деревенских клубах против городских видна за милю. Это типа кто кого сильней в ударе правой. Кто устоит, тот и победил! Ни защиты, ни отступа назад, ни увёртываний. Нет. Просто выдержать удар или улететь по инерции. Ох и дурак! Хотя и храбр. Русский воин — богатырь, сражённый зелёным змеем уже проиграл, но не заметил.

-Уймись друг! – но друг продолжил. Ну тогда получи. По кнопке, отключателе выброса дурной энергии. И я пнул его шлёпком в брюхо. Больная печень или почки дали эффект. Тип поник и присел. Ему действительно было больно. Он пытался это скрыть голосом, но красное лицо и дыхание, глаза навыкат и хрип открывали суровую для него на сегодня правду. Акела проиграл! Просто и быстро. Я пошёл в комнату. Долго ещё сидел у телевизора, ждал продолжения. Такие редко успокаиваются сразу. Не верят в свой пьяный проигрыш, приходят с братками на разборку. Мол по беспределу, с под тишка и тому подобное. С тебя три литра за мир и всё в этом духе. Но тип не пришёл, и я упал на койку. Спал в последнее время очень крепко. Здоровье боролось с хворями.

Так прошли дни. Оставалось до окончания вахты недели три. И именно тогда, когда на душе пели птицы перед отъездом, я познакомился со странным на первый взгляд мужичком. Его звали Алексеем. Выглядел он как и все работяги обычно, особенно в робе. Но его разговоры и мудрые мысли пленяли слух и разрушали устои разума любого, у кого возникали вопросы о жизни. Откуда он черпал знания и ответы он не говорил. Но он реально был мудр и спокоен. Кто он и откуда тоже загадка. Алексей просто был, работал и красиво говорил. Многие считали его не от мира сего, полоумным и психом. Но я бы такого ни за что не сказал.

— Здравствуй Алексей. – начался наш очередной разговор в перекуре работ. Я отходил от своего участка к его и там старался с ним поговорить. Его ясный взгляд непонятного цвета глаз, бородка, прищур и аура тянули на беседу. Жаль, что перекура было всегда маловато. А вечерами в общежитии он не шёл на контакты. Рано ложился, то молился, толи ещё что.

— А! Миша. Здравствуй будь. Ты поговорить или как? – снимая краги и смотря прямо мне в глаза, как будто уже зная ответ добро спросил он.

— Да. Мне одиноко. Нужно общение, ответы…. – присел я рядом с ним.

— Вижу по глазам, что тебе одиноко. В душе ты сейчас одинок. Мучаешься. Ищешь подтверждение от кого то того, что надумал…. – он знал. Он знал всё. Он телепат!

— Алексей…. Эээ. Скажи честно. Ты ясновидец? – не выдержал я.

Алексей прищурился. Присел напротив, в двух метрах и почему то заговорил об этом.

— Знаешь Михаил. Как тебе сказать…. Я рос в далёкой, глухой деревне. Был обычным, как и все ребята. У меня была бабуля. Мать отца. Все знали её как ведьмой. Делала она и добро и зло. Кто что попросит. Старалась никому не отказывать. Её боялись и уважали. Откуда её дар и зачем никто не знал. За свою силу она платила здоровьем и одиночеством в тёмной избе. Говорила мало и по делу. Потом пришла пора ей помирать. Но её дар, её силу никто не хотел брать на себя…..Такое бремя не каждому дано вынести…. Пойми Миш.

— Я понимаю. – я кивнул.

— Я знаю. Потому только тебе и рассказываю. Даже пока не знаю зачем. Но в тебе что то тайное есть. Не знаю что. Пока…. – прищурил глаза Алексей.

— Я думаю Лёх,  что в каждом что то есть. Но мы в современном мире так глухи. Так заняты материальным благом. Позабыли про другое. Про то, что называли святое.

— Да. Ты прав. Но и ты далеко от правды вещей! – сказал он и продолжил. Родители не пускали меня к бабке. Она долго и тяжело говорили помирала. Одна. Если бы рядом кто то был, то этот дар перешёл бы к этому человеку. Колдуны не могут уйти в другой мир, пока не передадут свою энергию знаний более достойному на их взгляд человеку. – Алексей был спокоен , как штиль и иногда его ладони двигались в такт эмоциям души, на лице которых не было….- В ту ночь я крепко уснул у нас в избе. На улице была невиданная буря. Дождь, ветер и молнии…На утро я проснулся от знания, что пора вставать на сенокос. Помогать родителям…. Мои ноги были в грязи. Постель и пол тоже. Окно было открыто. Я понял….понял, что я ходил к бабке. Что она позвала меня к себе перед отходом к праотцам. И дар её во мне. Я уже его ощущал…..Разумеется все были в шоке. Меня обходили стороной. Друзей я не имел. И привык к одиночеству…. Дар есть Миш. Но я им не пользуюсь. Просто живу, работаю. Не развил его даже в пол силы…..Но знаю точно Михаил. Магия или то, что мы так зовём существует. Уж поверь мне.

— Я верю….Меня самого в юности домовой душил! Честно! – я уже надеялся, что он улыбнётся, но он был спокоен.

— Предупредить видать хотел или не по нраву ты ему. – разъяснил он мне.

— В сёлах это обычное дело. Раньше вообще домовые были на ряду, как коты с собаками. В каждой хате значит…. Да и ворожбой могли заниматься большинство русичей. Затем знания терялись, превращаясь в пугающую магию и колдовство.

Мы и не заметили, как прошло многовато времени на перекур. Точнее я не заметил. Алексей вдруг встал, одел перчатки, взял маску и сказал мне – Миш. Пора тебе. Прораб идёт к нам.

Я глянул с ямы и в правду! Вдалеке шла белая каска, блестящая на зимнем солнце.-  Вот Лёха, и впрямь маг. Я вылез на верх.

— Лёх! А Лёх. А зло сильнее добра? Скажи.. – спросил я его. Он приподнял маску.

— Нет Миш. Его вообще нет. Его придумали люди! – он улыбнулся себе. Затем прищурил глаза. К нему дошла мысль. И он добавил, видя моё удивление. – Бог так великодушен в себе, что зла в нём не было и появиться не может. Лишь добро. Во всём, что мы видим и знаем….. Видишь дерево?

— Вижу.

— Вот его срежут. А оно ведь живое, как и всё на земле. Но даже в момент смерти оно не испытает зла к лесорубу. Просто умрёт, себя отдавая во благо. Не задумывался о том, как хорошо почему то в деревянных домах или отделанных деревом?  Да, оно боится. Как и все, кто хочет жить. Ведь мир, созданный богом прекрасен и покидать его неохота. Но зла не испытывает. О нём оно не ведает. Лишь свет и добро…..Как то так Миш! Иди на работу!  Не отвлекай меня!

Я шёл в размышлениях. Какой не обычный мужик. Не обычный мыслитель. Надо будет ещё с ним поговорить. Он как снял груз с плеч, со спины. Мне правда стало приятнее жить в тот час. Позабылись дом и печаль о нём. –Хм м. Дерево. Живое, как и всё вокруг. Значит я не одинок. Всё живое. Отдаёт жизнь ради дров для печи, но ни капли зла….Потому что запрограммирован лишь на любовь, ради света, бога. Может в момент сруба где то в другом месте пробивает листья и траву лезет росток. Может оно перерождается и вера в то, что всё не конец, а бесконечно повторяющиеся моменты ради света…. Да а…- День прошёл быстро. В размышлениях работа была лёгкой. Я и не заметил, как рядом стала машина и водила просигналил мне. Я поспешил в будку. Затем ужин, душ, занятия спортом и спать. Но сны были в ту ночь яркими и приятными. Просыпаться ох как не хотелось. Но скоро самолёт домой, домой к Мише. Жизнь дальше, ради некой цели или просто жить, не ведая о миссии? Я не знал. Но стало полегче.

Больше на этой вахте с мудрецом мне пообщаться не получилось. Был самолёт, поезд с Москвы, автобус до родного села дяди Миши. В столице жадно хотелось прыгнуть в вагон на Брянск и предстать пред родными со слезами и желанием понять. Но более здравый рассудок посадил тело в другой вагон. Тяга выпить и закурить ослабла за это время и поездка прошла скучновато. Вонь носков, сцаный сортир и пьяные выкрики в разных плацкартах  портили картину за окном. Я просидел осматривая бесконечные дали нашей страны. Почти не ел, думал, как и что делать в селе. Потом вспомнил, что даже адреса не знаю куда идти. Прописка подсказала ответ и уже вскоре, после прибытия на перрон меня увозило такси. В фирме заплатили достойно, возраст, чтобы экономить был не тот. Сняв всю сумму с карты, я отправился в другой для меня мир. В мир семьи, прочной бытовухи и скандалов по пустякам.

….Не всё так плохо….

 

 

Вот улица, по памяти из паспорта. Вечер, уже осень, прохладно. Конечно нужно отдать этот миг встречи с родными хозяину тела, но Миша нажрётся беленькой и на две, три недели уйдёт в тяжёлый запой. Я не выдержу тишины. Да и тело я подправил не для пьяни. Благодаря всего лишь двум месяцам упражнений Мишино тело приобрело другой вид. Мы похудели на килограмм восемь, ушёл второй подбородок, порозовела башня  и меньше кашляла. Если ещё продолжать начатое, вопреки трудностям, то станет ещё лучше. Пустив дядю Мишу в разум, всё пойдёт прахом. Возможно и его жизнь тоже. Хотя она и так текла грязным ручьём по вязкому дну.  Может я в его теле именно чтобы изменить его. Что в итоге изменит его жизнь. Как уверен, что я изменил жизнь Дениса Тищенко. – Нужно бы как то найти его в сети или написать письмецо. – подумал я и постучал в закрытую дверь дома.

— Миша! Милый. Ты наконец приехал! Му м м м …- с поцелуями в щеку выскочила на порог жена, Валя.

— Привет жёнушка. – я как то старался быть грубоватым мужиком, с неотёсанным характером. Я этого не умел. Этому может научить лишь сама госпожа жизнь. Мы зашли в дом. Я разделся, жена засуетилась рядом.

— Пойду помоюсь! – оглядывая впервые дом говорю ей.

— Ой, а как же ты исхудал то! Что случилось? Миша! – как то с далека и мне не понятно спросила Валя, осмотрев при лампе меня. Видно было, что встречает она мужа с боязливостью,  и спрашивает больше из за страха, а не душевности. Миша давно устроил встречины в мрачном репертуаре. Но верная жена должна была как то показывать что то семейное. Так и было.

— Всё хорошо милая. Просто решил взяться за себя. Здоровье шалит. – сказал я натягивая давно не изменяемое лицо Миши. Возможно он вообще не улыбался раньше. Валя удивлённо исчезла на кухне. Там запахло вкусностями деревни. Я просканировал дом, помылся в дряхлом душе. Нарыл в комоде трусы и прочую одежду не малого размера.

— А где наша Юлька? – садясь за стол спросил я, не найдя в доме никого, кроме пугающегося меня кота.

— Парень у неё появился….взрослая уже.. – как то не охотно, пряча глаза отвечала жена. – Только не ругайся. Рано или поздно это бы произошло.

— Да ладно тебе! Всё нормально. Пусть развлекается, жизнь одна. – про себя ещё прикинул – Или несколько….

— Ты какой то странный! Ей богу Миш…. Расскажешь или как всегда, всё в себе. Молча.?

— Да нечего Валь рассказывать. Отработал. Как обычно. Занялся здоровьем….Ну и всё. – я начал рубать борщ , посматривая на второе и на третьи блюда. Похоже дома Миша имел грех чревоугодия. Но я столько не осилил бы даже по духанке в армейке.

— Ты даже не выпиваешь?! – с не поддельным удивлением Валентина расширила взор. – Я то тут тебе самогона нагнала бедон….

— Нет! Я завязал… Не знаю, на сколько. Но пока ни ни. – продолжая с вкусным, заточенным годами опытом в этом деле, борщом. – Кстати. Валь. Там в сумке возьми деньги и не большой подарочек для тебя.  – Валя в тихом шоке встала и ушла в прихожую. Её долговато не было. Я доел и пошёл глянуть. Она сидела возле сумки на полу и обхватив голову тихо плакала. Возле лежал купленный на вокзале мною набор парфюмерии. Я понял, что ранее ей ничего Миша не привозил. Молча подошёл и присел рядом.

— Всё хорошо….не плачь… — обнял её. Она разрыдалась больше и погромче. Тёплые слёзы смочили моё волосатое плечо. Как назло, рядом висело радио. Играла песня всех бродяг — бедолаг « зеленоглазое такси» и с большим трудом сам чуть не зарыдал. Захотелось жутко выпить и утолить жажду боли, но я сдержался. Где то в другом месте и времени не смог бы. Повисев на плече ещё минут пять Валентина вытерлась, улыбнулась и игриво зашатала булочками, уходя в ванную комнату. – Понятно. Сейчас придётся выполнять супружеский долг. Вот должен тут, и всё! — прикинул я и засмеялся от ясного понимания супружеской жизни. Как быстро и понятно всё дошло до меня. То, что мужиков обыденность, прошлое, то для юноши лишь то, что предстоит пережить. И я сейчас где то рядом с этим….

Валентина была женщиной за сорок. Брюнетка, пятый размер, глаза тёмные, среднего роста, не жирная. Тело вроде бы упругое. Сказывались постоянные физические нагрузки по хозяйству, размах которого мне не хотелось узнавать. Короче её я хотел. Да и секс никто не отменял. Нужное для тела дело. Да и психику расслабляет. Да и в конце концов мне подеваться то! Я пожевал жвачку, помассировал мошонку, разогнал застой крови. Присел пару десятков раз. Припомнил порно, виды деятельности из неё, Дашу, Машу и вроде бы созрел. Вот ванная отворилась и возникла совсем как бы другая жена! Она явно могла быть лучше и желаннее, когда захотела. В этот миг я возжелал только её. Моё изменившееся тело и драматический сюжетик в прихожей, отдача всей получки жене на руки….не знаю. Но её глазки горели желанием, чтобы именно я разделил с нею ложе. И прям сейчас. Она покраснела от стыда, что как бы предлагала себя. Но я понял более, что у них с мужем так давно не было близости, что прошли не одни кинопоказы « Иронии судьбы или с лёгким паром». – Как же она ещё любовника то себе не завела ? Или завела?! Ладно. Не буду думать об этом. Но меня она точно завела! – Она правда выглядела манящей. Что то из Моники Белуччи  или…..короче мы сошлись в танце страсти после долгой разлуки. Упали на кровать, поцеловались. Я проглотил жвачку, случайно. Но вида не подал. Такое действо нельзя было портить смехом или хрипом. Для неё это было реально забытым, табу. Она очень была достойна любви и ласки. Как русская женщина, трудяга и покорная домохозяйка, всетерпящая и заботливая мать детей, не изнеженная, покорившаяся судьбе быть женою буки. Она была достойна уважения и толики радости. Пусть и таким путём. Жаль, что молодость позади уже и всё, что хотелось уже погибло. Жаль, что здоровье  отданное на детей и работу за гроши не позволяет  достичь желанного…..Но выжмем, что можно сейчас. Хотя можем и больше…….

Я на секунду остановился. Пытаясь запомнить этот миг. Ведь каждый не повторим. Секс можно повторить, но тонкости чувств никогда. Затем снял с неё трусы, лифчик, закинул в угол. Давно не видевший женского треугольника пенис Миши торчал, мешая снять семейники. Ещё на работе я подстриг густые заросли там и член стал казаться огромнее. И от мысли, что его сейчас освежит сочная влага женской пещерки возбуждало по  настоящему. Круче, чем с малолеткой. С женщиной нечего бояться или стесняться. И я вошёл в неё. Она сладко застонала, вспоминая молодые годы до свадьбы. Когда дядя Миша был горяч в постели и их секс был казалось на века. Но разочарование наступает уже через год, два. И теперь, соскучившись, секс приобретал не просто движение тазов. Это было воспоминание чувств под похожие чувства сейчас. И в разуме, освобождённом от проблем, во время полёта наслаждения мы были свободны. Правда она более меня тащилась от этого. Я то недавно осилил Марию. Хотя и в ином теле, но мозг был ещё сыт. – Мммм – Валя оцарапала мне спину. Больно то как, а она даже и не замечает. Похоже правду говорят учёные, что женщине получше, чем нам от процесса соития. Пещера жены была узенькой, классной. Я шуровал как мог быстро. Но сто с чем то кило не охотно поддавалось желаемому. Валя стонала, не стесняясь. Благо мы были одни дома и дочку вовремя забрал какой то бабник. Я устал и уже чувствовал, что вот вот кончу, перестал движения. Жена подумала, что пора и ей принять активное участие. И из позы « стонущее бревно с раздвинутыми рогатками» ловко стала в колено локтевую позицию. Она была тоже на пике, и явно спешила, чтобы быстрее меня получить приход. Я взял её за упругие, как я и думал ягодицы. Провёл руками по спине, бёдрам, взял за курчавые волосы. Обвил их рукой и принялся от нарастающего возбуждения наяривать как поршень в моторе гоночного болида. Она долго не выдержала, да и не хотела держаться. Захлюпали наши жидкости, затихли сильные стоны. Мы упали, как с разгрузки вагонов. И лишь биение сердец нарушало тишину последующих минут. Это было не долго, но ярко. Запоминающе, на……навсегда. Её глазки светились в отблеске луны. Она была счастлива, как мало то надо. Я тоже. Так мы и уснули, вместе, обнявшись. Возможно впервые за долгие годы семейной жизни.

Утром я встал рано. Жена уже с улыбкой стряпала завтрак. Яичница с салом и помидорами. Вот, что Миша любил похоже. Да и я не откажусь. Сделал зарядку, умылся и зашёл на кухню. –Опа! – я удивился. За столом уже сидела красавица дочь! Я чуть не влюбился в неё. Она реально была супер.

— Привет папуля! – её поцелуи в щёку и прижимания явно будоражили отработавший на четвёрочку вчера орган. Я отмахнул грешные мысли и сел за стол. Юлия была в самом, что ни на есть соку сил. Она сияла от здоровья и прелести. А возможно и от того, что вчера над ней поработал парень на оценку повыше моей. Я аж приревновал. Но и это отмахнул с головы. Думаю не надолго.

— Здравствуй доча. Красотулька моя. – изображая доброго папулю выдавил я. – Как дела? Что нового!? Слышал за муж собираешься!

Дочь поглядела на вошедшую мамку и улыбнулась. Мать тоже. Она  сегодня выглядела тоже не плохо. Поди в юности была тёлка ого го. Надо будет фотки просмотреть.

— Нет! Что ты пап. Рано мне ещё. Ещё на учёбу поступлю и ….И может быть потом!

Я проглотил аппетитный кусочек прям со сковородки и продолжил прикалываться над этой красоткой.

— Ну вчера много засосов оставила парнишке то своему? Доволен наверное! Не хочешь отцу рассказать о зятьке?!- пытаясь не заржать я.

— Ты пап! Ты такой не обычный в этот раз! Пьяный что ли?! – покраснела она, и я понял по ней, что дальше минета вчера не зашло.

— Хочу побыть её парнем. На денёк! – путались мои мысли при виде её улыбки. – Какие же греховные мысли. Боже мой. – метался мой разум, борясь с диким чувством первобытной похоти. Феромоны или молодость, красота притяжения или моя похоть, не знаю. Но эта девочка тянет, как рыбак рыбёшку из воды. Резко, азартно и с предвкушением добычи. Как тяжело бороться, зная, что есть такое создание на свете. Что как раз в соку и свободна. Парень то всё равно на месяц, два. М м м….как хороши её волосы….

— Хорошо спалось после работы Миш?! – решила прервать дочкино смущение Валентина.

— Да! Не плохо! Крепко. Ты поела? Милая.

— Нет. Ты же знаешь. Я не ем по утрам.

Юлька допила кофе и ушла куда то. Сегодня была суббота, выходной. Понятно немного теперь, почему Мишка пахал на вахтах.  Подрастала дочь, учёба, незаконченный ремонт в доме. Да и участь такая, пахать ради семьи. Обычная участь мужика. Коли один не смог жить, то паши дядя на дядю. И одному то ни как. Но в этой стране добровольного рабства вылезти честным путём в люди невозможно. Парадокс жизни – не честные живут как люди, а настоящие люди существуют как только могут. И дядя Миша пахал. Далеко, долго, рискуя семьёй и теряя здоровье. В своих краях за копейки не смог продержаться и пол года. Узнал о северах и в путь. Прошли годы за годом, появилась седина, хвори, молчаливость, угрюмость. Привычка продолжала гнать в дорогу, и он слышал её зов. Дни однообразия поддерживала вера в хорошее, в ждущих родных, давала силы держаться. Затем, силы иссякли. Привычка достала и Миша запил. Понемногу, побольше и много. Стало легче справляться с борьбой рассудка и хворями. Но затем иссякла сила борьбы и он просто пил, став синяком, не признанным собою. Нет, он не валялся под забором как алкаши его села и России, но он тоже им был. В погоне заглушить боль души, тела или проблемы все они равны. Я раньше это понимал, но теперь, сейчас, я это чувствую. Эту больную боль и безысходность, ведущую в бездну. Миша был над обрывом, рядом. Сил обернуться у него не осталось и он катился вниз. И если бы не семья, то дно пропасти приняло его уже давно. Семья это не плохой стимул.

Через дня два я случайно услышал перешёптывание жены и красотки дочери. Они, привыкшие к плохому слуху отца и мужа, к его пофигизму на всё говорили в спальне Юли.

— Мам. А правда, что папка не пьёт больше?! – и это правда было для неё удивлением.

— Правда дочь. Я пока не видела его со стаканом. И к соседу Ваньке не ходит….Не знаю, что и подумать, но я рада этому. – она постучала по столу рукой три раза.

— Какой то он странный стал….как подменили папку нашего…

— Уймись! Такой он получше, чем раньше…. Он даже зарплату мне отдал! Представляешь! Там много денег. Скоро ремонт закончим и на учёбу тебе останется. Станешь доктором! Будешь лечить нас с отцом!

Они были радостны. Я тоже чё то повеселел. Мысли о своём доме, о родных, о любимых навещали меня раз в час. Я не научился их бороть. Переосмысление многих пунктов, которые раньше казались принципиально не зыблемыми. Жалость к себе бедолаге, чувства тусклости моего мирка  в прошлом. Работы там сям на дядю, которого даже не видел. Всё делало лоб морщинистым и занимало уйму сил на раздумья. А в итоге возвращало в материальный мир. В мир, где правит Мистер Деньги. И без его бумажек, на которые можно всё приобрести ты никто…. Я находил себя в отделке комнат. Большую часть зарплаты потратили на материал. А сам я уже делал из материала красоту в комнатах дома. Сначала месяц было грязно, как на стройплощадке, но к середине второго уже было любо глянуть. В тот вечер мы решили обмыть обновление. Были какие то родственники. Все лихо выпивали и закусывали. Я держался как мог. Жена пустила слух. Что я закодировался,  и те типа поняли. Пару мужиков, вроде братья жены даже обрадовались этому. Бухла им достанется побольше в этот час, чем они не замедлили воспользоваться. Было шумно и весело, даже мне. Этот деревенский фольклор реально веселил душу. Простые во всём люди, без зла за спинами. Честные лица и победа смеха над проблемами будней делала их замечательными во всех отношениях. Я долго сидел с ними за столом. Жена и жёны других мужиков начали суету по уборке под полночь. Меня попросил выйти на улицу брат жены тоже Михаил. Он закурил, поглядел в темноту и спросил:

— Миш. А Миш. Чё, правда не пьёшь? А то не могу поверить в это я.

Мишу шатало и он промазывал сигаретой в губы, попадая в нос или мощный подбородок.

— Да дружище. Надоело всё это. Здоровье не то нынче.

Миша как будто не слышал меня. Он всё равно не верил. Его мутило и дико шатало, как член моряка во рту портовой шлюхи. Затем он кинул папиросу, отошёл на метр, попытался распрямить плечи и грудь.

— Ты это что…?….За дурака меня держишь что ли? А?….Ребёнка может мать забыть, но чтобы Мишка бросил пить…, такого друг не может быть….

Его взгляд казался до того мутным, что я и не понял, что этот сельский морпех навострился мне всечь в табло. Ему не понравилось моё не желание пить с ним, бравым ранее собутыльником и компаньоном по « третьим будешь?». Я осознал это, как около уха просвистел его не маленький кулак. По трезваку он бы не промазал, но и возможно и не пытался бить. Но теперь! Выход дури и силы предков сплелись в одно целое, благодаря двум пинтам спиртного в брюшине. Остаток мозга искал зацепку для битвы и нашёл.

— Ты чё Миш! Успокойся говорю! – я оттолкнул его.

— Ты там на севере своём совсем зазнался погляжу….. – пьянюгу несло далее. Такого угомонить невозможно словами. Он на инстинктах сейчас. А они говорят – Бей его Миша. Толку базарить нет. Я зашёл в дом, взял бутылку самогона, вышел. Выпил с горла на виду драчуана. Тем более мне было давно интересно, жив ли Миша, не тронулся ли он там. Брат жены утих, при виде поступка. Закурил снова, присел у порога и затух, как спичка. Я вынул из руки его сигарету и выкинул. Затем пошёл вглубь села, пока не начало торкать. Свернул в проулок и задвигал в темноту. Началось опьянение. Я уходил куда то вниз. А хозяин тела восходил к верху. Последнее, что увидел было кладбище, древний погост на отшибе села. Вот это забрёл!

Не знаю, сколько времени я был в алко коме. Очнувшись, с треском в мозге увидел себя валяющимся на земле. Точнее на бугорке. Чёрт! Это была могилка. На кресте табличка Никифорова Анастасия Петровна. Я встал, вся одежда и руки были в грязи.

— Боже. Это же мать Михаила….А вот рядом и батя лежит. Походу Миша после долгого отсутствия в небытие очнулся и увидел себя на кладбище. Подумал, что был на севере, а тут на тебе, могилы. Прикинул по пьянке, что помер и принялся просить прощения у усопших предков. Мол рано ещё, дочка и всё такое. Рыдал и обнимал холмики. Так и уснул тут….Да уж….Больше не пьём. Это точно…. Может боги дали мне срок в этом теле, как и в теле солдата Дэна…это полтора года где то. Так может и тут так…. Поживём, увидим как говориться.

Рассвета ещё не было и я быстро побрёл к дому. Там царила тишина и порядок. Похоже меня никто не ожидал. Может подумали, что я принялся за старое и начал пить. А может устали ожидать и уснули. Под утро всё таки. Под утро чертовски хочется дрыхнуть.  Я принял тщательный душ и закинул вещи в недавно купленную машинку. Она работала тихо. Выпил крепкого кофе на кухне, посидел у котла, погрелся. Поразмышлял и ни к чему не придя пошёл вешать шмотки сушиться на двор. На улице было сыро и начиналась морось.

— Нет. Тут мы не высохнем…Да?! – я говорил с вещами.  – Не слышу ответа! – хотел как то себя отвлечь от стрессов жизни.  – О! В бане высохнут уже к утру. Пройдя огородом по тропке, подходил к вытопленной для гостей баньке около речушки. Вдруг услышал какую то мелодию. Это вроде бы играл мобильник или приёмник. Там кто то был.

— А! Юлька привела бойфрэнда. Посмотрим или как?! Грех и в тоже время невозможность отказаться от тайных страстей.

Я не выдержал мук разума и зова природы. Зов победил почему то. Тихо подкрался, как тать в ночи. Вещи повесил на верёвку рядом. Благо музыка глушила хруст и прочие звуки от меня. Но звук шлёпающих друг об друга тел глушил музыку. Оргазм одного из двух был близок, и это был мужчина. Он набирал обороты. Я присел у двери и тихо её приоткрыл, чтобы было видно через щель. В лицо повеяло  теплом, запахом веника и пота. На члене прыгала Валя.

— Опа! Ни чё себе…. – я выпучив глаза чуть не крикнул от неожиданности. Не сумев поверить в увиденное, я после как отвернулся посмотрел ещё раз. Это была моя жена! Она, любимая, единственная, верная. Хорошо, что я умею сдерживаться. Тем более жена не моя, а Мишина. Бедный дядя Миша…Знал ли он об этом? Пил ли поэтому? Не стоял уже или что ? Я не узнаю. Но поступок жены не оправдан ни чем… Разведись да сношайся на здоровье….Но не так как то….

Они закончили дело. Я всё ещё сидел у порога тихо. Весь покрытый думками о произошедшем и дальнейшем. Но что делать? Наверное устав ждать мужа с вахты, изголодав по ласке Валька подалась в загул. По любому трахмейстер у неё давно уже…. Может она и не хотела бы, но альфа самец и профи в этом деле уломал несчастную. А может она слишком сексуальна и устала терпеть Мишины пьянки. Не добившись возбуждения от мужа пошла на лево. Кто знает….Вдруг они начали разговор.

— Нам больше нельзя встречаться…Хватит. – начала вспотевшая жена.

— Ой Валь, не начинай! Я же знаю. Что ты счастлива со мной.- говорил тип, которого я так и не увидел.

— Итак грех на душу взяла..Хватит. Всё. – она была очень решительна.

— Муж приехал и ты как не ты совсем…. Что трахать стал?! А?!

— Да. Он изменился. Я вижу. Чувствую. …У нас был секс.

— Да ладно?! – любовник был реально удивлён. Он помолчал, похоже зная, что она не шутница.

— Короче. Коль, мы расходимся. У нас дочь и семья. Я не хочу терять всё это. …Да и ты женат. Всё равно ничего путёвого не вышло бы.

— Валя, чёрт возьми…совсем недавно ты хотела развестись с этим синяком и импотентом. А теперь ты мне… Мне такое заявляешь..Что с тобой?!

— Всё. Я приняла решение. Это наша последняя встреча. Прости Коля.

Самец помолчал, обдумывая всё это, и попытался ещё разок. Молодец!

— Поэтому ты так неистово трахала меня? Последний раз потому что? Да?!

— Да. Хотелось запомнить….Да. – она повисла ему на плече. Я глядел на них. Они походили на героев любовников Ромео и Джульетты. Их крайняя встреча перед неизбежным концом. Как мило то! Повезло Коляну, Валя действительно ценила его в этот миг. Тепло так, душевно. Похоже он не мало сделал для её одиночества. Может не только членом помогал.

— Зря ты так Валюха. Вспомнишь ещё меня. Пожалеешь. Но я не вернусь! – с жуткой твёрдостью в словах и уверенностью в действиях он встал. Подмыл свой конец  и начал быстро с психу одевать шмотки. Жена тоже молча одевалась. На их лицах под свет тусклой лампочки виднелась тоска и начало нового пути в жизни. Возможно и правда это их последняя встреча.

Я тихо отполз назад. Пошёл в дом и лёг в постель. Конечно было не сна. Вроде и не моя жена, вроде и не мои проблемы неверности и всё такое. Но было грустно на душе. Как будто мне изменили, предали, бросили. Ведь каждый, слышал в жизни историю о измене и становилось тяжеловато. Потому что никто не застрахован от подобного, даже если всем хорош и сам не винен. Частичка зла живёт в каждом. И даже, если прав мудрый Алексей с работы, что зло придумано нами, то когда то, предка людей что то же толкнуло на плохое. Или мы сами придумали, что плохое это плохое. А оно возможно не плохое вовсе. Это как посмотреть. Ведь плохо одному Мише. А двум любовникам хорошо. Два сильнее одного! Вот почему им не развестись со своими парами и не совокупляться без утайки. Но! В мире куча странных понятий. Как например и это, что надо жить с мужем там, я однолюб и ….И типа там, у нас дети, дом и хозяйство. Прикрываться импотенцией мужа, нехваткой секса и желанием новизны в отношениях. Там я уже старая, а не пожила для себя и так далее. Но выход ли это? А и нужен ли он вообще? И человек выбирает простой вариант. Это изменять ничего не меняя. На авось надеясь. А многие ещё и богов просят о помощи в этом не лёгком деле! …Да уж….Вот дверь тихо открылась. Валя вошла и пошла в ванную. Затем тихо легла, как и была типа тут. Обычная вроде история, старая как мир. Как ничего и не было…..

Утром и потом все конечно вели себя, как ни в чём не бывало. Я не придумал ничего, кроме как принять всё это и простить. Тем более жена вроде как его бросила. Да и понять её я почти смог, Миша не баловал её самым простым, вниманием. А тут я вселился в него, отдал получку, трахнул кое как его пенисом, стал почти улыбаться и ремонтировать домишко. Подумав, что муж взялся за голову, Валентина бросила любовника ради семьи. Пол жизни позади и нужно доживать… А ради чего, то у каждого человека свои представления на этот счёт. Так мы и жили дальше. Скоро на вахту, и портить дяде Мише его берлогу я не хотел. На всё воля божья. Мы мило общались, раз в пять дней я имел её. В основном сзади. Жена была довольна, это было заметно по пирожкам на столе, по борщам и глазам. В селе почти привыкли, что Миша изменился и даже некоторые жёны ставили скалкой меня в пример нерадивым муженькам. Вот и день отъезда. Накануне баня, родня, мини попойка  и жарковатый секс на ночь. Было исполнено от жены даже что то в виде орального удовольствия. Неплохо, но мало. На утро мы поехали за билетом в город. Жена в больницу чего то по пути, а я на вокзал. Но к сожалению на сегодня билеты были раскуплены, словно пирожки в базарный день. Я вернулся домой. Тихо, грузно вошёл, открыв припрятанным ключом под крыльцом. В доме играла музыка магнитофона и слышались знакомые из жизни шумы. Я тихо прошёл внутрь дома.

— Боже. Неужели Валя опять за своё. Только не это. На этот раз будет море крови и куча костей…. – я сжал кулаки и приготовился к худшему. Сердце отчаянно колотилось от волнения перед правдой. Как же не хотелось увидеть жену, стоящую на четырёх мослах на кровати, оргазмирующей от толстого члена бравого парня. Неужели похоть правит этим миром? Я должен был посмотреть. Не мог не идти….Но картина в приоткрытой двери оказалась приятнее мыслей. На члене  ковбоя бойко скакала моя, Мишина дочь! Эта прелестная девушка, пользуясь нашим стопроцентным отсутствием пригласила на чай своего паренька. Чая походу так и не попили, но десерт удавался на славу. Как же она была прекрасна. Юля, прелестное дитя, мило улыбающаяся по утрам, целующая в щёчку, теперь ломая психику псевдо отца прыгает, как профи актриса с кино трёх иксов. Я примёрз в просмотре. Как хотелось быть на его месте, стать молодым и именно её парнем. Боже! Стыдно мне не было тогда. Видеть прекрасное не грех. Не снятое, не наигранное, тайное, запретное…..Я не смог уйти. Юлино персиковое тело, длинный волос по спине, упругие соски. Её стон от её же действий. Руки на её попе счастливца давили их, прижимая к низу. Но руки Юлии на груди парня двигали вверх –вниз.

— Как взрослые прям…. Ох уж времена, и нравы…..Мне бы так. Везёт нынче молодёжи. – думал я как старичок, не желая оставаться в старом теле. Желая вернуться назад, домой, ну или в тело Дениса. Где так и не насладился прелестью молодости…..На ум пришло выражение: — Как хорошо быть молодым…Я понял будучи седым….

Юля легла под парня, раздвинув ножки. Я видел её  выбритое естество, как будто в глазах были бинокли. Мой член торчал, не хуже её парня. Я глотал потоки слюны и тяжело дышал. Был бы маньяком, я бы ворвался не медля к ним и взял бы её силой, оторвав парню голову напрочь. Как же она хороша…. Она лучшая в этом миге. В неповторимости секунд, в космосе, в данной им молодости они парили вместе, не думая ни о чём. И это правильно. Не зря же всё и даётся, чтобы терять. Прожечь, испить до дна, без жалости и сожаления, смакуя по кусочку и веря в подобное, в лучшее….Ничто сейчас не предел. Они просто молоды…. Юля стонала, ей натирали точку джи. Она уплывала в долину забытья. Паренёк наяривал, как в последний раз в жизни. Он был хорош! Его пот капал на грудь красавицы и это было очень эротично. Она вцепилась в его спину и кончала, издав звуки, не подверженные имитации. Член парня похоже не смог больше сдерживать напор из мошонки, натираемый пульсирующей вагиной и тот его выхватил в последний момент. Брызнув на бархатный животик Юлии. Затем упал рядышком, взялся за грудь и быстро дыша сказал: — Как классно….Дочка молчала и улыбалась. Я еле очнулся и поспешил в свою комнату. Дверь входную всё же закрыл на ключ изнутри, как меня тут и не было. Сел в углу нашей спальни и застыл в воспоминаниях. Думал, что молодые свалят по быстрому после утех, но ошибся! Самец пошёл на второй забег. Около часа мне пришлось сидеть тихо, не мешая молодости гореть. Затем они валялись и прощались два часа. Жены так и не было. Всё же под полдень я вылез с комнаты, пока дочь мылась. Сделал вид и шум, что вернулся и пошёл поесть. Голод был слабым, но пол курочки я осилил. Вышедшая дочь как обычно улыбалась. Не то мне, не то тому, что типа припёрся не помешав им. Вечером был семейный ужин. На другой день я отбыл в Москву. Самолёт и снова север.

 

….. Алексей……

 

 

Время дома пролетает быстро. Почему с работой не так? Наверное, потому что мы живём вспышками. Дома живём, на работе существуем, чтобы дома жить. Как трудно и не охота уезжать в даль, вкалывать на дядю и прощаться. Знают многие, понимают меньше. Но смирение делает нас рабами. Как зверь, в клетке зоопарка, утративший блеск глаз и дикость, почти не надеющийся на шанс побыть в родных джунглях. Так и я, летел в темноту ночи и тьму разума. Зачем всё это и почему со мною твориться. Ничего, кроме божественного вмешательства я не мог придумать. Всю жизнь выкидывать силы для обогащения каких то олигархов чудилось мне минимум постыдным. Но именно этим занимается больше половины страны. Быть как все? Терпеть ради семьи? А есть ли выход? Всё кипело в башке и спать я не мог. Заказал коньяку у стюардессы и выпил. Возникший дядя Миша прикинул, что он летит домой и в моё отсутствие добавился ещё пол литром. Он утих даже не вставая с кресла. В аэропорту меня толкнули и я с не желанием побрёл на выход. Было жутко холодно. Севера это не шуточки. Для суровых снаружи и внутри людей. Исчезает юмор и вползает в мозг какое то бессилие и дрёма. Мысль о трёх месяцах работы без развлечения и отвлечения ломает бывалого. Жена, дочь и прочие домашние заботы тоже подкидывают дровишек к огню недовольства. Порой и денег таких не надо.

Жизнь встретила нас как и обычно для этого всего. Отработавшие шумной ватагой с улыбками быстро свалили. А на их места приземлились мы. Без улыбок и пьяные. Выслушав инструктаж о вреде пьянства на производстве, о увольнениях при поимке таковых, толпа сине-носых Джузеппе покатила петляя и гулко матерясь по вахтовому городку в поисках приключений. Сразу же в течении часа находилась якобы несуществующая здесь выпивка на самый изысканный вкус. Вплоть до элитных коньяков из Франции. И дела шли своим чередом. Сломанные в драках носы, челюсти и ушибы не всем получалось списать на падение с лестницы или пробегающий на пути столб. Четырёх отправили домой, выдав трудовые книжки. Сразу они уехать конечно не могли, в силу не идущих ног. Но уже под утро, чутка протрезвев, понимая, что они  уже не сотрудники  « Строй Газ Сервиса» принялись ныть и просить о пощаде. Щадили не всех. Сын, брат, кум, зять, сват, прощались заочно  ещё в самолёте. А простых бедолаг, взятых на работу по объявлению, охранники провожали до кпп. Там они ещё разок предпринимали попытку драться за права человека. Обычно терпели фиаско, так как ребята с охраны ценили свои  тёплые рабочие места и были сильны телосложениями. Разумеется бывало, что чоп получал от работяг. Но это заминали в тихарька и за откат от победивших. Таковы прелести начала трудовых будней. Спать по не привычке не хотелось. Везде шумела река пьянства и буйные выходки выгулявшихся жеребцов. Горел свет в комнатах, орал телевизор, туалет превратился в злачный сортир за добрый час. Душ тоже в день приезда  новой вахты превращался в туалет, а затем и сортир. Уборщицы женщины из числа местных на работу в те дни выходить не хотели. Это и понятно, по общаге и ходить то вообще не хотелось, да и опасно было поскользнуться на съеденном кем то чём то, расплёсканном в коридорах с желудка. Конечно жаловались многие, кто не участвовал в мероприятиях попоек и веселья. Но не меньше пьяное начальство закрывало глаза на это, тем более сами гадили в своих более элитных строениях. Так, уволят два, три тела из глухих сёл, да и дело с концом. На их место уже завтра вылетят за свои кровные новые специалисты. Думающие, что им жутко повезло. В развалившейся стране жить на отшибах вообще было немыслимо тяжко. И крепкие ребята были весьма рады очутиться востребованными на хоть как то оплачиваемых проектах. Каким образом они в глуши узнавали о вакансиях на места алкоботов не ясно, но они узнавали и собирались не хуже армейских сорока пяти секунд. И так везде. В любой фирме, коллективе, стране. Работа от слова – раб. Блатной от слова – блат. Блатного раба не бывает. И если ты не с блатом, то ты раб. Обидно, но более честно. Всё зато сам и никому не обязан. Вот держаться тяжело и за языком нужно следить.

Я устал крутиться в койке. Встал, оделся и пошёл на улицу. Там, за ангаром машин был мой уголок для тренировок. Давно не занимавшись, я размялся и пошёл по программе. Было тяжело, но я доделал свой комплекс. Более уставший и довольный, что ещё что то могу я уснул быстрее чем до. Сны были разные, я и летал и падал в них. Видел не известных мне людей и занимался сексом с неизвестными мне девушками. Подъём был неожиданным, не привычным, как для молодого первые дни в армии. Запахи носков и перегара, от которых чуть отдыхаешь дома ударяют по лёгким не слабо. Настроение исчезает напрочь. Я встал, включил чайник, другие продолжали храпеть. Им было тяжело после ночного разгула стихии огненной воды, но они ещё не знали как. Ещё минут пять, семь и головная боль заставит их жалеть о прошлом. Вид в зеркало попросит глаза больше  не смотреть в него. Кривая струя мочи зелёного цвета от всяких энергетиков пробудит мысль о: — А здоров ли я вообще?!. Затем будут потерянный носок и сапог, телефон, деньги и прочие маленькие неприятности. Складывающиеся в одно большое целое – Чёрт. Вот же не везёт то как. В общаге творилось обычное первое утро рабочей вахты. Я поскорее сделал все процедуры и свалил в столовую. Народу там не было и я спокойно съел овсянки. Прыгнул в вахтовую машину и присел у отопителя. Вторым зашёл единственный тут человек, с которым хотелось видеться. Это мой приятель мудрец Алексей. Он ничуть не изменился за домашний период.

— О о! Здравствуй Алексей! Рад очень видеть тебя. – я протянул ему руку и привстал.

— Доброе утро Михайло! – рукопожатничал он и прочитал что то в моём взгляде.

Затем до отправки по местам мы пообщались и я узнал, что Лёха домой не ездил. Уже пошёл на седьмой месяц работ. Почему, он не говорил. Но похоже на нехватку денег или просто никто его там не ожидал. Иметь некую силу, типа что у него была, это обрести себя на одиночество почти всегда значило. Ведь люди боятся того, чего не понимают и держатся подальше от пугающего. Таков человек. Лучше спрятаться и бежать, чем пойти и выяснить причины.

— Алексей. – уже уходя на рабочее место спросил я.  – А нет ли у вас в комнате свободной койки?

— Есть. Хочешь к нам переехать?

— Да. Если ты и твои соседи будут не против.

— Знаю, что ты хочешь говорить. Много вопросов в твоём сердце. Во мне ответ найти желаешь….. Вечером переезжай!  — отрезал он и исчез в снежной вьюге.

Работа далась не сразу. За три месяца домашних дел по ремонту, стрессы от измен жены я подзабыл сварочные навыки. Включать дядю Мишу я не буду. Он не поймёт, что происходит и подумает о съехавшей у него крыше. Я бы тоже так подумал. В каждом месте, где кучковались работяги можно было принять на грудь и отдохнуть, пока Мишка варит трубы. Но я не стал. Моя цель трезвость разума, ведь реально после пяти месяцев без бухла ощутимо легче. Согнав вес до ста двадцати, со ста сорока восьми было легко двигаться и дышать. Правильно раньше говорили  более мудрые предки, что – в здоровом теле здоровый дух. Доделав дело, я пораньше вышел на дорогу, где забирают рабочих. Вечером я без проблем переехал от алкашни в спокойную комнату. Там было пять человек и по виду хорошие, адекватные ребята разного возраста. Каждый жил независимо и занимался своим делом. Один трещал по телефону с любимой, второй сидел в ноутбуке до полуночи, третий постоянно пил чай и глядел телик. Мы с Алексеем были самые тихие и молчаливые. Так прошло около двух недель. Вскоре мы стали более разговорчивы и контактичны. Разговор начался после того, как Илья, парень под тридцать начал ругаться с девушкой по телефону. Он суетился по комнате, выходил, заходил и снова выходил. Так прошло около часа. Матом и очень не спокойно он пытался влиять на свою пассию за тысячи вёрст от него. Но та похоже была та ещё штучка и имела своё мнение. Илья сел, почесал голову, бороду, ударил подушку, злостно выразился, проклиная женщин.

— Вы разойдётесь. Уж не обессудь Ильюша.  – вдруг сказал Алексей .

— Да дядь Лёш….чувствую, что так и будет. Не могу больше так….. – с горечью и злостью, что Лёша прав и подтверждает его мысли проговорил Илья.

— Знаю, жестоко сейчас звучит, но это выход. Для обоих. А время поможет понять и простить друг друга. Будут у тебя другие девушки. Из них ты выберешь достойную тебя и заживёте в мире. Бывшая же вспомнит тебя, позвонит. Но тебе она будет уже безразлична. Хотя сейчас ты не представляешь жизни без неё….

— Откуда ты всё знаешь дядь Лёш? – офигев от откровенности, но привыкнув к необычному сожителю спросил Илья. Алексей давно завоевал имя странного, чудного, колдовского характера мужичка. Уважаемого всеми, кто тут работал и отработал.

Лёша встал с койки, видимо от нахлынувших чувств прошлого, где тоже терял, любил и погибал. Подошёл к Илье и присев на его кровать :

— Илья. Парень. Послушай толи совет, толи сказку….но прими это как есть. Вот ты любишь её? Свою девушку, жену?

— Да. Конечно. Она очень красива и я …- тихо ладонью Алексей прикрыл ему рот.

— Тихо парень. Тихо….Всё. Ты всё сказал мне. Но не себе. И пройдут годы ещё, прежде чем понимание сегодняшних дней настигнет тебя. …Ты сказал она очень красива…Этого достаточно.

— Не понимаю, дядь Лёш.

— Пойми, мы любим души. Не тела. Двое влюблённых и месяца не проведут друг без друга. У них одна аура. Они не могут без объятий, сохнут как цветы без воды. И чем дальше от любимого, тем хуже. Вместе они парят над землёй. И мира им мало. Но разлука, придуманная нами же, людьми всё портит…. Вот ты Илья. Зачем уехал из дома так далеко?

— Я? Ну как понять зачем? За деньгами. Чтобы квартиру купить….Чтобы детей одеть и машину…со временем…..Ну….

— Всё. Достаточно. Стандартный ответ….И стандартный развод впереди. Илья. Любовь не ведает квартир и машин. Ей нужно просто быть. Питаться любовью девушки, отдавая ей свою энергию. И этот круговорот и есть взаимная любовь. Знаешь, ещё древние люди говорили, что с милым и в шалаше рай.. Это правда. Не важно где и как. Но лишь бы рядом. До конца, до смерти. И лишь истинным чувствам под силу пережить всё и всяк. Но лишь только вместе, ибо вместе любимые сильнее….Ты далеко от тела, которое любишь за красоту форм. Это не твоя вина. Мужчины падки на это. Но лишь со временем понимаешь, что прекраснее тела душа, живущая в нём. А ты….ты лишь сексом с нею одинаков…Молодые….хе! Верите, что это искренняя любовь! Нет! Это гормоны шалят.

— Нет. Я люблю её. Честно. – раздосадованный  Илья был чуток взбешён правдой и неверием в это. В то, что какой то дедок втирает ему смыслы бытия в сраной общаге. Что его вера в любовь шатается и терпит крах. И правда всплывает после долгого погружения из разума, блокированного страстью тела.  – Да. Дед этот прав. Я люблю лишь её в кровати. А так, мы лишь ссоримся. И не только по телефону, но и дома. Просто так. Странная любовь. Глаза Ильи заморгали, забегали и потухли. Он опустил голову, разжал кулаки и погрузился в грусть. Алексей встал, похлопал его по плечу и на выходе из комнаты промолвил:

— Люби душу. И тогда. Любое тело будет любимым.

Все в комнате внимательно слушали всё это и молчали. В их головах роились воспоминания и мысли. Я тоже переосмыслил своё. Кто то хи хикнул на это и заснул, кто то пошёл курить. Илья же отключил мобильник и отвернувшись к стенке то ли спал, толи плакал. Я встал. Воспоминания о Ане не давали покоя. Люблю ли я её, или просто надо типа ж с кем то. Вышел на улицу. Запрыгнул на турник, дёрнулся четыре раза и пошёл по дорожке. В конце прочищенной тропки сидел в позе лотоса Алексей. Он делал какие то манипуляции, похоже молился. Я развернулся и пошёл спать.

Затем дни потекли, как гелевая река. Медленно и тяжело. Наступала весна, было мерзко грязно и сыро. Многие болели и работы было всё больше. Разговоры в комнате были лишь по вопросам быта. Илья успокоился и ругани по телефону больше не слышали. К Алексею он стал относиться с опаской. Алексей каждый вечер ходил на молитвы, потом тихо ложился и вообще,  его как будто не было с нами. Я скинул за две недели ещё пару кило. Было легче  двигаться и дышать. Руки стали сильнее, зрение, память и мозги очистились. Зная небольшое будущее, которое я прожил в своей жизни. Просматривая телевизор, читая и слыша за годы, я часто хотел кому то рассказать. Поведать о войнах, катаклизмах и прочем дерьме, которым нас пичкают с экрана. Хотел подитожить с мужиками, что жизнь ни на йоту не улучшится со временем. Со сменами власти и царей, временами года и морали. И если уготовано прожить работягой, то просто нужно жить и всё. Ценить родных, природу там или ещё что доброе. Если не улучшается, то приспособься и живи. Не стоит надеяться на лучшее….. Например, по сравнению с прошлыми годами войны и голода, то мы живём как короли. Жрём, спим, гуляем. А тех просто убили, так и не пожив ушли ребята. Всё из за войны, политиков и денег. Они то и сейчас рулят в мире. Ради них мы живём выходит и есть. Теряем любимых, здоровье и всё остальное. Любовь уходит на другой план, ниже. Заботы о материальности забирают святое, что было в каждом. Но потерялось в беготне и суете.

— Алексей. Скажи. Ответь….Как жить? А не существовать в этом мире.? – не выдержал я тишины комнаты, клацаний кнопок мобильников и храпа. Мне нужно было общение. Ответы, разговор. С ним, с этим мужичком, который говорит и я верю. Как гипноз.

Алексей закрыл не спеша свой молитвенник. Присел на край койки, вздохнул и прищурив глаза, как обычно в редком общении ответил:

— На всё воля божья. Михаил. Всё, что кругом тебя и в тебе кругом, это всё его творение. По его воле. Смирись, не дерзи. Не при против уготованного тебе… мы лишь плывём в лодке жизни по реке судьбы. Многие пытаются грести, не веря в судьбу. Но всё равно течение ставит лодочку в поток. Увы….. Но это и есть жизнь.  Плюс тут это, что у каждого своя лодка. Минус же тут, это невозможность ею управлять. Мы как муравьи… да, эти незаметные вроде создания. Ползающие под ногами и суетящиеся по своим делам. Но… Но каждый из них. Единица из миллиарда, создающая их общество. Каждый на счету и не заменим. Нужный для какого то, порой конкретного дела, но нужный…. Вот и мы, люди, тоже каждый необходим в данном богом ему месте. Для какой то нужной ему задачи, миссии, функции. Ты, я, они  — он показал пальцем на всех. Я и ещё четверо слушали его, как лектора на важной для нас лекции, — все мы служим или послужим для цели высших сил. Минус здесь, это незнание цели. Плюс тут, это что ты вообще родился, один из миллиона семян отца! – он усмехнулся сказанному. Мы были серьёзнее.

— Но, Алексей. Как терпеть безобразие? Кидалово на деньги, злобу, нехватку средств к выживанию? – спросил среднего возраста мужик, по имени Славик. Беседы которому тоже приносили свои плоды.

— Вячеслав! – с иронией произнёс Лёха. – ответ прост до безумия непонимания. Короче, чтобы не было обмана на деньги, безобразия высших чинов и нехватки средств к существованию нужно просто не появляться в таких местах раз. Учиться два. И чтобы хватало, не проси больше, чем можешь позволить себе три. Не гляди на других. Не гонись за обновкой, за полной корзинкой из супермаркета. Живи. Просто живи, укрепляя дух. И тогда, возможно проснётся интуиция и покажет не обременённой тяжестью вещей душе выход…. Пойми. Что многие ответы приходят в голову сами по себе. С возрастом, от кого то, кто осознал, от примера. И мы чаще почему то спрашиваем то, ответ на что знаем, но боимся уверовать в него, ища подтверждения общаясь с другими…Да?! Мишка!? – и он резко поймал мой взгляд.

— Что да?!  — Я не сразу понял о чём он.

— Что ты ищешь ответы. Но многие знаешь сам.

— Ну….да. в принципе есть наброски. Но я слаб один в размышлениях.

— Хааа! – вдруг очнулся один из слушателей, по имени Максим. – Зачем мужики всё это? Не пойму! Ей богу. Зачем вам всё это? А? Просто работай, получай горб и бабки и вали домой! Вот и вся философия!

— Каждый волен в своих чувствах и мыслях. – Алексей встал за слова, как герой за принцессу.  – Ты один из многих. Из тех, кто проживает жизнь не поняв зачем.

— Да ладно тебе Лёх! – воскликнул Максим, но Алексей провёл рукой по воздуху и тот замолчал. Это было магически. Возможно Алексея вывели дерзновения на его откровения.

— Ты Максим. Привык решать всё силой. Жена и дети боятся тебя. Но ты уверен, что это уважение. Это не так…. С юности восхищался силой и наглостью, взяв их за основу и кредо. Привык побеждать в спорах. Но если не по твоему, то зовёшь второго выйти и там дорешить. Бьёшь исподтишка и побеждаешь как правило. В постели мнишь себя героем, но жена и любовница Алина притворяются тебе. Сын ненавидит тебя, дочь рада учиться в другом городе подальше от тирании в семье. Боль в спине мучает тебя, ты с трудом терпишь и встаёшь по утрам работать. Хотя и ненавидишь труд…. Теперь помолчи и выслушай меня.

Все, конечно и Максим выпучив глаза смотрели на Алексея. Он был так уверен в себе и серьёзен, что сказать что то не хотелось. Лицо Максима выражало правдивость высказанного, лишь им знакомого, интимного. Он побледнел и затих в дыхании, боясь, что Лёха скажет что то ещё. Уважение через страх быть раскрытым или уважение перед более жизненно мудрым дедком пугала до молчания. Алексей реально выглядел  другим. Он  был как будто правителем раньше. Черты лица, манера говорить и держаться, всё выделяло его из толпы.

— Все мы тут ради бумаги, что деньгами зовём. Ругань должна проиграть нам. Не терять человеческий облик главное у нас. Я резок и правдив. Знаю, это пугает. Но не бойтесь меня. Я не создал в себе зла. … А теперь продолжим разговор. Ибо чувствую я, что хотя бы один из комнаты поймёт нечто большее, чем просто жить. И значит мои слова и ваши не канут в забытьё.  – он лёг на койку. Перекрестился и снова стал добрым мужичком дядей Лёшой. Я понял, что молчание и напряг нужно снять начал другую немного тему.

— Алексей. А ты скажи, для чего ты тут? На что деньги собираешь? Семья?

— Нет у меня семьи. Одинок я Миш. А деньги мне нужны на постройку храма. Половину уже собрал. На помощь спонсоров не надеюсь. Простой люд дать не могут, свои проблемы не каждый решает в нелёгкое время ныне. Дом я свой продал и ехать мне пока некуда. Но я знаю, что года через три смогу построить храм. Там и буду в нём.

— Ты святой человек Алексей. Дай бог тебе свершить это дело. – сказал Славик.

— Спасибо Вячеслав! Дай бог. Дай бог.

— Дядь

Лёш. А ты ясновидец или кто? – вдруг спросил Илья.

— Есть немного. Но я не люблю об этом говорить ребят. Уж простите.

— Я просто хотел узнать. Спросить….Вот тебе нужны на храм деньги.

— Так. Нужны.

-Вот. Так предвидь комбинацию цифр в лотерее и забери джекпот! А!? Как тебе моя идея?! – Илья был взбодрён, как будто ему вот вот перепадёт большой куш от дяди Лёши. Но смех Лёши убил надежду злого гения.

— Хе хе хе! Да дружок, уж рассмешил, так рассмешил ты меня.

— Не под силу тебе такое чтоль?! – Илья был настырен.

— Да пойми же ты парень. Я на стороне добра. Имею светлый дар. А это твоё шоу моу с лотереями всё лохотрон и бред. Даже если там выигрывают, то это реклама для срыва с бедолаг ещё большей суммы, впечатлёнными победой некоего мистера икс. Это всё от зла. От придуманного человечеством зла. Дабы обогатиться за легальный счёт, добровольно отдающих порой последнее отчаянных. Ведомых слепой верой в свою именно победу. Хе хе! Я не могу предсказать темноту эту. Извини Ильюшка, а то бы я давно уже это сделал и ты меня и не знал. Да и подумай вот о чём….Эээ, короче… вот почему никто из пророков и других магов целителей не выигрывают джекпоты и прочее?! А?!

— Не знаю…

— Вот вот. Я тоже не знаю. Могли бы уже постоянно срывать миллионы. Раздавать нищим и убогим, помогать детям и так далее. Но увы. Не слышно ничего о них. Зато могут вернуть в дом ушедшего к другой мужа. Снять сглаз, убить тёщу и сделать талисман на защиту от вурдалаков! Короче ты понял!

— Ничего я не понял. Но ладно! – все ржали. Даже пришедший с курилки Максим. Похоже он уже не таил злобы на Лёху. Или Лёха как то наколдовал, чтобы она ушла. Тем не менее все мы дружно смеялись и были едины в этом. В смехе, в человечности и понимании себя в этом не приветливом снежном краю, вечером, в забытой казалось бы богом общаге.

Дни летели веселее. Я иногда по вечерам, после занятий тренировками звонил жене Вале. Она мило щебетала про дела и про умницу дочь. Я тоже вставлял своё. Типа скучаю и всё такое. Звонил своей маме. Долго не находя слов, спрашивал про жизнь. Зная наперёд её все проблемы. Про себя в армии, смеясь с иронией. Нужно было как то поддерживать беседу. Но на вопрос – кто я такой, я так и не ответил. Лишь после отключения трубки я глядя в небо шептал:

— Я Игорь….Твой сын…..Мама.

Почему говорил с небом? А потому что если два человека разлучены расстоянием. Неважно каким, то они могут быть едины в просмотре неба, звезды или луны над головою. – Посмотри на луну, мама. Видишь её? Я тоже смотрю на неё. Она одна для нас и мы едины в миг просмотра. Ты и я. Нас греет сильнее наша любовь. Материнская и сына…..Видишь звёзды? Их сотни. Издревле их дарили и срывали для любимых людей люди. Ничто земное не сравниться с их сиянием в вечности. Я бы тоже подарил тебе звезду, мама. Но они все раздарены давно…. Да и зачем она тебе….Единственное, что я правда могу, так это любить тебя, мама. Всегда, вечно, как свет звезды…Прости, что возможно этого мало. Но это всё, что у меня есть и будет….

Как же я хотел тогда домой. В детство. Которым так и не насладился. Не сполна, никак, ни чуть. Лишь теперь я плачу за то чудесное время. Как жаль, что разум приходит позднее. Но его всё равно сменяет сожаление. Это вечное, преследующее человека сожаление. Оно старше звёзд наверное. В нём есть тоскливая приятность. Душу которого хочется нести детям, улучшая их детство. Или сделать хотя бы приблизительно хорошим эту милую часть жизни. Как свет звёзд. Он улучшает нам жизнь. Возможно они светят для нас.

Нападки грусти терзали мозг не часто. Не как раньше. Смирение или привычка, осознание или недопонимание, не знал я. Но было легче, чем в армии.

— Алексей! А знаешь, почему одни люди как бы ….ээээ…эротичнее, сексуальнее других?! Ну там легко возбудимы и жаждут чувств? – спросил, желая начать беседу повеселевший парень Ильюха.

Дядя Лёша лежал с книгой, читал без очков. Похоже его прищур это не от зрения, а от думы в голове. Когда человек хочет что то припомнить и копается в памяти, как бы наблюдая картину ответа из астрального мира, который всегда рядом возле нас. Или мы в нём.

— Ну вот Илья. Таким ты мне нравишься куда более! Чем месяц назад, плачущим от любви и злым на мир, что позволил тебе работать вдалеке от сиськи. Разум впустило тело. Жаждущее плотских утех, затыкающее орущее внутри понимание мира….

Славик, я и Артём дружно отложили свои делишки и вечерний променад. Собираясь услышать ранее и после неслышимое. Это было интересно, хотя и безумно. Или мы, мы были далеки от чуточки понимания. Дед был похоже не в уме. Часто говорил странные вещи странным голосом и акцентом. Многие смеялись и пародировали его из мужиков. Но никто, никто не сказал ему плохого в лицо. Со стороны это смешно и ничтожно. Когда здоровенные типы в оптимуме силы и возраста обсуждают дедка за спиной. Ржут конями и шутят в мелких деталях срама. Смешно и больно за мужской род тогда. Желание поделиться информацией, обсудить вчерашнее, случай с дома или работы, послушать байку от другого, это понятно. Тяжело молчать в дали от дома. Тяжело не ляпнуть словечко наравне с другими злыми язычками, соревнуясь в остроте. Которая в итоге превращается в тупость и деградацию. Жаль таких. Но их множество. Их легион. И в этом мире зла. Придуманного или имеющегося изначально, стоит этот дедок Лёша. Один против систем и понятий веков. Идёт с факелом под дождём и верит в иную суть мира. И его одиночная на округ вера в правоту слов заставляет невольно склонить пред ним свои устои. Отдать в огонь его правды накопившееся до краёв чаши мрачное месиво. Осознать, что материальные вещи не уйдут с нами в загробный мир. Что Гелендваген, остров и дом на берегу океана останется на берегу. Кости покинет дух и там, где пронзит свет истины, тебя спросит голос, — А почему ты здесь? Твоё место в мире теней. Ты в жизни отдохнул не плохо и жил на максимум. Рассказать о лишениях и боли тебе нечего. Уступи ка ты место достойному. Рай для тех, кто познал смысл. А не потрогал…Я лично был не согласен с Алексеем, что зло придумали люди. Но ему виднее с его даром. Больше склоняюсь к версии, что тот, кто создал добро, тот и сделал зло. И возможно даже для того, чтобы понимали разницу. Стремились к свету из тьмы, Осознав, уже в грязи, что погибают там, тянули руки к добру. Прося о помощи, тем самым поражая зло, заставляя его проиграть добру. Что в итоге и начале и было предрешено им же, тем, кто создал эту схему. Говорят, что добро и зло вечно борятся. За души людей. И если бы не крупица добряков, их вера и молитвы о остальных, ни их отверженность и отдача свету, то…то мир бы давно погрузился в хаос. Но глядя кругом, ежедневно, приходит мысль, что мы уже в нём, хаосе. И лишь касаясь детей, родных и любимых мы понимаем, что добро ещё есть. Что свет для нас не затух до конца, что путь ещё виднеется рядом. Что выдержав сотни вахт и век работ мы возвращаемся домой. К очагу, что тлеет, что ждёт тебя, подогреваемый верой в тебя. Приползти и упасть, но рядом с любимыми людьми. Как приползает домой блудный муж. Как приходит нерадивый сын в отчий дом после скитаний гордыни. Как приходит собака, что сорвала цепь в жажде свободы. Как приходим все мы, в мыслях, в памяти в то место, где нас знают, ждут, любят. Домой. …И если было одно добро в мире. То люди наверняка бы исчезли с лица земли от наглости и вседозволенности. Наверняка эта схема мироустройства придумана мудро и действенно. И ради понимания о добре, было создано зло. И идут они рядом. Как мужчина и женщина, огонь и вода, смелость и страх.

— Знаешь Ильюшь. Я думаю, что страсть одних и холодность других. Независимо от пола и расы, связана с действиями родителей, в момент зачатия. Хм м! Интересная темка. Да?!

— Да! Давненько меня терзает дядь Лёш.

— Так вот тогда. В момент секса, когда мужчина …ээээ…так сказать изливает семя в лоно женщины он на пике удовольствия. И если женщина не успела испытать блаженное это чувство, оргазм, или уже испытала и остыла, терпя любимого, то ….при зачатии ребёнку достанется низкая чувствительность в этом деле. Как то так! Ведь всё в мире это взаимодействие энергий. В сексе двое отдают друг другу свою энергию. Редко бывает одинаковой она, обычно кто то сильнее напрягается. Высвобождая её через органы любви внутрь партнёра так сказать….

— Ни чё себе дядь Лёш! Ты загнул, что надо был бы записать на камеру это. …

— Камера кстати, замечательнейшее устройство. Придуманное человеком. Благодаря этому изобретению мир может увидеть столько красоты и добра. Столько можно понять…..Ух!

— И зла тоже! – не выдержал я.

— И зла тоже…..Миш. И его тоже…. – Алексей странно помолчал, почесал бородку и слез с койки.

— Дядь Лёш! Извини за вопрос… А ты случаем не куришь там эээ то, ну травку или ещё чего?! – Илья был в ударе. Мы все смеялись. Алексей тоже.

— Ты про каннабис, коноплю, марихуану что ль?! – Лёха был на веселее от вопроса.

— Ну да!

— Нет! И не бухаю даже Ильюша! Просто люблю философию и ещё кое какие темы.

Мы ржали. Алексей вышел, надев бушлат, крехтя по стариковски держась за спину. Самоисцеление было и для него даже не доступно. Плоть никак не вечна. Дверь закрылась, смех утих. Стало как то пусто без него в комнате.

— Не знаю как вы мужики, но я точно буду скучать по этому дедку! – сказал я и тоже засобирался на прогулку.

 

На другой день тему поднял Славик. Ему тоже было что спросить, как и у всех. Кто то стеснялся, кто то нет. Но так в итоге было веселее и интереснее. Он спросил у Алексея  про смелость. Дед Славы сгинул на войне в мясорубке забытых дней. Кто то прислал письмецо, что мол дед был отважным и пал как мужчина. И Славу интересовало это с юности и он любил всякие истории про честь, достоинство и храбрость. Куча фильмов, статей про браваду, всё это он изучал из за истории про деда. И в итоге тоже себя считал героем. Хотя единственный его подвиг, но всё же подвиг был в детстве. Где он спас котов, которых кто то кинул с моста в реку в пакете. Маленький Славик прыгнул в воду и выловил его. Но затем испугавшись ремня от бати оставил котят у реки и сбежал. Алексей рассказал это в комнате, на удивление Славе и нам. Знание прошлого каждого из нас пугало и завораживало. Тёмные секреты, тайны и всё забытое тут могло возродиться и переосмыслиться вновь. Лично я побаивался из за того, что Лёха расскажет при всех, что я в чужом теле. Что не вернусь домой и сочтут за психопата. Это очень пугало меня и я помалкивал, хотя и хотел как- нибудь спросить его наедине о себе. Но часто ловил на себе где то в районе затылка его взгляд. Его ощупывание моего мозга, сканирование мыслей. И этот его прищур….уж очень он был не обычен.

Тем делом разговор Лёхи и Славика шёл в середине темы.

— Пойми Вячеслав. Что смелость человека это результат прошлой трусости…. То есть где то, когда то в детстве или юности, при определённых сложившихся моментах он сумел её победить. Трусость это всего лишь страх. Страх перед неизвестным, перед побоями или ещё чем то. Но получив  например на улице в подворотне по харе от шалопаев и поняв потом, что раны не так уж и страшны. …. И что вообще это не страшно. В другой раз поборов страх этот паренёк может и ответить обидчику. И так далее и так далее. Затем приходит уверенность в себе и способностях, которые и развиваются благодаря случаю…Все смельчаки вначале были трусами. Это точно.

— А Алексей, а рождаются смелыми сразу?! – Илья вставил свой вопросик. Вячеслав нахмурив лоб сидел с кружкой чая и пытался что то понимать.

— Точно не узнать… но многие проявляют себя в случаях беды, опасности за себя любимого. Не все ради других кидаются на штыки. Самосохранение всё таки! Ещё кто то попросту выпендривается перед публикой. А наедине ведёт себя иначе…..

— Жаль, что жизнь одна… Так бы было больше смелых и отважных… — очнулся из недр раздумий Славик.

— В том то и смысл Вячеслав….- сказал ему Алексей, присаживаясь рядом к столу.

— В чём смысл дядь Лёш?! – встрепенулся Илья.

— В том, что жизнь одна. Что ценить нужно каждый миг её. Не лезть, куда сердце не велит….ведь всё прекрасно в ней, погляди со стороны. И в том, что всё не повториться и есть смысл.

— Так смысл в неповторимости? – я привстал с койки.

— Да! Да Михайло. В неповторимости мига…..который мы разучились видеть….. – и Алексей склонил голову в разочаровании за нас, за людей и за себя тоже.

— Так похоже трусость тоже мудро придумана чтобы уберечь человека от смерти или травм там…. Да? Или трусость и есть инстинкт сохранения даже! – Илья становился философом.

— Что то вроде того парень. Что то вроде того… — Алексей как бы ожил. – Войны, чтобы проверить браваду. Испытания оружия и полёты на марс…Всё это уже придумано человеком, которому мало просто жить и любить тут. На земле. Где было так прекрасно. Пока он не захотел большего. Рыть, копать, взрывать, резать леса, засорять моря и воздух…..

— Да да. Авы знаете мужики! Что в океане есть огромный материк из мусора?! – Илья взял беседу на себя.

— Да. Слышали что то.

— Я тоже где то читал.

— Огромная. Вонючая свалка на воде. Пластик, что не пропадёт никогда. Его глотают рыбы и птицы и дохнут сотнями.

— И это лишь капля зла от человека. Творить такое в своём доме! Ужас! – выдохнул я, зная что это мусорное пятно в будущем лишь будет расти и расти.

— После нас хоть потоп. Как говорил один из французских королей. Да? – Славик как что то понял. А возможно и понял. Похоже коты, брошенные им в детстве, на произвол судьбы не давали ему покоя годами. Он думал всё это время, что спас их от злодея. Но всего лишь продлил их жизнь на несколько часов. Трусость и смелость бились в нём. Первая победила. Но смелость торпедировала под конец ему совесть, сестру смелости. И она частенько давила Славу, особенно когда выпивал.  Вдруг затихший Алексей встал, положил руку на плечо Славе:

— Не переживай больше за котов. Ты чист в душе пред тем теперь. Из троих выжило двое тогда. Рядом село было и они там нашли свой приют. Дали потомство и твой поступок был не напрасен. Ты не трус. Дед гордится тобой в ином мире. Живи человеком и всё будет хорошо. – затем он убрал руку и обращаясь ко всем нам сказал:

— Неважно где мы сейчас. Кто по профессии и как здоровы. Трусы или храбрецы…. Не теряйте в себе человека….И тогда… Поступки добра, свершённые здесь, окупятся трижды там, где собраны ушедшие герои добрых дел.

Он вышел на свои молитвы. А мы, мы минут десять сидели молча в мыслях своих. Но я уверен, что они у нас всех были тогда светлыми.

 

На другой день я пришёл с тренировки уже в разгар темы. В комнате шла полемика Славика и Ильи. Алексей пока слушал и пил кофе. Двое других занимались своими делами. А точнее один глядел порно журнал, невесть откуда взявшийся тут. Другой,  Максим, держа обиду на дядю Лёху за правду матку в его адрес, молчал и не участвовал в беседах. Но уверен он хотел что то добавлять своё, посмеиваясь и бунтуя молча в койке. Он гадал сканворды, мня себя интеллектуалом высшей гильдии, сожалея, что не попал на программу « кто хочет стать миллионером» и только поэтому не забрал у них свой миллион. А по правде за его же спиной обсуждали как придурка шестого разряда. Как я понял, тема шла про уважение в коллективах. Похоже вспыльчивого Славу сегодня задел кто то из начальства и он принёс это в хату. И это бурно обсуждалось:

— Черти ёб…..е! Никакого уважения к сотрудникам!…. Ублюдки! – сокрушался оскорблённый.

— Да ладно Слав. Всё нормально. Успокойся. Участь наша такая. Быть ниже, выслушивать нападки, даже если прав. Начальник всегда прав…. – Илья пытался помочь. Но плохо.

— Нет ума, строй дома….. – прошептал Вячеслав и приуныл.

— Да Славик. Нет, и не будет уважения к работяге у нас в стране. Смирись уж с этим. Таков наш удел…. – говорю я, беря полотенце для похода в душ.

— А за что нас уважать ?! А?! Мужики?! – Славик вспылил вновь. – Вот чурбанов уважают у нас. У нас в России их уважают больше, чем нас, русских.

— Так мы же не они….не спортсмены. Не с ножами за поясом.

— В том то и дело! Если бы кто то давно ещё не ударил лицом в грязь, не сломался под напором….то уважение в своей стране было бы. К каждому. Чурки то не каждый за себя! Они горой друг за друга. Не то, что наши. Помню меня в армии деды мудохали толпой, а наши….мои земляки даже смотрели со страхом и улыбкой. Типа хорошо, что не меня! Сегодня меня пронесло! И дёру давали в глубины казармы….Черти! Слов нет. За что же нас уважать? За тусость?!

— Есть и у нас ребята нормальные. – говорю я, понимая, что есть правда в Славике.

— Но мало. Мало их, ребят этих. А щас поди и не сыщешь. Конец нашей расе….этносу….живём все рядом вместе. А такая разница в воспитании и голове. Я фигею!  — Илья тоже сокрушался.

— Вот пример приведу! – Слава поднял туловище и забродил по хате.  – Уходит старый зэк на волю и передаёт бразды правления зоной другому…Так…..э э э…И вот приходит этот новый тип в камеру, где полно заключённых. Ну и там с порога пинает шныря, там даёт указание кому то из низших каст….мол я тут теперь лев в джунглях и вы типа тоже все мои.

— Ты о чём это? – спросил я, забыв про душ.

— И если сразу сломались, сразу дали слабину. Сразу не восстал хотя бы один, то всё. Всё! Терпите его волю. .. А вот если бы сразу ему в табло и на парашу! И следующего за ним! Исчезли бы такие фраерки за пару лет и стало бы не страшно и сидеть в тюрьмах. И не было бы этих понятий всяких, опутавших страну….

— Ну тебя понесло Слав! – Илья смеялся. Я присел на его шконку.

— Ты сидел? Слав? – спросил я.

— Не важно уже….было дело……

— Ты похоже из отрицаловки! Хлебнул гореца ты видать. – говорю я.

— Там так всё безумно и жестоко. Если бы только знали мужики….Одно дело слышать, а совсем другое пережить это…..

По глазам его было понятно, что он хапнул там сполна. Всех проблем, даруемых зоной, точнее теми, кто там правит бал. Беспредела, ужаса быта унижений. Даже возможно поднимал мыло в душевой в не нужный момент…..Но об этом было страшно думать.

— Был у меня в армии старшина… — продолжил он тему, пытаясь забыть прошлое, где он точил баланду. – Пока не стал старшим, был нормальным таким пареньком. Но затем его повысили и в первый же день он завалил в роту. Он вёл себя очень нагло и высокомерно. Не тот уже парень он был, понимаете?!…Сразу с порога он ударил дневального. Своего приятеля по службе. Тот не отдал ему честь и не скомандовал  что то типа – смирно…не помню. Но помню эту пачу. Это самодовольство и осанку. Как коронованный принц….Затем было построение и разъяснение что и почём. Кто то дёрнулся и был низвергнут в наряд. …..

— Вот- вот Слав! И сейчас тут так. На гражданке! Дёрнись и домой. А то и без бабла! – вскипел Илья.

— Нет, погоди ты! А если бы тогда половина дёрнулась, то старшина был бы другой…Уж я то знаю. И не творилось то, что потом начало начало твориться в части. Просто мы все….тогда дали слабину ему. Слабому по сути человеку. Но надевшему лычки власти и сумевшему победить наглостью нас всех. А вот если бы сразу ему по почкам тогда…… Тяжело уже потом победить того, кто понял власть….Кто не отдаст её. Кто будет грызть глотки за это. Способный на всё, предавая честь и дружбу пацанскую уже в начале, просто играючи. Не ведая ничего святого, задрачивая ребят до суицыда…..И это всего лишь за год власти…..За год! Слышите! – Вячеслав был безумен в глазах. – Как же власть над душами поражает разум…Боже ты мой….Зачем всё это?…Зачем быть таким? Всё равно скоро домой и там ты не сержант. Просто рабочий завода или охранник. Но воспоминания о владении человеком будут греть его до гроба…..

— Всё Слав, хорош уже тебе….Ты разчуствовался. – сказал Ильюха и заулыбался глядя на меня. Типа вот разошёлся то мужик. Славик, напряжённый годами боли и невысказанности, и наконец в момент излияния из души тяжкого груза, уловил смешок парнишки Ильи. Он вскочил и схватил его за глотку:

— Да что ты знаешь?!! … Что ты су…а знаешь в жизни своей?… Тинейджер долбанный! – он орал и как будто хотел в правду задавить юнгу.

— Отпусти ты его! – я разомкнул с трудом стальные клешни Славы и усадил его на стул. Он схватился за голову и вроде зарыдал. Ему реально было и стыдно и тяжело. Илья отдышался и выпив воды прям с чайника сел и замолк. Улыбаться ему больше не хотелось. Макс с верхнего яруса довольно зыркал на нас, себе на уме. Интересные сценки нравились ему. Артём слез на помощь мне, но я справился быстрее.

— Да ребят..даа…. – протянул он с опытом бывалого бродяги и вышел в коридор.

И тут, молчавший Алексей, смотревший и слушавший всё это время, встал.

— Славик! Мне уже надоест скоро забирать твою боль прошлого…. Гложет не справедливость? Знаю. Мы в ней научились жить и живём. Терзают прошлые обиды? Понимаю. У всех они, одна другой круче. Срок на зоне отмотал? Вижу….Знай, ты отсидел по ложному обвинению и да, ты это ощущал всегда и верил в не виновность….Жестоко? Да! Очень. Но бывает и хуже….И лучше….правда тоже бывает. Но ты не сломался! Я вижу это сейчас. Ты ещё со стержнем в душе. Крепись! И слёзы твои, что ты прячешь от всех, это вытекает твоя боль….боль души. И тебе теперь будет легче…всегда…. – он взял его за руку. Помог встать, оделись и вышли вместе. После часа отсутствия Слава пришёл другой, более умиротворённый и улёгся спать. Похоже дед провёл над ним некий ритуал. А я после всего этого захотел ещё больше обратиться к Алексею за советом и помощью в моём фантастическом деле. И я стал искать подходящий момент.

 

На другой день произошло неприятное событие с Алексеем. Я пришёл уже поздновато, чтобы понять что и как. В комнате была жаркая заварушка. Все жители нашей комнаты участвовали в толкотне драки. Или пытались не дать какому то взбесившемуся типу подраться с Лёхой. Почему он ему не угодил и что вообще происходит не было сейчас интересным. Злой  и резкий мужичёк вырвался из рук Славика и Максима, толкнул ногой Ильюху и рванул к Алексею, который просто стоял к нему спиной и читал какое то заклинание. Я тоже резко дёрнулся и успел ударить злодея в  бок ногой. Тот озверел ещё больше и с разворота влупил мне в щёку. Она сразу онемела и стала опухать. Я тоже обозлился и дал в ответ прямой в переносицу. Мужичок ахнул и осел жутко матерясь и проклиная мой род. Все вроде успокоились и уселись по местам. Алексей повернулся и сказал сидящему на полу дебоширу:

— Ты пример. А не герой….

— Что? – вытирая сопли с кровью спросил тот уже более спокойнее.

— Представь себе лагерь военнопленных…. Толпа в крохотной камере. Вонь, духота и страх…..Ты, как и другие люди тоже тут. Все одинаковы и хотят жить. Каждый думает, что именно ему повезёт и он выберется и выживет, даже когда все полягут по разным причинам…

— Что? О чём ты чёрт подери? – мужичёк не понимал, как и мы.

— Чёрт поберёт тебя друг….Так вот. Заходит в камеру конвой немцев и переводчик говорит….Вы теперь все собственность вермахта и над вами проведут опыты. Так же с утра до ночи вы все будете работать на благо страны. Любого не согласного сразу же ликвидируют….Затем этот человек окидывает взглядом притихшую толпу. Наслаждается мигом трепета и страха перед будущим ужасом. Замечает тебя в рядах, даже если ты позади всех. Даёт знак и тебя вытаскивают к нему……Ты начинаешь дрожать, что то лепетать, типа – Почему я? Зачем и всё такое…но тебя никто не слушает. Ты делаешь как раз то, что и нужно показателю намерений…..Он молча достаёт маузер и выстреливает тебе в голову…Ты понял?

— Что? Что мне нужно понять? – тот не понимал.

— Ты всего лишь пример….и всё….

— Для чего?

— Для кого. Для других бедолаг. Им не тебя жаль….все думают лишь о себе. О жизни и выживании. Никто не запомнит не твоего имени, ни лица, ни слов. Запомнят страх, кошмар того мига, надзирателя….но не тебя. Может даже обсудят это в свободное редкое время. Что мол всё серьёзно так, что запросто сносят голову. Употребляя тебя, как бедолагу, которого расстреляли в пример серьёзности намерения….А почему тебя выберут из толпы? Знаешь?

— Неет! О чём ты ….чё…подери тебя? Ты спятил? – мужик явно был в хаосе мыслей. Я тоже.

— Потому что надзиратель увидел твой дикий взгляд. В нём страх и ужас. Ваши энергии пересеклись там где нужно ему, но не нужно тебе. Он пользуясь властью победил и ты пошёл в пример. Вывод друг мой….. Не смотри на людей со злобой..В глазах великая энергия….И когда ты хотел напасть на меня и ударить ты выделял её слишком много….А я не помогаю плохим…Уж прости….И твои вопросы про будущее, про себя….Это всего лишь твой эгоизм. Узнать, как будешь ты жить…будешь ли богат и так далее. Лишь про себя… Я действую от света. А ты привёл тьму ко мне. И я не стал тебе гадать и давать совет. Ты сразу вспылил, обвинил меня в ереси….Жаль тебя мне…

— Да пошёл ты! – тот привстал.

— Сиди и слушай! – Алексей резко рукой посадил его обратно на пол. Тот молчал и растерянно смотрел по сторонам. Происходило что то мистически завораживающее. – Грехи на тебе сильные… Одна загубленная жизнь. Но наказания по закону людей ты не понёс. Не нашли тебя. Но я знаю. И по законам небес ты ответишь за зло. Ха! Пришёл ко мне. Спросить про хорошую жизнь…. А на ка тебе вот что……На другую вахту тебя не вызовут. Ты начнёшь пить, спать под заборами, за год два скатишься до бомжа. Затем болезни приберут тебя всего и разумеется обычный конец ждёт тебя…..Будешь примером очередным для мальчишек в селе, что пить плохо….Но! Но возьми выбор…Измени злой взгляд на свет. Пойди в монастырь и молись. Молись за содеянное….И возможно рука господа коснётся тебя и ты изменишься…..А теперь ступай в свою комнату и никому не говори о этом вечере….

Лёха отпустил его плечо и перекрестившись вышел в коридор. Мы все молчали, как дети при выносе от родителей. Ступор вскоре отошёл и все разбрелись по своим делам. Тот тип далее был тихим и кротким. Его взгляд стал светлее, или мне так казалось. Подходить со своими вопросами мне не хотелось. Вдруг я тоже покажусь эгоистом или на дяде Мише есть куча грехов. Пошло пару недель. К Алексею никто не подходил из страждущих погадать. Ему это нравилось, он любил покой. В коллективе комнаты всё так же велись беседы на разные темы. Но необычность Алексеевых знаний и умений никому не давала покоя. Алексей никому ничего о этом не говорил. Лишь то, что это дар от предков и каждый может это в себе развить. Но мы, люди слишком слепы и глухи.

— Алексей. А ты веришь….эээ..точнее знаешь что нибудь о реинкарнации? – спросил я обычным вечерком. Как бы с далека зайти желая.

— Да. Слышал что то об этом….. например, что наши привычки и желания это ни что иное как любимые занятия наших прошлых воплощений, жизней. Что несколько уровней переходов в рай. И чем праведнее жизнь, тем быстрее вверх. Что за грехи прошлого нужно отработать тут. Болезнями и нищетой искупить ошибки и богатство в других мирах…..

— Интересно то как! – подключился Илья.

— Богатство это злое что ли? – я поддержал паузу.

— Конечно! Это одно из наиплохейших вещей мира. Богачи наглеют от него, теряя душу. А мечтающие стать такими, думая, что не потеряют святое всегда ошибаются, в стремлении разбогатеть превращая мир вокруг в купюры….

— Так нищий например, дядь Лёш ничем не может помочь никому… а богач раз два, да подкинет монету на паперти…

— Богатство нищего сильнее в его душе. В вере. А кошель толстый не даст просветления. Дать монету бедолаге это всего лишь показ своего превосходства над ним, системой, миром… Что у меня удалось и я удачник. А он типа нет. Я смог и я лучше. А он так и сгинет тут…Нет. Он выше на ступень к раю А богач ниже.

— Ни фига ты закрутил дядь Лёш!

— Вот что любишь поесть? Илья.- Алексей налил чаю себе.

— Всё! Что дадут!

— Хм! Значит ты в прошлой жизни был рабом или пленным каким то. Ел всё, что дадут, что кинут. Это было так долго, что привычка есть и любить всё осталась и в тебе. Душа которого переселилась в тебя при рождении. А времени в реинкарнации нет. Он умер века три например назад, а в тебя попал тридцать лет назад!….Наши привычки, желания и возможности это и есть думаю пережиток прошлого. Их достижения за жизнь, их боль и пот. Желающий спорта возможно был воином по жизни и его тело требует напрягов! ….Озабоченный сексом поди не имел его там, а лишь мечтал и жажда передалась на выбранный судьбой объект.

— Ни чё себе ты голова! –Илья был весьма заинтересован.

— Вообще мужики много теорий и тем. Но правды точной не знает никто. И я лично жду, пока приду на тот свет и узнаю ответы, на все мучающие меня вопросы…Я уверен, что мне их там дадут! – он хрипло засмеялся и закашлял. Давались месяца и годы работ.

— Все мы смертны…. – прошептал я про себя.  – Даже такие как Лёха. Маг и всезнайка. Даже он. – погружаясь в очередную порцию грусти я вспомнил о своей жалкой судьбинушке. О далёкой любви, о сыне и себе. Точнее, как же мне до них добраться. Как же близко они и как же далеко.  -Не поймут они меня. Не поймут. Однозначно.

—  Лёх! А про сбои в этой системе переселений душ слышал что либо? – вышел я из этой постоянной комы.

— Миш. …Я не слышал. Это мне всё приходит от куда то из вне. Из космоса или небес. Не знаю. У меня тоже куча вопросов к создателю. И то, если примут меня на разговор! – он снова хрипло хмыкнул. – Сбои есть в самой жизни. Во всём. Или это мы не видим идеальности божьего творения. Возгордившись решаем всё по своему. И каждый как может и на что горазд. Судьба выбирает по лишь ей ведомому критерию человека. Он конечно не герой, как из кино, где избранный обязательно выдающихся талантов. Судьба не ведает внешности, статуса, здоровья. Она видит его потенциал, духовный уровень и ещё до рождения определяет его жизнь. Этому даже есть доказательство!

— Какое?!

— Это руки младенцев! На ладонях уже начертан их план жизни…Точнее не их план, а план судьбы на них возложенный. Это потрясающе и невероятно для неверующего и потрясающе и вероятно для верующего! Только представьте себе это! У каждого своя судьба и план. И его изменить невозможно. Это и есть судьба…..Хм! Судьба это план бога! Как то так! Мы люди так вроде ничтожны, если глянуть с космоса на планеты…но почему то нас, людишек выбрали на некую задачу, миссию…Снабдив каждого печатью на руке, борятся за нас в незримом мире. Некие сущности, ангелы….Скоро я узнаю о всём! – казалось Алексей прям хотел умереть поскорее, чтобы узнать тайны. Эта жизнь была ему не интересной.

— Ещё что нибудь расскажи дядь Лёш! Я прям трепещу от предвкушения о …о всём этом! – Ильюха аж подсел рядом с дедком. Я тоже присел рядом с кружкой чая и пакетом печенья.

— Хм! А ты паренёк веришь во всё это?! Вдруг я лгун и сказочник?!

—   Вот в это точно не верю!

— Ха Ха! Наивный добряк Илья. Мы люди очень разные, поверь! Где доброта скрывается под маской зла, там рядом может быть злодей с лицом святоши!…..

— Я знаю дядь Лёш, знаю….Вот женщины весьма коварны….

— Ты щас имел в виду свою девушку?

— Ну да….расходимся мы с нею….надоело всё….

— Не грусти паренёк! Это лишь урок жизни для тебя. Вторая будет любимее и лучше.

— Ты меня так утешаешь!? – Илья взглядом голодной собачки посмотрел на Алексея.

— Уверяю тебя. Всё будет лучше. Но не сразу….Но совет таков…Бросай вахтовать. Не твоё это. Не твой путь к счастью. Скорее путь к тьме будней.

— Алексей! Закончим тему про реи…..переселение души. Интересно весьма! – перебил я его пророчество на Илью, который явно взбодрился после уверенного, сказанного в глаза, звучного голоса оракула Лёхи.

— Давай закончим Миш. Давай! – мы отхлебнули чая, рубанули по печенке и подумав, или вспомнив что то Алексей продолжил тему.

— Это мужики жизнь…Это как ваша лотерея. Ты типа уверенный такой, заполняешь билетик и думаешь обогнать всех претендентов на победу. Потому что именно ты по твоему лишь кстати мнению достоин этого!…Таак, дальше…..Дальше ждёшь и веришь в эту чушь. И даже если ты вдруг заполнил правильно и попал в нужные числа, то система это увидит заранее официального тиража и поставит уже свои числа как нужно ей. А! Не тебе дружок! Твоя верная комбинация исчезает вмиг и на её место ставится не выпавшая типа комбинация. Это то и покажут, и то, возможно! Тоесть там заранее всё решено. А чтобы не терять золотую жилу в роли клиентов, которые думают, что всё честно, иногда кидают заманушку или рекламку. Что мол где то, на просторах страны нашёлся победитель джекпота. И игроки лохи бегут в киоски и тратят, тратят бабло!….. Так вот. Система это судьба. Мы игроки. И даже, если ты делаешь нужную ставку в жизни, то всё равно судьба это определит и расставит по своему….

— Дядь Лёш! Перестань! Я после такого перестану играть в лотереи! Ты лишаешь меня шанса!  — Илья аж вскочил.

— Я лишаю тебя надежды скорее…..Но помогаю не тратить тяжело заработанные деньги на очередного толстосума….Поверь Илья. Всё напрасно. Не слушай трёп из телевизора, где очередной счастливчик уверывает всех о удачном стечении обстоятельств! Неужели ты думаешь, что именно ты один из миллионов игроков сорвёшь куш?! ..Ха ха ха!

— Я действительно в это верю!

— Так и помрёшь с верой! А за монеты, которые незаметно потратишь за годы мог бы что то стоящее сделать….. Своего дома не имеешь. А кирпичик в виллу олигарха вложишь.

Алексей встал, включил чайник. Навёл чаю ещё. Его вид был таким умиротворённым, что захотелось стать таким, как он. Что же за знания в его голове? Почему он такой? Необычный. Почему вкалывает на севере, если мог бы открыть свой салон по гаданию или ещё чего то? Неужели добро запрещает делать ему это? Или возможно помогать значит отдавать свою силу, энергию, здоровье…..

— Мир. Пронизан невидимыми нитями. Потоками энергий. Мы ходим, живём в них, через них. Иногда. На уровне мыслей мозга, нить, луч попадает в одно и тоже мгновение с этой мыслью. И тогда возможно её исполнение в жизнь, в материальность. Желательно мысли быть светлой, чтобы лучше заметной. Пока в мире преобладают тёмные мысли. И поэтому худшее сбывается чаще. Намного чаще. Ведь почти все притягивают эти лучи к себе своим негативом и желаниями низменности, материальности. Оно и приходит……к нам….Жаль…. –Алексеё задумался на миг. Затем взглянул поверх головы Ильи.

— Вот ты, Илья. О чём сейчас думал? А?! Только быстро! Не начинай пускать мысль, уводящую тебя от той мысли.

— Я?! Я думал….Ну если честно…

— Да! Только честно!

— О богатстве! Свалившемся на меня с неба! Резко вдруг. И я счастлив!

— А А! Вот видишь! Как сильны мысли наши. Наши мечты. Закрыв глаза, они заставляют нас улыбаться их творениям. И мир в них безграничен и велик…..Хорошо и плохо, что они нам даны. Да?! С ними можно парить в любых местах, было бы фантазии….Но с ними так же скорбно пробуждаться в реальность, открыв глаза. Проснувшись ночью. Понять порою тяжело, что это сон…. Сон, где летал ты в неведомых мирах….Как ребёнок! Сны и мысли которого не запачканы суетой будней. Он летает в красках по измерениям с чистым сердцем….И ему очень тяжело просыпаться в реальности, далёкой от прекрасного.

Лёха отхлебнул чаю. Прищурился и говорит:

— А ты Илья думал о кейсе с баблом. Который ты найдёшь вдруг прогуливаясь возле железной дороги у дома. Якобы он должен в твоих мечтах упасть с уехавшего давно поезда. В котором была драка бандитов и кейс типа выпал в окно. Бандиты откинули копыта в пылу разборок и искать его возможно никто не станет!

— Да! Да! Я правда думал об этом! – мы все были в очередной раз поражены.

— Не думал! Мечтал! Прокручивал варианты!….Ха ха! Молодость! …Короче ты идёшь вдруг, видишь в кустах неплохой чемоданчик. Озираясь по сторонам даже в тёмное время! Это ж Россия детка! Да?!

-Да! Дядь Лёш. Что ещё сказать! Да.

— Ломишься тихо в кусты, берёшь бережно, как титьку молодухи кейс. Ощущаешь, что он полон чего то. Веришь, что это бабки так, что это прям материализуется из неба, вместо носков и кучи бумажек! …Ха!…Так!…Ломишься с ним внутрь чащи около дороги, аки лось под тестостероном! Аккуратно ложишь его. Видишь, что он с кодовым замком не выдерживаешь и начинаешь ломать. Сначала руками, затем палкой. Жалеешь, что не носишь сегодня с собою лом или болгарку!…..ха хаа!

Мы тоже ржали и слушали. Слушали и ржали. Представляя себя на месте этого везунчика.

— Затем тихо, как убийца ниндзя крадёшься домой, всё ещё не веря в это, происходящее с тобой. Мысли, как ты покоряешь Эльбрус на новом Феррари, Тайланд и Мальдивы путаются с мыслями о опасности попасться злодеям, которые только и жаждут отобрать кейс у тебя. Разумеется пустив пулю в голову тебе и всем родным…..Ты прячешь кейс в надёжном месте во дворе дома. Идёшь спать. Пытаешься при мамке и папке вести себя обычно, но не выходит….Ты не ешь сегодня. Не моешься, не смотришь матч любимой команды. Веришь, что вскоре купишь команду себе сам!.. Ложишься спать, но куда там! Сна нет. Его просто не может быть! Ворочаясь, ждёшь, пока уснут родные. Раздражает, что они не торопятся засыпать. Ты в поту, покрытый прыщами от волнения и стресса. Но тебе плевать. Ты тихо встаёшь. Ты напряжён и сконцентрирован, как агент цру на задании по спасению мира. Идёшь в гараж отца, берёшь инструмент, берёшь кейс и валишь в укромное место…. Осознаёшь, что бежишь босиком и в трусах. Но тебе плевать! Ты почти богач! Вот вот и все у твоих ног!

Мы ржали и не верили, что Алексей может ещё и шутить в добавок ко всем своим дарованиям.  – Ни че себе ты даёшь!  — Сказал я в который раз.

— Короче вскрываешь кейс, как банку сардин голодный каторжанин. Там реальные доллары! Ты трясёшься и падаешь в них лицом, теряя равновесие от шока. Дар речи тоже исчезает, со рта капают слюни от предвкушения благ. Встаёшь, оглядываешься и идёшь домой, прижимая его больше, чем свою девушку. Прячешь и ждёшь. Ждёшь, придут ли за тобой кто нибудь…. Проходит неделя. Для тебя она как год. Никто не приходит и в городке ничего не слышно по этому поводу. Интернет про поезд и бандитов тоже молчит. Всё для тебя и реализации планов. Жизнь удалась! Да? Илья?!

— Да! Это так!  ….Так я и думал! И это моя мален….моя большая мечта!

— Илья заворожено смотрел светящимися глазами на Лёху, очень надеясь, что он скажет ему – Ну что ж. Так тому и быть!. Но я видел другую картину. Ведь я не верил в такое, плюс эта была не моя мечта и мысли. А когда некий колдун провидец видит твою сакральную мечту и они вместе видят одно и тоже, то невольно проецируется вера в это. Даже если это фантастично. Но провидец и затейник добрых мыслей обломал надежды Ильи. Вернув в действительность дней серого работника севера. Грязных спецовок, носков, пьяных рож и вечного недовольства. Жестоко?. Да. Но честно и правдиво. Выходить из сказок нужно уметь ещё ребёнком. Некоторые остаются там, в сказках. Верят в них, передают из уст в уста детям…..хорошая, добрая штука….. Но как же чёрт возьми жестоко осязать правду…..Видеть пьяного деда мороза с отклеивающейся бородой, найти свой молочный зуб у мамы в шкатулке, а не у феи, видеть зло, а не видимое в детстве добро…. Неприятно понимать, что дед мороз это бухой батя или его сосед, что зубная фея это мама….Что зло было и в детстве. Просто ты по наивности его или не замечал, или не верил в увиденное и не верил в услышанное тем более….

— Нет Илья….Извини, но это лишь фантазии твои, переплетённые с реальным желанием поднажиться в мире, где добросовестно это невозможно. Это лишь мечта. Но ты так жарко о её мусолишь, что она завладела всей головой. Деньги! Эти бумажки с фабрики по производству денег…То. Что они даруют…Меняют тебя и окружающий мир…Не мир точнее, а твоё к нему отношение. Всего лишь бумажки, а столько возможностей. Столько можно сделать добра…..Но люди имеющие их творят злое. Всё для себя. Теряют святое, чистое, светлое…..Эээхх! Так я что в итоге то хотел сказать то!   — Лёха хлебнул чаю, дружески хлопнул осевшего в скорби Илью по плечу.

— Что эта самая судьба, зная наперёд жизнь человека не даёт кому попало этих денег! Парадокс? Да! Нонсенс как говориться. Знает, что лучший испортиться от наглости и гордыни. Не протянет руки нуждающемуся….. И поэтому богатства из металла и камня даёт она лишь плохим… Простым же нужно лишь понять. Что свет не в монетах блестящих. Что их свет обман. Искренность в чистоте, пустоте, в простоте. Имеющий блага на земле за краткую жизнь, привыкший к роскоши мира….Там! Будет трепетать от скуки. А простой не имеющий материальности, за которой он бы и умирать жалел бы, чтобы нажитое досталось кому то, будет свободен. Как ребёнок в полёте снов, как взрослый в полёте фантазий, как птица, поющая песню весне….. Короче. Это мужики тяжеловато понимать всё. Но хотя бы послушали, и я надеюсь, что толика моих слов закралась в вас вместе с верою в ваши сердца. Я знаю, вы….вы все хорошие парни. Люди. Просто вы думаете, что вам не везёт в жизни. Да так думаете, что верите даже в это. Видите это годами над собою. Опустив руки бредёте в даль, подчиняясь судьбе. Прося и прося лучшей доли. Вера в свет меркнет, тлеет и гаснет….Я не могу ответить почему так… Почему всё это так несправедливо….Голос во мне молчит….Может он боится  открыть правду, может сам не знает. А может мы этого не поймём. Но каждый должен заполнить определённую ячейку в системе…это точно. И на ночь..на последок, на сон грядущий скажу ещё….Боги мудры. Настолько, что их смысл нам не объять за века. Всё сделано для чего то. Даже муха не просто летает. Но, но бойтесь своих желаний. Ибо они могут исполнится. Как говорили древние. Они были то помудрее нас.

Все разбрелись по ночным процедурам. Отлить, курить, думать. Я долго не засыпал тогда. Пристально в темноте ощущая взгляд. Это мог быть только Алексей. А что он хотел и зачем это делал, я не осмеливался пока спросить.

 

…Лишь смелым светит путь надежды…

 

 

Дальше был не лёгкий денёк. Работа прям напала на нас. Прям голодным зверем с пещеры. Сам бог работ « Вкал» руководил нами пристально и скрупулёзно контролировал каждую мелочь, призывая ежеминутно – вкалывай раб!, ибо ты раб….Обед был небольшой отдушиной от жары под ватником. Можно было набить пузо баландой среднего уровня и передохнуть низким уровнем. То есть постоять, подперев стену у выхода из столовой. Возле меня стояли молодые малоперспективные ребята, весело споря о чём то и куря что то явно для взрослых, судя по тёмному дыму и кашлю. Я отошёл поодаль от запаха сигарет, от него было плоховато.

— Чтобы соблазнить тёлку нужна тачка! Так?! – прислушался я к их беседе. Становилось интереснее.

— Так. Ну и ….- двое учили друг друга жизни, соревнуясь в фарте и продуманности бытия.

— Ну так вот! Для тёлки, чтоб поехать к ней нужна тачка. Желательно получше. Они ведутся на это. Но для тачки нужны бабки! И для тачки и для тёлки и для всего на хрен на свете нужны эти бабки чёрт возьми….Я прав!?  — он тихо стукнул приятеля по плечу.

— Да. С этим я не спорю Диман… Но не это главное в отношениях. К девушке можно и пешком пойти…. И любовь не говорит о деньгах. Они тут играют второстепенную роль….- Пытался ломать стереотип друга увалень в очках. Ботан с видом немытого хакера.

— Нет! Нет и ещё раз нет! – продолжал правдировать и нокаутировать голой правдой жизни Диман. – Без денег любовь долго не протянет и брак треснет, как арбуз об асфальт.  Пойми же ты!…

— Нет. Я не согласен!

— Чтобы короче иметь тачку, девушку, и соответственно какой то в жизни статус нужны лавандосы. Желательно побольше! – Диман хищно улыбнулся, как злодей их кино. – На это всё нужно либо заработать, либо украсть, либо же выиграть в лотерею. Что кстати не реально….Реальнее заработать всего, если конечно старенький дядюшка, владеющий нефтяной компанией не включил тебя в длинный список родственников…которым перепадёт по куску от пирога наследия…И которого вам, по сговору нужно отравить, чтобы он поскорее прибрал сапоги!  — все вокруг ржали. Я тихо молчал и думал о всём этом. Что то или даже всё как раз вписывалось в сегодняшнюю концепцию жизни. Всё так и было…Всё так и было. Мой взгляд, как бывает замер в одной точке.

— Неее….На смерть родича, ради бабок я бы точно не пошёл. – отвечал, толком не уверовав даже в свои слова хакер- ботаник.

— Это потому что ты не нюхал запаха роскоши и жизни….совершенно другой жизни. Пойми Серёга…..- Диман с искренним сожалением глядел на это умирающее  типа благородство Сергея. Ему правда было жаль его. Ведь по сути таким тяжело в жизни реальности. Именно они совершают глупые, отчаянные поступки из за девушек, что таких то и бросают. Они, вздёргиваются в сараях и подвалах по миру, после разрушения их устоев мироздания. Они частенько портят жизни родным и близким…..Но именно из за их толики благородства и морали этот мирок ещё как бы жив….

— Ты слышишь песнь?- вдруг пробудил меня от думок тихий голос. Это был никогда не спешивший Алексей. Он долго обедал и только вышел.

— Какую песнь?!

— Ту. Что зовёт домой каждого работягу.

— Нет. Я думал о своём….как то так….

— Нет. Ты слышишь её. Я знаю . Но как и все, сейчас сделаешь то, что и все. А точнее мотнёшь тип головой и настроишься на продолжения рабочего дня. Заставив душу забыть этот зов…..Мозг блокирует истину….души.

Алексей зашагал на улицу. Оставив позади меня, продолжающих разговор пацанов и песнь….Мою песнь…. А его вела в даль его песнь. У каждого она своя. Мотив и мелодия….Как когда смотришь в окно. Но ни стекла, ни пейзажа за ним тебе не видно. Взгляд намного, намного дальше всего этого…. Он где то не в этом даже мире порою. Я уверен, что это наша душа, через наши глаза смотрит и летит на волю. Куда то в ведомые ей дали, устав шептать и кричать тебе дураку, что тебе тут не место. Что мир велик и прекрасен. А ты типа променял его созерцание и гармонию на деньги….Пополняя мошну неведомого дяденьки. Живущего, не существующего как ты невидимки……Одно у вас одинаково,- вы друг для друга невидимки….Только ты в добавок невидимка ещё и для родных…..

Я плюнул от разочарования на землю, как будто в плевке сосредоточилось всё негативное за годы. Легче не стало, но как и сказал Алексей я мотнул башкой, сотрясая хаос мыслей и одел перчатки, готовясь взять инструмент и начать ишачить. Моя песнь на сегодня была спета. Пластинка закончилась. И я сам приостановил включатель мелодии. Уж что больно она играла на струнах души.

После ужина было однообразие процедур вечернего быта. Пару мелких стычек между соседскими комнатами, прерванные полупьяными прорабами. Обсуждение стычки в курилке, смех, хохот пьяни и задушевные базары о интимной жизни дома и за его пределами… Вот предела глупости человеческого языка не нашлось. Его не существовало.

В нашей самой тихой спокойной комнате было уютненько и как то тепло. Не от обшарпанных обогревателей, нет, от атмосферы в воздухе. Я как обычно опоздал на начало беседы Алексея и комнаты. Он рассказывал то ли сказку, то ли легенду о искателе бога. Типа некий наследник богатого состояния потратил кучу лет и денег на поиски истины от религии и поиск единого божества…И однажды, где то в горах Тибета какой то монах рассказал ему о древней пещере. Тот искатель бросился туда с   дикой фанатичностью и вошёл в пещеру. Пробираясь около суток сквозь паутину и мрак он достиг большого зала. Там, он разжёг последний факел и увидел в центре зала старое зеркало. В отражении самого себя и всё тогда осознал….Что каждый человек и есть бог. Созданный по подобию творца. Рост, внешность, всё как и создателя…..но человек лишился, утерял и забыл о дарованной ему мудрости….Типа искал то, что имел, что имеет каждый, но боится открыть в себе потеряв материальность и привычное….Назад он не вышел. Не осталось сил, еды и пламени….Но монахи говорили, что его нашёл отец. Выдвинувшийся на его поиски спустя год. Искатель сын просто сидел около зеркала в позе лотоса, лишь склонив на груди голову после смерти. Было видно, что он смирился и нашёл ответ, гложащий его жизнь. Он был умиротворён и не овеян печалью. Там его и оставили…Отец решил, что хотел бы этого…..Но и это не всё. Отец после сразу изменился. Раздал всё богатство нищим, на храмы и жертвам катаклизмов. Сын и его поступок, ценою в жизнь повлиял на отцовское восприятие. Тот понял, что его коснулась мудрость и все блага тела ничто в сравнении благ души. Душа его открыла дверцу, впустив или выпустив частичку бога. И свет его впервые разжёг свечу старого сердца. И если один смог повлиять на другого до такого образа, то мир может изменить всего лишь один человек. Один, за которым пойдут….не по миру скитаясь, а по волнам души…

— И тут возникает ли у вас вопрос?! – вдруг закончил Алексей и уставился на нас.

— Да. –ответил я. – Почему такой человек не появился на свете? Точнее уже две тысячи лет со своего последнего появления.

— Ты прав! – улыбнулся он. – И я отвечу вам, о сыночки мои. Потому что и бог и дьявол сильны в своём естестве. За одним пойдут двое. Но один из двоих всё равно свернёт и канет в реку грехов, наполненную дьяволом до краёв. И за этим тоже пойдут двое, а то и трое. И так всегда. Идёт борьба, она всегда идёт. Незримая и вечная. —  Он вздохнул, от какой то тяжести. Как будто ему на плечи присел невидимый и тяжёлый демон.  – Как же силён дьявол…Ох…Видишь? Знаешь почему?…Ведь грехи так прекрасны. Точнее они  так представлены нам. Через них и тебя как проводника радуется демон. Ему хорошо от твоего проигрыша, который ты за победу мнишь. Уж так хитро всё придумано ими. Тебе остаётся лишь толика наслаждения….но человек и этому рад. И он ради порции радости совершает и совершает. Мало кто может справиться с этим, побороть эту не зримую силушку……

Он замолк, погрузившись в раздумья. Мы разошлись по койкам. Начали улаживаться, кряхтя от болей в спинах и дряхлости самочувствия. Вдруг Алексей выкрикнул из тишины и возни:

— Самое главное в жизни это сохранить душу, не сделав зла…..

Мы переглянулись, молча и серьёзно посидели на шконках и быстро уснули. Денёк был тяжелым. Мы все вновь ушли с головой в свои дела и проблемы, совершенно не думая о какой то духовности. Везде есть радость и везде ест негатив. В каждом месте нужно что то из двух оставить. А кому то вообще твой негатив в радость. Много странного в жизни….с этим и не поспоришь…..

Утром не очень хотелось вставать работать. Снова, как и раньше тянуло домой. Просто домой, не гулять и пить, не делать ничего. Просто быть там. Просто быть…Я грустно поглядел в окно. За горизонт рассвета, где то там мой истинный дом. Куда мне почему то не дойти. Только сейчас, в заднице дьявола, у чёрта на куличках, вкалывая на очередного олигарха, я действительно понимал о сути вещей. Что люблю дом и всех в нём. И стало так не важно все проблемы и заботы. Вся суета и бедность. Просто быть дома рядом с родными. Это всё, что я желал. Захотелось позвонить и услышать голос мамы. С трудом я отвёл мысли от этого.

— Знаешь почему в некоторых местах тебе очень хорошо, а в других плохо?! – сказал явно мне Алексей, зашедший и увидевший мою  грустную физиономию. – Потому что твоя душа, в коей сплетены ранние жизни уже была в тех местах. Даже возможно жила там вместе с человеком…. Место напоминает ей даже через божьи блокировки памяти. Ей хорошо и тебе, когда она радуется….

— Ты прав Лёша….ты чертовски прав…. – промолвил я. И на душе стало ещё горче от правды этакой. Но Алексей продолжил:

— Вот стоит стол,…да?…И будет стоять пока либо человек либо время не сдвинет его…. Так и человек…. —  понимаешь?!

— Да….где то так. – ответил вяло я и встал. День начался. Ещё один день пустоты будней, который постараешься забыть, как и сотни тысяч таких….

В тот вечер я шёл с турника в общежитие. В стороне услышал спор двоих. Голос Алексея был мне до боли знаком. Он почти умолял второго о чём то. Я кинулся туда. Они стояли во мраке и ругались. Незнакомый работяга держал за шкирку нашего общажного кота. И тряс им при фразах, полных гнева. Кот что то спёр из его припасов и он решил его убить. Так как только так можно научить кота уму разуму. Алексей вступился за кота и уговаривал не трогать и отпустить шалопая.

— Посмотри в его глаза – говорит Алексей туповатому на вид деревенскому увальню. Который похоже отправил на тот свет не один десяток мурлык. – В его глазах целая вселенная. Космос и бездна. И мы такие и все создания на свете. Убить его, это убить и себя. Пойми….

— Что ты такое несёшь ?! Это всего лишь скотина! – продолжал тот с уверенностью прокурора.

— Ты чёрств и не понимаешь. Ты и не хочешь понять. Твоя жизненная установка прочно произошла и засела в голове. Ты как пещерный человек…

— Чтооо? – тот бросил кота и потянул руки к Алексею.

Я не успел толком дёрнуться, как Лёха резко коснулся ладонью лба задиры. Тот тут же затих и сполз к его ногам подкошенный неведомой силой. Алексей покраснел, как только что вышедший из парилки. На лбу его проявились капли пота. Походу этот магический пасс сказался ему с напрягом. Кот был спасён. Петикантроп повержен. А я поражён в очередной раз сверх способностями чародея колдуна мага. Мы молча пошли в комнату. Вопросы задавать было излишним.

Прошла где то неделя. По телику показали какой то очередной военный конфликт. Тема разговора встала про войну и бедных детей. Славик выдвинул тему переселения душ. Что якобы после войн резко замечалось рождение мальчиков больше, чем девочек. Что души падших воинов и жертв войны ловко селятся в новых оболочках. Память прошлого стирается, давая возможность новой жизни спокойно жить. Так как помня прошлые воплощения это попросту невозможно. Иногда бывают сбои даже в божественных планах и некоторые вдруг вспоминают прошлое. Как были жили в других странах и даже другого пола и так далее. Всем тема стала интересна, и каждый наперебой делился информацией. Было шумно и заманчиво. Мы казались и были самой не обычной комнатой из всего общежития. Среди тьмы быдлячества и почти беспробудного пьянства мы отличались и бесили знающих нас типов. Тем, что мы были не такими как они все. И поэтому плохими в их душах. Я верил в судьбу. И что так именно сложилось, что мы вот такие вместе тут и сейчас, это и была судьба. Похоже она знала как и кого куда определять. И что самое интересное, что это всё было явно для чего то, ей предусмотрено. Может для обмена опытом, знаниями, шутками и целями. Может для сохранения мозгов во время долгих рабочих вахт. Может для святости безгрешности, как сказал бы Алексей…. А может и для проверки на прочность перед некими испытаниями…..

В тот вечер я засыпал по иному…как в коконе. Как в утробе матери. Только там было по настоящему спокойно и тепло. Защищённость и умиротворение….А возможно, что всё это лишь подсознательный эгоизм. Чтобы тебе любимому было хорошо за чьей то спиной, тепло и мирно…..  Но как же хотелось туда вернуться.

 

Во сне явился Алексей и открывал мне целые миры. Грани космоса и всю нелепость бытия нынешнего человечества. Я стал там понимать что как же больно нам было, если бы мы помнили прошлые жизни…..Мы сошли бы с ума от боли, что больше не можем туда вернуться, где были счастливы, где были семьи и любовь….Как же было бы больно, если бы мудрец всевышний не придумал некий тип блокировки памяти при новом рождении в иной стране, мире или даже измерении. Затем мой дух метнулся в тему любви, ведь я был так рядом с нею. Возникла моя бывшая жена. Красивая такая и в не земной одежде, без скалки и бигудей. Я стоял пред нею на коленях и рыдал закрыв лицо от стыда, или наконец то вылившегося из меня за годы дерьма.

— Ты виновата, да, ты….ты бросила меня тогда….заставив этим полюбить другую…иметь и растить с нею детей…жить и верить Но чёрт всё же возьми….я по прежнему люблю тебя…Я и не знал, что так сильно что так навсегда….помоги мне боже сейчас….ибо мне тяжелее, чем раньше сейчас…Весь груз всех лет напал на меня и давит….давит   преклоняя пред силой любви…..и я падаю ниц…..и нет сейчас ничего больше  ….и меньше….

Я валялся на какой то выжженной до пепла земле и рыдал. Слёзы впитывались в этот пепел, словно там под ним ещё был готовый вырасти росточек прошлой любви, жаждущий влаги. Хотя бы и в качестве слезы….Но это не так….Бывшая строго смотрела на меня с высока и молчала. Наслаждаясь моей немощностью и болью…..Слёзы исчезли в пепле любви…росток не вылез….Даже если бы и был там. Тяжесть пепла была сильна для него, не пробить, не ковырнуть, не обойти….и он загас. Навсегда. Там, во сне, в иных мирах, где нет фальши и скрытности….Моя душа метнулась к свету, что был где то в небе и там я знал будет проще, но свет этот был от лампочки в общаге. Это был обычный подъём обычных работников.

— Чёрт….как же велика разница….между явью снов и действительностью….Там я парящий ангел без боли тела…тут я повернулся и что то хрустнуло и заболело. – поднимая тяжёлое, не молодое тело с койки шёпотом сказал себе я. Или не я…Я туго соображал, где и кто. Так сильно было чувство, что истинный мир и жизнь не тут….а там. Где мы летаем…….Как же противно стало в мыслях, что опять на работу и так каждый день, всю жизнь….пенсия это не жизнь, это доживание. Выходило и выходит, что жизнь это отработать, придти домой, лечь, встать и отработать. И так всё время….всю жизнь. Отдать молодость и здоровье, ради одного, двух выходных в неделю и месяца отпуска на даче с лопаткой….Жестоко. Правдиво и реально, не то, что во снах….

 

….. Без головы…..

 

День был до боли сер и обычен. Значит на дни влияет наше восприятие дня. Как твои мысли настроятся на волну, так ты и живёшь. Но как же слаб человечек. И как же он велик и силён во снах. Боль и болезнь не можем победить без пилюли. Для поднятия упавшего вечно настроения нужен стимулятор в виде алкоголя или наркотика. Не важно какого, но лишь бы было веселее и чётче именно сейчас. Зная о последствиях идём всё равно на это. И это тоже наша слабость. Во снах же, мы счастливы просто от того, что мы там есть.

Чтобы взлететь нужно разогнаться. Но иногда достаточно просто спрыгнуть. А если есть крылья, то ваще пофиг! Мы все хотим лучшего, плюя на тех, кто всё же должен скрести дерьмо жалкой жизнёнки. Не задумываясь, что кто то же должен делать другую, грязную работу по очистке. Парадоксально , нелепо и туповато, но большинство так и прожигает себя на свете. Не ведая, что топчет под ногами сотни травинок. Которые тоже хотели жить и развиваться вместе со всеми, среди миллионов таких же как и ты…..Но твоя или моя нога прервала рассвет. Два труда в мире. Физический и умственный. Умникам классно, что пашут работяги. Как пчёлки у матки. Не все работники физического лома тупы. Просто не было деньжат или ещё чего то для образования. Ума палата, а в руках лопата. И не все умственные умны для не работы с ломиком. Кто на кого учился говорят. Смешно, не лепно, но не честно. Я пришёл к выводу, что у всех своя судьба. Иного не нашлось толкового объяснения.

 

Скука по дому становилась меньше. Выработав правило для себя, что чем меньше думать о этом, то будет легче, я забывался на других частотах радио жизни. Дом, сын, девушка….как картинка из понравившегося кино детства. Яркая, манящая и родная. Она греет в дали. Но лишь от того, что ты знаешь, что ты вернёшься. Я не знал, но очень хотел бы этого. Каша в голове продолжала кипеть и бурлить. И вот некий кто то решил подлить маслица в этот огонёк под горшочком.

Конец вахты был послезавтра. Я уже собрал свой тяжёлый баул и был готов рвануть хоть сейчас. Я всё таки решил съездить к себе, к реальному себе в Брянскую область. Просто глянуть на родных. Поговорить по возможности. Расплакаться после за углом обшарпанного дома. Все в комнате, да и во всей общаге были готовы к дембелю. Появлялись на брутальных, пропитых синевой и тяжким трудом лицах искренние улыбки. Как в преддверии нового года многие были добры и приветливы. Скоро все домой. К своим диванам, хоккею, титям жён и любовниц, бутылкам самогона. Что ещё нужно для счастья простому рабу….

В этот вечер я лёг  в спокойствии и добродетели. Хотя ничего для этого я не сделал. Глаза закрылись и я упал как будто в некую яму, наполненную перьями с подушек. Стало мягко и комфортно. Уверен, что тело улыбалось при этом во сне. Как дитя в колыбели, как будто играя с игривыми ангелочками. Что то свистело у ушей, звенело и неслось со скоростью японского поезда на магнитных подушках. Я же просто парил в этом желе. Как вдруг я очутился бегущим и кричащим в толпе каких то варваров. Сознание сразу же просветлело от притока адреналина. Я ощущал невиданную доселе для меня силу тела. Я нёсся с дубиной в правой руке и малым деревянным щитом в другой. Толкаясь с такими же дикарями плечами, как и я. Да. Я был снова в ином теле. Теле необузданного воина. Не страшащегося ничего в этом его мире. Я бежал как бегун на марафоне. Только бегуна ждала награда и конец забега. А меня тут кровавый, полный выброса колоссальной физической энергии продолжительный бой. И этот бег был лишь началом. …Впереди послышались дичайшие вопли и крик атакующих, бегущих первыми, и принявшими на себя удар атаки противника. Что делать я не понимал. Не знал, за что драться и как себя повести. Остановится и спросить тоже был не вариант. Затоптали бы задние. Впереди и сбоку от меня началась рубка. Сражением, как из кино назвать это не выходило даже у меня. На лицо брызнула густая кровь от пролетевшей рядом чьей то руки. Отдельно  пролетевшей, без носителя. Эта кровь, или что то человеческое на лице застлало мне глаза. Я вытер глаза левой рукой и увидел наносящего мне удар некой секирой дикаря в лохмотьях из кожи зверей. В реальной жизни, в  сцаной подворотне  это оторвало бы мне голову. Но здесь, сейчас я был обладателем мощного торса . Торс обладал мощными мышцами, сделанными годами труда и похоже тренировок. Смесь в крови придавала ярости гнев. Я повинуясь инстинкту, но не своему, а этого воина отразил мечом его страшный удар. Меч вырвало из руки и он упал в толпе дерущихся. Где, я этого не увидел. Дикарь наносил мне удары один за одним. Думать было некогда. Да и с разумом этого буйвола я не мог. Но зато мог лихо уклоняться и ловко скакать от топора. Дикарь не унимался, будто был роботом. Он махал и махал. Его ярость и злоба на меня была сильнее моей. Я просто хотел выжить в данной минуте. Вокруг шла жаркая резня без жалости и соплей. Визги, нелепые звуки вырывавшиеся в агонии и в атаке смешались с запахами крови, пота и мочи. Комки земли, кусочки тканей или кожи, пар со ртов и слюни жажды убить и выжить летели создавая собою туман. Тяжело было думать от крови в мозгах, тело как на автомате шевелилось от соприкосновения с железом. Нападающий внезапно ударил дерущегося рядом в спину своим топором. Тот дико взвыл и выгнулся пред смертью глядя в небо. Дикарь схватил топор двумя руками, упёр ногу в низ спины и вытащил топор из умирающего резким движением. Хлынула кровища и тот по инерции рухнул рядом. Я оглянулся ища что то из оружия. Вправо , влево, вниз, по земле, полной слизи и тел. Оружия не увидел. Внезапно моя голова завертелась по часовой стрелке и сделала пятёрку оборотов рядом….. Я понял, что кто то сзади нанёс сильнейший удар чем то острым и большим. Башка слетела с могучих плеч, как цветок лютика от хорошего меча катана. Зрение стало меркнуть, подобно старому ламповому телевизору. Я лежал на земле около трёх секунд, после упало моё тело. Грузно и глухо. Последнее, что слышал это дикие речи и крики боя. Всё. Наступила тишина. Без снов и философии. Алексея и дома. А ещё вчера я хотел полететь на самолёте увидеть мать…..хм…..

 

 

…. Чёрти  что…..

 

…Яркий свет клюнул по глазам. Я осознал себя лежащим на чём то твёрдом. Где то в вонючей комнатке. Где то в мире живых, так как родной русский голос повелительно распоряжался чьей то душой где то рядом. Голос был груб и грозен, издавал маты и чёткие указания, скрученные воедино с ужасными пытками. Которые кого то вот вот ожидали. Я был в новом теле. Свет был яркой, недавно замененной лампочкой на потолке. Даже она тревожилась при приближении некоего злодея. Я привстал и увидел себя на втором ярусе деревянной шконки. Я был в каком то тряпье и дико худ. Руки были словно ветви трехлетней берёзки. Странно, что были силы их поднять. Неужели снова русская армия?!… Нет…всё было похуже, хотя что хуже я не понял тогда. Вдруг по пяткам ударило током. Послышался издевательский смех снизу. Кто то неким предметом, излучающим электричество с проводами провёл мне по стопам. Было неожиданно больно и бодряще. Сон исчез, как кошмар при рассвете. Я вскочил, словно ягуар и резко заглянул вниз. До пола было метра три, не меньше. Ярус лежаков был не вторым, а третьим. Злодей стоял снизу с вытянутыми руками и будил очередного доходягу проводами. Тот дико взвизгнул и зажался в недра лежаков и людей. В то же время голос злодея из мрака коридора приблизился к свету лампочки. Это был офицер. Офицер в немецкой форме. …Это был похоже лагерь. Лагерь заключённых. Типа Освенцима. Я был одним из сотен в бараке. Национальности были разные, времени понимать не было там. Всё было быстро, дико, безжалостно и бесчеловечно. То, что я слышал там, в будущем, то, что показывали в кино и говорили – было не тем. Совсем не тем ужасом, что я видел на лицах зажуханных людей. Как больно это вспоминать…..

Через два дня я не вынес такого обращения. Работ по часов шестнадцать и побоев. Отсутствия сил бороться и голода….как же я хотел тогда есть….Нет хуже рабства, чем рабство духа говорил Сенека. Но тогда я был так сломан, что дух борьбы был убит в зародыше. Умели же эти фашисты склонить любого без исключения……Я просто побежал к колючей проволоке. Просто вышел из толпы обречённых и побежал. Легко так, трусцой, не  оборачиваясь. Кто то там позади что то вскрикнул, возможно мне. Я бежал. Было метров сто до неё. Прозвучала очередь шмайсера и просвечивающее на свете тело рухнуло грязным лицом в грязную землю этого проклятого места. Я не геройски пал. Я избавился от страданий и лицезрения повсюдошнего зла. Ведь всё равно впереди была камера с газом или эксперимент доктора Менгеля. Это было самое угнетающее, страшное, что я помню в жизни той и этой….Но в одном я уверен сейчас точно. Что даже не будучи у меня других жизней, не знав бы я о том свете….я бы тоже побежал….да. В этом я уверен. Так  жить, если это можно так назвать нельзя.

 

И снова был свет…Именно его видят дети, выползающие в мир из лона матерей. Именно на свет идёт узник темницы и даже зверь в чаще бора. Мотыльки на смерть ради него….Может они знают, что свет это лик божий…Что это дорога добра…. Свет – основа начал…..И как же он прекрасен при вдумчивости в него. Он и есть живое, кормящее нас и надежды наши.

Местом моей новой жизни, в которой я окончательно запутался, как двоечник в химии был стан древнего войска. Я был разбужен звуком горна. Тогда я не знал его значения. Я встал с мягких перин, уютной постели. Похоже я был уважаем в этом мире. Вокруг, в этом шатре, где я оказался было по древнему ухоженно и домашне. На резном стуле лежала красивая оммуниция, со всякими там рисунками львов и боёв. С улицы слышалось лошадиное ржание и запах варящейся в котелках пищи. Было утро. Лето и тепло. В мутном зеркале или в чем то напоминающим его я разглядел себя. Я был рослым юношей, чернявым и с развитыми физическими данными. Меч, висящий на спинке стула с дуба был явно для моей руки. С таким телом я бы в своём мире, в годы дворовых драк и суеты был бы уважаем и крут. Но в этом времени жизни это похоже было самим собой разумеющимся делом. Ибо мужчина это мужчина, и ничего более и менее. Набор мышц, всеразвитых во всех отношениях, суровое лицо, благородные черты на нём. Шрамы, грубо сшитые в стиле Джона Рэмбо, самому себе, прям на поле боя. В паузе между нанесениями ударов булавой по кирасе врагов. Подбородок конечно выступал вперёд, не прикрывая мужество и дерзость. Широкие плечи, уверенность в себе и делах….Да. Я был неким бравым воякой и ещё к этому типа капитаном роты, ну или легиона бруталов и мужланов. Доносящуюся речь за стенками материи шатра я понимал как родную. В этом теле я был готов жить на все сто. Оно мне нравилось. Эта внутренняя сила здоровья и величия терзала самолюбие и эго. Я был крут, чего мне ранее не хватало в моей настоящей жизни. Где не очень был уважаем девушками из за бедности, дохлости и отсюда выливающейся  вредности. Теперь я другой. Как Бэтмен!

Зашла красивая девушка. Молча легла в чуть остывшую постель и скинув тогу, взглядом поманила к себе. Типа а вдруг сегодня последний день жизни и нам надо смачненько совокупиться на память. Так оно тогда и было. Каждый прожитый день мог быть последним. Такие уж были времена…..Под юбкой или килтом, что был на мне в качестве современных семейников зашевелился меч. Тот, что берут рукой только чтобы отлить. И что в постельных боях работает не хуже железного. Повинуясь эпохе, духу молодости и традициям старины я не стал противиться вожделениям и молча приступил к делу. Тем более, что смуглянка была роскошна и прекрасна.

После пары часов общения и не только я познал, что я Эндип Кирик. Что мой батя зам главного в стане войска и что в ночь нам идти в атаку на обнаглевших варваров с Галлии или неких диких местин. Вылазить из шатра мне дюже не хотелось и мы провели с охочей до ласки Стэнгой весь тот день. Как же прекрасна молодость и мощь тел, пылающих в страсти дней. Знающих, что это может исчезнуть в память, навсегда. Как прекрасно знать это и любить её. Любую даже, на грани жизни, войны и эпохи. Я любил Анну, свою Анну, ту, что была в настоящем. Но тут, сейчас я чёрт возьми забыл о ней на часы в объятьях этой красотки. И лишь потому, что не запретный плод сладок, а что сила молодого тела влияла на разум так сильно, что я был готов лишь брать. Побеждать и отнимать. Это было величие над самим собой, над нею и временем. Я не смог бы противостоять этому лукавому. Мы всегда проигрываем с ним схватку……При виде талии женщины, её губ…голоса и окончательно падаем ниц при касании её рук. Особенно когда руки берут за естество, связанное с душой. Мы меркнем в этом блаженстве и плывём по волнам кайфа и неги. И лишь потом, воспоминания краше действия…..М-м-м-м…..

В шатёр зашёл статный воин. Снял шлем и припал коленом к земле.

— Время выступать, мой командир. Пора. – сказал он и ожидая ответа замер как статуя.

— Встань мой друг. Я уже готов. Сейчас выйду.- зная, что как то не так сказал я ему и начал неторопливо собираться  в красивое одеяние воина.

Воин вышел, молча и сурово, как и он сам. Стэнга со слезой проводила меня до выхода из шатра.

— Я вернусь….ради тебя. – хотел чуть ли не добавить любимая, но не стал. Любовь это нечто другое, чем трах тибидох. Но в моменты близости кажется иначе.

— Возвращайся скорее. Мой господин.

Её слова, эту нежность и не скрываемую правду глаз я пронёс чрез годы той поры. Я помню её и сейчас. Один день, один секс, одно объятье….но каково же это было восхитительно….Может и впрямь на лезвии ножа, мы истинно живём. По настоящему. Забытому потомками навсегда….оставшемуся лишь  вечным казановам и ловеласам, ценящим время и жизнь….Не знаю. Но Стэнгу мне не довелось больше видеть. Впереди были бои, походы на сотни миль и бои. И прежде, чем щетина мужчины покрыла всё моё лицо, чем шрамов стало на дюжину более и лицо утратило способность улыбаться, я не ведал тепла женщины и покоя души…Прошли пару лет скитаний. Запах смерти и вид трупов стал обыденным, словно серость домов в девяностые годы двадцатого века. Еда, одежда, лязг мечей…..костры и вино, леса, горы и битвы…Ко всему можно оказывается привыкнуть….Но не к одиночеству. Меня уважали как воина и человека. Боялись враги и слушали старшие при советах пред боем. Но душой я всегда был дома. С мамой и Анюткой. С сыном и воспоминаниями, связанными только с этим. Почему я не кинулся на копьё дикаря не знаю. Что то не давало сделать это и поднимало руку для блокировки ударов. И мне везло. Тело было и работало без изъяна. Я научился спать в холоде гор и есть сырое мясо зверей. Чуять засаду и пить с рек. Сражаться во тьме и понимать чужой язык. Терпеть немыслимую боль ран и запах смерти вокруг. Не смывать с себя запёкшуюся кровь врага и собрата, не видеть себя в отражении и уговаривать кувшины с вином…..Но всё равно я был где то там….дома, в родном Брянске….

Сам я старался не убивать людей. В основном я руководил воинами. Разум знал как это делать. В этом бравом теле сошлись воедино мой опыт жизней в спокойные времена и его, то, где не было часа без смерти на километр. Покорившись судьбе, я делал что было нужно. Вносил свою лепту в развития мира до тех времён, которые настанут. Пришлось принимать войну и жизнь такой, какой есть. И знаете…..к этому можно было привыкнуть. Ещё и как. Мало кому доведётся поесть например поджаренного на вертеле кабанчика в лесах никем не изученных земель без соли и кетчупа! Закрыть зрением закат глубокой старины, где им всем кажется, что их время наивысшее в рассвете культуры…Не найти на миллионы расстояний кусочка проволоки, валяющейся железки и пакета от семечек. Нет машин, дорог….Полно деревьев и сам воздух был другим, вдыхая здоровье чахлому….Всё было иначе на такой привычной казалось бы земле……

Мой конец этой жизни был таким…..При осаде бревенчатой заставы врагов дикарей, день где то на пятнадцатый те пошли нам на переговоры. Предложение было для тех времён обыденным и даже как то справедливым. Я это увидел потом, в школе. Вышел фильм Троя, где в начале, чтобы не сражаться и умирать всем, сразиться на смерть должны были двое наилучших бойца от каждого войска…. Там победил герой Ахилл. Тут же, на самом деле, где как я понял за два годка, мифичных героев нет. Лишь в пьяных байках у костров они руками рвут пасти Харибдам и Циклопам отбивают почки ударом левой. Короче на типа собрании выбор пал на меня. Я понял это по взглядам надежды и уверенности на себе. Я кивнул и начал собираться. Бой был прям сегодня. Прям через минут двадцать. Похоже я был для них славным героем. Своим Ахиллесом. Никогда бы не подумал, там, дома, что буду переживать подобное….Уф….ф….Во мне, Брянском пареньке проснулся трус, а тело атлета лишь размяло кисти рук да покрутило мечом минут пять. И даже не вспотев пошло на сечу. Как и в кино, образовался не хилый круг качков со шрамами, одетых в разные доспехи и рванину. Было шумно, как на Черкизовском  рынке. Я потрясывался, но воин легенд вышел в центр и молча стал ждать. Как же это просто и трепетно, мужественно и страшно. Ценнее жизни только жизнь ребёнка. Но в эти времена ценили и бравую смерть. Я видел это во плоти, когда кто то незнакомый отчаянно, как за родной дом бежит с мечом в атаку. На копья и град стрел, он бежит с криком. В крике вся его не долгая, серая жизнь. В серой жизни труд и выживание. За этим тройка грязноватых детишек, беззубая жена и хижинка у реки. Они далеко. Год на путь….Он бежит на врага, как туда….домой, в хижину….Пытаясь застать всех у очага с похлёбкой. Обнимашки и слёзы радости…..Но он бежит на того, кто ему даже ничего и не сделал то. Они хотят друг друга убивать, резать, колоть и разрубать….Две стрелы остановят его бег. Он опрётся на меч отца, погибшего в его детстве как то так же….Что то прохрипит, выплёвывая густую кровь со рта. Протянет другую руку куда то в  сторону небес или врага и затухнет. Как свеча, на окне, от ветра….Но сначала потрепется, не сдаваясь, продолжая гореть в пляске смерти….Свечу ещё то можно зажечь, а вдохнуть жизнь вряд ли….Я думая он бежал домой. В той жизни походов лишь умерев можно вернуться в образе души. Поглядеть перед тем светом на родных. Прикоснуться к ним, ветром, запахом луговых цветов, водою ручья….пройти слезою по щеке жены и высохнуть на её жёстких ладонях…

 

— Эээхххх! – из толпы, разошедшихся как от кипятка вышагнул огромный обапал. Он был поистине могуч и свиреп. Такой         мужик реально сносит голову одним махом подзатыльника. Такой не смотрит в общей бане на члены других, он знает, что его больше. Отсюда и уверенность в себе в плюс к мускулам и силе. Как же он был пугающе силён. На раздумья времени не было, потому что оно как раз таки и не даёт сделать нужный шаг. Я стал в стойку. Нападать было бессмысленно, кто знает, на что способно это могучее туловище. Туловище оказалось проворным и ловким. Годы, а то и вся его жизнь до этого момента по любому были связаны тренингом и жесточайшими боями. Где разумеется он одерживал победу. И по тому, как он лихо орудовал мечом, его победы были честно заслужены…..Вот и пришёл мой миг. Мой черёд пасть под его гневом. Он бился за себя, свой народ и честь племени. Я же за…..просто себя….Мы завоеватели. В нас нет жажды жить так, как у них. Они знают, что позади всё, что ими создано, их дети и старики. У нас лишь жажда новых богатств, земель и славы, по возможному прибытию на родину. Я дрался не как он. Я дрался вяло и медленнее. На третьей минуте он нанёс мне профессиональный и свой похоже коронный удар с разворота мечом по плечу. Моя плоть треснула с костями. Брызнула   кровь и мой взгляд помутился. Стало очень больно и плохо соответственно. Умирать это больно ребят, особенно когда не так быстро. В глазах вдруг стали пролетать выдающиеся картинки пережитой этим мной жизни…Она была поистине великой. Там и детство в достатке и роскоши, нежность матери и грубость отца воина. Любовь и море секса, приключения не из книжки, а реальные, великие….Пережитое самим мною молчало. Это означало, что свет вновь ослепит меня и я очнусь в другом теле другого мира и в другом времени. Это грело меня, но Эндип грустно умирал. Стоя ещё на ногах грустил о не законченных делах, и что сляжет в молодых летах так и не оставив сына…Страха не было вовсе. Лишь печаль от не собранной мозаике из всех прелестей жизни. Точнее одного компонента, — потомства. ..И вдруг именно этот импульс дал другой руке толчок меча. В нужное место великана победителя. Тот, в занесении руки для последнего, сражающего удара слегка замедлился в раздирающей его славе победы под вой его ребят с толпы и с стен крепости. Мой, точнее не мой удар пришёлся точняк в горло. Оно всегда уязвимо, у всех, даже у громилы. Лезвие вошло прямо и глубоко. Воин отбил мой меч в сторону, вырвав из обессилевшей руки. Затем на силе воздуха лёгких всё же закончил начатое. Пробил меня насквозь с кольчугой. Я мёртвый сползал по его телу к сырой земле под тишину толпы . Он хрипел и держался чуть дольше. Мой мир уснул и я полетел словно малыш во сне…..Хотелось бы верить или где то прочесть в книге по истории, что тот бой дал шанс, надежду людям за стеной. Что все они выжили, а наши пошли дальше, оставив их в покое благодаря одной отданной за них и славу жизни. Что нас зарыли в красивом местечке подле гор со всеми почестями и доброй памятью. Я это не прочту ни где, но я верю в это, что оно так и есть . Как будто я частичка в космической системе мироздания. Где миры, время и жизни застыли, словно на диске, на паузе и к ним всегда можно вернуться, зная номер кассеты…..

 

 

…..Мститель…..

 

 

…О..о…Это было не обычное тело. Тело двадцати шести летнего юноши Стаса. Дерзкого там, где не надо, ревнивого и активного до страха тинейджера в душе. Ещё и не исправимого романтика лирика. И что хуже всего, то, что я никак не мог управлять им. И он не знал, что я есть в нём. Так и жили. За окном была зима. Год   2013, Гусь Хрустальный городок. Прошло около двух недель моего пребывания по этому адресу после смерти в дикое время славных героев Эллады. Совсем запутавшись в этих, преподносимых судьбой приколах я стал другим. Ехать в Брянск, звонить или ещё как то давать о себе знать не хотелось совсем. ….Да я как то и не мог. Стас был выше моих желаний. Изучив его стороны жизни до сегодняшнего дня я проникся неким сочувствием что ли к нему. И дело было вот в чём. Он рос обычным пареньком во дворах своего городишки. Старший брат его поколачивал за ябедничество папке и мамке. Им, родителям, постоянно занятым работой, дачей и кредитами было как то не до полного контроля над отпрысками. И Стас рос и вырос замкнутым в себе пареньком. Писал стишки вирши , смотрел тайком папкину спрятанную не ловко порнушку, учился кое как справно и всё время мечтал. Брат ушёл в армейку и для Стаса настали золотые деньки свободы и расслабухи. Стал он глубоко справедливым человеком, гонимый этим любил всякого рода фильмы про мстителей и чтиво про любовь. Это то и сделало его не обычным пареньком. Отношения с друзьями и другими были сложноваты. В век халявы, мобильников, понтов и бабла ему было крайне не уютно. Грезил о временах благородства и рыцарства, турниров за руку принцессы и слово чести. Короче писатели фантасты сильно повлияли на психику парня. Брат остался по контракту , а Стасика не приняли в ряды духов из за язвы желудка. Уж очень он полюбливал с детства роллтоны и сухарики к пивку. Это была хорошая по моему черта характера, но увы, не в наше время. А время было в России матушке как всегда смутное. Но и тут нашлось местечко любви и страсти.

 

— Хотели детей, им имя давали….

Всё так далеко, не дойдя потеряли….- записал Стас в свой блокнотик стишков, придя домой со встречи с Мариной. Его девушкой, которую он до ревности любил и ненавидел из за разных с ним точек зрения относительно жизни.  Уже год с неделей у них были склоки. Встречались они в постели квартиры её родителей в их отсутствие. После быстрого чики пики он сваливал домой и ему это дико не нравилось. Хотелось большего мятежной душе. Но Марина настаивала о покупке своей квартиры в столице или области. Набрать такую сумму Стас не мог. Мог только мечтать мечтами романтика и маяться по своей комнате в поисках выхода. …Стас работал строителем монолита в этой самой столице. Каждую вахту, каждый день он смотрел на город с высоты стройки и не понимал, почему тут так всё дорого и не достижимо ему, обычному пареньку. Прожившему уже одну треть пути жизни и никак не могущему что либо наскрести. Шли дни и годы, а копилочка пустовала. Отношения портились со всеми из за постоянного невроза и мыслей о своей не состоятельности в мире. Уже даже хотелось ребёнка и побывать на море. Но всё сводилось к конфликту с Мариной  и он придумал ей кличку. – Разочаровашка ты моя….. – сказал он ей вдруг после мёртвого поцелуя на < отвянь > около её подъезда.

— Что !? Как ты сказал? – её карие глазки вылупились за реснички. ,…Ха ха хааа! – так ты меня ещё не звал Стасик.

—  Прости…Но ты меня разочаровываешь с каждым разом всё больше. .

— Я?! …Как это!? Стас. Я не понимаю…

— Понимаешь ты всё. Не дети мы с тобою.

— Объясни хотя бы.. Что происходит.? – она стала серьёзной и решительной. Как теряя наживку, и теперь после придётся искать новую. А это время и нервы. Снова краситься и выделываться в постели для набивания себе цены.

— Последний наш год не такой, как раньше….Мы с тобою пять лет вместе….А….

— Четыре! – перебила она.

-А…А  Ты всё пилишь меня про жильё. Про эту долбанную Москву….Про этот ад…Ты же знаешь, что я пашу, как трактор там. Но насобирать на хату такие суммы невозможно! Пойми наконец. Влезь в мою шкуру и …..

— Как это не возможно?! А! – очень рьяно и отчаянно ягуаром закрыла рот Стасу совсем другая милая ангелоподобная красотуля Мариночка. Девушка, которую при виде в транспорте, магазине или за партой колледжа ни за что не заподозришь в подобном поведении. Не поверишь под пыткой, что она трахается как кошка и берёт в рот. Что её мысли о красивой жизни, навеянной сериалами и рассказами одной из сорока богатенькой подружки. Я и сам бы не поверил, если бы не время в теле Стаса. А ему было сейчас очень больно….Сдерживая комок в горле и пряча глаза от гневной лекции он замолк и слушал. Не в силах своего лирического характера противостоять стихии алчности и жажды быть другой. Та девчонка, которую он любил, которой делал все её тайные желания в кровати, которую боготворил и видел в ней мать детей своих….. Та….Теперь словно бес во плоти. Режет  через слух его сердце, а сердце режет душу, а душа всего себя. Стас не верил в происходящее и молчал. А прелестница продолжала и продолжала….Там было и о её подружке Оксанке, что устроилась в столице с каким то богатеньким дядюшкой Скруджем. Там было и то, что все могут, а ты типа нет….Что тут, в провинции жизни нет и что детям негде учиться….Что тут тесно и все сплетники во круге…..

— О боже….- шептал он и брался за голову. Мир стал ещё хуже, чем был в самый тяжёлый для него момент.

— Нет уж ты послушай меня милый, нет уж слушай сюда! – не унималась Марина и стала похожа на нечто дьявольское. Глаза горели огнём, сосредоточенность на мерзких деталях неких не бедных людей, Тайные знания районов столицы и другая грязь светской жизни не простых деятелей деньжат….Откуда она, моя любовь, моей жизни могла знать о бо всём этом?..Стас не верил. Я офигевал и всё больше понимал, что ему ой как не повезло с объектом любви. Стас был в натуральном шоке и думал бежать….го честь в душе держала до упора. Хоть конец и настал не вскоре, он настал….

— Прости….Но я так больше не могу…Стас….Мы уже не мы. Теперь есть ты и есть я…..Прости. Но это безоговорочно. Я приняла решение….. – Марина была решительна. Было ясно, что его она приняла не сегодня. И только и ждала минуты высказаться и приостановить отношения с этим лузером. Глаза….Они не врут….Даже у обманщика первой гильдии первого созыва…..И её не лгали… Пришло время точек и ….точки. Как же легко терять родного человечка. Как ценишь то время, теряя….Как больно быть в пустоте одному. Зная, что  скоро она трахнется с другим…..О нет…..

— Прощай Стас. Так больше нельзя. Не вини меня. Ты во всём виноват.

Дверь подъезда открылась. Она вошла. Пикнул звук домофона. Стас стоял не понятно сколько, пытаясь пройтись по сказанному и понять логику….Это было долго. Пока некий грубиян прохожий не толкнул его плечом заходя в подъезд. Стас побрёл по улице в сторону дома. Надеясь на толику положительной энергии стен своей комнатки. На грустную мелодию в стиле « слёзы дождя» и написание сопливого сонета…..Так и вышло. Музыка, сопли, слеза отчаяния и буквы на тетради …..

 

….и развеял ветер наши сны и развеет время и прощенье.,

Он развеет всё, поверь, увы…не развеять только сожаленья….

 

Рука строчила, капали редкие, но горькие капли из глаз. Давненько он не плакал. Но тут, дома можно. Можно всё.

…не просто так бежит слеза,

Не просто так я сожалею,

Не просто так прошли года,

Я плачу так, как я умею…

 

Была ночь, но Стас не спал и не давал это и мне. Было его жаль, но отдых – лучшее, что в таком случае может быть.

….Мы в мире грёз бредём одни, мы не решили это сами,

Всё повториться, жаль не с нами, а мир, — наполнится слезами….

 

… я был счастливей всех на свете,

Я так мечтал о наших детях,

Но я ошибся, был не прав,

Я понял всё, лишь потеряв…

 

Удел жесток, как время древних,

Любовь живёт в сердцах других,

И я молюсь из сил последних,

Как много нужно для двоих…

 

Но почему же так бывает,

Что нас бросают навсегда.

И мы в страданьях погибаем,

Любя сильнее, чем тогда….

 

А говорят, что те, кто любит,

Те будут счастливы всегда..

Нет. Все не правда, любовь губит,

Вы посмотрите на меня…..

 

В глазах вся боль, утрата жизни…

Ночей бессонных суета.

Вы мне счастливчики скажите,

Зачем любовь была дана?….

 

Любовь и боль, всё время вместе…

И будь ты раб хоть иль король….

Теряя кровь в пучинах лести,

Главней, была дана ей роль….

Он так и уснул у стола. Под утро. На которое он посмотрел с печалью персонажа Пьерро. Теперь мир не был прежним. И не станет для него никогда. Для многих разлука с человеком простая штука. День, два пьянки или ещё какой отдушины и вот она, новая партия….Но этот тип человека ничего подобного не мог даже представить. До того он был не обычен. Он стал люто ненавидеть не Марину. Ни её подруг и городок этот. Он копал глубже. Виноваты были правительство и жирующие там, в столице типы. Не дающие жить таким простым жителям, как Стасик. И в общем от этого и ломаются судьбы….Улыбка с лица исчезла. Замкнутость стала прогрессировать и доминировать над ним. Мои попытки что то сделать терпели фиаско. Я просто терпел и мирился с этим, мечтая скорее умереть что ли с этого тела…..

Прошло три месяца. Лучше не становилось. На работе, на его стройке, начались проблемы. Некогда ретивый и смышленый паренёк превратился в забивного и вялого тюленя. На это сначала смотрели, а затем начальник собрал всех и в этом присутствии, для дальнейшей не повадности других уволил Стаса. Лишив в добавок премии, выдав голый оклад в размере жалких копеек. Стас тихо уехал, как серый лошок их мелкой глуховатой и туповатой деревеньки. В его след не посмотрел даже бездельник охранник на кпп объекта, когда Стас корячил на себе баул с робой и сворованными от злобы деталями и перчатками.

 

 

— Давай уже. Не менжуйся… Харэ ломаться как целочка на выпускном….

— Что то стремновато мне как то братишь…. – противостоял уговорам Стаса его редкий друг Андрюха. У него было старенькое ружьё из деревни деда, которое привёз отец в город пугать хулиганов в плохие девяностые. Так и ржавело в подвале, не грамотно спрятанным. Вот его то и хотел получить Стас для плана своей мести. Прошло три месяца с увольнения его с работы. На другую он не пошёл. Из принцыпа. Всё равно мол кинут или не додадут баблишка. В частности так и бывало.

— Андрюх! Ты жмёшь своё очко как тип, который не может посрать где  нибудь в общественном толчке!..Жмёшься весь такой под напором на клапан и ищешь выход со скоростью пули, где бы, да как то приятненько разгрузиться….

— Да не, чё ты гонишь! – Андрей улыбался, как так и было с ним не раз.

— Я не навсегда же его у тебя арендую. Пугну собак на даче родаков и отдам. Тем более ему нужно работать. Заржавело глянь совсем.

— Я не знаю Стас. Что то не по себе от мысли, что пахан узнает и даст мне звизды по самую….

Стас продолжал залечивать уже готового сдаться друга, как ту же целочку на выпускном вечере. После софитов и пару бокалов шампани.

— Вот смотри Андрюх…Э э э..Почему человек не так боится холода? А ведь он действительно страшен….

— Ну не знаю….Ты это к чему?

— Потому что человек всегда знает, что он всегда вернётся в тёплое место, где выпьет чайку или ещё чегось покрепче….И он идёт в лес за сосной, зная, что дом рядом и это всё не опасно….Что сейчас много спасателей и его непременно найдут и вызволят с под лавины или из берлоги гризли….Так вот! Твоё ружьё тоже вернётся домой. Не успев и подумать о приключениях…

— Вот тебя прёт сёдня! Ты стал каким то другим братан…Не один я это заметил. Как с Маринкой расстался, так ваще ты не ты…Кстати она с Костяном щас….Всё типа серьёзно там у них…свадьба скоро и все дела…

— Не хочу о ней слышать. Понял….Не могу и не хочу….Она прошлый фрагмент моей жизни.- грубовато отрезал Стас. Но даже Андрей заметил, что он лжёт. Марина по прежнему жила в его сердечке.

…Мы любим тех, кто нас не любит,

Губя к себе других любовь…,

А время движет землю кругом,

Всю переполненную слёз….

Стасу вдруг вспомнился где то прочитанный стих.И как всегда в жизни бывает, что когда мы счастливы, то не замечаем этого. А ведь судьбинушка подкидывает подсказки…..Вот только мы не умеем, не научились, или забыли ими пользоваться для избежания проблем. Ну а если всё же всё это случилось, то мы впутываемся в новые и вообще не слышим интуиции. Ружьё он получил. В темноте летней ночи оно оказалось на даче. Не далеко от города. По дороге он сочинил типа прощальных слов Марине, которые хотел послать ей.

… я отпускаю тебя. Будь счастлива с другим. Я не  смог сделать твои глаза радостнее, прости…Не верю, но знай, что если пожелаешь вернуться….то я буду рад этому. Я приду за тобою, брошу новую семью, брошу всё….я понял, что был любим….поздно, но понял…. Спасибо за это прекрасное чувство….

Да простят нас боги , если они ещё не умерли от жалости к ничтожным нам, людям….

Стас почти всплакнул от этих своих же слов. Так глубоко открылась его душа, выпуская от туда смесь поэзии, лирики, слёз и накопившихся там кучи отошедших от мира сего романтиков. Которые при открытии неких порталов в моменты душевной агонии про любовь шепчут не досказанное здесь, на земле через открывшего дверь. Ночь конца лета была прекрасна. Сухо, тепло и эти ароматы…м м м  ….Но Стас не чуял их, как я. Жаль, что я не мог управлять его мыслями и телом. Я бы не мстил, как задумал он. Можно было всё это побороть по иному. Но….нельзя судить человека, не пройдя его путь в его ботинках……

Мы любим те места, где мы оставили положительные эмоции. В места, где нам плохо попадаем случайно, не хотя. Стас любил это место на даче своих родителей. Там тихо и спокойно. Здесь они с Мариной частенько бывали и их любовь делала это место святым для него. Он боготворил этот домик и сад. Лелеял надежду, что они ещё не раз воссоединяться тут. Отстроят дом побольше и тут будет слышен смех их детишек. Влюблённость не даёт понять правды жизни. Слепа она и глуха. Не вериться, что она с другим. Кажется, что она притворяется с ним, дразнит тебя с ним и ждёт, когда же ты наконец завоюешь и отберёшь её у него. ….Но это не так….Реальнее вот что…Что Марина дико скачет на волынке нового парня, ведь романтик Стасик был не дикарь в постели. Играет на его дудке более нежные мелодии, чем на бывшего фрэнда. Что с ним она намного счастливее, так как это порция новых эмоций в серость приевшихся давно. Так же у нового паренька есть крутая тачка и планы на жизнь более приближены к реальности, чем у работяги Стаса. А как же любовь? Да к в задницу её. Всё намного жестче…. ..Короче глазки Марины зажглись по новому, и с утроенной силой, и этот блеск обманул Стаса…Он подумал, что они засияли при виде его, когда они случайно пересеклись в супермаркете. Этот обман глаз дал ему липовую надежду о его обычной казалось бы мечте о семейном счастье. Он  поборол себя в желании отомстить ей и её парню. Теперь план был таков. Что заплатить должен один человек, — начальник выгнавший его с работы. Посмеявшийся при пацанах над ним и не оплативший его тяжкий тогда труд. Да, он давно забыл тот забавный для него инцендент. Но Стас  только об мести и думал. Именно это дало толчок его скатыванию в низину жизни. Он зрел в корень проблем, ведь всё в мире кроется в мелочных деталях. Пора было уж кому нибудь дать отпор в несправедливости и беспредела. Пора стать серьёзнее и почувствовать себя мужиком, вершителем добра.

— Возможно кто то поймёт и даже пожмёт мне руку.- размышлял он. А я….я лишь мечтал свалить в иное тело. Как же трудно было находиться в нём. Не то, что в мускулах Эндипа….Как вдруг стало больно мне…Зная, что мир прекрасен и полон приключений, ощущений и славы. Девушек, секса с ними и красоты полей….И как же чёрт подери ужасно вернуться в серую массу обычных будней обычного человека….Человечишки, по сравнению с деяниями и славой, которую может себе позволить каждый на свете….Например начать заниматься, просто подойти к этому серьёзно и всё. Затем придя и поверя в свою уверенность разбить жало какому нибудь сильному в школе или универе злодею.   Они чего то есть везде. Приобрести девчёнку и научиться гонять на мотоцикле. Стать свободнее  и выше сплетен и зависти….Жить для себя в конце концов. Чтобы было, что вспомнить и рассказать внукам, к созданию которых тоже нужно стремиться. Ведь так много в этом мире возможностей для каждого и всех….всех и каждого….Но мы топчемся на месте, в кучке своего дерьма, наступаем на чужое и тащим его к тем, кто ещё чист…..Боже…Помоги же мне выдержать этот бардак.

Наедине, ночью, действуя против законов человек ведёт себя и чувствует иначе. Совсем иначе. Ускоряются слух, зрение, реакция и чутьё. Мы как бы становимся зверьми, готовящимся нанести удар или готовыми его отразить. Стас принял удар судьбы прям в сердце, в душу, где как верили предки и жила она. Свалившая его с ног кувалда любви не убила его, но рана и здоровье уже не будут прежними. Психика дело тонкое. От неё у нас большинство проблем….Стас действовал автоматически. Фильмы, чтиво и стрессы владели его разумом на полную. Он пришёл в некий заброшенный ангар на отшибе посёлка. Там, достав обрез судорожно сделал из него нечто в роде глушителя. Полторашка с под лимонада, приставленная к дулу и наглухо прикрученная к нему рулоном скотча. Получилось не плохо. Не красиво, бесформенно, но с виду вызывало надёжность приглушённого выстрела. Который Стасик то и хотел тут опробовать. Собрав остатки от работ от поджёг это и долго стоял у этого костерка. Смелость сделать нечто странное и справедливое по его мнению пришла не сразу. Недели мыслей и умозаключений произошедшего. Анализ причин и кропотливый разбор деталей не везения в жизни. Последствия и расплата. Ничто, казалось бы не ускользнуло. Он  Вставил патрон в ствол, закрыл  и уверенно направил его в стену ангара. Прошла минута, вторая, он стоял словно мумия. Мириады мыслей прошлись по башке за это время. Но жажда измениться, стать типа мужиком победила доброту и прощение. ..Бубух! – грякнул глуховатый выстрел. Бутылка и вправду заглушила многое, чего было бы без неё. Кусок бетона отлетел от стены и Стас по быстрому огляделся вокруг. Затем срезал Этот глушитель ножом, закинул в кусты и быстро зашагал в домик, спрятав обрез под курткой. Довольный и уверенный в себе лёг спать и к удивлению спал крепко, как никогда доселе. Оружие даёт силы слабому. Тело становиться более выносливым. Ведь в руках ствол. Романтика уходит на последнее место перед супер уверенностью в самом себе. А это и есть древнее, сила, которая выделяла одного из толпы. Именно палка или камень в руках уверенного и сильного делала его устрашающим  лидером. Инстинкт жить подавлял благородство, если это можно так назвать и преклонял пред силой палки в руке. Она же даёт спокойный сон, лучшую с прайде самку, больший кусок мяса и другие блага. Уважение, оно и в Африке уважение. Даже пациент псих больницы знает про это.

Стас устроился в охрану в Москве. Пятнадцать через пятнадцать. Малая зарплата компенсировалась безделием и покоем по сравнению с прошлой работёнкой. А план состоял в приближении к начальнику негодяю поближе. Созвонившись с бывшими коллегами по труду, Стас узнал, что злодей уволил с тех пор ещё десяток нормальных парниш. За вопросы о зарплате, её задержках и недоплатах. Что толкал речи, мол – вы не умеете работать, не хотите, часто курите и что он, типа и так много платит таким бездарям. Затем прыгал в свой « мерен» и исчезал за поворотом, оставляя тонны матов и недовольства работников. Может начальник так и должен поступать , но атмосфера общего недовольства придавала Стасу ещё большей уверенности в правосудии. Через пару месяцев Стас купил старенькую девятку жигули. Стал ездить на работу на ней. После окончания вахты ехал на объект строительства и долго ждал бывшего начальника. На пятый месяц ему наконец повезло. Тот сел в мерседес и двинул куда то. Успевать за иномаркой на этом ройле жигульке Стас не мог. Бос злодей завернул в элитный посёлок на окраинах столицы и исчез из вида. Строгий внешний вид амбала секьюрити на не дешёвых воротах приказал Стасу включить скрежетящий задний ход. Плюясь Стас припарковался за длинным забором посёлка. Пол ночи он топил печку в салоне и ел арахис. Сна как и не было. Под чехлом заднего сиденья, аккуратно спрятанным лежало ружьё, уже готовое поработать. Но хозяин был не готов. Видеокамеры по периметру залезть за забор запрещали. Пропуска не найти и оставалось ждать этого наглого ублюдка до утра. Я попытался снова проявить себя и заставить мстительного Стаса отказаться о затеи. Но тот лишь мотнул головой и вслух выругался. Но похоже я стал капельку проявляться в его мозгах. Попробую ка я ещё  разок завтра. Я уснул, Стас нет. Пробудился я часов в десять и сразу понял, что Стас действует. Девятка гнала на все свои сто процентов в направлении дома Стаса. – Неужели у этого парня получилось?! Мысли его бегали галопом по башке и я долго не поймал главного. Через час я понял всё же, что Стас рано утром подкараулил босса у ворот объекта офиса, проследив за ним от его особняка. Пользуясь темнотой утра и серостью грязи и движений шумного города врезал дубинкой охранника по голове начальника. Когда тот вылез с машины, чтобы проучить подрезавшего его хама Стаса. План удался. Затащив бессознательное тело в багажник Стас дал форсажа и был таков. Капюшон и скорость сделанного шептали ему, что он остался не замеченным. Чуть отъехав от того места Стас вылез и стёр с номеров тачки грязь, специально заляпанную ранее. Затем связал руки жертвы привязав их к ногам. Заклеил рот скотчем и закрыл багажник на ключ. Включил какой то рэп и погнал на дачу.

— Остановись Стас! Что ты чёрт подери делаешь? – попытался я.

— Ааа! Как я его? Мм?! Здорово я! Поздно отступать. Теперь уж точно.

Но он говорил сам с собой. Дикий взгляд хищника и суета придавали ему совсем другой вид, нежели того романтика однолюба, которого я знал. Стас был совершенно другим человеком.

Дорога прошла без проблем. Через несколько часов жертва сидела в ангаре и плакала, привязанная наглухо ко стулу. Стас в маске лыжника стоял рядом и заряжал ружьё. Его трясло. Но это был не страх. Это некое предвкушение. Жажда опасности и стресс. Вкупе коктейль возмездия и решимости, бравады и дуризма. Стас молчал. Обдумывая речь. Именно она была главной в его плане. Злодей перед смертью должен был понять свои ошибки и молиться о них. Горе босс скулил сквозь скотч, шмыгал тоннами соплей и дёргался, словно угорь без хвоста.

— Хм м ..Боишься мразь?! …Это хорошо. Очень хорошо товарищ начальник. – Стас был сам не свой.- Меня тут некий внутренний голос отговаривает делать с тобой это…..Но….я сильнее его! Хаа!…

— Стаас! Стас! Послушай. Послушай меня. Не делай глупостей! Стаас! – кричал я. Но это было напрасно. – Припугнул и хватит. Он гляди, всё осознал…Даже не зная ещё зачем он здесь…..Стас!

Стас был глух. Именно сейчас в нём слились все его негативы и боль. Вся истерзанная годами работ и невезения душонка. Марина была бы им сейчас довольна, увидев в нём мужчину. Возможно даже подставилась бы под совокупление от возбуждения. От этой мыслицы Стас приподнялся в уверенности и начал.

— Ты уродец наверное задаёшься себе вопросом…- Почему я, то есть

ты, здесь….Почему именно с тобою это происходит и за что ты, хороший и милый человек страдаешь глотая сопли и слёзы…Так?!

Начальник что ревел и кивал, так как Стас не вытащил из его рта тряпку. Заведомо зная, что тот начнёт ныть и лечить Стасу мозг. А тогда его мысли собьются и это провалит план. Босс должен был слушать. Время его разговоров прошло тут, на драном и забытом богом отшибе  пустоши.

— Молчи гниль! И слушай.! Ты  сделал столько зла, что не достоин слов….Столько судеб…Столько детей и жён терпели нехват бабла…что не доприносили их уже теперь бывшие мужья домой…А ведь они старались,,..как могли.,.вкалывали на тебя и подобных тебе оборзевших гнид..А ты всё в карман ложил..Тачки, дома, девочки, кокс….Хмм! Гниль то какая. Как представлю твою харю, такую всю довольную, да на Карибах, да под пальмочкой….Хм!…А в то время, где то например в деревеньке Воронежа муж и жена, поклявшиеся вечно любить друг друга и терпеть все невзгоды жизни, дерутся и ссорятся….И как бы ты не подумал уё…бок, но это лишь из за тебя….

Босс сидел и выразительно вылупив хитрые глазки, которые казалось не могут вылезать и молчал. Он знал всё конечно, но никогда не задумывался ни на минуту о том, как кому то из его работников тяжело.

— Дети, что не смогли получить подарки на новый год, из за не хватки денег у отца…Жёны без сраных, но в то же время так необходимых цветов…Ипотеки и кредиты, никак не желающие блин платиться неким работником….Банку то похер, что ему мало заплатили в эту вахту…Работник мол обещает отдать в ближайшее время…Но!.. Этого не наступает никак даже за годы!…парадокс, да?!  ….- Даа!? Гнида долбучая?! Я тебя спрашиваю….Стас резко вскинул обрез и выстрелил тому по ногам…

Дробь попала в не дешёвые туфли . Босс взвыл и свалился со стулом на бетонный пол корчась от боли.

— Вот так пидор! Вот так, воот таак!…- Стас подскочил к нему, пнул от души по лицу сапогом и прошептал на ухо:

— Почувствуй эту боль….и знаешь почему эту….Хм…Потому что наших болей тебе не почувствовать никогда…Это нужно пережить годами…Быть таким. Простым пареньком, просто честным…

Стас резко вздёрнул его вверх за шкирки. Поставил его снова на место, где и как был. Глянул на ноги. Там было пару тройку маленьких отверстий, с них даже кровь не текла. Но босс скулил, будто бы потерял ногу при Ватерлоо. Прям вот только что от просвистевшего мимо ядра.

— Не ной, падаль грёбучая. Это далеко не конец твоей саги… Саги твоего конца….

Стас обошёл вокруг стула пару раз. Помолчал, почесал голову через маску и продолжил. Босс начал приходить в себя и меньше хлюпать сопариком.

— Это не аванс даже ….тебе, это лишь серьёзность намерений. Ты думаю хочешь сказать мне вот что….Как и все злодеи в кино! Что я всё отдам, что мол ты исправишься и замолишь грехи в построенной завтра же, тобою одним же церкви…хаа хааа!…Что ты бросишь всё и пойдёшь в монахи по миру, творя добро и благодетель…..Что про….отдашь почку и даже печень нуждающимся детям…и до конца лет будешь в роли санты прилетать с хорошими подарками….Но!…Я то знаю, что это всё ху…ня! Полная! Дремучая и лживая до основания костей твоих проклятых, падла!

Стас врезал ему с локтя, как в где то виденной им сцене зубодробительного боевика по челюсти. Тот что крякнул не понятное с под кляпа и сделал вид, что утерял сознание. Стас заржал, зная, что его удары с детства были хилы и ничтожны. Что из него не вышел бы боец юфси, даже при поддержке сверху…А если бы вышел, то рухнул о земь в первом же раунде и на первой минуте. Стас проверил для надёжности связку рук за спиной босса. Всё было в норме. Запал чуть сник. Но Стас продолжал. Рядом заметнулась полторашка с тёмной от времени жидкостью. Вылив тухлую воду на голову босса и пнув его по почкам он продолжил речь:

—  А будет так, что ты, гнида придёшь домой, сообщишь ментам о происшедшем с тобою потерпевшим случаем. Поплачешься жене, не знающей тёмную сторону твоей жизни….хм, о да, так и будет наверняка! Затем купишь ствол и будешь дальше терзать души работяг и простых людей, доверяющих тебе….но уже осторожным, более лживым и хитрым….Жёстким и бескомпромиссным….А если найдут меня! То ты засудишь по полной, даже придумаешь нечто, не происходящее с тобою….Хм!..Знаем мы таких….вас полно вокруг….слишком…Я вот решил хотя бы с одной гнидой справится….потому что такая гнида даёт потомство. Порождая другую гнидку, та другую….И в этом не естественном отборе ,  повторяю…Не! Естественном отборе побеждаете вы, гниды….против тихих, спокойных, не злобливых существ….Так вот, победитель отбора, грёбаный чухан….Я прерву твою цепочку гнидо-рассадника….У тебя есть дети? А!? Отвечай падальщик…

Стас схватил его за волосы и пристально поглядел в глаза. Сам не веря, что он может такое вытворять, продолжал. Хотя всё это могло прекратиться по его желанию….Но желание этой власти не давало ростку добра воспрять над этим….Либо судьба так и задумала всё это. И именно так, здесь и сегодня. И то, что я не мог изнутри повлиять на это тоже возможно происки судьбы . Ну или того, кто повелевает судьбой….Говорят же люди, что не происходит, то к лучшему. Я не знаю, но всё в мире не просто так, это точно. Всегда, в веках, есть злодеи и те, кто им противостоит…Названия им нет. Герои или борцы…не знаю. Но они есть. Жестоко, мерзко, порой грязно, но в итоге свет истин брезжит за горизонтом. Возможно это стоит жизней, времени, энергий….но важен лишь итог. Посадят Стаса, убьют, забудут….но есть вероятность что его энергия справедливости колыхнёт башню зла в душе этого его босса. Что тот изменится хотя бы чутка к свету. Или от страха, что с ним может произойти нечто ужасное. Или от пробуждения совести, но хоть чуток. Может ещё поэтому стоит этот мир, что есть борьба. Зла и добра…Хотя, Алексей говорил, что зло придумали люди….Вот и Стас прям на месте импровизировал со злом, выдумывая словечки и побивая этого негодяя. А ведь был до поры добряком и спокойным. А может это судьба им рулит? А?! …Вдруг мы все марионетки в их огроменном театре…Участники шоу для богов…Управляемые умело умелым мастером кукольником. Тот, за годы эпох ловко научился играть в своём деле. И мы лишь часть акта шоу….Интересно, а живые ли мы вообще….

Стас не рассчитывал убивать этого на вид бедолагу. Просто припугнуть, хорошенько причём. Его голоса, манер тот разумеется не помнит. Так как сотни прошли в его глазах мимо. Да и то были лишь его куклами в зарабатывании бабла.

Босс закивал головой. На вопрос о детях. Думая, что злодей тоже имеет детей и вот вот отпустит его к родным. Охотно заморгали лживые глазки, оживлённые вдруг вопросом. У него был сын. Стас это знал. На стройке о негодяях начальниках все знают больше, чем их жёны. Но на вопрос Стаса о поле ребёнка кивнул в пользу дочери. Полагая, что всех парней, мужчин тяготит к женскому роду. К дочерям, к красоте и в итоге сексу, как сказал бы Фрейд. И типа над ним непременно нужно сжалиться и простить. Стас заржал, зная исход событий и всю эту историю изнутри. Чутьё было на пределе. Некие гормоны в организме, в стрессе или ещё как то помогают быть и стать неким сверх обычным типом из толпы. Это есть у всех. Но это спит или не активировано до поры, до времени.

— Дома ждёт папку дочурка красавица, да?…

Босс закивал, как только могла работать шея.

— И не знает она, что папка то, злодей! А?! А папка то и сам поди не в курсе, что он злодей то!? Да?! Хаа ха…! Ведь вы гниды все такие, одинаковые…Творите, что хотите, полностью утратив человечность. Полностью и навсегда. Спутались все ориентиры и бабки стали вашим идолом. Целью жизни и самоцелью в общем. И ни за что уже не стать и быть нормальным. Хотя и само понятие нормальности у вас, скотов иное. Для вас мы и есть не нормальные. Мы, простые люди. Мы для вас быдло и холопы. А ты то, поднявшись в князи из грязи сразу преобразился….А я то скажу тебе правду иную. Не твою правду… ты  не поднялся. Нет. Ты всплыл….Понял?! Ты всплыл кусок дерьма….Тут, сейчас, здесь, ты ничто и никто. Сопляк и хлюпик. Даже развязав тебя ты ничего дельного не сможешь…Но зато одним росчерком пера ты повелеваешь судьбами рабочих. Их семьями, их детьми и настроем на мир и лад….Которого у них нет из за тебя….И таких, как ты. Вот вытащу твой кляп, и ты скажешь мне , что всё отдашь. И мне и тем, кому должен. Что продашь дом и тачку для погашения долгов. …Знаю, скажешь. Но фишка в том, что бабки мне нужны были тогда, не сейчас! Сейчас мне нужна месть. И вот она, витает рядом. Видишь, слышишь? Чмырь? Да и не хватит того, что у тебя есть для покрытия долгов… Уж очень много ты натворил их. Конечно ты и не вспомнишь ничего….

Стас понял по глазам босса, что всё попусту, что его слова не пришли за толстою дверь лживого и наглого разума. Что он хотел бы просто, чтобы его отпустили поскорее и всё. От накопившейся злобы, от не лёгких совсем воспоминаний, от шрамов и ран на руках и ногах, от Марины в конце концов, Стас вскипел и заехал мычащему боссу по уху рукой. Тот взвизгнул, как свин от свинокола. Стас хорошенько отбил руку об него.

— Ай Ай…Ммммм…Су…ка! – Прошипел Стас, прижимая кисть к телу. Боль отошла и он приставил дуло обреза к башке жертвы. Тот начал молиться, хотя в жизни не знал ничего из святого. Это было видно по нём. По всему нему. Босс был сейчас так жалок, что любой злобный злодей остановился на миг для сочувствия. Стас стоял и держал ствол. В его мыслях было столько боли и горя, мириады минут депрессии и зла, годы работ и терпения. Обида, что всё было зря потрачено, что не вернёшь. Не любви, ни здоровья, ни сил. Он казалось был готов выстрелить. Я не понимал. Но выдавил из себя всю силу мысли и как бы через некий астральный мир передал криком ему – Стас! Не делай этого. Он не стоит этого!

И Стас опустил ружьё. Медленно, не от усталости мышц. Нет. Он опустил руку силой головы. Силой прощения, не страха и раскаяния. Он простил этого человека. В конце то концов он сам пришёл к нему на стройку. Хотя мог найти в век свободного выбора иной источник дохода. Обидно, но мы сами плывём в сети зла. Чтобы потом проклинать этих рыбаков, что их расставили. Да. Они безусловно виноваты. Куда не кинься, сети. Но можно, собравшись с силами, разогнаться и выскочив из мутных вод перепрыгнуть ловушки рыбаков. …Если конечно учесть судьбу. Вдруг ей нужно, чтобы и ты пребывал в темноте. Она не запрещает одного, — пытаться.

Исчерпав слова, тяжело дыша и побеждая усталость и тряску, Стас пнул его ногой в грудь. Тот свалился на бетонный пол.

— Ты свободен. Гнида. Но знай, что я если надо найду тебя вновь. Потрачу жизнь на тебя, если нужно будет. Отсижу на зоне, но завалю тебя, не сожалея ни раз. Спалю дом и тачку….короче. Ты меня забудешь, понял?.Никому ничего не скажешь. И самое важное….То, чего я не смог тебе тут объяснить….стань другим человеком. Прекрати нести зло в руках….

Босс конечно же, разумеется закивал в полнейшем понимании. Но понимании лишь, что его отпускают. Стас занёс палку над его башкой и босс увидел звёздочки и тьму. Стас отключил его и небрежно  потащил тело к машине, припрятанной в зарослях. Затем так же тихо и без чп довёз его до родных его угодий и в сумраке утра вытащил и бросил его возле мусорного контейнера. Потрогал пульс, похлопал по щекам, тот задёргался и начал пробуждение. Ножом разрезал верёвку на руках и быстро убежал в переулок, где тарохтела девятка. Уже к обеду Стас был дома, приведя себя и дела в нормальное русло. Всё в теле и душе стало спокойнее и светлее что ли. Не знаю как, но это помогло. Отдушина сделала его даже увереннее в себе и силах. Он понял, что правильно поступил не выстрелив в негодяя. Так было намного легче, чем убить.

Жизнь потекла дальше. Работа в охране дала спокойствие и стас даже поправился на пять килограмм. Босс, судя по звонкам бывшим коллегам стал более мягким. И почти не появлялся на объектах своих. Зарплату не поднял, но стал хотя бы вовремя отдавать, и без всяких жестоких напутствий и собраний. Марина вышла замуж и вскоре родила, спустя четыре месяца после неё. Любовь ещё жила  в сердце Стаса. Но переосмыслив всё это, понял, что нужно идти дальше. Что жизнь ещё очень полна красок и не раскрытых цветков познаний.

Прошли годы. Гордыни или раскаяний за то, совершённое Стасом он не испытывал. Я привык жить в его теле, словно зайцем в троллейбусе жизни. Стас стал спокойным и тихим мужиком. Появилась семья, ребёнок, квартира. Всё приходит с годами. Само собой, просто берёт и приходит. Как и некая мудрость что ли. И знаете, я любил её, его жену, сына. По настоящему, как своих. А может они и были моими. А может это было то, чего не досталось реальному мне. Там, в моей жизни, настоящей. Сын от первого брака и ещё не родившийся от Анны наш малыш….Не знаю, но я любил их…или возможно привык к ним, а привычка порождает любовь. Тихий мирок, запах котлет и добрый голос Екатерины, так звали жену Стаса, давали нам с ним уют и положительные мысли. Подрастающий сын Евгений был таким же добрым и покладистым человечком. Стас отучился на водителя дальнобойщика и поменял свою жизнь. За баранкой махины мы с ним многое повидали. То, чего хотели и то, чего нет. Бывало всякое на свете белом, разумеется и тёмное. Без него никуда, чтоб не расслабляться. В этой другой для меня жизни сбывалась моя мечта. Иметь семью. Покладистую жену, детей, свой домик, где ждут. Не деньги, не добычу, а меня. Прожить жизнь с ними рядом, пройти это испытание с честью и чтобы в конце пути мне сказали. – Ты хороший человек. Спасибо тебе за всё. Чтобы я пошёл туда, где все наши предки спокойным и счастливым. Чтобы моё дряхлое, морщинистое лицо выдало искреннюю улыбку на смертном одре. И свет….свет я увидал, закрыв глаза. А за ним пресловутый тоннель, полёт и счастье. Ушедшие до меня родные. Их объятия и царящая любовь. Объяснение высшим разумом всех накопившихся за бренную жизнь вопросов. Легко и полностью, в момент ока. Грузы с плеч долой и высота…..

Иногда, очень редко, после выпитого на застольях, Стас плакал. Тихо, без звучно, наедине. Он жалел, что так и не успел сказать умершим родителям всего, что хотел. Что ещё тогда знал и мог сказать, но всё откладывал , теряясь в буднях. Теперь он плакал и успокаивался тогда, когда ему казалось, что невидимые мать и отец касались его плеча, щеки. От этого он переставал, как будто они, призраками утирали его слёзы. Жалели и лелеяли, словно дитя. Хотя Стас был бывалым мужиком. С ним плакал и я. Но в отличии от Стаса, я мог и хотел рыдать. Я и рыдал. Но меня никто не слышал.

 

…слеза не просто капля соли,

Ползут они, стекая вниз.

Сквозь них целуют наши щёки,

Забытые губы, родных самых лиц….

 

Стас прошептал сидя сжавшись в углу гаража. В нём он был один. Там был его укромный уголок, где он тешил редкую жажду побыть одним. Всем порой необходимо побыть одному. Ради настройки мыслей на некую частоту. Именно для данного человека. Не быть на общей волне. Он трогал стены старого гаража. Этот холодный всегда кирпич, который он, ещё будучи малым подавал отцу, который мастерил его. Как будто в них, камнях была ещё, тлела энергия его рук. Его упорство и тепло. Стас плакал от этой мысли и ему хотелось обнять эту стену, этот кирпич. Отец, ему так не хватало его слов, советов, его даже кашля. Который в детстве раздражал. Да, чёрт возьми, Стас отдал бы сейчас всё, чтобы в этом старом гараже вновь услышать кашель бати….Он прислушивался к тишине, утирая капли со щеки. Затем дома, считал себя слабым. Дал волю чувствам, соплям. Но стыдно за это ему не было, было легче идти по жизни дальше.

И жизнь прошла, обычная жизнь обычного человека. Без геройства и побед, обойдя славу и горе. Жизнь обычного мужика России. …Сначала привычка, затем смирение, после пофигизм. Животик, редкий секс с женой, диван, телик. Гараж, приятели, рыбалка. Сын уехал в другой город, там армия выдала ему квартирку, так как сын стал воякой. В квартире без сына стало тихо и тоскливо. На его полках так и остались лежать его книжки и ещё школьные поделки. Мы с Катериной их не трогали.  Это было некоей святыней для нас. Как и удивительное изобретение людей – фотографии. Запечатлеть жизнь, остановив мгновение – это сверх удивительно и потрясающе. Погрустить, держа в руке фото, где всем весело…..Так, тихо и без чего то иного и прошла Стаса жизнь. Он умер быстро, без суеты. В своём ещё более старом гараже, где и проводил большую часть пенсионного времени. Сердце просто остановилось. Как мотор машины, отключив зажигание. И он полетел. Своей дорогой, в свой поворот, в свою дверцу. А я, я….Я, или не я, или частица меня, не знаю, но она забрела куда то, как по дуновению ветерка в некий проход. Там был яркий свет. Из него возникла картинка и звук. То была поляна, залитая солнцем и цветами. На ней играли трое детишек. Две девочки и мальчик. Что то было в них общее, родное. Там, в этом месте мне ничего, никто не объяснял. Всё всплыло как бы само. Из небытия рассудка….Это были мои. Мои дети…Те, которые не родились на земле. Тех, которым мы не дали родиться на свет….Мы, с любовницами и женой. Это воплощение наших абортов и забытости. Эти прекрасные ангелочки, прыгающие на этом чудном лугу мои и её создания. Которых мы, в другом мире убили в зародыше их целей, целей просто быть, просто родиться, у нас, не достойных этого…. Жутчайшая боль и мрак накрыли мою душу. О о о, эта боль была поистине великой. Слившейся в одно мгновение вместе, тут и сейчас….Грудь рвало и кололо, тьма была во мне. Она жрала меня, как голодный шакал….Боль была не физической, она была иной….На земле, дома, я бы её не перенёс, никогда…..Я бы свалился на земь, трясясь и протягивая руки к небу….А тут….тут я висел как бы в воздухе, наблюдая и страдая за картинкой рая. Не смея даже думать о приближении к детям….К моим, не родившимся детям…..Как они были красивы и прекрасны. Такие разные и родные….Мои, и нет…..Я было попытался что то произнести им, типа – Дети!….Но никто не повернулся в мою сторону. Увлекаемые весёлой игрой они и не ведали о бо мне. А я…..я жестоко страдал в своём одиночестве. Жалея, что и сам жил на земле. Как же они были прекрасны и как же было от этого больно мне сейчас….Это жгло, не отпускало, давило меня. – что же мы наделали…- шептал я внутри себя, вспоминая ярко те дни, когда чуток сожалея мы решились на поход к врачу…. Час делов, а столько боли….сейчас, тут, здесь, и вся мне….Мне одному. А тогда этого почти не было, бутылка коньяка и она тогда ушла… или кто то высший забирал, припрятывал на время. Чтобы вот так, сегодня отдать мне, не в силах более держать во всепрощающих карманах добродетели….И я принял это, не желая. Не зная о нём. – На, возьми её, боль. Подержи хоть малость, человек…- казалось шепчут мне где то рядом. Но я не смог, сильна была тяжесть этой боли, немыслима и огромна, что не объять разумом. Теряя рассудок даже там, в раю или аду, я падал вниз. Летел по тёмному коридору вниз, я падал, не летел….И вместе с этим уходила боль. М был счастлив. Тем, что увидел, что они, дети наши не умерли. Они живут живее нас там. В этих красках, которых мы на земле никогда бы не нашли для них. Как бы не искав. Нет у нас рая….Боль ушла. Я падал вниз…Но пришло дикое сожаление и плач. Я рыдал, как малыш во время болей, не понимающий их. Всё в одном, всё во мне. О эта святая боль. Эта жажда души всё исправить, вернуться назад, в детство. С этим сегодняшним разумом и всё изменить. Сделать не так, как было, не так, как сделали мы. О, если бы я знал тогда, каково это,…- знать это…..

Я плакал и стонал. Крутился и просто лежал глядя во тьму. Где я был тогда и зачем, не знаю. Мне было наплевать на это. Во мне горело огнём сожаление и раскалывало меня всего изнутри и снаружи. Длительность не понять, счётчиком не замерить….Потом оно прошло. Резко и просто. Ударил луч света, как хороший фонарь в лицо. Как свет машины, если бы я был улиткой, ползущей по автостраде…..Я очнулся….Где то, где сразу и не понял тогда. Сначала свет, затем боль в теле, везде. Я страдал в некоей палатке, прикрытый грязным одеялом. Было сыро и сумрачно. Рядом стонали и кряхтели мужчины в старинной военной форме. Они валялись на нарах, другие ходили в бессмысленных поисках избавления от болей и страданий. Пару медиков что ли, судя по былому белому халату пытались кому то помочь. Один держал солдата за руки, другой, что по старше на вид что то говорил ему. Затем младший быстро ударил раненого по башке палкой. Закинули его на деревянный стол и ловко отрезали ему ногу, обугленную и уже никчёмную….Это была палатка полевого госпиталя каких то войск. Кругом гремели взрывы и выстрелы мушкетов. Речь я понимал сразу, ведь был в новом теле умирающего. Это были французы, как я потом осознал, копаясь в голове себя солдата. Недолгая жизнь Жана нашла свой конец здесь, при Наполеоне. В начале его походов. Ничего так и не повидав за девятнадцать годков Жан помирал от картечи в животе, ногах и груди. Завершала здоровье французская болезнь, точнее сифилис. Им его наградила куртизаночка Софи, незадолго до действий. Приведших к концу в начале лет. Рассудок Жана метался в кошмаре мыслей и боли. Всё кончалось не так как он хотел. Вовсе не по геройски. Горестно и сверх печально. Он отключился от какого то приступа. Долго тянуть ему не суждено было. Хорошо, что я не чувствовал его физической боли. По мозгам понятно, что это было испытание жизни. Он молил о конце. Конце страданий через конец жизни. Иного выхода тогда и не было. Как больно же чёрт подери знать, что в общем хаосе дыма, воплей и смерти, ты всем совершенно безразличен. Что спасения не будет, никто не придёт. А доктору пофиг на фоне сотен таких же как и ты. И что кроме слов лживой поддержки он ничем не может помочь. Вот оно, от чаяние….Возрождённое болью и безисходностью. Толкающее на поступки, от которых трясёт других, не ведающих о страданиях. Я пошевелил работающей рукой Жана. Она поддалась. Пока он был в отключке нужно было действовать. Точнее убить Жана. Да, как бы это диковато не было. Но это единственное спасение и выход. Я скатился  боком с нар на залитый кровью пол из брёвен. Дёрнулся под нары, где был лаз между палаткой и выходом. С великим усилием подыхающего тела я полз и перекатывался на волю. За лазом была война. Настоящая. Свистело и рвало, кричали и бегали. Отличная суета, чтобы умереть! – усмехнулся я и кувыркнулся к окопам. — Нет. В окопе я не сдохну. Редкий шанс там быть убитым. Нужно нечто иное тут. – думал я кувыркаясь. Вдруг почувствовал, что Жан стал пробуждаться от ползания его тела по грязной земле. А тут ещё появился откуда то санитар или врач.

— Эй ты! Куда ползёшь? Тебе нельзя…..нельзя шевелиться. Понимаешь!? – эскулап был готов тащить меня на себе обратно, слепа повинуясь долгу перед Гиппократом. Он приближался ко мне с этой целью. –Хороший человек. И доктор наверное. – Подумал я ещё. Вот в моё время были бы преданные так делу врачеватели и медбратья. Хм…..

Впереди что то, это редут. Какое то полуразрушенное взрывом укрепление. В нём никого, никого живого, как подполз я понял. Трупы на разных стадиях смерти и лица, на них эмоции смерти. Не до них. Я тоже должен примерить маску смерти. Да побыстрее. Жан забирает мозг. А медбрат, он уже совсем рядом. Он отнесёт меня обратно, в мир почти что мертвецов, напрасно борющихся с кончиной. Ох уж эта жажда жить…..Ох. Я с последних сил последнего рывка схватил ядро от пушки. Из него торчал короткий фитиль.

— Как?!Как? Поджечь эту хрень. Как?! – кричал я озираясь в поисках огненного. Но ничего как на зло не было и в помине. Руки разжались, ядро откинулось в сторону. Жан с ужасом понимал происходящее вокруг. Он подумал, что очнулся вновь на поле сражения и его умирающего заставили вновь воевать. Он почти угадал…..- Нет!Нет, нееет! — шептал я. Но этого никто не слышал. Руки бравого санитара подхватили тощее тело француза и потащили назад, в палатку помирать.

— Де жавю – подумал Жан теряя разум вновь.

— Де жавю! – вторил я, будучи в ясности ума, как никогда ранее.

 

Так мы и умирали там. Долго и упорно. Вопреки древней медицине и попытках спасти нас. Кошмар мучений и острота боли до сих пор во мне. Дикое отчаяние и бессилие. Четыре дня…..как долго они длились и текли. Нет, они волочились….стояли, шли назад…..Прятались от смерти до конца, которого я думал не будет. Но бог есть. Конец пришёл. Ночью, в тишине боя. Под скуку раненых и их стоны. Жан последний раз вспыхнул взглядом в потолок мешковины и затух навеки, так ничего доброго и не вспомнив в своей коротенькой тусклой жизни. Там, в воспоминаниях была лишь мама. Наверное он у всех встаёт пред глазами. Ибо нет святее человека в этом мире. Мама- как много в этом слове. В значении, не передать, в нем можно затеряться, забыть иное. Жан шёл к ней, он верил, что его ждут на небесах. Мать его умерла от тифа в его детстве. Но воспоминания грели его не долгую жизнь сильнее огня печи. И теперь, испуская молодой дух, он был согрет этим теплом полностью, до конца. Он умер, ощущая тепло в душе.

А я, я верю, теперь точно, что они встретились там, на небесах. И всё у них хорошо. Уж точно лучше, чем в мире войн и ненависти.

 

….. Бабник……

 

 

…Этот свет в этот раз был светом фар встречной машины. Я и тело, в котором я оказался мчались на свидание к девушке. Оно было уже сорок восьмым в списке этого Дон Жуана, в молодом и красивом теле которого я оказался. И этот дерзкий нахал, гуляка, болеющий блуждающим сексуальным психозом на фоне не спокойного эго – был лучшим в моих приключениях. Но в тоже время самым грустным.

Рост метр восемьдесят два, кубики пресса, рельеф тела, смазливое и брутальное лицо. На нём щетина, лишь украшающее его ещё боле. Ухоженные волосы под модной причёской, добротный наряд молодца и блеск зеленоватых глаз. Офигенный, дорогой и именно ему подходящий парфюм делали его без сомнения королём провинции, где он жил. Это был не большой городок на севере Испании. Тут всегда было тихо, тепло и спокойно. Меня звали Маркус. И он хорошо был известен многим особам женского пола как непостоянный, но отличнейший любовник и романтик. Особенно, когда их разум сравнивал Маркуса с другими парнями до и после встречи с ним. Маркус был иным. Красота лица и тела, выносливость в сексе делали его все недостатки чем то мелким, на фоне происходящего здесь и сейчас. Все его сорок с хвостиком побеждённых в своих воспоминаниях любили его больше, чем когда были с ним. И даже говоря, что ненавидят его, за то, что их таких классных бросили всё равно думали о нём. А по ночам, наедине мастурбировали с одним только словом, — Маркус.

Я, переживший страдания и тяготы в телах мужиков России, побывав в прошлом и умерев на войне, лучшего тела не пожелал бы. Я в своей жизни так и не насладился прелестью тела девчонки до конца. Не упился ароматом молодости и лета. Да и девчонок у меня было, как пальцев на одной руке. Теперь я ожидал оторваться через этого ловеласа за всё. Хотя это как то подловато звучит. Но мужское начало не погубить. За эти времена, что прошли в моей странной жизни я уже перестал бороться с судьбой  и скучать по дому. Ясно, что боги не дают мне добраться до него в ином теле. Что даже позвонить не решит проблемы. Да и времена такие разные, что я запутался во всём. Но самое страшное, что я не мог управлять телом и разумом носителя. Я просто смотрел через его глаза на мир и копался в его мыслях. А они были сверх пошлыми. Я привык, я просто ко всему этому привык. Плюс был, в этом теле я пока не хотел умирать, чтобы воскреснуть со светом в ином мирке. Осталась лишь скука по мамке и сыну. Я даже про любимую Анну свою позабыл. Хм….Анна….Как ты там….

Маркусу было двадцать пять. Самый сок, свежесть и напор. Когда то, в девятнадцать, он любил девчёнку. И сильно это делал, старался до стирания пениса по ночам и по дням. Стал подкачиваться именно для выносливости в постели, для первого места в не гласном соревновании. И это выходило. Но та девушка, Магда, не могла испытывать оргазм. Ну никак. Как Маркус ни пыхтел часами, не постигал премудрости техник даосов и индусов, не выходило. На фоне этого и расстались. Один не мог потешить эго лучшего трахмейстера провинции. Другая стервилась из за не высвободившейся энергии. К этому дню любовь ушла в прошлое, но жажда быть лучшим осталась. Маркус как то мстил им всем, за любовь, убитое время, за что то не понятное. Но упорно соблазнял и исчезал во тьме, оставляя литры слёз и тоски. Сам он тоже не был счастливым человеком. Хотя при виде так ни за что и не скажешь. Бабник – это в крови. Даже влюбившись, что как правило не надолго, он идёт на лево и этим истинно счастлив. Семья, дети, быт, нет, это пугает. Не для таких. Ни года в этом плену. А если и случится такое, то бабник зачахнет в этой клетке, как зверь саванны в зоопарке. Маркус был истинным гулёной, прожженным к своим годам. Пробовавший всё в девушке, в теле и душе. Знающий где искать изюмину, кнопку, где надавить и как вознести к истоку блаженства на земле. Он считал, что нет ничего лучшего на свете, чем соединения двух тел в одно в ночи. Душ, трепещащих в унисон в экстазе оргазма. Соединения мыслей через телодвижения …..хорошие движения чёрт бы их побрал…. И уже в эту ночь. Маркус соблазнил семнадцатилетнюю красотку, которая говорила , что не даёт на первом свидании. И я, сидящий внутри и офигевающий от происходящего понял, что я во всех жизнях так ничего и не понял в вопросе секса и соблазна….

Заскользили бархатные губки по шее, соединились с моими, закрутилось всё, завертелось. Уххх…..Рука Маркуса знала что делать дальше, нащупав упругую грудь, скользнув вниз, к влажным трусикам. Ножки смуглой красавицы не смогли противиться воле нежных и сильных пальчиков. Один из них, средний, проник внутрь и потрогал там, где надо. Девушка задвигалась на заднем сиденье Альфы Ромэо ловеласа от приступов диких конвульсий. Её пальчик, когда она наедине в душевой так почему то не мог творить с нею такое. Да и не важно….что там было то. Она плыла и содрогалась, закатив карие очи. После двух, трёх оргазмов, изрядно намочив покрывало, что Маркус усмотрительно подлаживал всякий раз перед свиданием, она обнаружила себя почти голой. Даже и не заметив, как эта магия произошла. Но и это ей было безразлично, ибо путь в царство истомы и неги, кайфа и нежности был открыт. И она была тогда готова отдать всё ради не кончаемости этих минут. И Маркус не подвёл, они не кончались ещё долго. Оставив на ней одни носочки, веря, что в носочках девушки качественнее и быстрее оргазмируют Маркус нежно и ловко надел её сверху на свой торчащий и кипящий от жара орган. Девушка задвигалась, будто сердечная мышца, принявшая энергетик. Тот вечер для меня был не забываем, как первый, где я через его тело и мозг познал прелесть, всю прелесть женщины и техники, при которой она весьма полезна. Смена поз и чудеса акробатики говорили за себя, почему стоит тренироваться с телом. Это очень того стоит. Ковыляя с колесообразными ногами домой, растрёпанная красотка думала, что вот он..единственный попался ей. Мужчина всей жизни, с которым и рай в картонной коробке на окраине. Что она влюблена навеки  и все остальные ухажёры меркли где то в дали….Но,….Маркус исчез, как всегда, навсегда, оставив кайф воспоминаний и море грусти в океане слёз о том, чего и вправду больше не случится с именно этой красоткой. Растоптанная вера в счастье с этим пареньком до конца дней будет терзать душу и тело очередной в его списке. …А список продолжал расти и расти…..

Жизнь – страннейшая штука, как не поверни. Да и повернуть не сможешь. Всё предрешено, или как говорили на Руси раньше, чему быть, того не миновать….Семьдесят восьмая из списка наградила Маркуса за труды венерической заразой. Возникли всякие осложнения и в итоге, ещё лет шесть семь поскитавшись, на сороковом году жизни он осел. В стареньком домике на окраине городка на скамейке сидел Маркус, бывшая секс легенда. В отражении зеркала его было уже не узнать. Мужик, потрёпанный жизнью по полной. И даже блеск глаз потух. Красота, губившая сердца погасла, словно свеча на ветру…..Но никто не знал, что глубоко внутри, Маркуса души жила, нетленная жажда к жизни. Подкармливаемая воспоминаниями прошлого и тем, что мало кому из ныне живущих дан дар соблазнять. Не имея детей, жены и семьи в общем он был по своему счастлив. Так и помер легенда провинции с этим огоньком в душе. Довольным о прошлом  и печальным, что не доделал кучу дел. Было ему сорок девять. Без точных целей жизни нет.

Возникли какие то тёмные скалы, ветер дул немыслимо сильно. Было темно и страшно. Я, настоящий я, как понял я по своим рукам, по шраму на кисти. Да. Тот я, настоящий, первый, с Брянской области паренёк! Я совсем почти забыл себя. Вот он, тут, стою где то на вершинах гор. Где я?. Зачем? Да пофиг, я снова я! Вдруг сверкнули молнии, я дёрнулся и присел. В голове как будто возник голос.

— Ты понял что нибудь?

Голос был тихим и добрым. Мужским. Я привстал и сказал вслух :

— Что?…Что боги я должен был понять? – сквозь ветер и сырость я себя то не слышал. Но в глазах потемнело и я провалился в пустоту.

Свет колол глаза. Опять этот свет.

— Боже! Я в больнице! Своей Брянской старой обшарпанной больнице! Боже! Спасибо! Ты вернул меня на место!

Радости не было предела. Собрались родные, лица которых я и не чаял увидеть. Мама, сын приехал, и Анна….Их глаза излучали любовь и тепло. Всё, что мне так не хватало…..Не хватало всегда…..Потом была выписка и выздоровление. Свадьба, быт, работы……Но будучи обычным человеком, пройдя фантастические перерождения в игре богов я понял лишь одно. Что у каждого в жизни своя ячейка в общем улье. Надо не злиться на это, принять и жить. Просто жить…….В добре. Оно есть в каждом из нас….А зло?    А зло мы сами придумали. ….

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Реинкарнатор

….Это был обычный день. Я был счастлив, ведь я полюбил, навсегда. Ее звали Анной. Это была обычная девушка, но не для меня. Мы встречались лишь год, но если не лениться, то молодым людям в тридцать лет этого достаточно чтобы попробовать многое, чем радует современный мир провинций. Всего-то 360 дней, а памяти навек. Все до дня жило в моей голове и сердце…. Робкие первые шаги, первый поцелуй, не менее робкие объятия.

Даже просмотр какого-нибудь фильма с нею было по другому, чем раньше мне одному.Первый интим у нас состоялся через два месяца в старом домике за чертами городка, где тишину тех мест резало лишь пение каких-то птах, ветерка и скрип кровати под моим натиском.

Я счастлив, я был горд за себя, и жизнь до нее казалась нелепицей. Я пытался и очень удачно запоминать наши встречи как хорошая видеокассета, до мелочей. Решив, что пора меняться я стал заниматься собой. Тренировки тела и чтение нужных книг делали свое дело неделю за неделей. Через год я реально стал сильнее разумом и духом. Появилась уверенность в каждом  поступке и дне. Я уже не отводил взгляда в толпе от увидевшего меня альфа самца, мы смотрели друг на друга и представляли, как сходимся в битве за всю округу, за гарем самок и в итоге за весь мир. Я          читал в его взгляде будто встретив меня в темном переулке где почти живут гопники, он будет ломать меня так, что эти гопники сменят район своих действий на другой при виде битвы.

Но все было банальнее и проще, чем в фантастике мечты. Мы расходились по своим делам как ни в чем не бывало…..но уверенность и бесстрашие росло.

Я обычный парень, еще пока молодой человек по имени Игорь, рабочий вахтовик. Там, где полно работы, а ее более чем полно, все где нужны бравые, обязательно физически развитые ребята без карьерного роста, там был я. Один из сотен тысяч таких же. Но встретив Анну я изменился. Стал находить время для саморазвития даже в пыл работ. Я отличался от одногодок, что не был алкоботом, не курил, не равнялся на метроманов и прочих гомиков. Был как то по себе и просто хотел, нет, даже мечтал как то заработать на жилье, которого у меня не было, уповая лишь на себя и бога, потому что в нашей стране больше не на кого и не на что……Во взгляде любимой я видел взаимное ко мне. Но еще в карих глазах , в темных уголках души через эти бездонные зеркала было видно обычное желание современных девушек жить красиво. Насмотревшись сериалов про мажоров, слушая от богатенькой подружки про Бали и Мальдивы, про дом в гектар метров ,я обмирал, чувствуя это ее желание и свою проклиная судьбу, что не умею быть олигархом или бандитом, что в принципе одно и тоже. Я усердно качал тело, думая как будто мы на пляже малибу и мне не стыдно раздеться при проходящем вдруг рядом шоу мистер бикини 2015 с бригадой накаченных и загорелых Брэдов Питтов в ролях. Хоть в чем то я гордился за себя и тешил свое эго и гордыню.

Шли месяца. Мало что менялось тогда, кроме полыхающей более любви друг к другу. То, почему Анютка любила меня такого парнишу я старался не думать и начал верить ,что в мире есть каждому своя половинка. С моим доходом я баловал ее набором из трех цветков по праздникам Святого Валентина и восьмого марта, то есть два раза в год. В душе, когда был богом, особенно по ночам, я дарил любимой планету земля для начала. Затем космос и то, что за ним. А по утрам, особенно на работе, у меня была лишь черная дыра от космоса и очень темная и далекая. Так прошел еще год или полтора. Легче было только от того, что она поддерживала и любила как никто и никогда.

Все более тяготило понимание, что супер телом и начитанностью не увеличишь заработок и не купишь домик мечты тем более, что время так же жадно пожирает тебя и твои силы противостоять ему, времени самому, что вот-вот и ты старик с грыжей в спине, проблемами похода в сортир и максивредностью минимум, что нечего оставить еще не появившимся даже в планах детям и тем более внукам…..Анна не наседала, но я знал ,что я обязан ускориться ракетой и быть, как модно говорить мужчиной….Пытаясь заработать все чаще оставался на подработку, хватаясь как летящий вниз альпинист за любой трос подкинутый злодейкой судьбой. Я не замечал как постепенно стал удаляться от жизни с любимой. Как терялся кораблем в туманном океане жизни и работ. Как грубел душой словно руки кочегара и по совместительству рудокопа мотыжника. Я исчезал от нее, от моей половинки, от счастья бытия с любовью жизни. Очень неприятно ощущать себя лузером и неудачником, особенно когда вырос в нормальной семье и на тебя возлагали надежды мол, сын, если нам не удалось пожить в достатке, то типа хоть ты не подкачай….но я не подкачал, я вообще спустился. Грань., между прожить богато или достойно, но в бедности терялась при виде крутых тачек или слухе о каком то поднявшемся типа легально чуваке которого я знал а роли лошка-петушка в детстве. Все шло не так, как хотелось, чертовски не так. Но мы любили, как же это было здорово, как же это спасало от бед морали и сравнений, как же была приятна эта отдушина. моя девушка, моя Анна, мой лотос и свет в тоннеле. Уже три года она тянет меня из тьмы рукой, телом вкуса персика, губами сочного мандарина и голосом журчания ручья с живой водой.

Анна, все ради тебя, я отдам. Нет правда ничего, но душа твоя, и остальное тоже…..прости..

…У меня был сын от первого, разумеется не удачного брака. Виделись мы изредка, потому что жили в разных, далеких друг от друга городах. Два раза в год, на каникулах я лицезрел самого родного и в тоже время самого не понятного мне человека. Не имея возможности видеть его рост и развитие я очень сожалел об этом и мечтал, чтобы он хотя бы не вырос компьютерным фриком в очках с круглыми толстыми линзами или не дай бог геем без отца, т.е.меня. Я часто вечерами в одиночестве пытался выдавить эту боль через слезу, но не мог.

Не хотела она выходить из меня или просто их там не было давно. С тех далеких армейских моих дней, когда я ныл последний раз, проснувшись ночью от боли в ноге, подаренной мне одним из дедушек российской армии. Но боль ушла в пропасть, когда я остро ощутил свою ничтожность и то, как же далеко мне до дома. Семьсот дней…И теперь, уже годы спустя я хочу заныть и не таить этого, но не могу .О сын, прости меня, я шептал сжимая фотку и глотая комок из терна в горле….Ловя себя на мысли, что стал я в последнее время каким-то ранимым и драматичным, я пытался себя уговорить, что это пройдет, что это слабость для мужчины и так далее .Но понимал более яснее, что это самообман и легче не станет….Так прошло еще время….Я был слабым и сильным в одно время, мог бы стерпеть перелом пальца, но умилялся при просмотре с Анькой мелодрамы, где возле помойки плачет какой то сиротка. И частенько задавался вопросом- типа, что черт возьми со мною происходит? Живя на съемной квартире пытался подольше задержаться у родителей, просто сидя рядом с ними. Гулял в редкие минуты свободы от работы в лесу. Вздыхал до конца, как будто перед казнью бедолага. И любил, жадно любил свою девочку. До хруста костей, до скрипа зубов и до степени молчания, когда смотришь в глаза и нечего сказать, просто не чего.

Чувствовал я, как будто судьба готовит меня к чему то великому, большому, не изведанному или просто к смерти. Как замедляющий вращение круг с десятками имен. И стрелочка покажет именно твое имя и остальные вздохнут, что их это миновало. Чувствовал я это впервые, спирал на депрессию и осень, нехватку витамин и старение организма, но на дне души понимал,что я вру себе просто. И я ждал, ибо все имеет свой конец….На зимних каникулах сына я поехал за ним к родителям бывшей, где он жил на своей потрепанной временем и дорогами машине. Было скользко и холодно в тот день. На пол пути увидел аварию из двух, поцеловавшихся тачек. Они громко ругались и тянули друг друга за шкирки, борясь перед приездом дпс за свою правду, которой там и не было.

Ведь гололед нельзя избить. Я вышел помочь спору или разнять задир, хотя раньше в жизни не делал ничего подобного, касающегося добрых дел и справедливости. По правде и не знаю, зачем остановился рядом с ними и со словами –Тише, тише братки, подошел к ним, готовый на бой с тем, кто обычно здоровее или стрессовее в подобных ситуациях. Сначала оба не обращали на меня внимания, выкрикивая в один голос все свои минимальные знания пдд и стаж за рулем и в жизни.

Море мата водителей сливалось с воем отошедших от удара в их машинах жен и тещ или еще кого-то. И я не услышал, а понял по глазам драчунов, смотрящих за меня, в сторону дороги за спиной, что сзади что то шумит. Это была еще одна тачка, которую сильно несло, и несло на меня. Я было дернулся в сторону, но подошва ботинок явно была не из фильма про альпинистов. Заскользив, на месте, я потерял секунды две ,которые мне то и были нужны для спасения от удара и вот оно пришло. То чувство, давки в толпе метро, падения с высоты об воду, замерзшую воду, звук мата одного из двоих, типа беги урод, дикий взгляд шофера скользящего авто на меня и на тачки других водил. Все смешалось за секунду и удар и мой крик со звездами в глазах в темноте ночи, и хруст не то меня, не то кузова. И все. Наступила темнота, без боли, без пробуждения, без ничего…..но черт подери, как же это было быстро, резко и неожиданно! Не успеваешь подумать даже, что это типа конец, что как же моя мама, сын, любовь и пенсия в конце концов! Да как же моя тачка и бумажник с тысячей рублей в нем, блин, да я же буду валяться, а все унесут за пять минут в неизвестном полицейским направлениях!…Короче звук, тьма и тишина………..

Тогда я не знал, что с тяжелыми травмами был доставлен в больничку за время, в течении которого можно посмотреть Аватар или Трою. Что странно ничего не украли, и машину забрал отец .И сын, который якобы ждал моего приезда даже не заметил что я не прибыл, что не позвонил и его день прошел по созданному родными распорядку….В больнице побывали в первые три дня все. То есть около пяти человек родных. Затем говорили, что постоянно была лишь Анна и мать. Плакали, переживали сильно о как же так и что то подобное…..Что пророчили смерть и инвалида коматозника.

Что из столицы якобы приезжало даже светило науки в этих сферах за выделенные нашей бедной больницей последние деньги и сказало святило, что я во тьме, надолго. Под плач матери и Анны, под недовольные взгляды врачей и сестер, которым придется возиться с трупом в койке, спец доктор исчез на крутой тачке восвояси……….О Анна, как же я без тебя теперь…….

 

 

……………..Начало……….

…Свет брызнул в глаза и я увидел перед собой в своих руках грязную тряпку. О боже, как это?!

Более того, мои руки ей лихо орудовали, как уборщица последнего уровня в те темные времена, когда не было швабр. Черт, что я делаю?!!!Боже ты мой, как же это так может быть? Целую минуту я впивался вниз, в этот не почетный труд и о боже, я вдруг осознал, что нахожусь в голове какого-то человека. Молодого парня, из далеких провинций необъятной страны. Я мигом прокрутил эту его жизнь в башке и не найдя вообще никаких значимых событий, вплоть до отсутствия у него девушки и любви, просто жизнь обычного серого заморыша. Боже, но как же это все могло-то произойти?!Ад?! Я работаю в чистилище, перед приездом важного демона, раздающего наряды в века страданий?!О боже ж ты мой. В минуте мыслей, где я так ясно это осознал и даже поверил в это, я совсем не слышал, как за спиной и вокруг что то шумело, явно отдавая этому шуму и возне большое количество энергии…..Я встал и оглянулся….Это черт меня подери была русская армия, мать ее. Худшего и не предположить было .Вокруг вошкались в грязной роботе солдаты, подгоняемые криком и отточенными за месяца до этого ударами в нужные места сержантами или старослужащими. Это реально был кошмар. Промелькнула мысль, что лучше б в аду. Я не верил происходящему. Пусть это будет один из лучших розыгрышей мира, тянущий на Оскар. Но затем вдруг случилось то, что не разыграют сотни лучших сценаристов .Я глянул на себя в запотевшее зеркало этого умывальника, где вкалывал, защищая родину от врага…Это было ужасно и даже отвратительно! Реально замученный дух. Худая рожа, кривой нос, лысый, в темных пятнах и этот тоскливый взгляд. О боже! Я переродился и за грехи, которых даже не помню, чтобы так страшно со мной поступить, попал в русскую армию отдать немыслимый долг родине!…Резкий удар в грудь, как в роликах про Тайсона, про его нокауты, заставил невольно меня улететь в конец умывальника, забыв про мысли о перерождении в образ бравого бойца.

— Ты че чмо гребаное забил что ли?!- как бы спросил и в то же время просто сказал коренастый типок в добротной форме и ухоженным по сравнению с тряпочниками видом лицом и прической.

-Сюда иди урод, -из за плеча бравого парня с ударом Тайсона показался его коллега по произволу в воинских частях. Описывать другана этого нет смысла, ведь и так понятно, что он был здоров и дико свиреп при виде отлынивания на минуту от хозработ. А мое замешательство по поводу перерождения это и было забиванием на работу, на честь формы, на дедушек роты и на систему в целом! Что пропустить не мог не один уважающий себя старик армии. И они не пропустили….

В течении минут кажется пяти семи я огреб по полной. И даже когда казалось ,что все, я продолжал огребать по полной…Мой разум мужика за тридцать в теле худосочного юнги с руками, толщиной с ножку дешевого табурета бабкиной кухни, не позволили мне дать должного  сопротивления в виде блоков и уклонений. Короче, не вышло у меня то, что я видал в прошлой своей жизни на экране про турнир в гексагоне….Выслушав неохотно перед уходом дедов нравоучительную речь о иерархии и духе сопротивления, который они сломят вмиг, я еле встал и умылся.

-Ну и лицо же у меня,- сказал я себе вслух, и офигел от своего нового, тощего голоска.

Поняв, что объяснить кому-то о своем невероятном воплощении не только не имеет смысла, но и чревато принудительным лечением в психушке, я в течении двух дней пытался найти многие ответы на хотя бы некоторые вопросы. Так я узнал, что меня звать Денис Тищенко, что сейчас не мой, а 1999 год на дворе, что типа я из хутора в сибири и конечно, что служу всего лишь третий месяц в городе Москва. С первых же часов пребывания в новом лишь для себя образе я думал о побеге. Домой. Не важно уже стало, что я там скажу и как выкручусь, но больше волновало, кто же там дома вместо меня!?А вопросы о том, как я похищу собой тело бойца Тищенко и оставлю его родных без защитника рубежей страны, волновали меня в последнюю очередь. Сбежать оказалось не так просто и легко, как мой взрослый ум думал. Двадцатилетние дедушки проявляли куда более мощные машины противодействия побегу. В подобных местах самоволка давно уже взята под особейший контроль всех ответственных вояк, так как бежали часто и дерзко. Заборы и колючка, не спящий караул и даже овчарки, система стукачей и бдение патруля пресекали оставление части почти на отлично. Телефонов не водилось в тех годах, в которые я попал и не было и минуты, чтобы не думал о этой метаморфозе,о любимой и доме. Но первой задачей, количество которых я себе наметил для воплощения была стабилизация рядового Тищенко в образ из гнусного духана в более менее уважаемого солдата в роте. Это по плану Возвращение, как я его нарек, означало бы наряд в караул по охране овощехранилища с гнилой капустой от захвата диверсантов врага, видимо для поглощения столь важного витаминного натур продукта. Уже от туда, кинув автомат и перемахнув через ограды можно было с форой в три часа ломиться лосем на вокзал и домой, домой, домой……..

Вылезти из духовского мирка в мир повыше труднее, чем залезть на джомолонгму на лыжах в шортах. Но черт меня побери я должен был это сделать в короткий срок. Я не знал, насколько мне это тело Денчика и доживать ли мне в нем до конца его или моих дней. Я стал для начала его жалеть. Ну там мыться, бриться и стираться, а так же  чистить его небольшой арсенал зубов. А чтобы не утерять в столь подходящем для этого месте последние зубы, я стал вести себя хитрее, чем другие молодые воины. Это не попадание на глаза дедов, не появляться там, где они трутся чаще других мест, подучил устав и стойко терпел тяготы службы. Так прошло четыре дня!

Будь не заметным и тебя заметят. Это как раз касалось меня. После отбоя, почти сразу меня в плечо толкнул один из шнырей какого то, еще мне не знакомого супер деда. Я не успел даже прислонить голову к подушке.

— Тебя зовут, пошли, -сухо и с ожиданием зрелища сказал посыльный.

Стараясь быть молчаливым и типа умным я в трусах и шлепках пошел за ним. Хотя понятно было, что я не забыт среди сорока или более духов как я. В каптерке, в полумраке, дыме сигарет с фильтром, сидели, лежали восемь ребят с внешностью взрослых мужчин какого то завода с суровыми условиями выживания. Как бы я хотел тогда, чтобы они поняли кто я на самом деле и что после аварии стал другим человеком. Как бы было здорово, если зашел к ним не рядовой Тищенко, а я, Игорь, взрослый и подкачанный паренек из Брянских земель. Вот бы смешно было бы……Не знаю как бы решился тогда этот эпизод, но уверен дедовщины не было бы.

-Так это ты забивной душара, что в загасе уже три дня?- нагло и ехидно, пуская дым вверх  спросил амбал с перекачанными плечами и желваками.

— Нет,- ответил я голоском юнца и сам испугался этой хилости.

-Может это я тогда забиваю на работы и службу?!-под смех других крепышей спросил плечистый..С прошлой службы я знал, что могут и сделают со мной в этом месте. Нужно было что то решать и причем быстро, пока не сломали окончательно и бесповоротно. С этого уже потом не подняться, а дальнейшая судьба духа может быть весьма печальна даже в воспоминаниях будущего солдат, что увидят этот конец….Я молчал, оценивая дальнейшее и каптерку на вид предметов для борьбы. На кону стояло все. Мой планчик, моя судьба тут и там, честь пацана, что живет в теле салаги и просто мое завтрашнее утро. Встану ли я при подъеме синий и в крови, полягу ли я тут или сортире, а может в санчасти, где полегче. Становиться воином легенд и Берсерком из рунн я не желал. Но этот миг я запомнил навсегда. Это был именно мой выбор.

Мой шаг в сторону доблести и победу над страхом, который годами не давал воспрянуть поколениям молодых солдат над издевательствами и произволам. В армии прошлой жизни я только думал о таком, восхищаясь восставшими парнями. О, если бы тогда мне этот ум и то тело, что было недавно, о как бы я бился. А теперь лишь ум, а тело качало сквозняком из расположения. Но час пришел, вот он, миг истины, кто я есть на самом деле в этом мире. Трус или тот, от которого лучше отстать от греха подальше. Да, это была чертова наша армия, всего лишь два года и вали, что типа никто не узнает кто ты там был и что шуршал в сортире с щеткой, что лишь бы домой.

Но нет. Это редчайший случай показа истинного лица изнанки души и именно тут, наедине с собой, со страхом насилия и глумления, с настоящим страхом во плоти нужно или сразиться, или получить пинка и скатиться ниже. Дело даже не в том, что я бы проиграл этим качкам, а в том, что  я  хотя бы вышел против. Показав, что воля свободы сильнее страха быть избитым и поверженным. Рассудив так, в секунды, пока плечистый подходил явно не для пожимания руки, я схватил лопату из угла для уборки снега. Это необычная лопата, где дерева нет вообще. То есть черенок в ней это толстая арматура, приваренная накрепко к самой лопате для длительного  использования многими поколениями призывников. С криком от накопившегося гнева я обрушил на башку никак не ожидавшего деда этот армачеренок. От этой неожиданной выходки воцарилось молчание и ошарашенные глаза засветились ярче их сигарет. Стоявший сзади на шухере шнырь присел, схватившись за голову руками и шепча – Б…я, б…я, нам конец, нам гамбец.

Вдруг вскочили один за одним, выпавшие из такого нового вида зависания супер деды, семеро, двое из которых по виду не имели к спорту ни какого отношения. Видать добились положения умом или еще чем то. Они и сейчас были умны. Дернулись позже и за спинами качков-анаболиков. Я поняв, что путь назад, в обратку уже далек, опомнившись от происходящего, стиснув зубы издал крик типа –А а а ,су…..и, убью.,- ударил первого подбегавшего тем же способом, что и отдыхающего в углу каптерки плечугана. Тот тоже пошел по инерции в угол к другу. С ноги в шлепке удар в живот третьему вышел не сильным, как мне сначала казалось, но тот заскулил больше от злобы, чем боли и зажав пузо остановился в скрюченном положении. Мне нанесли два  удара с правой в шею и плечо давно не бившие кулаки. Это были кулаки по пуду. Или меня ударили локомотивом с размаху. Я поплыл по комнате в другой угол махая руками и выронив лопату. Со всех сторон начали сильно бить, точнее сказать убивать пока голыми раками. Тумаки раздавали по полной. Звездочки и искры валили из моих глаз и странно, что я ими не подпалил казарму. Мои защиты руками прутиками давали нулевой эффект и я ломанулся из последней силы к полке. Там лежал огнетушитель. Он был кстати в столь сложной обстановке. Я нагнулся, сжимая его руками у живота для пущего размаха и с выходом энергии рубанул одну из фигур рядом. Тот заскулив отвалил во тьму каптерки. Уже было предчувствовав победу я не уловил, что один из качков разбежался и с ходу, с двух берец врубил мне в голову. И снова наступила тьма и тишина….Но снились странные сны. Я пережил свою прошлую жизнь одним мигом, все взлеты и падения, коих оказалось побольше. Миги счастья обнять сына и любимую.Отношения с бывшей женой и причины разлада. Все важное и незабываемое. Как будто судьба или боги заставляли меня понять, осознать и перезагрузить  отношение ко всему в мире. В мире духовном, глубоко личном и ни как не тот, где правят деньги, блат и статус. И в конце сна мне стало отчетливо понятно, что и это фантастическое перерождение урок мне для веры в себя, в жизнь и ценности дарованные ею. Что я просто много ныл и просил от судьбы, ничего не давая взамен миру. Что надоело этим высшим силам слушать недовольство, и из тысяч нытиков и лузров выбрали меня, запихнув в клоаку русской армии и тело лохопета с хутора. Мол нака, хлебни из чаши горя и страданий, авось поумнеешь! И понять это можно лишь пережив один из сценариев божественного замысла в непостижимой уму игре. И походу игра началась. Для меня…..

План Возвращение запрашивает sos

….Снова свет ослепил глаза. Я видел потолок с осыпающейся штукатуркой и паутиной по углам комнатки. Это был армейский госпиталь. Боже! Опять я в армии, значит весь предыдущий кошмар не сон, не выдумка отбитой моей башки после аварии. Нееет, как не хотелось в это верить.

Как хотелось вновь уснуть и очнуться в съемной квартире в постели с Анюткой и рассказав ей о этом ужастике поржать ор души. Но что то новое в голове вдруг возникшее прям сейчас,  заставило забыть о Анне…Я стал отчетливо знать все моменты из жизни Дениса Тищенко! О, как же это было не к стати. Слава богу, что его жизнь за восемнадцать лет не была насыщенной приключениями и небольшой объем его флэшки не мог разорвать мне мозг путаясь с моими файлами. Его житуха была хуже моей раз в миллионов пять. Это рабочее детство, и больше рабочее по мере взросления до армии. Это и скромный, даже нищий быт в семье из пяти человек, где правил бал здоровенный деспот отец. Где подзатыльник кистью руки, что больше Дэнчика головы был наименьшим наказанием даже за отсутствие провинности. Отсутствие друзей, вечный труд и школа с шестью учениками в классе. Не любви, ни секса, ни даже журнала с голой грудью. Лишь по подсмотрам за моющимися в бане он кое как узнал о анатомии женского тела и тягал на эти знания свой не большой курок по ночам. Вроде бы и все, что можно о нем сказать, кроме большой мечты о том, как он типа приходит домой со службы. Такой огромный типа амбал, в форме, выше братьев и отца. С чемоданом невиданных там подарков родным. Как с соседних хуторков прибегают девушки на выданье поглядеть на красавца и героя скандинавских легенд, качка, увешанного ушами на ожерелье убитых врагов. Как девушки эти, завидев воочию дембеля, спрыгивают с кочерыг своих парней и прям с сеновалов, толпой, толкаясь бегут в жены за Дениску. И затем выбор лучшей, там куча здоровеньких детишек, жизнь до ста лет и т.д. и т.п. Но более обычной и правдоподобной для меня виделась мечта парня стать для отца мужчиной. Чтобы он пожал ему крепко руку, обнял впервые в жизни и  сказал,- Какой же ты стал сынок, я, я…тебя прям не узнал….,как у обоих катиться скупая слеза, так же скупо забирая в прошлое невысказанное, плохое, уже ненужное теперь…..

-Ну как внутреннее самочувствие Денис?- вдруг прервал бурю в голове голос подошедшего доктора.

-Вроде нормально, -ответил я, не ведая тогда, что был обколот сильными болеподавляющими уколами.

-Тебе повезло рядовой. У тебя серьезные травмы головы и многочисленные ушибы по всему телу. Скоро к тебе придут со штаба полка с вопросами о произошедшем.А пока отдыхай.

Черт, теперь про неуставняк будут допросы,- думал я. Но Денисов ум тоже пытался и у него получалось лезть в мои мысли размышлять о дальнейшем. Из всей каши его чугунка я уловил лишь страх о допросе и о том, что после лечения ему придется возвратиться в роту и там его казнят за выходку о которой он жалел. Находясь в беспамятстве и по его мнению в поехавшей крыше при содеянном, но отважном поступке. Денис хотел бежать. Как только позволят силы.

Его желание было более моего вернуться домой, не смотря на абсурд возвращения. За час я понял, что Дэн не знает обо мне! А я знаю о нем все. Вот это дела! Как в кино каком то. Прошла неделя. Был допрос раза три, на котором говорил я, не Дэн. Это было божией благодатью, а то он бы мог натворить проблем нам уже теперь обоим. Мысли Дэна путались и он боялся своего второго я. Но стал привыкать и смиряться. Благо в армии быстро этому приучили. Дело замяли как обычно это бывает и было в армии. Кому нужны эти проблемы, которых десятки на дню в одном только батальоне. Деды, даже получив тогда серьезные раны не стали обо мне говорить никому из офицеров. Хотя вся рота уже на утро знала о чп и все духи восхищались Дэном, даже если говорили, что дурак он, башку отобьют и домой дебилушкой поедет по комиссии. А потом белый билет и жизнь удалась…..В расположении даже произошли пару дух-восстаний, которые правда жестоко подавили в две минуты. Ну дедсостав можно понять. Сдать духа это не по чести династии стариков. А идущих против системы ждало ужасное. И меня, точнее нас с не терпением ждали из санаторно-курортного лечения, как ждут второго пришествия мессии фанаты религии.

Мой друг по телу или как я его звал кокон, оказался живуч и очень регенирирован. Видать труд в глуши чистых лесов и хорошая пища от мамки все же давала пользу. Или это просто молодость. Через две недели каши в голове, принятия содержимого и смирения с происходящим я проснулся ночью от приятного процесса в голове. Что то знакомое с той жизни, где я недавно жил.

О боже! Рука Кокона  заканчивала мастурбацию под одеялом и мило улыбалось нарастающим флюидам кайфа! Мне тоже было хорошо и я не стал даже дергаться вопреки, тем более, что все уже заканчивалось..-Ах ты маленький рукоблудец!- подумал я и понял, что он рулит телом своим лишь когда я сплю и не ведаю, что за пределами снов..А сны все были ярче, все богаче событиями и красками прошлой, столь далекой теперь жизни. Во сне я плакал, что не тот теперь. Что живу в другом теле и другом времени. Что моя любовь ходит в седьмой класс, нет никакого у меня сына и всего, что наимел за 33 года. Осознание того, как я завалю с побега домой и начну рассказ о случившемся повергал меня в ужас более, чем бойца Тищенко от прихода в часть. И той ночью, после порции кайфа от кокона я решил сначала написать письмо домой и поведать о истории. А выйдя из лазарета попробовать позвонить на домашний телефон соседки по тогда еще живущей с нами. В больничке старался мало с кем либо общаться, смотрел телик, поражаясь еще раз ужасам этих лет происходящих в стране. Теперь я не малыш, как тогда и терпеть все более ясно и доходит до глубин ума. Бедные родители, как же чертовски тяжело то им было прокормить нас с братом в те смутные годы. И эти годы теперь у меня! Там, за окном, за забором идет не простая игра на выживание обычных людей. Размышляя за три недели о том, как тяжко существовать людям и о себе бедолаге, что в плену судьбы и как не рехнуться от событий этого месяца, и подзабыл, что скоро ждет возвращение в часть. Кокон тоже обдумывал этот миг и все ужасающие последствия после мига. Я написал домой, на старый адрес, где мы жили в тот год до переезда за город. Слегка описав ситуацию, что я не больной на голову, что реальный сын с будущего, запертый богами в теле сибиряка и что хочу скоро приехать!

Звучало нелепо и даже мне смешно. Несколько раз перечитав и ошалев, все еще не веря в это все отправил конверт. Особенности работы нашей почты позволяли расслабиться и недели две не ждать ответа. Если вообще придет. С моими мозгами для тела Кокона настало лучшее время после драки. Я или он, бросил курить, посещал с трудом мини-качалку при лазарете, ел и читал имеющуюся литературу. Никто не приставал, дедовщина что-то тут замерла и можно было глотнуть чутка свободы, тем более хорошо для Кокона, что время до дембеля шло…..Но раньше пришла выписка…….

-Дежурный по роте на выход!- громко прокричал бойкий дух дневальный, при моем или нашем появлении в двери. Не спеша и вальяжно из расположения подошел дембель и сержант в одном флаконе по кличке Пица. Не хорошо оглядев меня, как Атилла Ван Дамма в кино про Леона перед боем за титул батальона. Он как бы оценивал, что неужели этот хилот подубасил супер дедов и самое дикое, что посмел восстать ваще! Что если бы он тогда был в каптерке, а не наряде по столовой, то он бы мне уж точно показал один из стилей муай тай. А пока тихо сказал:

-Иди готовься к страданиям. Ты покойник су….а.

Нужно было бы сразу всечь ему, но он на дежурстве и это уже серьезно. Я тихо проследовал в расположение и не мог не заметить дикие, зажуханные и ошарашенные взгляды однопризывников Дэнчика. В них было восхищение и злоба, что восстал, что им теперь стало хуже в бытовухе дней. Я знал все это еще будучи духом сам, в своей службе.

— Ниче не меняется в людях,- подумал я и впервые за четыре месяца посадил тело Кокона Дэна на табурет.

Странно, но вопреки ожиданиям и сжатых в кулаках авторучек для защиты никто даже не подошел ко мне. И на другой день и на третий. Странно, думал Кокон, но не я. Я знал, каким хитрым и коварным может быть армейский спрут. Как длинны его щупальца и эта мистерия всего лишь завеса предстоящих событий. Меня вдруг вызвал командир роты и закрыв прокуренный кабинет попытался развести на нужный ему разговор.

-Как дела боец? -умело начал капитан, -Ты молодец, что дал отпор беззаконию и не уставным отношениям….Побольше бы таких бойцов в батальоне.

-Да ладно вам товарищ капитан, как будто я не знаю как тут и что происходит в нашей роте и в полку в целом, -так же умело и поборов страх начал я. Надоело это лицемерие еще тогда.

-О чем ты рядовой?!- недоуменно спросил он через секунд пять.

-Как будто я не знаю, как вы поддерживаете дедовщину, не раз бухали вместе с особыми ребятами и давали им ц.у. по поводу порядка в роте в ваше незаконное отсутствие.

Командир в шоке присел и нервно прикурил. Теперь обдумывая слова, чтобы говорить со мной как с необычным душком, до селе даже в фантастических идеях не поверив, что сраный заморыш Тищенко не так уж и обычен. А ведь ему часто докладывали о всех важных и не очень мелочах происходящих в казарме. И самый бравый дедушка по кликухе Мотор лично, своими руками вносивший лепту в систему порядка днем и ночью, докладывал, что в роте полный ажур и любые попытки самодумства присечены. И тут этот Тищенко восстал! Как же так…

-Господь с тобой сынок, не сильно ли ты стукнулся головою тогда? А?!Что ты несешь?!

-Короче товарищ капитан. Можно я пойду, а то че то голова болит, все таки травма серьезная.

-Боец, послушай. Не знаю откуда ты такое выдумал. Но я командир и ты можешь мне доверять. Можешь рассказать о ночном происшествии или о замеченных тобой нарушениях. Все учитывается и принимаются меры по борьбе с неуставщиной. Поверь мне! -,вытягивал на пальмовую ветвь театрал.

-Ладно, уговорили,- я решил сыграть в игру и схитрить для своего плана, -Я буду заходить к вам. Иногда. Но у меня просьба….Поставьте меня в караул. Хочу нести настоящую службу. Пора думаю.

-А не собираешься ли ты учинить самосуд схватив в кхо автомат, Денис?- заискивающе и с улыбкой спросил начальник.

-Нет, что вы! Я парень не злой и домой хочу придти вовремя.

-Ну хорошо. На неделе выдвинешься на овощной склад. Я дам команду старшине. Иди, пока по распорядку.

Чувствовал, как командир и вершитель судеб воинов после ухода моего из кабинета еще покурил, выпил кофе, сделанного писарем и поразмыслив о трещинах в его системе вызвал старшину и Мотора на базар. По любому была дана четкая команда задрочить негодяя по уставу и в ночное время устроить веселую жизнь. Не только мне, но и всем для упреждения выходок. Кому нужен бардак и чп? Его можно было понять. Нужно повышение в карьере и хорошие показатели, кормить семью и все такое. Но а мне не охота было быть инструментом этой воли, тем более я в начале 2000-х тысячных отдал родине долг. А то, что я в теле и разуме солобона это другое дело уже и все равно никому нет до этого дела….Уже становилось полегче в мозгах. Каша остывала и размышлять было спокойнее и здраво. Денис чего то утих и даже ночью не беспокоил меня и наше тело. Никто нас не трогал, в отличии от остальных бедолаг и я уже было стал верить в правое дело в ту ночь. Обычная уборка проходила мимо меня, я возился у своей кровати, уже привыкнув  к недовольным взглядам вокруг. Драться по мелочам не хотелось. Скоро меня ждало испытание и я экономил и так не большие силы…..Вдруг, в обеденный перерыв, прямо в очереди на раздачу баланды я остро ощутил какой то импульс в мозгах! Это было воспоминание, какого не было никогда!…Я ощутил, точнее вспомнил, что в школьные мои годы меня позвала мать и в присутствии отца за ужином сказала мне о письме. Что я совсем зло и плохо пошутил написав какую то ахинею про себя и кинул в почтовый ящик. Что розыгрыш в столь не доброе время ни к стати. Отец добавил про еще подобный прикол, мол офигеешь потом. На этом ужин подошел к концу и я еще малый долго рассуждал на тему не тронулись ли предки умом.

Этот конверт я не видел. В порыве психики, уставший от работы за гроши батя смял пятерней и выкинул где то тут же забыв……Боже! Почему я не помнил этого раньше….Как так вообще!?…..

В этот обед я не ел. Все думал о том, как же судьба лихо крутит нами. Как хитры, непредсказуемы ее ходы и даже угадать шаг наперед невозможно……Мою пайку съел какой то рыжий проглот, сидящий рядом за столом. Я еще подумал, что везде в компаниях людей, в любых местах обязательно есть чувак, который любит пожрать…и ему плевать даже что. Главное сколько.

-Рядовой Тищенко! Рядовой Шпицын, рядовой Сергунин и ефрейтор Быренков, наряд по роте.

Старшина на построении дал оповещение. Было смешно и страшновато. В наряд шли деды полка и я, единственный молодой. Вопрос уборки расположения, всех комнат, типа ленинской, сушилки и особенно злачных мест стоял в голове. Не будут же этим заниматься старики.

-Хи-хи-хи, — я недобро хмыкнул, предвкушая попадос. Вот и закрутилась машина системы на повышенном положении тумблера скорости. Вместо караула наряд по роте. Да еще с кем, с супер уважаемыми личностями чести. Двое из них, залечив раны от огнетушителя и лопаты так и жаждали казни надо мной. И чья-то рука повелевала им, типа погоди, погоди, скоро  мы ему устроим. И вот час расплаты пришел.

-Так, Тищеко на очки. Тищенко на полную уборку сортира, взлетки, всех помещений роты!- с настоящей радостью высвободил сержант, он же дежурный по роте крепыш с лицом Дольфа Лунгрена,а так же просто супер солдат Михальченко.

-Вопросы есть?!-сзади ехидно и бодро гавкнул верный пес Лунгрена Быренков. Они были земляки.

-Блин, почему я попал в место, где полно не моих земляков  и куча здоровых лосей, так и наровящих кого то избить, -думал я, перебирая варианты избежания расправы. Все верно. Ведь миром правят сила и отбор. И выживают сильные присполобленные особи. Так уж заведено природой давно и надолго. Я решил действовать тем что имею. Не сильной силой и умом. Жаль, что не настоящий я в теле коконе. Я то Игорь здоровый паренек, знакомый с всякими турниками и ррочим инвентарем. Бывавший в драках и даже побеждавший в них. С ростом метр восемьдесят один и весом восемьдесят пять до аварии я был бы не столь простой мишенью этим качкам.

Но случилось что случилось и мне вновь пора было подставить не жалкое мне тело кокона под прессинг.

-Ну че молчишь мудила гребеный? — Сергунин внес свой гав в стаю.

-Думаешь в тот вечер поломал нас и мы отстанем от тебя?! Ты всего лишь выкопал себе могилу.

-И теперь падла, слышишь,- Быренков схватил меня за шиворот и шипя от злобы срывался,- Теперь ты двухсотый гнида гребаная, понял, а?! Ты понял меня???

Я рванулся с его хвата и отошел в сторону приготавливаясь к атаке фриков. Вплоть до отнятия у дневального штык ножа и защиты себя в грозную минуту.

-Тише-тише братва, -сержант подняв руки в стиле рефери успокоил лосей, -Будет вечер, будет кровь. А пока устав сделает для нас доброе дело. Влажная уборочка не повредит. Приступай уе..-ок чертов. Ведро, тряпку и все необходимое ты знаешь где. И это впредь будет твоим делом каждый день до дембеля. Уж я то позабочусь.

Что то говорить не было смысла. Я молчал и думал, и думал за что же мне все это. Я ведь просто хотел чтоб от меня отстали и все. Но я много хотел. Отстать от духа, да еще и забивного невозможно в принципе. Судьба злодейка. Вот делишки у мальчишки…..До наряда был еще час и старая смена вовсю шуршала по сдаче нам порядка. Убираться на очке и вообще я даже не мог себе помыслить, тем более согласно приказу сержанта Лунгрена не в свой наряд, так сказать помочь другим братьям по несчастью…Я должен был узнать правду. Ту правду, что не давала мне покоя. Кто же дома? Кто на моем месте сейчас? Как разобраться с этим всем….как?!А что если там живет мальчик Игорь, то есть я и гуляя по вечерам даже не знает обо мне тут!?Да и зачем ему все это. Правда….Пережевывая это я начал злиться. Потому что даже бежав с части, преодолев трудности и добравшись, рискуя службой кокона, как расскажу о себе.?!Зная родных, это будет не смешно. Батя скорее всего всечет мне в бубен, а мать проклянет на века из за богохульства. Я, Игорь, зыркая из своей комнаты на процесс просто офигев поржет над этим. И все наверное на этом. Затем мои слезы, скитания, комендатура и дисбат. По идее будет хуже чем есть.

Но нужно черт возьми попробовать позвонить. Я должен это сделать. Сейчас. Чтобы биться в ночь не напрасно, что если отобьют голову или того хуже знать правду… Тогда я не знал зачем мне эта правда. Зачем я дергаюсь и просто не поплыл по течению….Я не знал ничего. Но понимал одно. Что я люблю свою девушку и должен как-то победить в этой игре богов и пройти испытание. Или пасть, пробуя это сделать. Наверное от предков досталось упрямство и жесткость. Похоже в далекие времена такие качества были нужнее других для выживания…..

….Я долго не думая ломанулся по расположению. Все кучковались и сновали за какими то делами. Мне нужно было достать денег на звонок с почты. Покапавшись в мозге Дениски я узнал маршрут и расценки связи.       У духов просить было бесполезно. Строгое дедово око Саромана изъяло для личного употребления всю наличность молодых. Опа! Увидев шныря, что отводил меня в каптерку на базар тем вечером я определил жертву. Оппа, он курит нормальные сигаретки! Бабки есть значит. Здоровьем он отличался от качков дедков изрядно. Понятно было, что свое гнилое расположение достал шестеренками и доставкой продуктов для наращивания мышеечной массы спортсменов роты. Это было сбегать в магазин или склад и принести тушенки, масла и картошки….и прочего лакомства, которого желудки духов долго не увидят.

-Дай денег. Мне с почты позвонить нужно. Я отдам как получим, -я с ходу впулил.

-Что!!!!???-реально удивленный, как медведь пришедший в берлогу, где сидит охотник и ест его мед.

-Денег дай. Что-что! -с ухмылкой сказал я. С рожей Тищенко это реально было смешно и нелепо.

По нормальной идее этот хмырь должен был бы мне врезать или отойти в сушилку для один на один. Но это было не то место, не та даже жизнь. Зная и видя, что я типа больной и могу в любой момент взяться за предмет типа стула и что мне, как ему думалось нечего терять. Что рота месяц шепталась о каком то духе в роли Спартака и даже в других ротах прошел слух о дураке с лопатой, шнырь коротко ответил:

-У меня нет! -и постарался уйти. Но пройдя за ним с умывальника до сушилки я уловил момент и с силой затолкнул его внутрь. Там было жарко и тесно. В куче бушлатов, сапог, портянок и жуткой вони какой то дед низкого пошиба прокачивал, теша свой эгоизм пару прыщавых салаг. Они выглядели хуже меня, рядового кокона! А упор лежа и спец упражнения до упора сделали их рожи вообще конченными. О как мне стало их жаль в тот миг. И это безобразие, над которым уже на гражданке угорают дембеля, рассказывая корешам, причем не служившим вовсе, творилось повсеместно и днем и ночью. Я ваще психанул и обозлился на мир в тот момент. Вся эта напряженность и постоянная суета, страх перед неизвестным, мои лишения и темнота выхода дали мне некую дурь. Сила, возникшая резко в мышцах направила мой правый сапог шнырю в голову, чтоб наверняка, чтоб не сбежал. Эффект подошвы и  каблука сорок пятого не подвел. Шнырь ушел в ворох духовской одежды с матом, что я типа орально имелся. Дед второсортник от увиденного стал столбом на границе и это было мне на руку, точнее на сапог. Как грушу в спортзале с разбегу трех шагов. Закаленная духовщиной грудь деда выдержала перелом, но он крякнув тоже полетел в кучку смрадных портянок. Я разошелся в раже и налетел на него в ту же секунду. Я просто бил его сапогами куда только можно. Двое солдат с радостью в глазах и сердцах не подключались, просто наблюдали с неверием в происходящее. Через минуту подустав я оставил силы для добычи деньжат. И успел. Моя добыча делала ноги в коридор. Сделав подсечку, я пнул его в спину каблуком и присев схватил за воротник. Без лишнего трепа тот вытащил из кармана пачку Винстона. Внутри лежали сиги и деньги. Взяв все, не зная нынешних курсов валют я быстро, до кипиша проскочил из роты на улицу. Была зима, но бурлящая кровь и злоба не дали замерзнуть по дороге до узла связи. Очереди не было.

Все походу были запряжены до верху. Набрав на забытом телефоне с барабаном номер справочной Брянска, я спросил номер соседки, еле вспомнив ее фамилию и адрес. Это было так долго, что все деньги закончились в ненужный момент. Боже! Блин! Бл….дь! Входя в мир девяностых фигел я. Вот бы мне щас мой люмия!…..В отделение зашел какой то боец. Я позвал его на улицу для разговора. Он замешкался, так как в армии все, что происходит, то происходит с подвохом. Он был не дурак, как и многие, кем стали в армии пацаны. Уже развернувшись снова в здание на уход от меня, от моей на сегодня цели стал открывать дверь. Я дернул что есть мочи его за рукав и потащил за угол. Его сопротивление было жарким и матным. Он меня в них убил раз пять и мой род он сношал во всех знакомых ему проявлениях. Он был чурбаном, с теплых краев нашей необъятной родины. Я врезал ему кулаком в нос и шею. Тот схватился за гордость и заскулил как ночное африканское животное. В кармане штанов хб я вытащил не церемонясь сумму и пнув его зачем то пошел внутрь. Уж очень я хотел знать, что же там, дома……

-Алло! — соседка на счастье оказалась дома.

-Здр…здрасьте. А можно к телефону теть Нину или ее старшего сына Игоря? -дрожа всем, затрепетал я.

-Да, конечно! А так кого точнее вам позвать то, Нину или сына!?

И я поплыл в этой будке….Я был в натуральном шоке…Я замолк. Затем заскулил, как больной шакал. Обмяк и сел на задницу не ощущая ничего вокруг….В трубке раздалось что то, типа еще раз позвоните хулиганье проклятое, будете иметь дело с милицией и т.д.Я побрел мимо шумящей работницы почты на меня, мимо восставшего из-за угла азиата, мимо казарм и кантиков сугробов. Просто брел как юродивый по Руси матушке……….О боги, так тяжело мне не было никогда и нигде. Зачем и за что этот дурной сон?????!!!!!Зачем…….Помогите же кто-нибудь….Никогда не думал, что произнесу такое……Спасите мою душу…….

 

….Опять в армии……

Через два часа   блужданий я кое- как вернулся в полк. Куда еще я мог   податься. Не бежать же мне в село, где то в дебрях хвойных лесов и медведей, в дом, где меня примут быстрее, чем в родном Брянске. Все это произошедшее со мной за эти пару месяцев очень беспокоило меня и никак и никогда я уже не смогу быть прежним. Эта странная каша варилась и варилась, а это место, где я нахожусь лишь подливает масла в огонь под котелком кашицы…..Но будучи по природе борцом и стоиком, даже тут и сейчас я принял решение бороться. Не имея должной силы мышц рассчитывал лишь на случай и на мозги. Нужно было пережить все это и понять, зачем же эта злая шутка и к чему приведет эта история с реинкарнацией. Сводить счеты с жизнью я и не думал. Не то, чтобы я сильно был ею доволен, но я знал, что умею любить. Что у меня будет сын, пусть и не от хорошей бывшей жены, но любовь…,именно она дает мощнейший толчок для выживания. Именно любовь идет в ногу с человечеством сквозь века. Дает вдохновение поэтам и писателям, их героям, тем, кто читает и смотрит потом уже фильмы снятые по произведениям. В основе каждого действия и даже мига жизни, от букашки до китов лежит мисс Любовь…..И ради жизни, в которой есть любовь, мы готовы на все. На любые поступки…Вот и я, примерно тогда так рассуждая предпринял вялую попытку выжить и узнать возможную правду о случае с собой. Дойти до свободы и увидеть тех, кого люблю. И ради этого был готов на все. Ну почти все….

В части меня уже давно ждали. Сразу сходу, с растоптанного берца я получил в грудину. От удара, повинуясь законам физики я совершил пролет на длинную дистанцию в сторону стены, которая и прервала мой рекорд перелетов. Не давая мне опомниться, чтобы еще чего вдруг не начудил, толпа из пяти членов доблестной третьей роты начала процесс экзекуции неугодного субъекта. Я терпел и пытался дергаться до конца. Но силы были ох как не равны и ко мне пришла снова тьма и забытие. Снова тьма и снова свет. Правда на один глаз. Второй дико болел и заплыл…Но самое интересное, что ко мне вернулся мой друг Дениска! Теперь он мыслил как бы внутри меня и его тело начало ему подчиняться! Вот это было не очень приятное дело. Он понял, что внутри живет еще один голос и повелевает его волей без спроса. Договориться с Дэном было проблемно. Он не верил что он не спятил, и на сделку шел медленно…Благо было, что нас подальше от глаз начальства положили в местный травмпункт при батальоне. Где разумеется старшиной был дедушка русской армии тесно контактирующий с группировкой стариков с моей роты. За пару выкуренных сигарет на лестничной площадке, где активно шуровали тряпками духи, дед Пица и медбрат быстро договорились о моем времяпрепровождении .Со словами -Серег, пусть этот упырь у тебя недельку полежит, лады!?- и получив положительный разумеется ответ, кинув бэрик на только что вылизанные ступеньки  был таков…В этом медпункте было неплохо. Тихо и даже уютно как то. Лежавший тут в основном дедсостав на выдуманном лечении от несуществующих болезней сделали из этого уголка милое местечко для отдыха. Тут тебе и питание в номера, и витаминки , телевизор, настольные игры в очко и конечно же вечерний релакс после курения каннабиса. После укурки старые не слишком напрягали троих, сосланных сюда специально для обслуги духов. Меня в связи с лежачим состоянием не трогали. В основном их день состоял из резкого подъема от шлепка по лбу со словами – Быстрей мразь подъем!,- пробежка в столовую за завтраком еще мирно дремлющих больных с редчайшими диагнозами. Затем тщательная влажная хлорная уборка помещения и лестниц. Затем, после небольшой якобы уборки был обед и вновь гонцы в пищеблок. Затем уборка посуды немощных старичков, поиск определенной марки сигарет для них же, долгий массаж старой плоти совместно с хорошим анекдотом или историей ,прокачка меж кроватей мышц в упоре лежа или приседаниях и снова влажная уборка до ужина. Ужин, возможно даже они успели че то кинуть в свои пасти, уборка после ужина и призрачный отход ко сну. Деды находили драп и вечеринка начиналась! Кто на что был горазд. Разговоры о доме, телках, тачках и жизни в общем сопровождались диким, заразным смехом и истерическими припадками в стиле  — Держите меня семеро, не то я щас устрою шоу!..Я лежа в дальнем темноватом уголке был задействован по минимуму  и похихикивая от происходящего понимал, что деды тоже люди. Что обычных пацанов без их воли и согласия закинули к чертям на кулички в самом клевом возрасте жизни. Заставляют всякими методами тянуть бремя службы, отдавая выдуманный долг родине. Как будто прям в роддомах, при появлении ребенка на свет акушерка заявляет радостной мамаше, — Что у вас родился должник! Вы только гляньте. У него яйца. Ей богу должник родине! Но вы сильно пока не волнуйтесь, еще восемнадцать лет до отдачи долга….Стало даже чем то их жаль и себя. Как приходиться идти волчьей тропкой тут, как не дать слабину и не позорить род и город, как реально выжить и не сломаться под этим всем, чему нет точного слова. Как хочется порой оторваться с девушкой, выпить пивка и пронестись на мотоцикле по трассе….И они брали то, что имелось в сдешних арсеналах, это шмаль и положение власти над молодыми..Главное было поскорее уйти на дембель. А время шло ох как медленно, вот многим приходилось коротать в веселье  и снах. Кто что умел и имел…Я это давно понимал, но плыть по их течению я не согласен. А в армии каждый за себя и я стал думать о себе. Ведь план про возвращение домой не отменялся. Хотя бы объясниться с матерью и понять ,что у них все хорошо. Предупредить о будущих болезнях и местах, где лучше не появляться. Как то помочь им и себе молодому щеглу оградиться от будущих ошибок и жутких проблем. И конечно от аварии в тридцать три года на том  злополучном месте….Увидеть свою Анюточку, пусть и малой прималой, но увидеть  и……и все..А пока я лежа и сидя и стоя договаривался с Денисом о нашем будущем. Что ему лучше помалкивать и не мешать выжить до дома в этой среде, где он не очень популярен. Со стороны я другим казался психом и действительно не нормальным, ведь разговаривая в голове со вторым живущим там, я мотал головой, матерился и вел даже во сне беседы .Армия тот мир, где ко всему быстро привыкают и уже ничему не удивляются. Любой случай рассматривается недолго и в основном с юмором, пусть и злым юмором. Затем кто-то другой выходкой своей забирает внимание на себя и так раз за разом, что просто никто не успевает следить за обилием информации. Даже самый самый эрудированный, с генами любопытной бабульки у подъезда индивид не сможет объять и перемолоть в башке малую часть происходящего в одной только роте одного батальона! Столь интенсивна и скрытна жизнь бедного русского солдата…И я был там типа чудиком, как и сотни таких же.

Через неделю мне или нам стало получше и мы стали ходить на прогулки. Но не далеко. Я слава богу сумел договориться с Тищенко о нашем дальнейшем сосуществовании и что, я типа его скоро оставлю в покое. Я видишь ли был для него глюком от удара в голову или дьявольским наваждением. Рассказывать, как мы пришли к компромиссу слишком долго и смотрится не адекватно как минимум. Но я и чуток он остались довольны. Да и каков был у нас выбор. Скоро нужно было возвращаться в расположение и пытаться выживать до демобилизации дедов. И на фоне программы Остаться в живых еще нужно не потерять мужское достоинство и как то остаться человеком. Что очень трудно. Косить под калича я не стал. Не честно это было в моем возрасте. А вот рядовой Тищенко был очень даже не против и я уверен, что он отлично бы справился с этим. Что только не выдумывают солдатики для откоса от службы. Ох! Если не смогли еще дома, двигая рычаги разных направлений, то тут изощренности и смекалки позавидовали бы худшие злодеи из кино и жизни и лучшие гении времен и народов. А еще бы если ребята дома знали, что их реально ждет тут, то акты суицыда и побеги в африку были нормой. Кто то бежал куда возможно, большинство возвращали. Кто то косил под дурачка и иногда получалось, при чем до старости. Кто то резал вены и глотал хлорные таблетки для дезинфекции помещений. Так и было в предпоследний день моего пребывания в медпункте….Обычному на вид солдату, вдруг то ли надоело служить, толи девушка написала чувствительное письмецо, а может просто устал от издевательств стариков, что скорее всего. Короче этот боец не нашел храбрости бороться за себя и будущее, но мужества хватило принять пару таблеток хлора внутрь, запивая небольшим количеством воды. Расчитывая по его слухам на досрочное увольнение из рядов российской армии по состоянию здоровья. Но затем я слыхал уже, что комиссовали со справкой с диагнозом в общем то популярным на просторах страны – дебилизмом. Возникло не мало шума из за инцидента в части. Приехали чины и началась видимость разборок полетов. Как всегда все лишь после чп. Ночью в ротах на построениях, дедушки проводили профилактику для солобонов. Мол вы тупые уродцы и ни хрена не понимаете в службе и то, что вас напрягают является старой доброй традицией нашей армии. Что после их, дедов, увольнений в запас вы вчерашние духи продолжите традиции с честью и отвагой над вновь прибывшим пополнении. Заканчивалось ночное мероприятие всегда одинаково. Пробивались фанеры тощих бедолаг, жестко прокачивались  все группы мышц,  все это под философские беседы про бренность бытия и моментов происходящего. Были ведь и не простые солдаты у нас. Образованные, воспитанные и мудрые. Но армия и их поборола, сделав злее и тупее. Но справедливости ради сказать, многие тогда пришли домой более мужчинами чем до, и прошареннее в жизни в общем…Особо упорных духов с более сильным духом дрочили особо упорно. Ломали и каратистов и здоровых деревенских, закаленных в стычках типа Село на село или погнали наши городских парней. Методика была разной и очень действенной….В этот же вечер, точнее полночь нас троих, так как этот сачек с таблеткой был именно из медпункта подняли и построили перед коллегией старослужащих в проходе их шконок. Их лица были мудры и не по пацански взрослее. Один лежал, двое сидели и походу менее авторитетнее стоял рядом..Наверное на случай нашего рывка против системы или еще чего нибудь. Еще возможно он просто устал днями валяться и болеть — подумал еще кокон в моей башке.

-Тише, тише, Дэн!- успокоил его типичный страх перед таким.

— Ну что товарищи военные…Служить то будем или как!?- начал приподнявшись на локоть самый дембель .,- Сами знаете какая атмосфера твориться вокруг. Кругом стукачи и мамкины сынки. Не та уже служба, не та…

— Да Санек, походу наш призыв последний из нормальной братвы, — сказал сидящий зевая.

— Везде дерьма хватало. Нам то тут осталось чуток, да скорее домой. Чтоб без залетов и задержек к чертям отсюда.- добавил тот, что рядом.

На локте продолжил тему. – Я вот понять хочу. Зачем портить то здоровье было упырю этому.!?.Тут и так его за два года убавится от одних только условий. Теперь на таблетках жить будет дурик….Вы то щеглы, не такие надеюсь дебилы?- глядя на нас спросил самый.

Двое моих сослуживцев замотали отрицательно головами. Хотя по их глазам и общему виду как то было понятно мне, что они готовы еще не на такое. Вот только чуть поднажать и все.

— Ты че су…а молчишь тут?!- стоящий не авторитет  дал мне увесистый и резкий подзатыльник сзади.

Я не отошел от недельного назад избиения меня как  мешка с ветошью, но стерпеть такое я не сумел и не научился за годы. Лишь батя мог такое позволить и то, при страшном моем косяке. Дэн вяло покорился шлепку и даже  любому дальнейшему раскладу. Но я, Игорь был не таков. Не только занятия спортом и возраст за тридцать три, но и воспитание в районах, прошлая служба и самое, что я ценил. Это моя честь и свобода. Никто не вправе чем напрягать другого человека. Все равны под небом..Так я был слеплен и уперт в этом моем мирке, что любая мелочь выводила из себя, давая злобу и гнев. А они уже импульс силы к мышцам, отключая мозг и застилая глаза пеленой безумия.

Я резко развернулся и занес правую для сильного удара куда только смогу. Только бы в область лица, чтобы больнее, чтобы наверняка. Но еще быстрее мою руку схватил сидящий дембель и разрушил все планы геройства.

— Э-э, тише, тише воин!!!- сказал он и мастерски заломал мне руку за спину и сделал захват шеи.- Отдохни, не горячись….

-Дай, дай мне этого ублюдка…я, я щас порешу его на хрен.- включился не авторитетный, становясь типа в стойку спарринга.

— Все хорошо Мишанька, успокойся, все в норме!- самбист унял его прыть, не отпуская меня ни на миг.

-Я уже почти испугался!- опускаясь с локтя на подушку тихо сказал самый.,- Думаешь мы не слышали о тебе, о духе бунтаре и одиночке….Слышали, знаем, следим…Отпусти его Марат. Он в норме.

Я сел на корточки, потирая шею и руку. Самбист или  дзюдоист поглядел на меня как на поверженного гладиатора с ложи патрициев. Он был дагестанец. Они все там с детства занимаются и имеют разряды. И не даром..Во многих частях эти горцы держут в страхе целые батальоны солдат, на гражданке которые могли лишь бухать да шататься попросту на районе. А дагестанцы имели стержень и проводили детство с пользой для тела. Что и сделало из них по крайней мере уважаемыми в армии борцами. А силу уважают везде и всегда. Плюс, большой и отличимый от плюса русских даги держались вместе, друг за друга, всегда.

Не вольно уважая его и его приемы, зная что я слабее и не подкован в приемах, я нагловато сел на край шконаря напротив.

— Мишь, уложи спать этих двух. Но после уборочки и разъяснительных мер, лады?.- дал приказ лежащий старый,- А мы пока поболтаем с отрицаловом!- и все они заржали.

С лещами под шею и пнями под задницу двое исчезли во тьме пункта. Затем там раздавались маты, грюканье уборочного инвентаря,  гулкие удары по телу и кряхтение от работ и боли. У Мишки был неудачный день или просто он еще не до конца вступил в роль дембеля авторитета, которому не пристало заниматься подобной работой.

— Ну рассказывай солдат, как докатился до такого!?- начал беседу молчавший третий дед..Судя по его лицу, он много повидал еще до армейки.

— Мужики, я просто хотел бы, чтобы от меня отстали и я спокойно дослужил до конца. Просто и спокойно.- начал и я свою беседу, с толикой уважения к этим отличающимся от злых других дембелей. Рассказать им про свою проблему с переселением души или поведать о сумрачном будущем России на десять лет вперед я не стал бы. Это было бы реально смешно и меня могли быстро определить в дурку. А мы с коконом договорились о четкой службе и о его возвращении домой в здравии и с зубами!

-Мы тоже этого хотим! Поверь рядовой, очень хотим мира и добра..Но, но кто по твоему должен тут ну например убираться или готовить на сотню молодцев? А?!- привстав с подушки и закурив встрепенулся супер дед.,- Два года пахать как то не охота скажу тебе. И давным давно кто то мудрый придумал это делать год!.Да, год и отдыхать, наблюдая как другие шуршат. И это здорово поверь! Вот и мы, свое отпахали. И теперь пытаемся отдохнуть и дотянуть до дома. И как видишь это у нас получается….Да, не у всех получается, кто как смог себя поставить..Но это уже от личности зависит.

-Я все отлично понимаю,- реально все понимая сказал я ему,- но мне бы просто отслужить и все. И я ненавижу, когда угнетают других. Особенно меня.

— Мало таких как ты. Ты похоже малый с частичкой чести.- говорит бывалый с неизменным лицом и эмоциями.

— Ты бьешься за себя один. Против толпы не засцал восстать..Это внушает уважение за нас, славян.- продолжил тот же. Марат молча усмехнулся, погруженный в своих мыслях.- Ты как бы молодец и как бы дурак! Это как прыгнуть со скалы ночью, не зная что там внизу, вода или камни..Ты отчаянно прыгаешь не жалея здоровья..Значит тебе нечего терять похоже…..

— Говорят ты псих и типа с башкой не дружишь!- хорошо по русски заржал Марат.- Не пойму вас русских, где ви дураки, а где смелые!! Как различить?! – и все снова заржали. Я тоже..И словил себя на том, что не смеялся давно. Очень давно.

— Ладно!. – закрывал типа смех самый,- Тебя лечить не будем. Гляжу по глазам, ты видал жизнь. — Это звучало для меня смешно и восхитительно сразу. Ведь не часто можно нормально как бы пообщаться с нормальными, сплоченными на два года пацанами мыслящими выше других.

— Как звать то тебя боец!?- бывалое лицо передавая мне пол сигареты по человечески и без подвоха спросил.

— Иго…, Денис я, — чуть ошибся я. – Не курю, спасибо.

— А откуда ты?- продолжил тот отдавая сигу самому.

— Из Маганска, что в Красноярском крае.  — еле вспомнил я жизнь Дэна.

— Много нормальных ребят я повидал с сибирских земель, много.- продолжал лицо.

— Я с Брянской области.- неожиданно для меня произнес с тоской по дому самый дотягивая никотин.,- Вот за службу пару земель всего повстречал, да и то лохов, черт подери,- реально и зло сплюнул он.

— Я. Я……Я с твоих краев….- чуть было не пискнул я, судорожно сожалея о промахе. Ведь это знакомство могло бы мне облегчить тяготы службы.

— Что ты сказал?- увидев мое сверх сожаление и тусклость дикого разочарования в глазах спросил земеля.

— Ниче, все нормально, послышалось.- соврал я, сжимая кулаки в сожалении.

— Домой гляжу хочешь. Не меньше чем мы…- сказал Марат с пониманием и сочувствием ко мне и себе. И был прав. Мы все были едины в тот миг в грусти по дому. По родным. Эта сила сломает любого, имеющего душу. Ведь забрав из дома тело человека, нельзя забрать его душу. Она всегда там, возле матери и отца, их очага. Она часто, очень часто летает туда и во снах и на яву. Смотрит как с высоты, как призрак. Что и как дома там. Как здоровье, как сестренка и братан.. А что там с соседской девчонкой, что строила глазки?!…О, эта боль и грусть…..

В ту же ночь, после разговора, когда улеглись даже работающие духи, я впервые за годы заплакал..Тихо, в подушку, сильно сжимая мышцы лица, чтобы без звука..Не долго, но сильно. Бесшумно, но много..Очень соленые слезы вышли тогда из меня..Как съев пуд соли я пред этим.. И стало легче. Везде. Как же мне этого не хватало то. Плакал я, не Денис..Денис не понял меня.. Он не так хотел домой…..

Возвращение в расположение роты было простым и банально армейским. Пока меня еще не заметили я шел по взлетке в каптерку за формой, которую с меня сняли перед отдыхом в медпункте. Тут и там царил обычный день из жизни солдат. В проходах между двухярусных кроватей кого то мудохал  бравый паренек из старых. В другом проходе бойко и отважно сжимая изношенную тряпку, как горло моджахеда в бою, хренячили стойкие духи. Или, как бывает в жизни хренячили те, кто опустился на низкий уровень, несмотря на срок своей службы так называемые черные дембеля. Лихо подгоняемые медной бляхой ремня старались не на шутку мойщики чистых окон. Они были чисты как алмазы со вчерашнего пхд, но не давать же ребятам расслабон! Рядом измывая от пота, как кочегары суетились самые зажуханные ребята, они очень ждали своей очереди на получение тряпок и ведра от моющих под шконками. Ведь в армии всегда всего не хватает. И чтобы их не прибили за еще не начавшуюся уборку в туалете, в очень кстати грязном туалете , они отчаянно,  дерясь друг с другом помогали убираться в расположении в добавок! И уже потом……потом, ох, не завидная эта их участь. В ленкомнате, пользуясь бардаком и отсутствием хоть какого то командира под самодельным кипятильником приготавливалось какое то яство для лучших из дембелей. Которые не участвовали в гонениях на духов. На это были другие ребятушки. Мимо сушилки пройдя тоже не без хаоса .Там слышался вой и в перемешку с жутким матом, которого я никогда не услышал бы в другом месте, даже если потратил жизнь на поиск этого, и рыдания очередного бедолаги происходило особое издевательство. Сушилка в армии что то вроде камеры пыток из времен средневековья.

— Блин, это ж надо уметь довести до плача навзрыд парня.- прошептал я себе, еще никак до конца не придя в себя после всего происходящего со мной. В роте был ад и хаос. В роте был обычный день. – Нет, я не стану прогибаться как они. Нет, я свое отпахал в своей жизни.- успокаивал себя. Но душа и моя и кокона Дэна трепетала перед всевозможным ужасом, в любой момент который может спуститься на плечи, как покров ночи. Я должен быть другим. Кем и являлся для себя. Не важно, что тело слабо и статус нулевой. Но если парень, то парень. Все равно жизнь коту под хвост, чего терять, зачем терпеть страдания, если дома не ждут? Если я одинок теперь как загнивший оазис посреди сахары. Шанс проиграть и пасть велик, но я решил лучше умереть пытаясь, чем быть мешком для побоев и уборщиком параши.

— Боже!..Игорек, нет, нет!. Не делай глупостей, пожалуйста! Давай обсудим, поговорим что и как? А!?- вмешался в мысли и крепнущую уверенность  Дэн. И ему правда было страшно. Его худое, избитое и не жилистое туловище не давало ему и толики бесстрашия..

-Дэн, мы не будем так погибать.- я, научившись говорить с ним не открывая рта уверил его голосом, полном отчаянной решимости и безумия . То безумие, что толкало воинов на пулемет с ножом, на танк с винтовкой. С диким воплем навстречу смерти, радуясь толи избавлению от всего, то ли повинуясь инстинкту древних. Потому что выбора нет. Говорят, что есть выбор всегда. Да, это так. Бежать, это и позорно как то и найдут. Вернут и будет хуже. Можно схватить автомат и дать прикурить злодеям, но потом жизнь под откос. Можно встать ночью, на припухших ногах дойти до закутка в роте и свести счеты с жизнью, можно без проблем, да, но это и грех и позор, и странный в общем выход. Придушить по одиночке обидчиков звучит получше и достойнее..Но если ты убийца и тебе не слабо это учинить..Дальнейших вариантов не мало, но лучший выход это лицом к лицу со страхом. Выиграть или проиграть уже не важно, если вышел, это уже победа. Над собой и сомнением. И сделав шаг навстречу этому, главное не отступить и лучше не оглядываться.

Я притупил Дэна и загнав его в бесчисленные углы мозга стал прислушиваться к интуиции. А есть ли теперь она у меня. Но было тихо.

— А, пришел с санатория?!- ехидно прервал мысли и безумие старшина.- Пошли форму дам. Да пора уже давно приступать тебе к работе….Теперь мы тебя трогать не будем. Себе дороже выйдет. То сдашь нас или очередь пустишь по психушке…А я домой хочу..- И уже проходя в свою берлогу-каптерку добавил.,- Теперь ты, чмо еб…ое будешь по уставу жить тут. Приказ ротного. Посмотрим, как теперь ты отделаешься от мойки сортира!- он гулко заржал и ему реально было смешно от этого. Я молчал и крутил в голове варианты, вплоть до безумных.

— Вот видишь, видишь, я же говорил тебе…Нам конец…- смерившись чуть ли не со смертью кричал кокон с глубин башки. Я не реагировал.

— На свои тряпки!- старшина кинул на пол чьи то бывалые шмотки, явно не мои. Как же быть? Начинается не кончавшаяся история.

— Это не моя форма.- тихо, но пытаясь с серьезностью взрослого, равного старшине юноши сказал я.

— Твоя! Мразота. Одевайся и приступи к выполнению уборки накопившегося дерьма в туалетной комнате!- заученно, по армейски красиво и если по человечески, то жестоко и пугающе громко прокричал амбал. Старшин просто так не выбирают. Он проходит жесткий отбор. Даже не в учебке. Старшина, воспитанный в роте с начала, по правилам и законам не писанных догматов. Огромный рост под два метра, кривое лицо, бравшее на лоб немало других лиц на гражданке. Руки клешни и свирепый характер, доставшийся от буйвола бати. Бухавшего всю жизнь, но деревенски крепкого сложения, работающего за копейки в совхозе и вымещающего всю злобу на правительство и власть на детях и жене. Вырасти человечным никак невозможно там. И он не стал человеком. Старшина просто вырос. Здоровому детине за пол года пресса втерли мораль службы и пути к выживанию здесь. Он всосал это как литру самогона, быстро и умеючи ловко. Комплекция позволяла выполнения любых приказов и полнейшего подчинения еще до одевания лычек старшого. Прошаренность и изощренность  быта армейки на первых порах сделала из деревенского бивня хитрого и сильного врага многих духов и даже дедов. О как многие мечтали бредово о его кончинушке. Я это узнал за короткое время пребывания тут. Как шипели языки задротов и многие другие, как истинно виделось желание покончить с ним лично. Но далее мечты это не уходило. И усердно трудясь на благо роты, вчерашние герои убийцы, ночные ассассины, сегодня рады были принять по гланды, лишь бы их миновал гнев старшины. Вот что такое власть силы и ума. Вот она в действии. Прям перед носом….И черт подери судьбу, моим носом! И прямо здесь и сейчас я нервничал, как щегол, как малолетний парнишка, проходящий вечерком домой около подвалов многоэтажек. Где кучковались и бессмысленно терлись жуткие личности. Готовые,  как казалось на все, чтобы причинить тебе максимум страданий.  И теперь, спустя годы, я стою тут, и мой страх всплывает как покойник из мутной воды на поверхность. Булькающе и жутко. И разум уходит вниз, для места истинному страху и отчаянию. Добавил копоти к костру еще и страшный ужас перед концом кокон Дэн. Он после ослабления моего влияния на его волю дрожал и трясся как больной. Вылез и мы терялись оба..Но я меньше..

-Че гнида, не будешь одевать?- не шутя уже и не развлекаясь, подходя ближе отрезал бык- старшой.

Нужно быть, нужно не быть, а стать твердым. Я попытался побороть лавину страха. Нужно прямо тут и сейчас дать ответ. Или прогнуться и в дальнейшем сгинуть в мясорубке дней. Или как учили еще в детстве бывалые пацаны, нужно поставить себя в начале. И  тогда, возможно выйти на дембель не позорным лохопетом. Так и в жизни. Они были правы, как и те, кто их научил этому, кто дал совет. Правы те, кто не просто слушал, а кто услышал и пережив, дал другим. Я слышал тогда, Игорьком, но в армии не очень получилось применить и я тогда просто отслужил не рыбой ни мясом. Но еще раз, еще одну тягу я не сдюжу! И наконец поборов первый приход волны и заткнув Дэна поглубже, подняв голову и посмотрев злобно в глаза супер старшине сказал:

— Я завалю тебя тварь…- не громко, как хотелось, не мужественно, как мечталось, с отсутствием публики, что была бы свидетелем быстрой смерти моей. Я рад, что просто сделал это. Я в тот миг победил. Разумеется я блефанул тогда, под рукой ничего не было. А напасть на этого лося все равно, что реально напасть на лося в его среде обитания. На самого могучего в тайге лося!

— Да ваще чели обурел падла! – с не поддельной злобой и изумлением дикого вепря, попавшего в капкан заорал не верящий в подобное дед-старшина. И с шипением слюны гнева резко схватил меня за глотку и прижал к стене могучей длинной рукой. И сила его ярости была столь высока, что от нехватки воздуха я таял как сосулька в кипятке. На возможное сопротивление не хватало воздуха и я обмяк, отпустив схваченные руками его руку. В глазах потемнело и я терялся, но он вдруг похоже испугавшись двухсотого в роте отпустил горло и я упал, захлебываясь в кашле.

-Ну все. Ты реальный покойник. Долго не протянешь в моей роте, мразь! Возьмусь лично за тебя, с..сам буду днем и ночью напрягать по уставу. И ты загнешься у меня..Б…я буду, если не выполню это перед дмб…- он нервно расхаживал по каптерке сжимая все мускулы лица и тела. Как же такое смогло случиться? Рождалось и жгло внутри него это мое мини восстание. Меня, ночного командира роты и дневную правую руку капитана не уважает и не боится вшивый чмошный дух! Но затем через пару минут он успокоился и сам себе ответил:

— Ах да!. Он же больной на всю башку! Я и подзабыл про это…..Походу совсем башенку снесло пэцаку…или отбили грешным делом поди…- и присев ко мне, поглядел в глаза, ища в них дурь. Но они уверен, смотрели чем то другим, чем он мог бы представить.

— Живи сегодня су….а .Так и быть.- как бы даря жизнь пленнику сказал старшой и к моему удивлению вытащил с глубин вещмешков отличное хб.

Сегодня я победил. Я уверенно так думал. Дэн не разделял этого мнения, но напялить на тощий торс невиданную им почти новую форму был рад, как ребенок киндеру. Малая победка в предстоящей игре на выживание. Личная заслуга. Монолит дал трещину. Одевшись и умывшись я присел у окна на корточки потирая синюю шею. Сразу же, секунды четыре увидел смотрящих на меня сержантов и дедов. Злодейские рожи съедали мою плоть ржавыми ложками от их знания невозможности меня напрячь как бы они хотели. Как бы лихо я орудовал на очке своей зубной щеткой под их контролем . Как бы классно стирал их портянки и хб..О, а какой бы я вышел массажист и рассказчик поэм! И все это под удары ремня и сапог, под крики и мат. Без еды и сна, как робот с вечной батарейкой в попе исполнять обязанности солдата, духа и раба в одном….Нет ребят, извините! Не такой я, да и сил на все нет. Но я их найду именно для того, чтобы от меня отстали . Понимаю, так заведено и все такое. Что это не ваша задумка и все мы тут не люди, но увы и ах. Я ребят лет пятнадцать назад сбросил хомут вола с себя. И понимаю, прозвучит глупо и смешно, что я не с этого мира нынче. Но если бы вы только понимали мое дерьмовое положение в жизни, а вы еще и с этим сегодняшним положением на меня…..Черт. Да кому это все нужно!

— Че сел там салага гребанная!?- с не скрываемым презрением гавкнул походу самый из толпы. Это была толпа не самых дембелей, а тех, кто станет ими как только уйдут настоящие. По приказу президента. Попросту черпаки или слоны.  Везде их зовут по разному. Я сам то и позабыл про весь этот иерархичный каламбур в армии. Да и за эти несколько недель не до возобнавления памяти мне как то. Но перезагрузка памяти сама происходила по себе. И мне или нам нужно было выживать с минимумом потерь. Именно здесь и сейчас.

— Оглох там что ли, придурок!?- еще один пес.

— Вообще эти духи оборзели.. В край.- завторил еще один.

— Надо что- то пацаны делать с этим…. И базар о травле духов и о миропорядке в целом набирал обороты. Но почему то ко мне никто не подходил. Зато не по детски получили пару прыщавых бедолаг, активно трущих пол рядом с шайкой спорящих черпаков. Их попинали в лужах и пене на полу. Затем бормочя сотни угроз про методы тысячи и одной боли заставили ползать под шконками. Тем самым вытирая их же формой полы в труднодоступных местах. Это на фоне хаоса пхд выглядело и смешно и трагично. Смотря с какого угла своего положения смотришь. Я отрешенно сидел и глядел в небо. Я сегодня был ни с какого угла положения. Я просто пока был.

Сменить угол положения.

 

Только потом, спустя годы я понял, что это попадалово мое в армию было мудро и спланированное  приведенное в действие высшими силами. Что окуная меня в этот бурный динамичный поток другой жизни специально и по плану. Что именно так и не иначе я не тронусь умом, думая и переживая о происходящем тогда со мною. Что жизнь в другом теле перевернет с ног на голову мое потухшее мировоззрение. И именно служба в не самом элитном подразделении и лихая быстрота движения докажет мне дураку, что нужно любить и ценить то, что имеешь….Ну а пока до понимания было далеко….

— Подъем гнида конченная! Встать, ты почти покойник су..а.- началось продолжение в эту же ночь. Я конечно ожидал подобного, но не так же быстро. Старшина дал указ своему верному товарищу Сергунину для препровождения меня в долину белых плиток для уборки фекалий и других отходов жизнедеятельности  бойцов. Была ночь, все спали, почти все. Духи только начинали топтать ночную смену. Сон был лишь привилегией лиц, что постарше. Постарше не годами, а сроком службы. Кто то вяло стирал дедушкино бельишко, глотая сопли и сдерживая булки от натуги. Кто то профессионально подшивал подшиву на воротник, и не на свой конечно. Двое жарили картошку самым самым, которые пускали облако дыма лежа в элитных углах расположения. Ближе к батареям и мало доступных для просмотра командиром местах. Двое других сидели на шухере, и не дай бог им уснуть или не мигнуть во время! В сушилке как и обычно раздавались тихие вопли и гулкие удары по телам. Пахло смесью лапши роллтон, сигарет, пота и страха духов. Меня сопровождал Сергуня до входа в сортир. Запах из него стоял тот еще. Входить не желалось, даже под давлением на клапан.

— Стоим на месте упырь.- и даже не пнув меня в почку сказал ночной будила. Рядом с туалетом была душевая, и за дверью кто-то шумел мыльницей и шлепками. Это была душевая самого старшины! Я приготовился к худшему. На этот раз выкрутиться так просто вряд ли получится. Замочят вдвоем как пить дать. Будь что будет, прикинул я и сонный Дэн. Уже привыкающий ко мне, моим идеям и верящий, что он не псих. Дверь открылась и голый могучий торс вывалил с комнаты

— Ну вот и пора пришла солдатик! Наряд по туалету твой! Как я и говорил . Отказ, губа. Понял?!

— Понял.- суховато ответил я напрягся сильнее.

Старшина приложил руку к голове, вторую с мочалкой поверх головы, как бы имитируя головной убор и глядя поверх меня как на знамя победы, отдал этот дурацкий приказ:

— Рядовой Тищенко. Приказываю вам произвести тщательную уборку всей туалетной комнаты! Вам до утра времени. И оно пошло!-  усмехнувшись вдвоем они удалились в каптерку, где их несомненно ждали трава и вкусный ужин. Несмотря на бесконечные работы по уборке в роте, сортир представлял собой ужасное зрелище. Около сотни бойцов ходят сюда не раз на день и это явно отражалось на увиденном. Вся культура воспитания от родителей,  до самостоятельной  уже жизни просматривалась тут на одном примере. Воспитания как будто и не существовало и в помине! Ужас и темно-коричневый мрак! И я тут! В этом ужасе.

— Ну нет ребят. Не так я уж и дебил тут убираться. Ни за что! Пускай отмудохают под первое число, но я не стану. Тем более в лазарете получше и спокойнее.

— Игорек. Ну что ж ты в самом деле? Давай, отключись на пару часиков, а я поработаю тут. А ?- проснулся кокон и заныл, готовый на все.

— Заткнись! Ты ни черта не понимаешь в жизни. И если так будешь мыслить  и не поймешь. Ты только потом, дома, через года осознаешь все это.

— Так тебе то что?! Это я уберу тут, а не ты. Ты уйдешь из меня когда -нибудь и забудешь эту мелочь. Это мое тело и мое бремя. Так надо, пойми.- кокон не хотел слушать.

Пока мы спорили в его голове, я не заметил как из дальней кабинки вышел солдат. Он наблюдал за нами в одном. И не понимал, что я спорю с коконом. А моя ошибка была, что я делал это эмоционально и не стесняясь. Забыв, что мы тут можем быть не одни. А место это популярно в сдешних краях. Он стоял и глядел на меня.

— Ты че боец, укурился? – спросил он после минутной паузы.

— Нет. С головой проблемы просто.- ответил я. И вспомнил этого ночного посетителя сортира. Это был почти дембель. Черный дембель, с не породистым погонялом – Кордан. Наверное от карданного вала машины. Его гоняли все, кто имел хоть какую то кишку в роте. От шарящих  духов, до самих дембелей. А когда и как он присел на низкий уровень я не знал и не хотел.

— Я знаю тебя. Ты тот дух, что восстал против порядка. Тот, с отбитой башкой!

— Да, это я.- признался я.

— А то, что ты ночью тут, на параше, означает, что тебя согнули и ты теперь как все чмыри!.- с какой то непонятной радостью в глазах и на губах произнес Кордан.- И теперь любой может тебя вздрочнуть как пожелает.

— Ты глубоко ошибаешься.- победив кокона и придя в себя, расправив плечи и подняв голову смело отбил его правоту я.

— Я редко ошибаюсь.- подутих черный дмб.

-Как же вы меня достали. Не могу больше!- не сдерживаясь, как при серьезных дедах прокричал я и чтобы не ожидать ухудшения положения ударил ему в ухо ногой.

— Бл…ь, бл…ь! Ты ваще дебил…..а а а !.Ты щас умрешь прям тут!- схватившись за ухо визгнул тот. Но замес пошел, и мне не нужна была оратория тут, где хотел выступить трибун и оратор Кордан. Помня тренировки и удары с кино, я точно кулаком попал ему в горло и пнул в солнечное сплетение сапогом. Он упал на кафель и зашипел, как фугас. Красная рожа и взгляд убийцы говорили, что ему плоховато и он мечтает о моей смерти. Я прыгнул ему на голень и он подорвался как от кипящего масла на живот. Было больно, уверен.

— Все, .. все, пог….погоди….- заговорил он. Но я вошел в гнев и начал пинать его ногами, как в пляске на свадьбе друга с деревни. Около минуты хватило, чтобы тот был готов на все. А помощи ему бедолаге ждать было не от куда. Дав ему опомниться, я предложил ради его блага прибрать толчок.

— Короче. Паренек. Ты тут прибери по совести. А я не буду тебя бить. Как ты на это смотришь?

— Что? Я ? Я дед! Ты хоть понимаешь…..- шипел он, и по виду было ясно, что убирать он еще не готов. Он был где то на середине пути до этого события. Я привстал и зарядил ему в ухо с кулака. В то же ухо. Он отшатнулся и было попытался сбежать. Но удача была в другом сегодня месте и мой сапог в печень остановил беглеца. Он кувыркнулся и протянул руку, прося о конце побоев. Очень сожалея, что он такой не каратистый, как бы ему хотелось. Что зря он не качался дома, как редкие ребята, над которыми они ржали сидя на столике под выпивку. Что мама типа обидела здоровьем и типа того. Через два часа, под моим присмотром сортир был чист. Этот тип явно знал в этом толк. Лишь выпендривался. Я не ощутил в себе бравады и удали тогда. Нет. Я сожалел о происходящем и даже вышел ко входу в туалет, чтобы не видеть его соплей и взгляда раба с каменоломен. Но это его статус и все равно ему уже было, ведь служба почти прошла. И уже не привстать с колен. Где то в этой области утешая себя, прошло время, и я улегся в койку. Перед погружением на дно подушки я слышал Дэна. Он восхищался мной и собой. Он и его оценка выросла сегодня на балл. То, что он не сделал бы и за годы, произошло за пять минут.- Удача любит смелых,- шептал он и улыбался нашим ртом…

На утро был трудный подъем и шумное построение перед завтраком. Я стоял в отряде духов, так как я им тут и был. Точнее рядовой Дэн, а не я, но все же! Вдруг раздалась команда – Рота смирно! каким то бодрым молодцем с тумбы дневального. На середину взлетки вышел наш командир роты  и старшина. Сурово окинув людей он сказал:

— Товарищи. В наших доблестных рядах завелся невежа и мракобес.

Я от таких слов хотел даже заржать. Как долго он интересно выдумывал это! Это было про меня, понятное дело.

— Все вы несете эту нелегкую службу на своих хрупких плечах. Я и все ваши командиры знаем как это не легко. Но рядовой Тищенко отказывается от принятия основных норм и плюет на правила всей службы. Считает себя белой костью. Что ему типа не положено соблюдать устав и приказы!

Его слова вызывали в нем же гнев и давали ему силу и злость. Он нарастал и подходил ко мне ближе. Выплевывая со слюной и кусочками завтрака нелепые словечки.

— Но я знаю, знаю как таких переделать. Похорошему вижу не понимаешь. Будем по правильному. Я не позволю в своей роте такому твориться. Иди …..иди сюда гаденыш!  Иди сказал….-  он через голову стоящего передо мною солдата резко протянул руку и вырвал мое тело из строя  за шкирки.

— Вот вы поглядите на него! А! Вот он. Ублюдок сраный. Кусок дерьма!

Короче капитана тогда сильно несло. Ему доложили о бо мне все плохое и в разных красках, расписанных прям на ходу. Он добавил своих в это и дело закипело. Как же так! Восстанет один и другой и третий. Так и до мятежа не далеко. Пойдут в военную прокуратуру, к мамкам побегут и полетят погоны. Да и кто же родину в конце концов будет защищать….хотя все защищались лишь друг от друга. Совсем не думая о родине, которая и засунула всех в эту дыру.

— Старшина!

— Я! Товарищ капитан!- с жадной готовностью отреагировал тот.

— Десять суток гауптвахты рядовому Тищенко. Оформляй!

Я тихо стоял и смотрел мимо строя. Лица ребят говорили о разном. Кому то было по кайфу наблюдать костюмированное бесплатное шоу с элементами психоделики. Кто то мечтал скорее выдвинуться пожрать кашки в столовую,  лихо запевая строевую песенку о марусе. Кто то о доме думал, чтобы поскорее из этого дурдома. Многим было пофиг на происходящее, кроме нескольких злодеев, которым я портил жизнь своим отрицанием норм. Я затем узнал, что черный дембель, припаханный мной ночью был изрядно избит старшиной и Сергуней. За то, что выполнял за меня грязную работу и вообще за что он такой весь чмырной. На завтрак он не пошел. Ему отбили ноги и живот. В сушилке ему было теплее и тише. После трапезы меня повели на губу. Серое здание на отшибах дивизии. Как из мрачного фильма оно выделялось своим зодчеством и гнетущей аурой. Десять дней прошли быстро. Сильно не напрягали. Учил устав, думал о себе и Дэне, чистили с другими снег и муштрили на плацу. Пару стычек прошли со счетом два – ноль в мою пользу. Я обрек некий покой в мозгах, а Дэн некую уверенность в своих силах. Теперь он слушал меня и принимал происходящее как должное. Мы ладили в общей башке и даже типа дружили.

— А не поехать ли к тебе домой после дмб?!- вдруг спросил я его.

— Ну а че!  Можно. Ты вроде нормальный паренек. Но …но я не уверен, что доживу с твоими методами до дмб!- как то непонятно отреагировал он.

-Да ты успокойся! Все будет тип топ. Наше упрямство и сдвинутость дадут нам шанс доплыть до дембеля на лодке с наименьшим грузом армейского кала !- успокаивал я его и жалел, что не могу похлопать по плечу типа в поддержке.

— Найдем телку! Нормальную работу и завоюем в твоей деревушке трон самого первого парня!- продолжал я.

— Интересно как?! – кокон был полон энтузиазма.

— Ну, это все нужно видеть и слышать. Нужно лишь дождаться и все придет!- и Дэн засыпал, оставляя тело на меня. А я все рассуждал и вспоминал свою жизнь.- А не так и плоха она была, по сравнению с ….с например этим же Дэном!, — Думал я и пытался победить грусть о своей оставленной любви и сыне. Оставленной в каком то другом времени и месте. Но тяга и печаль были сильнее. И я пролил слезу. Второй уже раз за месяц. И стыдно и легче. Я выбрал легче. И потекла вторая скудная. Но и легче тоже вдвойне стало. Я тоже уснул. На ржавой койке гауптвахты, драном матрасе, пропитанном горем и слезами бедолаг, забытый и потерянный родными я спал. Я спал с верой в хорошее. Странно. Раньше я вообще в него не верил….

 

….Победить и выжить…..

На другой день, в обед меня забрали в мой батальон. За время моего отсутствия почти вся рота вместе с командирами уехала на полевые учения. И к счастью оставшихся дембелей и к несчастью оставшихся духов время в роте шло чуток по другому. Деды приняли на себя роли воевод и распорядителей судеб салаг. Они, салаги буквально вешались от ужасов, творимых днем и ночью в сумраке расположения. Если честно, то и повеситься то не давали времени. Просто все время в беготне, в прокачке, в нарядах и других бестолковых движениях. Короче был обычный хаос. Как всегда этот хаос. …Я это понял сразу по прибытию на этаж. Лестницу активно хреняшил знакомый мне именно по этому виду работ затравленный дух. Не имени, ни фамилии и даже клички его я разумеется не знал. Но по его глазам я видел, что он был близок к смерти. Этот взгляд будет еще долго преследовать меня в жизни. О как же он был мрачен и далек. Его пацанческий огонек в них был навсегда затушен службой. Навсегда. Я не мог в это верить, но глаза ломали мою веру в то, чего якобы не может быть. Он был сломлен как цветок в начале своего стремления к свету. И никто никогда не сделает стебель его прежним. Один миг взгляда, одна секунда встречи с моими глазами, а мыслей о тусклости его и возможной своей участи в жизни останутся на век. Так бывает. Что в какой то не приметный денек, вдруг происходит нечто судьбоносное и великое для человека. День, в котором случайный, именно случайный, никак не спланированный миг предрекает будущее. Ломает устой в психике и душе…..Я тогда понял более ясно и четко, что я не хочу быть таким. Не стану гнуться на потеху этому злу. Тем, кто смеется с высока и забудет это через год, а угнетенный никогда. И эта вера закрепилась во мне так крепко, что я готов был умереть. Эти мысли вызвали бы ужас в душе Дэна. Но слава яйцам он не мог читать мою душу.

— Оба на! Восставший дух явился!- дежурный по роте, качок Пица, отвлекаясь от прокачки бедолаги дневального, радостно и громко объявил о моем приходе лежащим в расположении дедушкам.

— Теперь веселее будет! Теперь уродец мы реально займемся тобой. Вплотную. Ты выть будешь у меня, а потом вскроешь вены на параше. Понял?

— Да пошел ты на хрен, упырь!- вложив всю злобу в голос, готовый драться, как собака в углу ответил я. Тот удивленно поднял брови:

— Ах ты тварь!- и накинулся на меня в дикой ярости. Но как только началась возня в схватке, нас разняли прибежавшие деды.

— Тише, тише ты! Пиц, погоди, тише. Успокойся ты! Успеем еще. Пусть поживет.

Я потирая шею и плечо пошел к своему проходу и взял полотенце. Никаких зубных паст и щеток не было. Все украдено. Тумбочка пустовала, и уже давно походу. В армии ничего нельзя оставить, помню, вижу.

-Черт. Уже давненько  не мылся и не чистил зубы.- прикидывал я. Затем раздобыв кусок хозяйственного мыла побрел в душевую. Зная, что мне все равно вечерком или ночью хана, я пошел в душевую старшины. Походу он уехал с ротой и тут было тихо. Как ни странно я не плохо помылся. Нашедшем тут станком побрил скудные Тищенские волоски на лице.

— Игорек.Что же с нами теперь то будет? – кокон начал ныть.

— Я не знаю Дэнчик. Но жить я хочу больше, чем с утра. Как нибудь справимся. Но я не уверен, что прокатит. Уж очень они нас не любят.

— Боже…..я так хочу домой….- Дэн был подавлен.

Я знал, что момент истины пришел. Пришел сегодня, сюда, ко мне. Раньше, в восемнадцать, в прошлой службе я бы боялся как мышь. Но теперь. Когда я один,  в жизни дома и в этой тоже, когда решение влияет на ход завтрашнего дня. Когда проблемы, типа что поесть, как скоротать денек уходят  в никуда. Я понял, что нужно сражаться. Именно за себя. Как зверь в природе. Именно за свою веру и будущее. Не за слова дедов типа, — А помнишь того лошка, что парашу мыл?! Ха- хаааа! ,- нет, не за их память или их оценку службы. Не за духов, придавая им огонь сопротивления в души. Не за родину, плевавшую на тебя. А за честь быть не сломленным. Такими же как ты. Простыми парнями с разных краев. Они ни чем не лучше тебя. Но почему то имеют власть. В теле живет дух. И нельзя сломать его, ломая тело. Именно тут, в среде волков, наедине со страхом познается истинное нутро человека. Как типа можно узнать о человеке лишь в бою или в сексе. Только в этих вещах лукавство, притворство замирает, открывая личину из под маски бытия. И становиться видно лицо предателя или благородного рыцаря, злодея или добряка, очаровательной девушки или стервы. Ипостаси многогранны. Но смысл один…..Я вспомнил сцены с передач и с жизни. Как дерутся в схватках на смерть животные. Да, слабые проигрывают хищникам. Умирают, уходя им на корм. Но в их смерти нет ничего унизительного. Они бились как могли, отдавая всю силу и храбрость до остатка. Их доброта не убивать, а просто жить не дала им силы победить злых, голодных убийц. Но злодеям придется попотеть сначала. Добро не имеет страха смерти. Оно просто имеет сильную любовь к жизни. И эта любовь делает добычу храбрее в тысячи раз перед хищником. Бороться за жизнь, за любовь к жизни, драться против сильнейшего врага не есть ли это уже победой. Плевать на публику, на нелепость поз в бою. На методы борьбы. Важнее вернуться домой. К маленьким зверушкам, к норке в лесу, к травке и орешкам. С порванной зубами шерстью, без лапы, неважно. Важно вернуться, дав отпор. Дав странное уважение в лице врага. Делая его простым…..Рассуждал я одеваясь. Ночка была жаркой. В моих мыслях. И я стал истинно готов. Дрожь в теле прошла. Побеждая дрожь свою и Дэна. Голова приподнялась выше. Худое тело было внутри сильнее чем снаружи. Я отбросил все, что держало в жизни. Вещи, к которым мы привязаны часто не дают идти дальше. Тормозят на пороге открытий за горизонтом. Я понимал, что не ценил здоровье и жизнь Дэна. Но риск победить и проиграть был одинаков. Сам же я думал, что умерев или получив травму головы попаду обратно домой. К любимой и родным.  Я был готов на разный исход дня.

Исход дня был суров. После ужина из перловой каши, которая явно не давала мне сил для драки, наступила вечерняя поверка. В строю роты осталось одиннадцать человек. Семь злостных дембелей и четверо нас, духов. По планам стариков мы то и должны были сделать конец  их службы красивым. Это выражалось в исполнении любых, даже фантастических на первый взгляд приказов. Я ни с кем толком за время службы не общался. Но знаний биографии дембелей, их дни рождения и знаки китайского гороскопа услужливо покоились на полочках знаний моего кокона. Все доскональные подробности жизни до моего прихода в его голову. Все случаи в роте и батальоне, дивизии и мире армии в целом. Все сплетни континента Евразия умещались в маленькой голове незаметного бойца-духа! Оказалось, Дэн имел из оставшихся дедов земляка. Будучи из сибирских земель тот не особо лютовал над земелей. Хотя и не приходился другом. Это и понятно, другой уровень. Он уходил домой через неделю и ему было на все наплевать. Его душа уже пила дома водку и топтала деваху. Он постоянно валялся на койке и не участвовал  в дедовщине.

-Один минус.- приметил я, — Этот не попрет ночью. Остается шестерка. Хм…три качка, один доходяга проныра. И двое так сяк. — До дмб им еще пол месяца, плюс минус дня два. — припомнил Дэн внутри.- Этот проныра, как ты его назвал.- продолжал автобиограф Дэн,- самый подлый и мерзкий тип из всех. Он недавно с дисбата вернулся. Два года за неуставняк пахал. Теперь умнее и хитрее всех. Знает что почем.

-Так это нам и нужно. – я ухмыльнулся.

-В смысле?!- Дэн охреневал, поражаясь моему безумию.

— В смысле значит не станет дергаться, хлебнув дерьма на дизеле. Вряд ли желает снова туда, случившись серьезная заварушка. Будет как бы с ними, и как бы особняком в сторонке. Предпочтя глядеть и не участвовать лично.

— А а. Вот ты голова!

— Нет. Друг. Это обычная сраная логика. Ты тоже так сможешь и можешь. Но пока этого не знаешь.

— Эт ты о чем Игорь?- Дэна взял интерес.

— Все, проехали. Нужно мыслить более широко. Да и не этого сейчас нам.

-Понял.

Я продолжал планировать. Хотя в жизни планы никогда не сбываются. И закон Мерфи никто не отменял. Действовать вопреки всему было необходимо. Конечно можно поплыть по течению и положить весла в свою дырявую лодку. Надеясь на спасение с берега или на чудо, как в кино. Но не так слаб человек, чтобы так просто и лениво бросить свое все на милость богов. Нужно упорно трепыхаться и плыть подальше за поворот реки жизни. Вдруг там спасение и дом. Надеждой сыт человек. Отними ее и он покойник. Именно надежда дает рабу на рудниках силу долбить кайлом камни. Именно она вела путников в неведомые земли. Она вообще вела и ведет всех нас вперед…..Короче. Пятерых нужно победить. И о методах победы я пока не ведаю. Трое сильных, один хитер, один не понятен. Вечером не напали. Значит, зная, что я типа псих и могу проломить свод черепа, нападут ночью. Когда я типа засну, а за этим будет наблюдать один из трех духов по их приказу. Хотят сделать мне темную. Чтобы в честном бою не светиться, чтобы домой без проблем, на случай если бы я сдал их. Чтобы без синяков и гематом, -А то какой же ты уважаемый дембель!,-  скажут дома. Комнату хранения оружия на этот раз будет стеречь возможно один из злостных качков. Приснуть второму духу на тумбочке стоя тоже сегодня не придется. Третьего напрягут на сортире с бесплановой уборкой. Я  и шесть дедов ляжем спатьки. По привычке к полуночи, курнув травы или приняв спирта для пущей храбрости они уйдут в отруб. Но дух, что на стреме толкнет их в назначенный час и те, тихо, как договаривались оденут на лица какие нибудь тряпки, накинут на меня спящего одеяло. И ….,но это уже по факту как говориться.

Все было почти так, как я думал. В полночь я привстал с постели и тихо прозондировал обстановку. Один орудовал в толчке. И очень долго. Похоже, чтобы не заложил потом о увиденном в ночи. Двое возле выхода и кхо. Пица и салага. И вот он, сидящий на шухере типок! Он не спал конечно и наблюдал за мной, как за гробом господа. Я тихо подошел к нему. Убедился. Что вдали от света дневального нас не видно и не слышно. Тем более там играла музыка с плеера Пицы. Дмб спят как младенцы, веря в вендетту, в ее неотвратимость, в то, что план просто не может дать сбой. Ведь за два года службы система дедовщины была совершенна.

— Чего не спишь?!- зная почему, спросил я с усмешкой.

— Так, о доме думаю. Да и в наряде я. Нельзя мне спать пока!- рыженькое лицо втирало мне лапшу прям в ухо.

— А я то дурак подумал, что ты на заведенной фишке сидишь. Меня палишь типа.

— Нет! На х..й ты мне сдался! Чтобы следить за тобой.

— Плоховато мне тебе вериться паренек.- я с сожалением в продажность сказал ему в глаза.

— Послушай Денис. Ты конечно там молодец. Восстал и не даешь себя в обиду и все такое. Борешься за честь и тд и тп. Но нам, простым солобонам стало не легче после твоих выходок. Стало хуже только…..

Хм…он знал мое имя. Значит уважение какое то пошло среди духов. И это внушало статус на мини балл выше. Его рассуждения были обоснованы. Но это не его порыв сердца, а общий голос духовского менталитета. Программы:- Нас гоняют и мы будем гонять! И никто, никто не может взять и сделать остановку в этом деле. А восстать и стать легендами батальона в мысли тупых бошек и не влазит.

— Послушай.- шёпотом говорю я.- Давай ты, я и тот, кто пашет на параше прям сейчас, восстанем и хотя бы попробуем дать сдачи. Они скоро уедут домой. Понимаешь.? Навсегда. И ты, и другие никогда не отомстят за год унижений. Побоев и дроча. Пойми же ты! Что дома, показывая фотки с духами, на которых сидят деды, играют на них в карты,  будут вызывать смех их корешей. Их телок…Твоя, моя, его черт возьми честь навеки сломлена в прах. Таким же как ты парнем…неужели тебе плевать??!!!- я разошелся и заговорил громко.

— Да. Ты прав. Не вернешь всего уж. Жаль, что мы умнеем лишь потом….Время лечит браток. Я оторвусь на духах, которые еще сейчас дома пьют мою водяру и прут моих телок….как и те, кто напрягал наших дембелей….Это закон такой, видишь?- продолжал рыжий с явным пониманием происходящего. Или на шухере  он бы и не сидел, а был бы на месте менее продуманного типа, который был в разгаре уборки унитазов. В армии умнеешь мигом! Но моего понимания он понять не хотел или не мог. Как и я бы в его годы. Страх быть на параше или в лазарете был для него, типичного духа сильнее воли души.

— Да пойми же ты, что нет…..нет ничего дороже истинных желаний! Что раны заживут, а честь не заштопаешь, никогда….Что уже дома, через годы…Ты посетив годы спортзалов и став сильнее всех, захочешь бы вернуть это вот самое время…но, увы….не будет такого…..глядя на мышцы в зеркале не увидишь хилости прошлого. А оно там будет. Будет жить и давить тебя порой изнутри….И ты поймешь, что качаться и стать сильнее повело тебя именно это чувство унижения и мести……Я хочу сказать. Что неужели до этого нужно довести человека, чтоб лишь когда то потом он воспрял…..Черт..вот меня занесло то…..

— Да, чувак. Что то тебя понесло…..- ответил рыжий с удивленной рожей как бы взрослого парня и в то же время чмырного духа на шухере.

— Короче….         Ты не со мной?!- спросил жалобно я с надеждой, что он хотя бы скажет мне правду.

— Куда? Куда с тобой то?!

Я больше не в силах сдерживать нежелание слушать ложь врезал ему в кадык. Чтобы он притих для начала. Он схватился за горло и тихо захрипел. Это был отличный прием из разряда- Заткнись урод! И он работал. И от него мало способов защиты. И накачать горло проблемно! Рыжий обмяк, но не потух. – На, упырь! На!- я добавил с колена в лоб и с размаху правой рукой отключил его. Так я сначала подумал. Рыжий черт был живуч. Он начал барахтаться по полу и пытаться что то крикнуть дневальному. Мне этого не хотелось. С ноги в челюсть и тот точно поплыл в нокаут. И надеюсь надолго. Чтобы не испортить мне план. Оглянувшись, никого не заметив на горизонте я приподнял его и потащил к своей шконке. Еле затащив тело на второй ярус. Прикрыл одеялом под самый лоб, изображая спящего себя. Тихо оделся по полной зимней. Бушлат, сапоги, перчатки. Под бушлат на двух ремнях прикрепил дохлые армейские подушки, для защиты боков от ударов. А удары будут на всю ярость, уверен. На голове обвязал зимнюю шапку ушанку. В руки взял из тумбочки две шариковых ручки, как типа ножи.- Такими ручками было написано не одно слезное письмо домой.- крякнул еще я. Прикинул время. Рыжий черт мог очнуться в любую минуту. Нет, надо пресечь внезапный подъем. Я рубанул ему кулаком под ухо, чтоб не встал. —  Прости браток. Но уж очень ты не сурок!- прикольнулся я, пытаясь победить колышащую меня дрожь от всех этих действий. Я чувствовал себя как какой то шпион- диверсант с фильма. И эта аналогия давала прилив сил и смекалки действовать.

Деды спали. Я пошел тихонько, но быстро в туалет. Там доводил до конца, которого никогда не было тот самый солдат, который поразил меня на лестнице взглядом. Да, это он. И снова эти глаза. В них нет ни зла, ни добра.  Это как и не человек совсем. Я замер и на минуту забыл о происходящем. – Боже ты мой….Что же армия с тобой сделала…- прошептал я. Дэн тоже молчал. Давно. Он глянул на меня и опустился к очку. Голыми грязными руками он драил дембельское очко лезвием от станка. Было не понятно, он вспотел или он плакал. Все лицо бедолаги было мокрым.

-Эй парень…..ты это…Перестань гнуться тут. Прекрати ты это плохое дело.- я заговорил с ним. Солдат встал с колена. Вышел с кабинки, повернулся ко мне и не поднимая головы ответил:

— Тогда мне конец на утро….

-Борись за себя. Найди в себе силы. За батю….за мать, за деда…- я пытался найти хоть что то, чтобы сказать ему.- Тебя два года тут продержут. Уедешь домой прям с параши…..восстань и возьми табуретку в руки!

— Мне уже поздно Денис.

— Блин! Да никогда не поздно. Ты же не на пенсии, чтоб назад не вернуть….Пошли со мной. Я как раз собираюсь драться !

— Ты же за себя дерешься.- его голос был голосом забитого до конца узника.- А мне. Мне …..У меня нет сил..

— Внутри? В душе ты чувствуешь силу?!- я не уходил.

— Это как?

-Ну ты чувствуешь злость, когда тебя пинают? Когда слезы наливаются не от боли ушибов, а от обиды за себя. За не справедливость?

— Да. Бывает….., но их много, а я один….Мы русские не даги. У них в сторонке стоять не будут, когда своего бьют…- дух приподнял подбородок, восхищаясь ребятами с кавказа. Его еле уловимый взгляд даже начал меняться, показывая, что он вовсе не баба в хб. Понятное дело. Его не раз мутузили в кулуарах роты, как мешок с сеном. Как кучка мнимых бойцов юфси кучковалась в октагоне – бытовой комнатке над лежащем на полу, в луже соплей, слюны и крови им, бедолагой. И как скользили взгляды пролетавших мимо русских рож, земляков и приятелей. Как эти рожи были в тот миг рады, что это не их пинают. Что в этот час нашли другого козлика. А до этого в редких задушевных разговорах в духкомпании говорили, как типа они, да на гражданке, да любого фраера замочат. Как в битвах районов или сел были непобедимы, словно Ахиллесы. А на деле – мыльные пузыри.

— Я отлично тебя понимаю приятель. Но чувство мести это и есть говорящая внутри честь. Она борется с разумом, с рефлексами самосохранения. Она не дает спускать на тормозах…..пойми же! Но ты глушишь ее своими страхами…..Глянь на меня!

Он впервые посмотрел на меня. И чуток моей искры через глаза передалось ему. Оказывается не все так плохо еще!

— Я не знаю. Не знаю, что и сказать и как сделать….- промямлил он и вновь потух.

— Эй друг! Твой костер еще тлеет. Впусти ветер свободы в душу. И ты заживешь решительно подошел к койке первого из дедов. Было темно по новому.-  вдруг тихо сказал я и исчез в мрак расположения.

Быстро и очень. Как и надо мне. Да и им тоже! Качок мирно спал. Но в одежде и берцах. Явно куда то собирался вставать!

— Глянь- ка! Вот это номер!- восхитился я. Его кулаки были хорошо перемотаны бинтами, как у боксеров. – Да ты братух походу на дело собрался!- я шутил сам с собой. Так делают бывалые дедушки, наученные жизнью. Чтобы на утреннем осмотре были ни при делах после известий о каком то чп в роте. Потом обычно переводят стрелы на одуревший спецназ или разведку. Что те, якобы по пьяне ворвались и избили какого то солобона! Смешно все это звучит, но эффектно действует. Методов избить духа множество. И они в эту ночь должны были случиться со мной. Но только один я не был с этим согласен.

— Эй. Вставай. Время пришло. Урод спит! – прошептал я ему, имитируя плоховато голосок рыжего фишкаря. – Буди пацанов.- и быстро пошел в сторону дневального.

— Э э! А ты чего всех не будишь, душман гребаный?- с просонья пропел тот. Но лениво встал и поперся к койкам других заговорщиков.

Возле первой к выходу из расположения роты койки я притаился в сумраке и стал ждать. Дембеля мстители быстро готовились к нападению на меня! Какая то суета и мышиная возня длились около трех минут. И вот они подошли к моему проходу и тут началось. Решимости им было не занимать. Накинув одеяло на лежащего, двое по обеим сторонам держали его прижимая книзу, чтобы битый не мог вылезти с ловушки. Остальные начали что есть силы молотить кулаками куда попало. Ох, как сильно они меня ненавидели! Затем руки махать на уровне второго яруса у них устали. Стащили тело вниз, на пол. Пытаясь не подавать звуков, чтобы без имен и матов. Чтоб предъявить духу обвинения после некому было. Ведь били тихо. По любому бойцы с других рот!

— Хм. Почему их не волнует типа мое молчание….лежу, терплю.- думал я. Дэн в шоке помалкивал и дрожал.

Меняясь местами, дембеля с азартом и захлестнувшей их дикостью начали вторую волну экзекуции. Били берцами по голове и кто то даже прыгал на тело рыжего. Как мне его было жаль. Лазарет до дмб ему гарантирован. Тут вдруг встрепенулся Пица. Услышав шум пошел поглазеть и поучаствовать в деле. Его пыса растекалась в улыбке предвкушения трапезы. Как при виде взятки у чинуши.

— На упырь! Тварь!- выкрикнул я и со всей, что есть силы влупил ему сапогом в лицо. Пока тот, ошалевший от неожиданного появления сапога пытался удержаться на ногах, я подсечкой под ноги повалил здорового амбала на пол. Он упал с шумом и лязгом ключей от всех комнат роты и штык ножа. Я с силой и дикостью, напавшей на меня прыгнул ему на голову двумя ногами. Я очень пытался причинить ему максимум повреждений. Пица заскулил и закрыл голову руками. Я прыгнул еще два раза. Дед поутих. Дневальный дух стоявший это время в диком стопоре очухался и схватился за телефон.

— Деж…..жур….дежурный!!!У нас чп! Скорее сюда начальника штаба! Скорее!- заорал он в трубку, видя меня и мои действия. Мой взгляд, уверен, говорил о способности на самые крутые меры.

— Ни х…я себе! Глянь. Пацаны! Он здесь!- заорал увидевший меня при свете один из мстителей.

Все в роте подорвались. Это не учения черт бы меня подери. Это был реальный замес, покруче боя в окопах. На меня бежали шесть яростных мужичков. Их лица были искривлены гневом. Сила их взглядов могла бы убить кролика….Вот он! Мой момент истины. Вот он. Бежать я не хотел. Продержаться до прибытия начальника с парой комендантов. И я вынул с кармана шариковые ручки. Крепко их сжав бросился навстречу бегущим. Это неизвестное мне ранее чувство…. Оно другое. Оно настоящей других подобных даже. Это победа над страхом, в этот миг.

— А-а-а-а-а-а-а-! Гниды!- я орал как псих. Для всех я и был психом. Чего ж портить репутацию.

Столкновение произошло через пять секунд. Качок с разбегу ударил меня в грудь. Я отшатнулся. Через мгновение ока три или пять ударов посыпались на мое туловище. Было мрачно и шумно. Я махнул ручками куда мог и они попали кому то в тело. Этот кто то завыл и похоже выпал с игры. Но и ручки мои выпали с ним. Благодаря моей униформе, удары смягчались. Но не очень. Меня колотили в безумии битвы около пяти человек. Я махал руками и ногами. Бой был в разгаре. Кровь начала заливать глаза, как вдруг один подхватил мою ногу и вскинул вверх. Я завалился и начал получать мощнее, чем до. О как же это было больно. Наверное адреналин спасал меня, а им давал новые силы лупить меня. Не помню, сколько прошло времени. Я затихал в нокауте. Вдруг кто то сзади ударил одного из дедов по голове ведром. Тот повернулся, другие тоже. И резко напали на этого героя. Это был он. Я видел через кровавые триплексы. Это был дух с непонятными глазами. Он восстал! Он победил свой страх, появившийся у него именно здесь, в армии. Он был тут же вырублен и забит на полу рядом со мной. Но черт возьми, это было геройски! Затем так же резко в толпу бьющих ворвался дух с тумбочки и принялся разнимать дедов. Он так же получил в торец, получил свой берец. И как только вновь принялись за меня, в расположение забежало несколько человек. Держась за шапки, они ворвались в толпу и все закончилось. Для меня точно. Я затух. Но я победил сегодня….

И снова свет. Снова надежда на возвращение в свою жизнь. Но увы….нет. Свет палаты лазарета. Снова лечение от гематом и покой. Приходы начальников и других личностей с морем вопросов. Я молчал. Нечего было сказать. Да и все равно ничего бы они толком не сделали. Прошли три недели. Я еле отошел от травм. Дэн тоже был плох! Точнее он был плох, а не я. Били то его туловище из за моих выходок!

— Да тише, тише ты дружище!- угомонял я его.

— Ну как же тише!

— Подумаешь пару зубов нет теперь! Шрамы на роже и боли в нутре! С кем не бывает!

— Ты настоящий псих! Как же тебя выкурить из себя то. Дьявольское это все. Не нормальное.- не сдерживался Тищенко в размышлениях.

-Да брось ты! Теперь ты легенда роты. Пример поколению одногодок! Теперь точно отстанут от нас. Я не жду спасибо, но когда- нибудь ты все поймешь….возможно.- почесав подбородок выдал я.

-Ты псих в моем теле! И точка.- заканчивал беседу Дэнчик.

— А ты Дэн хороший парень. Честно. Я вижу это. Несмотря на трудное детство и тирана батю ты выстоял. Остался человеком. Это хорошая заслуга. Так держать друг…- с грустью на сердце сказал я. Он не ответил. Мы часто молчали. Он жил в своих мыслях, я в своих. Изредка я залазил на его страницы. И то для нужной мне информации. Но я понимал одно. Дэн взрослел и самоутверждался. И это было здорово. Но не дай бог прожить остаток дней в нем. Нет! Мне необходимо было вернуться и заставить как то полюбить меня мою Анну. Но она еще ребенок и даже говорить со мной не станет. Насколько помню, такой парень, как Дэн не в её вкусе. Я принял решение подождать, пока она вырастет до восемнадцати и приехать к ней. Даже за ней. И никак иначе. Шанс изменить свою жизнь. И свою и Дэна. Так кого же? Я хотел и не мог заставлять его плясать под свою дудку. Ведь это более его жизнь, чем моя. А там, дома растет другой я и проживет как и должен прожить. С теми же ошибками и так же дурацки. И в итоге не любящий жизнь. Нужно написать ему, Игорьку письмо. С основными фактами из жизни. Все повороты, куда не следует соваться и т.д. Не жениться на Юльке, первой девушке. Не тратить на неё время и средства. Начать сразу копить на дом и тачку. На…..стой ка…как же так? Тогда мы не родим сына Дмитрия. Я не увижу и никогда не обниму его….Нет! Можно предположить, что он родиться от Аньки и все уравновеситься. Но это ведь вряд ли. Или Юлька родит от другого сына с обликом моего Димы….Нет! Тоже не то….Как же быть? Как поступить? Возможно ли вообще переиграть судьбу? Никто не даст ответа, лишь догадки. Зато я возможно не попаду в армию и поступлю в универ. Избегу драк и проблем на работах. Предотвращу несчастные случаи со знакомыми и смогу типа угадывать будущее. Прослыву местной Вангой и возможно даже разбогатею!….Но обнять своего сына. Своего ребенка это сильнее всего рождаемого в фантазиях обогащения. Ведь он есть в моей памяти. И это не изменить. Да я и не хочу. Я люблю его и умру только так за него, если придется…..Нет! Я пока не буду писать письмо. Не вмешаюсь в дела господа или каких то там сил. Пока тихо, но верно поживу. Уверен, что это все не просто так……

…..Служба еще не закончена…..

Я шел по взлетке, а все смотрели на меня, как на героя войны. Хромой на ногу, в еще не прошедших синяках на лице, сжатых кулаках. Но больше наверное было выражение глаз, распрямленная спина и голова. Это и был признак моей победы. Этот животный, природный инстинкт выжившего. В роте на миг наступила тишина. Походу мое появление этого стоило. Есть говорят у каждого сколько то минут славы. Так вот это они и были. Не мой момент возможно, а Дэна, но все же. Дэн же сиял и пах, как роза. Искренне и слезно.

Через день я поговорил с тем парнем, с потухшими глазами. Его звали Андреем. Он вышел с батальонного медпункта раньше, чем я с лазарета. И поведал мне о той ночи, о том, что было после. Оказалось группа дшб, ворвавшаяся тогда по тревоге сходу разметали драчливых дембелей. Всем досталось по лицам и все были повержены в миг. Меня и Андрюху определили по степени травм и оперативно отнесли медбратьям. Затем долгие разборки внутри батальона и дивизии. В итоге дембелей, чтобы не судить отправили под шумок пораньше домой. В синяках! Капитана нашей роты отправили работать в лесную часть подальше от города. Он был очень не доволен, говорили. Я и Андрюха вышли героями! Рыжий терпила еще лежит в какой то больничке. Он то и давал показания на дедов. И дневальный тоже не смолчал. Да и начальник штаба тогда попался слишком правильный тип. Короче – Мы легенда роты!- сказал я Дэнчику. Тот был не против.

Два дня я валялся в койке, как типа выздоравливающий. Причем перебрался на нижнюю. Хорош прыгать уже! Меня звали по имени или по прозвищу Тиша. От фамилии Дэна. Это звучало уважительно и приятно. В армии то в основном за год духовщины многие не знают имен друг друга. А о дедах знают больше, чем о себе.

— Три по три и все тип топ!- говорю я Дэну.

-Ты это о чем, Игорек!?

— Ну три драки по три минуты, три больнички и все! Покой! – я ржал.

— Аааа!- Дэн тоже смехнул.

Андрюха теперь был нашим с Дэном другом. На сортире теперь был он лишь в качестве нуждающегося в испражнении и мочеиспускании. Другие заняли его местечко. Он был вовсе не против! Почти все дмб уехали по домам и в роте настала намного спокойная жизнь. Остались четверо дедов. Из за частых походов на гауптвахту срок их пребывания в армии увеличился. Они вели себя тихо и даже незаметно. Их время прошло. Они вдоволь насладились властью до двадцати лет. Их дни проходили в прослушивании песен их лет, подготовке формы тела для дома. Все усиленно качали мышцы и принимали одну на всех пачку витамин. Присланных одной из заботливых мамаш бедному сыночку в далекую от нее часть. На пользу кач им не шел, но я лично приветствовал их жертву спорту. Перестали бы курить, да пить вечерами, так дело лучше бы пошло. На место командира пришел наш взводный лейтенант Власенко. Он был получше того. Он то меня и вызвал к себе через две недели после прихода в часть.

— Садись боец!- бодро сказал он. Была заметна его еще не исчезнувшая выправка и молодцовство в поступках и речах.

-Вызывали, товарищ летнант – садясь на древний стул, как бы спросил я.

— Да расслабься ты, солдат! – с улыбкой говорит он. – Чай будешь?!

— Нет! Спасибо.- а подумал – А чего бы и нет?! Но все это как то пугало и настораживало. Любезности от армейских людей очень непредсказуемы.

— Ну как хочешь…А я выпью чайку…Не буду ходить около и скажу как есть.- и он отхлебнул громко кипятка. – Короче в тот вечер, когда произошло чп с неуставняком, прибегали бойцы из отряда десантников…. Ну ты и сам наверняка все это знаешь..

— Да, слышал недавно…И что дальше?- я не понимал.

— Ну короче о тебе доложили их командиру. Бравому бойцу, зеленому берету майору по фамилии Зимонин… Слыхал о таком?!

— Да, что то есть.- я покапался в памяти кокона.

— Так вот! Он был впечатлен рассказом о храбром воине. О дерзком плане и отваге…. Короче! Он оказывается твой земляк. И он забирает тебя к себе в разведроту дшб! Нужные документы о постановке на довольствие, о выписке тебя с батальона уже подписаны. По блату солдат сам знаешь. Все возможно!- и он отхлебнул чайку.

Я был в ступоре. Блин, ведь только только жизнь наладилась. Столько сил и здоровья убито. И такой попадос!

— А как?…Как…? Почему без моего желания? … Зачем!?- я был в шоке.

— Ну Денис! Тебе повезло. Мало кому удается попасть в элиту вооруженных сил. Придешь домой суперменом! Что ты раскис?!…. Я думал ты обрадуешься этому. Тысячи парней мечтают о службе в спец частях. А берут единицы…. Да еще с простых мотострелков….

— Я в шоке тов….товарищ капит…ой, лейтенант.

— Да не сцы ты! Все будет в шоколаде! Когда нибудь зайдешь, спасибо скажешь еще.

— Я не хочу туда. Честно скажу. Слабоват я для такого. Гляньте на меня. Какой я краповый берет?! Можно отозвать документы о переводе?

— Увы! Уже нет.- с каким то ехидным лицом ответил летёха.

В моей башке творилось море безумия и шторма злобы и несправедливости. – Вот он. Закон Мёрфи. В действии. Но в башке Дэна был ад! Он не раз слыхивал о зверствах в том полку, полку ДШБ. Как каждую неделю от туда убегали аж босиком. Как там ломают носы в первые же сутки пребывания. Как проходят проверку на прочность духи. И как же им там тяжело…..Дэн оказалось даже получил по хребтине от одного из разведчиков во время уборки на территории части. Просто был рядом, просто для профилактики. — О как же так!? О боже ж ты мой.- он визуально скорчился обхватив голову.

— Спокойно. Спокойно друг!. Мы выкрутимся.- начал было я, сам не веруя.

— Да ладно ты…прекрати уже!- Дэн был реально напуган.- Это ты! Ты все устроил! …..Не сиделось тебе тихо на жопе…. Теперь хлебнем ада….

— Я все улажу. Успокойся. Ты мешаешь мне думать.

— Я …Да как я могу успокоиться?! А ?!.. Мы в жопе! Глубже некуда.

— Тогда замолчи!- я победил страх.- Если бы не я. Ты гнил заживо с тряпкой, покрытый коростой грязи и фурункулами! Тебя бы не меньше били и дрочили, чем там….Послушай! Деды ушли домой. Остались черепа. Нам будет намного легче. Командир твой земеля, это плюс. Может еще кто с сибири будет. Поможет…..да и божью помощь никто не отменял…..

— Нет в армии бога.- уже тише сказал Тиша, он же Дэн и кокон.

— Есть! Мы его найдем и попросим помочь нам.- сказал я.

— Э! Солдат! Денис!. С тобой все нормально?- летеха, видев мое ерзанье на стуле, бегающие глаза и пот на лбу нахмурился в думках.

— Нет. Не все в порядке….не приятный поворот – очнулся я.

И тут лейтенант встал. Распрямился и уже с совершенно другим, жестоким голосом проговорил:

— Короче салага. Слушай сюда калич гребаный…Все с тобой давно решено. В моей роте такой не нужен. Ты моральный разложенец и психопат. Мне нужен покой в роте, понял? Ты! Гниль епанутая!?

Это было так резко и неожиданно, что я, не то, что Дэн просто потерялся в этих словах. Как же они жестоко звучали….боже….Как предательски и громко они били в мою честь, мою башку, мою жизнь….

— Неприятно, да!? – летёха, продолжал меня угнетать, офигевая от своей власти.- А а! Допрыгался солдатик! Тебе сутки на сбор. Завтра в это же время я хочу видеть твое отсутствие тут и с легкостью дышать впредь. А терь…, пшёл вон отсюда!- и презрение ко мне сочилось даже из глаз его.

— Ну су…а, еще увидимся.- прошептал я, не то вслух, не то в голове. И тихо ушел.

 

День до вечера я провел в ленкомнате. Думая о жизни. О всей этой жизни. Скребя волосы на голове, зажимаясь локтями, щурясь от своего ничтожества перед системой. Около полуночи силы дергаться исчерпались и я повел себя в койку. Я пока проигрываю армии и судьбе. Но не помирать же. И где то рядом с этим девизом я уснул. А Дэн продолжал ныть и хвататься за мысли, как остаться в роте, забыв о ужасах, которые тут произошли с ним. Теперь, в сравнении с будущим, дедовщина казалась детским садом. И он даже находил в ней что то теплое и доброе. Вспомнился ему денек, как его впервые за три месяца не пнули. А просто приказали сбегать в магазинчик за чаем. И именно принеся его, в обход комендантам с патруля, за свои копейки, присланные мамкой в письме, он не словил затрещин тогда. И черт возьми этот день он помнил! Я ошалел. И он на меня еще дулся!

 

Рота разведки встретила меня не радостно. С порога бить и проверять никто не стал. Дембеля откинулись по домам, новые деды, вступившие в эту должность были еще в командировке в Чечне. В расположении было человек двадцать. Все моего призыва. Мрачные фигуры, со странными огоньками в черепах. Разного калибра тела и национальности. Чистота, строгость и простота окружала их. Как в Спарте походу. После не долгого знакомства с командиром, так, из формальности, меня усадили за чистку оружия. Дали мне калаш и я начал его натирать и смазывать маслом внутренности. Быстро и четко меня определили во второй взвод, показали койку, место в строю. Тишина и молчание мне эти даже понравились. Ноль эмоций и лишней беготни. Класс. Уже через четыре дня заступили в караул по гауптвахте. Всеобщее уважение перед дшб, улучшенное питание, робкие взгляды простых солдат внушали некую гордыню и уверенность в себе. Дэнчик был тих и насторожен. И я знал почему… Скоро прибытие с Чечни настоящих зверски боевых ребят. Они то и покажут нам, где мумии зимуют. Осталось около месяца и идиллия закончится.

С отпуска вернулся майор земляк. Был он отстраненно добр и весел. Поржали над моими действиями в мотострелковой роте. Он был доволен таким земляком, как Дэн. Пообещал хорошую службу и достойный дембель. И после слов – Служи сынок!- я его почти и не видел больше. Затем понеслись дни. Быстро, как детство пролетело время. Чеченцы оказались адекватными ребятами. Пару стычек у меня заканчивались со счетом один – один. И видя мою способность бороться за себя, пацаны приняли меня за своего. И своим я был. Активные тренировки, здоровое питание, изучение техники боев, все стало небольшим увлечением для нас. Дэн был типа счастлив. Ведь перед зеркалом стоял уже совсем другой парень. Не тот горбатый душман с тряпкой на перевес. Теперь это крепкий юноша, с кубиками на животе. Подросший, уверенный в себе мужичок! Вечерами ходил в спортзал, там же спарринговался с другими ребятами. Учил то, что проходили на занятиях по боевой подготовке, нес караул, в свободное время читал военную литературу из библиотеки части. Так прошел год. До дмб оставалось пять месяцев. И Дэн сиял. Мечта придти домой мужиком, от которого у местных девок ноги будут гнуться в жажде перепихнуться с ним, сбывалась. Я понемногу, в основном из-за занятости службой начал успокаиваться о своей жизни. Время и в правду лечит. Письмо так и не написал себе юнге. В жизнь любимых не посмел залезть. Не поняли бы они. Водрузив эту реинкарнацию на волю господа бога просто жил в теле другого человека. Жутко веря, что это кончится и я вернусь домой. В свой мир.

Было лето. Я контролировал молодой призыв на уборке территории рядом со зданием. Вдруг увидел идущего по дороге моего бывшего командира,  лейтенанта Васенко. Он явно спешил. Обида и невысказанность тлели во мне.

— Эй ты!- не выдержал я.- Быстрее передвигайся по нашей территории!

Тот ошалевши от наглости остановился.

— А а. Это ты демон! Ну привет тебе…Как служба?- летеха с уже капитанскими лычками, сжав кулаки подходил ближе.

— Иди сюда черт!- дерзко крикнул я ему. И тот без страха шел ко мне.

— Его уломать, Тиш?!- спросил один из солдат моего подчинения. В дшб все друг за друга.

— Нет! Он мой!- я, поправив берет, разомнув шею кинулся в бой.

Бой был к моему сожалению короток. Выверенный за год прием, плюсом со злобой и чувством мести сделал свое дело. Васенко скулил на траве как щенок. Сыпал матом и угрозами. Я был доволен и спокоен. Месть ушла, освободив место. Закончив уборку мы ушли.

После ужина меня вызвали в штаб. Там меня ждали ребята с комендатуры. Капитан уже сдал меня. И теперь мне грозил дисбат за нападение на офицера. Шок конечно был, но армия делает шок мягче, чем например дома. Я очерствел настолько, что был готов принять это наказание. Дэн хотел вскрыть вены…..Но вмешался бог, которого мы усердно призывали и помощь пришла неожиданно вовремя! На сцену вышел невесть откуда взявшийся земеля майор и уладил конфликт. Мы с Дэном были несказанно рады. Но служба в мужской компании закончилась. По приказу я стал числиться в отряде дшб, а по факту направлен на работы далековато от части. Дача генерала теперь стала мне на пять месяцев обителью. В обязанности входили охрана, ремонт пары не доделанных комнат, порядок и все такое. С ремонтом я разобрался на вторую неделю уже. В прошлой жизни я работал на стройке и знал дело. Охрану нес не плохо, спал и ел. Одиночество толкало на занятия спортом и чтение книг. Гости наведывались редко. У начальников много других дачек и мест, где можно побывать. Продукты привозил солдат из части раз в неделю. Кулинарными способностями пришлось овладеть по ходу дела. Хорошо, что Тиша и я ели почти все. Деревня в Тверской области была красива и тиха. Природа мест очаровывала и манила быть и остаться тут. Вечера восхитительны в русском очаровании запахов трав, стрёкота кузнечиков  и свежего воздуха. Это было волшебное время. Как раз, что именно мне и было нужно тогда. Этот отдых для души. Я много думал ,сидя на скамье около коттеджа. И был частично счастлив, чего давно не наблюдал в своей жизни. А так всегда бывает. Что человек не замечает счастья, пока есть не видит. Лишь попав в лавину дерьма, откусив ломтик горя от пирога страданий и надышавшись паров зла , ценишь то, что имел. А когда имел до, то даже не замечал этого. Вот и я, сидел на скамье. Под ногами лежал ломоть прошлого дерьма, и он больше мне не причинял боли. Он начал забываться.

— Ну что Дениска!?- с улыбкой спрашивал я его.- Теперь то ты не испытываешь ко мне плохих чувств, как раньше?!

— Нет братан! Но понервничать ты меня за год заставил не плохо!

И мы долго смеялись тогда. Как же сильно мой кокон изменился в лучшую сторону. Как же сильно на душу и тело влияет свобода. Как позволяет человеку цвести в лучшие годы жизни. Мы ведь тоже, как цветки. Растем, стремимся к свету, прекрасны в период расцвета. Красивы в миг раскрытия всей прелести себя….Затем тихое увядание, в воспоминаниях о прошлом… Цветы лишь живут мало по сравнению с нами. Но когда они живут, то мы меркнем перед их красотой, перед их великолепием во всем природном могуществе. Как же мудра и совершенна природа матушка…..Но люди срезают цветы в рассвете сил. И сокращают их наслаждение миром, оставляя в банке с водой или ещё как то. Так и человека. Кто- то высший, сильный, выдергивает с места и несет куда захочет. Делает что пожелает и часто оставляет одних погибать……

В таких размышлениях  вечерком я и увидел проходивших мимо меня тройку симпатичных девушек. Долгое отсутствие любви, ласки и других забавных штучек, что могут дать девчонки парням, не мешало истинно оценить их фигуры. Русские, хорошо сложенные, готовые родить милых детишек, они были прекрасны, как и этот вечер в деревне. Дэна затрясло, как стиральную машинку на отжиме тысячи оборотах. Секса он в жизни не познал и лишь глазами делал шальные вещи.

— Как хорошо, что человеческие мечты не становятся реальностью!- подумал я ещё. Потому что мысли Дэна были прям фантастически пошлые и даже не реальные в исполнении волшебника.

— Э э ей! Уйми коней приятель! Помни, я могу читать твои мысли!- я подавлял Дэнов прыжок с лавки на девок.

— Перестань их читать уже! Мне нужна личная жизнь!- Дэн был прав. И я оставил его в покое. Если после таких штучек он сможет вообще быть стабилен.

Девчонки реально были хороши. Мы долго провожали их взглядом. Они хихикали о своем и это все было более, чем мило. Наверное приехали в село к бабулям своим. Тем, что породили их родителей, отдав всю заботу и красоту. И теперь они, выполнив какие то хоз работы по двору и дому пошли в местный клуб развлечься. Везёт паренькам их, ох везёт! Я удерживал буйство гормонов в голове от мысленной измены своей Анютке. Грешные думы одолевали и через пять секунд победили меня. О природа, зачем же так сделала?! Нельзя быть верным одному человеку. Природа точно до такого не додумалась бы!

— Я должен её трахнуть…., ту, вторую. Посередине что.- вдруг промямлил Тищенко. Он был прям как одержим этим.- Ты не мог бы помочь мне в этом? А? Игорь.?!

Я подумал и решил, что тело не мое. Чувства тоже мне не ведомы его тела. Малыш коротыш в штанах его и мне не в праве мешать. А так как он в этом деле профан, а я профи, то почему бы и нет!

— Хорошо друг. Можешь на меня рассчитывать.- как бы с неохотой ответил я.

— Только если дойдет до дела, ты будешь отключаться из моей башки. Ладно?- Дэнчик был серьёзен, как никогда.

— Окей браток!

И дело пошло. Уже на следующий вечер мы были готовы к гулянке. Сидели на скамье в хорошей одежде, припасённой еще в части. В ней было неловко. Еще бы! Полтора года все таки, привык. Но она для начала операции « Добыть самку» была необходима, как ночной горшок больному простатой.

— Дэн. Короче сиди в голове тихо и предоставь мне вспомнить навыки прошлой жизни. Хорошо?

— Да да! Я тих как рыба на дне омута. Я кивнул.

Девушки шли по тропинке, как и вчера. Сегодня была суббота и клуб должны были сотрясать пляски местных хлопцев в раже самогона, ради охмуривания девчонок. Затем пару драк как в клубе, так и за ним. Песни под гитару и баян, после закрытия дискотеки для самых стойких к алкоголю личностей. Такой сценарий времяпрепровождения был типичен на всей территории страны. Поэтому я решил не идти в клуб. Потому что, появившись я там, как уже через пару тройку минут ко мне подойдет местный обапол и со словами типа – А ты откуда такой тут?- попытается спровоцировать меня на бой. Я как парень и не трус пойду за угол, да ещё перед принцессой вечера. Как не пойти?! За углом разумеется будет уже меня ожидать дюжина крепких как и то, что они выпьют ребят. Им то и нужно разнообразить скучный вечерок дикой дракой. Ибо в деревне скучно и однообразно им. И уловить не местного хороший шанс развлечься! Долго разговаривать со мной они не будут. В лицо сразу полетит пудовый кулак, я согнусь и последнее, что увижу в этот славный не для меня, вечер будут удары по телу ног в спортивных штанах фирмы адидас. Перспектива получить кренделей и сбиться с цели не прельщала меня. Я был натренирован, но против десятка здоровых мужичков….э…это не то как то. Да и затем могут назад в роту отправить, заменив меня более тихим охранником. И так, как здесь райский уголок, то действовать мне нужно было осторожно. Лето было в зените июня и девушки должны были быть ещё около шестидесяти дней в селе. На постель в первую неделю я не рассчитывал. На вид и милое личико было не похоже, что она шалава. И действовать скромненько было бы более приемлемо, чем наглостью и напором.

— Привет девушки!… Как дела у вас?!- с миленькой улыбкой , ласково, как только мог языком Дэна сказал я.

— Приивет! Мы в норме… Вот в клуб идём, потанцевать.- на удивление нежным, мелодичным голосом ответила моя избранница. Так, ясненько. Ответила она среди трёх. Значит она как бы лидер в компашке. Это и хорошо и плохо. Добиться лидершу при подругах будет тяжелее, чем просто….чем просто. Я тут один. Деньжат не много. Говорить, что я солдат и вскоре на поезде домой ту туу….Нет! Это спугнёт рыбку. Наживка должна быть крупнее.

— А я Денис.  Вот купил себе домик у вас. Делаю ремонт. Скучно вечерами. Друзей пока не зовёл…. А, эээ…ну я просто хотел познакомиться с вами. И пригласить очаровательных принцесс в свой не большой дворец! – я, давно не общавшийся с прекрасным слабым полом выдавил из недр сознания речь.

— Хихи хи хи! – они от души смеялись.- Нет! Спасибо Денис! Мы как нибудь в другой раз….- ответила другая, беленькая и высокая. Я понял, что она отвергает предложение из за жениха, который ждёт её на танцах. И она обещала придти. Хотя моя и третья были как то по виду не против. Не часто их звали на крутую хату в их селе незнакомцы. Местные парнишки поди приелись и молодые души хотели разнообразия.

— Я Даша. Это Машка, а это Марина! – остановившись чуть от меня представила подруг моя гёрла. Её звали Дашей. Она была прекрасна. Или так думал мозг голодного солдата. Дэн был уже влюблён, как пёс в сочный мосол. Стройная фигура, второй размер лифчика, тёмные волосы, ниспадавшие по плечам. Карие глазки, курносый чуть носик и беленькие зубы делали её улыбку потрясной во всех отношениях. Две других были не хуже. Но выбор души пал на это чудо генетики её родителей. Я глядел на Дарью, как на миллион долларов глядит их не имущий. Она покраснела слегка, была заметна её воспитание и скромность. Но тут, в селе, далеко от родителей и при подругах она была раскованнее. И это давало ей большой плюс к прелести.

— Ты ..ты  прекрасна – выдал я вдруг и очумел от этого. Это не входило в мои планы. Но произошло.- Ой! Прости, вырвалось как то случайно!- я наверное покраснел. Дэн закрылся в себе, как шалун от получения ремня.

— Ничего! Всё нормально!- восстановила меня Даша. – Я часто слышу подобное!- она мило улыбалась. Подруги тоже. Но их тихая зависть была мне заметна. Начало положено. Теперь план Б.  Но не сегодня. Так не интересно. Нужно быть тоже не доступным, пробуждая в лидере девушек подобные парням чувства ухватить добычу.

— Ну мы пойдём! Пошли уже Дашка.- потянула за руку длинная. Маринка кажется. Я и подзабыл уже, от притока крови к…..к голове. Мария была молчалива и сверх скромна. Может кривоватые ножки и угревая сыпь не давали ей духу смелости. Но в ней что то было. Что то манящее, как оазис помирающего от обезвоживания. Я подумал, что это души наши, живущие отдельно от разума встретились над нами, над телами и понравились друг другу не прелестью тел, а энергией своего эфира.

— Чёрт! Откуда такие мысли в башке?!- про себя подумал я. Дэн сиял от странного предвкушения, не ведомого им доселе.

— Жаль. Что вам пора. Я как раз сделал барбекю на углях и шаурму в печи!- я шутил, понимая, что они уже двинулись дальше.

— Пока! Дениска!- очень кокетливо и неясно Дэну сказала Дашка. И не оборачиваясь, тихо пошли на свои танцы. Их попки лихо крутились и я прям горел факелом внутри, зная, что кто то из двоих хочет обернуться назад. Но зная, что я пристально пронзаю их взглядом никто не повернул нежную шейку….Я долго стоял у дорожки. Дотлевал закат, летали в танце мошки, плыл запах деревни. И мне стало так больно. Я как путник во времени, провалившийся в прошлое. Перед отходом Титаника в единственный путь провожаю свою возлюбленную. Она машет мне с корабля. Я ей, зная, что он утонет. Но молчу, машу  и хочу заплакать…. Как манят эти чудные края. Как знаком каждый миг и запах. Как родно ощущается дуновенье ветерка и теплота неба. Боже….это дух деревни. Заложенный в генах наших, как потомках. На протяжении веков предки создали, совершенствовали и передали нам знания, весь набор, колорит и душу. И теперь, в редкий миг открытия дверцы в душе он вылетает этот дух, а может и души предков, чтобы на миг насладиться этим миром, покинутым ими ради нас. Ведь он правда прекрасен, когда ты не загажен злом. Помыслы чисты и прекрасны…..А ты как посредник между этим. Но чувств хватает, чтобы понять…..Что мир удивителен и красив. Жаль всего не объять!

Не помню, сколько я простоял в полётах души. Комары в теле очнули меня к настоящему. Хотя, что настоящее, в тот момент я не понимал. Но наш мир казался более фальшивым. Опустив голову я побрёл в дом. Достал с погреба генеральскую бутылочку пыльного вина и залил в горло. Стало проще и веселее. Через минут сорок я вырубился. Оставляя кокона наедине со своим телом. Похоже сегодня он даст волю рукам!

Сны мои были фантасмогоричны. Снились родные. Любимая и сын. Как я зову их всех, а они не слышат. Стоят и не оборачиваются ко мне. А я не могу идти к ним, в грязи по пояс. Помощи не видать и жуткое отчаяние внутри. Затем я просыпался и снова видел сновидения. Яркие, цветные, серые. Как я был женат, как мы любили друг друга и родили сына. Как затем быт и нехватка денег убивали наш союз, казавшийся каменным навеки. Как я в мечтах о собственном доме колесил по городам на заработках, а моя любимая жена пошла по рукам, отведав запретных плодов. Как досконально она наслаждалась парнями, а они ею. Как я подрывался в вонючих общагах по ночам в поту. В  муках сомнения и непонятного тогда волнения за неё. Это душа летала к ней, и увидев её не одну там, прилетала обратно. Тихо сидела на краю постели и жалела меня как могла. Я ворочался без души, а она молчала и плакала. Взяв на себя большую часть боли и последующего страдания. Потому что я бы один не выдержал этот удар…..Как жаль ребёнка, что мы такие глупые….Я очнулся. Был рассвет. Красный, солнечный и прекрасный, как и свобода. Даже не верилось, что я не в армии. Что чуток повезло и я не растерял умение радоваться обычному вроде дню. Вся чёртова служба начинала забываться. Приходили в тело добро и покой. Сон я попытался забыть. И не смотря на его правдивость и реалистичность с моей жизнью, забыть его я не смог. Что то наивысшее напоминало мне о суровой правде каждого индивида. Что в любой момент короткой жизни может произойти совершенно неожиданное явление. Что не смотря ни на что не стоит забывать прошлое. Хоть и говорят многие, что забудь, что пора жить дальше и в этом роде. Но нет человека без прошлого. И память дана не просто так. Она для прошлого. Да, и плохое и хорошее идут рядом. Идут вместе, дружат и соревнуются внутри нас. Если помнишь что то, то это важно. Не важное не помнят. А уж плохое оно или нет, на это у каждого своя точка зрения.  Например у меня. Я давно потерял жену и остался один. Мне плохо. А ей повезло больше. Она нашла парня получше меня, а он нашёл её. То есть двойное счастье на одно горе! Высшие силы питаются энергией добра допустим. Они по преданиям сильнее злых сил. И сценарии питания от энергий , могут проектировать всего лишь играя судьбами людей. Ожидая, действуя и наслаждаясь полученным урожаем. Который точно спланирован и приведён в исполнение. Затем летит дальше, ибо будущее им видимо ясно и планируют другой выброс энергии.  Кучка негатива уходит к слабому злу! И поэтому это зло живёт дольше, потому что ему мало оставили.  Не две, а одну пайку. Оно не довольно и жестоко мстит. Но высшим не может отомстить и лишь нам, людишкам. Порождая  депрессии, слёзы, болезни и кучи другого дерьма. А миг счастья сильнее сотни мигов боли. Доказано жизнью. В примере это когда вкалываешь  год на работе, чтобы раз в году на отпуск сгонять на море и потратить кровные. Чтобы потом экономить, так как скоро новый год или ещё что то. Как хитро и мудро придумано то кем то.

Ощутив себя утром не в форме, я напал на турник во дворе дачи. Затем нагрузил ноги упражнениями. Отжимался до первого пота и снова ноги. Турник уморил меня уже. Затем размялся чутка и под холодный душ. Стало легче. Не отступать от плана, так просил Дэн. Уж очень втюрился он в Дашку. Да я и сам залез бы на неё, думал я посмеиваясь. Интересно было испытать это в действии. Две души в одном теле. Как же будет чувствоваться ?! Прибрав в доме, во дворе и гараже я прикупил на последние закуски к вину. Вдруг придут сегодня в гости. Нужно быть готовым! Дэн потирал руки в предвкушении чего то грандиозного. В шкафу, среди прочего хлама я нашёл нужную вещицу. Презерватив! Он не помещает нам. Походу оставил кто то из вояк, после очередной оргии в стиле « В дали от жён». Короче всё было подготовлено для не плохого для села вечера. Но просто так в жизни ничего не бывает. Действовать и решительно. Судьба более делает выбор в пользу храбрых. Да и когда, если не сейчас?! Постоянно отлаживать в ящик, на потом, типа ещё не раз получится. Нет! Не получится. Потому что каждый миг единичен в своей красоте и неповторимости. И потом уже не будет. Да и жизнь банально коротка.

Вечером я на час пораньше засел на скамье у дома. Я выглядел отлично на мой вкус. Мимо шли бабульки, пару алкашей,  без которых нет ни одного села на руси, собаки и коровы. На меня внимания не обращали. Я походу далеко не первый солдатик на страже дачи. Привыкли поди. Уже начало смеркаться. Одолевали комары и ожидание. Но из за поворота появились они! О как же они отлично смотрелись на фоне заката. Этот образ ляжет в анналы моей памяти, уверен. И Дэнчика тоже…

— Привет!- не дождавшись начал я.- Какие ты….ой, вы красивые сейчас!-

— Мы всегда такие. Это молодость и естественность с минимумом косметики!….Привет Денис!- отвечала красотка Дарья.

— Привет.- тихо кивнула Маша.

— Куда сегодня направляетесь красавицы?!- я начинал.

— Так. Просто гуляем. Скучно дома со старичками сидеть. Лето ведь на дворе!- продолжала Дашка. И она так была мила и приятна в общении, что ухватить её и утащить в дом была главной навязчивой идеей в башке.

— У меня как раз всё готово для убийства мрачного и скучного девичьего вечера! Вам повезло сегодня со мной!- раскрыв руки, а-ля заходи в гости говорю я. И я реально хотел этого. И кокон тем паче.

— Нет! Мы не такие! Не ходим к незнакомым парням в дом. Может там, откуда ты приехал всё по другому. А у нас нет!- они явно прикалывались надо мной.

— Ну я ….я просто обязан был предложить! Тем более я парень вроде! И от меня должно по традиции поступать первое предложение. Вот я и соблюдаю нормы!

— Мы тронуты. Спасибо. Ты настоящий парень.- Даша была изумительна в своём отказе. От чего была ещё более желанна и прекрасна.

— Даш?! А может зайдём все же? А ?!- вдруг в глазки прямо и скромненько спросила молчаливая Маша.

— Нет Маш. Нам скоро пора домой. В другой раз давай.

— Да уж. Членство в лидерах ей было не занимать.- подумал я.-

-Нет, нет! Только не уходите, прошу! – заныл Дэн и это было понятно. Нужно было действовать решительнее. Но и наглость может отпугнуть. Я предложил пообщаться тут, на скамье. Они не торопились, как они думали. Около часа мы знакомились ближе, делились прошлым, смеялись и верили в молодость. В общем всем четверым было здорово здесь. Под пение птиц, закат лета и тепло ночи.

Поцелуев конечно не было. Рановато думаю. Мы расстались на доброй ноте друзей. Они тихо исчезли во тьме, оставив мне лишь аромат своих тел и кучу мыслей до сновидений. Но засыпали мы все с улыбкой. И это было главным.

Затем два дня про них не было слышно. Я тихо и безрезультатно караулил их поворот. Днём я тренировался и читал роман. Аппетит пропал, а желание жить усилилось в тройне. Шёл второй год жизни в теле Дениса. Время лечило боль утрат. Было легче, чем раньше. Я меньше старался думать об этом. И даже выработал свои схемы блокады плохих мыслей. Иногда они давали сбой, но в целом это было хоть что то.

Была пятница. Вот наконец Даша и Машка появились в сумраке. Как всегда прекрасны. Явно желая нравиться одели лучшие шмотки и даже прикупили что то из хорошей косметики. Переборщив правда с духами. Было понятно, что день икс настал. Не знаю, кто их нас нервничал больше, но нервоз был очуметь. Глаза выдавали то, что уста не произнесут под пыткой.

— Привет! Давно ждёшь тут?!- начала Дарья.-

— Я готов ждать тут вечность!- ответил я, словно герой любовного романа.

— Мы тут подумали. И вот решили придти…в гости!

— Отлично вы подумали принцессы!.. А третья. Маринка не придёт?!

— Нет. У неё есть жених. Она сегодня занята.- вдруг ответила Маша.

— А у вас?! Нет женихов что ли?!- веселился я.

Они смеялись, пряча в земле взгляды как целочки. Хотя кто знает?!

— Теперь я ваш жених!- смело заявил я. Шутя таким образом, но искренне желая такового. На месяц, другой.

— А справишься с двумя?!…У нас большие запросы!- Даша продолжала флирт, который перерос уже в доме в безумие страсти к ней. Маша лишь улыбалась. И при свете люстры была красивее, чем в темноте. Что тоже странно. Мы шутили и пили пиво. Более крепкие напитки напрочь ушли в отказ. Кроме чипсов еда была не тронута. Я с не привычки начал лихо косеть. Приколы становились более прозрачными. Типа – Я не могу спать на животе после нашей встречи и тому подобное! Прошло около часа. Как вдруг не закон Мёрфи, а он сам прибыл на дачу в именно этот не нужный мне час! Возле ворот сигналила машина. Я узнал сигнал. Это был он. Генерал и по любому не один. Шок был коротким, как и моё до того опьянение. Нужно было действовать.

 

 

….Закон Мёрфи подождёт….

 

 

 

Я крикнул вскочившим девчонкам, чтобы прятались в подвал. И указал в его сторону. Сам поспешил открывать ворота. Но водитель начальника уже зашёл в прихожую. Я его не знал.

— Э боец! Чё так долго выходим?- ну очень нагло промычал шофёр. Было ясно, что ему невдомёк  знать, кто я и что из дшб. Его наглость объяснялась его привилегией возить босса. Не долго думая, так как думал совсем о другом я с ходу сразил наглеца ударом в шею ребром ладони. Тот что то прохрипел и пал на колени в пороге. Схватив за воротник я прошипел ему на ухо:

— Имей уважение к дембелям…. Понял?

Он изумительно глянул на меня и кивком согласился. Говорить было ему пока нельзя.

— И ещё. Попробуешь сдать меня найду в части и ты офигеешь в край, понимаешь меня?- я трепанул его сильнее. Тот конечно же кивнул ещё. И по виду было понятно, что он готов даже помыть пол своей формой.

Я открыл ставни, и шофёр придя в себя, загнал волгу в не малый двор. За волгой была ещё одна тачка. Гостей насчиталось семеро. Салага водитель остался где то на улице. Не хотелось ему сегодня участвовать в попойке.

— Ну как ты тут солдат?! Всё нормально на моей фазенде?!- спросил весело генерал, изрыгая перегар на весь коттедж.

— Всё в полном порядке товарищ генерал! Заканчиваю ремонт второй спальни. Без происшествий!- бодро отрапортовал я и кинулся в зал, чтобы быстро кинуть в камин бутылки и всё, что там валялось. Всё вышло удачно. Пьяные визитёры долго снимали обувь. Девчонки скрылись и надеюсь в подвал. Там их никто не найдёт. В зал завалили три чина в мундирах, из которых торчали их брюшины. Один прапор, похоже для обслуги и трое разных на вид женщин. Не понять было, лёгкого ли они поведения или нет. Но после образовавшейся на столике выпивки, женщины будут очень легко доступны не только прапору!

— От  сюда нужно убираться. А то припашут как коня.- подумал я.

— Как же наш вечер?! Как же девочки?! Всё пропало….всё пропало….- визжал Дэнчик, и его можно было понять.

— Спокойно! Шеф! – ломаю его ход мыслей я.- Усё образуется! Ты погоди и не нервничай. План А, избежать участи раба на вечеринке начальства…. План Б. Появиться в подвале и спасти из плена принцессу мечты. План В или Г….нет, не Г! Г это гавно план! План Д. Получше!

-Это как это?!- Дэн подутих.

— Это как выкрутиться для объяснений девчонкам кто за гости на даче. И почему я типа, хозяин так себя веду странно! А отправить в подвал красоток это реально странно, не находишь?!

— Да. Нахожу…..Мне бы лишь бы засадить сегодня… Ну или вообще…- Дэн думал не той головой.

План А вышел красиво. Точнее я был вызван генералом Гордеем в генеральскую опочивальню, и получив задание на поиск бутылочки, исчез в недрах не малого дома. Генерал с женщиной явно уже хорош. Уже готовые приехали с сауны или ещё чего то весёлого. Забудет про меня сразу же. Но он не забыл. Старый чёрт обладал хорошей и крепкой памятью. Ещё бы. Годы проводить в увеселительных мероприятиях по муштре полков, пить на каждом сабантуе по поводу и без, короче быть всегда под градусом. И чтобы оставаться в седле так сказать, научился пить и дело знать.

— Ну где там моя бутылка?!- завопил командный тон с верхнего этажа.

— Несу товарищ генерал!- я спускался в подвал.

Все остальные бродили по дому в не понятных поисках чего то. Они были очень пьяны. Прапора синева победила прямо возле двери в подвал. Знал гад, где залежи вина! Чуйку выработал за службу. Не много оттащив его подальше от двери кинул как мешок в углу. В сумраке подвала нашлась одна Машка!

— А а…Где Даша??!!- спросил я.

— Я не знаю…. Я кинулась сюда. Она отстала и всё…Больше ничего не знаю.- шёпотом проговорила она. Видно было, что её подтряхивает от холодка стен или от обстановки, где ещё не оказывалась.

— Ко мне приехал папа.- я начал план Б.- Не предупредив. С друзьями. Они все дико пьяны и хотят секса. Вам нужно без палева пробраться на улицу. Я приду за тобой. Чуть позже….. Ты подождёшь?

— Не уходи….побудь со мной…Я не хочу быть одна тут. Меня пугают такие места.- так грустно и жалобно говорила эта загадочная молчунишка. Так, что хотелось обнять, как дочку. Быть поддержкой. Я инстинктивно потянул её к груди. Прижал.

— Всё будет хорошо… Разве это страшно? Нет. Всё в норме. …Я с тобою.- я пытался её утешить. Но в штанах началось движение. Член встал и упёрся ей в живот. Сам поздно заметив в этой стрессовой обстановке такой конфуз.

— Боже! Вот это да…. Дэн. Уймись!!!

— Это не я! Ты не пускаешь мои мысли в мою голову. Эгоист.- Дэн был в шоке от всего. Я понял, что это правда не он, а истинные природные рефлексы его тела. Но через моё сознание.

Вдруг Маша поглядела на меня светящимися глазами. В них был целый девичий мир. Там и одиночество, там и боль утраты отца, насмешки более клёвых подруг и проблемы с кожей. Но это не имело в этот миг никакого значения. Она здесь и сейчас выбрала меня. Сама обстановка сделала это. Подумав, что это судьба, что пенис хочет именно её, а не красотку Дашу Маша, не теряя минут принялась за дело! И это было действительно здорово, как и всё в жизни, случающееся внезапно резко и неожиданно. Именно эти моменты живут в вечности памяти. Кормят разум стариков в воспоминаниях и заставляют любить жизнь прожженных пессимистов.

Маша вцепилась в мои губы, как гепард в газельку! Не умело, но отважно начала дико целовать их, продвигая язык внутрь. Я схватил её за попу и сжал кисти рук. Упругая ещё молодая корма была очень приятна и желанна. Я косел, как от браги. Ноги плохо держали тело, захлестнувшееся от страсти. Забыв про Дэна, что эта самка, эта добыча для него, девственника. Я просто не мог остановить шквал. Прорыв дамбы или…..не важно. Маша победила меня. Она стянула с меня штаны вместе с трусами не отрываясь от поцелуя. Так хотелось ей дальше. Я позабыв за службу, как и что делать начал задирать её юбку. Ей явно не терпелось! Она на секунды отдалилась от меня и сняла трусики. Было темновато, и я не видел ни цвета одеяний, загорелой кожи, ни её бритой или нет киски. Я в спущенных штанах подошёл к ней и попытался развернуть её, загнув спину. Но она оказалась проворнее и не по девишнически сильной! Не желая стоять рачком она присела на коробки  с вином и схватив мой член неумело, но нужно вставила в себя. О как же это было чертовски приятно и тепло. Я закрыл глаза. Она тоже. Этот мрачный подвал, кипиш на верху, страсть. Они давали тройной эффект наслаждения. Можно даже было и не двигать тазом. Но Машка начала. И я утонул в сладости её движений. Дырочка была очень узкой. И тощий пен Дэна еле двигался в такт её движениям на пути к свету. Но не свету в подвале! Другому свету. Концу жаждущего путника. Напор нарастал. Стали слышны в тишине наши стоны. Ноги начинали дрожать, как и всё тело. Тёплая вагина, скользкие, полные реального желания толчки тел, секс вне планов и боязнь попасться давали неповторимое чувство. Уверен, такое бывает раз в жизни. И то по молодости…. Но я вдруг вспомнил про обещание. Про бедолагу Дениса. Наверное он обиделся и готов зарезаться уже. С огромным, непобедимым трудом я перевёл разум в угол головы. От этого магнита. От этой Маши, что поражала своей молчаливостью и загадкой. А оказалась супер чувственным сокровищем и чудом для нашедшего её парня. Как же неизмерима и фантастична жизнь…..

— Эй! Дэн! Очнись и прости меня. Я тут заигрался чуток с твоим телом! Пытаюсь тебе целочку сломать вот. Пока выходит не плохо. Но теперь твой выход. Как и договаривались!

— Ну наконец! – он не верил в услышанное. Но его взор открылся и перед ним возникло извергающее оргазм лицо маши с открытыми глазками. Её взгляд горел огнём кайфа и эгоизма единоличности над парнем. Это последнее, что я увидел. Дэн забрал весь мозг себе. Уж очень сильна была его энергия тогда. Инстинкт размножения или что то более высшее….не знаю. Но это придумано самим богом или ещё кем то…тоже не знаю. Но эта частичка великого даёт жажду к жизни точно. Причём почти лишь только людям. Похоже мы избраны были для этого когда то давно. Наверное заслуги человечишки были тогда более значимы и в нас узрели доброе начало, что подарили этакое чувство. Оргазм, соблазн для этого, все действия человека направлены для этого. В конечном итоге все равно для этого. Получить кайф. Много теорий на эту тему, много споров прошло и будет ещё….Но это движет всю природу. Возможно, лоно женщины так спроектировано небесными механиками, что вонзая жадно в него член мужчина открывает проход в мир энергии добра. Там царит кайф и благодать. Места тьме там нет. И наше нынче сознание так засорено мраком, что истинного значения и возможностей возлежания двоих в этом виде божественного искусства мы не увидим. Механический секс совсем не тот вид, который давали нам механики. Мы его думаю сломали, испортили безвозвратно. И лишь крупицы древнего достаются людям, с более чистыми душами и телами. И то не надолго. Редкие случаи сильной страсти, мощных кайфов и позитива. Осталось лишь вечное желание соблазнить и заняться этим. Применяя любые средства для этого. А сделав дело удивляешься, что всё как то не так. Не то, что ожидал и во что верил. Возможно добро, а возможно и зло забирает свою дань с порции секса. Выделяя энергию двое голых людей получают свою часть оргазма. А большая часть куда то богам. В мире полюбому каждую секунду идут в космос оргазмы, их энергия. Мы жрём пищу земную, животную и растительную, а небожители энергию наших стараний. И вся наша жалкая жизнёнка проходит под девизом « Получить наслаждение». Да, многое человеком придумано в обход естественности природы. Придуманы для кайфа наркотики и другие извращения. Но истинный кайф, доступный всегда, если здоров и более молод ещё лежит кругом. Самцов и самок хватает. Всё просто! Будь чист душой и телом. Займись хорошим делом! И уже в ложе, или где попало мужчина членом, естеством, самым дорогим участком тела. Которое встаёт только по желанию мозга, а мозг активирует уже более высшая программа. Этот мужчина пытается коснуться мозгом через член божественного начала внутри открывающихся тем же высшим разумом ворот внутри женщины. Она придумана носителем ворот, а мужчина ключом к этому. И один не может без другого. Остальное самообман. Даже с презервативом уже совершенно не то. Не те чувства и бесполезность для энергетиков механиков богов. Люди засорили себя болезнями, наркотиком, короткими связями без истинного познания возможностей тел другого и прочим хламом. А выход прост! Живи правильно. Даже заповеди придуманные давно никто не прячет. И не нужно как раньше идти пилигримом за тридевять земель за ними. Их сила духа так сильна, что они нас терпят до сих пор…..

— Боже! Что за мысли то такие?! Откуда эта волна гонится? Какими ветрами бьёт корабль помыслов ……- я очнулся с этого дурмана просветления или протемнения сидящим с шофёром салагой напротив меня. Выключив Дэна я понял, что в моё отсутствие в его теле он трахнув до победного Машу, пошёл в загул по этому же поводу. Решив, что жизнь удалась и миссия жизни выполнена, он расслабился покурив травки с водителем. По не знанию и молодухе принял большую порцию дыма и пошёл в разнос. Оказалось, подружившись с шофёром они под кайфом попинали прапорщика ногами. Для некой профилактики типа. Выпили литр крепких напитков без закуски, поржали над спящими уже начальниками и их дамами, на которых те даже не залезли в этот вечер. Синька не дала. Уж очень  сильна она была. Затем добавив ещё пару водяных, затухали на полу в ванной комнате под беседы о гражданке. А травка дала и мне по шарам! И я как во сне блуждал по лабиринтам вселенского разума, рождая гипотезы о пользе члена в быту….

— А помнишь….эээ..ты мне врубил по шее, когда мы приехали только?- вдруг спросил почти спящий салага водила. И попытался схватить меня рукой. Но пьянь и дурь не дали этому мешку костей и мяса совершить задуманное. Он и не достал и промахнулся. Но мне это не понравилось. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке говорят. Значит этот демон в натуре желал мне плохого. Встать и врубить ему с ноги в пузо у меня вышло лучше, чем у него. Он поплыл в реку боли. Тяжко дышал и мычал бычком на лугу. Я умылся, причесался, брызнул парфюмом пару раз и твёрдо вышел на поиск девушек. Хоть и прошло три часа уже, но шанс, что они ещё где то тут оставался. Нужно проводить их по домам с глубочайшими извинениями.

— Дашааа! Машааа! Вы гдеее?!- хрипловато начал я.

Из комнатушки, где стоял котёл и бойлер  раздалось тихое – Я здесь. Это была Даша!

— О боже. Прости меня засранца. Как ты тут?! Почему в подвал не пошла?

— Я в панике забежала куда смогла….тут меня никто не увидел. — тихо отвечала Дашка.

— Прости….Внезапно нагрянула джаз банда и устроили тут бардак. Я не знал, что так случиться. Теперь надо уходить. Скоро начнут ходить пьяные зомби в поисках жертвы! – пытался шутить я. Сначала плоховато получалось. Но по пути до её дома она расслабилась и её улыбка засияла как и при первой встрече. Эта маленькая неприятность была забыта. Маша исчезла с дома похоже без посторонней помощи. По крайней мере утро было рядом и всё станет ясно.

— Вот и пришли. Тут я живу. Это дом моей бабушки. Здесь выросла моя мама. И я провожу каждое лето тут. Помогаю чем могу. Осталось не много и на учёбу в колледж. Неохота так….А ты что дальше будешь делать? – Даша явно не хотела просто уходить за калитку.

— Я не знаю.. Ну думаю жить тут. У вас красиво и девушки потрясающие!

— Хм…А ты милый!

— Чё, правда?!

— Где ты раньше то был?!

— Учился. Гулял…А что?!

— Жаль не встретились раньше….было бы веселее!- Дарья казалась искренней.

— Мы и этим летом повеселимся ещё! Ещё не вечер милашка! – я стал парить как на крыльях. Лето казалось сверх прекрасным в этот миг и очень ощущались краски каждой минуты. Я ожил. Впервые за долгие годы серости и увядания. Быть молодым и слышать здоровье внутри, это действительно прекрасно. Почему я раньше то не замечал этого?!

— Ну ты поцелуешь меня или как?!- нагловато и тихо спросила вдруг Дашка. Мечта моих дней. — Или на Машку запал?! А?! Она очень тобой интересуется кстати! Просит узнать кто ты и откуда… Сама скромница просто.

Я поборол шок от предложения. Не стал долго тянуть резину и ловко, как профи схватил её за талию влупился в её губки! Проглотив о