Недоношенное быдло 90-х

0
126

Подпирающее крыши домов, покрытое тучами небо, казалось, готово было обрушиться на город проливным дождем проклятий уходящей эпохи Так и не ставших людьми, заглянувших в окно неизвестности за пару лет до Прихода. В этот день я осознал то, что и так казалось неопровержимым фактом, задолго до того, как стало быть. Очевидность. Примыкающее к телу чувство окружающего вакуума передавалось от поколения к поколению и, однажды, не сделало своего дела. Я влюбился, не то, чтобы это стало для меня откровением, просто вдруг я забыл себя таким, каким всегда хотел быть мой отец. Но, что-то внутри не давало покоя, неясная мысль, идея, как клочья тумана; он прилетал из ниоткуда и улетал вникуда… Однажды в детстве я пропал из виду у родителей в том неподходящем месте -вокзале времен, смешавшись со стуком колес и дымом животного страха неполноценных идей незрелого общества потребления, бредущего по бытию в поисках мест отправления малой нужды коллективного Я, сквозящего пустыми глазницами газетных простыней и журналов выживших из ума и подсевших на нафталин редакторов. Я нашелся тотчас же, хотя и другим, что-то дрогнуло внутри, «сместилось с орбиты», не катастрофа, нет, просто истерика, выдавленная под половик прихожей, ее запах, со временем, стал все отчетливей, окрашивая несуществующие жизненные ценности в тона уходящего лета. Кто знает, быть может тогда еще и была возможность остаться прежним, но кто мог подумать, что это- не всего лишь плоть от плоти, но и Нечто, трепыхающееся в нитях судьбы, создающее самое себя из давно забытых воспоминаний о прошлой жизни в заброшенных трущобах небытия, так сладко благоухающих в умах нерожденных романтиков…И был ли я прав, взрослея, пытаясь сдержать себя, глядя на разнузданное и шелудивое веселье пьяных зевак, проплывавших мимо окна бытия в преисподнюю, не знал даже сам сатана, ибо престол его находился в тысячах и одной световой ночи Млечного Пути, что за углом нашего дома. По крайней мере, так хотелось думать и, это было непросто…
Непросто было мечтать о зоне недосягаемости и о самой первозданной самости, чем бы она ни была. Оказалось ли это вторжение своевременным и безнаказанным, предстоит мне узнать по пути, пути вокруг да около, дабы чего не привидилось, не случилось.
Так же как и туман был я, который не то, чтобы не летит никуда, а просто не хочет, повисая на мгновение и медленно растворяясь, думая о форме собственного существования и, не находя оправданий, улетает прочь в неизвестность, обнаженную взглядом младенца, не познавшего своего Я.
Некоторые Другие были отчасти несогласны чуть более, чем наполовину, чем те, немногие из Других, кто уже пробовал и не нашел ничего неестественного. Были среди них еще более несогласные Другие, те, кто вовсе не стал существовать от переизбытка заповедных влияний зачаточного состояния разума — непогрешимые отцы, противящиеся вторжению как духовному поиску на пути вверх и вниз, одновременно. Это просто немыслимо: предстоять, но не состояться даже ни капли, все из-за разных, неподходящих между собой мнений. Одиноко скитаясь в лабиринтах уБожества, не найдя ни чего внятного, неписанного, нерукотворного, возвращались они в чем мать родила.
Лишь только тени их дрожали от выстрелов с первых полос бульварных газет и проницательных взглядов предводителей ослиных голов современности. Стадо. Быть ему и не миновать, и не однажды. И не дай бог оказаться там, потом будет и хуже и вовсе никак. И вот, уже Нечто, само собой разумеещеся, становится тем, чем быть не должно и иначе, и в точности, как вся окружающая недействительность. И дорогие костюмы праведников уже разосланы террористами почтой наложенным платежом, в аккурат к рождеству новой эпохи Человека Безумного, чьи крики и хохот с рычанием недавно были услышаны даже в аду. Само очарование неслыханно удивлено таким проявлением, нарушившим все каноны пофигизма, и, теперь, становится неактуально переоцененным ведущими модных ток-шоу «На Луне», и «Вперед за Колбасой!».
-Вы -быдло!, -орут они в ночных кошмарах обывателя, близоруко размахивая костылями переименованных добродетелей фашизма. Их руки по локоть -протезы слоновой кости, застрявшей у зрителей в глотках. Существуя в невыразимых временных измерениях и ничтоже сумняшеся, влачат они жалкое прозябание наслажденных надзирателей сладкой жизни, весьма красноречиво описанной богами иных миров, и так и не сошедших на землю апостолов. Мир вам, распутники и убийцы! Ибо вас есть абсолютное множество…
Привыкнув не мыслить изящно, лавируя между строк неписанных литературных форм, блея о нравственности, спотыкаясь о безбрежное настоящее, идут караваны обманутых лжецов вникуда.
А ненаглядная и ползущая, неувядающая инерция вожделения хлещет через край, неугомонно пошаливая направо и налево по пути в обетованный Вишнево-Клубничный Рай его величества Тщеславия, чей скудоумный взгляд провинциала жаждет все большего обожания серой массы полуголодных господ и прозябающей интеллигенции, выдумавшей черные дыры и космических пришельцев, поселившихся внутри неокрепших и дрявых умов современности.
Невольным участником маскарада, стою посреди запустения, ветрами потрепанный мой камуфляж еще может и должен спасти от ненастья и … темных времен. Я надеюсь…

Дмитрий Волков, ноябрь 2018, Киев

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

dmytrovolkov

0
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 13-12-2018

Регистрация!

Достижение получено 13.12.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: