Лимон в шоколаде

24
542

А.МАМАТОВА
ЛИМОН В ШОКОЛАДЕ

Полуденное солнце горячим блином выкатилось на середину неба. Жара вязко растеклась по Пряничной площади. Барбариска вытер со лба соленые бусинки пота, и громко чихнул:
— Апчхи! Апчхи!
Горожане, что собрались послушать ежегодную речь Императора Конфитюра Шоколадье по случаю дня Независимости и Всеобщей Сладости укоризненно покосились на нарушителя порядка.
— Все равно каждый год об одном и том же! – пробурчал пристыженный мальчик, пытаясь протиснуться к выходу.
Между тем Император, маленький и круглый как глазированное драже, вышел (лучше сказать — выкатился) на балкон Сахарной Резиденции. Под бурные овации он поправил пышные усы и высокопарно обратился к народу:
— Сластиландцы и Сластиландки! Примите Наши Великодушные Поздравления по случаю праздника!
Овации толпы повторились с удвоенной силой.
— Королевство Сластиландия – яркий пример всем, как надо сладко жить! Каждый год мы добываем сотни тысяч тонн сахара! Выпускаем миллионы килограммов конфет и помадок! На столах горожан всегда есть десерт на завтрак, обед и ужин!
— Вот именно – вздохнул грустно Барбариска, с трудом разлепляя пальцы рук от налипшего шоколада. — У меня уже аллергия…
Между тем Император продолжил помпезную речь:
— Сахарная Гора никогда не иссякнет! Мы удвоим добычу сахара!
Сделав многозначительную паузу, он надулся, как пузырек в плитке воздушного шоколада:
— Я, Император Королевства Сластиландия, Наивысочайшим Указом дарую в честь праздника Независимости и Всеобщей Сладости один килограмм конфет на каждого жителя!
В едином порыве вся площадь упала низ, оказывая Правителю безграничное восхищение и благодарность. Барбариска поддался всеобщему настроению, хотя не хуже других знал, что кроется за мнимой щедростью Правителя.
Жители Сластиландии давным-давно экономили, потому что сладости стали дорогими. Торты и кремовые пирожные заменили пирожками, начиненными ревенем, а крыши домов вместо черного шоколада покрыли вафельными пластинками с крошкой из какао. Карамельки да фруктовые тянучки — все, что осталось по карману простому сластиландцу.
Сегодняшний день стал исключением. Высочайшей Милостью всем детям Сластиландии бесплатно раздали конфеты с мармеладной начинкой, и по площади тотчас разнеслось шуршание обертками из серебристой фольги.
Барбариска скривил губы:
— Скорее бы все закончилось! Тошнит просто от сладкого…
По неосторожности он сказал эту фразу слишком громко, и на мальчишку зашикали:
— Тс.с.с… Что ты такое говоришь?
— Какой невоспитанный мальчик!
Несогласие с речью Императора означало немедленный арест, и лишение сладкого на … целых три дня! Барбариска прикусил язык.
Император из-за духоты (или огромного живота) размяк, как шоколадное масло без холодильника, и поспешил закончить обращение к народу:
— Мы, славные жители Королевства Сластиландия — самая Сладкая Страна на Свете! Все как один – за сахар!
Сластиландцы без былого восторга, но все же загудели:
— Да здравствует Королевство Сластиландия! Ура-а-а!
В небо взмыли шары из тончайших нитей растопленного сахара, громыхнули блестящие залпы конфетти. Торжественная часть праздника закончилась. Барбариска засобирался домой, где его заждались младший брат Сахарок, мама и отец.
По какой-то необъяснимой причине, чем ближе оставалось до дома, тем чаще гимназист запинался на ровном месте. От сладкого, а может и на нервной почве худощавое, но жилистое тело гимназиста Барбариски нещадно зачесалось. Он размечтался, что не будь сегодняшнего дня вообще, рванул бы на речку, и смыл с себя липкую гадость. Все-таки позади школьный год и контрольные, а впереди – каникулы!
Увы! Вместо плесканий и всяких мальчишеских радостей его ждало наказание. Какое, он еще не знал, но вот за что – сказать мог сразу.
Все не задалось с самого утра. Парадный форменный костюмчик буквально за одну ночь стал настолько мал, что из широких брючин показались Барбарискины голые лодыжки. Но не покупать же на один раз новую одежду, тем более, в последний день занятий! Как выяснилось позже, короткие штаны ничто, по сравнению с тем, как не повезло гимназисту на экзамене. Ему попался самый сложный билет – «Правление Императора Конфитюра Шоколадье», «Создание Королевства Сластиландия». По логике – это простой вопрос, о котором мечтает любой двоечник, вроде неповоротливого тугодума Леденца, но только не в Королевской гимназии.
По требованию Правительства историю Королевства переписывали несколько раз, и по последней версии выходило, что других Земель, кроме Сластиландии, не существует, а Император Конфитюр Шоколадье — первый и единственный на всем Свете Правитель. Вроде бы и здесь нет ничего сложного – скажи, как написано, и отправляйся себе отдыхать с чистой совестью, но нет. Барбариска не просто так носил фамилию Глазурье, которая давно прославилась неблагонадежностью, а все потому, что взрослые не хотели верить всему, что говорит Император. Кроме того, Барбариска родился с таким недугом, как аллергия на сладкое. Надо сказать, с каждым годом подобных детей появлялось все больше, но никто не решался сказать об этом вслух.
Барбариска вспомнил, как без страха взял синий квадратик билета со стола экзаменатора Помадки. У профессора съехала на бок шапочка с кисточкой, и гимназисту это показалось забавным. Барбариска неосторожно хихикнул.
— Что за настроение на государственном экзамене! – возмутился длинный как жердь господин Помадка. — А ну, встать, как положено!
Барбариска немедленно вытянулся в струну, руки вдоль тела, подбородок вперед. По понятным причинам школьная форма из кипенно белых штанов и такой же курточки сидела на костлявом теле мальчишки несколько кургузо, и экзаменатор это заметил.
— Представьтесь, молодой человек.
— Гимназист третьего класса Королевской Гимназии Барбарис Глазурье! Прошу допустить до сдачи экзамена по истории государства Сластиландия!
Профессор плотоядно облизнулся, а Барбариска попятился назад:
— Чего это он? – перепугался мальчишка.
Ничего страшного не произошло. Просто у профессора Помадки пересохло горло, и он промочил его сладким сиропом с мятой.
Барбариска бодро начал отвечать, как положено прилежному ученику:
— Королевство «Сластиландия» существует вечно. Никаких других Земель и Государств на планете Земля не существует. Открыл Королевство Высокочтимый Император Конфитюр Шоколадье…
По закону подлости Барбариска запнулся, и господин Помадка перестал кивать головой.
— Что же Вы замолчали, гимназист Барбарис Глазурье?
От невероятного волнения из уст школьника вдруг полились крамольные речи:
— Существует и другая, ненаучная версия происхождения «Сластиландии».
Экзаменатор от удивления, или смелости гимназиста выпучил глаза, а Барбариска начал заикаться:
— В древние, йик, времена, наше Королевство было, йик, в несколько раз больше, чем сейчас. От мощного землетрясения разверзлась земля, и, йик, откололось несколько территорий, которые уплыли в неизвестном направлении вместе с жителями.
Господин Помадка резко вскочил из-за стола, оглянулся по сторонам и угрожающе зашептал на ухо экзаменующегося:
— Ты что несешь? Кто тебя научил так говорить?
Барбариска понял, что сказал лишнего и решил реабилитироваться:
— Я…я… господин Помадка, это только версия, аль-тер-на-тивная!
Он затараторил речитативом:
— Нет в мире другого Королевства, кроме Сластиландии. Наш Император – единственный Правитель на Земле! Сластиландцы благодарны ему за заботу и любовь!
Профессор вытер запотевшие очки подолом бархатной мантии и выдохнул:
— Гимназист Барбарис Глазурье! Скажите спасибо, что я сегодня единственный экзаменатор. Уважаемая Зефира Зефировна заболела. Вы понимаете, чего Вы избежали?
Барбариска побледнел. О крутом нраве Зефиры Зефировны знали все гимназисты. Кроме того, она считала своим долгом докладывать в приемную Императора о любом случае неуважения к речам или персоне Правителя.
— Немедленно убирайся с глаз! – ткнул пальцем на дверь профессор. — Переэкзаменовка на осень!
Гимназист пулей вылетел из аудитории.
— Еще хорошо отделался! – пронеслось у него в голове.
За дверью Барбариску заждались одноклассники. Они приготовились ободряюще похлопать его по спине, или даже чуточку позавидовать наивысшему баллу. Никто не думал, что лучший ученик Гимназии срежется на экзамене. Мальчик бы и сам порадовался началу лета, когда можно съесть сколько угодно холодного мороженого, не боясь простудить горло, и разрезать за ужином праздничный торт, а потом вместе с товарищами посетить с экскурсией Императорскую Кондитерскую фабрику…
Барбариска уныло обернулся на гимназистов, обступивших его в плотное кольцо, и всхлипнул:
— Что же теперь будет?
Больше чем перед одноклассниками, Барбариске было стыдно признаться в переэкзаменовке родителям.
— Я опозорил фамилию Глазурье! – вынес сам себе неутешительный вердикт мальчик.

***

Дом Барбариса Глазурье находился недалеко от гимназии, на улице Конфитюрной, но сначала надо было пересечь Пряничную площадь, в центре которой возвышалась огромная шоколадная стела с картой «Сластиландии». На ней легко угадывались знакомые очертания Королевства, напоминающие формой круглый зефир с Сахарной горой в левом верхнем углу. Мальчик задрал голову вверх и пробормотал:
— Эх, кто меня за язык тянул? Сейчас бы с ребятами в мяч играл…
Он еще не догадывался, что главе семейства Глазурье уже доложили о проступке сына гимназиста, и сделал это не кто-нибудь, а сам профессор Помадка.
Едва Барбариска переступил порог дома, отец сурово спросил:
— Кто тебе, Барбарис Глазурье, позволил брать с полки моей библиотеки старый атлас?
Из глаз мальчика выкатилась огромная слеза:
— Никто. Я сам.
Отец задохнулся от возмущения:
— Допустим, ты ослушался, и даже полистал сей манускрипт, но зачем, скажи на милость, ты ляпнул на экзамене по истории про расколовшийся континент?
— А разве это не правда?
— Сынок, ты уже окончил начальную школу. Э-э-э… почти окончил. Пора бы понять, в Королевстве много чего запутанного, когда одно с другим не сходится, и жителей Сластиландии тошнит от сладкой патоки, шоколада и сладких … речей Кое-Кого. Ты хоть понимаешь – что мне грозит? Этот Атлас не должен находиться в моем доме…
— Тебя арестуют? – перепугался Барбариска, только сейчас осознав, что натворил.
Отец покосился на неприкрытую дверь:
— Очень может быть…
— Я только хотел дать более полный ответ!
— Да, сынок, именно за пытливый ум я тебя и люблю, но и беспокоюсь. Если бы не профессор Помадка…
— Так это он донес?
— Сообщил по секрету – уточнил отец. — Мы с ним в некотором роде … товарищи.
— Вот уж не знал!
— Ты много чего не знаешь, Барбариска. Лучше готовься к экзамену.
В голове мальчишки все перепуталось.
— Так я сказал правду, или нет? – переспросил он тихо отца. — В том Атласе …
— Хорошо, я расскажу – сдался родитель. — Только дай честное слово, что все сказанное останется между нами, до поры до времени.
— Честное сластиландское! – воскликнул сын.
— Когда-то среди океана находился огромный остров, на котором росли лимоны и апельсины, паслись стада овец и быков, на бесконечных полях рос жгучий перец и земляные орехи, а на территории сегодняшней Сластиландии добывали белоснежный сахар.
— Ого! – заерзал на стуле мальчик.
— Территории имели свое название – Лимония, Мясоедия, округ Перчинка и мы … Сластиландия. Каждая область считала себя самой важной, и не было года без войн и революций. Погибали люди, никто не следил за животными, некому было работать в сахарных шахтах, а от лимонов портилось настроение, и все ходили с кислыми лицами. Мы перестали радоваться жизни, и случилась трагедия – мощное землетрясение! Наш остров за одну ночь перестал существовать. Он раскололся на несколько отдельных фрагментов, которые потерялись в водах океана. С тех пор мы ничего о них не знаем, а наш Император запретил исследования, и переделал прежнюю карту острова. Теперь мы считаемся единственной страной, омываемой водами океана.
У Барбариски заполыхали уши.
— Разве никому не хотелось отправиться в путешествие? Наверняка, другие земли где-то рядом!
— Это строжайше запрещено! Много погибло смельчаков, посмевших нарушить Приказ Императора.
— Но если тем людям нужна наша помощь? Как же они живут без сладкого?
— Думаю, они приспособились, малыш. Впрочем, как и мы все. Я до сих пор помню вкус говяжьей отбивной, присыпанной острым перцем, а какой был чудесный лимонад.…
Господин Глазурье расчувствовался, но вовремя спохватился:
— Все, разговор закончен! И советую забыть обо всем, что было сказано!
В голове Барбариски все перемешалось. Чтобы привести мысли в порядок, он отправился в огород, где среди какао-тыкв и карамельных кабачков было самое лучшее место для уединения.
Его планы нарушил вездесущий Леденец, сосед и одноклассник Барбариски, упитанное существо с толстыми красными щеками (виной тому кукурузные палочки) и коротким ершиком волос. Лишний вес и медлительность не мешали Леденцу повсюду таскаться за товарищем. Вот и сейчас Леденец предстал перед другом, красуясь парадной формой гимназиста, трещавшей по швам.
— Привет! Как сдал экзамен? – спросил Леденец, облизывая сладкие губы.
Барбариска сурово свел брови на переносице:
— Как будто не знаешь.
— Не знаю! Я последним отвечал на вопросы.
Барбариска понял, что Леденец так просто не отстанет, и решил честно признаться:
— Меня на осень оставили.
— Кхм! Кхм! – поперхнулся конфетой мальчик. — Не может быть!
— Получается, может…
— Попало?
Леденец проявил сочувствие, а Барбариска подумал, что лучше бы наказали, чем ждать ареста отца. Господин Помадка никому не рассказал о речах Барбариски, но скоро все откроется, и придется пояснить, откуда лучший ученик Гимназии получил антигосударственную информацию.
Мальчик не нашел ничего другого, как честно рассказать все, что произошло в стенах Гимназии – про вытянутый билет, и как обрадовался, что отлично знает тему, а потом случилось то, что случилось.
— Теперь понятно?
Если бы такая беда случилась с гимназистом Леденцом, то уж он бы воспользовался случаем, и в красках рассказал друзьям, как не побоялся поведать на экзамене запретную тему самому господину Помадке! Все потому, что он считался посредственным учеником, и похвастаться достижениями на почве знаний никак не мог.
Мальчик постарался скрыть душившую его зависть, и пробормотал:
— А я тебе «зайца» принес, в подарок.
Леденец протянул другу коробочку, на дне которой, поверх атласной подкладки лежал зверек с длинными ушами из белого шоколада.
— Я не достоин! – отказался Барбариска.
— Нет, бери! – запыхтел Леденец. — Ты же пересдашь осенью.
— Спасибо – растрогался мальчик. — Вообще-то я их … не очень, да и у меня нет для тебя подарка.
— И не надо! – подскочил прытко на месте Леденец. — Можно, я с тобой побуду?
Двое мальчишек растянулись на земле, внимательно вглядываясь в очертания проплывающих мимо облаков.
— Я вижу конфету в обертке! – ткнул в небо сосисочным пальцем Леденец.
— Кто бы сомневался – хмыкнул Барбариска. — У тебя все на одну тему.
— Ага, сам ничего не увидел, ты проиграл!
— Еще чего! Вон, то дальнее облако похоже … на тебя. Такое же щекастое!
— Чего обзываешься?
— Не обижайся. Просто такое настроение.
— Я понимаю – зашлепал пухлыми губами мальчик. — Вот если бы я экзамен провалил, меня бы выдрали ремнем.
Барбариска завистливо подумал:
— Я бы тоже хотел, чтобы ремнем…
Какое-то время дети лежали в полной тишине. Сразу за забором слышался ребячий смех (наверняка, уж они-то сдали экзамены), шум двигателей машин, везущих сахар на фабрику, и убаюкивающий шелест листьев сахарного тростника. Леденца разморило, и он заснул, а Барбариске откуда-то со стороны океана прямо в лоб прилетел камешек.
— Ой, больно! – потер ушибленное место мальчик. — Что за дурацкие шутки?
Он приготовился дать сдачи обидчику, но никого постороннего в огороде не нашел.
— Спрятался? Трус! – крикнул в отчаянии Барбариска.
Камешек был не похож на те, что валялись вокруг – белого цвета, формой в виде капли, упругий, и очень легкий.
— Что это? Никогда такого не видел!
Барбариска, как настоящий исследователь, решил попробовать находку на зуб, и положил в рот.
— Тьфу, горько-о-о! – скривился мальчик, раскусив внутреннее ядро.
Когда прошло первое удивление, мальчик задумался:
— С неба он, что ли, прилетел? Стоп – а если с края Земли?
Под краем Земли в Сластиландии подразумевали отвесный обрыв, омываемый водами океана. Что там дальше, никто из жителей не знал, потому что Правительство Королевства строжайшим Указом запретило уплывать от береговой линии более чем на сто метров.
— Может быть – это выход!
Барбариска грустно улыбнулся:
— Я отправлюсь в путешествие, и найду, откуда мог прилететь этот камень. Конечно, мама и папа расстроятся, и будут меня поначалу искать, но у них же есть младший сын Сахарок. Зато когда я вернусь как первооткрыватель Новой Земли, где есть вот такие удивительные камни, меня простят, и будут чествовать, как победителя, и может быть простят за проваленный экзамен. Мой отец будет помилован.
Барбариска размечтался, пока кто-то не потянул его за штанину.
— Эй! Эй!
В траве мелькнула белокурая макушка Сахарка.
— Отца вызывают в полицейский участок!
Барбариска опустил взгляд и увидел младшего брата.
— Ты что это выдумал?
— Я сам видел!
У Барбариски внутри все окаменело:
— Значит – его арестуют. Я виноват, мне и отвечать!
Он присел рядом с братом и твердо сказал:
— Слушай внимательно. Я обязан кое-что сделать, поэтому если мама будет искать, придумай что-нибудь.
— Ты хочешь сбежать? – моргнул Сахарок испуганно.
— Я вернусь с хорошими новостями. Отца оправдают, а мне … возможно отменят переэкзаменовку.
— Что ты задумал?
— Не могу сказать, Сахарок.
— Но мама!
— До вечера она не хватится, в ночь уйдет на дежурство в больницу – ты ей скажешь, что мы легли в постель, а утром…
— Так ты надолго?
— По моим подсчетам – до утра, максимум до следующего вечера.
Барбариска самонадеянно прикинул, что давнее землетрясение не должно было разбросать участки суши слишком далеко друг от друга, просто их никто не искал.
Леденец, ни о чем, не догадываясь, сладко сопел под кустом, и Барбариска решил этим обстоятельством воспользоваться. Обнявшись с братом на прощание, он побежал через огороды и Тростниковое поле к Краю Земли, где находилась лодочная станция.
Как уже было сказано, Император Шоколадье запретил исследовать территорию океана, и горожане никогда лодками не пользовались. Рыба в прибрежных водах давно не водилась по причине переизбытка сахара, поэтому легкие суденышки никто специально не охранял.
Барбариска на «пятой точке» (обычный способ для мальчишек) съехал по крутой насыпи к берегу, где предусмотрительно расшнуровал новые ботинки, купленные специально по случаю сдачи ответственного экзамена. Перебросив обувь через плечо, он поддернул штаны и только тогда уселся за весла.
Сказать, что Барбариска ничего не испугался, и был таким смелым, что не побоялся нарушить Императорский Указ, было бы неправдой. Конечно, он перетрусил, и сердечко ребенка застучало как мамина швейная машинка – тра-та-та-та…
От волнения он едва вспомнил подходящую для такого случая волшебную считалку:

— Чтоб не трусить и бояться,
Надо в море искупаться,
Раз-два, раз-два,
Пусть поможет мне вода!

Барбариска намочил лицо и облизнулся:
— Тоже сладкая! Тьфу-тьфу…
Настроение мальчика несколько улучшилось, хотя он и знал, что ребячье колдовство помогало не во всех случаях. Правда, на этот раз сработало – тело Барбариски перестало трястись, и голова стала легкой. Он начал грести от берега.
Очень скоро у Барбариски надулись водяные мозоли на ладонях, и нестерпимо заныла спина. Вокруг, куда ни посмотри – водная гладь, и никаких признаков суши, а солнце так и печет.
— Вот балда! Надо было хотя бы кепку захватить.
Время шло к вечеру, и он начал сомневаться в правильности принятого решения искать в одиночку неизвестно куда уплывшие острова бывшей Сластиландии.
— Может, они вообще не существуют?
Он залез в карман курточки, и достал злополучный камешек с ядром внутри:
— Все из-за тебя! Вот откуда ты прилетел?
У мальчика пересохло горло. Зачерпнув воды, он сделал маленький глоток:
— Ой, что такое?
Вкус оказался незнакомым, и даже противным. От него по горлу разлилась горечь, и защипало язык.
— Это куда хуже сладостей! – сплюнул Барбариска за борт. — Дрянь какая-то! А если это…
Он закрутил головой по сторонам. В этот момент сверху в качающуюся лодку градом посыпались точно такие же камешки. Барбариска закрыл голову руками и завопил:
— Ой! Ой! Ой!
Камешки застучали по дну лодки, и по спине мальчишки.
— Больно-о-о-о!
Скрыться было негде, и Барбариске оставалось только терпеть и надеяться, что скоро странный град закончится.
Толи от боли и усталости, то ли от страстного желания найти остров, но Барбариске привиделась узкая береговая линия.
— Земля! Земля! – закричал от радости путешественник. — Я нашел остров!
Он начал грести с удвоенной силой, невзирая на мозоли. Мальчик давно перестал следить за временем. Сколько он проплыл, не имело никакого значения. Обратного пути, все равно, не было. Одна мысль крутилась в голове – быстрее бы доплыть хоть куда-нибудь. На счастье, скоро лодка зарылась носом в песок, искрившийся на солнце золотом.
У кромки воды стояла босоногая девчонка в коротком сарафане с пышной короткой юбкой. Ее руки, ноги, шею и даже волосы украшали разноцветные браслеты, яркие бусы и веревочки, как у какой-нибудь папуаски племени «Тумба-Юмба». Она интересом стрельнула на Барбариску желтыми кошачьими глазами. Судя по кислому выражению лица, незнакомка не очень-то обрадовалась Барбариске.
— Привет! – поздоровался мальчик первым.
— Ты кто?
Девочка подозрительно прищурилась, и наклонила голову. Две ее тощие косички закачались в такт движения головы.
— Барбариска. Я приплыл из Королевства Сластиландия!
Он вышел из лодки, и между пальцами ног приятно потекли ручейки зернистого песка. Мальчик зажмурился от удовольствия.
— Как? Из сказки? – мотнула девчонка головой, и косички снова задрожали, как живые.
— Сама ты из сказки. Это, вообще, что за остров?
— Лимония! – ответила с вызовом незнакомка. — А что, есть другие?
Пришла очередь удивиться Барбариске:
— Говорю же – я из Сластиландии…
Мальчик лихорадочно зашарил по карманам:
— Вот, смотри!
Он протянул на ладони белый кусок сахара, который каким-то чудом завалялся с праздника в кармане.
— Это еще что? – фыркнула островитянка.
— Сахар. Он сладкий.
— Такого не бывает!
— А это случайно не с вашего острова прилетело?
Барбариска кивнул на дно лодки, сплошь покрытое белыми камешками. Девчонка от любопытства не утерпела и подошла ближе:
— Так это же зернышки лимонов!
— Одно такое попало мне прямо в лоб! Когда я еще был в Сластиландии…
— Как это? – хмыкнула девчонка.
— Ой, давай я все расскажу! – расхрабрился мальчик. — Тебя как зовут?
— Лима – опустила скромно глаза девочка.
— А меня – Барбарис. Я ученик четвертого класса Королевской гимназии. Точнее – пока я не сдал переводной экзамен по истории государства «Сластиландия», и оставлен на осень. Именно потому, что нечаянно сказал, что наше Королевство не единственное на Свете. В старом отцовском атласе я нашел Лимонию, и Мясоедию.
Брови Лимы поползли вверх:
— Так это правда? У нас есть сказка о стране, где все сахарное.
— Как видишь – это правда. А ты чего такая кислая?
Барбариска заметил, что девочка никогда не улыбается.
— У нас в Лимонии у всех такое выражение лица, потому что слишком много едим лимонов.
— А если попробовать сахар съесть с лимоном? – придумал Барбариска.
Дети заговорщески обменялись взглядами. Кусочек сахара пропитался кислым соком и приобрел нежно-желтый оттенок.
— М-м-м… – попробовала Лима угощение. – А ничего, съедобно!
Барбариска с ней полностью согласился.
— Эх, еще бы найти Мясоедию – размечталась Лима. — И Перчинку.
— Точно! Тогда я спасу отца. Его арестовали, а получается – ни за что.
— Тебе надо сейчас же познакомиться с нашим Президентом! — заявила Лима.
— Как? – оторопел мальчик. — Разве он будет со мной разговаривать?
— Сегодня у нас праздник. Ты слышал салют?
— Ага!
Мальчик с неудовольствием вспомнил, как зернышки лимонов больно барабанили по его спине.
— У нас фейерверк такой – уточнила девочка.
— Ой, а у нас тоже был праздник! И мы стреляем конфетти!
— Так вот – один раз в год любой человек может поговорить с Президентом на любую тему.
— Но я не живу в Лимонии…
— Я пойду с тобой и договорюсь.
Барбариске пришлось согласиться:
— Я расскажу Президенту, что у нас есть целая Сахарная гора, и мы можем поставлять вам сахар, а вы нам лимоны.
— Конечно, вместе жить веселее, а нам так не хватает радости. А еще мы можем поделиться лимонными деревьями.
В спину детям подул свежий ветер. Он принес с собой запах цитрусовой свежести и лимонно-аскорбиновой кислинки.

***

Перед роскошной Резиденцией Президента Лимонии Цитрина-Мандарина собралось народу видимо-невидимо. Судя по тому, сколько оберток от лимонной жевательной резинки валялось под ногами, праздник подошел к концу, и толпа стала редеть.
— Господин Президент! – закричала во всю мощь легких Лима. — Разрешите с вами поговорить!
Президент выглянул из окна, и, не смотря на усталость, пригласил смелую девочку в собственные апартаменты. Когда он ее увидел, то не смог скрыть удивления. Черты его лица подозрительно быстро смягчились.
— Поднимайтесь ко мне! – разрешил великодушно Цитрин-Мандарин, застегивая на все пуговицы расшитый золотыми нитями камзол.
Дети нерешительно затоптались:
— Здравствуйте, господин Президент!
Барбариска разволновался, что в самый ответственный момент начнет заикаться.
— Какой вопрос вы мне приготовили, сорванцы?
Барбариска оглянулся на стоящую рядом Лиму. Это придало ему храбрости:
— Я…я… я прибыл из Королевства Сластиландия!
Цитрин-Мандарин вскинул кустистые брови, совсем как это делала Лима:
— Что за фантазии? Ты говоришь с Президентом Лимонии, не забывайся!
— Да это правда! – заступилась за друга желтоглазая девочка. — Господин Президент, у него есть доказательство!
Барбариска кое-как справился с волнением, и достал замусоленный кусок сахара.
— Вот. Попробуйте, господин Президент!
Глава государства недоверчиво покосился на предложенное угощение.
— Я ела! – сказала Лима. — Могу еще раз.
Президент лизнул кончиком языка сахар, и на его лице показалась скромная улыбка:
— Точно! Я помню этот вкус.
— Ой, у меня же еще есть шоколадный заяц!
Барбариска вовремя вспомнил про подарок Леденца. Пошарив в рюкзаке, он достал сладкий сувенир.
— О! Шоколад?
Лима бесцеремонно опередила Цитрина-Мандарина и отломила заячье ухо. Кислое выражение лица девчонки приобрело мечтательность.
— Вкуснотища-а-а-а…
— Так вы мне верите! – воспрянул духом Барбариска.
— Рассказывай все по порядку!
Барбариска, быстро, и перескакивая с места на место, пересказал всю историю – начиная с экзамена по истории, атласа с картой прежнего государства, ареста отца и его, Барбарискиного решения найти подтверждение старой карте.
— Ты отчаянный мальчик! – похвалил Барбариску Президент. — Как тебе удалось найти Лимонию?
— Не знаю – пожал бесхитростно плечами Барбариска. — Я просто плыл в лодке, и надеялся, что до вечера увижу берег. Дольше мне задерживаться нельзя – мама потеряет.
— Это очень весомый аргумент! – согласился серьезно Цитрин-Мандарин. — Вот бы всем взрослым иметь такие железобетонные доводы!
— Барбариске нужно спасти отца! – напомнила Лима, уплетая за обе щеки сладкое лакомство.
— Император Сластиландии не желает искать друзей!
— Это так – выпустил скупую слезу мальчик. — Как же Вы помиритесь?
— Не хнычь – приказал Президент. — Мы подумаем…
— Все же просто! – не выдержала Лима. — Отец! Надо жителям Сластиландии подарить лимонные зернышки. Это и будет доказательством нашей дружбы и добрых намерений.
— Так государственные дела не решаются, дочь – сказал Президент.
— Именно так мирятся все дети! – возразила девочка. — Уж поверь мне.
Барбариска охнул:
— Лима – дочь Президента? Вот так дела…
— Я нанесу дружественный визит в Сластиландию! Мы должны навести мосты дружбы ради наших детей!!
— Здорово-о-о! – завизжала Лима, повиснув на шее Цитрина-Мандарина. — Значит, мы сможем увидеться еще раз!
Она крепко пожала руку Барбариске, и засмущалась:
— Если захочешь, конечно.

***

С тех пор много чего произошло. Барбариска благополучно вернулся домой, и привез мешочек с лимонными зернами. Конечно, ему попало от мамы, но все это несравнимо с тем, что после приезда Президента Лимонии Цитрина-Мандарина отца выпустили из тюрьмы. Император Сластиландии, хоть и с неудовольствием, но согласился признать, что они – не единственное государство на Свете. Сластиландцы приняли эту новость с необыкновенной радостью, тем более что скоро нашлась и Мясоедия, и Перчинка. Совместными усилиями между островами были перекинуты гигантские мосты, и жители стали свободно ходить в гости.
Один Леденец долго корил себя, что проспал все самое интересное. Зато к своему удивлению в его голове родились стихи:

— Как хорошо, что сошлись континенты,
Это ль не счастья народов моменты?
Мы подсластим лимонад и конфеты,
Нам привезут отбивные котлеты.
От острого перца зажжется язык,
Это не страшно, я еще не привык!
Давайте все вместе построим мосты,
Правила дружбы очень просты.
Мир без войны, без обмана и страха,
Пусть улыбнутся друг другу ребята!

Барбариска перешел в четвертый класс без переэкзаменовки, а господин Помадка выпросил атлас отца для личной коллекции.
— Ах, если бы не твой сын, мы бы так и жили по старинке! – сказал он, бережно прижимая к груди подарок.
Барбариска с нетерпением ждал Лиму. Он все время вспоминал ее прыгающие косички. Девочка пообещала приехать в гости, в очередной визит Президента Лимонии в Королевство Сластиландия.
Для такого случая Барбариска приберег самую вкусную шоколадку… с лимонной начинкой!

21

Автор публикации

не в сети 4 года

aleftina

188
Комментарии: 107Публикации: 12Регистрация: 19-04-2015

24 КОММЕНТАРИИ

  1. Этот рассказ мне понравился больше всех ваших которые я прочитала))Интересная, хорошая сказка; истина порой в словах ребенка, и если бы в реальной жизни, взрослые чаще прислушивались к детям, многих бед можно было бы избежать

    0
  2. Анечка! Благодарю за комментарий! Вы правы — взрослые детей не слышат, а иногда даже не видят, ни своих, ни тем более — чужих. Эта сказка как раз о том, что устами детей глаголет истина. Мы их портим своими штампами «как надо, и не надо», а еще страхами, от коих дети избавлены до тех пор, пока взрослые не постараются…
    Спасибо!
    Кстати, поделюсь приятной новостью. Я стала дипломантом конкурс «Большой финал» в номинации «Малахитовая шкатулка» с рассказом » Кто зажигает Свет?».

    0
    • Поздравляю)) Вам надо попробовать напечатать сборник своих рассказов; конечно это не для малышей, а вот лет с 8-ми детям очень даже понравится.Качественной литературы детской мало, дети потому и не читают, что даже они понимают где интересно где нет.))Так что стучите во все двери)) Как мои подрастут, если вы еще не напечатаете свою книги, я им просто распечатаю, почитать))

      0
  3. Рассказ мне понравился. Удачные имена. Детям такие истории по вкусу. С хорошими картинками думаю будут покупать.
    Немного смутили меня следующие моменты:
    Барбариска боится «лишения сладкого на целых три дня» и вместе с тем у него аллергия на сладкое, его тошнит от сладкого, хочет смыть липкую сладость.
    Жители экономят на сладостях, а Леденец запросто подарил шоколадного зайца. У Барбариски на пальцах рук налипший шоколад. «Карамельки и тянучки — вот, что доступно простому сластиландцу»
    Почему ежегодный главный праздник не посетили Сахарок, папа и мама героя.
    И в такой праздник проходит экзамен?
    Почему самый сложный вопрос — по логике самый простой?
    Сластиландия- государство, королевство или страна?
    Надеюсь, что мои вопросы вам помогут. И я с удовольствием куплю вашу книжку. Я надеюсь на автограф. Желаю новых побед!

    0
    • Замечания имеют место быть.
      Очень часто при аллергии дети воруют конфеты. Знают — нельзя, будет плохо, а все равно тягают. В праздник можно в кармане держать шоколадку. Праздник экзамену не помеха, их не было на празднике — потому что не были — работали. Мы тоже не всегда на площадь в праздник выходим.
      Автограф — за мной!

      0
  4. Когда человек не доверяет другим, то изначально не верит в себя. Это страхи, комплексы, установки и инграммы работают. С этим можно работать, если найдется правильный Учитель. МНе повезло.

    0
    • Они верят до тех пор, пока эти мечты не разрушат взрослые, или эти дети не подрастут, и мечты так и останутся мечтами (чаще всего). Хвала тем, кто мечту смог отстоять и осуществить. ТОгда это самый счастливый человек на свете, не смотря на чужое мнение.

      1
  5. Очень хорошая сказка, позитивная поздравляю Вас со званием дипломанта и опубликацией рассказа. Который тоже очень хорош и со смыслом. Желаю Вам творческих успехов…

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: