Герой ч.2

0
182

По-любому все узнают о случившемся. Сделанного не воротишь, последствия рано или поздно настигнут нас всех. И если действия одного человека затрагивают только его круг знакомых, то события, происходящие в городе, создают купол, накрывающий всю его территорию, и беспощадно отражаются на его жителях. Этот случай не стал исключением. В глазах людей читался страх, глаза беспрерывно бегали по сторонам в надежде найти защиту от беды, на улицу уже не выходили без нужды, каждый стал готовить запас продовольствия у себя дома. Люди неверно считают катастрофой теракт или что-то в этом роде. Давайте будем честными, смерть людей можно пережить. В мире каждый день умирает просто так намного большее количество человек и это ни у кого не вызывает страха потому что это нормально. Да, рано или поздно каждый осознает-от смерти не убежишь, она может настигнуть тебя в любой момент. Ты понимаешь, людей могут убить на улице, на работе. Это не вызовет особых волнений. А почему? Все знают- каждое начало имеет свой конец. Намного страшнее потерять человека, Знать, что он где-то там, один, а может уже с кем-то и скорее всего забыл про то, что было между вами. Ему хорошо, он не помнит, а вас съедает это изнутри. Съедает тот факт, что ещё можно все изменить, но на самом деле кому-то из вас этого уже не надо. А когда человек покидает этот мир… Тут все по-другому, его нет, и уже никогда не будет, он не сможет сказать слова, которые вы будете помнить всю свою жизнь, он не предаст. Может быть в этом и есть плюс смерти?

Истинная катастрофа это то, что начнётся после теракта, убийств или чего-то в этом духе. После  ужасающих событий люди боятся выходить из дома, боятся всех и каждого, с опаской оглядываются по сторонам. Но зачем? Ведь то, что могло произойти, то, чего вы теперь так боитесь уже произошло. Порой становится даже смешно наблюдать такую картину: женщины не выпускают своих детей из дома под предлогом опасности, хотя что с ними будет? Их никто не тронет-хороший вор не возвращается на место кражи. Людей не убивают дважды, достаточно одного взрыва и пол города потеряет рассудок. Хотя с таким отношением к детям ещё можно смириться. Все же женщины странные существа-они монополизируют вас с самого начала общения. Вы можете быть их другом, иногда обычным знакомым, но не смотря на это вас будут ревновать. Серьёзно, я не вру: на вас будут смотреть недовольными глазами, если вы уделите время другой девушке; вам будут советовать с кем общаться, а с кем нет; на вас будут обижаться, вас будут осуждать. Мужчин часто обнадеживают, дают им бессмысленные поводы для ревности. Они могут потратить множество вечеров думая о том, чего им никогда не достичь. Все женщины это маленькие безобидные девочки, которые иногда просто примеряют маску серьёзности, одолжив её у мамы или начитавшись об этом в книгах. Не каждой идёт такая маска, да и зачем скрывать то прекрасное, что она таит за собой? Ведь те живые глаза, радостное выражение лица, улыбка на пол лица, незамысловатые жесты и даже порой поступки-все это есть истинная красота девушки. Красота, которая влюбляет в себя просто так, без повода.

Любовь часто служит двигателем в делах, она мотивирует человека сильнее всего потому что стоит на самом верху, ради неё мы можем забыть про все потребности, даже первичные. Любовь толкает нас на сумасшедшие поступки. Но любовь не всегда бывает только к человеку.

 

                      ***

 

Что же это было? Взрыв, потом все как в тумане. Я встал, вышел. Здание, офис. Непонятный человек… Хотя нет, он как раз очень понятный. Я бы даже сказал «исключительный». Календула, потом доктор. Я написал отчёт, вышел в коридор и упал.   Да, точно, я упал. Это нахлынуло неожиданно: Земля стала уходить из-под ног, мне стало сложнее ориентироваться, темнота заполонила глаза. И я упал. Я просто наступил на левую ногу и рухнул, так и не найдя опоры под ней. Мне не было больно, я не успел ничего почувствовать.

Очнулся я уже у врача. Ничего не болело кроме руки, а именно того места, где красовался новый укол. Этого врача я не знал и даже не видел раньше. После того, как он заметил что я пришёл в себя, он жестом руки показал мне на выход, а сам продолжил заниматься своими делами.

Я попытался у него что-то спросить, сказать ему что укол мне нужно было делать только в среду, но все было против меня. Во рту было слишком сухо, я с трудом мог его открывать, а говорить членораздельно вообще не получалось. К тому же, доктор был занят своими делами и явно давал мне это понять.

Бессознательно выйдя на улицу я крутил у себя в голове прошедший день, как вдруг я не узнал собственный город. Люди стали чужими друг для друга. Даже мать уже не смотрела с такой теплотой на собственного ребёнка. Нет, это не говорило о том, что она стала меньше любить своё чадо, просто у неё была одна задача-вечером прийти домой живой. Такую задачу перед собой ставили все люди, это было написано на их лицах: ужас, заполонивший их душу и выходящий на свет через крепко сжатые сухие губы, бегающие из стороны в сторону глаза и дрожь в голосе, присущую десятилетнему ребёнку, когда он обращается ко взрослому незнакомому человеку.

Завтра опять нужно идти на работу. За что? Сегодня я мог погибнуть, лишиться руки или ноги, но нет, я жив и более-менее здоров, так что завтра меня ждёт новый рабочий день. Это очень странно. Я что, похож на материал, который прошёл проверку и теперь будет активно использоваться? Если бы моя жалоба хоть как-нибудь повлияла на что-нибудь, я бы обязательно её подал и добился её рассмотрения, но все мы знаем в каком веке живём, поэтому я не стану её писать, я с лёгкостью могу  испортить и без того шаткое положение.

Заходя в подъезд, я застал испуг на лице Марии Петровны. Увидев, что привычную ей тишину потревожил вернувшийся домой жилец, она приняла свой обычный вид. Во всяком случае, она постаралась это сделать, но мой испачканный кровью рукав не давал ей покоя. Я видел как её глаза плавно перебегали с рукава до моего лица и обратно, каждый раз медленнее, в надежде найти что-нибудь новое, то, что дало бы больше информации о случившемся, о том, о чем она уже столько слышала, но только сейчас увидела последствия.

Последствия и правда были. Кроме крови на рукаве было зашитое незнакомым доктором плечо, куда как нитка в иголку вошло бывшее окно кафе «зеркало». Вот только зашито оно было медсёстрами, к которым повела меня календула. А вот кем был доктор, в кабинете которого я очнулся после обморока, я так и не понял, по старой традиции решив отложить все на следующий день. Не могу же я из-за мелочей тревожить людей, тем более в такой беспокойный день.

На лестничкой клетке я не застал ни одного человека. Даже на четырнадцатом никого не было, а ведь Михаила Васильевича почти всегда видели именно здесь, на лестничной клетке этого этажа.

В комнате меня дожидалось одиночество вместе с холодом. Они не покидали этих стен с момента моего заселения и обострились в связи с недавним происшествием. Комната выглядела по-особому мрачно или мне так просто казалось. Казалось тому, кто увидев смерть не обрёл страха, а наоборот, возмужал. Я стал ощущать в себе отрешённость от бессмысленных человеческих забот. Кто знает, может я уже перешагнул черту нормальности и вознёсся на новый уровень познания, прославившийся под названием «безумие», или же я вышел из пределов одного мира и пока что не дошёл до другого. В любом случае, мой путь ещё не закончился и надо жить дальше, несмотря ни на что.

Поставив на плиту чайник, я открыл занавески на окнах, увидев то, что так долго игнорировал. Потрясающий вид из окна мог впечатлить кого угодно. Неужели я все это время жил в неведении? Я ощущаю себя человеком, который изобрёл колесо в эпоху, когда все уже давно летают. Я впервые начал обращать внимание на мелочи. Может это и глупо, игнорировать всю жизнь окружающий тебя мир и видеть его только в собранном состоянии, не разбивая его на мелкие части, но поймите, нас так воспитывают, мы не знаем другого.

Меня окружает тишина. И знаете, она прекрасна. Вы когда-нибудь её слышали? Если ваш ответ «да», забудьте о ней. Настоящую тишину можно только почувствовать. Мы лишь несколько раз в своей жизни ощущаем истинную тишину и нам повезёт, если мы её заметим. Как бы это не было противоречиво, но если мы любим социум, общение с людьми, то мы обязаны ценить и не забывать про одиночество. Так же и с тишиной. Если мы любим звуки, будь то музыка или голос природы, мы обязаны ценить истинную тишину, тот момент, когда кроме голоса в голове мы ничего не слышим. Такая тишина не бывает долгой. И предугадывая вопрос зачем ценить противоположно значимые вещи нашим жизненным слабостям отвечу-чтобы понять как нам не хватает того, что мы так любим.

В комнате стали слышны какие-то странные щелчки. Неужели сюда забрались  насекомые? Как же я их ненавижу. Такое ощущение, что они повсюду, я не могу определить их точное местоположение. Ну что же, придётся пройтись по всей комнате, благо она у меня небольшая. Первым делом загляну под стол. Так. А это ещё что? Какая-то железка круглой формы, небольшая, диаметром 3 сантиметра, в центре которой периодически появляется еле заметное свечение.

Похоже за мной следят. Да, определенно. Разве может это быть чем-то кроме как средством слежения?

Нельзя подавать вида. Как будто я не знаю об этом. Так, стоп. Я ведь ничего такого не делал, но почему душа разрывается на мелкие кусочки, сердце стучит подобно боксеру на ринге, так же беспощадно и молниеносно? Надо успокоиться… Но я не могу. Ведь это не просто так здесь установлено. Меня что, в чем-то подозревают? Нет, такого не может быть. Просто не может быть… Я не подавал повода… У меня даже в мыслях не было. Но ведь это не просто так…

Звонок.

Жучок выскользнул из моих вспотевших рук.  Черт. Надеюсь за дверью этого не было слышно. Пока что прикрепляю это на прежнее место.  

Надо взять себя в руки. Кто там? Это мой конец? Я не планировал сегодня умирать. Я думал что отделался от смерти в 14:35, но похоже я зря так думал.

-Черт, календула, вы меня напугали. Не делайте больше так.

-Как «так»?  Мне больше к вам не приходить? Бросьте, это ведь первый раз, вам бы не помешало стать культурнее. Вы плохо выглядите, вы в курсе? У вас все хорошо?

-«Да, у меня все отлично. Я просто не ждал гостей, простите. А вы, собственно, по какому поводу?»-сказал я с каким-то непонятным облегчением, когда увидел перед собой знакомое лицо, не предоставляющее угрозы для меня.

-Мне скучно одной. И страшно. Знаете, сегодняшний инцидент не даёт мне покоя. Вы не против, если я немного побуду у вас? Я взяла с собой печенье.

-А разве нам разрешено с вами видеться? Я думал, что общение с коллегами ограничивается.

-«Да, так и есть. Но мы ведь с вами никому об этом не скажем?»-сказала она как-то странно, словно знала что-то и пыталась намекнуть, после чего страх прошёлся по моей спине. « Если хотите, я могу уйти»-сказала эта прекрасная женщина, бросив на меня одновременно невинный и в тот же момент полный надежд взгляд, под которым мало бы кто смог устоять. И я не стал исключением.

-Да нет, почему же, оставайтесь. У меня как раз вскипел чайник. Так, я пойду к соседу, одолжу стул, вы же не будете стоять. А вы пока что устраивайтесь, чувствуйте себя как дома.

Как дома. Интересно, как это? Как девушка, прожившая всю свою жизнь если не в роскоши, то хотя бы не испытывая нужды, может чувствовать себя «как дома» в моей квартире? Одна комната, небольшая кухня и туалет с душем-это все чем я богат. Интересно, а кроме неё ко мне кто-нибудь заходил? Вроде за эти два года точно никто, но что было раньше я уже и не помню.  

Да мне и не нужны лишние посетители. Вот он, Первый гость за долгие годы. И при каких обстоятельствах она пришла? Именно в тот момент, когда я обнаружил подслушивающую аппаратуру. Что-то здесь не так, почему-то это не даёт мне покоя, как-то все уж очень странно. Я могу отправить её домой, выпроводить из дома под любым предлогом, убить прямо сейчас, на месте, пока ничего того, что я не делал, но что с лёгкостью могли придумать, не дошло до нужных рук. Стоп. За мной не числится никаких грехов и проступков. А это значит что нужно вести себя естественно. Настолько естественно, на сколько у меня хватит сил, беря во внимание наличие огромной проблемы под столом да и скорее всего по всей квартире.

-«Вот и я, со стулом, как и планировалось. Вижу вы уже разлили чай, большое спасибо.» Черт, я чуть с ума не сошёл, я думал она все отыщет, убьёт меня, подложит улики или что-то в этом роде. Но судя по ней, по её улыбке на лице, её спокойному и блаженному положению на стуле, на этом старом и уродском стуле, потрескавшемся уже почти везде где можно, что-то внутри меня подсказывало мне что все хорошо. Все нормально. И я могу расслабиться, ну или хотя бы попытаться это сделать.

-«Да, я времени зря не теряла»-Похвасталась она с детским азартом. «Да ты садись, я все приготовлю. Кстати, давайте, ну то есть давай, избавимся от делового тона? Мне он жутко противен. Раз уж я здесь, в такое время, может быть нам стоит общаться как друзья?»

В таком замешательстве я никогда не был. Мне было легче даже после взрыва. Там я четко понимал-необходимо выбраться, по возможности помочь другим, но это, конечно же, не обязательно, добраться до центра, сдать отчёт и я могу быть свободен. Свободен ото всех и от всего до завтрашнего дня. Но здесь же, здесь нужно думать на множество шагов вперёд. Любое моё движение, даже взгляд туда, куда не нужно, может выдать меня и я навсегда попрощаюсь с работой, ну или с жизнью, что, в принципе, одно и то же.

-Делайте что хотите, я не против. Вы сказали что вам страшно, чего вы боитесь?

-Я боюсь скуки и одиночества, но это такие страхи, которые преследуют меня всю жизнь, к ним я привыкла. На сегодняшний день и в данный момент я боюсь умереть. Да, это может показаться глупо потому что от этого никуда не убежишь, но поймите меня, я ни разу не любила. А ведь любовь дополняет наш мир, делает его более красочным. Любовь это тот самый последний пазл, который надо втиснуть в уже почти готовую картинку, чтобы испытать чувство блаженства и гармонии. Мне порой кажется что у меня никогда не будет ребёнка и верной опоры под рукой. Кажется, что я так и умру, никому ненужной, старой, противной бабкой, на чьи похороны придут только из-за обязательств. Прошу вас понять, я не хочу умирать не любив кого-то.

После работы я немного изменила свой привычный маршрут, я пошла до того страшного места, где все произошло. Я была в шоке. Отсутствие мертвых людей, их бездушных сосудов не украсило картину. Кровь на асфальте, на земле, ее не успели убрать. Иногда попадались мозги. Люди специально обходили это место стороной, но не я. Я пошла и посмотрела. Мне, конечно, стало плохо, я почти потеряла сознание, благо вовремя спохватилась и ушла оттуда. После этого я не пошла домой. Я ходила и думала. Не спрашивайте о чем я думала, я не смогу вам ответить. И это не моя вредность или очередные дурацкие правила, я просто не помню. Иногда бывает так, что ты просто идёшь, думаешь о чем-то, вырисовываешь картинку у себя в голове, создаёшь идеи, а придя домой даже не сможешь сказать тему, над которой так усердно размышлял. Это был тот самый случай. Выйдя из тумана раздумья я обнаружила, что не так уж далеко ушла от туда, где проработала весь день. Сразу вспомнила что ты живёшь недалеко, вот и решила зайти. По пути мне встретился магазин, там я и купила печенье. Идея зайти к тебе показалась мне не такой уж дурацкой. Я надеюсь, мне не показалось, и ты тоже так думаешь.

-«да уж, это верно. Вечера лучше коротать вместе, в хорошей компании, но что будет, если нас обнаружат?»

-откуда в тебе столько страха? Максимум что нам сделают-выпишут штраф. Если ты так боишься, я готова оплатить твой счёт, если до этого дойдёт.

-Будем надеяться что до этого не дойдёт. Кстати, а как вы, то есть ты, пойдешь обратно домой? Ведь уже почти 21:00.  

-Точно. Видимо, надо будет остаться у тебя. Я уже не успею вернуться домой. Ну ничего, посидим, поговорим, узнаем друг друга лучше, а завтра пойдём разными путями на работу. Как тебе такой вариант?

-На сколько ты могла заметить, я человек без особого достатка и я не знаю куда тебя пристроить. Ты можешь лечь на мою кровать, но не думаю что тебе будет удобно, хотя это лучше пола, на котором буду спать я.

-Нет нет, ложись на кровать. На пол лягу я. Все таки это я причина возникших неудобств, так что тут очевидно.

-Ты все таки мой гость, а ко мне мало кто приходит, тем более с ночёвкой, так что я настаиваю на том, чтобы на кровати спала ты. И да, я совру, если скажу, что чувствую себя комфортно. Но в тот же момент, я считаю это лучше, чем проводить время одному. Так что я не против.

Две самые дикие вещи случились со мной за один день, как-то это странно. Я до сих пор не понял кто она, как мне себя вести с ней. Это обычная женщина со своими проблемами, которая нуждается в ласке и понимании, в том, чтобы с ней рядом кто-то был. Нуждается в человеке, которому она смогла бы рассказать о своих проблемах. Или же это подосланный человек государства, цель которого разоблачить меня, уличить в чем-то.

Стоп. А в чем меня уличать? Правильно, не в чем. Я самый обычный человек, я даже в детстве никак не выделялся, а уж тем более сейчас. Значит, она скорее всего подходит под первое определение, то есть просто нуждается в ласке и заботе. А разве девушки делятся на ещё как-то? То, с чем я сравнивал уже не имеет гендерного аспекта. В самую пору называть это «оно», ведь выступает от лица государства и навсегда стирает эмоции и чувства из своей жизни.  

-Эй, ты меня слышишь?,заливалась она диким хохотом. Да что это с тобой? Вообще-то, я перед тобой душу раскрываю. Мог бы и послушать для приличия.

Меня как будто Молния ударила. Я задумался о женщине, пришедшей ко мне, и совсем забыл что она все ещё сидит здесь, напротив меня и что-то мне рассказывает.

-Я…я… Простите, я не специально, я только…

-Да ладно тебе, не оправдывайся, не люблю когда так делают. А тем более тебе, такому красивому и статному мужчине за это вообще должно быть стыдно. И что за «простите»? Я думала мы уже разрушили этот формальный барьер. Ну да ладно, не важно, давайте уже пить чай, а то он совсем остынет.

За чаем мы обсудили все, что вообще можно было обсудить. Я во всех деталях начал рассказывать ей то, что произошло сегодня в кафе, однако, заметив страх и напряжение в ней, перестал и перевел эту невеселую тему. Рассказал ей о детских приключениях, о наших мальчишеских похождениях, про своих учителей и одноклассников, про весёлую, хотя не очень, школьную жизнь.

Она с настойчивостью спрашивала меня про первую возлюбленную. Сначала я попытался сменить тему, но она спросила ещё раз. Помню, тогда мне захотелось спросить у неё: «И кто ещё из нас некультурный?», но я сдержался. Не нравятся мне все эти бессмысленные споры с малознакомыми людьми (а такие для меня почти что все), тем более, если тема спора никак не затрагивает моё благополучие. Пришлось признаться ей, что мне никогда никто не нравился, что я не считаю любовь таким уж возвышенным чувством, как принято о нем говорить. В моем понятии, если так называемая «любовь» исходит от двух людей одинаково, то это просто необходимость этих людей быть рядом друг с другом и знать, что у другого человека все хорошо. А если носителем любви является один человек, а другой никак не отвечает взаимностью, то такая любовь бессмысленна и представляет собой вред как для объекта, так и для субъекта любви.

Она сидела и смотрела на меня. В её глазах я прочёл удивление, но когда спустился чуть ниже, на губах увидел улыбку, которую она никак не скрывала, а наоборот, как будто хвасталась ей.

«Ну и дурак же ты, если на самом деле относишься так к любви. Столько заумные фраз, вас что, этому в школе учили? Признайся, вас заставляли заучивать только что выданные тобой определения любви в школе, на уроках? Ну что ты машешь головой? Не учили? Тогда откуда в тебе «это»? Мне стыдно за тебя. Я ещё могу попробовать принять то, что ты ни разу не испытывал этого чувства, но как женщина никогда не допущу чтобы кто-то высказывался так о «женской святости». Видишь ли, для нас, женщин, это правда святое. Не улыбайся, я вижу что ты со мной не согласен, однако дай закончить. Святое потому что мы в этом больше всего нуждаемся и реже всего получаем.  

И вдруг она засмеялась. Этот смех был искреннем, я никогда раньше такого не встречал у женщин, да и мужчин не припомню. Я бы мог влюбиться в этот смех при других обстоятельствах, но эта аппаратура для слежения не давала мне покоя. Я то забывал о ней, уходя с головой в разговор с женщиной, которая мне сразу понравилась и которая была моим первым столь хорошим собеседником противоположенного пола, то резко вспоминал об угрозе, которая, кстати, могла быть не только под столом.

Мы поговорили ещё немного и она предложила ложиться спать, чтобы завтра ни в коем случае не выдавать себя на работе. Я согласился с этой идеей и пошёл мыть посуду, которая скопилась ещё с вчерашнего утра. Потом постелил ей на полу, при этом неизвестно откуда нашёл старое одеяло, а от подушки она отказалась.

Мы легли. Я был на своём обычном месте, повернувшись лицом к нежданному гостю и надеялся на то, что это и правда гость, что мне ничего не грозит. Буквально через 10 минут я уснул. Все таки перенесённый за день стресс давал о себе знать.

 

           ***

 

Я лечу куда-то. Испытываю чувство опустошения. Меня предали? Вроде бы нет, это больше похоже на срыв какого-то грандиозного плана. Стоп, я лечу вниз, а значит я падаю. Но я ещё высоко, дома далеко внизу. Как я забрался на такую высоту? А нет, не все дома внизу, рядом со мной, буквально в нескольких метрах, стеклянное здание. Оно знакомо мне, но я не могу вспомнить откуда. Я прыгнул сам или меня столкнули?

 

            ***

 

Я проснулся из-за какого-то странного звука, который я раньше не слышал. Похоже это исходит от календулы, но нет, я не могу поверить. Она что, и правда шпион? А ведь я ей доверился, я был готов поверить даже в любовь и признаться себе что полюбил ее. Это очень похоже на предательство, хотя немного в искаженной форме. А что это за странный сон был? Я обычно не запоминаю что мне снится, в наше время люди потеряли такую возможность. Черт, как же много всего нового происходит со мной за последнее время. Так, не важно, сейчас у меня есть забота поважнее. И к сожалению, я сам её создал, пустив календулу в свою квартиру.

Пищание прекратилось, а она даже не проснулась. Это хорошо. Стоп. А если она не спит? Значит она претворяется. Но с какой целью? Для чего все это? Много лишних вопросов, а полезных действий вообще нет. Надо избавиться от неё, но опять же, как?

Шокер в кармане! Точно, я уж думал он не пригодится, но вот как все сложилось. Просто замечательно. Похоже, удача на моей стороне. Я не разделся перед тем как ложиться и поэтому его не придётся искать.

Постараюсь вставать очень аккуратно, чтобы не разбудить ее, если она спит. Совсем беззвучно у меня не получится из-за кровати, она скрепит с самого моего заселения в этот дом и выглядит она так, как будто она старше меня. Впрочем, это вполне может быть, ведь денег на новую у меня нет, да и у прошлых хозяев не было.

Но если проснётся, если хотя бы издаст какой-нибудь звук или повернётся, я наброшусь на неё. И мне плевать на прослушку, пусть сажают за то, что я сделал, а не за то, что они там себе придумают.

Она лежит достаточно спокойно, прямо как люди, полностью уверенные в своём завтрашнем дне, но не имеющие гарантов, они просто слепо верят и все, верят в то, что завтрашний день будет похож на этот прожитый день и все потому что так легче.

Я встаю, в руке у меня уже зажат электрошокер, я так волнуюсь, что с рук начинает капать пот, а руки у меня потели только дважды. По-моему, она не проснулась, лежит также, дыхание ровное. Если бы она не спала, её бы выдало дыхание. Его невозможно контролировать, когда знаешь что через 2 минуты тебя уже не будет в живых. А если все таки можно? И она просто даёт мне поближе подойти чтобы самой напасть? Черт, эти противоречивые мысли сводят меня с ума, хотя они появились только сегодня вечером. Если к хорошему быстро привыкаешь, то плохое ещё быстрее ненавидишь. Почти подошёл к ней, но чертов пол уже 2 раза проскрипел, хотя я сделал 3 шага. Главное совершить задуманное и избавиться от тела, а потом можно уже будет отдыхать и ни о чем не думать.

Целюсь шокером в шею, там уязвимые нервные окончания, если я ещё не забыл школьный курс по биологии. Готово. Я почувствовал как заряд тока прошёл по её телу, я увидел как она вздрогнула, вместе с ней вздрогнул и я.

Тишина, лишь еле заметное потрескивание приборов для слежения, но буду надеяться что ничего слышно не было, иначе моя жизнь на этом закончится. Я её ещё не убил, она только потеряла сознание. Не знаю на сколько, на 2, на 3 часа или на 10 минут, поэтому не буду оттягивать неизбежное и убью её. Правда сначала надо придумать как и чем это сделать, где потом оставить тело. Я бы мог расчленить её и распихать по пакетам остатки календулы, но будет слишком много кровавых следов в квартире да и долго все это.

Я могу одолжить инвалидное кресло у кого-нибудь в доме. Если будут спрашивать, скажу что это для моей больной матери, подержу кресло у себя около недели и отдам, так я смогу избавиться от трупа. Отличная идея, но как превратить живое женское тело в труп? Над этим придётся хорошо подумать, ведь если везти её куда-то, на ней не должно быть видимых дефектов тела, даже синяк может привлечь внимание.

 

                 ***

 

 

Не помню сколько времени прошло, но я дважды ударил её электрошоком. Так, на всякий случай, чтобы не проснулась. И тут мне пришла идея. Почему бы мне просто её не задушить? Я возьму подушку, приложу к лицу и через пару минут все будет готово, она даже не будет сопротивляться.

Вот черт, прозвенел будильник. Мне пора на работу, Я не успею избавиться от нее. Ладно, оберну её одеялами чтобы запах особо не распространялся по квартире и пойду на работу, а вечером постараюсь подготовить все необходимое для избавления от молодого и красивого тела календулы.

У меня даже пропал аппетит и началась какая-то апатия. Пожалуй, сегодня просто попью чай, если что, перекушу в столовой.

 

 

                   ***

 

 

Она под несколькими слоями одеяла, не думаю что кто-то сможет что-то унюхать, не разлагается же труп так быстро. Стоило бы переключить свои мысли на другое, сейчас я иду на работу и обязан выглядеть как всегда, иначе они  заподозрят неладное. Это не обычная работа на заводе, где всем все равно друга на друга пока процесс идёт и детали делаются, нет, это место опаснее, обитатели «стеклянного гиганта» хищники, они стервятники, которые пристально выглядывают свою будущую жертву, обходят её стороной, чтобы нащупать слабые точки и самое страшное-они готовы ждать, ждать пока ты оступишься и сделаешь ошибку, из-за которой те, кого ты считал если не друзьями, то хотя бы товарищами, набросятся на тебя и разорвут, поделив добычу поровну, но отдав самый лакомый кусочек вожаку.

Примерно с такими мыслями я шёл на работу утром. Простите меня, если порой слишком ухожу от темы, привожу, как может показаться, нелепые сравнения, все это я делаю для того, чтобы вы почувствовали себя мной, хоть ненадолго. Все, о чем я рассказываю, важно. Может быть не для вас, но для меня точно важно.

 

 

                 ***

 

 

На работе все было как всегда, хотя я и работаю здесь меньше недели, но я уверен, что здесь всегда царит эта атмосфера пассивности. Она отражается не на работе, нет, иначе весь механизм государства давно бы рухнул, она проявляется в отношении между людьми. Вам крупно повезёт, если вы найдёте здесь человека, знакомого хотя бы с 5 людьми. Но помните, знать имя, фамилию, кличку и даже род деятельности человека это ещё не значит что вы его знаете.

Меня даже не спрашивали о календуле, хотя я этого ждал. Но обдумав это все на свежую голову я поразился своей  глупости. С чего бы им спрашивать меня? Я входил с ней в контакт только по работе, и то, лишь потому что она выполняла роль моего куратора. Но сотрудники «стеклянного гиганта» больше предпочитают термин «спец».

Также я не заметил какого-то сбоя в самой жизни «конторки». Это было похоже на урок биологии, когда одна клетка отмирает и на её место приходит новая, свежая, полная сил. А про старую все забыли, и забыли ещё при жизни. Тут мне стало немного обидно, хоть я никогда и не считал себя исключительным или хоть чем-то выделяющимся от остальных кроме внешних факторов, но я всегда верил, что мой «уход» кто-то обязательно заметит, кто-то будет помнить меня. А если забыли её, то почему будут помнить меня? На её фоне я лишь серое пятно, которое ничем не выделяется. На работе про меня и не вспомнят, это точно, а с остальными нам видеться запрещают. Кажется теперь я понимаю для чего это делается. Все сотрудники госорганов представляют собой государство, в их число вхожу и я, а государство вечно, оно не может умереть.

0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

anzban

10
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 09-11-2018

Регистрация!

Достижение получено 09.11.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: