Дело не в том, что у вас галлюцинации

0
83

«Дело не в том, что у вас галлюцинации, а в том, что вы не знаете, что именно ими является».
(фраза, вырванная из контекста)

Дождливый день, около полудня. Дождь барабанит в окно и по жестяному подоконнику. Штор на окне нет. В комнате серый потолок, старые обои, продавленный диван. Мебель — шкаф-стенка советского периода. На полках хрусталь, книги в хороших переплетах. У дивана журнальный столик, на нем большая хрустальная пепельница с окурками и полулитровая кружка с коричневым налетом. В кружке блеклый лимон и выцветший от многократного заваривания чай. На диване сидит лысеющий человек, худощавый, долговязый, в трусах и застиранной майке. Курит.

— Молчишь? Я знаю почему ты молчишь. Тебе всегда нечего сказать. Нечего, потому, что я все о тебе знаю. Я знаю все твои простенькие мысли. Все твои плоские конструкции. Ты все время говоришь мне, мне что я должен делать. Ты думаешь, что знаешь как надо и как будет лучше. Но ты непомерно глуп. И я всегда вижу, что ты можешь сказать, еще прежде, чем ты подумал.

Мы много лет вместе, с тех пор как ты пришел. Мы читали все эти книги, и ты их никогда не понимал по-настоящему. А я да, я понимал, и тебе рассказывал. Ты воруешь мои суждения, и нагло пользуешься ими, будто я не знаю, что ты живешь моим умом, моим разумом. Хотя упрекаешь меня, в том, что я о себе что-то возомнил. Если бы ты смог понять, как ты надоел мне.

Мне кажется, что сегодня придет Женя. Она давно не приходила, я даже немного волнуюсь. Может придет не одна, с друзьями. Я хочу, чтобы тебя здесь не было, когда она придет. Совсем не было. Мне плевать куда ты пойдешь. Я хочу, чтоб тебя сегодня не было, ты понимаешь меня?

Сегодня выходной, я не ошибаюсь, я уже два раза посчитал дни. Утром в магазин сходил, купил еды. Я знаю, что ты опять следил за мной. Скотина. Ты всегда за мной следишь. Ты всегда во все лезешь. Да, я не в первый раз завожу этот разговор, и ты всегда отрицаешь, и все равно следишь. Ты изводишь меня своей слежкой. Думаешь я не понимаю твоих глупых ухищрений. Считай. Я вошел в магазин – мужчина поправил шляпу – раз. Женщина у прилавка трижды прокашлялась – два. Только такой дурень как ты мог это придумать. Все нормальные люди прокашливаются в два приема. Продавщица шумно бросила монету на стол – три. Заметь, не уронила, а бросила. Я это видел. Этого тебе недостаточно? Я не говорю о камерах, которые понатыканы во всех углах. Ты так бездарно все организовал. Ты всегда говоришь, что беспокоишься обо мне. Зачем? Я лучше тебя могу позаботиться о себе. Ты хочешь, чтобы я не покупал алкоголь, но я уже обещал тебе это. Не следи за мной.

Скажи мне ты уйдешь, когда придет Женя? Я знаю, что она тебе нравится, и знаю, что не нравятся её друзья, с которыми она приходит. Но ты бываешь у меня чаще всех. У меня сейчас мало друзей. Я иногда жалею, что ты пришел ко мне. Но мне с тобой спокойнее. Ладно. Оставим пока.

Мужчина встает с дивана проходит по комнате, останавливается и смотрит в окно. Поворачивается к стене, у которой стоит старинный черно-белый телевизор с разбитым кинескопом, проводит пальцем по осколкам.

— Друзья. Затасканное словечко — друг. Давно не понимаю, что это значит. Друг — это другой, не такой, не свой — чужой. И все же, принято хорошо обходиться с друзьями, делиться, например. Другим бы я назвал врага, за то, что он не такой как я. Но для этого уже есть слово – враг. Вот этот, например, который нудить приходит. Кто вот он мне — друг или враг?
Помню на войне, спросил у одного парня — кто такой друг? Он говорит – тот, кто последний сухарь с тобой разделит. Я не понял. Уточнил. Тот, кто возьмет тоже друг? Конечно, отвечает. Я так понял: и свой сожрет и твой заберет?! Выходит, друг и враг одно и то же.

Друзья у меня были всегда, когда были деньги. Например, пока оставалось столовое серебро. Потом появился ломбард, там за углом… Видно твари пронюхали, что у меня много серебра… Мы все пропили. И друзей стало гораздо меньше. Друг это тот, кто не желает тебе зла, он движется с тобой одним путем, но поворот у каждого свой и тут уж не взыщи дружище. С такого и спроса нет – но это попутчик. Выходит, тоже другое слово.

А может это товарищи были? Откуда это слово взялось? Не от слова ли товар произошло? С другой стороны, как мощно запечатлелось «нет уз святее товарищества»! А может я не задумывался, классик ведь сказал. В Советском Союзе-то мы все товарищи были, да только не прочувствовал я силу этих уз. Нигде не почувствовал — ни в радости, ни в печали, ни в жизни, ни в смерти. А вот торговали этим словом, как хотели и, кажется, довольно выгодно. Выходило, что за мной всегда оставался какой-нибудь неоплатный долг, то перед народом, то перед Родиной, а по сути, перед этими самыми товарищами. Ладно и это оставим. Женя придет с кем-то, а там посмотрим, кто друг, кто товарищ. Может вообще одна придет.

При очередном проходе возле дивана человек спотыкается о ножку стола и опрокидывает его. Пепельница падает на ковер и туда же проливается напиток, тот, что находится в кружке. Человек садится на корточки подле мокрого пятна. Теперь видно, что это пятно очень старое и временами бывает больше. Он тщательно собирает мокрые окурки в пепельницу, а части лимонных долек в кружку.

— Это ж так скоро дыра будет. Если б я каждый раз это отмывал, давно бы протер. Женя говорит, что комната прокурена. Может это окурки мокрые пахнут. Лимон жалко, скоро совсем непригодный станет. Теперь экономить приходится. Пенсия маленькая. Чай с лимоном люблю. Этот все время следит и запрещает. Алкоголь нельзя. Чифирить вредно.

Раньше я с лимоном коньяк любил – «Белый аист». Друзей у меня тогда много было, потому что видеосалон был. Днем кино крутил. А вечером после 23:00 для друзей запретное показывал. Ха! Тогда весело было. И денег хватало и девки были. А после, для самых близких, я квартирник устраивал. Ох сколько вкуса было!

Потом Женя пришла. У неё друзья всегда плохие были. Я был вынужден их огорчать. Видно, кто-то что-то перепутал, и я после заварушки той с полгода в больничке провел. Мне сказали, что контузия старая сказалась, с войны ещё. Коньяка там не было. Зато Николай, местный житель, научил чифирить. Он с головой своей не в ладах был. Мне кажется, у него там вообще несколько человек помещалось. Рассказывал, что раньше разведчиком был, а в больничке прячется от кого-то. Такие истории рассказывал, сердце выпрыгивало. Может и врал, конечно, вид-то у него алкоголический был, как говорил профессор – габитус алкоголика. С носом таких оттенков синего ни одна разведка мира тебя не заподозрит ни в чем кроме алкоголизма. Вот как тут быть? Верить или нет? В своей голове поди разберись, а то в чужой, да еще больной. Николаше тогда за пятьдесят было, зачем такие истории сочинять? Расскажи я кому про войну сейчас тоже всякое подумают. Среди секретных техник, которыми владел Николай числились и экстрасенсорные возможности, мог он, например, на погоду в отдаленных климатических зонах влиять, поднимал со дна затонувшие корабли усилием воли. Все это требовало недюжинной концентрации богатырских энергий коими Николай должен был регулярно пополняться. Помогал ему чифир. Напиток, надо сказать, не вкусный, но забористый.

Имел и судимость Николай с младых, так сказать, ногтей. В связи с тягой к познанию, а в частности, чтоб постичь азы женской анатомии пожертвовал жирным животом своей родной тетки, пытаясь изучить её внутреннее содержимое. За неимением ланцета, злодей использовал шило, что спасло теткину физиологию, но повредило психику. Так как упекла обиженная женщина непутевого своего племянника в детскую колонию, откуда того перевели в больничку. Когда он успел разведчиком стать, я так и не сообразил.

Отважный человек был Николай и казалось нет силы, превосходящей его природные дарования. Но всякая медаль имеет другую сторону. У правды есть ложь, у друга есть враг, у силы есть слабость. А у желания во всем разобраться есть Аминазин. Перед ним меркнет все. Нечем бороться со все обезличивающей и все опустошающей сущностью.

Человек резко поднялся и быстро прошелся по комнате. Кружку с пепельницей он очень аккуратно поставил на стол, словно прислушиваясь.

Эй, где ты? Ты здесь? Мне немного не по себе, тревожно. Ты говорил, что будешь рядом в такие минуты. Ты думаешь Женя действительно придет? Или скажешь я сам должен решить это? Где ты? Я не вижу тебя. Если она придет одна это неплохо, не так плохо. Но я хочу, чтоб её не было. Пусть она никогда не приходит. Ты можешь мне помочь? Что если мне ей рассказать о тебе? Что ты об этом скажешь. Знаю она не увидит тебя, но ведь и ты не видишь её. И я уверен, что она знает о тебе все. Так же, как и я, все твои плоские и глупые мысли. В дверь звонят, мне кажется, это она.

Долговязый, лысеющий мужчина в брюках и рубашке с галстуком облаченный в белый халат задумчиво стоит в больничной палате. На кровати лежит укрытый простыней пациент.

— Странно то, Евгения Викторовна, что мы никак не можем снизить дозу Аминазина.
BenZin Июнь 2019.

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

BenZin

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 13-06-2019

Регистрация!

Достижение получено 13.06.2019
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: