Что в руках у фиолетовой девочки?

0
76

Каждый вечер, когда на город опускается тьма, я запираюсь в своей комнате и строчу. Швейная машинка впивается иглами в тряпичную плоть супергероев и фей, ножницы щекочут воздух в комнате, заставляя мои лёгкие издавать ехидный смех. Непрерывный суицид, заставляющий распарывать старые плюшевые игрушки, добывая из них нужные мне детали. Я склеивала пену Ева и призывала пекло ада промышленным феном. Все ради… Тысячи гиен в теле, что воют от радости, при завершении строчки шва…

– Виктория Баккус, косплеер – не поднимая глаз, медленно произнесла я. Эти слова дались мне с трудом. Тяжело произносить не всю фразу целиком, но крайнее слово. Вылетев с губ, оно впилось мне же в душу ядовитой иглой. Да, я призналась! «Принятие болезни — есть путь к излечению» —  так говорят они, люди что сидят в кругу со мной.

– Здравствуй, Виктория. – монотонным шумом прибоя поприветствовал меня круг.

Для них это было обыденным действом, включать в свое общение поломанных людей, столь же вредных и бесполезных для общества как советская мебель. Ее берегут на балконах и гаражах, жалеют выкинуть, при том скрывая от людей.

Я осилила страх и посмотрела на окружающих людей.  Мне нет дела до их осуждения, меня не страшили упрёки. Я боялась сама себя, совою отверженность. Парень слева подвинул стул ещё левее, приближаясь к толстому господину с бородавкой на носу. Он предпочел держаться подальше от столь больной девочки. Желание отождествить себя с персонажем любимой вселенной может оказаться заразным. За минуту до моего признания, «бородавочник» признался в тайном просмотре порнографии. Его никто не осудил. Все в кругу отщепенцев причастны к нормальному людскому сообществу (да, это странно, но не во всем схожему с таковой нормой). Одна черта обща всем биологическим тварям – им присуще размножение. И каждый из сидящих в кругу делал то же самое… Толстый мужик с бородавкой не одинок, запираясь один в комнате.

В тоже время, никто из анонимного круга понятия не имел, каково это — это быть такой, как я. Быть косплеером. Их это пугало. Они боялись не просто моего присутствия. Но моей сущности.

Я монстр. Некий «Эдвард руки-ножницы», у которой вместо пальцев швейные приспособления. Указательный и средний палец — лезвия ножниц, безымянный одет в напальчник, правевший в швы тысячи игл. Игла-мизинец замыкал бы мою культю, в воображении присутствующих психов. Но нет. Я не была монстром! Виктория — человек, исповедующей иные ценности, нежели они.

– Что привело тебя к нам, Виктория? – Заговорил бородатый тип, возглавляющий кружек анонимных укрывателей. Они прятали деяния, совершенные наедине с собой. Каждый из них, будь в комнате с посторонним человеком, не отважился бы совершить то, что делает в одиночку.

Справа от меня женщина с трясущимся подбородком. Дома она держит под кроватью кота. Оставаясь в квартире одна, проводив мужа на ночное дежурство и поговорив с дочерью по телефону, она доставала шерстяную тварь из укрытия. Расчёсывала ее разноцветные полосы, наслаждаясь вибрацией его хрипения, ошибочно понимаемые зоологами как мурчание. Даже такая повернутая, теперь опасливо на меня косилась.

– У Вас нет инфы о величине зубов Ебургских оргов? – Удивленно потрясла головой. Мои фиолетовые локоны, безжизненно колышась блеском саржи, погладили плечи.

Толстяк с бородавкой на носу сглотнул выступившую слюну. Его пугает не мое асоциальное увлечение, но собственное желание совокупиться с девушкой в костюме эльфа. Мои волосы будут развиваться над ним при поступательных фрикционных действиях.

«Убью его первым» — подумалось мне.

— Что? – Переспросил местный тамада кружка анонимов.

— У Вас нет информации о величине зубов на меня от Екатеринбургских организаторов фестивалей?

Люди в кругу синхронно потрясли головой, открещиваясь от подобной нехристи, как я.

Пожала плечами.

Тамада опустил взор на мои руки, сложенные на коленях.

— Что у тебя в руках? – Испуганным голосом прошипел он. Его дыхание дрожало, сдавливая воздух в легких. От того слова, произносимые групповым психотерапевтом, шипящим воздухом из разорванной под прессом шины, пронеслось по моим ушам.

— Ты действительно хочешь узнать, что в руках у фиолетовой девочки?

Его испуг мне понятен. Более того, активные изменения в его лице не следствие признания во мне противника, способного нанести фатальный урон. Это гримаса боли. Маленькому ребенку обманом дали противное лекарство – он рассчитывал на сладкий сахар в белой округлой оболочке. Но нет. То была горькая пилюля. В следующий раз, когда покажут это лекарство, ребенок скорчит именно ту мордочку, что изобразил тамада. Ему доводилось ощущать на себе действие моей поклажи.

Что могут они противопоставить воплощению моей сущности в убогой реальности тленного мира? Убежать не получится, мы все в этом кругу скованно порукой вылечить друг друга. Только процесс выздоровления я видела иначе, чем полагали собравшиеся в комнате. По сути, кто они такие? Что их объединяет?

Толстый мужик, что любит смотреть фильмы с заглушенным звуком в одиночестве, женщина что держит дома сотню кошек, худющий парень, что прижался к бородавочнику – все они скрывают свои истинные стремления. Они девианты морали общества. Выздороветь для них – подчиниться правилам социума о приличии и дозволенном.

Меня и тамаду привело в круг столь же веское отличие от медианы человеческого облика. Он слишком умный. Таким, как он, два пути – либо заткнуться и блеять в толпе как прочие, либо стать учителем, воспитателем и поборником норм общества, призывая остальных вернуться в стойло. Нельзя в нашей бытности отличаться умом и сообразительностью. Заклюют остальные попугаи. Оттого тамада пришел в наши кружки. Спрятаться от пристальных взглядов, притворяясь лекарем.

Я же? Нет, не умная как терапевт этой вечеринки. В круг я попала потому как тоже отличаюсь от общей массы горожан. Я косплеер. Пестрая заноза в серых буднях. Сопоставить себя с силой героев, стать красивее богини Бисямон-тэн, позволить задротам строиться в очереди ради селфи с собой красавицей. (Читатель, учти, я страшная – спасибо гриму). На протяжении всего творческого пути я только и слышу от близких: «зачем тебе?», «это не приносит дохода?», «детские игры!». Не слушала их меркантильных доводов, а лишь наслаждалась причастностью к особой новой культуре. Культуре сильных качеств, резвившихся в слабом человеке через укусик радиоактивного паука (воздействия мега-яда, испытания секретного оружия – нужное подчеркнуть).

В этих картинистых книгах часто поизносят тирады о последствиях, ответственности за приобретённую силу, есть существенный недостаток. Они не показывают тонкий тернистый путь персонажа к получению суперсилы. Им достается все даром, или читатель так трактует пару страниц налепестных картинок. В отличии от рисованных оригиналов, я знаю цену их способностей. Познание истинной силы приходит с годами репетиций дефиле, после сотни бессонных ночей в раскройке той самой юбочки Шираками.

Тамада не поймет ценность предметов в моих руках, пока не пройдет путь фиолетовой Виктории.

Светом призмы луны он зародился в глазах маленькой девочки с матросской на тонких плечах.

Когда тебе пятнадцать, и ты смотришь мультики — это нормально. Поправка – нормально для девочки. Моему брату отец дал подзатыльник, когда он только подсел на диван ко мне, смотреть «японскую срань».

Он младше меня и, естественно, понимал в мире не больше отца. А тот кроме проходной в университете, да гаража — ничего в жизни не видел. Японские мультики его пугали. Они не такие, как смотрел в советском детстве: про дружбу и любовь к Ленину. В новых реалиях молодежи показывали культ сильной личности, добившейся суперсилы рандомным образом через лотерею. Старое поколение пережило Сталина – они не верят в лотереи.

В наш город пришла японская субкультура не так давно. С открытием границы потекли китайские товары. На них были нанесены следы азиатской культуры. Мы годами смотрели нарисованные на рюкзаках и кедах картинки мультяшных героев. Не знали, кто они. Голод иного мировоззрения с необычными персонажами создавался длительное время. И когда появилось кабельное телевидение – мы стали жрать все без разбору.

Мать спросила меня, зачем я ряжусь в кимоно, странно раздваиваю пальцы у глаз на фотографиях. «Что значит: «Ня»?

— Это не наша культура! Это не наши традиции! – Хлопал по моей попе отцовский ремень. Так я воочию впитывала русскую духовную скрепу. Она приняла форму металлической бляхи на бьющем ремне. Русская культура – это искусство страдать. Самобичевание для здоровья – русская баня. Самобичевание для дисциплины – розги и ремень. Самобичевание для духа – читать муторного Достоевского и Солженицына. Страдай и не выделяйся – отличные слоган для туристических открыток.

Мое молчание снизило градус напряжённого ожидания собратьев по кругу анонимных деятелей. Еще мгновение назад прыщавый подросток, отодвинувший от меня стул, ожидал подвоха с применением насилия. Его потаенные желания я исполнять не стала.

— С тобой все в порядке? – Тамада щелкнул пальцами перед носом камнем застывшей фиолетовой девочки.

«Сидела бы я тут, если со мной было все в порядке!» — возмутилась я, но вместо огненной волны из глаз, пустила нежную улыбку.

— Просто задумалась… — Наигранно вздохнула, позволяя собравшимся так же расслабить дыхание.

Бородавочник не сводил глаз с моих рук.

— О чем? Хочешь поговорить об этом? – Своим привычным голосом подхватил ведущий вечера психологической помощи.

— А для чего же я еще проделала этот путь? – Закатила глаза и каркнула.

Женщина-кошатница от неожиданного птичьего возгласа взвизгнула.

— Меня считают угрозой для общества, оттого что я люблю переодеваться в персонажей выдуманных вселенных. Разве это плохо?

Тамада пожал плечами.

— Может им не нравятся выбор твоих персонажей? – Предположил он.

— А что мне делать? Одеть кокошник и гадать на бубновую даму? Это наши русские традиции, которые не будут пугать окружающих?

На самом деле, подобный косплей мне так же мил. Только кокошник мой выполнен не как у хороводных ансамблей. Я сделала его нуарным, пугающим с мертвецкими самоцветами мрачных звёзд, что сияли в его острых краях. На фестивале я была внучкой кощея Еленой Премудрой. Образ из сборника современного русского фольклора Романа Папсуева. Мать не была довольна. Почему?

«Ты опять выпендриваешься!» — слышала от нее.

— Я просто не хочу быть копией! – И в мыслях и наяву ответила своему кругу на стульчиках.

Присутствующие на групповом сеансе терапии, ахнули.

«Это юношеский максимализм. Найдешь парня, влюбишься женишься!» — настаивала мать.

Поддакивала ей, выбегала к канцелярскому магазину. Там есть скотч и цветная бумага. Парней, к сожалению, не выдают. Гуашь! Нужно не забыть гуашь, чтобы придать коже тот самый синий оттенок!

«Господи!» — причитала мать. «Что опять то?»

— Нашествие демонов! Не отвлекай, завтра уже фестиваль, а мы с Лилей не доклеили крылья Элидана…

— Да-да, уебану не доклеили… – Пережевывая огурец с грядки, мать пыталась осмыслить мою речь.

Мне девятнадцать лет и на что я трачу свою стипендию?

«Лиль, посмотри какие линзы! Это подойдёт для моего образа валькирии».

Она в ответ предлагала просто сшить образное платье из габардина и успокоится.

— Не канон! – поднимая вверх палец кричала фиолетовая девочка.

В чем связь канона и штампа персонажей? В творчестве мастера. Вы можете сделать два костюма по одному и тому же персонажу? Они из одного комикса, нарисованы одним автором. Мы, косплееры, делаем костюмы. Каждый по-своему. И это будут разные образы!

В чем суть? Это чудо творчества. Это то что придает нам сил.

В музыке семь нот. Но разве перебирая их, мы получаем одни и те же «люли-люли»? Даже с тремя аккордами мы умудряемся вытворить свет звезды по имени Солнце. Уникальность не в материале творения, а в его процессе. В чем соль?

В руках фиолетовой девочки.

Каждый настоящий персонаж, зацепивший косплеера своим существованием, воплощается им к жизни в неповторимом образе. Многогранность героя придает новые формы образу, подчёркивая те качества что полюбились.

Помню мы делали косплей-бенд на красную шапочку.

Одна девочка пришла в широкой шляпе алого цвета, вторая выставила свой бюст в едва смыкаемую шнурками белую блузку. Даже не помню, что она нацепила при этом на голову. Кажется, скованный бюст оттенялся красной заколкой в виде шляпки.

Я и вовсе надела зеленый плащ с красным платком.

Мы персонажи разных вселенных? Нет, мы каноничные отображение всеми полюбившейся истории. Только каждый показал красную шапочку со своей особенностью.

Вы заметили, что все иконы на одно лицо? Вытянутые худы лица с желтыми веками, выделенным надбровными дугами, тонкой длинной бородой. Моя мать может отличить один образ из сотен подобных. «Это Святитель Тримифунтский», «Это епископ Московский», а «Это, доча, у тебя в комнате, Паисий Святогорец».

Нет мама, это старая пожелтевшая фотка Паука из «Коррозии металла». Разные личности по-своему прославленных святых, в потребительском проявлении изображены одинаково. Главное, суметь прочитать на старославянском их имя.

Они живые герои огромной субкультуры. Нет, все же транс культуры… На торжественных парадах, актеры рядятся в костюм святого с крыльями из папье-маше. Становятся ли они при этом святыми? Нет. Способны ли они при этом летать? На небо их забирают лишь крылья самолета.

Так и я, надевая чёрно-белый обтягивающий костюм Гвен-паук не ожидаю льющихся струй паутины из запястий. Я примеряю на себя личину любимого героя и понимаю, что выгляжу именно так, отважно поступаю как нужно, воплощаю сказку в жизнь, так завещали вожди.

Я отвлеклась.

Вы сказали, я псих? Трачу последние крохи стипендии на материал для косплея, ищу дешёвый автобус дабы добраться в крупный город на фестиваль. Нет, я просто увлеченный человек.

Мой брат, отученный одним единственным тумаком от просмотра аниме — теперь рыбак. Каждую субботу он с отцом отправляется на озера Патрушков возле Арамиля. Выдвигаются с ранья, по которому плачут петухи. Они тратят на рыбацкое снаряжение стоимость билета до Флориды, где можно поймать царскую марлин. И что получают взамен? Они притаскивает домой два окунька и гордятся собой. Радуются тому, как красиво просадили в лесу пару часов жизни. Просмотр за поплавком прошел в рассуждениях про желания сделать эту самую жизни чуточку лучше.

У нас всех есть увлечения. А еще… Присуще то, что нас действительно тяготит, заставляет скрываться от общества.

Его осуждение.

Я покрасила волосы в фиолетовый цвет и не могла устроится на работу.

— Ты ебонашка! – сказал менеджер, в самом начале собеседования.

Наш круг с тамадой, толстяком и женщиной кошатницей пугает именно таковой вердикт: «Ебонашка» — разновидность невменяемой особы, действия которой не поддаются формальным правилам и следственным предположениям.

Я сижу в кругу людей, которые стремятся быть одинаковыми, такими как все. Копиями тех самых икон с тонкими лицами.

Они не выделяют особых качествах, из каноничных характеристик героев. Они не различают мотивов поступков своих кумиров. Они одевают синие джинсы, поскольку это удобно, но что важнее — такие носит сосед. Они накидывают на плечи гусеничный пуховик с кольцами, поскольку пол города скупило подобные на распродаже. И у всех есть инстаграм, где выкладываются одинаковые фоточки с цитатами об уникальности их однообразной жизни.

В моих руках исцеление

Всю прошлую ночь я создавала эти вещи.

— Я принесла вам искупление! – Фиолетовая девочка встала со своего тихого места меж тощим задротом и тамадой.

Юбочка в клеточку колыхалась на ее бедрах складками, словно флажки для начала гонок. Гонщик с бородавкой на носу не сводил глаз с ее бедер всю беседу. Он сожалел что не имеет рентгеновского зрения, дабы вскрыть покрова одежд Виктории Баккус. Едва покрывая до середины сочные бедра косплеерши, юбочка упрямо не хотела открывать сокровенный цвет трусиков для присутствующих анонимных деятелей.

Пока мужская половина зачарована танцем юбочки вдоль ее тела, Виктория широким шагом подошла к женщине-кошатнице.

– Всю свою жизнь вы заботились об окружающих.  – Продекламировала фиолетовая девочка, наклоняясь к испуганной женщине. – Заботились о муже, что уставшим приходил с работы и спал перед телевизором. Отдавали последние средства семьи на обучение сына, осыпали его игрушками и подарками, о которых тот желал. На первом сеансе Вы рассказали, что вместо красивого вечернего платья, в котором планировали пойти на свадьбу подруги, внесли первый платеж на игровой компьютер в рассрочку для сына. Не понимаю, что такая сильная женщина делает в кругу нас, отщепенцев общества? Вы знамя их морали. Но нет… Дети выросли, муж спился. А Вам необходимо по привычке кому-то дарить свою заботу. Оттого и десяток котов по квартире. Из образца для подражания Вы скатились в девиантый пример.

Девочка потянулась в карман кофты и вынула пригоршню косметических средств. Она продолжала оставаться в полусогнутой позе, почти соприкасаясь лицом к лицу с сидевшей перед ней женщиной. Юбочка в квадратик предательски задиралась вверх, заставляя краснеть наблюдавших эту картину остальных участников кружка. Тамада понял, действия Виктории добром для него не кончатся, но убежать не получится. Он так же прикован взглядом к ее заднице, как и безвольно сдавшиеся желаниями подопечные.

В руках у девочки появились тушь и губная помада.

— Хватит тратить любовь на неблагодарных пушистых скотах. Теперь, Вы должны полюбить себя, заботится об облике красоты, воплощающей внутреннее душевное богатство. – С этими словами девочка принялась наносить легкий макияж по щекам, с текущими слезами участницы кружка.

Слезы не беда ее работе. Мастерство экспресс макияжа оттачивалось Викторией на десятках фестивалей, где на придание нужного образа косплеерам катастрофически не хватает времени. Она помогала своим подругам наносить маски грима на подмостках сцены, когда ведущий уже зачитывал регалии воплощенных персонажей гик-культуры.

— Не будьте ханжой, стараясь угодить окружающим, позабыв про собственные нужды. Даря свою заботу людям, не забывайте поддерживать в порядке свой радушный источник. Он тоже должен пополняться любовью, в том числе и к себе. Раздав все эмоции без остатка, после не сможете посеять в душе новые чувства, способные дать плоды для окружающих.

Образ воскресшей осенней девы завершился на лице сидящей женщины улыбкой благодарности. Впервые кто-то сделал что-то для нее.

Девочка резко выпрямилась, обернулась к сидящему за спиной бородавочнику.

— Что, понравилось пялится на мой зад? – В лоб кинула она.

Толстяк дернулся, вставая с места и намереваясь убежать, но был грубо остановлен.

Бесцеремонно Виктория впила каблук меж ног мужчины, плотно удерживая ногой в сидячем положении. Следует заметить, каблук зацепил лишь край брюк, не задевая причинные места.

Холодный пот прошелся по лицу бородавочника. Впервые за годы его одинокой практики любования за девочками, он был разоблачен. Причем, нагло и прилюдно.

– Хочешь меня? – Заигранно произнесла Виктория.

Опираясь на вжимавшую живот мужчины ногу, она подняла руки к своим нежным фиолетовыми волосам. Белая блузка, из-под расстегнутой кофточки завораживающе обтянула форму маленького бюстгальтера. За этими дольками полукруглых щитков скрывается нечто нежное и таинственное.

Виктория сняла с волос резинку, украшенную лолли-черепком. Опустила руки к побледневшему мужчине и впилась в его сальные густые волосы.

Искусство макияжа лишь толика громадного труда косплеера по воплощению персонажа на сцене. Множество часов она провела в тесной комнате, расчесывая длиннющие метровые искусственные волосы. Ошибкой будет полагать, что китайская промышленность сразу выпускает парики нужных укладок и длины. С али-экспресс косплееры заказывают волосы необходимого оттенка, а далее творят сами. Расчесывают, подстригают, укладывают. Горы труда ради пары фотографий в соцсеточке.  Пожалуй, у этих ребят, действительно что-то не так с головой.

Мгновение и шевелюра бородавочника приняла галантный вид ухоженных, заплетенных в косичку волос. Этот шатен теперь казался не таким уродливым толстяком, как помнил его тамада. Вполне упитанный мужчина с собственным шармом нервно тряс подбородком, разглядывая свой образ в подставленном зеркальце.

– Нет, не меня ты хочешь.  – Пояснила Виктория. – Каждый раз, любуясь немым кино ты представляешь себя на месте актеров. Ты хочешь себя. В тех позах и обстоятельствах, что выбираешь по категориям сайта. Хватит мечтать, найди себе достойное занятие!

Девочка толкнула упертой ногой стул мужчины. Он опрокинулся на спину и покатился клубком растрепанного либидо к выходу.

В момент, когда Виктория повернулся к худющему парнишке, тот уже оббегал тамаду в поисках выхода.

Молниеносным движением девочка отстегнула пояс юбки и словно кнутом взмахнула им по воздуху. Смачный шлепок по щеке откинул юнца обратно в круг.

Не с тем персонажем решил шутить прыщавый задрот. Косплееры могут не только исполнить любое космическое оружие из папье-маше да пены Ева. Они способны виртуозно обращаться с любой модификацией стрелкового и холодного оружия.  Их руки — воплощение мастерства супергероев, заточены под нанесения критического поражения противнику.

Виктория села на распластавшегося по полу юношу.

— Ты бежишь от ответственности и боишься всего нового. Такие люди как я пугают тебя своей решительностью внести в мир разнообразие и краски. Но в круг девиантов ты попал из-за того, что скрываешь свою особенность.

— Нет! Нет! – Закричал юноша, пытаясь вырваться.

— Ты возомнил себя скрытым геем. Прячешь дома свою истинную натуру? Не тут-то было! – Последние слова Виктория произносила, наклоняясь к губам юнца.

Она впилась в его рот страстным поцелуем, завязывая черепа узлами языковых сплетений. Каждое сладкое причмокивание все более и более успокаивало трепыхания пытавшегося освободиться из объятий юноши.

— О, ты исцелен! – Захохотала Виктория, наконец оторвавшись от лица своей жертвы. Меж ее оголенных бедер чувствовалась проснувшаяся теплота.

Она привстала с парня и игриво хлопнула по торчащему под брюками члену.

— Ты просто не встретил нормальной девки, малолетний задрот. – Виктория выпрямилась в полный рост над лежащим излеченным, широко расставив над ним ноги.

Важное свойство успешных косплееров – быть самой красивой няшей среди царящего вокруг балагана уродов. Поднятые вверх члены подписчиков и зрителей – сродни табличкам жюри с высшей оценкой.

— Баккус! Прекрати! – Все же подал голос тамада разыгравшейся не по плану вечеринки круговых посиделок.

Девушка широко улыбнулась, глядя на группового терапевта.

— Я лишила Вас работы на ближайшие пару дней, доктор. – Хохоча, она подошла к растерянному мужчине, остававшемуся сидеть на своем месте. – Не волнуйтесь, вскоре придут новые. Наш мир порождает девиантов быстрее чем рождаются глупости в моей голове.

— И так каждый раз… — Вздохнул тамада, покачивая головой.

— Только не сегодня! – Перебила его фиолетовая девочка. – Каждый раз Вы отпускаете в мир очередную партию «исцелённых» душ, оставаясь сидеть на своем месте. А кто же исцелит Вас?

Мужчина удивленно посмотрел на нее.

В руках у девочки вновь появился тот странный предмет, что так напугал его в начале разговора.

— Видите ли доктор в чем проблема… Исцеляя нас, Вы все более погружаетесь в хаос собственного страдания. Но сегодня пациенты излечены, а Вы не оказались самым умным. В этот раз, Вы такой же как все — испуганный псих. А значит, Вы стали нормой общества. Тоже излечились.

Она помяла в руках силиконовые эльфийские ушки и ловко надела их на тамаду.

— Вам идет. – Подмигнула девочка и развернулась к выходу из зала заседаний клуба анонимных деятелей.

Женщина-осень помогла парню подняться с пола и попрощалась с тамадой. Для них терапия завершена безоговорочным перерождением в лучшую долю человечества. Теперь они люди, живущие в мире не только с окружающими, но и со своими внутренними недостатками.

Вскоре темное помещение покинул и тамада. Он так и не снял удобно приспособленные ушки, направившись в ближайший бар выпить пива. Сегодня он должен оставаться сумасшедшим.

От всего круга остался сидеть я один. Шестой член группы психологической помощи.

К сожалению, косплеер Виктория Баккус не смогла вылечить мое навязчивое состояние. Видите ли, я писатель, а это особая форма общественной шизофрении. Долгими вечерами я запираюсь в своей комнате и строчу рассказы и новеллы о далеких мирах и увлекательных приключениях. Эти вселенные полнятся множеством персонажей и картин. Но никто никогда не читал о них. Я не показываю свое творчество остальным…

— Эй, зануда! – В дверном проеме появилось упоенное счастьем лицо фиолетовой девочки. – Хорош трендеть и иди создавай свой блог! Открой его для прочтения.

— Что? – Растерялся я, полагая свои последние слова произнесенными исключительно в голове. Девочка не могла услышать их…

— Допускай читателей к прочтению своих творений!

— Что?

— Допускай!

Дверь со скрипом закрылась, и я встал со своего стула.

0

Автор публикации

не в сети 5 дней

Tonazia

0
Искусство в народ!
flagРоссия. Город: Екатеринбург
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 12-08-2019

Регистрация!

Достижение получено 12.08.2019
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: