Блокнот

0
67

С каким-то презрением он относился ко всему живому. Люди казались ему порочными, поэтому он никогда не смел даже касаться их. Всегда обходил стороной животных, если приходилось, пинал их, а потом, дома, долго отмывал свои туфли. Ненавидел грязь и беспорядок, всё в его квартире блестело и сверкало чистотой. Даже маленькое пятнышко могло вывести его из себя. Откуда у него это? О, он жил в мечтах, его мир составляли книги. Он читал обо всем только в них, почти не знал внешнего мира, помнил только отрывки из детства. Символом его была мать. Он помнил её чистое, фарфоровое лицо, идеальные для него черты лица и чёрные длинные волосы. На её губах светилась улыбка, а карие глаза смотрели прямо в душу. Он помнил это, даже пытался воссоздать по его воспоминаниям её образ, но никакой художник не мог сделать этого. Тогда он ещё больше стал презирать людей. Он считал мать идеалом.

Иногда, в хорошее настроение, он идет по улице и пытается найти похожее лицо. В такие моменты он, можно сказать, любит людей, в какой-то степени восхищается ими. Но когда он замечал что-то похожее, то всеми силами пытался заполнить это лицо. Мог, не замечая ничего, сесть на грязную скамью, открыть блокнот и зарисовать черты, которые успел запомнить. А приходя домой, ругал себя за неаккуратность, мог разбросать все вещи в доме. А через мгновение начинал судорожно прибирать, всё больше приходя в восторг от своей находки. У него не было никого, ни друзей, ни родных. Да он и не нуждался в них, ему было хорошо там, в его мечтах и книгах. Читая, он восторгался, говорил со своим отражением и снова, открыв блокнот, зарисовывал представленное в голове изображение, подписав снизу имя героя какой-либо книги.

С товарищами по работе у него были сложные отношения, многие его не понимали, некоторые терпели, кто-то раздражался, делали специально так, чтобы он скорее ушёл. Он не всегда даже замечал этого, скорее уходил от того, что они ему наскучили или были слишком назойливы и всё-таки презренны. Он считал себя другим, более высоким, чем все остальные. Иногда он что-то бормотал себе под нос, дрожащими руками доставал блокнот и облупившийся маленький карандаш, стараясь записать свои мысли, но иногда не мог даже разобрать даже буквы, так сильно тряслись его руки. Работал он в интересной сфере, создавая эскизы декораций, некоторых персонажей. Начальник считал его талантом, прощая его внезапные уходы с работы, хотя у него и был свободный график. Мне удалось видеть его преображение, не так надолго, но неделя его преображения заняла меня на много лет. И сейчас я решил поделиться с вами его записями от 11 мая …. года.

За каждым его словом я старался найти его самого. Наверное, счастья моего не было предела, когда мне удалось увидеть и рассмотреть вблизи его, его квартиру, рабочее место. Но проснулось во мне сочувствие и сожаление к этому человеку, когда он отдал мне свой блокнот, исписанный и изрисованный от корки до корки. Я принял его как величайший дар, который мог получить. После всего, что мне довелось увидеть в этом человеке и всё то, что он мог записать даже после всего я не совсем могу его понять. Но могу знать одно — он был самым чувственным и глубоким, проникновенным к миру, даже презирая его. Он — величайший человек этого мира.

11.05
Я иду вперёд. Не уверен, что нуждаюсь в этом. Снова ищу её. Книги поглощают. О, как прекрасен в сотый раз Толстой. Его я уже находил среди этого хлама, бродящего по улице. Он был без бороды, только с щетиной, но глаза смотрели прямо в душу, хотя, кажется, не видели ничего. Думаю, не один раз этому человеку говорили, что он словно Великий писатель, явно, он гордился этим имуществом, но, кажется, был глуп. Как много я видел интересных людей, а знали ли они кем являлись? Вот это вопрос. Не для каждого, конечно, этот мир, но сколько известных личностей проходят мимо, сколько лиц священных. Как легко можно воссоздать утерянное… Знать бы нужные инструменты. Слепить из пережитков прошлого новое будущее.

Без старого нельзя создать новое, не для этого мир перешёл от обезьяны к современным людям, чтобы снова стать обезьяной. Значение всех лиц, таящих в себе что-то исконно прошлое, совершенно  забытое, и есть новое, есть чистое и совестливое. Займете жизни многих обезьян, создайте из животных путные образцы идеологии, мешайте все традиции и народы, но найдите то, к чему душа прикипает на многие столетия. И снова, снова случаются эти грязные, мерзкие люди! Смотрят в пустоту, хоть бы кто-то заметил, что есть что-то важное, кроме всех этих ярких и безумных вывесок. Ох, иногда и я причастен к этому буйству, хотя это абсолютная мгла, в этих красках нет жизни. Да кому они нужны? Пусть бегут себе дальше. Посмотрите на это! Что я вижу. Какая женщина. Это она. Мама. Мама. Я нашёл тебя.

Вы всё поняли правильно. Он нашёл её. Я говорю об этом, ведь он просто не смог написать. Он шёл за этой дамой до её подъезда, пару раз он решался
с уверенностью подойти к ней, попросить её об услуге, ему нужен был её образ, её личность.

Но страх потерять всё хорошее, все воспоминания не давали сделать это. Она не заметила его, что было хорошо. Заметь она его, точно  сочла бы за безумца. Вы бы видели его тогда. Он был бледный с красными большими пятнами на лице, его руки тряслись, он заикался и не мог вообразить, что это действительно случилось. Он решил обязательно вернуться сюда, и уж точно сделать всё правильно и аккуратно, чтобы не спугнуть эту женщину. Дома он, не снимая ботинки, прошёл по ковру к кровати и рухнул в неё, оставляя мир.

Когда я впервые попал в его дом, то был удивлён его чистотой, а как много у него было книг, они буквально были везде: на столе, под столом, у телевизора, на тумбе, у кровати, во всех шкафах и в каждом углу. Было видно, что все книги старые, всё классика. Он вел себя как подобает классику, говорил на тот почти забытый литературный манер. А если вы не один раз читали «Войну и мир» Льва Толстого, то заметите в его словах цитаты из этой книги, иногда непонятные французские слова. Всё это делало его героем всех книг, которые у него были, словно бы он только прибыл из тех времён. Он мог часами говорить с самим собой, спорить о взглядах, разных мнениях, и всё из книг, все темы, затронутые в книгах, он рассуждал, старался понять и прийти к единому мнению с самим собой. Я часто
записывал за ним, не всегда успевал, но глубокие мысли поражали своей масштабностью. Он словно был сразу в нескольких книгах, в нем жило несколько человек. Не понимаю, как он ещё не сошёл с ума.

12.05
Мне снился сон. Я нашёл её. Знаю, где найти. Кажется все таким туманным. Странный, страшный сон. Я в ботинках в постели. Поверить не могу, как попал в это безумство. Все было грязно и так тошно от этого. Снова парк. Летят моменты из сна, не понимаю. Ноги сами ведут куда-то. Как же ужасно вокруг, не хочется видеть этих поганых тварей. Зачем ОН создал их? Склизские бродяжки, они потеряны в этом мире. Я у того подъезда, что был во сне. Не верю, что ноги привели меня. Руки тянутся, хотят зарисовать, но я уже обещал себе. Я сдержу слово. Я не понимаю к чему всё это? Зачем этот дом? Зачем эта суета? Купить риса и гречку. И я всё
ещё жду что-то у грязного подъезда…
Я снова видел её. Я говорил с ней, снова как в тумане. У неё прекрасный голос. Она верит мне. Она готова видеть меня снова. Не представляю, что это за прекрасное существо. Я готов идти за ней, лишь бы она была. Но я так голоден в последнее время. Рис слишком сухой, как и гречка, а ничего больше не идет. Поймите, жизнь сейчас живёт своими ручьями и реками, но к моему озеру пришёл ветерок, создающий волны,  бушующие у берегов.
Пойми меня. Я не предатель тебе. Я готов к тому,
что ты понимаешь меня. Кто? Кто я? А кто ты?
Я живу. Стараюсь жить. А вы? А ты? А я? Гречка. Нужно поесть. Лезет только вода. Её манеры прекрасны. Я жду её снова у этого подъезда. Какие красивые здесь цветы… Она читала мне.  Её голос в ушах. Как я жил без всего. Но я голоден. Жить. Хочется.

13.05
Снова, снова я готов бежать, чтобы увидеть её. Но сначала работа. И художник. Нужен художник. На работе всё кажется таким диким, захватывает меня. Всё будто перевернулось. Странно. Страшно. Вот этот человек мне подойдёт. Пара слов и он согласен. Странный малый. Говорит с интересным акцентом, тянущим в каждом слове букву «о», даже в том, где её и быть не должно. А говорит быстро. Но мало. Пожал мне руку. Нужно салфетки. Он готов помочь. Я бегу. Бегу к ней. Жду. А цветы всё лучше. Такие красивые. Астры. Я приготовил ей подарок. Маленький. Коробочка конфет. Сладости совсем горьки для меня. Но для неё они должны быть хороши. Жизнь давала мне много ударов судьбы. Столько споров о любви. Да. Вот это слово. Любовь. Как странно, можно переставить буквы и убрать лишнее, тогда можно собрать более точную картину. «Боль». Она… Как хороша. Как прекрасна.
Она живёт. И я живу. Но голод. Мешает думать. А думать и не хочется, лишь её образ. Кошка. Детёныш кошки. Она взяла его с собой. А тот странный парень ждал меня почти у дома. Не понимаю. Зачем этот детёныш? Мы прошли в мой дом. Пахнет странно. Книги. Их много. Раньше я и не думал, что их много. Мне казалось, что их пару штук, ведь читал все по многу раз. Что же. Дело. У нас было дело. Что же я.

Вы знаете, в тот день я долго разглядывал её, ту женщину, и не понимал, как можно смотреть на всё, что происходит, без какой-либо нужды вдаваться в подробности. Я стараюсь понять. Но в голову каждый раз врезается мысль, что этот человек не знал, кто был он и кто была его мать. Всё, что он искал и делал, всё было вымыслом. Смотря на неё, повторяя контуры лица, цвет глаз, которые пришлось поправить, я понимал всю схожесть её с Наташей Ростовой, с Соней из Достоевского, с Татьяной из Онегина и ещё много других женщин было в ней, все они почему-то представлялись мне в её образе. И в один миг осознал, что он тоже может быть выдумкой. Моей выдумкой. Которую я придумал, чтобы скрасить своё одиночество в палате. Нет. Этого определённо не может быть, ведь есть и его квартира, и работа, и эта женщина в конце концов. А может это я? Кто знает. Может и я. Но кого это волнует.

14.05
Божественно. Этот человек талант, я целовал его измазанную щеку, но никак не мог поверить в случившееся. А она так отчаянно просила меня сесть к ней, чтобы я был рядом. Я отказал. Так грубо. Наверное, она больше не посмотрит на меня. Я пойду к её подъезду. Соберу все астры на клумбе и вручу ей. Да. Она была рада снова видеть меня. Но видела она
и оборванные клумбы. Злость окутала её. Я ушёл. Зажал глаза и шёл, пока меня не остановил водитель автомобиля, который чуть не убил меня. Гречка. Нужна еда. Я мёртв почти. Чувствую это. А жизнь преподнесла мне такой подарок. Картина. Получилась. Так, как я желал. А этот человек теперь всегда со мной. Иногда я говорю, а он пишет. Что же он пишет, я не понимаю. Странный малый. Жить. Хочется. Поймите меня. Я ранен. Болен. Но смысл есть. Я готов смотреть на неё вечно. Ритмы в голове. Барабаны. Победный марш. Тихо. Детёныш кошки. От него по дому много шерсти.

Как такой комок может так сорить. Ужасное животное. Иду. Не хочется смотреть вперёд. А что же там?

Нужны ли они мне теперь?

Риск. Я готов.

Ягодное поле. Словно везде искристый лимонад. Они похожи на фонари во тьме. А этот мальчишка всегда со мной. Я говорю с ним. Стараюсь поднять его выше. Упертый. Ухожу от него. Но он не отстает. Привык. Что за странная привычка? Человек? Смешно. Нельзя привыкнуть к такому существу, ведь вдруг его быстро не станет. А привычку сразу бросать нельзя, будет больно. Б. О. Л. Ь. Снова это слово. Любовь заражает. И тихо убивает. Этот малый принёс мне рис однажды, сухой, но попробовал есть. Плохо. Вода лучше.

Он видел людей другими, не такими как раньше. Он всегда звал их уродами, изъянами мира. А сейчас он в каждом находит великое. Все его находки он рисовал, писал их лица. Он талант в это. А в последние два дня он был увлечен библией. Религия поглотила его.

15.05
Иисус. Бог. Святой Дух. Три лица в одном. Я понимаю. Понимаю его. Я живу так. А его изображения так просты. Он не импульсивен, он чист, светел. Он пришёл в мир, чтобы помочь нам, грешникам, а как мы отплатили ему? Распяли на кресте, дали умереть. Какой ценой он был возвращен? Какие муки испытал? Его глаза. Они отличаются от её глаз, от глаз матери. У неё добрый чистый взгляд. А он смотрит так, читая тебя ,как книгу, от него невозможно уйти. Я понял в чем прелесть всего. Вода. Она поможет. Решайте снова этот вопрос. А как сказал бы человек принявший масонство? Да кому оно нужно. Очищение пройдёт через меня. Я готов. Решать тебе. Снова этот малый рядом. Но он поможет.

16.05
Я жду. Когда придёт оно. Безумность моей праведной веры должна решить мой спор, загнать меня в угол, чтобы я отбивался. Мир в кругу порока. Кто его исправит. Тот человек, который сможет понять всю схожесть нас с НИМ.

….
….
Что-то не то. Я не дома. Я нигде. Я в белом. Слабость. Чувствую, как карандаш уходит. Рождение. Вижу его. Я вижу тот мир, который ждёт меня. Решительно снять узы с этим всем. А как же привычка? Он здесь. Он видит мой слабеющую руку. Говорит. Не слышу. Земные звуки мне не доступны. Но вижу её. Он доставил её. Чтобы я понял смысл всего. Я жив. И рядом он. Привычка. И моя любовь. А боль всё тише. Он должен взять это. Пройти путь и закончить его так.

Мне никогда не удавалось найти в себе силы, чтобы проведать его могилу. Я считаю себя недостойным, ведь я украл его, но он хотел этого. Стоит ли говорить, что я приходил к ограде кладбища много раз, не решаясь зайти. Кажется, что он будет бранить меня, считая бездарем. Делая его заново, я вспоминал его прошлое, оно казалось таким сном. Я не понимал, как он мог жить в там сумбурном мире. Его мысли витали в разных уголках мира, космоса, в глубине каждого человека, иногда животного. Его страсть не утихала, а совесть играла за втрое «я». Жизнь отдавала ему сполна всё, что у него было, но удачи у него не случалось. Я храню его тайны, но не могу ему раскрыть даже малейшей сути их.

Я был первым человеком, которого он подпустил к себе, и я же был последним. Я рад, что смог поделиться с кем-то этой историей, которая совершенно перевернула меня, и надеюсь, затронет и вас.

Моим священным алтарем стал этот блокнот. Я отпечатал его во многих вариантах. Пытался переводить странные французские слова, которых, кажется, и не существовало. Небесный мир. Земной мир. Смешаны. И я смотрю на них и вижу лица, говорящие мне о всех живых и умерших, которые оставляли след, которые шли далеко и которые не пришли никуда, только они не будут забыты. Ведь без старого не создать новое.

 

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Genevieve

Блокнот 0
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 28-02-2020
Блокнот
Блокнот

Регистрация!

Достижение получено 28.02.2020
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий