Альбом

0
98
Альбом
АльбомАльбом

 

За окнами хлестал дождь, брызги летели в стекла, отскакивали, быстро стекая вниз. Серое небо напоминало стены склепа на заброшенном кладбище. Казалось, дождь шёл и в помещении больницы, не оставляя после себя луж с брызгами, только лишь холод и страх.

В длинном узком коридоре сидел мужчина, на нём было светлое пальто, белая рубашка с галстуком и тёмные брюки. На соседнем стуле, справа от мужчины, чьё имя было Джонс Энстоу, лежал пакет, содержавший подарки для Моро — лучшего ученика на втором курсе, которого уже полгода не выпускали врачи. В пакете находилось: несколько открыток от друзей и родителей Моро, которые к нему не приходили по его просьбе. Кроме того, в пакете был альбом для рисования, с белой обложкой и изображением оранжевого лиса на ней, чёрные ручки, ластики, и обрывки бумаги, служившие закладками для книг.

Моро  хотел встретиться, прежде всего, со своим учителем литературы, а уже потом со всеми остальными. Врачи считали это странным и ненормальным для пациента с диагнозом, как у ученика Джонса Энстоу.

Спустя полчаса дверь палаты приоткрылась, оттуда вышла медсестра в белом халате, бирюзовых штанах и рубашке того же цвета. Ей было, как показалось Джонсу, за тридцать, стройная, с оливковыми глазами, чёрными волосами, собранными в короткий хвост. В руках медсестра держала планшет для записи медицинский сведений, не отрывая глаз она произнесла:

— Мистер Джонс Энстоу, здесь?

— Да, да, — ответил мужчина, вскочивший с места, желая поскорее увидеть пациента. — Это я!

— Прекрасно, — быстро произнесла медсестра, —Проходите, он ждёт вас. Всю неделю рассказывал о вас! — её голос отражал то ли грусть, то ли скрытый восторг, что мальчишка перестанет рассказывать про своего учителя. Она посторонилась, чтобы мужчина мог войти в палату. Взяв пакет, он прошёл внутрь, медсестра закрыла дверь и ушла.

Увиденное шокировала мужчину. В помещении, схожем обстановкой с коридором, также было холодно и страшно. На койке лежал худой юноша, без единого волоска на лице. Кожа мальчика походила на мрамор из-за тонких сосудов. Под глазами, которые походили на угольки, были тёмные синяки, словно он не спал неделю, а может и больше. Многочисленные процедуры забрали все силы и эмоции лица. На Моро была длинная рубашка с короткими рукавами, больше его в полтора раза, покрытая множеством чёрных точек.

Справа стояла капельница, подключенная к Моро, вводившая в вену какое-то лекарство, которая, как и все прочие, ясно виднелась из-за тусклой кожи. Около койки стояла тумбочка на ней ваза, наполненная мутной водой, в которой стояли завядшие цветы. Также на ней лежало несколько книг, с торчащими из корешков закладками.

— Здравствуйте, Мистер Энстоу, как вы? — спросил Моро, чей голос был хриплым, но пугающе радостным, — Вы принесли, что я просил?

— Да-да, принёс! Всё, что ты просил… — ответил мужчина, шокированный от увиденного.

— Хорошо.

— Здравствуй! — снова начал Энстоу, вспомнивший, где он и для чего сюда пришёл, присаживаясь на стул, стоявший около тумбочки и мёртвых цветов.

— Прошу прощения, что я так плохо выгляжу. Врачи говорят, мне осталось около недели, а может меньше. Они ещё не определись с датой выписки в морг. Не обращая внимания на  своё положение, Моро, как и раньше до больницы, отшучивался, внушая себе и окружающим его людям, — уверенность, что всё хорошо и это пройдет, как насморк или порез.

— Это твоё, — произнёс чуть хриплым голосом Джонс, протягивая пакет Моро, — Здесь записки от Криса с Мэтью, и письма от твоих родителей, и вещи, о которых ты просил. Ещё, — продолжил мужчина, — горький шоколад — твой любимый.

— Спасибо, но не стоило уделять столько внимания,— поблагодарил мальчик, придерживая правой рукой пакет и прикрывая левой рот из-за резкого кашля, вызванного болезнью.

— Я хотел бы вам кое-что отдать. Положив пакет между ног, мальчик наклонился к тумбочки, выдвинул верхний ящик, и достал пару толстых альбомов, из которых торчали листы разных цветов и размеров.

— Это, — восторженно начал мальчик, — мои рассказы, статьи, заметки и прочие работы, которые я успел написать здесь за всё время.

— Боже! Это, — продолжил после паузы учитель, — очень похвально.Последнее, что Джонс ожидал увидеть и получить от ученика, так это какие-нибудь чертовы работы или статьи, с заметками, на которые Моро потратил последние силы.

— Здесь сочинения из вашего сборника, по подготовке к вступительным экзаменам. Я попросил медсестру, Элиот, которая присматривает за мной, купить его. Вы, возможно, видели её — красивая фигура, короткий хвост, оливковые глаза. Она красивая, а вы что думаете, вам она понравилась?

— Да, она мне понравилась. Милая женщина. Лучше ответь мне вот на что, зачем ты попросил её купить сборник с заданиями, каким образом тебя может интересовать учеба сейчас?

— Мне было скучно, — виновато ответил Моро, — Я переживал, что вы не сможете аттестовать меня в этом году и не допустите к экзаменам.

— Не переживай. Мы аттестуем тебя и без этих работ, не стоило тратить последние силы на них. — произнес Джонс, сожалея, что ему достался такой ученик и, к сожалению, единственный на потоке.

— Нет, так нельзя! — возмутился Моро, — Это будет нечестно, по отношению к другим, если вы будете оценивать мои знания за первое полугодие, а не за весь год, как всем остальным. Мне это было не трудно! Вы же знаете, что для меня это пустяки.

Наступило молчание, которое прервал Моро, прежде,  выпрямившийся на своём месте, чтобы было проще общаться с учителем.

— Как там Энис, она справляется с учебой? С ней всё в порядке, как она? Вы ей задавали писать статьи, они у неё неплохо получаются, что думаете? — воодушевленно заговорил Моро, желая получить ответы на вопросы, интересовавшие больше остальных.

— Она скучает по тебе, жалеет о произошедшем, о вашей разлуке и о …

— Прекратите! — резко прервал Моро. — Вы не знаете и не должны знать о нашем общении!

— Извини, не хотел тебя обидеть. — виновато начал учитель.

— Ничего. Я сам виноват, что произошло так, как произошло. Вы тут не причем.

Наступила тишина. Неловкое молчание между двумя, близкими людьми, скучавшие по прошлому, где всё было иначе; не было болезни; расставания Энис и Моро; выговоров Мистеру Джонсу от руководства, которые были против близкого общения ученика с учителем. Моро снова обратился к другу:

— Мистер Энстоу, простите меня, что я навредил вашей репутации среди преподавателей. Это неправильно, как мне кажется, — он прервался на кашель, — Передайте мой альбом с пометкой «1p»— Энис.  Там: рисунки, стихи, рассказы о ней, мысли и записи всего , что я пережил здесь, — он опять закашлял, — Второй сборник, где сочинения и другие рассказы заберите себе. Опубликуйте это в своих будущих пособиях, как примеры анализов и текстов, если вам понравится. Они ваши, поступайте с ними.

Теперь, — он решительно набрался воздуха, чтобы произнести, — Моро Хэнгтон, принадлежит вам и Энис, не целиком,конечно, а лишь частями, которые нравились вам больше всего — моим единственным, близким людям в этом мире. Если я смогу написать, что-то ещё, передам Элиот. Уверен, она сможет найти способ, чтобы вы были обладателем будущих работ!

— Это слишком, Моро, — произнес учитель, —Тебе не стоит, так поступать со своими трудами. — ответил Джонс, ощущавший неудобство и стыд за щедрость ученика.

— Нет, это принадлежит вам и Энис! — наотрез сказал Моро. —  От меня остались тексты и мысли. Спустя очередную паузу Моро продолжил:

— Вам, возможно, уже пора. Сегодня, если не ошибаюсь, начало нового семестра. Вы даёте лекцию абитуриентам, в кампусе, как давали мне и Энис, и другим ученикам с потока в прошлом году. Идите, и заберите записи, чтобы здесь было больше свободного места. Сейчас вы нужны им! Они во многом лучше и умнее меня!

После этих слов, Мистер Энстоу закрыл голову руками, покачивая из стороны в сторону. Джонс набрался мужества, поднялся, и забрал альбом, написанный для него и для Энис, с ней мужчина договорился встретиться в кампусе. Напоследок, учитель подошёл к койке, чтобы обнять Моро, прижав его лицо к своим разгорячённым щекам, и направился к выходу.

— Прощайте, — произнес Моро.

— До встречи. — ответил  мужчина.

— Мистер Джонс, — снова обратился Моро, — Вы понесёте мою спину, так хотели бы мои родители?

Джонс не стал оборачиваться и произнес: —Понесу! — слово выскочило, словно пуля из ружья, направленного на раненое животное, которое мучилось в судорогах. Джонс вышел из палаты, прижимая к левому боку альбом и придерживая пакет с прочими работами Моро.

Обжигавший холод и резкий запах сырости, который ранее не был столь ярким, мужчина не смог выдержать и его лицо искривилось в мускулах. Направляясь к лестнице, из глаз учителя падали слезы, оставляя вереницу блестящих следов. В коридоре слышались всхлипы, принадлежавшие, будто бы медведю, попавшему лапой в капкан.

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

ann1kk

Альбом 0
flagРоссия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 22-04-2020
Альбом
Альбом

Регистрация!

Достижение получено 22.04.2020
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий