А?

0
345

Если бы он знал, что все будет так, как есть, то ничего бы не поменял.

Семь родился слишком рано для лицезрения звезд не с земной поверхности, и поздно, чтобы описывать их красоту.

Сидя в свои законно нажитые семьдесят лет на пенсии со своей женой, которая так же отработала свои лучшие годы в обычном магазине, он погрузился в воспоминания.

Стоял спокойный октябрьский вечер, который ничем не отличался от вечеров в это время года. Отличался он только для семь, для которого он был последний.

Обычная квартира, которая была куплена в кредит, три комнаты плюс ванная со столовой. Обычное желтоватое освещение. Обычная обстановка. Обычный шкаф. Обычный стол со стульями. Обычный пол и кот на нем. Обычная старость. А ведь когда-то он не хотел такого. Помешала в этом его на данный момент любимая жена, которая остается такой же нежной, как и 50 лет назад, когда они только познакомились. Все такая же очаровательная улыбка и проницательный взгляд, который западает тебя прямо в душу. Но же стало с остальным? Время.

Семь был циником, который отрицал все чувства подряд. Скептиком, которому ничего нельзя было доказать. Самодостаточная личность, которая гуляла по просторам философии, от Сократа до Фромма. Критика у него всегда получалась на ура, не смотря на скудный багаж знаний и размышлений. Все говорили семь, что он очень умный и начитанный, но он понимал, что это на их фоне он выглядит именно таким, каким его описывают.

Грезы семь стремились ввысь к звездам, туда, где искали вдохновения все великие до него, хотел постичь смысл жизни. Он был безупречным реалистом, но с точки зрения всех остальных людей – пессимистом. Всегда смотрел холодно на вещи и не верил в чувства, как их описывали романтики прошлых веков.

Так почему же он сидит на пенсии со своей женой? Что же случилось с грезами молодого дарования? Что сбило его с пути?

Уверенность в том, что это мимолетное увлечение. Он был уверен, что так как это чувства, то они со временем пройдут, и все будет замечательно, как и прежде.

Восемь вошла в его жизнь очень удивительно, с точки зрения семь, конечно же. Она, при первой их встрече, которая состоялась в книжном магазине, заявила, что та книга, которую он рассматривает – говно, если цитировать ее. Удивленно на нее посмотрев, поставив книгу на место, он заявил ей абсолютно то же самое. Сказав это без обоснованной критики, она, конечно же, была огорчена, потому ее любимого автора (Стивена Кинга) оскорбили. Дала ему пощечину и ушла.

Не будем описывать то, как после этого он ее нагнал и устроил получасовую лекцию о глупости текстов современных писателей.

Из этого получилась идиллия, которая привела нас к тому, что мы имеем.

Но опять же неясно, как он докатился до такого.

Начав отношения, как и все молодые и влюбленные, они были захвачены этих вихрем безумства, который нес их в незримое будущее.

Университеты были окончены, работы найдены, а грезы оставлены.

Семь считал, что со временем, когда он бросит свою «временную» работу и займется тем, чем хотелось всегда заниматься – тогда и заживет. Работа прошла, нашлась другая.

Времени на себя все меньше, а душевный груз все больше. Ощущение того, что свернул не туда. Что он себя предал и поступил не так как должен был.

Разработанный за время «свободы» ключ к счастью, который подразумевал три пункта: ожидание, действие и воспоминание не приносил пока что никакого вышеописанного счастья. Делает? Делает. Ожидает? Ожидает. Но в его семьдесят ему хорошо только от воспоминаний, чем семь и тешит себя в этот вечер.

Погрузившись в воспоминания о своих двадцатилетних грезах, которые он предал, семь не заметил, как восемь куда-то уходила, что-то брала и начала что-то делать. Не заметил, как впервые за очень долгое время она начала читать книгу, к которым не прикасалась за все время их «активной» жизни. Не был бы семь так увлечен своим полетом мысли, он бы это, конечно, заметил. Но воспоминания были слишком хороши.

На лице появилась еле заменая улыбка, которая все сильнее освещала его морщины. Спустя пару минут она уже стала заметной, как будто ему подарили том всех пьес Шоу. Еще через пару минут слеза. Потом еще одна и еще, пока не пришлось брать платок и сбиваться со счета. Воспоминания полностью его захватили, сделали своим пленником. Семь не мог понять, то ли пытают они его, то ли приносят ему неземное удовольствие.

В этот момент, в апогее его счастья/несчастья, восемь поворачивается к нему, с лицом настолько бесчувственным, что даже камень, который за все свое существование не испускает ни одной эмоции, выглядит более разнообразным, и даже не открывая рта, спрашивает:

— Оно того стоило,…

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Kirijl

А? 5
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 29-03-2018
А?
А?

Регистрация!

Достижение получено 29.03.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий