Семь

1
485

Номинация: «Реалистическая проза»

 

Солнце стояло в зените и самым наглым образом светило мне прямо в левый глаз. Зажмурившись, я сделал рукой «козырёк» и огляделся. Над ухом надоедливо жужжали и пищали насекомые, и только ветер спасал от них, попутно создавая свои неповторимые симфонии на листьях. Чёлка раздражающе спадала мне на глаза, заставляя в очередной раз пытаться прилизать её наверх. Как только белые пряди перестали заслонять обзор, я наткнулся взглядом на хмурого мужчину, который торопливо шел, держа за ручку горько плачущую девочку. Она ежесекундно либо всхлипывала, либо вытирала свой конопатый носик, продолжая безутешно рыдать до тех пор, пока не обняла свою маму, которой этот мужчина что-то торопливо объяснял явно оправдываясь.

Мама. В этот же миг я оглянулся и нашёл взглядом своих родителей, которые, счастливые, сидели на скамейке, поглядывая в мою сторону. Они о чём-то беседовали, а мама постоянно улыбалась. Моя мама всегда была очень красивой, такой красивой, что ей точно суждено было бы стать королевой или даже богиней, а папа был бы её верным рыцарем и защитником или…

− Эй, Миша, ты чего застрял? – меня окликнул голос моего друга, и я радостно обернулся, кажется, мы не виделись целую вечность! Но, судя по его недовольному взгляду, мы явно играли с ним в догонялки, когда я отвлекся. Однако это легко исправить:

− Догоню-ю-ю-ю-ю!

И я со смехом кинулся за ним. Васька был рыжим и очень остроумным мальчиком, который мечтал стать клоуном. Эту его мечту я никогда не понимал, ведь клоуны страшные! Зачем становиться кем-то страшным, если ты можешь нести людям смех? А в остальном мы с ним друзья не разлей вода, и даже бегает он довольно быстро, но ему от меня не скрыться!

Ноги уже давно покалывают от усталости, а я только ускоряюсь и хлопаю Васю по спине, и, ничуть не сбавляя хода, продолжаю бежать дальше. Лёгкие горят синим пламенем, в боку колет так, словно за мной бежит целая армия солдат с копьями, а я всё не хочу останавливаться. Мне нравится это чувство − бежать, чувствовать нехватку воздуха, ускоряться из последних сил и чувствоваться себя так, словно я выиграл в марафоне. Слишком давно я не бегал вот так.

Вася сильно отстает, и, поэтому, откликаясь на жалобные призывы организма, я всё-таки останавливаюсь. Отдышка мешает нормально разогнуться, лёгкие разрывает, и пот застилает глаза. Я жадно дышу, наслаждаясь свежим воздухом, силой и чем-то неуловимым, чем-то бесценным. С негромким стоном я плюхаюсь на траву и поднимаю взгляд вверх, понимая, что мы убежали довольно далеко от места старта.

Я сидел прямо посередине между входами в рай и ад. Раем для меня была яркая вывеска «Лабиринт Холмса» с изображением моего любимого героя и стоящим на входе задумчивым мужчиной в клетчатой одежде и трубкой в руках. Совсем рядом с ним был и ад в виде арки, возле которой стоял жуткий клоун с огромным красным носом и в неимоверного размера ботинках. Скорее всего, дорога вела в цирк, но, я думаю, это действительно адская арена, где клоун в любой момент может схватить тебя за руку и уволочь прямо в центр. Хорошо, что я не родился клоуном – было бы очень страшно просыпаться по утрам и видеть себя в зеркало.

− Попался! – наконец, меня хлопнули по плечу, а за спиной появился мой лучший друг и устало присел возле меня. Вася переводил дыхание, пока я молчал, задумчиво глядя в небо. Никогда раньше не замечал насколько может быть хорошо на душе просто от того, что я нахожусь здесь. Именно здесь, в это время, в этот день, на этом месте. На душе было очень тепло от того, что в этот момент я был не один.

− Ты сегодня странный какой-то, − внезапно прервал наше молчание Василий.

− Пошли в лабиринт.

− А я всё ждал этой фразы, − мой рыжий друг лишь ухмыльнулся, встал и протянул мне потную ладошку. Я с улыбкой её принял, и мы уверенным шагом отправились к «мистеру Холмсу», намереваясь взять лабиринт штурмом, если нас не пропустят.

− Эй, молодёжь, − остановил нас своим скрипучим, видимо от долгого курения, голосом. Его обращение к нам как к взрослым вознесло мою самооценку до небес. Тем временем он продолжил: − Вы хоть в школу ходите?

Я тут же насупился и с вызовом ответил:

− Между прочим, первый класс закончили! – мужчина в ответ лишь улыбнулся нам и протянул два браслета с номером тринадцать для меня и четырнадцать для Васи.

− Увлекательного вам путешествия в лабиринте дедукции и расследований, − проскрипел нам «Холмс» пропуская в невероятное приключение одним взмахом руки.

− Итак, мистер Холмс, где начнётся наше первое расследование? – мгновенно включился в игру Василий Ватсон, вышагивая рядом со мной по прямой тропинке.

− Полагаю, Ватсон, что сейчас мы все и узнаем, − вдали я заприметил какого-то мужчину в цилиндре, нервно расхаживающего вдоль дорожки. Он явно ждал именно нас, что и подтвердилось, когда мужчина нас заметил. На его лице проскользнула тень удивления, сменившаяся лёгкой усмешкой в рыжие усы. До джентльмена в шляпе оставалось не больше метра, когда он заговорил, продолжая усмехаться:

− Приветствую вас, молодые люди. Меня зовут Дон Полиньо, и для вас я стану первым из семи пунктов длинного путешествия! Чтобы пройти дальше, вы должны отгадать три мои загадки. Готовы? – в глазах этого мужчины явно читалось недоверие к нашим мыслительным способностями. Руки в белых перчатках ловко скользнули во внутренний карман его старомодного пиджака и явили в лучах солнечного света стопку карточек. Мы с Ватсоном переглянулись, и я ответил:

− Мы готовы помочь вам со всеми загадками, с которыми у вас возникли проблемы, − Дон Полиньо улыбнулся такому ответу, явно одобряя, и вытянул первую карточку:

− У вас есть кое-что и этим вы любите делиться. Однако стоит поделиться им чуть-чуть − и в один миг нет у вас этого кое-чего. О чём же я говорю?

Я задумался, а Вася напряженно сморщил лоб. Что же это может быть такое, раз стоит им поделиться, и оно исчезает? Снег? Но он бы исчез и так, даже находясь у меня. Что исчезнет только тогда, когда я им поделюсь? Внезапно лицо моего рыжего друга просветлело, а я аж прищёлкнул пальцами от удовольствия, когда понял, о чем говорит Дон:

− Тайна, − заговорческим шёпотом произнесли мы с Ватсоном одновременно.

− Верно! – усатый потёр ладошки, хитро поглядывая на нас. – Продолжим. Никогда нигде не учился, книг читать не умеет, но будь ты латыш, англичанин иль русский – не важно, все языки мира он знает и на них говорит. Кто это?

Каждая загадка становится всё сложнее, а интерес всё сильнее – мне определённо здесь нравится.

− Кто может знать все на свете, но при этом нигде не учиться и не уметь читать? – задумчиво произнес я, в ответ на что Вася покачал головой и попросил ещё раз повторить загадку.

− Он не знает всего на свете, он лишь знает все языки мира, − сделал очень тонкое замечание мой друг, которое всё равно ответить мне не помогло. Ещё минуту подумав, я попросил загадать нам третью загадку, пообещав ответить на эту позже.

− Хорошо, вот вам третья загадка. Бочка с водой весит пятьдесят килограмм, что нужно добавить, чтобы она стала весить десять? – он поглаживал усы, стараясь скрыть ехидную улыбку от своей победы в прошлом раунде. Мы отгадаем обе загадки и утрём тебе нос, Дон Полиньо, даже не сомневайся! Василий Ватсон негромко фыркнул, а потом очень уверенно воскликнул:

− Да это легко! Нужно добавить дырку.

Я поражённо посмотрел на него, а мужчина с усами снял свой цилиндр и шутливо поклонился.

− Всё верно, здесь вы разобрались быстро. Однако у вас всё ещё осталась одна нерешённая загадка, − Дон злорадно ухмылялся, а Васька с надеждой в глазах смотрел на меня, я же думал о той интересной игре с бочкой, которую однажды устроила мне бабушка. В тот день шёл дождь, поэтому гулять меня не отпустили, а домашние игрушки очень быстро надоели, и я, улизнув от родителей, увлекшихся какой-то телепередачей, выскочил во двор. Мои сандалии задорно хлебнули воды из лужи, а я уже оглядывался в поисках приключений. Тут меня и нашла бабушка, пресекая эти самые приключения в самом начале. Однако вместо того, чтобы отругать меня как следует, она лишь легонько погрозила своим морщинистым пальчиком и поманила за собой. Как зачарованный я шел за ней, чувствуя себя Алисой в Стране Чудес, увязавшейся за кроликом. Мы пришли на задний двор к огромной бочке, которая наполнялась дождевой водой, я удивлённо посмотрел на бабушку. Уж не топить ли она меня собралась?

Вопреки моим ожиданиям она лишь потрепала меня по волосам и, указав на бочку, сказала:

− Это твой новый друг. Он не умеет разговаривать, но очень любит повторять за тобой.

На мой недоуменный взгляд она лишь улыбнулась и крикнула в бочку:

− Привет!

В ответ ей несколько раз повторили приветствие. Я восхищённо смотрел то на бабушку, то на бочку. В тот день я простоял там всего минут пятнадцать на маленьком скользком стульчике, чтобы достать до края, потом меня нашли родители и унесли в дом, отмыли, закутали в одеяло и посадили рядом с собой, уже не спуская с меня глаз. С тех пор я каждый день обязательно подходил поговорить с новым другом по имени эхо.

− У вас есть ответ, молодые люди? Кто же никогда нигде не учился, книг читать не умеет, но все языки мира знает и на них говорит? – голос Полиньо ворвался в мои воспоминания, сжигая их словно старую газету.

− Эхо, − ответил я, напряженно глядя ему в лицо, совершенно неуверенный в своем ответе. Рыжие усы чуть приподнялись, обнажая белоснежные зубы мужчины в цилиндре:

− Верно, господа. Вы отгадали все три мои загадки, а, значит, идти вам по третьей дороге, − он выудил из-за спины карту, на которой было обозначено наше местоположение, а также три разных дороги в мир приключений. От восторга и предвкушения этих самых приключений я довольно щёлкнул пальцами, замечая, что мой друг с таким же удовольствием цокнул языком.

− Вперёд к приключениям! – закричал я, отбирая карту у Ватсона, и побежал в нужную нам сторону. Ноги слегка покалывало, а сердце стучало как ненормальное, выбиваясь из ритма, от улыбки уже сводило скулы, но я не мог перестать улыбаться. Увлекшись бегом, я чуть не проскочил мимо пункта назначения. Нет, пропустить такое было решительно невозможно. Я остановился и, разинув рот, уставился на высокие ворота с витиеватыми узорами, которые напоминали ветки деревьев, цветы, что растут в огороде, и просто казалось, что перед тобой дух природы. Василий, не оценив данное зрелище, деловито подошел к столу, который я до этого не заметил.

− Ну, Шерлок, вам эта задачка придётся по вкусу! – он протянул мне какой-то измятый листочек и сделал шаг в сторону, приглашая подойти к столу. Я прочел то, что на нём было написано:

«Три ключа: серебряный, золотой и бронзовый открывают различные замки на западной, южной и северной дорогах. Серебряный пригодится не на западной, а золотой не на южной дорогах. Западный ключ открывает не сундук, а южный открывает клетку. Золотой ключ открывает не ворота. Для того чтобы найти свой − заполните таблицу».

Я нахмурился, рассматривая таблицу, которая состояла из семи строк и семи столбцов: в строках перечислялись ключи и стороны света (кроме востока), а в столбцах — то, что открывалось ключами и стороны света. Я немного подумал и начал расставлять плюсики и минусы в строчках таблицы, чтобы найти соответствие между текстом и реальностью. Вася же порывался просто взять все три ключа и попробовать открыть ворота, однако из кустов в этот момент вышло огромное дерево, которое покачало головой, глядя прямо на рыжего Ватсона. Я оторопел, уставившись на это чудо света, пока не разглядел, что это обыкновенный человек, которого хорошо загримировали. Совладав с собой, я, наконец, закончил свою таблицу и забрал со стола бронзовый ключ. Он отлично подошел к замку, а ворота лишь ласково скрипнули и отворили нам путь. Путь в лабиринт, как гласила надпись на карте. Мы восхищённо осмотрелись вокруг, вдыхая загадочный аромат деревьев, пыли и ещё чего-то цветочного. Улыбка сама по себе расплылась по моим губам.

− Куда путь будем держать, Шерлок? – озадаченно поинтересовался мой друг.

− Есть предложение?

− Я слышал, что нужно идти по лабиринту касаясь правой стены рукой. Так мы точно найдем выход! – напряженность его лица сменилась на предвкушение, и я кивнул, соглашаясь на этот план. Внезапно в голове раздался голос:

− Миша, Мишенька, просыпайся, − голос становился все громче и громче, а картинка перед глазами продолжала расплываться. Я крепко зажмурился, а когда снова взглянул на мир − он сильно изменился. Передо мной с мягкой улыбкой сидела мама и, поглаживая меня по голове, нежно шептала:

− Просыпайся сынок, нам пора в больницу.

− В больницу? Зачем? Я же здоров, − я довольно улыбнулся, слегка потягиваясь и позевывая ото сна. Мама промолчала, но её губы предательски задрожали, продолжая улыбаться. Она подняла меня на руки и усадила в рядом стоящее кресло и, наконец, ответила:

− Конечно, здоров, сынок. Здоровее всех здоровых, но…

− Не надо, − мой голос непослушно захрипел, заглушая вырывающийся, словно из самого сердца всхлип. Я чувствовал, как по щеке катится слеза, и как трясутся мамины руки, крепко вцепившиеся в ручки моего инвалидного кресла. Передо мной проносились фрагменты воспоминаний: прекрасный солнечный день, в который мы праздновали мой день рождения, серебристый автомобиль, выехавший слева на загоревшийся красный, мамины крики и мольба к отцу с просьбой жить. Мама останавливает мое средство передвижения возле стола с потрясающим завтраком, от одного вида которого мне хочется плакать ещё сильнее. Меня зовут Миша, мне семь лет, и я больше никогда не буду ходить.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Tiallin

Семь 10
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 18-07-2018
Семь
Семь

Регистрация!

Достижение получено 18.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Никогда не говори никогда, технологии не стоят на месте и я думаю мальчик будет ходить. Все у него будет хорошо.
    А так очень милый рассказ. Даже захотелось попасть в такой лабиринт.

    0

Добавить комментарий