Царь/Спаситель

2
194

Царь

Он знал, откуда мы, на чем стоим
Свистульками из пальмовой коры
Он приманил к бедняцкой лодке рыб
И въехал на осле в Ершалаим.

Мы о Царе мечтали на коне —
Он обманул надежды дураков!
Я помню, как Он улыбнулся мне
Сквозь облако из белых лепестков,
И как свистела кожаная плеть,
И ждали мы, что Небо полыхнёт,
И лился слов Его прозрачный мед
на мыслей наших нищенскую медь.

Из книги стихов — Темная вода
Спаситель

Никто не помнил, кто первым внес его имя в священные книги, переписанные от руки сотни раз. Его ждали, как избавление от всего, что их не устраивало в теперешней реальности.
Он ходил по воде, мог накормить тысячи голодных пятью буханками хлеба, обратить родниковую воду в неиссякаемое вино, останавливал души умерших на пути в иной мир и возвращал обратно, шептался о чем-то с голубями, повелевал бесами и исцелял любые болезни. Многие представляли его могущественным факиром, справедливо рассчитывая на чудо, которое виделось в их воображении чудовищным фокусом, способным обратить их слабость в несокрушимую силу. Ему ничего не стоило в один момент разрушить этот город и похоронить под обломками каменных сводов любого, кто усомнится в справедливости происходящего. Им казалось, что с Его помощью они смогут поквитаться с каждым из тех, кого считали врагами тысячи лет.
Они ожидали увидеть грозного царя, и чтобы он въехал на коне, как законный наследник всех сокровищ, спрятанных в лабиринтах подземелий этого древнего города, построенного задолго до их рождения забытыми зодчими. Они были уверены, что эти сокровища должны принадлежать им, и тогда можно будет веселиться, пить вино, есть овечий сыр и золотистый хлеб, посвящать жизнь обретенной свободе от унылых ежедневных обязанностей и не печалиться о завтрашнем дне. Они устали заботиться о будущем.

Мессия не оправдал их надежд. Он возник в восточных воротах, сидя верхом на осле, с нелепыми словами о мире и о любви. Пальмовая ветвь, милостиво принятая им от одного из встречающих, в Его руках выглядела форменным издевательством.
Им нужен был мститель, а не какой-то добрый всепрощающий юродивый с тщедушным телом человека, ничем не отличавшегося от них самих. Самозванец нагло посмел напомнить им о вечном несовершенстве и о том, что отцом большинства из них был сам враг человеческий, Лукавый. Он посмеялся над жадностью и глупостью, посоветовал покаяться и отречься от маленьких и больших человеческих грехов. Без них существование чудилось унылым и пресным, а цели — недостижимыми. Улыбаясь, он предложил им спастись — отказаться от того, что они имели, ничего не предлагая взамен.
Поэтому к вечеру третьего дня все было решено, и они позволили обманутым фарисеям казнить Его, не откладывая. Это была месть. Он был преступником в их глазах, потому что разочаровал, вероломно обманул вполне понятные ожидания.
А чудо произошло на третий день после мучительной казни, спустя неделю после торжественной встречи у ворот города.
Он воскрес, выскользнул из плащаницы и прошел сквозь стены склепа, как вода. Он сам был водой. Просто они не осознавали собственной жажды. Теперь им предстояло выпить море.

Из книги — Блокнот Птицелова/Сад Камней

6

Автор публикации

не в сети 3 года

Птицелов Фрагорийский

664
Комментарии: 171Публикации: 38Регистрация: 16-11-2015

2 КОММЕНТАРИИ

Добавить комментарий

Войти с помощью: