Вся правда о «золотом чемодане» — 2

2
389
А теперь ознакомимся со второй частью расследования, но она не может раскрыть тайну, это всего лишь описание событий и действий, по времени и месту происходивших в Спокойненском партизанском отряде за период с 3 августа по 17 сентября 1942 г.
Обращаю внимание — все сведения достоверны и их можно легко проверить, а если обнаружится какая неточность — то это из-за невнимательности! (Такое случается — даже в «Русской старине» допустили ошибку, написав про прибытие Спокойненского отряда в ст. Темнолесскую (точно не помню!) — а отряд никуда не уходил до самого роспуска партизан.
Хотя 2я часть названа «По следам золотого чемодана», но в ней нет конкретного описания действий с чемоданом и можно рассудить так — если тайна чемодана кроется в истории отряда, то распутав её, мы приближаемся к финалу.
////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////
ВНИМАНИЕ!
При дальнейшем описании событий, максимально (с высокою степенью вероятности) приближённых  к реальным действиям, автор оставляет за собой право не делать ссылку на отдельные источники информации, если считает нужным сохранить в секрете некоторые детали «тайны следствия»!
«Дело№…» 2 часть расследования — «По следам золотого чемодана»
(достоверность версии оценивается в 99.99%!)
Не стоит повторять описание «путешествия золотого чемодана» из г. Керчи до г. Армавира – это было достоверно установлено учёными, которые серьёзно занимались изучением этой темы по вопросу судьбы музейных ценностей, вывезенных в период оккупации из Крыма в Краснодарский край, а поэтому «точкой отсчёта» берём г. Армавир и отсюда пойдём «по пятам золотого чемодана».
Бомбардировки Армавира закончились к вечеру 5 августа. К тому времени центр города и заводы были полностью разрушены. Утром 7 августа (в 7 час.) немцы вступили в город. Советские войска ещё до активных бомбёжек вывели из города и только на окраинах — в руинах разрушенных заводов горстки советских солдат целую неделю вели ожесточённые бои.
***********************************************************************************
Что побудило больную женщину в самый разгар бомбардировок встать и пойти на место своей работы (в горисполком) не поддаётся никакому обьяснению. Что заставило её рисковать собственной жизнью и почему из всех экспонатов уцелел именно чемодан с золотом? Этот факт не вписывается во всякие теории относительности и вероятности – будто какая-то сверхестественная сила сопровождала и оберегала чемодан.
К справке:
-К середине 1942 года гитлеровское командование разработало и стало реализовывать план овладения Кавказом, получивший условное наименование «Эдельвейс». 29, 30 и 31 июля 1942 года Армавир подвергался жестоким бомбардировкам фашистской авиации. Но особенно сильно вражеская авиация начала бомбить город с 6 часов утра 1 августа 1942 года. Бомбардировка города длилась до поздней ночи. В этот день были частично или полностью разрушены: вокзал, городская сберегательная касса, некоторые цеха завода «Армалит», табачной фабрики, два госпиталя и значительное количество жилых домов, а также повреждена городская телефонная станция.
2 августа бомбардировка города приобрела ещё более значительные масштабы. В этот день противник бомбами в 50 и 100 кг разрушил и зажёг весь центр города, крупные промышленные предприятия, многие учреждения и организации Армавира.
3 августа 1942 г. авиация противника обрушила на Армавир такую массу бомб, что были разрушены и подожжены 70% заводов, загорелся подвижной состав и пакгаузы на железнодорожной станции. Невзирая на продолжавшуюся бомбардировку, группа железнодорожников с риском для жизни сумела растащить горящие составы и спасти 157 вагонов с ценными грузами, в том числе 11 вагонов с боевой техникой, но сгорел железнодорожный состав с женщинами и детьми рабочих и оборудованием завода «Армалит»[16].
«По следам золотого чемодана»
Выстраиваем цепочку событий того времени.
На самом деле действия развивались именно таким образом:
И так:
— Расстояние от Армавира, до ст. Спокойная – примерно 103 – плюс-минус 1 км.
Если Авдейкина 3 сентября повезла чемодан из г. Армавир в ст. Советскую, то согласно сведениям о факте его доставки в ст. Спокойную, отмеченным в трудах Андросова – она добралась благополучно.
3го числа — сдала груз директору Госбанка и осталась на ночёвку в станице. Навряд ли она решилась бы уйти домой на ночь глядя. 4 августа, рано утром Авдейкина отправилась домой. Дома осталась мать и несмотря на слабость здоровья, Авдейкина торопилась к ней (а чего ей больше делать в станице Спокойной?).
В те годы, пешком преодолеть расстояние в 100 км, за полтора — двое суток – считалось нормой (в зависимости от здоровья). Учитывая состояние здоровья Авдейкиной, можно увеличить время пути. Немцы оккупировали ст. Советскую – как и Армавир – 7 августа. Ст. Советская от Армавира на удалении – 30 км. Даже при хилом состоянии здоровья, в экстремальных условиях – пройти за три-четыре дня 70 км. нормально — значит Авдейкину могли задержать перед ст. Советской , днём 7-8го августа… Задержали бы перед самым Армавиром – сидела бы в подвале у немцев и давала бы показания о своих похождениях…
И ещё – Авдейкина не могла перейти за линию фронта – по причине быстрого наступления германских войск и при её слабом здоровье — никем незамеченной нереально пройти «по кушерям» – минимум — 650-700 км… ??? – и … как пройти через территорию Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, где местное население было лояльно к немцам — и даже выдало им все местные партизанские отряды!!! – а  пройти через перевалы к Чёрному морю – не хватит «духа» … и на перевалах (между прочим!) шли жестокие бои, как и на сталинградском направлении…
У многих людей есть манера преувеличивать значение событий, а «приукрашивать» свои «подвиги» тем паче…
Вывод: — значит она «приписала» себе «походы-переходы», а сама отсиделась в одном из хуторов у родни или знакомых. (… перешла линию фронта!!! … а как-же!!! — немцы ей пропуск выписали…)
Вполне возможно, что «писаки» (при «перекройке» сюжета на «новый лад») внесли свою выдуманную версию о переходе через линию фронта.
Как бы там ни было, но надо признать её неоценимую заслугу – если бы она в тот день не пришла в горисполком, то вполне вероятно, что ситуация с чемоданом развивалась бы в худшую сторону – он запросто мог попасть в руки немцев.
Оставим Авдейкину (чемодан отвезла и ладно!) и пойдём дальше…
…………………………………………………………………………….
К справке:-
Сведения об оккупации районов Краснодарского края
в годы Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг.
Армавирский – с 07.08.42 по 21.01.43 г.
Советский — с 07.08.42 по 21.01.43 г.
Спокойненский – с14.08.42 по 23.01.43 г.
*************************************************************************************************
Вопрос о действиях директора отдела Госбанка ст. Спокойной наводит на мысль – от внезапно свалившейся на него проблемы с чемоданом – он мог растеряться… В советское время, все государственные учреждения (и ныне так-же!!!) работали, руководствуясь всевозможными инструкциями, циркулярами и прочими бюрократическим предписаниями, а также указаниями «сверху».
Что делать в данной ситуации и какие действия предпринять – директор не знал – получить указание «сверху» невозможно — до Армавира не дозвониться – в городе идёт эвакуация – линия связи перебита от бомбёжек… и на месте посоветоваться не с кем… — вся районная партийная «верхушка» — «партизанит» в лесу…
Принять решение лично самому было опасно – а вдруг что не так… — «голову снимут», а то и к «стенке» приставят (это «зараз» могут!) – достаточно вспомнить те суровые военные годы, когда за паникёрство или неверно принятое решение (без согласования с вышестоящей инстанцией — самовольство!) — расстреливали прямо на месте — без суда и следствия.
Находясь «на отшибе» — главные фронтовые события происходили далеко в стороне от станицы, директор не мог знать правдивую обстановку на фронте, а слухи об истинном положении дел – всегда имеют противоречия…
Директор мог рассуждать так:- эвакуирует  банк по собственной инициативе – «припишут» паникёрство или самоуправство… что поделаешь – такие времена были…
……………………………………………………………………………
 К справке:-
До войны на Кубани (и везде так!) связь с районными центрами прокладывалась вдоль дорог — на деревянных столбах – что было уязвимо в любом случае…
…………………………………………………………………..
 О чём думал и на что надеялся директор банка — сегодня на этот вопрос не ответит никто! Видимо его раздирали противоречия, всевозможные сомнения терзали душу и он не смог сразу решиться на действия – и потому протянул время с 3го аж до 14 августа… К тому времени, немцы захватили 90% Краснодарского края и надежды на приход Красной Армии – равнялись нулю… (а директор об этом мог не знать …)
В пятницу — 14 августа в 7 час утра немцы оккупировали ст. Спокойную, а директор банка наконец-то решился вывезти чемодан, документы и деньги.
Директор прекрасно понимал, что вывезти чемодан в глубокий тыл ему не удастся, это очень опасное и рисковое мероприятие, тем более он выдал расписку о приёме материальных ценностей на хранение и естественно – он не мог знать, что выданная расписка была уничтожена после задержания Авдейкиной.
Куда мог направиться директор утром 14 августа? Ответ может быть только один – в партизанский отряд – директор мог изначально иметь намерение добраться до партизанской базы и только там чемодан, да и он сам могли быть в относительной безопасности, а другой альтернативы не было…
После семи часов утра, директор на подводе направился из ст. Спокойной в сторону ст. Подгорная, а на выезде из станицы уже стоял «контрольно-пропускной пункт» — тогда это делалось очень просто – останавливались в нужном месте 1-2 мотоцикла (как правило:-  3-6 чел немцев) — и «КПП» готов!. При наличии «аусвайса» — разрешительного документа, полученного в комендатуре, можно было передвигаться более-менее спокойно, а до обустройства комендатуры, всякое хождение и езда вне населённых пунктов — запрещались (недаром задержали Авдейкину – для выяснения личности).
В конкретном случае —  директору банка просто невероятно повезло (СУДЬБА!) – ещё не подтянули достаточного количества солдат и не набрали полицаев из числа местных — для задержания и охраны задержанных — и не обустроили комендатуру, где выдавали пропуски и с пристрастием выясняли личности…
«Всё элементарно, Ватсон!»
Немцы побрезговали копаться в «гнидниках» испуганного мужика – он был одет для пребывания в лесу – не в парадном костюме… и чемодан был изрядно ошарпанный – не выделялся среди других вещей (кроме банковских документов и чемодана – директор вёз свои личные вещи – знал — не на прогулку собрался…)
Чего немцам было копаться – когда невзначай при досмотре можно было приобрести вшей … на развод…
Солдаты вермахта уже прошли половину европейской части Советского Союза и твёрдо знали — у крестьянства и рабочего класса — ценного ни хрена нету — чего греха таить – жили очень бедно!
А  будь на месте немцев полицаи – они бы не погнушались и перетрясли бы вещички из любопытства или с целью мародёрства – это практиковалось повсеместно!
 К справке:-
Платяная вошь – это бич во времена всех войн и революций. Бывали случаи, когда вши заедали человека насмерть… и немцы это знали…
…………………………………………………………………………..
К справке:
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
 Спокойненский район Страна
Статус
Входил в
Административный центр
Дата образования
1934—1962
Спокойненский район — административно-территориальная единица в составе Азово-Черноморского иКраснодарского краёв, существовавшая в 1934—1962 годах. Центр — станица Спокойная
Спокойненский район был образован 28 декабря 1934 года в составе Азово-Черноморского края. В его состав вошли 6 сельсоветов: Бесстрашненский, Надежненский, Подгорненский, Подгорносинюхинский, Спокойненский и Спокойносинюхинский.
13 сентября 1937 года Спокойненский район вошёл в состав Краснодарского края.
22 августа 1953 года в Спокойненский район были переданы Ахметовский, Гофицкий и Отважненский с/с упразднённого Упорненского района.
28 апреля 1962 года Спокойненский район был упразднён. Его территория в полном составе была передана в Отрадненский район.
………………………………………………………….
В больших городах Кубани структура управления и надзора состояла из комендатуры, бургомистра (со всем штатом уравления — земельный отдел, политический и много других — почти — как при советской власти, включая квартальных старост в городах и сельских — по мелким станицам и хуторам), городская полиция — которая подразделялась на отделы: а) политический; б) криминальный; в) отдел наружной службы и службы порядка; г) паспортно-адресное бюро; д) следственная тюрьма; е) городскую тюрьму для осужденных.
Количество полицаев — на 100 чел. населения — 1 полицай.
Кроме того были:
ТАЙНАЯ ПОЛЕВАЯ ПОЛИЦИЯ (ГФП)
Тайная полевая полиция — «Гехаймфельдполицай» (ГФП) — была полицейским исполнительным органом во­енной контрразведки в действующей армии. В мирное время органы ГФП не функционировали.
Руководящие установки подразделения ГФП получали от Управления «Абвер-заграница», в состав которой входил специальный реферат ФПДВ (полевая полиция вооруженных сил), возглавляемый полковником полиции Крихбаумом.
Официальный состав ГФП комплектовался из сотрудни­ков гестапо и криминальной полиции. ГФП выполняла функции гестапо в зоне боевых действий, а также в ближ­них армейских и фронтовых тылах.
В ее задачу входило главным образом производство аре­стов по указанию органов военной контрразведки, ведение следствия по делам о государственной измене, предательстве, шпионаже, саботаже, антифашистской пропаганде среди во­еннослужащих немецкой армии, а также расправа с парти­занами и другими советскими патриотами, боровшимися против фашистских оккупантов.
Орган ГФП прибыл в Краснодар на следующий день после оккупации города немецкими войсками.
Начальником ГФП был полковник Вилли Вилки, его заместителем – капитан Фриц Шрайде.
Отдельные органы ГФП дислоцировались в Майкопе, Тихорецке, Кореновской, Белореченской и Кущевской ста­ницах.
Органы ГФП и подразделения «Абвера» информировали друг друга об арестах советских разведчиков, а также подозрительных лиц. ГФП передавала командам «Абвера» за­держанных агентов-парашютистов, разведчиков, радистов, а «Абвер» передавал в ГФП задержанных партизан, военно­пленных, лиц, не имевших документов, и др. Кроме того, ГФП поддерживала контакт с СД и другими органами не­мецкой контрразведки.
ФЕЛЬДЖАНДАРМЕРИЯ (ПОЛЕВАЯ ЖАНДАРМЕРИЯ)
Полевая жандармерия была военным полицейским ор­ганом, выполнявшим функции полиции порядка в зоне бо­евых действий и в ближнем армейском тылу.
В задачу полевой жандармерии входило: участие в борьбе с партизанами в районе расположения, регулирование дви­жения войск во время марша, установление контрольно-про­пускных пунктов, охрана мостов, проверка документов, кон­воирование военнопленных, приведение в исполнение при­говоров военных судов.
Каждой армейской группировке немецкой армии прида­вался один или несколько отрядов полевой жандармерии численностью до одного батальона.
 Официально фельджандармерия именовала себя органом «безопасности, порядка и спокойствия гражданского населения», но на самом деле занималась карательной дея­тельностью. Возглавлял фельджандармерию капитан Вегнер.
Аппараты полевой жандармерии имелись также в Ново­российске, Майкопе, Армавире, Кропоткине, Лабинской, Ку­щевской, Спокойненской, Белореченской и других станицах.
На основании этих данных достоверно установлено — в ст. Спокойной была полевая жандармерия, которая занималась карательными операциями против партизан в своём районе, но при необходимости — из близлежащих районов подтягивались дополнительные силы, для проведения крупномасштабных операций и в крайнем случае (когда партизаны «наглели»!) в состав включали части войск — расквартированные неподалёку.
При необходимости — к делу приступали «спецы» из SS» — они имели свою сеть осведомителей и «зорким глазом» следили за всеми…
………………………………………………………………………..
Когда директора (вместе с подводой) завернули назад, он вернулся назад в Спокойную, переехал через речку Малый Тегинь и через ст. Надёжную поехал в лес, по направлению к хутору Тегин, где не доезжая до него пару (с небольшим) км, базировался отряд из Спокойной (от станицы Спокойной до базы партизан – примерно 9-10км – и если идти пешком — то  пара часов ходьбы — благо там начинается предгорье и крутые горки встречаются крайне редко.)
Он также мог «кушерями» обьехать станицу Надёжную – там была обьездная полевая дорога (скорее всего так оно и было).
Директор вполне мог иметь информацию о месте базирования отряда – через банк проходили документы, связанные с организацией партизанского отряда и вдобавок – он входил в круг районной «элиты». Это даёт основание предполагать, что секретов от него не было и быть не могло. Как член партии, директор вполне мог принимать непосредственное участие в обсуждении насущных проблем и одна из этих проблем – срочное создание партизанского отряда.
……………………………………………………………………….
 К справке:-
Станицы Спокойная и Подгорная расположены близко друг к другу – пара км и находятся по дороге – Армавир – Советская – Бесскорбная – Отрадная – Спокойная – Подгорная — Бесстрашная – Отважная (не считая мелких населённых пунктов). А ст. Надёжная – «прилеплена» к Спокойной вплотную — слева по ходу – через речку Малый Тегинь.
Незаметно обьехать ст. Надёжную в направлении леса, можно справа – там есть полевой дороге.
…………………………………………………………………….
Отсюда следует, что чемодан был доставлен в отряд (примерно в полдень) в пятницу — 14 августа 1942 года и в тот-же день был сдан по описи командиру отряда Яковлеву.
Директор не мог в другие числа передавать в отряд на хранение чемодан и только по одной причине – он просто не смог-бы уследить за его сохранностью (во время сна, приёма пищи и других потребностей, как например: сходить по «нужде» и др.)
Это предположение верное – и оно исходит из позиции – а зачем директору лишняя головная боль, если он и так натерпелся страха при перевозке чемодана из станицы в лес?
Итак:
— Можно считать установленным и доказанным факт доставки чемодана в партизанский отряд 14.08.1942 г. Также можно считать, что чемодан — в тот-же день был передан командиру отряда – на хранение.
Если директор выдал расписку о приёме чемодана Авдейкиной, то можно предположить —  директор также мог произвести такие-же действия с командиром отряда и взять с него расписку о сдаче чемодана на хранение в партизанский отряд.
Таким образом директор мог снять с себя ответственность и впоследствии этот факт послужил бы оправданием (по Высоцкому: — …тот и докажет — кто был прав, когда припрут…)
А что ты хочешь – социализм – это строжайший учёт…
Прибыв в отряд, директор встретился с командиром и уже будучи «учёным» и практичным, передал ему на хранение чемодан, банковские документы и деньги – (по принципу:- баба с возу – кобыле легче… и сомнения не терзают… в случае чего – отмазка есть – мол немцы пришли, а я успел вывезти все причиндалы и сдал под расписку на хранение…) Командир был обязан принять все документы, деньги, чемодан и прочее имущество (печати, штампы и др.) и в обязательном порядке — оприходовать…
Яковлев (он-же самый первый командир отряда) имел отдельную землянку (он не кто-нибудь, а «большой» начальник!) и привёз из дома сундук, в котором хранил свои вещи, и на нём-же спал — кинул сверху пару широких досок и великолепная походная кровать!
(Походная кровать иногда приходилась бы кстати — частенько партийные руководители брали жён с собой в отряд и даже детей, а на крайний случай – для «походной» жены…)
Когда командир вынужденно принял чемодан, то для бОльшей безопасности положил его в свой сундук!
…………………………………………………………………
Директор остался в отряде в качестве рядового бойца и факт передачи командиру отряда чемодана и всего прочего может быть доказана одним обстоятельством:
Он не смог бы обеспечить сохранность чемодана и банковских денег-документов, а также он не смог бы сохранить в тайне содержимое чемодана.
Как известно – на следствии выжившие партизаны впервые узнали про содержимое чемодана, а кто (по должности) знал про «начинку» чемодана и были причастны к его «пропаже» — все погибли.
Директор приехал на подводе, запряжённой лошадью и этот «гужевой транспорт» остался под его началом – остальным партизанам заранее были расписаны обязанности и их перераспределение вызвало бы недовольство в отряде.
………………………………………………………………………………..
Для составления полной «картины» — надо знать какая жизнь была до, во время и после войны.
Немногие знают — в каких условиях жило сельское население — практически феодальный строй — паспортов не выдавали и дети должны были оставаться в колхозе. Настоящее рабство и по другому не назвать. Чтобы уйти в город — жить и работать — нужен паспорт, а колхознику могли выдать только справку и если кто в городе примет на работу по справке — сам получит путёвку в лагерь (не в Артек — в ГУЛАГ!)
Бесправное положение крестьянства продолжалось долго — только Никита Хрущёв приказал выдать паспорта, но при уходе из колхоза — стаж терялся и в пожилом возрасте шиш уйдёшь — пенсию не заработать.
А тут ещё одно обстоятельство — не забыто раскулачивание и насильственная коллективизация — разве мог крестьянин трудиться на колхозном поле «в поте лица своего»?
Исходя из этих сведений — можно ясно представить — какие «народные мстители» получились из простых мужиков.
Конечно-же — часть из них была «опылена» идеями социализма, но в основной своей массе у крестьян было развито чувство безисходности — сами судите — приходилось горбатить за «палочки и галочки» и вся надежда на свой приусадебный участок — только он мог прокормить крестьянские семьи, а на колхоз рассчитывать не приходилось — если не выполнили план (а чаще всего с «надбавкой»!) хлебозаготовок, то колхознику ничего не полагалось к выплате, а то и могли посадить…
Как врага народа — за вредительство…
………………………………………………………………….
Место у отряда — в хозяйственном плане — было хорошее – речка Большой Тегинь и рядом её приток – можно выкупаться — хоть холодная вода – зато партизан чистый(!) — иногда можно бельишко простирнуть и скотину напоить, а при случае — домой сбегать тайком – недалеко! Ведь ушли в лес заранее – а фашист пришёл только 14го.
Деятельность партизанского отряда походила на размеренную колхозную жизнь в малом обьёме. Партизаны ухаживали за скотом, косили траву и им поначалу нравилась такая жизнь — работать (кроме ухода за скотом) не заставляли — кругом раздолье — свежий воздух и кормили получше, чем на колхозных работах…
Никому даже мысль не приходила в голову — заниматься боевой подготовкой, изучать оружие и овладевать азы партизанской войны. Никаких инструкций командиры не получали, а своей инициативы не проявляли.
Командиры ждали — когда придёт связной из штаба партизанского движения  и передаст приказ, или указание насчёт дальнейших действий, но время шло — связного «на горизонте» не видать — сидели и выжидали…
Всё хорошо, а с военной точки зрения место никудышнее – в случае облавы бежать некуда. Речки — Большой и Малый Тегинь, текут параллельно — расстояние между ними около 10-12 км и имеют по берегам низкорослый лес – шириной 2-4 км с каждой стороны, а между полосками леса – открытое пространство на 3- 4-5км. и была наезженная дорога – почти до самого лагеря…
Находиться в таком месте означало – быть уничтоженными, без особого труда.
Но про партизанскую жизнь, правила обустройства тайников, выбора мест для базирования, а также про правила ведения партизанской войны, новоявленным «народным мстителям» не было известно и оттого они расположились как умели (вроде на пикник прибыли!!!) — вблизи «родного дома» и даже не подозревали о том, что им предстоит вынести, буквально через месяц с небольшим.
А им выпала незавидная судьба и горькая участь постигла большинство, невзирая на ранги и заслуги (осталось в живых – 38 из 110 чел. личного состава!!! 19 человек, после освобождения района, были призваны в армию, а 19 чел. – давали показания по делу о пропаже чемодана. Бывшего начальника штаба Комова (в числе прочих), сразу-же призвали в армию и отправили на фронт и по этой причине он не мог быть привлечён к следствию, а он-то мог бы рассказать кое-что «интересное»!)
В августе 42го — никто из партизан, даже подумать не мог, что через 3 месяца «партизанщины» — отряда и в помине не будет, а через менее полугода придут «наши»…
Здесь надо отметить – не партизаны выбирали место базирования отряда – им было предписано находиться именно здесь – из окна кабинета начальству было виднее — где устроить место для партизанской базы и на место никто не выезжал и не ознакомился с местностью. Указанное место ни по каким параметрам не подходило для длительного пребывания партизан в этом районе – сами судите – всего примерно 9 км. от станицы и дорога идёт к самому лагерю…
Добраться немцам к партизанской стоянке можно было всего всего за 15-20 минут и то не спеша…
Ничего не скажешь – немецкая мотопехота имела преимущество перед советской – у солдат вермахта было предостаточно техники для перевозки личного состава, а советским солдатам пришлось топать ножками аж до самого Берлина!
……………………………………………………………………………….
Для тех, кто начитался про «лихих» командиров и «разговоры у партизанского костра»:
По сведениям научно-исследовательского центра — при расследовании гибели трёх отрядов — из станиц — Спокойная, Отрадная и Упорная выяснилось, что эти отряды даже не пытались сделать вылазку или вступить в бой с карателями. Спокойненский отряд сидел в пойме р. Большой Тегинь, а остальные дислоцировались в пойме р. Малый Тегинь, в том числе — из ст. Советская и Успенская. Армавирский отряд (точнее — истребительный батальон) прибыл в Спокойную 10 августа и в этот же день переформировался в партизанский отряд, принял присягу и дал клятву — бить врагов беспощадно!
И в тот- же день — 10 августа к вечеру армавирцы ушли в преградненские леса и уже 11 числа, по пути встретили отряд окруженцев с командирами (подполковник Гамзин и капитан Лукьянов) в количестве 205 чел.
Солдаты и офицеры Красной армии не имели боеприпасов, продовольствия и зимнего обмундирования (в пилотках и гимнастёрках!), зато мал-мальски умели воевать.
Армавирцы не имели возможности взять на довольствие такое большое «войско» и поэтому было принято решение — добыть необходимое путём набегов на мелкие населённые пункты и устраивать засады на дорогах (своего рода -«грабёж среди бела дня»!) и надо признать — добились успехов — добыли немецкое оружие и боеприпасы, приоделись и приобулись.
А вот три отряда-бедоносца сидели и ничего не предпринимали — а раз они не беспокоили немцев, то немцы не трогали их…
Спокойненцы провели больше месяца и 30 дней после оккупации района на первой базе и это были «золотые деньки» — под боком у немцев и никаких проблем.
Связной из штаба (г. Сочи) партизанского движения не приходил, что делать и как командовать командиры трёх отрядов не знали и находились в растерянности.Коровы, волы и лошади паслись, хлеб пекли (пока в запасе была мука), колхозники не перетруживались и всё шло — «как надо» — до поры, до времени…
………………………………………………………………….
Отряд сидел тихо, не высовывался, про боевые действия никто не напоминал и не вспоминал, на первых порах еды хватало, а если бы не активная деятельность партизанского отряда из г. Армавира и примкнувших к нему 205 бойцов и командиров Красной Армии из числа окруженцев (отставших от своих частей) и начавших уже в августе (дислоцировались в преградненских лесах!) доставлять неприятности немцам, то можно было жить до той поры, пока «петушок» не клюнет в нужное место…
Вот так сидели и ждали «от моря погоды» — связной из штаба партизанского движения почему то не приходил, другой связи не было – о рациях могли только мечтать – ими не успевали снабжать фронты и отряды предгорий Кавказа оставались в полной информационной блокаде – даже не было радиоприёмников, а узнать сводки от Информбюро другим способом не было возможности. Партизаны не знали положение дел на фронтах и тешили себя надеждой о скором наступлении Красной армии.
А со связным дело обстояло так: — в Сочи – в срочном порядке был создан штаб и оттуда планировалось производить координацию взаимодействий всех отрядов предгорной части и в частности – армавирского куста, но затянули время по организации штаба…
На перевалах шли бои, но местные жители знали тропы – по которым стали проводить нужных людей – для выполнение определённых задач в тылу врага.
Таким образом были переправлены связные, но местность была под контролем противника и связным приходилось делать большие крюки по горной местности, а чтобы добраться до хутора Тегинь – надо пройти несколько сот км. – поэтому связной прибыл с опозданием и никого на месте не застал. Связному оставалось развернуться – и в обратный путь – доложить об отсутствии отрядов на местах им указанных… По этой причине связь с партизанскими отрядами не установилась и о них ничего не было известно.
Армавирский куст — для штаба перестал быть «интересным»…
Возможно действия с отрядом из Спокойной развивались бы по другому сценарию, но судьба распорядилась иначе и вскоре события стали стремительно развиваться наперекор думкам командиров (и рядовых партизан тоже!)
Как говорится: «Человек предполагает, а Бог располагает!»
Иначе — ничем нельзя обьяснить развитие событий и действий в невыгодном для партизанского отряда порядке. Конечно – можно обвинить командиров в бездействии и попустительстве на «самотёк» саму идею «народного мщения», но они выполняли приказ — ждать указаний через связных. Нарушить приказ они не могли, а инициативы (подобно армавирцам!) не проявляли, а дальше дела пошли по непредсказуемому пути и уже ничто не могло повлиять на судьбу отряда…
Дальше пошло, как по «накатанной дорожке», но не в лучшую сторону…
………………………………………………….
К концу августа в спокойненском отряде появились проблемы с выпечкой хлеба, а уже в начале сентября начался ропот:- мол (какого беса!?) —  почти месяц без дела сидим(!) – не воюем и жратва «достала» — хлеб не пекут, а мясо (без хлеба и соли!) — уже приелось – хлеба давай…
Но наладить выпечку хлеба не могли лишь по одной причине — в тайниках (и самих тайников!) ничего не осталось. «Стараниями» жителей станицы — они были опустошены и где взять столько муки?
У немцев попросить? А имелась возможность пройтись по хуторам и «наскребать»…
Для принятия такого решения нужна «политическая воля» и решимость, но в действительности – командиры (как правило – из числа партийных руководителей) занимали такую позицию:- нас не трогают и мы никого не будем трогать… (такой подход к партизанской деятельности был широко распространён и изо всех отрядов на Кубани и Северном Кавказе – только единицы вели  партизанскую войну, да и то – как умели!!!)
Пассивное отношение к борьбе с врагом не спасало от разгрома и к концу 1942 года, практически все отряды были уничтожено карателями или самораспустились.
Кроме того: — стиль руководства партизанским отрядом был перенесён из мирной жизни и действовал по принципу: «я – начальник, ты – дурак», то-есть в противоположность армавирскому отряду, где с первых дней борьбы установилось правило: — мы «братья по оружию» и никто не кичился своей командной должностью…
Моральный климат в отряде стал потихоньку изменятся – стало проявляться недовольство и ситуация незаметно приближалась к конфликту.
Рядовой состав роптал на бесполезное отсиживание «в кустах», на ухудшение питания, на своих командиров, которые сами не знали зачем они ушли в лес и не знали — как им поступать в такой ситуации и «по углам» начали вести разговоры о «смене власти» в отряде.
Больше всех — «масла в огонь» «подливали» те, кто был недоволен советской властью. Они настраивали рядовых бойцов против командиров и подстрекали их на бунт.
Сначала рядовые партизаны не особо прислушивались к «призывам к свержению власти», но проблема с питанием стала выходить на первое место и в итоге – многие согласились с доводами «подстрекателей».
У командира не хватило решимости расстрелять зачинщиков перед строем и покатилось…
Ситуация выходила из-под контроля и грозила обернуться непредсказуемыми последствиями…
А командование отряда «сложило белы ручки» и ждало указаний из штаба — через связного…
………………………………………………………………..
Если тайна «золотого чемодана» находится под большим вопросом и этот вопрос можно решить, то тайна «мирного» нахождения отряда буквально «под носом» у немцев покрыта мраком…
С партизанской стороны более-менее понятно – командир ждал связного, а партизаны «громко пукнуть боялись», но в то-же время они косили траву, заготавливали сено, пасли скот и эти быки-волы-коровы ревели и мычали, а лошади ржали на весь лес — к тому-же пекли хлеб, готовили еду и дым над лесом стоял «коромыслом», то с немецкой стороны вообще «тёмный лес»!
Немцы, в течении недели наладили работу комендатуры и тайной полиции, были выбраны или назначены старосты во всех населённых пунктах, а также – из местных набраны полицаи и непонятно – каким образом партизаны могли так долго сидеть «под боком» у немцев?
Многие жители знали про места дислокации партизанских отрядов и спокойненский был самым близким от станицы, а просидел целых 30 дней и хоть бы хны… «Разнюхать» про партизан не смогли? Но ведь немцы народ не глупый и в их интересах было устранение очагов опасности – а тут столько отрядов «пригрелись»…
Нужно отдать должное оперативности немцев они никогда не медлили с уничтожением партизан и не ждали указаний «сверху» — знали — чем может закончиться такое «соседство»!
Но тем не менее получилось так и не иначе — и нет обьяснений по этому поводу…
Спокойненцы ушли в лес 6 августа и стояли на одном месте до 13 сентября, немцы оккупировали район — 14го – откинуть пару дней на обустройство комендатуры и тайной полиции, то получается, что почти на месяц партизаны «грелись» под «бочком» у немцев и никаких последствий…
……………………………………………………………………
Информация к размышлению:
Многие ошибаются – думая, что столько много времени уделяется «пережёвыванию» эпизодов за период стоянки возле х. Тегин.
А именно здесь, в этот промежуток времени складывалась дальнейшая судьба отряда и не придавать им особого внимания – значит ничего не осознать и таким образом попытка расследования зайдёт в тупик — как это уже бывало и тайну не раскрыть, а значит — до тайника не добраться.
Хотите верьте, хотите не верьте, но только тщательное изучение событий и обстоятельств в спокойненском отряде может принести положительный результат. Грубейшую ошибку допустили прежние исследования-расследования и лица их проводившие, не считали главным вникнуть в источник всех бед партизан!
Тем — кому сейчас не доходит: – позже дойдёт смысл сказанного…
…………………………………………………………………
Для устройства тайников – привлекали многих колхозников, но не все попали в отряд.
В результате этой недоработки по обеспечению безопасности при закладке тайников — муку и прочий провиант (обычно создавали запасы с расчётом обеспечения отрядов – на срок не менее 6 месяцев!!! Была мука, махорочка ,  соль и спички – полный набор дефицита №1!) – разворовали сами колхозники (с обывательской точки зрения — их действия понять можно – выжить хочется всем…), а немцам и полицаям – фактически ничего не досталось! Тайники разграбили в первой половине августа, а в отряде был запас муки примерно 1.5-2 тонны, а всего (по предписанию!) для нужд отряда должны были запасти не менее 10 тонн и когда мука закончилась – «ткнулись» в тайники, а там одни ямки…
Такая же участь постигла тайники других отрядов. Потому — менее, чем через месяц после ухода в лес, партизаны ощутили на себе острую нехватку нужных продуктов.
Партизаны угнали с собой часть колхозного скота (для мяса — на питание) и пока отряд стоял на первой базе — был выпас и можно было косить траву, худо-бедно, но скотина не голодала, а что касается комбикормов, то бурёнки, даже в колхозе «в глаза их не видели» – всё зерно «выгребали» уполномоченные по хлебозаготовкам, бывало — до последнего зёрнышка – такова была система колхозного строя…
При переходе в горные леса, положение резко изменилось, от бескормицы и надлежащего ухода — начался падёж скота, что и усугубило и без того тяжёлое положение партизанского отряда…
……………………………………………………………………………..
К справке:
Нормы суточного довольствия красноармейцев и начальствующего состава боевых частей действующей армии включали 800 г ржаного обойного хлеба (в холодное время года, с октября по март – 900 г), 500 г картофеля, 320 г других овощей (свежей или квашеной капусты, моркови, свеклы, лука, зелени), 170 г круп и макарон, 150 г мяса, 100 г рыбы, 50 г жиров (30 г комбижира и сала, 20 г растительного масла), 35 г сахара. Курившим военнослужащим полагалось ежедневно 20 г махорки, ежемесячно – 7 курительных книжек в качестве бумаги и три коробки спичек. По сравнению с довоенными нормами, из основного рациона исчез только пшеничный хлеб, замененный на ржаной.
………………………………………………………………
«Вообще-то военный паек был очень хорош, – спустя 60 лет писал о своем фронтовом опыте Н. Н. Никулин, – в день полагалось 900 г хлеба зимой и 800 летом, 180 г крупы, мясо, 35 г сахара, 100 г водки во время боев. Если эти продукты доходили до солдата минуя посредников, солдат быстро становился гладким, довольным, ублаженным. Но, как всегда, у нас много хороших начинаний, идей, замыслов, которые на практике обращаются в свою противоположность. Еда не всегда была в наличии. Кроме того, ее крали без стыда и совести, кто только мог. Солдат же должен был помалкивать и терпеть»
…………………………………………… Исходя из этих норм, можно предположить, что партизан должен был иметь в ежедневном рационе – не менее 650 граммов хлеба в сутки, а на его выпечку уходило 500 гр. муки. Значит – на 110 чел. ежедневно на выпечку хлеба уходило более 1го мешка муки (весом 50 кг). За месяц – более 1.5 тонны…
…………………………………………
С самого начала «партизанщины» — партизаны быстро привыкли к относительно хорошему питанию и его ухудшение вызвало ропот со стороны рядового состава и грозило окончиться непредсказуемыми последствиями (оружие – то — в руках!!!). А кому такое может понравиться? – каждый день мясо — без хлеба и соли(!!!), а овощи, рыба и прочие продукты — могли только сниться…
«Разрулить» сложившуюся ситуацию вовремя не удосужились и вскоре пришлось «пожинать плоды» своей безалаберности…
………………………………………………………
Со «скрипом» начинает приподниматься занавес над тайной «золотого чемодана» и стоит констатировать факт установления внешних причин (опоздание связного и разграбление тайников), повлиявших на дальнейшее развитие событий.
Судьба чемодана неразрывно связана с судьбой отряда — значит внешние причины напрямую повлияли на судьбу чемодана. Содержимое чемодана само не могло «спрятаться» — к этому действию причастны лица имеющие право на принятие решения и поэтому необходимо установить все обстоятельства дела, приведшие к тайне исчезновения содержимого чемодана. Что происходило в отряде во время базирования возле х. Тегин?
Разбираемся с обстановкой в отряде на начало сентября:
Первая пара недель пребывания партизан в лесу была поистине «золотыми деньками», но по мере появления проблем – у партизан начали появляться думки о целесообразности бесцельного просиживания в лесу и моральный дух постепенно стал понижаться. Впереди маячила безрадостная перспектива будущего и картина неопределённости окрашивалась в мрачные тона. Рядовой состав отряда беспокоил вопрос об их дальнейшей судьбе и завтрашний день приобретал расплывчатую форму – пугала неизвестность, а конкретных предложений от командира не поступало – он сам находился в состоянии безысходности.
Ни от партизан, ни от их командиров уже не зависело определение судьбы отряда, хотя командиры могли «подкорректировать» ход событий и немного «сгладить острые углы», но они не проявили инициативы и не приняли на себя ответственность за судьбу отряда.
Фактически – ход событий был пущен на самотёк и оставалось сидеть и выжидать – чем это закончится?
Такая закономерность приводит к непредсказуемым последствиям и в отряде началось «брожение умов».
Стоит заметить социальное разделение на «касты» — парт-хоз-актив «кучковался» отдельно от рядового состава и в каждой «касте» создавались свои «фракции» — по взглядам и убеждениям. Единства не наблюдалось и никто не задавался целью создать «братство по оружию» — как это было сделано в армавирском отряде.
Отсутствие «национальной идеи» не располагало к обьединению отряда в единый сплочённый коллектив, а позиция бездействия и выжидательства только усугубляло проблему морального климата в отряде.
Обычно – разброд мнений приводит к анархии и отдельные партизаны стали вслух высказывать «крамольные» мысли и призывать к изменению «конституционного строя». Пассивное отношение командира к назревающей «буре» только помогало «мятежникам» утвердиться в своём «праведном» мнении, что и подтолкнуло их к действиям, которые вскоре коренным образом изменили жизнь отряда.
………………………………………………………..
И вот в отряде грянула буря!!!
Это случилось в пятницу — 4 сентября, когда в очередной раз партизаны сели за стол и понеслось…
Командир для рядовых партизан уже не представлялся грозной и могучей фигурой (если «обещалкин» не мог решить вопрос с питанием, а только обещал –  он утратил доверие!!!)
В итоге — недовольство своим положением основной массы личного состава, привело к переизбранию командира и комиссара… провели собрание, на котором выбрали новых…  и снова сидят… тоскуют…
Надо сказать – собрание было бурным — многие партизаны припомнили командиру и комиссару свои «обиды», но до драки дело не дошло – «вежливо», но с применением ненормативной лексики (русский без мата – что песня без слов!) устроили разборки и остановились на одном – выразить недоверие «старому начальству» и после «непродолжительных дискуссий» выбрали «новое начальство»…
От смены командира – практически ничего не изменилось – новый командир пытался «закрутить гайки», но мука от этого не появилась – хлеб попрежнему не пекли и неизвестно – чем бы это закончилось, но вскоре произошёл случай, изменивший весь ход событий.
Как бы ни старался новый командир изменить ситуацию с питанием в лучшую сторону, но главный продукт – хлеб так и остался пределом мечтаний рядового состава…
Лиха беда – начало! Через неделю после смены командира — кое-кому такая жизнь не понравилась и двое партизан, ночью с 11 на 12 сентября «делают на прощание ручкой» и «ай-лю-ли», то-есть ушли тайком, без разрешения и с неизвестной целью.
Партизанские командиры озаботились – все прежние планы разрушились и надо было в срочном порядке сменить место дислокации. Лица покинувшие отряд могли оказаться предателями и вполне могли выдать немцам все сведения о составе отряда, его численности, вооружении и место базирования отряда — и «пикник на природе» плачевно закончится…
Другого, более подходящего места поблизости не было – надо уходить в горы, а в кустарниках и в траве долго «партизанить» немцы не позволят…
Решение уходить в горы влекло за собой опасность – в случае столкновения с немцами – одному отряду (да ещё с его «боевыми» качествами!) не отбиться и потому решили оповестить упорненский и отрадненский отряды. Им тоже угрожала опасность – не только спокойненские партизаны знали про места базирования соседних отрядов и останься те на своих местах — им ничего бы хорошего не «светило»…
…………………………………………………………..
Про мистику:
Невероятно — но факт! Чемодан, как заговорённый… и неуловим для немцев!
Выплывает непростой вопрос – а почему целый месяц («чистых» — 30 дней под бочком у врага!) немцы не трогали партизан? Ведь в станицах многие жители знали о базе и партизаны при случае «ныряли» домой, а немцы и за ухом не почесали… Из числа жителей станиц Спокойная, Подгорная и Надёжная — предатели пошли в полицаи и уж они точно бы «настучали» немцам, но каким-то образом обошлось…
Явная мистика – возможно чемодан нёс в себе некую энергию и она охраняла не только чемодан, но и самих «охраняльщиков» — партизан. Чемодан проделал длинный путь и ничего с ним не произошло.
Смотрите – после выхода из порта Керчи — два катера из трёх были потоплены авиацией и уцелел только катер с чемоданом на борту, перевозка на машине до Краснодара, несмотря на активную бомбёжку – удалась без особых проишествий!  Из Краснодара до Армавира чемодан (бомбёжки были нещадные!) «доехал» целый и затем в Армавире все ящики с экспонатами – в «труху», а чемодан – как ни в чём не бывало и в Спокойную довезли нормально, хотя немецкий самолёт устроил охоту за грузовиком…
И при вывозе в лес – обошлось! И чемодан целый месяц находился в отряде под «носом» у немцев…
Чем можно обьяснить такое обособленное везение? Вопрос…
В ст. Спокойной была размещена полевая жандармерия и в её обязанности входило уничтожение партизан и в станице много людей знало о месте дислокации партизан, а партизан почему-то не трогали – ну, не могли же сами партизаны дать взятку полицаям или коменданту… Мол не трогайте, а то у нас чемодан…
А писаки пишут про преследование «по пятам»… Если бы немцы шли «по пятам» — то зная их способности — давно бы «накрыли» отряд и следом чемодан «накрылся» бы!
Можно вспомнить про теорию вероятности и относительности, но чтобы было столько «счастливых» случайностей с одним предметом и в течении такого длительного времени – что поневоле возникает мысль о некой магической силе — охраняющей чемодан…
………………………………………………………………….
Идём дальше…
В этом сложном деле расследования много «шероховатостей», но нужно найти «выступчик» для «зацепки», а имея «зацепку» — появится возможность ухватиться за ниточку, которая может привести к распутыванию всего клубка таинственной истории «золотого чемодана».
Можно полагать, что одна «зацепка» появилась – известно: — командир не рвался в бой и его позиция была ясна – спокойно отсидеться вместе с отрядом, а когда придут наши – выйти из леса, но чемодан внёс свои коррективы в планы командира. Вполне понятно, что зная об ответственности за сохранение столь дорогого государственного имущества, командир не мог халатно относится к содержимому чемодана. Переход в горы – занятие довольно рискованное и крайне опасно везти с собой чемодан, а командир вполне мог «побеспокоиться» об его сохранности – путём тайного перемещения содержимого чемодана в тайник, а сам чемодан увезти с собой и впоследствии – либо разыграть «спектакль» — будто чемодан разворован, либо провести с ним другое действие – допустим с целью «успокоить» тех лиц, кто уже знает об его содержимом.
К таким лицам можно отнести двух – Яковлева и Малькова, которые утратили доверие рядовых партизан, а если не доверяют партизаны, то новый командир Смирнов вдвое мог не доверять и кроме того – Яковлев и Мальков могли испытывать недобрые чувства к своим «оппонентам» и потому между вторым и первым командирами не могли оставаться доверительные и дружественные отношения.
Здесь явно просматривается версия (гарантированная!) об отстранении прежнего руководства от судьбы чемодана…
…………………………………………………………..
Внезапно возникшие непредвиденные обстоятельства продиктовали свои условия и единственный выход заключался в смене места базирования. Договорившись о маршруте и времени ухода, в воскресенье — 13 сентября — 3 отряда отправились в путь…
Не имея опыта передвижения по пересечённой местности, не зная правил ориентирования и прочих мелочей, партизаны двинулись навстречу  неизвестности…
Дело осложнялось ещё тем, что с Армавирского аэродрома самолёты летали бомбить наши войска перевалах и населённые пункты вдоль берега моря, а во время полёта лётчики могли просматривать местность и докладывать о всех подозрительных передвижениях в предгорной части. Отрядам, во время перехода в горы, приходилось соблюдать скрытность передвижения – это давалось нелегко – всё-таки шли три отряда и такой «табор» легко могли обнаружить с воздуха.
Кроме того – при каждом отряде имелось стадо коров и быков – на пропитание и вся эта армада мычала, и ревела на весь лес, и за нею надо было присматривать, чтобы не разбежалась по лесу.
А ещё надо было «смотреть в оба глаза» — чтобы (не дай Бог!) не попасть в поле зрения нежелательных лиц, которые могли бы дать «наводку» немцам.
………………………………………………………………………………………….
Решение о перебазировании было правильным – два партизана, самовольно покинувшие отряд с неизвестной целью могли выдать место стоянки партизанского или привести карателей, что привело бы к уничтожению отряда и чемодан попал бы в руки немцев, а такой «расклад» дела не входил в интересы командира. С момента, когда «новость» о беглецах доложили командиру — чемодан стал обузой для командира – он связывал по рукам и ногам и не давал манёвренности отряду – в случае чего – можно быстро ретироваться и даже бросить свой обоз – цена жизни дороже…
Можно ясно представить ситуацию в отряде – каждый партизан задумался о своём положении и картина будущего вырисовывалась довольно непредсказуемая и невесёлая – абсолютно никто не знал, что будет дальше и чем всё это закончится. Тревожное чувство не покидало ни на минуту и не давало покоя рядовому составу и их командирам.
С этого момента «тихая» жизнь отряда закончилась. Для партизан наступил новый период – самый тяжёлый и самый трагический…
Но они не знали о грядущих переменах в их судьбе – а она была уготована незавидная…
………………………………………………………..
12 сентября 1943 г. фактически была предрешена судьба «золотого чемодана».
Несомненно одно — командир принял решение и здесь просматривается сразу три варианта:
1й -устроить тайник неподалёку от настоящего места базирования (то-есть возле хутора Тегин.)
2й вариант — «приткнуть» содержимое чемодана во время перехода в горы.
3й вариант — возить чемодан в обозе.
1й вариант хорош тем, что можно было сразу обезопасить себя на случай – если внезапно нагрянут каратели.
2й – позволял использовать карстовые пещеры, которых в окрестностях предостаточно и присмотрев укромное нужное место или пещеру – устроить неприметный тайничок – путём обвала входа в пещеру, а при использовании готового углубления (такие бывают, когда ураганом выворачивает большие деревья с корнем и получается вместительное «хранилище» и главное – мало кто догадается что прикопано на дне ямки, а присыпать такую ямку проще простого – ногой сбросил землю со стенок ямки и придал вид естественного обвала.
3й вариант предполагал надёжную охрану и обязательным условием должно было стать избежание встречи с карателями.
……………………………………………………
Предстоит выяснить — какой вариант из трёх был выбран был выбран и почему командир предпочёл поступить так, а не иначе и чем продиктованы условия. Известно, что обстоятельства складывались не в том порядке, как хотелось бы командиру и партизанам, а стремительное развитие событий подталкивало к решительным действиям.
…………………………………………………………….
С рассветом 13 сентября 1943 г. спокойненский отряд выдвинулся в намеченное место для соединения с упорненским и отрадненскими отрядами. Маршрут в преградненские леса наметили и согласовали заранее. Самый опасный участок – это переход через дорогу Псемён-Преградная и его решили переходить ночью, а далее – через Лохматую Рощу.
Загодя выбрали (по их мнению) «глухой уголок» — и решили базироваться у подножия горы Большая Беден – место крайне невыгодное с военной точки зрения – практически это место – западня – в которой каратели могли легко уничтожить все три отряда, но кто же его знал — как выйдет на самом деле…
 Командиры этих горемычных отрядов не знали и даже не могли предполагать, что намедни здесь произошли события, которые имели последствия для этих трёх отрядов — армавирцы и окруженцы своими вылазками до того разозлили немцев, что те решили их «проучить» и 14 сентября провели акцию по прочёсыванию леса, с целью уничтожения партизан в преградненских лесах, дабы показать «кто в доме хозяин» и обезопасить движение по дороге на Пхию и Загедан – к перевалам, а самое главное – отвести угрозу нападения на базу снабжения войск в п. Рожкао!
Но — как-никак, а окруженцы со своими командирами успели «понюхать пороху» и имели представление о стратегии и тактике. Армейцы заранее «засекли» передвижение немцев по лесу, просчитали варианты и вместе с армавирцами преподнесли им сюрпризец с печальным финалом – подгадали момент и устроили засаду, в результате которой «замочили» всех до единого – и полицаев, и немцев – около 70ти чел. и хотя в сводках указано число убитых карателей больше 100 чел – этот факт не соответствует действительности.
Всё дело в «приписках» — это практиковалось во всех партизанских отрядах (и это отмечено учёными при расследованиях такого явления – как завышение потерь противника при стычках с партизанами) — командиры отрядов не «стеснялись» приписать – вдвое, а то и втрое больше убитых немцев, чем это было на самом деле…
………………………………………………………………
Немцы «обиделись» и быстренько подтянув резервы, решили «отыграться»… В срочном порядке был подготовлен план карательной операции и для проведения масштабной карательной акции были подтянуты дополнительные силы (по расчётам немцев!) намного превосходящие силы партизан и вот – что из этого получилось – не лезет ни в какие рамки…
……………………………………………………………
На снимке сверху слева вершина горы Большая Беден — фото сделано с дороги — ведущей в карьер.    п. Азиатский.
Расстояние «по прямой» линии — примерно 4.5 км. — но поднимаясь по серпантину — длина пути увеличивается примерно на 2.5 км. и составляет около 7 км.
К горе можно идти двумя путями — коротким — в самом начале посёлка подняться по левому склону балки до гребня и брать правее по гребню — «экономия» составит порядка 2 с лишним км. — этим пользуются бывалые туристы, а второй маршрут — дорога из посёлка — мимо карьера и по серпантину можно подойти к склону горы со стороны реки Большая Лаба — затем налево и подьём к вершине чуть больше 1 км. Дорога в запущенном состоянии — в 80х годах — когда рубили лес — дороги поддерживали в относительно сносном состоянии — лесовозы ходили и разбивали, а дожди размывали колею и сбоку прорезали новую. Теперь дожди активно так размывают дорогу, что вскоре она может местами превратиться в непроходимую балку.
Сама гора покрыта от — по пояс и большей частью — до плеча — сплошняком(!) густой зарослью кустарника в смеси с дикой малиной и папоротником. На вершине небольшими островками имеются деревья — основные — берёза, ёлка и другие.
Вот так выглядит вершина в настоящее время:
Снимок сделан с вершины горы в направлении села Курджиново — самый просматриваемый (п. Азиатский не видно — он закрыт лесом).
При ясной погоде хорошо просматриваются Андрюки, Псебай, Щедок и какой-то населённый пункт левее.
Обследование горы показало — здесь нет подходящего места для «подошвы» — склоны простираются далеко и упираются в балки, в русло реки и в другую гору… Значит место не соответствует показаниям партизан на следствии: — «остановились у подошвы горы…»
Тут негде останавливаться — со склонов всё скатывается…
……………………………………………………………………
Утром 17 сентября, силами около 250 человек, тремя колонами, каратели направились в лес — с целью расправиться со всеми партизанами в том районе и завершить акт возмездия полной победой…
Тут стоит отметить – для акции «возмездия» немцы утроили силы…
……………………………………………………………………………………..
А в это время:
Ничего не подозревающие партизаны трёх отрядов, после очередного ночного перехода, остановились на промежуточную стоянку с целью устроить отдых, приготовить горячую пищу и осмотреться на новом месте – им было непривычно – здесь и деревья повыше и горки покруче, чем на прежнем месте базирования.
В этот момент партизанам казалось, что здесь их никто не сможет обнаружить и они находятся в относительной безопасности – всё-таки они в горах и забрались довольно далеко от населённых пунктов.
…………………………………………………………………………………….
Передвижение от первой базы в горы шло крайне медленно – с опаской и с «оглядкой» — партизаны боялись быть обнаружены, знали про свою «боевую подготовку» (которой и в помине не было!)
Передвигаться по пересечённой местности, где местами нет леса, да ещё такой «оравой», было опасно и поэтому приняли такой вариант – разведчики разведывают маршрут на некоторый отрезок пути, а затем принимается решение – в какое время суток безопаснее делать переход.
Наличие скота усложняло передвижение – скотину надо было кормить, поить, а коров – доить…
При каждом отряде был скот и можно представить как это стадо перегонялось и охранялось по ночам.
И самих партизан было три с половиной сотни – передвигаться таким «табором» и остаться незамеченными – задача трудная. Партизан спасло то, что они передвигались (во всяком случае старались обходить открытые места!) по лесному массиву и вблизи не было ни одного населённого хутора – можно сказать «подфартило» мужикам и немецкой авиации не удалось узреть движение по лесу. Конечно – если бы немецким лётчикам был дан приказ внимательно следить за обстановкой в лесу – а возможно и действительно они следили – только не за спокойненским лесами, а преградненскими – где армавирцы и окруженцы давали «прикурить» немцам, а спокойненские леса были «спокойными» и ни один отряд не беспокоил немцев…
А если нет действия – то нет и противодействия – стояли месяц под боком у немцев (всего-то 9-10 км от Спокойной!) и каратели не тронули партизан.
………………………………………………………………………………………
Армавирцы и окруженцы успели «обжиться» в преградненских лесах и постоянно меняли места стоянок, что делало их неуловимыми, а места для стоянок выбирали на удалении не меньше 15-20 км. от ст. Преградной и хотя на них шла постоянная «охота», но всё равно — немцам никак не удавалось добиться положительного результата – немцы думали, что имеют дело с партизанами, а на самом деле им досаждало воинское подразделение советской армии и командиры-окруженцы имели богатый опыт ведения боевых действий на равнине, а в лесу гораздо легче проявлять фактор внезапности, но немцы даже не догадывались – с кем имели дело…
……………………………………………………………………………………….
Утром 17 сентября 1942 года, из ст. Преградной, две колоны карателей выдвинулись в направлении п. Псемён – одна колонна свернула налево и между балками Щиторечиха и Осиновая начала подьём к  поляне Лысая (фактически – поляна Лысая – это гора возле горы Рубленая!), другая колона прошла дальше на 4-5 км и через урочище Лохматая Роща также двинулась к поляне Лысая и ещё одна колона – направилась в направлении к п. Уруп и свернула на дорогу, ведущую к горе Малая Беден и не доходя хребта Петова, свернула направо и через гору Малый Беден – к поляне Лысая…
Правильнее сказать: встреча всех трёх отрядов карателей должна была состоятся на «перекрёстке трёх дорог» — между горой Лысая и горой Рубленая. В этой точке пересекаются все основные дороги и они отмечены на «Дорожной карте Кавказа» 1903 года.
……………………………………………………………………..
Переход в горы показал, что подводы не идеальное средство для передвижения по лесным горам.
Местами подводы не могли проезжать между деревьями из-за большого радиуса поворота и застревали между стволами деревьев, а разница размера колеи передней и задней оси (задние колёса имели ширину колеи больше, чем передние!) – а поэтому ездовые не могли точно рассчитать – пройдёт или не пройдёт подвода (с поворотом) меж деревьев — а там надо было лавировать меж стволами деревьев…
На основе этого печального опыта было принято решение о переоборудовании подвод в двуколки и планировалось провести «реконструкцию» сразу же по прибытии в горную местность.
…………………………………………………………………
Ночью, с 16 на 17 сентября, три отряда совершили последний «марш-бросок» и самым опасным участком при переходе – было переезд через дорогу Псемён-Преградная – предстояло пройти примерно 500 м. пути по этой дороге и надо было пройти быстро, не оставляя следов, а главное – не нарваться на немцев.
Но – партизаны трёх отрядов не знали, что немцы уже не смели передвигаться по дорогам в ночное время – армавирцы и окруженцы пользовались такими случаями и мочили всех «храбрецов» и таким образом «приучили» немцев передвигаться только в дневное время — большими колоннами и под усиленной охраной.
………………………………………………………………
Все три отряда благополучно перешли дорогу и немного углубились в лес, а с рассветом продолжили движение и примерно к 8 час утра добрались до седловины между поляной Лысая и горой Рубленная.
Место попалось неплохое — ровная седловина — без крутых уклонов и оно идеально подходило для переоборудования подвод. Партизанам нужно было повысить мобильность своего «транспорта» и скорость передвижения напрямую зависела от переделки подвод в двуколки.
Рядом есть вода — от седловины начинаются ручьи и партизаны расположились на стоянку… и расслабились – казалось — что всё худшее осталось позади…
……………………………………………………
Информация к размышлению:
Иваненко доставил чемодан в Армавир и сдал его по описи в горисполком. Председатель горисполкома Малых, в присутствии «понятых» принял груз и подписал приёмо-сдаточный акт, а этим действием принял на себя ответственность за сохранность груза.
Благодаря Авдейкиной – обнаружила уцелевший чемодан, нашла председателя и только тогда чемодан был погружен в машину и в сопровождении Авдейкиной – отправлен в ст. Спокойную.
Вопрос: — а почему товарищ председатель забыл о ценном грузе? Содержимое чемодана — это всё-таки приличная ценность…
Второй момент: — 10 августа, отряд из г. Армавира прибыл в ст. Спокойную около полудня, а днями раньше спокойненский отряд убыл в лес, но директор банка находился в станице.
Вопрос: а почему товарищ председатель горисполкома не озаботился найти директора и спросить про судьбу чемодана? (Малых состоял в отряде из г. Армавира!)
Последний раз Авдейкина виделась с Малых с 3 августа и он не мог знать – довезла ли она чемодан и сдала ли его в банк? Почему такое равнодушие со стороны председателя и чем это можно обьяснить?
Далее «вылезет» ещё один факт полного председательского равнодушия и скоро дойдём до него.
Обьяснения таким вещам не нашлось…
……………………………………………………………….
 ИЗ ОТЧЕТА КРАСНОДАРСКОГО КРАЙКОМА ВКП(Б) О ПАРТИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ НА ТЕРРИТОРИИ КРАЯ В 1941—1943 ГОДАХ
В Армавирском кусте партизанских отрядов из общего числа партизан 1117 человек было членов и кандидатов ВКП(б) — 622 человека, членов ВЛКСМ — 66 человек. В отрядах городского актива — 25 человек, районного — 236 человек, низового —
160 человек. Из 12 командиров партизанских отрядов было партийных работников — 4 человека, советских — 6 человек и хозяйственных — 2 человека. Из 12 комиссаров отрядов было партийных работников — 9 человек, советских — 2 человека и хозяйственных — 1 человек. В августе месяце 1941 года каждому партизанскому отряду было определено место базирования. В октябре месяце 1941 года была проведена закладка продовольственных и других баз, одновременно производилось вооружение и обеспечение боеприпасами партизанских отрядов. Личный состав партизанских отрядов в полном составе проходил военное обучение применительно к 110-часовой программе всеобуча. Весной 1942 года базы партизанских отрядов разбронированы и вторичная закладка была произведена в июле месяце 1942 года в связи с изменением обстановки на юге страны. В момент оккупации Краснодарского края немецко-фашистскими войсками в августе месяце 1942 года партизанские отряды перешли к активным боевым действиям в борьбе против немецких оккупантов.
Возникает вопрос: —  а кто их обучал, если они ничегошеньки не понимали в военном деле???
……………………………………………………………………………………………………
Из этого документа становится понятно — места дислокации отрядов были обозначены в 1941 году, а штаб партизанского движения Кубани был организован только 3 сентября 1942 г. в г. Сочи и поэтому — к концу сентября — связной пришёл на указанное место и никого не застал…
……………………………………………………………………….
^ Таблица 9. Итоги существования партизанских отрядов Армавирского

куста:

Спокойненский   Удобненский   Отрадненский   Упорненский     всего
Всего партизан             110                      76                       ПО                  154                 450
Убито в боях                    6                         6                         1                       6                   19
Расстреляно немцами  30                       20                       83                    112                 245
Предателей                     2                         1                         4                        3                   10
Пропали без вести        24                       14                         4                        6                   48
Умерли                            2                          —                          —                        1                     3
Повешено немцами        —                          —                          —                         2                     2
Покончили с собой         —                           —                          —                         1                     1
Отпущены из отрядов     1                          7                         —                         —                      8
Дезертировали                7                         17                        —                         2                    26
Ушли в РККА                  19                          1                        2                         1                    23
Остались и живут          19                         10                      16                       20                   65
работают

Указанные четыре района Краснодарского края в результате гибели партизанских отрядов потеряли также и своих руководителей. К примеру, в Упорненском отряде погибли или пропали без вести 9 руководящих работ­ников, в Спокойненском районе — 12. В последних боях погибли или попали в плен и были замучены гестаповцами все четыре первых секретаря райко­мов партий. Такая же участь постигла всех четырех начальников РО НКВД [50].

………………………………………………………………………………………………………………….
Вот такая «арифметика»…
………………………………………………………….
ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ
Во всех 86 партизанских отрядах Краснодарско­го края по состоянию на конец 1942 г. лиц с высшим образованием было 188, со средним — 1276 и с низшим образованием — 4447, т.е. преобладал мало­грамотный контингент [98].
……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..
Серьезной проблемой для партизанского движения на Северном Кавка­зе был кадровый вопрос. В отрядах находилось крайне незначительное коли­чество военнослужащих, меньше, чем, к примеру, в партизанских формиро­ваниях Белоруссии или Брянщины. Поэтому и успехи партизан региона в борьбе с оккупантами были более скромными. В то же время в партизанских отрядах Кубани, Ставрополья и автономных республик, как нигде в других партизанских соединениях страны, был велик показатель наличия коммуни­стов среди личного состава. Члены партии составляли более 50% от числа всех партизан Северного Кавказа. Однако такая солидная численность ком­мунистов не являлась сама по себе залогом успехов в действиях партизан­ских отрядов. Конечные результаты в борьбе с оккупантами зависели от ряда других факторов.
…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….
Была и другая трудность. Личный состав партизанских отрядов Северного Кавказа в абсолютном большинстве своем не имел опыта боевой деятельности. Как командование отрядов, так и рядовые партизаны еще за несколько дней до прихода немцев занимали гражданские должности в уч- реждениях, на предприятиях, в колхозах. Теперь же они стали бойцами пар­тизанских формирований. Навыков ведения военных операций против обу­ченного и хорошо вооруженного врага у них не было.
Количество кадровых военнослужащих в партизанских отрядах Северного Кавказа было незначительным. К примеру, в отрядах Кубани на­ходился всего 91 офицер Красной Армии (а это меньше, чем по одному офи­церу на партизанский отряд) и 355 сержантов и рядовых красноармейцев, не сумевших выйти из окружения и оставшихся в отрядах [9]. Но их было явно недостаточно для того, чтобы за короткое время сделать партизанские фор­мирования боеспособными.
………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………
Потери личного состава партизанских отрядов представляется возмо­жным привести и отдельно по каждому краю. Так, партизаны Кубани поте­ряли: убитыми в боях и умершими от ран — 464 человека, расстрелянных немцами — 370, пропавшими без вести — 254. Всего — 1088 человек [92].
Большая часть партизан, расстрелянных гитлеровцами, приходится на четыре партизанских отряда Армавирского куста, о которых уже говорилось выше — 245 человек [93].
……………………………………………………………………………………………………………………………………………..
Новые документальные источники, введенные в научный оборот в по­следние годы, по иному позволили взглянуть и на такой аспект истории пар­тизанского движения на Северном Кавказе, как поддержка местным населе­нием партизанских отрядов в их борьбе с оккупантами. Оказывается, жите­ли городов и сельских населенных пунктов Северо-Кавказского региона не­редко отказывали в помощи партизанским формированиям, более того, на­ходились с ними во враждебных отношениях. Причем нередко сами парти­заны своими беззаконными действиями провоцировали на это население. Следовательно, полного единодушия и единства в борьбе с немецкими окку­пантами у партизан и населения, к сожалению, не было. Данное обстоятель­ство было на руку немецким властям, которые максимально использовали эти факты в проведении карательных операций против партизанских сил. Более детальное и объективное исследование истории партизанского
535
движения на Северном Кавказе выявило и такое негативное явление, как предательство в среде партизанских формирований. Причем, как видно из приведенных выше примеров, масштабы этого, в буквальном смысле слова, бедствия, оказались довольно значительными. Из-за предательства гибли не только отдельные партизаны, но и целые отряды и даже соединения парти­занских формирований. Такое массовое дезертирство из партизанских отря­дов и многочисленные факты предательства тем более удивительны, что в партизанских отрядах Северного Кавказа число членов ВКП(б) и количество работников партийно-советского актива было намного большим, чем, ска­жем, в составе партизанских сил Белоруссии или Украины. В этом негатив­ном факте кроется одна из особенностей развития партизанского движения на Северном Кавказе в годы Великой Отечественной войны.
………………………………………………….
Немцами была выбрана излюбленная тактика с применением испытанного приёма – взять партизан в «клещи» с трёх сторон и не дать партизанам ускользнуть из этого района.
Рассчитали всё правильно, но не учли самой малости – у колонн были разные расстояния до цели и надо было учесть, что и время в пути будет разное, а замысел был очень хорош – взять «в клещи» всех партизан и очистить лесной район раз и навсегда.
Но им не удалось правильно просчитать ход карательной операции — видимо накануне разработки плана – приняли «на грудь» шнапса больше нормы, а может раздобыли кубанского самогона (с начала войны станичники стали гнать самогон, а немцы любили «первачок»!) и при глубоком похмелье, пропустили такую важную деталь, как синхронизация действий всех групп, чтобы они пришли к поляне одновременно. Дали маху!!! Крупно просчитались и в итоге…
У 3й колоны был самый трудный и длинный маршрут (через гору Малый Беден), у 1й – по расстоянию почти одинаков с 3й колонной, но чуть полегче (через Лохматую Рощу), а самый короткий и лёгкий – у 2й (между балками — Осиновая и Щеторенчиха).
Намедни, перед приходом 1й колоны немцев, по урочищу Лохматая Роща, проделали свой путь 3 партизанских отряда и наследили… Лошади и коровы имеют привычку на ходу оправляться и поэтому —  немцы с полицаями 1й колоны шли с очень большой осторожностью – опасались засады и опоздали к «раздаче призов» минимум на пару часов, а третья колона подоспела ещё позже…
Каратели не имели средств связи – иначе-бы согласовали свои действия и 1я колона оповестила бы две другие о недавнем передвижении партизан, а будь связь – карательная операция могла бы координироваться из ст. Преградной и по ходу дела корректироваться – в зависимости от сложившейся обстановки.
Сложилась такая ситуация — немцы не знали о вновь прибывших (фактически — «за плохое поведение», они должны были «наказать» армавирский партизанский отряд!), но неожиданно напоролись на три отряда, которые пришли в горы и считали, что здесь они будут в полной безопасности… Обстановка располагала к тихому отсиживанию в горах и партизаны расслабились и думали – все опасности остались позади.
……………………………………………………..
Интересный факт
Во время боевых действий, когда Армавирский партизанский отряд умело отражал все атаки гитлеровцев, с немалыми потерями вторых действующих лиц, в руки к партизанам попал приказ командира 4-ой немецкой горнострелковой дивизии в котором сообщалось:
«Батальон» доблестных стрелков капитана Штрегана разгромил наголову скопления партизан. В бою уничтожено свыше 1500 тысяч партизан. Захваченные в плен Кривенко, Малых, Колдубов, Гамзин, Лукьянов, Кадушкин и др. повешены… Леса очищены от партизан».
Из этого сообщения можно представить, что повешенные партизанские командиры, после расправы над ними, неоднократно мешали немцам в совершении их планов. Тогда возникает вопрос: Неужели страх перед Армавирскими партизанами был настолько велик, что один из немецких командующих в своем отчете пишет об их сокрушении? Если да, то это еще раз доказывает, что герои, жившие в тени, имели огромное значение, их немногочисленный состав сделал очень многое на благо Отечества в попытках остановить и задержать противника.
……………………………………………………………………………………………………..
Этот факт имеет самое прямое отношение к событиям 17ентября, произошедших в районе лысая Поляна – у подножия горы Рубленая.
Капитан Штреган не смог предусмотреть всех непредвиденных обстоятельств при разработке операции по уничтожению партизан в преградненских лесах и в итоге «промухал» синхронизацию действий трёх колонн карателей, а подполковник Гамзин и капитан Лукьянов просчитали возможные действия карателей и дали им «дрозда»…
………………………………………………………….
Главные события – произошли утром — в четверг – 17 сентября 1942 года!!!
… Проделав (как им казалось!) длительный марш, три партизанских отряда остановились в районе — между поляной Лысая и горой Рубленая, расположились довольные тем, что самое опасное осталось позади и уверенные в своей безопасности вздохнули с облегчением… а тут – откуда ни возьмись — появилась 2я колона карателей и завязался бой. Хотя три отряда имели количество «штыков» больше, чем у карателей, но шансы на победу у партизан были невелики – они-то не умели правильно винтовку в руках держать, а тут такое светопредставление началось…
Практически – партизан застали врасплох – они не ожидали появления карателей и не были готовы отразить нападение, а ввиду отсутствия боевого опыта — растерялись… скорее всего – от полной  неожиданности…
Но каратели тоже оторопели – они не ожидали увидеть такой «табор» и решили затеять перестрелку с таким расчётом, что с обоих флангов подойдут ещё две колоны и они общими силами уничтожат партизан.
Начался бой, первый и последний за всю историю существования отряда…
От испуга, колхозные коровы разбежались в разные стороны, лошади всполошились и начали срываться с привязи – им был непривычен резкий звук стрельбы, а командиры трёх отрядов не знали какое решение принять и как вести себя в подобной обстановке…
Рядовые партизаны не имели никакого представления о тактике боя, но жить хотелось (а ещё больше хотелось выжить!) и они начали отстреливаться — кто как мог. Автоматическое оружие имело некоторое превосходство над допотопными винтовками, но из винтовки — «трёхлинейки можно уложить фрица на расстоянии 1 км., а автомат эффективен только в ближнем бою и обладал убойной силой не более 300 м.
Каратели не спешили идти на сближение — им было важно протянуть время, а «протянуть ноги» они всегда успеют…
………………………………………………….
Вот что пишут о партизанском отряде из ст. Преградной:
Яркой страницей в истории Великой Отечественной войны явилось всенародное партизанское движение. На участке  между станицей Преградной и Урупом действовал Преградненский партизанский отряд № 10, командиром которого был Осканов Вартан Лукьянович,  бывший начальник НКВД Преградненского района. Преградненский партизанский отряд № 10 был в основном сформирован из работников партактива Преградненского района.
В этом же отряде находилось и его жена, Анна Кузьминична Осканова, бывший работник Преградненского районного Совета. Разведкой в Преградненском отряде руководил Зиберов Михаил Алексеевич, председатель исполнительного комитета Преградненского районного Совета и Евтушенко Константин Иванович, начальник политотдела горной МТС. Этим отрядом были выведены из строя десятки автомашин с боеприпасами и солдатами. В декабре 1942 года  Евтушенко Константин Иванович с группой партизан в ст. Преградной уничтожил экипаж гебельсовской кинопропагандистской бронемашины.
Как можно «перекраивать» историю!!! Армавирский отряд и окруженцы уничтожили машину с кинооператорами, а «одеяло перетащили» на отряд из ст. Преградной!!! Даже месяц указали неверно!!! (С 10 декабря — уже не было ни одного партизана в тех местах!!!) Вот потому и нельзя верить написаному и не подтверждённому документально.
……………………………………………………………………………………….
Капитан Штреган провёл три операции по уничтожению партизан в преградненских лесах. Первый неудачный рейд он провёл 14 сентября на Беденовской поляне — погибли все — 70 с лишним карателей.
Второй раз (получив клизму!) Штерман послал сразу три отряда, но не просчитал все элементы операции и в итоге одна колонна (80 с лишком человек) была уничтожена.
Капитану снова «поставили клизму» и 20 сентября 1942 года, отряд вооружённый сверх меры и имеющий рации (14 и 17 сентября — раций у карателей не было!) снова двинул в лес — со всеми предосторожностями, но никого не обнаружил…
Тогда был дан приказ установить пост численностью больше роты, усилить его пулемётами, были выставлены патрули (пешие и конные!) с рациями — на случай обнаружения передвижения партизан в этом районе, а в случае стычки с партизанами — в ст. Преградной стояла мобильная группа — готовая в любой момент выступить на помощь. В этот раз предполагалась доставка карателей автомобилями до кромки леса (14 и 17 сентября — каратели топали пеши!) и кроме того была наготове группа всадников на конях. Эффект превзошёл все ожидания (!!!) — в лесу не обнаружено ни одного партизана… Они загодя ушли в выерховья Лабы…
Около трёх недель «пасли» партизан в преградненских лесах, но безрезультатно…
Пост и патрулирование отменили…
…………………………………………………..
Тут дело в чём — каратели шли тремя отрядами и должны были выйти к поляне Лысая с трёх сторон. Рассчитано вроде правильно — никто не должен ускользнуть и разгром (по понятиям Штрегана!) был неминуем. Но судьба злодейка сыграла злую шутку — 2я колонна неожиданно встретилась с целым «табором» партизан — а их было больше 350 чел. Партизаны оторопели — и каратели обалдели — откуда столько? Каратели шли громить армавирцев — Штреган даже знал фамилии их командиров и кто — и кем был до войны — партийцы — значит надо поймать и прилюдно повесить — чтобы убедить народ в том, что немцы не шутят…
…………………………………………………………………..
Итак — в четверг — 17 сентября 1942 года состоялся бой между отрядом карателей (указан в сводках — как «центральная колонна») и тремя партизанскими отрядами. Каратели знали, что с флангов должны подойти ещё 2 колонны и затеяли перестрелку с расчётом протянуть время, но они не знали, что расстояние от центра станицы до этого места у трёх колонн разное. У первой колонны — примерно — 20 км, но они припоздали по причине боязни засады. Первая колонна шла через рощу Лохматая по следам ночного перехода 3х партизанских отрядов и ожидали засады — знали, что было 14 сентября на Беденовской поляне. У второй колонны — расстояние до поляны Лысая — всего — около 15 км., а 3й — примерно 20 км. 2я колонна пришла первой и…
Теперь разберёмся с маршрутами движения 3х колонн карателей. На дорожной карте 1903 г. ясно указаны тропы, по которым ходили тысячу лет и они остались неизменные — рельеф местности позволяет проходить только по гребням между балками. Со стороны ст. Преградная есть 4 тропы — через рощу Лохматая, между балками Осиновая и Щиторенчиха, а также балками Осиновая — Широкая и от дороги Преградная-Уруп — через гору Малая Беден. Тропу между балками Осиновая и Широкая решили не использовать — ею партизаны не могли пользоваться — близко от станицы и эта тропа выходит на гору Малая Беден, а на Малая Беден выходит 3я колонна — от дороги на Уруп.
Операция была продумана хорошо — после встречи 3 отрядов карателей — они могли преследовать всех партизан по тропе, идущей вдоль р. Большая Лаба — других троп там нет.
Ошибка в синхронизации действий привела к катастрофе — на горе Рубленая находился отряд из г. Армавира и с ними 205 окруженцев.
Услышав выстрелы — армавирцы и окруженцы ударили с фланга и 2я колона была уничтожена.
Пока «переселенцы» собирали свой разбежавшийся скот — армавирцы и окруженцы быстро собрали оружие и боеприпасы у убитых  немцев — сняли с них подходящую одежду и обувь, а также забрали еду (каратели не успели отобедать…) Уже бывалые в таких переделках, армавирцы и окруженцы покинули место боя, а три отряда пошли за своими спасителями.
На следующий день все отряды покинули преградненские леса и подались в урупские и потом (через некоторое время) двинулись к селу Пантелеймоновскому. Армавирцам и окруженцам лишний «балласт» был не нужен и они ушли в верховья р. Большая Лаба и стали там «шухарить».
Три отряда — «бедоносца» остались «при своих интересах».
………………………………………………………………………………
На момент боя 17 сентября — в преградненских лесах находились:
1 — Отряд г. Армавир + 205 окруженцев — выручили «бедоносцев»
2 — Отряд ст. Советская — были рядом, но в бой не вступили — «постеснялись»
3 — Отряд ст. Успенская — стояли дальше — но «не горели желанием»
4 — Отряд ст Преградная — стояли дальше — но «не горели желанием»
5 — Отряд ст. Спокойная — первый и последний бой
6 — Отряд ст. Упорная — первый и последний бой
7- Отряд ст. Отрадная — первый и последний бой
…………………………………………………………………
Пришла пора разобраться с версией боя — на предмет правдивости.
Разбираемся — в исследованиях причин гибели трёх партизанских отрядов указано:
11 сентября 1942 г. двадцать армавирских партизан под командовани- ем Ф.В. Лысенко и Г.И. Жданова взорвали мост на дороге, ведущей к Сухум- скому перевалу, и уничтожили немецкую автомашину с 22 автоматчиками. В ответ 14 сентября оккупанты направили против партизан карательный ба- тальон из станицы Преградной. Но партизаны устроили засаду вместе с во- инским отрядом капитана Лукьянова и уничтожили свыше 100 чел. Через несколько дней оккупанты подтянули более крупные силы для разгрома пар- тизан, подходившие тремя колоннами к их лагерю. Центральная колонна противника неожиданно столкнулась с Отрадненским, Спокойненским и Упорненским отрядами, менявшими место стоянки. В разгар боя удар с фланга нанес Армавирский отряд, в течение 20 – 30 минут колонна против- ника была разгромлена, он потерял только убитыми свыше 80 чел. Две дру- гие колонны противника к месту боя не успели и вернулись назад [15]. В сентябре 1942 г. группа Гамзина вышла в верховья Лабы и соверши- ла дерзкий набег на населенный пункт Бахмут [16]. Вплоть до конца октября 1942 г. отряды Армавирского соединения осуществляли боевые операции против оккупантов в верховьях рек Лабы и Урупа. Располагая недостаточ- ным вооружением, в частности, имея всего 25 американских автоматов и небольшой запас патронов, они, судя по отчетным документам, провели 33 боевых операции, уничтожили свыше 800 военнослужащих вермахта, взо- рвали мосты через Лабу и Уруп, вырезали свыше 5 км проводов связи [17]. Приводимое количество уничтоженных солдат и офицеров противника вы- зывает серьезные сомнения, в партизанских отчетах нередко приводились завышенные данные о нанесенных врагу потерях, но проверить их не пред- ставляется возможным, по крайней мере, пока имеющиеся в архивах доку- менты не станут доступными для исследователей в полном объеме. Не имея связи с «Большой землей» и находясь фактически на автоном- ном положении, Армавирское соединение вынуждено было самостоятельно решать вопросы обеспечения личного состава всем необходимым. Между тем захваченных с собой запасов продовольствия хватило только на первые полтора месяца, и более двух месяцев партизаны не имели ни хлеба, ни со- ли, питались только мясом. Постепенно выходили из строя одежда и обувь, заканчивались медикаменты, из-за плохого питания партизаны «переболели дизентерией и сплошным поносом». Боеприпасов также осталось лишь «на два часа горячего боя» [18].
Этот документ ясно указывает на факт самого боя — он состоялся через несколько дней после уничтожения карателей на Беденовской поляне. Также понятно — что партизаны убыли в урупские леса и из этих мест группа Гамзина ходила громить немцев в Бахмуте.
Если бы отряд из ст. Спокойной успел бы прибыть как везде заявлено: — «17 сентября, отряд остановился у подножия горы Большой Беден, для перестройки повозок…», то его и с ним — отряды из ст. Упорной и ст. Отрадной не смог бы выручить отряд из Армавира с окруженцами.
Теперь смотрим историю партизанского отряда из г. Армавир — там ясно обозначено место проведения «акции спасения» трёх отрядов — «перебазировавшихся в горы» — и это место: — «в районе поляны Лысая»…
Теперь нетрудно вывести дату проведения боя — если 14 сентября карателям досталось и они решили провести «широкомасштабную операцию по уничтожению всех партизан в преградненских лесах»  — то это как-раз приходится на 17 сентября. 14го был бой — немцам надо было время для разработки операции, подтягивание дополнительных сил — значит 15го и 16го — они решали эти вопросы — за один день они не могли подготовиться и подтянуть «подмогу». Три отряда просто обязаны были 17 сентября находиться в районе поляны Лысая — иначе сводится на нет документальные сведения:
«Центральная колонна противника неожиданно столкнулась с Отрадненским, Спокойненским и Упорненским отрядами, менявшими место стоянки. В разгар боя удар с фланга нанес Армавирский отряд, в течение 20 – 30 минут колонна против- ника была разгромлена, он потерял только убитыми свыше 80 чел. Две дру- гие колонны противника к месту боя не успели и вернулись назад [15].»
Если перенести место боя к «подошве» горы Большая Беден — то «нанести удар с фланга» — в силу рельефных условий никак не получится!
Сомнений по поводу даты и места боя не имеется — но чтобы окончательно поставить точку — необходимо провести обследование «места происшествия» и добыть «вещественные доказательства».
……………………………………………………………………………….
Отряд из ст. Советской следовал за отрядом из г. Армавира — как нитка за иголкой и на момент боя находился около, но в бой не вступил — «своя рубашка ближе к телу»… Также получилось — когда перебазировались в майкопские леса — армавирцы приняли бой в п. Сахрай — ныне Новопрохладный (в декабре), а остальные драпанули к п. Киша…
Собственно, кроме армавирцев – никто не принял в бой!!!
Все партизаны позорно бежали…
…………………………………………..
Решение о перебазировании в верховья Лабы было правильным — командиры понимали, что немцы не оставят их в покое и будут наращивать силы, пока не достигнут успеха.
Фактически — в этом месте для активных партизан не стало «работы» — после того, как на Эльбрусе эдельвесовцы установили свои флаги (это было 21 августа — по другим сведения — позже!) — Гитлер пришёл в ярость и в припадке кричал на совещании: — «Я вас послал не флаги вешать, а взять бакинскую нефть. Вы там бездельничаете и штурмуете вершины, вместо того чтобы выполнять приказы фюрера!»
После этого Гитлер бросил все силы на Сталинград, а перевалы посчитал второстепенным делом. Движение транспорта в направлении п. Рожкао почти прекратилось — там и так все склады были забиты под «потолок».
Два фактора — усиленное «внимание» со стороны немцев и отсутствие «работы» в этих местах сыграли решающую роль в перемене места базирования. Если остаться в преградненских лесах, то рано или поздно немцы добьются своего и уничтожат партизан, а в верховьях Лабы «работёнки» хватало и там не было сконцентрировано серьёзных сил.
Армавирцы и окруженцы ушли в верховья — за ними прицепился отряд из ст. Советской, а остальные отряды начали скитаться по «тихим углам» возле села Пантилеймоновское и участия в борьбе против немцев не принимали…
………………………………………………………..
Гора имеет название — «Поляна Лысая» — она впритык к горе «Рубленая» — между ними удобная седловина — есть ровное место для стоянки.
На основании документов — «Исследование причин гибели партизанских отрядов из станиц Спокойная, Упорная и Отрадная» — достоверно установлен факт, что армавирцы и окруженцы спасли три отряда «перебазировавшихся в горы» и нет оснований недоверять работе учёных!
«История партизанского отряда г. Армавира» — прямо указывает на место действия — «в районе Поляны Лысая»! Здесь тоже нет оснований для неверия. Если бы спокойненцы находились — дословно: — «остановились для перестройки повозок у подножия горы Большой Беден» — то армавирцы не смогли бы — дословно: — «нанесли удар с фланга» — стоит пойти на место и убедиться воочию, что там рельеф местности не позволяет нанесение для удара с фланга!!!
Армавирцы и окруженцы стояли на горе «Рубленная» , но немцы могли лишь только предполагать об их местонахождении и не не знали о присутствии окруженцев, а поэтому было решено выступить тремя колоннами — чтобы никто не смог ускользнуть из «клещей»! Немцы абсолютно ничего не знали про перебазирование трёх отрядов и обстоятельства сложились именно так, а не иначе!!!
По окончании боя, окруженцы быстренько собрали «трофеи» (в том числе одежду, обувь и провиант – каратели имели с собой еду, но им не удалось даже пообедать!) Затем вся партизанская «армия» покинула место боя и навряд ли спокойненцы рискнули бы «отколоться» от своих спасителей.
Фактически – все операции разрабатывал подполковник Гамзин и после боя он принял решение уйти в верховья р. Большая Лаба. Он мог предполагать, что немцы не откажутся от карательных операций и будут наращивать силы для полной победы, а его группа бойцов не имела достаточного запаса оружия и боеприпасов и не было смысла ввязываться в жёсткую схватку. Решение правильное – Гамзину удалось сохранить отряд и ни один боец не погиб – в декабре 42г. все 205 чел. благополучно перешли через перевал и влились в действующую армию.
Немцы провели три карательные операции – 14, 17 и 20 сентября (цикличность – три дня!) – первые две оказались неудачными, а третья оказалась бесполезной – в лесу ни одного партизана! Тогда капитан Штреган принимает решение поставить усиленный пост с патрулированием всей округи, но это не принесло результата и через три недели пост сняли, а партизаны вернулись примерно через месяц и тоже никого здесь не застали. Боевые вылазки партизан против немцев прекратились и крупные карательные операции потеряли актуальность. Первый снег выпал 20 октября – группа Гамзина, армавирский, Советский и Успенский отряды ушли в майкопские леса, а «бедоносцы» остались – им было рекомендовано идти второй колонной, но они испугались и не пошли. Можно понять, почему Гамзин отказался от совместного ухода всех партизан – ему не нужна была «обуза» — он предпочитал быстрое маневрирование
………………………………………………………………………….
К группе Гамзина, кроме Армавирского, Спокойненского, Упорненского и Отрадненского отрядов — присоединились: Советский, Преградненский и Успенский отряды, и вся эта «армия», не задерживаясь двинула в верховья р. Большая Лаба. (Советский отряд постоянно «висел на хвосте» у окруженцев и армавирцев, но в бой никогда не ввязывался!)
В верховьях снег выпадает раньше и это обстоятельство заставило все партизанские отряды через месяц вернуться назад, но и в районе горы Б.Б. снег выпал 20 октября…
…………………………………………………………………………….
Остаётся «открытым один вопрос — почему председатель горисполкома Малых не спросил у командира Спокойненского отряда о возможном присутствии в отряде директора отдела Госбанка Лободы?
Он прекрасно знал, что у директора не было выбора кроме, как отвезти чемодан к партизанам…
……………………………………………………………………………
Остаётся третья — заключительная часть — «Без права на ошибку» – она разделена на две главы – «Размышления у парадного подьезда» и «Хронология одного дня», в которой предполагается описание событий и действий одного дня в хронологическом порядке с точностью + — 30 мин. (такой «разброс» времени даёт возможность уложиться в реальное время того дня!)
0

Автор публикации

не в сети 12 месяцев

Aristokrat

0
Комментарии: 15Публикации: 4Регистрация: 01-05-2018

Регистрация!

Достижение получено 01.05.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

2 КОММЕНТАРИИ

    • Сам чемодан уже не найти — его сожгли перед роспуском отряда, а содержимое находится в тайнике и на сегодня пока цело.
      …………………………………………………….
      А что даст находка? Лишнюю головную боль?!

      0

Добавить комментарий

Войти с помощью: