З В Е Р И Н Е Ц

0
170

Мир зверей — мир людей, или Современная сказка для современных детей поколения Next

Ты открыл эту книгу и немного удивился?! Или много удивился?! Поздравляю — ты на верном пути улетных историй и невероятных приключений!

Ты не пропустишь ни одной фразы, ни одного слова. Почему? Да все просто — ты в компании Медведя, Ящерицы, Ежа и Лисы! Ты играешь с известными всем Августом и Питером, приходишь в гости на варенье к Барсуку, разучиваешь поэму, которую написал Дикобраз… и это только начало!

Все герои – твои друзья с большой буквы, все с именами. А значит, здесь всё, как в мире людей! Совсем как у людей здесь есть правила и обязанности. И все вместе – это зверинец – место, где друзья и враги, добро и зло, день и ночь. Здесь за каждым поворотом сюжета ждут новые непридуманные истории и сумасшедшие кувырки событий. Этакая меланхоличная сказка с легким налетом лаконичного и читаемого юмора. Но это так – слова для взрослых. А мы с тобой отправляемся в грандиозное путешествие в мир зверей – мир людей! Читай, открывай, удивляйся!

Книга первая

ВОРЧУН, ГИМНАЗИСТКА И ИХ ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ

И немного грустная, и весёлая  сказка в трёх книгах

Животные не подлые и не алчные. 

Животные от людей ничего не хотят. 

В той или иной мере в том, что случается
с людьми при контакте с животными,
виновны сами люди…

Из телевизионной передачи о животном мире

 По лесу босиком

Бывалые туристы знают не понаслышке, на какие мелкие шалости способна лесная роса: это и сырые, непригодные к розжигу дрова, и не успевшая  высохнуть за ночь походная обувь. А поэтому по влажному лесу лучше ходить босиком. Благодаря таким прогулкам вы живо восстановите свой хлюпкий иммунитет, подорванный непосильными занятиями в школе. Ну а главное, не расползутся от сырости ваши модные кроссовки, что позволит по возвращении домой избежать родительского нравоучения на тему: «Где отыскал ты в сухом лесу лужу для своих новых кроссовок, которые подарила тебе прошлым летом гостивший у нас твоя двоюродная тётушка».

Лишив вас последнего слова, право на которое имеют даже отъявленные преступники, ваши родители, обрывая друг друга, начнут рассказывать про то, как тряслись они в детстве над подаренными им «туфельками» и «ботиночками». Но и это не всё! Сидя вечером за чашкой чая, папочка с мамочкой как бы случайно отодвинут от вас подальше коробку с любимыми конфетами! Ну, теперь-то вы убедились, как безжалостны родители к своим отпрыскам, посмевшим запачкать подаренную обувь.

А не спросить ли мне самих ребят, нужны им башмаки, способные рассорить даже самую дружную семью?

– Да не кричите вы так! Я же не глухой. Отвечайте по одному, иначе мне не услышать ваши ответы. Премного благодарен, спасибо, вот так уже лучше, – с трудом успокоил я тех, кому не терпелось высказаться.

Вы и представить себе не можете, как обрадовался я, услышав мнение большинства, не имевшего ни малейшего желания ходить по лесу в дорогой родительскому сердцу обновке. Ну а если так, то берите удочки, суйте за пазуху хлеб и огурцы и прямиком бегите к речке с надеждой на хороший улов!

Если б не знакомые деревенские пацаны, с которыми я, городской подросток, ходил с ночёвками на заросший кувшинками Патрикеев пруд, то вряд ли узнал бы что ожидает тех, кто отважился на подобное дело. Но об этом чуть позже, поскольку днём неугомонная ребятня, подобно стайке дельфинов, резвится и плещется в воде, превращая озёрную гладь в искажённое зеркало. А ближе к вечеру эти одетые в «гусиную кожу» озорники затевают костёр, на котором готовят себе незатейливый ужин. Не проходит и часа, как они уже копошится в золе, отыскивая в ней запёкшуюся в углях картошку, особенно вкусную, если есть её вперемежку с малосольными огурцами.

После запечённой «картошки в мундире» положено чаёвничать. Довольные ужином сорванцы, словно играя на флейте, виртуозно перебирают пальцами раскалённые от кипятка алюминиевые кружки, из которых осторожно потягивают посиневшими губами подслащённый чай. Утолив жажду терпким напитком, они рассказывают друг другу якобы «правдивые истории», в которых нечистая сила изводит страхами ночевавших в лесу запоздалых путников. Раскрыв от удивления перепачканные золой рты, слушатели живо воображают всякую нечисть: леших, кикимор и вурдалаков, готовых напасть на них из своих скрытых в крапиве засад.

Боясь услышать, чем закончится очередная «правдивая история», любители острых ощущений (ну прямо как театральные зрители, преждевременно покидающие не приглянувшийся спектакль!), швырнув в костёр остатки хвороста, спешат к своим палаткам, где нередко случаются стычки за место подальше от «опасного» входа. Им, наивным, невдомёк, что и в наглухо закрытый походный шатёр вместе с запахами костра всё равно просочатся недавние страхи, от которых одно лишь спасение – укрыться с головой одеялом.

Пока уставшие от вчерашних игр сорванцы всё ещё нежатся в согретых дыханием парусиновых палатках, колченогий Паук уже спешит проведать, какими новыми трофеями пополнилась ночью его паутина. Ни свет ни заря проснулась и соседка Паука – непоседливая Галка. Хлопоча над завтраком для своих птенцов, она выложила на сковороду консервированных в уксусе комаров, добавив туда же щепотку щавеля, черемшу и дикий чеснок, – и принялась обжаривать всю эту вкуснятину на репейном масле. Сняв пробу и убедившись, что блюдо готово, заботливая мать нежным посвистом подзывает к столу Августа, Питера и малышку Люси, которые спросонья не всегда понимают, чего ради они должны оставить свои тёплые постели. И только после сердитого свиста матери эти лежебоки, понурив головы, нехотя плетутся к тазику с прохладной водой. (Сам я этого видеть не мог, но, представляется мне, приблизительно так шли когда-то на римские галеры закованные в цепи невольники.)

Август и Питер, эти известные всему лесу сорванцы, не любят рано вставать, а тем более плескаться в холодной воде. Изловчившись, они подталкивают вперёд свою нерасторопную сестричку Люси, вынужденную полоскаться три раза кряду: один раз за себя и дважды за своих непутёвых братьев. На беду этой малышки, мама Галка не всегда замечает озорство шалунишек, которым пора бы оставить в покое безропотную сестру. Иначе из-за частых водных моционов Люси однажды преобразится в новый вид водоплавающей птицы под названием галка-плескалка. Уверен я, что не поздоровится при этом и её обидчикам: избегая чистоты, они скоро станут чумазыми трубочистами и будут вынуждены жить не в зелёном лесу, а в покрытых чёрной сажей дымоходных трубах.

Следом за заботливой Галкой и колченогим Пауком проснулись в лесу и другие его обитатели. Полосатый Барсук нежно будит свою супругу – красавицу Барсучиху, с которой пойдёт в огород собирать землянику; из этих ароматных ягод они приготовят себе на зиму целебное варенье. Но прежде чем выйти из дома, ласковые супруги балуют себя овсяным печеньем, запивая его «кофием» из свежемолотых желудей.

В двух шагах от барсучьего дома молодцеватые муравьи берут штурмом берёзу, на вершине которой пасутся многочисленные стада их дойных коровок, известных огородникам как лиственная тля. Подсчитав для порядка, целы ли «бурёнки», муравьи щекочут усами их налитые соком изумрудные брюшки, отчего распираемые смехом букашки спешат расстаться со своим молочком, только бы их оставили в покое.

Вас же, любезные мои читатели, я убедительно прошу не подражать муравьям. Повстречав на пастбище всамделишную бурёнку, не спешите щекотать её в надежде, что, рассмеявшись, она поделится с вами молоком. Молока от неё вы не дождётесь, а вот забодать вас рогами она может без всяких церемоний. Доить своих безрогих коровок позволим муравьям. Вам же проще купить его в магазине или угоститься им в деревне, куда отправитесь летом к своей родне. Только там можно узнать настоящий вкус парного молока!

 

Медвежий угол

 

Видно, случилось в лесу нечто такое, от чего, словно сговорившись, разом стихли все птицы, а клыкастое зверье, сверкая пятками, разбежалось по домам! И всё это погожим летним солнечным днём, когда в небе, если не считать летевшей куда-то Вороны, не было видно и маленькой тучки. Замерло всё. И даже Ветер, этот известный всему свету шалопут и бродяга, почуяв неладное, шмыгнул на дно промытого дождями оврага, решив переждать там тревожное время.

Едва закрылись за беглецами двери и ставни домов, как под могучим дубом – самым большим деревом в лесу – ходуном заходила земля, да так сильно, что с него осыпался едва ли не весь урожай молодых желудей. Вслед за этим из-под корней дерева вышла на поляну облачённая не по сезону в меховую шубу мохнатая личность, способная своим видом обратить в бегство любого смельчака. Если что и отличало её от опасного зверя, так это надетые поверх шубы полосатая тельняшка и широченные брюки-клёш. Вижу, вы и сами догадались (и даже морская форма не сбила вас с толку), что перед читающей публикой предстал самый настоящий бурый Медведь.

Глядя на форменный его костюм, думалось, что когда-то этот лесной увалень служил на корабле, избороздив на нём все известные моря и океаны. Но, к сожалению, моряком он никогда не был, хотя скитаться по белу свету ему довелось изрядно.

Необычным был не только медвежий прикид, но и сидевшая на его загривке обыкновенная ящерица, комично воображавшая себя ковбоем. Вцепившись цепкими коготками в медвежью холку, она изображала укрощение дикого мустанга, которым – в её представлении – и был тот самый Медведь. Мало того, эта не имевшая каких-либо приметных особенностей ящерка по неизвестной причине называла себя Страшной Годзиллой, хотя своими размерами, силой и агрессивностью тысячу раз уступала известному по фильмам чудищу.

Несовместимая, по лесным законам, парочка была дополнена вышедшими из берлоги ещё двумя персонажами: Ежом, нёсшим на спине обглоданное яблоко, и Рыжим Лисом, чьи грациозные движения и искусное лавирование в опасной близости от медвежьих лап сразу напомнили цирковое представление, где дворняжка, ловко изгибаясь, семенит под ногами клоуна.

Увидев рядом с Медведем такую мелюзгу, как Ящерица, Ёж и Лис, вы, несомненно, захотите узнать, как оказалась вместе эта странная четвёрка. Ответить на этот вопрос несложно, зная характер лохматого гиганта, слывшего среди жителей леса… самой сердобольной личностью.

 

 

***

Первым скрасил одинокое медвежье житие Рыжий Лис, нашедший в берлоге спасение от тех, кто, охотясь за красивыми и пушистыми шкурами, устраивает на зверьков облавы.

То, о чём я расскажу, случилось прошлым летом, когда лисёнку едва исполнился год, и звался он Листиком – за редкое умение в прыжках кружиться в воздухе, подобно опавшему с дерева листу.

Как-то, играя в догонялки с Принцессой – ну, то есть с бабочкой по имени Принцесса, рыжий непоседа не заметил, как далеко отбежал от своей многокомнатной норы, точно такой, как и в сказке Яна Экхольма «Тутта Карлссон, первая и единственная». Словно летчик-истребитель гонялся он за быстрокрылой красавицей среди колючих зарослей татарника и чертополоха. Но, не выдержав темпа им самим же затеянной погони, был вынужден «приземлиться» на трухлявый пень, у подножья которого нашло себе приют многочисленное семейство съедобных опят.

Не меньше преследователя устала и Принцесса – сложив похожие на восточные опахала крылья, она, следуя придворному этикету, грациозно опустилась на кленовый лист, украсив своим присутствием его зелёное однообразие. С такого безопасного места ей было легче наблюдать за навязчивым ухажёром.

Не желая признавать себя побеждённым, Листик вспомнил о неком подручном средстве, с помощью которого можно с лёгкостью дотянуться до высоко сидевшей недотроги. Обежав близлежащий подлесок, хитрый бесёнок вскоре отыскал средь валежника гибкую жердь, которая вполне заменила бы ему легкоатлетический шест. Поднявшись повыше, на пень, и согнув упругую жёрдочку в пружину, он прыгнул в сторону Принцессы, которая не могла и подумать, что какому-то рыжему прохвосту придёт в голову подобная идея.

К счастью для бабочки, прыжок Листика не увенчался успехом, поскольку в лапах неопытного прыгуна похожая на спортивный снаряд жердь была не более чем палкой.

Не желая мириться с неудачей, рассерженный Рыжий Листик снова и снова, как заводной, делал попытки прыгнуть выше головы, совершенно не замечая, как рассыпается под ним его трухлявый постамент. Очередной раз оттолкнувшись от гнилого пня, несостоявшийся Бубка1 потерял равновесие и свалился в муравейник, возмущённые хозяева которого вмиг показали нежданному гостю, кто в их доме хозяин!

Ещё не успел незадачливый кавалер избавиться от вцепившихся в его хвост муравьёв, как сверху послышался чей-то смешок; и, не глядя наверх, он догадался, что это смеялась над ним неуловимая Принцесса. Не придумав ничего умнее, оскорблённый юнец скорчил прелестнице противную рожицу, увидев которую, впечатлительная бабочка не спала три дня! Не стану скрывать, что когда-то и сам я, пятиклассник, подобным образом оказывал не желавшей дружить со мной отличнице примерно такие же «знаки внимания».

Неизвестно, как долго лисёнок дразнил бы бабочку, если б не вспомнил о трёпке, обещанной родителями неслухам, самовольно оставившим дом. Придумывая отговорку, где он пропадал всё это время, сорванец подбежал к повороту, за которым был виден вход в лисью нору. Остановившись, Листик пустил в дело свой чуткий нос; голодному проказнику не терпелось узнать, что приготовила на обед его бабушка лиса – самая знатная на всю округу стряпуха. Но вместо бабушкиной стряпни лисий нос почуял незнакомые запахи, а сторожко поднятые уши – неизвестные звуки и голоса. Не зная, кто и зачем так близко подошёл к его дому, зверёк на всякий случай юркнул в кусты можжевельника. Быть в лесу осмотрительным научили малыша его опытные родители.

– Не знаю, что и подумать. Неужели заграничные родственники к нам в гости пожаловали… Или зашли на чашку чая тролли, которыми пугает нас вечерами наш беззубый дедушка, – строил лисёнок разные догадки. – Хотя вряд ли. Все эти тролли – сплошь дедушкины выдумки! А раз так, то и бояться мне их незачем. Глупый, глупый, глупый тролль, спой мне «до-ре-ми-фа-соль», – с ходу придумал Листик храбрую считалку.

Вооружившись похожей на барабанную дробь считалкой, Листик смело вышел на открытое место и увидел… не заграничных гостей и не сказочных троллей, а свою попавшую в сети семью, искавшую выход из коварной ловушки. И чем больше сопротивлялись пленники вязкой накидке, тем туже сходилась на ней верёвочная петля. Не осознав, что произошло, малыш жалобно тявкнул, чем себя и обнаружил; и уже другая раскрытая веером сеть была брошена в его сторону. Избежав чудом её цепких объятий, несчастная кроха кинулась наутёк.

Вот когда пригодилась лисёнку отцовская выучка: в лесу может выжить только тот, кто умеет заметать свои следы! Совершив каскад из сложных прыжков и невообразимых кульбитов, способный ученик вскоре оторвался от преследователей. И так бежал он без оглядки до тех пор, пока не увидел открытую дверь в чьё-то жилище. Не имея выбора, беглец молнией влетел в незнакомый дом, где столкнулся нос к носу со зверем, от вида которого потерял сознание…

Пришёл в себя Листик спустя сутки в медвежьей постели, укрытый одеялом и окутанный заботой лесного великана. Услышав рассказ непрошеного гостя, хозяин берлоги, смахнув украдкой слезу, оставил сироту при себе.

***

Следующим в компании Медведя и Рыжего Лиса оказался зверёк «колючий вдоль и поперёк», если вы любитель загадок. Но чаще о нём вспоминают не менее загадочной фразой: «Ёж – он и в Африке ёж». Что на самом деле значит эта поговорка, признаться, и сам я не знаю. Но звучит она очень убедительно.

Этот не доросший до размеров дикобраза Ёж среди всей своей колючей братии слывёт наиболее безобидной и кроткой особью. Да вы, конечно, и сами любите этих зверушек за покладистый нрав и нежное фырчанье.

Не представляю, кому мог помешать этот колючий, но безобидный лесной обитатель? Отвечаю – да никому, исключая каких-то недоумков, устроивших костёр над самой его норой. Почуяв проникший туда едкий дым и боясь отравиться им, Ёж, бросив весь домашний свой скарб и заготовленные на зиму сухофрукты, кинулся наружу, прихватив подаренный Сорокой противогаз, который та подобрала на какой-то свалке.

Выбежав на поляну, он увидел костёр, преграждавший путь к спасению. И если бы не сохранённый по-хозяйски противогаз, ему вряд ли удалось бы вырваться из этого пылающего ада! Бросившись сквозь огонь и дым, чудом спасшийся погорелец всё же чуток подпалил свою колючую шубу.

Пробежав, подобно новобранцу, марш-броском несколько километров, Ёж без сил повалился наземь. Но не прошло и минуты, как сквозь запотевшие стёкла противогаза он увидел новую напасть в виде падавшей на него сверху волосатой горы! Ёж не успел разглядеть, а тем более понять, что горой этой был Медведь, собравшийся присесть на зелёную лужайку рядом со своим домом.

Спасли Ежа от превращения в стебель кактуса его колючки, от прикосновения к которым лесного гиганта подбросило вверх, словно лётчика, катапультировавшегося из подбитого врагом самолёта. Но, к сожалению, сила «катапульты» оказалась так велика, что не имевший защитного шлема Медведь налетел головой на дубовый сук. Сук от этого треснул, а Медведь, громко крякнув, полетел вверх тормашками, приземлившись рядом с Ежом и едва не придавив его снова. И всё это за какие-то пять секунд!

Как раз тогда Лис в берлоге готовил на плите обед – жарил на подсолнечном масле лисичек. Прошу понять меня правильно, рыжий повар готовил на сковороде не своих собратьев-лисят (прямо ужас какой-то!), а грибы лисички, названные так за их ярко-оранжевую окраску.

Услышав хруст, треск и подозрительные звуки снаружи, рыжий повар выбежал из берлоги вместе со сковородой, на ходу продолжая переворачивать жарившиеся на ней грибы. Окинув взглядом лужайку, он опешил: на траве лежали два бездыханных тела: одно – его друга Медведя, второе же, облачённое в хоботообразный с шипами скафандр, смахивало на персонажа «Звёздных войн»2.

Сообразив, что «скорой помощи» в лесу ждать неоткуда, Лис с чисто человеческим порывом – спасти ближнего своего – метнулся в берлогу в поисках лекарства, способного привести в чувство Медведя, распластавшегося на траве. Схватив из аптечки первый попавшийся на глаза пузырёк со снадобьем коричневого цвета, он, следуя присловью «было бы лекарство, а кого лечить – найдём», не глянув на этикетку на склянке, кинулся к пострадавшим.

Подбежав к лежавшему без сознания Медведю, новоявленный лекарь щедро окропил неизвестным лекарством медвежий лоб. Немного жидкости досталось и Ежу, отчего прекратилось тление его колючей шубы. В ожидании оздоровительного эффекта от произведённых манипуляций Лис постоял около своего пациента несколько минут. Но, не заметив и малейших признаков улучшения, он, не выпуская из лап сковороду, бросился в берлогу в поисках более действенного средства.

Возвратившись на поляну уже с другой банкой какого-то снадобья, Лис застал зрелище, от которого остолбенел, превратившись ненадолго в каменного истукана с острова Пасхи! И впрямь было отчего! Не поверите, но в спасении Медведя приняли участие неизвестно откуда взявшиеся камышовые коты: с дюжину усатых-полосатых, облепив неподвижного гиганта, старательно вылизывали своими шершавыми, как слесарные напильники, языками медвежью шерсть, орошённую лекарством. Значительно меньший энтузиазм дикие кошки проявили в отношении игольчатого «пришельца», что вполне объяснимо.

Нетрадиционная терапия дала-таки положительный результат. Первым пришёл в себя Ёж, противогаз которого был сорван с головы кошачьими языками, что позволило ему вдыхать полной грудью бодрящий лесной воздух. Очнулся, будто от наркоза, и Медведь, ударившийся о дубовый сук. Первое, что он увидел, была усевшаяся на нём свора бесенят с острыми рожками-кисточками и длинными, как у чертей, хвостами.

– Не иначе как грешен я, – подумал косолапый, – раз за мной черти пришли, чтоб оттащить в свой ад-преисподнюю?! Видно, за грехи мои прежние, когда прошлым засушливым летом украл я для голодных оленят и лосят воз сена с чужого двора! А в ином грехе я вроде замечен не был. И за что же меня в ад тащить?! – закричал раскаявшийся грешник, возвращаясь в сознание от силы собственного голоса.

Увидев, что к хозяину леса вернулся рассудок, вся кошачья рать, словно по команде, бросилась в камышовые заросли. А на поляне всё та же немая сцена: обслюнявленный Медведь, подпалённый и пропахший дымом Ёж, окаменевший Лис со сковородой в одной лапе, а другой – прижимающий к себе бутыль с надписью «Скипидар». (Просто счастье, что полечить этим средством он никого не успел, ибо целебный компонент – сосновая смола – имеет столь мощный аромат, что буквально сбивает с ног, а неразумное использование лекарственного вещества чревато отравлением.) А рядом валялась в траве пустая аптечная склянка с отчётливо читаемой этикеткой «Настойка валерианы».

А вот это снадобье, как известно, первое среди излюбленных кошачьих деликатесов. Ради него они не то что лесного, но и ядовитого морского ежа облизывать готовы. Если вы подумали, что это мои пустые россказни, попробуйте сами дать лизнуть своему коту хоть каплю этого травяного эликсира. Вот и увидите, какой магической силой он обладает и вспомните только что приключившуюся с нашими героями историю.

Вот вам, друзья, и ответ на вопрос, почему в медвежьей берлоге стал жить-поживать колючий Ёж, которого после выпавших на его долю испытаний Медведю было не с руки прогнать. Да и идти-то Ежу было некуда, ведь и дом его и всё, что в нём находилось, истлело под костром.

***

Самым незатейливым стало появление в медвежьем доме Годзиллы – уже знакомой нам ящерки. Не имея собственного жилья, как известная по басне «попрыгунья Стрекоза», так же осенью шныряла она в поисках тёплого местечка, где, укрывшись, могла бы переждать суровую зиму. Дрожа от холода и почти потеряв всякую надежду найти себе кров, она увидела сохнувшие на плетне валенки. С мыслью «семи бедам не бывать, а одной не миновать», Годзилла проворно юркнула в ближайший к ней валенок, в котором вскоре и уснула. В нём-то Медведь, собравшись с первым морозом переобуться по сезону, и обнаружил зимовавшую новую постоялицу.

Осторожно взяв в лапы длиннохвостую соню, хозяин берлоги бережно положил её в тёплое местечко – на печную лежанку, где она беззаботно проспала до самой весны.

 

Продолжение следует…

0

Автор публикации

не в сети 2 года

IRaViL

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 19-12-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: