Я жил тобой, а ты ушел

0
194

Седой старик сидел возле обрыва. Зефир нежно трепал белоснежные волосы на его бороде, пока он смотрел вдаль на гладь синего моря, туда, где скрывается солнце, завершая свой небесный крюк. Неспокойно было море. Оно колыхалось. Ветер то и дело нагонял волны на утесы, и видно было, как, разбиваясь в брызги, волна медленно точила камень. Неспокойна была и душа старика. Он то и дело горько вздыхал, закрывал глаза, будто силился что-то вспомнить, однако, не всплывали воспоминания в голове, и старик снова устремлял свой взор на морскую стихию. Сколько было ему лет? Никто не мог ответить на этот вопрос. Некоторые говорили, что видел он самого Ленина, другие же утверждали, что живет он лет 60. А впрочем, и неважно это. Главное, что вот уже долгие годы старик приходил к обрыву и любовался морем. Он был здесь и в дни радости, и в дни глубокого душевного отчаяния, чтобы разделить с морем свои переживания.
Внезапно в глазах старца что то свернуло: очередное воспоминание пришло к нему, и слезинка, выбравшись из под века, скатилась по испещренной морщинами коже.
Ему чуть больше двадцати. Придя домой с работы, он застает свою жену на кухне. Красивая девушка ловкими движениями рук наливает вино в бокалы. Уже год стукнул их любимому сыночку. Малыш рос не по дням, а по часам и весело бегал по дому в ползунках. Он пока что не осознавал, какой значимый это день, поэтому просто улыбался, глядя на смеющихся маму и папу. Отец берет сына на руки и целует в его пухлую щечку, семья садится за стол. Потом…
Старик вновь угрюмо смотрит на море, все еще находясь под впечатлением от воспоминаний. Память начала подводить его давно, но изредка в голове мелькали самые значимые моменты из жизни, сопровождаемые слезами. Нельзя было ничего вернуть назад, но старец часто бранил себя в бреду за совершенные им ошибки.
Глаза его закрылись.
Ему чуть больше 30. Что то странное происходит в жизни. Когда он приходит с работы домой, за окном уже темно. Еда на плите давно остыла, а сын спит. Сын… Он немного поменялся с тех пор, как ему стукнул год. Подрос вроде, окреп. «Эх, как время быстро летит. Опять завтра на работу»- подумал мужчина прежде чем Морфей забрал его в свое царство. На следующее утро…
Спал старик. Грудь его томно поднималась и опускалась, а из уст доносилось тяжкое дыхание. Снилось ему, что вновь он мужчина сорока с лишним лет. Сын, вроде как, до сих пор живет с ним. Ему 18, но что то детское, совсем наивное есть в его глазах. Видятся они теперь лишь утром и вечером. Сказав другу другу привычное «Привет», родные люди расходятся по разным комнатам. «Нужно же отдохнуть после работы, а завтра и поболтать можно». Включив телевизор…
Сильный порыв ветра разбудил старца. Слезы, не успев сбежать по щекам, уносились ветром. Ночь уже подкрадывалась, а луна приходила на смену Ярило. Старик, медленно перебирая дряхлыми ногами, поплелся домой.
Он лег на скрипучую кровать и уснул. Во сне, что то острое кольнуло его в грудь. Самое сердце защемило невидимыми тисками, глаза полезли на покрытый потом лоб, а каждый вздох давался титаническими усилиями.
В припадке нахлынули вдруг воспоминания одно за другим.
Вот ему 50 с чем-то, работать становится все тяжелее. Каждое день он находит на подушке седой волос. Сын больше не живет с ним. Он как то внезапно повзрослел и упорхнул из родительского гнезда. Не слышно более возни поутру, никто не говорит привет, а битвы за ванную комнату давно канули в лета. Только аромат свежего кофе наполняет серое будничное утро, напоминая мужчине о завале на работе. Все чаще посещают его голову мысли о смысле жизни. Как же не хватает отца, у которого можно было спросить совет! Вот и письмо от сына. Говорит, что живет хорошо, нет поводов беспокоится. «Ну и славно, будут выходные, позвоню!»
60 год один из самых трудных. Работа становится уже невмоготу. В один из серых дней пришло письмо. «Ваш сын погиб, не справился с управлением…». Слезы ручьем полились из морщинистых глаз. «Как? как так? Ведь не должны родители хоронить своих детей»…
Гроб был закрытым, много плачущих людей. Вот стоит вдова с ребенком на руках. Как он похож на него! На него, для которого существовала жизнь, для которого нужна была работа, для которого было отдано все самое ценное. Для него…
Вот 70 настигли так быстро. Он остался совсем один, ничего уже не радовало его взор. Ни бескрайние поля деревни, в которую старик перебрался после смерти жены, ни люди, ни даже море, которое он видел каждый день. Лишь горький опыт, сын трудных ошибок, был с ним рядом. Ошибок, которые преследовали его повсеместно.
Боль прошла, старик уснул. Настало утро. Звук возни послышался из коридора, а пространство комнаты наполнилось ароматом кофе.
-Привет, пап! — сын заглянул к нему в комнату.
-Привет, родной
Два самых близких другу другу человека, в которых текла одна кровь, держали друг в объятиях посреди светлой комнаты, и никто не хотел отпускать другого, будто обнимались они в последний раз.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Алексей Цветок

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 25-02-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: