Термотефлида

0
177

Терматефлида

Посмотрев — увидишь, рассмотрев – поймешь …

Часть 1
«Рок»

Дул сильный юго-западный ветер. «Четвертый воздушный фрегат Гаяна» направлялся к побережью южного моря, неся на своей палубе и в каютах свою команду, возглавляемую суровым капитаном по имени Батура, что переводилось как упрямец. Имя оставило неизгладимый отпечаток на его обладателя, ещё не было случая, чтобы капитан не выполнил поставленной ему цели. В этом задании этой целью было сопровождение меня.
Я не люблю хвастаться своими достижениями в научном мире, но на данном поприще достиг довольно много в рамках своей родины. В свои тридцать девять лет я состоял в членстве практически всех научных институтов и учреждений нашей страны. Хоть страна Ру занимала обширные территории от западных гор до восточного океана, от северных ледяных болот до южного моря. По большому счёту народ занимался земледелием и скотоводством, а проблески научной мысли были сосредоточены в основном в двух местах: это в столице страны городе Гаян и южном портовом городе Федре.
Большинству населения было не по карману, да и по большому счёту незачем, путешествовать на воздушных судах. Народ в основном передвигался традиционным способом либо верхом на лошадях, либо, сидя на бричках запряженных парой крупных быков. Только государственные служащие, почтальоны, купцы, солдаты, да верховные жрецы могли позволить себе роскошь путешествие по воздуху.
Каждый такой корабль был построен в основном из лёгких пород древесины. По бортам судна имелись герметичные мешки, наполненные сверхлёгким газом, что и придавало воздушную летучесть корабля. Основным двигателем был ветер поэтому, как и морским или речным судам, воздушному судну требовались паруса.
Кроме провизии и команды на каждом судне имелись почтовые голуби и при каждой остановке капитан шел в административное помещение временно приютившего городка, для того чтобы оставить там часть «своих» голубей и взять «чужих». Ветер имел сезонные направление, поэтому воздушные суда не всегда могли быстро прибыть к нужному месту, а связь внутри страны должна была поддерживаться вне зависимости от погоды, поэтому голубиный обмен не только приветствовался, а был обязателен для всех владельцев кораблей.
Именно за подобным занятием я и застал капитана спускавшегося с борта судна в небесном порту невзрачного посёлка. Напросившись сопровождать капитана в этом деле, я, довольно лихо спустился на твёрдую землю по верёвочной лестнице.
Отдав плетёную корзинку с голубями с надписью Гаян сделанной на листке бересты, капитан забрал местную пару сизокрылых направился со мной в кабачок чтоб утолить дневную жажду, квасом.
После нескольких глотков холодного напитка капитан зычным басом спросил
«Вершило,- так в простонародье звучит слово учёный, -мы уже несколько недель идём в Федр, это конечно не моё дело, но нанимать летучий корабль для сопровождения всего одного человека практически без груза, за исключением вашей сумки с бумагами, по-моему весьма неосмотрительно».
Отхлебнув ещё раз он продолжил: «Я слышал, что есть каменные машины, дольмены, которые могут переместить человека сразу в Федр не тратя на это полтора месяца времени»
Я, конечно, не хотел делиться целью своего визита в Федр, поэтому просто отшутился, говоря, что мне так гораздо спокойней и по большому счёту, значимость дольменов, сильно преувеличена. Хотя на самом деле он был прав. По всей нашей планете была построена сеть дольменов для быстрого перемещения из города в город. Только сила этих каменных машин была различна. Наш, «столичный», мог переместить меня в Федр, но только одного меня без одежды и бумаг. А без моих расчётов и выкладок мне там было нечего делать. Вернее, даже не этот город был финальной целью моего визита, мне «нечего делать было» в столице островного государства, самого современного и продвинутого государства нашей планеты. И только в Федре был ближайший мощный дольмен, который мог напрямую за десятки тысяч миль направить меня туда.
Каждый дольмен для своей работы требовал времени для подзарядки. Поэтому чем дальше была цель перемещения, чем весомей в физическом плане, был человек или груз, сопровождающий его, тем больше требовалась времени для зарядки механизма. Ещё до начала полёта я направил своего помощника для подготовки путешествия. Поэтому к моменту моего прилёта в Федр, дольмен будет полностью заряжен и подготовлен.
Размышляя на эту тему, я и не заметил, как мы допили квас и добрались до «Четвёртого воздушного фрегата Гаяна». Забыл сказать, что название судов довались в порядке очереди и постройки и местом приписки судна. Поэтому те из людей, кто умел читать, могли сразу понять, с каких именно мест прибыло воздушное судно.
Промчавшись с попутным ветром мы за пару недель без всяких приключений, прибыли в Федр. В воздушном порту меня встретил мой помощник Гай, весьма умный и пронырливый паренёк, который сопроводил меня к месту моего перемещения.
Последний раз я был в этом городе несколько лет назад и по моим наблюдениям Федр не сильно изменился с момента прошлого визита. На улицах всё так же неспешным шагом прогуливались горожане, со скрипом и лязгом по брусчатой мостовой проносились повозки с едой и товарами. Вокруг витало множество запахов еды моря и чего-то такого еле уловимого, что в совокупности и создавала неповторимый аромат этого города.
Дорога к дольмену заняла довольно продолжительное время. Эти каменные машины, а если быть точнее каменные приборы устанавливали в особых местах планеты, в разломах земной коры. Именно через разломы напрямую в виде энергетического сгустка люди и путешествовали с помощью дольменов. Накопив энергию прибор создавал коридор перехода и пройдя по этому пути человек уже через несколько мгновений оказывался в другой части мира.
Для перехода требовалось и участие принимающей стороны, каким-то образом эти машины предварительно связывались друг с другом. И если принимающий дольмен был популярен у путешественников, приходилось ждать своей очереди на перемещение.
Это была вторая причина, по которой мой помощник прибыл в Федр раньше меня.
Уладив все формальности и попрощавшись с официальными провожающими лицами, я не без помощи Гая протиснулся в узкое отверстие машины.
Всё внутреннее пространство небольшого каменного помещения было покрыто непонятными письменами рунами и линиями.
Я редко путешествовал в дольменах, мне не нравилась сама мысль, что меня в какое-то мгновение разложат на кусочки а потом соберут уже в другом месте. Мне всегда казалось, что какой-нибудь кусочек где-нибудь может затеряться в пространстве. Но выбирать не приходилось.
Дело, по которому я отправился в столь дальнее путешествие, касалось судьбы всей планеты.
Устроившись по удобней, на небольшом деревянном кресле, в середине помещения, я стал наблюдать, как снаружи люди стали закрывать вход огромной каменной дверью. Когда дверь закрылась, в результате чего и были совмещены последние недостающие линии, в дольмене стала нарастать вибрация. По каменным линиям то тут, то там стали пробегать синие искорки. Их количество всё увеличивалось и увеличивалось, пока все стены не стали светится ровным сине-голубым свечением. Яркость и интенсивность света постоянно нарастала, и я закрыл глаза. Это на какое-то время помогло, но через мгновение свет сквозь веки стал проникать внутрь.
Потом прозвучал резкий щелчок, похожий на удар кнута и сразу всё свечение исчезло.
Как мне казалось я всё ещё находился в том же дольмене практически ничего не изменилось, разве что запах палёного дерева от ножек моего стула доказывал то, что перемещение состоялось.
Я прибыл в Солидон.
Ещё с детства я постоянно слышал об этом городе. Мой папа, как и я был учёным поэтому первые семена познаний и поиска всего необычного посеял он в мою неокрепшую голову.
Вечерами под светом свечи, сделанной из жирной морской рыбёшки, он рассказывал мне о чудесах этого города и этой цивилизации. На нашей планете существовало несколько государств, но только Атлане смогли достичь наибольшего развития своих технологий. В народе поговаривали, что не они сами добились всего, а что им помогли боги из космоса стать первой державой мира.
А как не поверить во все эти россказни, даже моё путешествие внутри дольмена, подтверждало, что Атлане действительно в своём развитие опередили своё время. Именно их раса распространила эти механизмы по всей земле.
Однако по какой-то причине имея такие технологии, они не вторгались в наши земли, чтоб обратить нас в рабов. Из рассказов торговцев я знал, что в некоторых странах такое практиковалось, что Атлане подчинили себе считай пол мира, и даже если оставались государства, где их представителей не было на престоле, но всё равно все действия местных правителей согласовывались с Атланами.
Иногда их боевые корабли, несомые воздушными течениями по ошибке вторгались в наше пространство. Но как только команда узнавала, куда их занесло тут же прилагала максимум усилий, чтобы побыстрее покинуть нашу территорию.
В общем, существовало множество тайн, которые меня мучили очень давно и над которыми я периодически ломал голову.
Раздался шаркающий звук отодвигаемой каменной плиты, который вывел меня из раздумий.
В дверном проёме дольмена показалось лицо улыбающейся девушки, которая на моём ломаном языке поприветствовала меня и попросила проследовать за ней.
Всё бы хорошо, но вот круглые небольшие дверные отверстия дольменов причиняли массу неудобств как с проникновением внутрь машины, так и с покиданием оной.
Выкарабкавшись наружу, отряхнувшись от пыли, я увидел сумрачный лес, тропинки которого кое-где были освещены голубыми столбами, причём светился весь столб от макушки до основания. Улетев из Федра днём к Атланам я попал глубокой ночью.
Как только я выкарабкался наружу Атлане, подпирая огромными палками стали закрывать каменной плитой входное отверстие дольмена, очевидно, принимающий дольмен работал и днём и ночью, что бы справится с большим потоком гостей.
Не успели мы отойти и несколько десятков шагов как дольмен за нашей спиной начал вибрировать и гудеть, по каменным каналам во всех направлениях от него начали течь ручейки сине-голубого цвета. Каждый ручеёк тёк к определённому светящемуся столбу и как только он достигал столба, яркость свечения вертикального сооружения подскакивала в несколько раз. Потом дольмен притихал, ручейки угасли, а столбы продолжали испускать свет, но было заметно, что он со временем тоже терял былую яркость. Пока мы пересекли сумрачный лес столбы несколько раз меняли интенсивность свечения, что ещё раз доказывало, что этот дольмен работает на износ.
На берегу морской бухты находилась таможня. Все вновь прибывшие люди заполняли бумаги, в которых прописывались заурядные вопросы о цели визита, длительности пребывания и т.д.
Закончив с формальностями, я в сопровождении своей спутницы спустился на палубу парома курсирующего от небольшого островка, на котором находился дольмен, до крупного столичного острова. Хоть расстояние между нашим островом и столичным было небольшим мы простояли в порту около получаса, дожидаясь всё прибывающих и прибывающих гостей. Когда паром полностью наполнился, раздался трубный вой, гласящий о нашем отплытии.
Моя спутница оказалась весьма приветливой и разговорчивой девушкой. С её слов я понял, что путешественники с нашей страны к ним забираются очень редко. Но каждый такой случай находится под особым контролем военного комиссара. Ещё Лиана, так звали девушку, рассказала, что она является студенткой местного университета, а подработка переводчиком с языка Ру является неплохим доходом для неё.
Город Солидон отличался от всех городов мира, которые мне посчастливилось видеть. Широкие каналы, расположенные по сторонам света сходились в центральной части острова, соединяясь с огромным кольцевым каналом. Причём, как оказалось, таких кольцевых каналов было несколько, и именно они делили город по секторам. Морские корабли не имели права двигаться дальше внешнего кольца, поэтому все портовые сооружения были сосредоточены по крайнему периметру города острова. Затем между внешним и меньшим кольцевым каналом находились многочисленные торговые лавки, харчевни, а так же большинство гостиниц и постоялых дворов для гостей.
Следующий сектор занимали дома местных жителей, здесь ещё разрешалось передвигаться на лошадях и гужевом транспорте, в отличает от соседнего кольца застройки.
А вот там, располагались дома вельмож и чиновников Солидона.
Причалы для воздушных судов находились поблизости с научными и административными учреждениями, которые занимали предпоследний кольцевой квартал города. И наконец, круглая часть города с огромными площадями, парками, храмами, театрами и мэрией располагалась в центральном квартале.
Параллельно лучевым и кольцевым каналам города шли широкие улицы выложенные брусчаткой, которые пересекали водные препятствия с помощью высоких каменных мостов. По каждой стороне такой дороги были проложены уже виденные мной в сумрачном лесе, ручейки с особым минералом, который передавал энергию, для работы всевозможных диковинных предметов и приборов.
Путешествие к центру города заняло весь остаток ночи, поэтому с первыми лучами солнца я со своей спутницей и ещё несколькими вновь прибывшими гостями столицы, спустился на набережную центрального квартала Солидона. Жизнь столицы уже кипела. Чиновники и курьеры спешили на свои рабочие места, а продавцы быстро приготовленной пищи и прохладительных напитков уже расположились, на отведённых для торговли местах, предлагая ещё не до конца проснувшимся служащим всевозможные яства.
Моя спутница угостила меня бодрящим напитком под названием «кахе», что было весьма кстати, так как столь длительное путешествие стало сказываться на моём самочувствие. Утолив жажду, мы двинулись к огромному высокому зданию.
Отец рассказывал мне про это сооружение. Много лет назад ему посчастливилось побывать здесь. Это была академия наук Солидона. Её внутренне убранство просто поражало. Огромные колонны увенчанные великолепной лепниной, мраморные лестницы уходящие ввысь на различные этажи, необычайно большие и проработанные до мелочей скульптуры людей и богов, всё это ошеломляло любого человека впервые шагнувшего внутрь академии. Лиана довольно ловко и быстро довела меня до двери нужно кабинета, по всему было заметно что она часто посещает эти казематы науки.
Войдя в помещение, мы увидели клерка сидящего за столом и что-то усердно записывающего к себе, в прошитую льняной нитью, книгу. Девушка представила меня и попросила назначить встречу с руководителем небесных исследований академии. Чиновник всем своим видом давал понять, что данный вопрос ему не интересен и что, отвлекать высшее руководства по таким мелочам, как встреча с каким-то незнакомцем весьма нежелательна. Так что даже если встреча и состоится, это будет весьма нескоро. Видя замешательство Лианы, во время разговора, я поинтересовался о результате.
Услышав мою речь клерк изменился в лице, и получив ответ моей спутницы откуда я прибыл, он тут же выписал нам приглашение о встрече на завтра после полудня. Лиана заулыбавшись, протянула мне подписанный пропуск и лёгкой поступью направилась на свежий воздух.
Проделав обратный путь к набережной, она подозвала свободного лодочного перевозчика. Дав тому инструкции относительно меня, она растворилась в людской толпе, пообещав встретить меня на этом месте завтра утром.
В любой стране, на каждом таможенном пункте всегда находился обменный пункт, который принимал и обменивал деньги гостей страны на местную валюту. На местной таможне я обменял часть своих денег на деньги Солидона. Когда зафрактована мной лодочка прибыла в квартал гостиниц, я расплатился с лодочником мелкой монетой и отправился искать ночлег.
Снять номер оказалось несложно, в первой же попавшейся гостинице меня поселили, с полным пансионом, в весьма хорошую комнату. Добравшись до кровати, я почти мгновенно уснул.
Разбудило меня лёгкое постукивание в дверь. На пороге стояла хозяйка гостиницы, которая жестами показывала, что пора обедать. И действительно, солнце уже было в зените, говоря о том, что прошло половина дня с момента моего прибытия в чужом городе. Не теряя времени, я быстро помылся и спустился пообедать. Местная еда была очень вкусной и острой, почти вся она была приготовлена из морепродуктов. Насытившись, и приодевшись, я вышел из гостиницы, чтобы побродить по улочкам и поглазеть на местные достопримечательности.
Хозяйка, видя, что я вообще не понимаю её языка, всучила мне листочек бумаги с адресом гостиницы, на тот случай если я потеряюсь, что было весьма благоразумно.
Днём город предстал во всём великолепии. Высотные серебристые здания с остроконечными шпилями величественно возвышались над морем, они напоминали сосульки перевёрнутые верх тормашками и выстроенные одна рядом с другой. Эти здания стояли довольно далеко от гостиницы в центральных кварталах города. Но даже на большом удалении эти сооружения впечатляли своим размахом. И все эти высотки казались кустарником по отношению к одиноко стоящему дереву. А если точнее это было не дерево а голый ствол построенного сооружения, макушка которого была увенчана длинными торчащими во все стороны металлическими трубами.
Как в последствии я узнал, это была антенна, для снабжение энергией всех курсирующих в округе кораблей, причём настолько мощная, что её силы хватало на движение транспорта за несколько сотен морских миль от столицы. Подобные, но менее мощные антенны были установлены по всей империи Аланов. Владельцы судов раз в месяц платили фиксированную плату за использования этой энергии и путешествовали по своим делам практически по половине планеты. Что очень впечатляло весь оставшийся мир, как обычно использовавший для передвижения по морям, попутный ветер.
Эти антенны каким-то образом ловили и накапливали энергию земли, а также атмосферное электричество, поэтому уже много столетий в столице не было ни одного пожара вызванного ударом молнии.
Несмотря на своё развитие в технической сфере граждане данного государства прибегали и к труду рабов. Отличить свободного гражданина от раба было весьма просто. На шею рабов крепилось кольцо, на которой висела медная табличка с именем раба, городом, кварталом проживания, а так же с именем владельца. Табличка была весьма громоздкая, поэтому все попытки спрятать её под одеждой были обречены на провал.
Рабы Солидона выполняли всю грязную работу по городу. Количество их, как мне казалось, составляло половину численности восьми миллионного города.
Прогуливаясь по городу довольно длительное время, я сильно устал. Мои ноги гудели от напряжения. Поэтому найдя свободную скамью вблизи каменной статуи, стоявшей на небольшой площади, я быстро присел. И в этот момент я услышал скрипучий металлический голос человека стоявшего за моей спиной. Голос неспешно спросил: «Господин, вы из страны Ру?»
Обернувшись, я увидел седоволосого старца одетого в рваные пыльные лохмотья. По наличию таблички я понял, что передо мной стоял раб. Я ответил ему, что прибыл сегодня ночью из славного государства под названием Ру. Услышав мою речь, глаза старика засветились. Кончики его губ поднялись верх, что как мне показалось, соответствовали натяжной улыбке. Старик подошел ближе ко мне и стал всматриваться в мои глаза, его ноздри расширились, вдыхая ещё сохранившийся в полах моей одежды аромат родины.
Я предложил ему сесть рядом со мной, он сел, только не на скамью, а прямо на мостовую. Рабам запрещалось седеть на уровне господ.
Когда старик немного успокоился от нахлынувших эмоций от встречи с соотечественником, он поведал мне историю своей жизни.
Фока, так звали старика, родился в степной части Ру, в небольшой деревне под названием Шип. Деревню окружало множество пресноводных озер, на которых селились стаи лебедей и гусей. Очевидно шипение птиц, и стало причиной названием этого населённого пункта. Фока не стал скотоводом, охотником и рыболовом, тем самым прервав традицию своего рода, а достигнув совершеннолетия, он вместе со своим лучшим другом отправился путешествовать по миру.
Скитания по разным странам, в конце концов, разлучили товарищей. Друг его, обзаведясь семьёй, осел в каком-то южном городке, наслаждаясь покоем пустынных пейзажей, а Фока побрел искать своё счастье в другие ещё неизведанные места.
После долгих мытарств Фока устроился матросом на рыболовецкую шхуну. Сблизившись с капитаном, и став ему практически родным человеком, он стал хозяином судна, после смерти владельца. И вот в одном из крупных портовых городов, в изрядном подпитии Фока проиграл и судно, и свою свободу одному прохиндею, который обманом привёз его в столицу империи Атланов. Здесь Фоку продали на услужение одному местному вельможе.

Вот уже более двадцати лет старик жил на чужбине даже не надеясь на возвращение на родину. За это время он в совершенстве овладел местными нравами и обычаями и конечно же языком.
Как я понял из рассказа старца, местные жители ненавидели жителей страны Ру. Фока узнал, что, раса Ру происходила своими корнями от очень древнего небесного народа, что отпечаталось у нас в крови. К тому же на обширной территории нашей родины глубоко в земле установлены средства защиты от внезапного нападения, будь то местных воинствующих кланов или же иноземных пришельцев.
Всё это Фока узнал, прислуживая на одном из званых обедов своего господина, на котором один из высокопоставленных гостей, в изрядном подпитии весьма откровенно рассуждал на весьма секретные темы.
Этот рассказ несколько открывал завесу таинственности на некоторые вопросы, мучавшие меня всю жизнь.
Как рассказал Фока, проход в некоторые учреждения города осуществлялся путём кровопускания, причём чиновник или учёный желающий пройти в закрытое помещение должен был приложить свой палец в специально предназначенное отверстие. Внутри которого с пальца бралась капелька крови и после, человека либо допускали в закрытое помещение, либо нет. В некоторые комнаты никто из ныне живущих жителей Солидона никогда не попадал. Данная пропускная система существовала, многие столетия и была эффективна от постороннего проникновения к знаниям и тайнам местной империи.
За беседой я не заметил, как на город опустился вечер. Фока долго прощался со мной, крепко сжимая и тряся мою руку. Я пообещал ему, что если меня занесёт в окрестности его поселения, то я передам огромный привет ныне живущим, родственникам. Потом он перестал причитать наклонил голову и прищурив правый глаз с улыбкой произнёс: «На всё воля Термотефлиды» и не произнеся больше ни звука обернулся и пошел прочь тяжелой шаркающей походкой.
Где-то ближе к полуночи я вернулся к своему ночлегу. Гулять по ночному Солидону было весьма комфортно, многие улицы и подворотни были освещены искусственным светом. А не спящие прохожие были настолько милы, что при показе листочка с адресом гостиницы, тут же начинали объяснять мне, куда мне следовать дальше.
Придя в пансион и поужинав, я тут же уснул крепким непробудным сном.
Первые звуком пробуждения был низкочастотный гул расползающийся, как мне казалось, отовсюду. Примерно через минуту звук пошел на убыль, а потом вообще стих.
Когда я спустился позавтракать, я пытался расспросить о природе данного явления. Не получив вразумительного ответа из-за языкового барьера, я прекратил все дальнейшие расспросы.
Наскоро спустившись к причалу, я нанял лодку, которая с трудом из-за утреннего столпотворения, но всё-таки доставила меня к центральному кварталу. Ещё стоя в лодочной очереди к месту высадки пассажиров я в толпе встречающих увидел знакомое личико своей переводчицы.
Лиана поприветствовала меня и ловко проскользнув сквозь волну выходящих людей, повела на встречу местным властям. Вчерашний путь мы преодолели довольно быстро, но даже со второго взгляда вся строения впечатляли.
Зайдя в нужный кабинет, я увидел трёх «серых» человек. Большие серые балахоны скрывали лица и руки присутствующих. Они сидели за овальным столом. Одно из мест за столом было свободно. Так же параллельно одной из стен стояла добротная каменная скамья. Один из серых людей заговорил. Лиана объяснила мне, чтоб я сел к столу. Она же скромно присела на краешек каменной скамьи. В комнате повисла пронзительная тишина, которую разрушил скрип отворяющейся двери.
На пороге стоял «вчерашний» клерк, за спиной которого была тележка с необычным прибором. Клерк закатил тележку в комнату и тут же удалился. Один из «серых» людей спросил о цели моего визита. Когда я начал невнятно формулировать свою мысль, подбирая нужные слова. Тот же «серый» человек жестом остановил меня, он попросил подойти к тележке. Я подошел.
На Тележке стоял непонятный кубический механизм, на отполированной крышки которого была видна вмятина в виде человеческой руки. «Серый» попросил положить мою ладонь в центр вмятины, я взглянул на него суровым взглядом, но, не видя ни не его лица, тем более его глаз я с большим нежеланием опустил руку.
Несколько секунд ничего не происходило, затем раздался шебаршащий звук, механизм вздрогнул и слегка уколол мою ладошку. Я инструктивно отдернул свою руку. Поглядев на ладонь, я увидел небольшую ранку, из которой, пульсируя в такт сердцу, просачивалась капелька алой крови. В недоумение я спросил: «Что происходит?»
«Серые» люди попросили меня не беспокоится, и присесть на стул, ожидая окончания работы непонятного прибора. Через непродолжительное время агрегат перестал издавать непонятные звуки, его табло замерцало, синил цветом с тёплыми зелёными оттенками.
Среди «серых» людей началась суета, они стали быстро переговариваться и жестикулировать в направлении меня и мерцающего прибора.
В этот момент я стал понимать, что именно сейчас решался какой-то весьма весомый вопрос связанный с моим будущем.

Наконец они успокоились. Я буквально кожей стал чувствовать внимание со стороны их персон. За спинами собеседников открылась небольшая стенная ниша, в которой все трое «серых» людей, быстро исчезли. Я и моя спутница сидели не понимая. Что происходит. Затем открылась дверь, из которой появился «вчерашний» клер. Лиана, сжалась на каменной лавке. Было очевидно. Что всё происходящие на неё подействовало так же пугающе, как и на меня. Прошло уже около часа после того как «серые» люди покинули комнату, но никаких действий не происходило.
Немного успокоившись и оглядевшись, я решил покинуть это здание.

Повинуясь инстинкту, я выскочил в большой коридор, в котором дежурила дюжина местных охранников, Лиана шла рядом крепко сжав мою руку. Был вечер, солнце уже клонилось к горизонту, поэтому, сквозь прозрачные витражи здания бурые лучи светила, проникали внутрь, освещая стены и потолок и стены в ярко кровавый цвет. Этот зловещий фон царил во всём здании академии, и поэтому когда мы появились во внутренней части каменного здания, мы не привлекли никакого внимания.
Все люди наблюдали за заходящим светилом. Проскользнув мимо охраны, мы выскочили на улицу. Вокруг суетилась толпа людей. Держа меня за руку Лиана привела нас к огромному каменному мосту, проходящему через окружной канал, разделявший центральный квартал города от его окрестностей. В разных районах городского неба засверкали фонари взлетающих кораблей охраны, которые с интересом прочесывали окрестности столицы, высвечивая яркими прожекторами круги каменных кварталов.
Под каменным мостом скопилось несколько дюжин отвергнутых жителей Солидона.
Люди словно волны подхватили нас, пугаясь внешней суете увлекая наши тела вглубь сооружения. Через несколько минут круг от прожектора воздушного корабля, осветил это скопление людей. И ещё через пару минут два воздушных судна приземлилось по обе стороны сооружения. Матросы воздушных кораблей лихо, пользуясь только плетеным канатам, спустились с воздушных судов и крепко зафиксировали их поодаль от первого пролёта моста. Тут же с грохотом ударяясь об каменную мостовую с обоих кораблей на землю, вывалились деревянные трапы, по которым сбежали пара дюжин «серых» офицеров.
Между тем клокочущая масса людей завлекла нас непосредственно к стоящим капитальным основаниям моста. Внутри одного из оснований сооружения имелась ниша, в которую мы и спрятались, желая хоть как-то вырваться от кружащего и волнующегося потока людей.
Неожиданно где-то сзади раздался непонятный шум, чьи-то крепкие руки затащили меня и переводчицу внутрь сооружения. В конце комнаты появились отблески желтого света, среди лучей был виден силуэт рослого мужчины.
Как только я и моя спутница оказались напротив незнакомца, дверь мгновенно закрылась за нашими спинами.
Незнакомец жестом показал, что бы я двигался вслед за ним по внутренним каменным коридорам. Я шел вслед в след, стараясь ступать именно в те места, на которые ступал он. Это выглядело смешно, но мне было не до смеха, этот «каменный» человек вырвал меня из лап небесной канцелярии Солидона. И именно он как мне казалось, мог дать мне ответы на появившиеся ответы.
И как только я об этом подумал, человек остановился. Его карие глаза начали сверлить моё тело, как мне казалось, пытаясь выхватить какие- либо физические недостатки. Потом незнакомец улыбнулся, открыл дверь в стене и жестом показывая, что нам следует пройти следом.
Дверь вывела нас в небольшой переулок. Мужчина заперев её спешным шагом стал удаляться в темноту ночного города. С другой стороны переулка закутанная в широкополый плащ к нам двигалась незнакомка. Подойдя ближе она заговорила. Её томный голос звучал успокаивающе. Лиана стала переводить её речь. Незнакомка просила следовать за ней во избежание ареста. Судя по доносившемуся в округе шуму полицейские силы Солидона начали спец операцию по нашей поимке.
Двигаясь уверенно, но в то же время грациозно словно кошка, женщина повела нас по ночным улочкам и переулкам города. Она старалась миновать крупные освещённые проспекты и улицы города, по которым стали курсировать военные патрули.
Пройдя пару километров, мы зашли во двор большого каменного дома окруженного высокой стеной.
Место нашего убежища было на окраине города, во дворе стояла пара запряженных в повозку лошадей готовых в любой момент везти своих хозяев по неотложным нуждам.
Дама по ступеням поднялась к террасе. Конюх, он же слуга молча, открыл боковую дверь дома.
Хозяйка вместе с нами попали в большой зал в камине, которого потрескивали горящие поленья. На длинном столе, стоящем посреди комнаты стояли приготовленные блюда. Была видно, что нас ждали.
Слуга взял нашу верхнюю одежду и удалился из комнаты.
Полина, именно так звали хозяйку, пригласила нас сесть к столу и отведать блюда местной кухни. Во время трапезы она рассказала, что являться влиятельным человеком города, и вхожа в высшие круги управления городом и государством.
Она говорила, что когда пришел запрос о моём прибытие власти сильно засуетились, было решено проверить мою кровь и в случае положительного результата, арестовать.
Оказывается, некоторые жители нашей страны имеют уникальный «королевский» ген способный открывать любые двери и тайны страны.
Армия Солидона ещё в древние времена несколько раз вторгалась в страну Ру, с разными целями, но каждое такое вторжение заканчивалось трагедией для нападавших. Скрытые в недрах гор и земли старинные механизмы защищали мою родину, но кроме защиты они наносили тяжелый урон нападавшей стороне. После которого экономика нападавших ещё долго оправлялась от последствий. На территории Солидона есть ряд закрытых подземных комплексов проникновение, в которые не могло осуществиться без представителя моей расы, носителя этого гена.
Видя мою усталость, Полина проводила меня в гостевую комнату, в углу которой стояли мои личные вещи, очевидно, взятые из номера гостиницы в которой я останавливался. Она объяснила, что всё это время за мной следили спецслужбы государства, за которыми в свою очередь следили люди Полины. Даже моя «случайная» переводчица оказалась не случайным человеком, именно она сделала так, чтобы я оказался в нужное время в нужном месте.
Хозяйка, пожелав спокойной ночи, удалилась из комнаты, сообщив, что завтра нам предстоит дальняя дорога.
Лиане постелили в соседней комнате.
Только прислонившись к подушке, я мгновенно попал в царство морфея. В эту ночь мне ничего не снилось. Разбудило меня Лиана. Она объяснила, что нам срочно нужно уезжать из города. В Солидоне из-за нашего вчерашнего побега идут массовые проверки и аресты горожан, не смотря ни на их титулы не на регалии. Круг поиска в ближайшее время будет расширен и дом госпожи Полины тоже попадёт в эту область.
В коридоре я встретился с хозяйкой. Её не выспавшиеся лицо говорила, что она провела не самую лучшую ночь в своей жизни. Она мило улыбнулась и повела меня на улицу к запряженной повозке. Выйдя на дневной свет, я стал непроизвольно любоваться своей спутницей. Она была красива. Её правильные черты лица ровный нос и голубые глаза притягивали взгляд. Было очевидно, что она нравилась мужчинам.
Мы оба забрались в повозку, следом к нам присоединилась Лиана, держа в руках корзинку с едой для перекуса вовремя нашего путешествия. Конюх вывел экипаж на улицы города и неспешно покатил прочь от городской суеты. Несколько раз нас останавливали патрули, но прочтя документы моей спутницы, они тут же освобождали дорогу.
Полина сказала, что воздушное пространство из-за нашего побега, закрыто для всех кораблей кроме армейских и к тому же путешествие на конской упряжке более безопасно и не привлекает внимание жителей.
Примерно через пару часов езды наш экипаж остановился на берегу небольшой бухты. Был полный штиль, поэтому ждавшее нас небольшое судно, стояло на морской глади не шелохнувшись.
Мы пересели в шлюпку и уже через пару минут были на борту.
Капитан отдал приказ и повинуясь его указанием корабль вышел в море.
Двигаться на таком корабле было комфортно, энергия с антенн Солидона разогнала яхту до приличной скорости, было тихо, только небольшое потрескивание, очевидно исходящее из двигателя корабля, нарушало тишину.
На горизонте то и дело пролетали воздушные суда военных, поэтому капитан предупредил, нас не подниматься из трюма корабля.
Во время морской прогулки мы много общались с Полиной. Она рассказала, что была замужем, но её мужа казнили, обвинив в подготовке переворота. Уже более трёхсот лет государствам правили выходцы из нескольких торговых династий, а выборы главы страны это была фикция для успокоения народа. Она рассказала о цели нашего визита. Внутри одного из многочисленных островов империи Солидона имеется шахты срывающие доступ к тайнам, которые боятся управляющие страной династии. Именно интерес по данному вопросу и был истинной причиной смерти супруга Полины.
Между тем солнце поднялось в зенит. Капитан разрешил гостям подняться на палубу. Кушанье на фоне красивого морского пейзажа в окружении не менее красивых дам увлекло мои мысли далеко от проблем прошедших дней. После трапезы я развалился в шезлонге, томясь под лучами южного солнца и не заметно, уснул.
Шум прибоя и галдеж чаек вывели меня из оцепенения. Был вечер, в лицо мне дул довольно крепкий морской ветер очевидно погода менялась, предвещая грозу.
Ещё не до конца отойдя от сна, зевая и протирая глаза, я неуклюже спустился на борт шлюпки, в которой меня ждали мои спутницы и пара бравых матросов.
Лихо орудуя веслами моряки домчали нас до песчаного пляжа. На берегу нас встречал высокий несуразный мужчина. Его седые волосы свисавшие локонами до самого подбородка, то и дело повинуясь дуновению ветра, закрывали линзы чудных очков, мешая в полной мере лицезреть наше прибытие.
Человек одной рукой подхватил под руку Полину и стал что-то быстро говорить, не преставая постоянно жестикулировать второй рукой, очевидно рассказывая последние новости своего пребывания на острове. Матросы, схватив коробки с припасами и каким-то оборудованием быстро стали стаскивать их в небольшую деревянную хижину, спрятанную от посторонних взоров пальмами и лианами бурно произрастающими на острове.
Где-то из далека донёсся раскатистый гул. Ветер стал сильным и шквалистым неся за собой тучи пыли и всякого мелкого мусора.
Моряки в спешке погребли обратно к судну надеясь ещё сухими попасть на борт. Но только они причалили к борту начался ливень. Весомые капли воды, разгоняемые порывистым ветром с силой хлестали по лицам и телам моряков. Я со спутницами наблюдал эту картину из окна хижины, в глубине души радуясь, что не был на месте моряков.
Судно отчалило, и удалилась от берега в потоках воды, отчаянно лающейся с небес. Капитан до полуночи должен был прибыть к месту своей приписке, чтобы не навлечь беду со стороны спец служб на себе и госпожу Полину.
Машина Солидона по поимке преступников задействовала всё новые и новые винтики своего механизма. Полина, зная это просчитывала каждый свой следующий шаг, чтобы не попасть в сети этого механизма.
Гроза длилась минут сорок и так же неожиданно закончилась, как и началась. Выглянуло солнце, которое отражалось множеством лучиков от капель воды по всему лесу рядом с хижиной. В воздухе пахло азотом. Защебетали птицы, радуясь окончанию дождя. Корабля не было видно.
Я вышел на улицу прогуляться по райскому острову. Песок, жадно впитывающий влагу был практически сухим отзываясь гулким шелестом на каждый мой шаг. Глядя на море, я увидел дельфинов гнавших стаю рыб к нам в бухту. Дельфины то и дело выскакивали из воды создавая шум и море брызг. Тёмное пятно мечущихся под водой рыб всё ближе и ближе приближалась к берегу. В этот момент из хижины с радостными возгласами выскочил высокий хозяин. На бегу сбрасывая одежду он мчался к морю. Оставшись только в трусах человек, кинулся в воду и поплыл.
Дельфины между тем пировали. Пригнанная ими рыба уткнулась в невиданное препятствие. Чайки с криками стали падать в воду пытаясь тоже полакомится добычей. Только присмотревшись я увидел пару увесистых кольев воткнутых в дно залива. К этим кольям крепилась сеть хозяина хижины именно она и стала тем препятствием остановившим рыбу.
Хозяин, подплыв к одному из кольев, стал отвязывать сеть полную набившейся рыбы. Сытые дельфины при видя его не стали, не пугаться не срываться в морских глубинах. Наоборот они высовывались из воды щебетали и щелкали языками, очевидно таким образом радуясь появлению человека.
Хозяин хижины доплыл с сетью полной рыбы до второго кола и отвязав верёвку державшую снасть направился к берегу.
Дельфины не спешно плыли рядом с ним то и дела издавая щёлкающие и свистящие звуки. Когда человек достиг мелководья он остановился, развернулся к дельфинам и стал им что-то говорить, очевидно хваля морских обитателей за такой подарок. Было видно, что такой симбиоз дельфинов и человека существовал уже продолжительное время.
Я не заметил, как девушки подошли ко мне и так же, как и я с открытыми от изумления ртами наблюдали за происходящим.
Хозяина дома звали Миха. Волею судеб после кораблекрушения, много лет назад он стал жителем острова. Когда здесь его обнаружило рыболовецкое судно, он на столько свыкся с жизнью на лоне природы. Что не захотел возвращаться в цивилизацию.
Миха стал собирать кокосы, лекарственные растения, солить рыбу и продавать это добро проходящим мима судам, что его жизнь стала неотъемлемой частью острова. По образованию он был учёным в сфере археологии и его пытливый ум не давал сидеть на месте. Он периодически организовывал вылазки внутрь острова и вот вовремя одной из таких прогулок Миха наткнулся на заброшенные штольни перегороженные массивными дверьми.
Муж Полины знал Миху ещё до отшельничества, и поэтому когда стало известно, что он жив. Тут же приплыл на остров с кучей строительных материалов еды и припасов.
Вдвоём они в течении месяца возвели хижину и как только появлялось свободное время от работы в Солидоне Полина вместе с супругом отправлялись на остров погостить пару дней.
Миха тем временем распутывал сеть от попавшей в неё рыбы. Улов был значительным часть рыбы от тут же засолил в огромной дубовой бочке, другую часть почистил, решив использовать в качестве ужина для себя и своих гостей.
Закончив работу, он довольно быстро вернул сеть, в море, привязав её концы за торчавшие колья.
Вовремя ужина я через переводчицу поинтересовался о его необычном способе рыбалки, на что он ответил, что много лет назад, он выходил покусанного акулой дельфина. И какого было его изумление, что через неделю после выздоровления стая дельфинов пригнала в эту бухту первую стаю рыб.
Тот дельфин уже умер, но вот традиция совместной рыбалки осталась. Иногда дельфины приплывали просто так отдохнуть от морских течений и поиграть с молодым потомствам в спокойных водах бухты. Тогда Миха подкармливал их рыбой или другой пищей.
Он следил, чтобы в залив не заходили хищники. Пару раз в год ему приходится отгонять своим копьём акул пытающихся заплыть к нему в гавань. Дельфины настолько привыкли к Михе что спокойно давали погладить и почесать свою шершавую кожу.
На утро мы договорились пройти к штольням внутри гор. Но только я уснул как почувствовал, что моё плечо кто-то теребит. В серой комнате я не разглядел лица, но по голосу понял, что надо мной склонилась Лиана. Шёпотом она говорила, они здесь просыпайтесь нам нужно идти. Люди в хижине были чем-то встревожены. Поглядев в окно, я понял, чем. На фоне звёздного неба отражавшегося от вод океана, виднелся силуэт большого военного корабля плавно заходящего в воды бухты. Не зажигая свет, вся наша компания бесшумно выскользнула из хижины. Сквозь ночную чащу впереди шел Миха то и дело оглядываясь на своих спутников, при этой сверкая белками своих глаз. Наверное, мы прошли метров пятьсот в глубь леса как небо и все окрестности озарились ярким светом. Над хижиной в которой мы были несколько минут назад, зависли два воздушных судна. Эти суда и морской корабль одновременно включили свои прожектора высвечивая из сумерек хижину и её окрестности. Вместе с этой вспышкой света начался штурм дома. Было слышно, как с шумом и криком в здание вламывались солдаты Солидона.
Сквозь этот шум раздался громкий крик человека раздраженный неудачной операцией захвата. Тут же воздушные суда своими прожекторами стали высвечивать окрестный лес, постепенно расширяя круг поиска.
Миха повёл компанию по берегу высохшего ручья и довольно скоро дом и всё его окружение скрылось за поворотом небольшого холма. Шум затихал в ночи слышался только шелест листвы под ногами путешественников и стрекотание цикад.
Всю ночь до рассвета мы шли сквозь густую растительность острова. К рассвету уставшие и голодные приблизились к подножью высокой горы. Пока я с девушками уселся на сухую коряжину, и стал растирать от гудения ноги, хозяин острова довольно быстрым шагом стал карабкаться по россыпи гранитных камней на вершину.
Минут через десять Миха вернулся с неприятными новостями. Воздушные суда курсировавшие вдоль и поперёк острова высаживали в разных местах группы вооруженных солдат, поэтому идти дальше придётся медленно с оглядкой дабы не попасть в засаду.
Немного перекусив едой из заблаговременно прихваченной корзины. Мы пошли дальше. Солнце поднималось всё выше и выше поэтому зной и повышенная влажность давали о себе знать. Скорость нашего движения резко упала. Нам предстояло обогнуть гору чтобы попасть ко входу в подземную шахту. Миха то и дело уходил, вперёд разведывая предстоящий путь. И когда мы практически прибыли к месту назначения он жестом приказал нам остановится.
Прямо у входа в шахту на небольшой полянке мирно сидели четверо солдат Солидона. Пятый военный, взобравшись по небольшому уступу, дежурил на вахте, внимательно разглядывая окрестные джунгли.
Мы переглянулись в недоумении. Миха сказал сидеть на месте, а сам ловко и бесшумно ушел в густую чащу. Примерно час ничего не происходило, потом со стороны военных началась непонятная суета. Было видно, что они чем-то были озадачены. Солдаты то и дело присматривались к зелёной чаще и громко что-то выкрикивали.
Неожиданно в лесу раздался пронзительный вой. В ответ на него с другой стороны леса за фыркали и зарычали какие-то хищники. На лицах моих спутниц отразился сильный испуг.
Солдаты между тем стали ползти в гору пытаясь как можно выше вскарабкаться от истошных звуков. За этим переполохам мы и не заметили, как к нам сзади подкрался Миха.
Немного отдышавшись и набрав полной грудью жаркий воздух тропиков, он протяжно завыл. Тут же ему в ответ, как и в первый раз, зарычали и зафыркали какие-то звери.
Потом новоиспечённый Тарзан приказал нам готовится к быстрому бегу в пещеру. Прокричав в третий раз Миха быстро рванул вперёд. Словно гепард на несколько прыжков он преодолел свободное пространство полянки и спрятавшись за большим валуном стал метать в солдат довольно большие булыжники, отвлекая на себя их внимание. Солдаты в ответ стали стрелять в Миху из метательных ружей. За этой суетой я с дамами проскочил в тёмную квадратную шахту, следом за нами побежал и Миха.
Надо спешить проговорил он. На острове есть стая шакалов, которая будет не прочь нами полакомится. Как оказалось, хозяин острова привлёк эту стаю к солдатам разбрасывая рядом с ними колючие плоды какого-то местного растения от запаха, которого животные приходили в эйфорию и сильное возбуждение.
В пещере было сыро и скользко кроме цокота ног людей в воздухе то и дело раздавались всплески капающих капель воды. Между тем шум у входа в каменный коридор всё усиливался было слышно, как животные стали рвать друг другу за обладание разбросанными в округе плодами.
Миха шел в перёд, подсвечивая свой путь зажженным просмоленным факелом.
Копать и гарь, от которого то и дело попадала на лица и в глаза идущих следом людей. Глаза путников стали слезится от чего дорога стала иметь размытые очертания. Наконец седовласый учёный остановился. Всё, мы пришли, сказал он.
Путь шахты преграждала огромная металлическая дверь поверхность, которой была покрыта непонятными геометрическими узорами.
Дверь была высокая и мощная, бронзового цвета. По царапинам на каменном полу и на поверхности двери было видно, что её не единожды пытались вскрыть разными способами, но судя по всему безрезультатно.
Миха много раз приходил в эту шахту и изучил её досконально. Он показал на стену с правой стороны двери. Там болталась набухшая от воды верёвочная лестница. Примерно неделю назад во время последней вылазки учёный обнаружил небольшой выступ у самого потолка пещеры.
Шахта перед дверью была больших размеров, очевидно древние строители воспользовались естественным каменным гротом и просто вмонтировали дверь в уже имеющую нишу.
Миха объяснил, что мне следует подняться по лестнице к самому потолку и влезть на небольшую площадку. Там есть отверстие, в которое следовало поместить мою руку. Ну а далее ждать того что произойдёт. На мой вопрос, что должно произойти он ответил, что не знает. Так как в прошлый раз в это отверстие он поместил каменную палку, после чего сработал какой-то механизм разрубивший её пополам. Увидев мои округлившиеся глаза Миха сказал не переживайте вы так, я практически на сто процентов уверен, что с вами нечего не произойдёт. Ведь по его словам я являлся носителем нужной крови. А это был механизм допуска во внутрь дверей с защитой от взлома. Хороша же защита подумал я, это если не будет допуска, не будет и половины руки.
Если быть честным подниматься в верх мне что-то расхотелось, но выглядеть в глазах дам трусишкой тоже было как-то несолидно. Поэтому борясь с разными мыслями, нехотя я всё же стал карабкаться к потолку.
Взобравшись на площадку, я стал осматриваться, блики от горевшего снизу факела постоянно меняли очертания стен, поэтому искать отверстие я стал на ощупь и скоро я нашел его.
Желание засовывать в дыру руку у меня не было совсем. Пауза затянулась. Я вышел из оцепенения только после того как услышал нарастающий шум вдали коридора. Там повинуясь охотничьим инстинктам, и находясь в возбуждении от проглоченных ягод организовали охоту шакалы. Охота была организована на нас. Очевидно, хищники взяли след с новым непонятным им запахом и теперь двигались в нашем направлении.
Скрипя сердцем, я стал засовывать руку в отверстие. Засунув её по самое плечо, я нащупал вмятину в глуби отверстия в виде кисти руки. Положив ладонь на холодную металлическую поверхность, я ощутил, как мою руку примерно посередине обхватило железное кольцо. Металл не давал никакого шанса вытащить руку. Одновременно кисть ладони пронзила острая боль. В душе я уже стал проклинать свою браваду, которая заставила меня взобраться под потолок этой пещеры. В этот момент я вспомнил, что прибыл сюда на этот континент совсем с другой целью, а обстоятельства, которые произошли со мной за эти дни, так затуманили мой разум, что я ни на шаг не приблизился к цели своего визита.
Скала подо мной стала вибрировать. Металлический захват ослабел, освободив кисть руки. Я быстро словно обезьяна спустился вниз по лестнице к моим спутникам. Вибрация стояла по всей пещере. Откуда то сверху, к нам на головы стали падать мелкие камешки пыли и крошечные, словно туман капельки воды, отчего наши головы и одежда покрылись серым блестящим налётом. Неистовые крики шакалов всё нарастали, было видно, что всё происходящие вокруг не сколько их не напугало их, а лишь придало нового задора.
Геометрия рисунка двери стала меняться. Центральная часть барельефа сформировала равнобедренный треугольник, высотой с рост человека потом этот треугольник засветился мерцающим светом. Сквозь лучи было видно, что дверь внутри треугольника исчезла. Вибрация прекратилась. Глядя на меня и девушек Миха стал медленно с большой осторожностью просовывать горящий факел внутрь светящийся пирамиды. Ничего не происходило. Вынув факел из отверстия ещё с большей опаской, он стал просовывать руку, готовый в любой момент отдернуть её при любой малейшей угрозе.
Примерно после минуты испытаний совсем осмелев, он шагнул сквозь дверь. Когда мы увидели его оскалившееся в улыбке лицо, по ту сторону двери, мы успокоились. Больше не теряя не секунды драгоценного времени, мы шагнули в неизвестность.
За дверями располагалась небольшая комната своего рода прихожая. По периметру комнаты стояли стулья и небольшие диванчики, обитые очевидно искусственной синтетической кожей.
Было видно, что мебелью очень давно не пользовались. Огромный слой пыли покрывал как саму мебель, так и мраморный пол, и золотистые стены. Откуда-то с потолка по всему периметру комнаты струился ровный матовый свет. С противоположной стороны от входа находилась большая арка, которая выходила в огромный колонный зал.
Из моих наблюдений меня вывела Полина, которая стала дёргать мою руку. Другой рукой она показывала на отверстие в двери. Сквозь светящуюся пирамиду была видно, как в каменную шахту оскалив зубы и рыча стали заходить хищники. Шкуры их вздыбилась по хребту. А намеренья были весьма агрессивны. Примерно с десяток шакалов шаг за шагом выходили из темноты в освещённый пятачок перед дверью.
Миха стал размахивать горящим факелом с нашей стороны от дверей. Я стал искать в округе какой-нибудь предмет для отражения атаки. Неожиданно мой взгляд привлёк стул, стоявший с правой стороны от дверей. Я уже хотел схватить его за ножку, как посмотрел выше стула. Там имелась металлическая пластина с выемкой виде отпечатка человеческой руки. Недолго думая я подскочил к стулу и что есть мочи нажал на пластину. На удивление пластина легко вошла в стену. Что-то щелкнуло заскрежетало и в тот момент когда пластина вернулась в исходное состояние пирамида погасла а вместо неё как по волшебству сформировался металл. Дверь снова стала единым целым, такой, какой она была до нашего проникновения.
Мы все выдохнули, напряжение от угрозы стало спадать, на лицо Михи исказилось оскалом улыбкой. Но в этот момент в дальнем конце бесконечно длинного зала раздался приглушенный шум.
Хотя весь зал был в полумраке, в конце помещения засветилась одинокая люстра, в лучах которой высветилось что-то непонятное, двигающееся и колыхающееся. Это загадочное существо медленно стало двигаться в нашем направлении. Как только оно покидало светлый круг высвеченный люстрой, включалась другая люстра и освещала новый участок пола.
Мы все напряглись. Так по цепочке освещённых кругов к нам плавно шло четырёхпалое существо, на шеи которого крепилась огромная круглая голова. Глаз и лица существа не было видно, вместо всего этого с передней части головы на нас смотрел фасетчатый глаз стрекозы, словно вырванный у насекомого и увеличенный до невероятных размеров.
Когда это существо ступило в последний световой круг я не выдержал и спросил: «Ты кто?»
Казалось гулкое эхо бесконечное количество раз повторило мой вопрос. Существо остановилось и стало раз за разом повторять мой вопрос, словно в записи изменяя высоту фразы и скорость воспроизведения, от чего вопрос звучал то пищащим, словно комар звуком, то басовым, словно раскат грома голосом.
Существо окончательно остановилось и село словно собака на задние ноги а передними имеющими пять пальцев ловко стало копошиться в своих обвисших и ветхих одеждах. Затем оно выставило вперёд свою лапу и разжало кулак. На ладони лежали четыре человеческих уха, правда, большего размера.
Раздался приглушенный будто идущий из самой глубины лёгких голос: «Ня» — сказал голос.
Я посмотрел на своих спутников. Испуганные лица женщин, спрятавшиеся за нашими спинами смотрели на существо не отрываясь, словно загипнотизированные. Очень осторожно маленькими шажками я стал приближаться к нему.
Существо не подавало признаков беспокойства. Я подошел совсем близко. Я взял мягкие желеобразные уши с его шершавой темно-коричневой руки.
Подойдя к товарищам, я раздал эти штуки. Как только я поднёс полученный «подарок» к своему уху, этот желеобразный прибор присосался к его поверхности. По направлению к глазу от механизма стала удлиняться антенна, на конце которой сформировалась прозрачная пластинка, наполовину закрывшая обзор моего глаза. На пластинки стразу же стали мелькать какие-то красные цифры и символы.
Через минуту символы стали понятными мне. Очевидно прибор определял место моего рождения и язык, на котором я разговариваю. Оглянувшись, я увидел, что и у других участников экспедиции наладка приборов прошла успешно.
Существо снова заговорило, но уже не в слух, а только в моём ухе. Оно сказало, что теперь мы можем общаться друг с другом и вообще со всеми жителями планеты без помощи переводчиков. Этот полученный прибор являлся не только универсальным переводчиком, но и помощником внутри подземного города.
Как только в моём мозгу сформировался вопрос относительно происхождения существа, тут же он был написан на прозрачном дисплее «уха» снизу стояли два варианта развития события задать или нет. Я решил, что нужно задать. Тут же вопрос испарился, а существо начало рассказывать интересную историю. Это был робот с искусственным интеллектом по имени Рок, его создатель давно умер, да и город опустел, когда его обитатели неожиданно исчезли. Рок был стражем города, в его обязанности входило поддержание систем города в работоспособном состоянии. Вернее, сам Рок избрал такую обязанность после исчезновения хозяина. Несколько лет он пытался связаться с кем-либо из людей, живших в этом городе, когда он понял, что его попытки четны, он стал следить за работоспособностью города. Время от времени Рок включал цех по производству ему подобных роботов, но всё что у него получалось создать так это только запчасти к самому себе.
Любой полностью собранный им робот не был способен жить. Мозг нового робота не загружался поэтому, Рок отказался создать себе собеседника и стал заниматься обыденными делами. У него не было допуска во множество помещений, но те места, куда ему удавалось попасть помогали Року вести внутригородское хозяйство, изучать науки и делать все, чтоб не сойти с ума за долгие и долгие столетия и тысячелетия.
Рок пробовал выбраться из города, но его металлокерамическая рука, покрытая искусственной кожей долго заживала после прокола иглой для забора крови. Испробовав нескольких попыток прорваться официально за пределы города, он оставил эту идею. Второй его идеей было сделать тоннель сквозь гранитные стены. Но у него не было доступа к инструментам людей делающих скальные породы мягкими как пластилин. Поэтому он как в древности стал долбить стены киркой и кувалдой. Ему удалось сделать тоннель в несколько десятков метров, пока дальнейший путь старателя не преградило силовое поле города пронизывающее весь периметр и глубины земли. Он снова и снова делал попытки пробиться за пределы своей темницы, но все они были четны.
Рок поставил ко всем дверям в городе детекторы движения и раз в сорок лет менял их после выхода из строя аккумулятора. Это была его «идея фикс». Все детекторы были зациклены на центральном пульте управления в его доме, а пульт в случае проникновения посылал сигнал роботу где бы тот не находился внутри города.
За всё время заточения Рок несколько раз мчался к месту срабатывания датчиков, но все эти сигналы были ложными. В основном система сигнализировала в тот момент, когда в месте её установке обваливалась в результате естественных процессов часть потолка или стены. В этом случае Рок занимался укреплением помещения, он убирал мусор, клеил на своё место выпавшие детали интерьера и снова устанавливал систему безопасности в рабочее состояние.
Один раз сразу сработало несколько датчиков, в этот день было сильное землетрясение. Року пришлось несколько лет разгребать завалы и приводить все сооружения в первоначальный вид.
Пару лет назад он увлёкся конструированием одежды и пошил для себя несколько «современных» костюмов. Глядя на лохмотья ткани, висящие на Роке можно было понять, что и это занятие ему наскучило. По словам робота, раз в полгода, он проходил процедуру сканирования всех узлов и механизмов его искусственного тела, а так же головного мозга. Все слепки его сознания хранились в глубинах памяти города. После процедуры сканирования, роботу делался капитальный ремонт, который позволял спокойно жить дальше.
Неожиданно прерывая рассказ Рока в ушах всех слушателей зазвучал прерывистый свистящий звук, на картинке очков мерцая, загорелась надпись, что организм людей требовал приёма пищи.
Приборы розданные Роком посреди прочего ещё следили за всеми функциями людей.
Рок встрепенулся, поднялся во весь свой богатырский рост и подражая походке путников двинулся на двух ногах к дальнему выходу. Пройдя пару шагов он обернулся и стал махать рукой показывая, чтобы мы шли следом за ним.
Неспешным шагом мы двинулись следом. Я почувствовал, что мой желудок уже без всяких намёков требовал приёма пищи.
Когда мы шли по залу я разглядывал окружающие нас механизмы, а весь зал был просто наполнен был диковинными штуковинами. Так вот Каждый раз, как только мой взгляд останавливался, на что м либо, тут же в на мониторе очков появлялась надпись с характеристиками и назначением данного механизма или прибора.
Крутя головой и пытаясь понять, что-либо из написанного я вместе со всеми добрался к выходу из зала – ангара.
Выйдя на улицу города, я непроизвольно стал всматриваться в небо, ища дневное солнце. Но вокруг нас виднелись своды пещеры, обильно залитые искусственным светом струящимся непонятно откуда. Дорога подземного города была вымощена брусчаткой. Со стороны казалось, что мы находились в каком-то древнем городе. Улочки, которого, буквально как минуту назад покинули местные жители. Воздух не был затхлым, чувствовалось, что система очистки работала исправно. Где-то в далеко слышался шум стекающей воды, так же городские кварталы наполняло пение щебечущих птиц. То там, то здесь стояли большие лиственные деревья в кронах, которых и резвились певчие птицы. Было очевидно, что проживание внутри подземного города для пернатых было весьма комфортно.

Мы всё дальше и дальше удалялись от места нашего прибытия. Проходя по одной из площадей города, я увидел небольшой декоративный пруд, заполненный разноцветными рыбами.
Напротив, пруда красовалось здание, разительно отличавшееся от окрестных домов. Большие витражные окна и стеклянные двери просвечивались насквозь. Сквозь них можно было увидеть барную стойку, вокруг которой стояли мягкие стулья на высоких ножках. Рок остановился у входа. Обернувшись к спутникам, он предложил войти перекусить.
Наша компания вошла в уютное кафе и стазу же после нашего появления в помещении заиграла спокойная музыка, где-то в глубине кухни заскрежетали приборы и механизмы. Рок очень ловко проскользнул в соседнюю комнату. Было видно, что всё здесь было знакомо. Я сделал вывод, что этот робот кроме создания костюмов ранее позанимался и кулинарией.
Через некоторое время с кухни потянуло разными вкусными запахами. Потом появился наш шеф повар, катя перед собой двухъярусную тележку уставленную напитками и блюдами.
Ловко расставив перед гостями угощения, он стал с любопытством наблюдать как мы быстро и с удовольствием уплетали всякие вкусности.
Насытившись, мы неспешно продолжили свой путь.
Управление освещением в подземном городе подчинялось естественным циклам смены дня и ночи. Уже ближе к вечеру бредя по тусклой улочке, мы подошли к каменному домику, укрытому от внешнего мира большим металлическим забором, украшенным коваными узорами. Рок объяснил, что это гостиница для постояльцев. Он попросил побыстрее зайти в здание, так как по плану сегодня должен пойти сильный дождь. И действительно только мы зашли во внутрь, как по черепице здания стали стучать крупные дождевые капли. На улице начался ливень.
Рок затопил камин, потом показал нам комнаты для ночлега. Недолго погрев руки в лучах горящего костерка, путники разбрелись по своим комнатам и тут же уснули крепким сном.
Говорят, но новом месте должна приснится жениху невеста, мне в эту ночь ничего не снилось. Настолько много было событий всего за один день, что мозг отказывался всё это анализировать, а просто выключился до утра следующего дня.
Я проснулся раньше всех и умывшись, и причесавшись застал Рока сидящем в глубоком задумчивости в каминном зале. По сводам зала тихим еле слышным эхом проносилась красивая мелодия.
-Что это? — без звучно спросил я робота.
– Это мелодия, которая иногда балует мой слух, — сказал он и продолжил свою мысль.
-Наверно кто-то из жителей города сочинил это произведение, я её иногда включаю по очень веским событиям. Сегодня как раз такой случай.
Он обернулся в мою сторону и спросил:
-А как сочиняют музыку? В вашем мире много музыки?
-Много, -ответил я — а как сочиняют, я к сожалению, не знаю. Есть у меня друг в моей родной стране он музыкант и композитор. Так вот как-то в разговоре он сказал мне: «Что музыка – она точна как математика, но в то же время непредсказуема, как капризная девушка»
Рок оживился услышав мой ответ и снова спросил:
-А какая она, капризная девушка? -я немного помолчал и собираясь с мыслями пытался сформулировать ответ. В этот момент робот снова заговорил:
— Вы знаете, я давно нахожусь здесь в заточении, сначала меня это очень сильно пугало и раздражало. Я чувствовал себя брошенным и покинутым. Но потом я понял, раз так случилось, я должен чем-то заняться развивать себя в каких-либо областях, ведь единственным ресурсом, которого у меня в избытке, это время.
Я стал изучать науки профессии ремесла, чтобы понять суть людей. Но если честно это мне ничего не дало. Потом я стал изучать себя. Я досконально изучил каждый атом своего тела, нашел в себе семь энергетических центров, в которых по замыслу моих создателей должна была проникать энергия. Проникать постепенно от низших центров к высшим. Но сколько бы я ни старался, и сколько бы не бился над смыслом своих создателей, я так и не достиг того чего хотели они.
Потом я стал изучать книги о людях. И нашел совпадения в строении вас и меня. И тогда я понял, что они меня делали по своему образу и подобию.
Глядя на робота, я невольно улыбнулся, подставляя обличие человека сотворившего Рока. Между тем робот продолжал свой рассказ.
Каждые полгода Рок посещал сканирующую лабораторию. С помощью приборов, которой он делал виртуальный образ своего головного мозга. Я спросил его: «Для чего всё это делалось?» Рок ответил:
-Я подумал, может быть у меня какой-то дефект в управлении, в мозгу, раз я не могу выполнить волю создателей. Изучая отсканированные копии мозга, я пришел к выводу, что моё поведение периодически меняется и подчиненно различным временным циклам. Какие-то циклы длятся несколько недель какие-то идут с периодичность в восемь лет какие-то ещё больше около сорока и т.д. Я обманул вас, сказав, что я меняю механизмы своего тела.
Когда-то очень, очень, давно я был маленьким. Маленьким в прямом смысле этого слова. У меня было другое тело было всё иначе. Но я рос и всё менялось. Я совсем не статичный. Создатели каким-то образом умудрились создать жизнь из «не живой природы» в вашем понимании. Я ещё сам не до конца разобрался в себе. Но если сказать попроще, то моё тело состоит из кристаллов металлов и других элементов. Которые при воздействии различных энергий и заставляют меня двигаться мылить во общем жить.
Изучая слепки мозга я понял, что и так сказать родился я под воздействием двадцати семи внешних звёзд и планет и что мои родители планировали создать ещё несколько подобных мне существ. Но вот только полными моими копиями они бы не были. Как и внешние звезды, меняя своё положение, меняют поведение замыслы и вашу судьбу при рождении. Так и мои братья отличались бы от меня кардинально. Почему я говорю, братья так, потому что я нашел технологию создания именно моих особей мужского пола.
Ещё я заметил, что существуют пять комбинаций поведения, начиная от разрушения заканчивая созиданием. Эти типы поведения создатели заложили в меня с момента моего рождения и разные периоды существования в этом мире какие-то из них превалировали. Покопавшись в записях, я нашел подтверждения этому.
Оказывается, присутствие каких-то разрушительных сил и в природе и во мне обязательно, как листья деревьев разрушаются и опадают. Чтоб дать толчок к новому циклу жизни, так и силы разрушения должны жить во мне, но самое главное, чтоб они были «под контролем». Иначе разрушается гармония внутреннего мира и через него внешнего.
В женщинах я обнаружил только четыре типа, этим они отличаются от меня. И это совсем непонятно и технология по изготовлению женского пола ещё была не доработана. Я пришел к выводу что отсутствие «моей» девушки и не даёт продвинуться моей внутренней энергии выше. Когда я это понял, я стал изучать записи моих создателей относительно моей половинки и осознал, что они застряли на вопросе создания её мозга. Действительно очень сложно понять женский мозг, ведь там всё не логично. Почему я так говорю?
Рок выдержал театральную паузу и ответил на свой риторический вопрос: «Потому что я трудился над всем этим несколько сотен лет. И самое интересное, на финишной прямой, буквально у черты, появляетесь все вы. Вы были посланы Термотефлидой, я думаю так. Ведь я не смогу один воспитать и вырастить «свою девушку» я не знаю, как их выращивать и что с ними делать и говорить. А среди вашей компании я разглядел особи противоположного пола, которые могли бы стать матерями или наставницами моей будущей половинке.»
Я был в шоке. За несколько минут мне открылась картина мироздания отдельной, только ещё начавшей формироваться цивилизации. Хотя представитель этой цивилизации был только в одном экземпляре, но кто знает в одном ли, он уже выстроил свою философию, своё мировоззрение.
Он досконально изучил себя свою природу и природу людей, опробовал разные профессии и ремёсла, сохранил в рабочем состоянии на протяжении многих веков целый подземный город. И это только то, что удалось узнать мне за это время.
В каминный зал вошли стразу все гости. Они, что-то бурно обсуждая и жестикулируя. Я и Рок обернулись по направлению к вошедшим.
В этот момент я вспомним о своём сыне, оставшемся дома. В свои восемнадцать лет он сильно отличался от сверстников, своей целее устремлённостью и ответственностью.
Год назад он поступил на одно из суден воздушного флота нашей родины. И волею судеб оказался в навигации по северным морям страны. Мне иногда приходили письма с его посудины. Как я понял, ему там было нелегко. Работать приходилось без отдыха, несмотря на штормы, настроение и шквалистый северный ветер.
Мои мысли прервал звонкий голос моей переводчицы. Уйдя от цивилизации она совсем расслабилась. И судя по всему, где-то в постоялом дворе девушка нашла винный погребок с нежнейшими и вкуснейшими винами с многовековой выдержкой. По крайней мере, её красноречие и заплетающийся язык, так на это указывал.
Девушка стояла поодаль от меня улыбалась и невпопад что-то лепеча вспоминала нашу первую встречу. Её накопившиеся эмоции и страхи хлынули, словно вода из прорванной дамбы в весеннее половодье. Немного успокоившись, Лиана проговорила игривым голосом: «А вы знаете, госпоже вы сильно понравились» -Я невольно поглядел на Полину, которая в этот момент вместе с Роком накрывала на стол. На лице Полины виднелся румянец, из чего я сделал вывод, что не только моя переводчица с утра пораньше пригубила древнего винишка.
Лиана видя моё замешательство спросила: «А вы женаты?» — я ответил, что был женат, что у меня есть взрослый сын и что сюда я прибыл не крутить романы. На что девушка фыркнула и неуверенной походкой пошла «помогать» на кухню. Потом я услышал, как дамы в соседней комнате стали тихо о чём-то разговаривать то и дело прерывая свою беседу звонким смехом. Мне стало не уютно от всей этой ситуации и что бы как-то скоротать время я подсел к Робинзону Михе.
Я даже не успел толком понять, что он делает, как нас всех позвали к трапезному столу завтракать. Ароматы от всевозможных блюд наполняли всё помещение. Наши кулинары постарались на славу. В какой-то момент на столе появились початые бутылки вина и фужеры. Началась небольшая пирушка. Люди с удовольствием поедали яства, запивая всё это великолепия благородным вином. Когда веселье пошло на спад я услышал в голове слова Рока, приглашающего нас следовать за ним.
По винтовой лестнице мы спустились в длинный коридор, искусственно освещённый приятным мягким светом. С обеих сторон коридора висели старинные картины с обыденными сюжетами, описывающими будничную жизнь подземного города.
Было видно, что этот путь хорошо знаком нашему гиду. Рок явно вёл нас в соседнее здание.
Подойдя ко двери в конце коридора Рок остановился явно о чём-то раздумывая. Потом очевидно приняв какое-то решение, уверенно распахнул дверь. На нас повеяло стерильной чистотой, яркий свет стал резать глаза. Привыкнув к освещению, мы осторожно гуськом прошли в небольшую комнату.
Как только за нами закрылась дверь сверху из небольших отверстий в потолке с шипением стал опускаться белый пар, обволакивая всё вокруг.
В ушах раздался голос Рока, предупреждавший, чтоб мы не переживали. Происходила процедура дезинфекции нас и нашей одежды.
Через минуту пар рассеялся. Рок вывел нас из комнаты дезинфекции. Перед нашим взором предстало грандиозное сооружение. Стены огромнейшего бесконечно далёкого помещения были прозрачными. Всё сооружение делилось на сектора с переборками и коридорами. Оно на несколько десятков этажей уходило глубоко вниз. Дна я так и не увидел, сколько бы не присматривался. Рок пояснил, что это сектор лабораторий города. В нём находились все возможные исследовательские институты, начиная от изучения строения атомов до изучения строения звёзд и галактик. Были тут лаборатории по изучению человека и не только его, по изучению наций дельфинов, наций кристаллов, наций облаков, воды, земли и изучению других разумных существ.
После общей информации наставлений и инструкций, Рок раздал нам карты управления дверьми лабораторий, при этом пояснив, что открываются они не все. На некоторых дверях стоит замок ладонь, только для прохода людей с уникальной кровью. В мониторе глаза дублировалась информация проговариваемая Роком и сразу же прокладывался путь, в виде красной извилистой линии, до того места о котором шла речь. Я взял карточку пропуска и побрёл по виртуальному пути до лаборатории по изучению звёзд и галактик. Именно здесь я понял, что найду ответы на ту причину, которая привела меня в этот интересный и удивительный город.
Вот уже несколько лет, у себя дома изучая небесные сферы звёзды и созвездия. Я столкнулся с необычным явлением. Наблюдая за одним из спутников, газовых гигантов нашей звёздной системы, я отметил необычное поведение оного. Его траектория кардинально менялась из почти круглой она становилась эллиптической и по моему мнению в скором времени этот спутник станет отдельной планетой нашей солнечной системы. И что характерно эта планета помчится либо в нашем направлении либо прочь к внешним звёздам. Поведение данного спутника было не естественным, он словно качели всё сильнее и сильнее раскачивался, наровясь вырваться от сил тяготения газового гиганта. Между тем размышляя на данную тему, я следовал по указанному пути. Через пару минут я подошел к двери интересующей меня лаборатории.
Сердце моё забилось учащенно. Вставив карточку в небольшую прорезь, я увидел, как замерцала красным цветом ниша в виде человеческой ладони. Я осторожно прижал кисть к холодной поверхности пятипалой ниши. Ожидая укола я непроизвольно напрягся. Но боли не было вместо этого мою руку просветил яркий зеленоватый луч. И как только он перестал светится дверь отварилась.
В нос ударил терпкий запах озона, словно я оказался в сосновом лесу после сильной грозы. Очевидно, приборы и лампы не работавшие много веков самопроизвольно запускались. В ушах стоял лёгкий шум и шелест от электрических разрядов. Кое-где сквозь панели в стенах и столах в комнату стал просачиваться запах палёного дерева кожи и чего-то такого непонятного мне не знакомого.
В моём мониторе стала мелькать информация о мелких поломках и нарушениях внутри лаборатории. Нервно загудела сигнализация. Во всём этом гаме и суматохе я не заметил, как в комнате появились необычные четырёх угольные металлические ящики с торчащими во всех направлениях гибкими длинными руками. Они ловко сновали по помещению. Как я понял, это были роботы механики, исправляющие возникшие неисправности в приборах лаборатории. Я как-то даже удивился, что нарушения были не столь значительными после такого огромного периода простоя. Прошло довольно мало времени, как шум сирены затих, а в лаборатории воцарился мир и порядок. Воздух очистился. Роботы как-то так же быстро и незаметно исчезли, как и появились.
Мой взгляд привлекло самое большое и мягкое кресло, стоящее возле центральной консоли управления. Ноги мои слегка гудели, поэтому я с удовольствием плюхнулся в это кресло.
Примерно час ушел на чтобы разобраться в премудростях кнопок рычагов управления. Я в очередной раз в душе благодарил Рока за предоставленный им при нашей первой встрече подарок. Не будь устройства перевода и разъяснения, этого умного прибора, пожалуй, мне потребовалось во всём этом разбираться несколько жизней.
Все лаборатории подземного города были соединены воедино. При необходимости они обменивались информацией и данными. Было в чреве города и библиотека. Но это библиотека не привычном понимании человека, это кладезь знаний ощущений ароматов а так же видов клеток минералов атомов энергий и всего того что было постигнуто цивилизацией Рока.
Между тем разобравшись с приборами, я стал задавать интересующие вопросы. Оказывается, центральные чёрные дыры во многих галактиках, были яслями для рождения будущих новых галактик и систем. Практически все чёрные дыры были парными, то есть в пространстве одновременно было пара крупных звёздных скоплений, центры которых были соединены перешейком. Закачивая материю и энергию в эту пуповину с двух разных сторон, с двух галактик, чёрные дыры выполняли особую роль, они были воротами в новый мир и одновременно последними стражами старого. Пуповина, наполнившись энергией становилась всё больше и больше утолщалась, уплотнялась она становилась маткой новой вселенной.
Причём центробежные силы вращения в какой-то момент ослабевали и вещество и энергия, закаченная с двух сторон от двух родителей, появлялась на свет божий. Появлялся новый ребёнок вселенной новая галактика.
Я спросил о строении солнечной системы. На что получил ответ что, изначально наша звёздная система была весьма интересно устроена. На дальних подступах её, вращаются ряд планет, выполняющих роль пылесосов. Они блокируют проникновение посторонних тел и других крупных объектов к солнцу и внутренним планетам. Но они так же и не выпускают ничего крупного за границы нашего солнечного мира. Период их вращения не маленький десять тысяч лет и более, в переводе на земные года. Всего таких планет семь.
Ближе к солнцу находится второй рубеж обороны внутреннего пространства, шесть планет с периодом обращения пять – семь тысяч лет. Движение этих планет не всегда имеет правильную окружность, некоторые из них движутся по эллиптическим орбитам, в какой-то момент, приближаясь к крупным планетам гигантам. Ещё ближе находятся планеты, имеющие более двух лун либо кольца. Далее шли внутренние земли, изначально имеющие луны. И наконец, само солнце центр нашей звёздной системы.
Я стал уточнять у интеллектуальной системы подземного города, почему текущее расположение планет и их количество так сильно отличаются от первоначального. На что был получен короткий ответ: – «На всё воля Термртефлиды»

Часть 2
«Таша»

Три тёплых голубых планеты грелись в лучах молодого яркого солнца.
Разумная цивилизация, освоила границы ближнего космоса с сделала это довольно успешно. Основав колонии на двух соседних планетах. С постоянной периодичностью между тремя планетами курсировали как пассажирские, так и грузовые корабли.
На дальних подступах системы были сторожевые посты, смотрящие за внешним космосом. И на одном из таких постов располагалась дальняя застава, носящая имя Центурион, названной в честь холодной планеты приютившей её.
Солнце, за которым иногда могли наблюдать служители заставы, с такого расстояния казалось небольшой холодной звездой, правда самой крупной, и яркой на всей небесной сфере.
Первый впечатление всех людей попадающих на Центурион было уныние и дикий холод. И действительно мороз на поверхности планеты стоял крепкий – 130 градусов. Вся местная жизнь сосредотачивалась в огромных внутренних полостях плотной скальной породы. Полости и каналы пронизывали поверхность всей планеты, в период активной вулканической деятельности магма и лава выплёскивалась на поверхность по подземным каналам. И именно эти полости стали впоследствии пригодны для житья местной флоре и фауне.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Виктор Поляков

0
Жизнь пройти не поле перейти https://www.moi-dom72.com/
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 02-02-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: