Семь монстров

0
178

— Возьми меч! — кричал старик с длинной бородой.

— Нет! Я, я. Я боюсь! — отнекивался юный принц Авраам, одновременно пытаясь сесть на Вороного — своего любимого коня.

— Чего, дурья ты башка? — понял старик, что не дождешься от принца боя кровавого (и томатного тоже), и посмотрел на Авраама.

— Меча-а-а! А вдруг я уколюсь и засну. И придет меня прекрасный принц будить, — сказал малец и, икнув, поправился: — Не-не-не, такого счастья мне не надо.

— Ваше Высочество, ведь это же игрушечный меч! Кто же вам в восемь лет настоящий даст, а?

— Никто. И вообще, здесь я главный!

— Ладно-ладно, хорошо. Скажите тогда, у вас огненный шар вызвать получилось? — с надеждой, а то и мольбой в голосе спросил старик.

— Нет, — ответил принц и ускакал, наконец, в поле, подарив своему учителю несколько часов отдыха.

Королева рвала и метала, ведь ее любимое чадо таким уродилось, что даже меча боится! Вот она и поставила весь замок на ноги, слуг вызвала и каждому из них о судьбе своей горькой и тяжелой рассказала. Кухарки, выслушав причитания королевские, убежали сломя голову, маги — и того лучше — вместе с садовниками за пределы стен каменных телепортировались, остальные же обитатели просто разбежались в разные стороны.

Королева осталась одна, и только преданный пес по кличке Арчибальд смиренно вился у ее ног да все гулять просился. Особа же знатная тем временем к окну подошла и, шумно высморкавшись, загорелась интересной идеей: «Раз сынок мой на принца не похож и защитить себя не может, то я ему охранников найму!»

С этими мыслями подошла она к зеркалу последней модели и сказала: «О`Кей, зеркОиск, найти охрану для сына недорого и быстро!» И сразу в зеркале агенты появляться начали. Один Рыцаря Радужного Единорога рекламировал, второй Героя Всеволода Третьего на поприще защитника продвигал, а другие вовсе предлагали человека купить — потешно, мол, и эффективно.

За таким интересным занятием королева Марроссинтия чуть было не заснула, да только вся ее дрема улетучилась, стоило в зеркале появиться весьма интересному объявлению:

«Нужна злобная морда, пусть даже она в душе не столь злобная? Али потешиться с чешуей блестящей хочется? Может, в театре актеров не хватает? Тогда это предложение для вас! Моя милость дракон, то бишь я, добрая и забавная животина. Стихи пишу и даже целые поэмы… Летать, правда, так и не научился, да и огня побаиваюсь. Небезопасно это. Дома меня дефективным прозвали, а на деле я не такой уж и ущербный — могу и видом своим врагов устрашить, и с отпрыском малолетним поиграть. Для связи со мной просьба три раза бибикнуть на драконий лад»

Прочитала королева стоки эти и поняла, что вот оно, спасение от всех невзгод! Обрадовалась Марроссинтия и веер, недалеко лежащий, взяла. Решила она ни секунды не медля дракона призывать, и вот на весь замок раздались бибиканья. Первый раз у королевы никого вызвать не получилось; во второй — та же история; а после третьей попытки задребезжали стены, покачнулось зеркало, и на поляне замковой гигантских размеров глыба образовалась. «Дракон», — подумала королева и на улицу выбежала.

Глыба действительно оказалась драконом. Красненьким таким, с зелеными пятнышками и красивыми глазами. А еще и с хвостом длинным, который уже половину деревьев смахнуть успел. Посмотрела королева на прибывшего и сказала:

— Прекрасно. Замечательно! Прекрасно, черт возьми!

Посмотрел дракон на особу, что муравьем ему казалась, и мысленно прикинул, находится она в себе или нет. Решил, что вряд ли. Ну, а как еще-то объяснить королевскую радость от нахождения во владениях ее дракона?

Марроссинтия все бегала вокруг, приговаривая, какого хорошего ящера вызвала, когда на территорию замка с мечами и трубою музыкальной король пожаловал. Посмотрел он на гостя для него незваного и оружие поднял. Припустил коня скакать галопом и, оказавшись возле хвоста драконьего, размахивать железкой начал. Усмехнулся гость да дунул на особу королевскую, штаны которой на пару размеров меньше положенного, и испугался король.

Жена его тем временем полуживая да полумертвая стояла и смотрела, как муженек ее любимый, а сейчас еще и разъяренный, к ней шагает. Приблизился он к королеве и посмотрел на нее глазами карими, гнева полными. Только сказать ничего не успел, ибо сын его малолетний на шею к нему кинулся и за усы дергать начал.

— Это, — говорит, — мама мне няньку выписала.

Услышала это королева, и глаза ее медленно, но верно на лоб полезли. Конечно, как она могла думать, что Авраам не узнает о новом компаньоне, если он всегда все знает?! А за это спасибо королю Гарбузу сказать надо, ведь он так же пронырлив и неугомонен.

Посмотрел тем временем муж на королеву, а та улыбнулась, рукой махнув и случайно по лбу королевском попав, убежала. Только ее пятки и видели. Дракон же посмотрел на столь, как он счел, забавную семейную сцену и к правителю подошел. Шаги его отдались гулким шумом, дыхание было слышно, наверное, в Тридесятом Царстве, и вот ящер сказал королю: «Меня Стингаспуром звать. Очень приятно познакомиться, кстати». Подпрыгнул Гарбуз на метр от земли и, прикусив язык, отправился в замок.

— Какой содержательный диалог! — хмыкнул дракон и разлегся посреди королевских владений.

3

Настоящее, правильное знакомство дракона и принца состоялось на следующем рассвете. И если Стингаспур со спокойным видом подставлял крылья утренним солнечным лучам, то юный Авраам бегал вокруг него. Наконец, когда мельтешение надоело дракону, он посадил наследника на свою спину и прошелся вокруг замка.

Принц кричал. Нет, не так. Принц орал, иногда добавляя в голос девчачьего визжания. Но несмотря на испуг и переезд сердца из груди в пятки, ребенку поездка понравилась, и он попросил еще раз прокатиться. Дракон с охотой просьбу выполнил, и теперь эти двое каждый день катались.

Вот так и завязалась дружба человека и дефективного дракона, и продолжилась она на многие года. К слову, союз этот был взаимовыгодным для всех трех сторон: Стингаспур жирок погонял да похудел, принц перестал оружия бояться и даже чучело пару-тройку раз одолел, а родителям на радость нападки с вражеских земель прекратились. Это ли не счастье?

4

Близился восемнадцатый день рождения принца. Весь замок ходил ходуном, отовсюду съезжались отпрыски королевских семей и их родители. Из кухни до границы государства доносился запах пряностей, а каморок не хватало для заготовленных продуктов. Сад полностью изменился, и теперь посаженные в нем цветы с высоты птичьего полета казались мышью, а деревья — котом. Должно быть, это красиво. Ведь так?

Пришла пора бесконечных примерок. Королевская чета грезила увидеть сыночку в белоснежном фраке с золотым орнаментом, потому в замок были приглашены лучшие портные. Тем временем принц все старался улизнуть от примерок — ему, как и другому человеку, совсем не улыбалось получить в виде праздничного подарка кучу синяков и дыр в теле, а не новенькое седло для Вороного. Нельзя не сказать, что конь за десять лет стал больше и выносливее и теперь мог скакать ночи напролет. Грива его красиво развивалась по ветру, копыта звонко стучали по брусчатке, и в целом он делал образ принца более мужественным и… королевским.

Наконец настал день церемонии. Сегодня должны были состояться важные деяния, и принц получил бы под свое крыло приличных размеров графство. Первым поздравил Авраама дракон, прочитав целую поэму!

«С днем рожденья тебя-я-я!

С днем рожденья тебя-я-я!

С днем рожденья, Авра-а-ам,

С днем рожденья тебя-я-я!»

По правде сказать, из приглушенных драконьих уст эти строки звучали презабавнейшее, но поздравление все равно было приятным, да и нужно же было ему похвастаться своим писательским талантом!

Во свой черед слуги осыпали принца самыми пламенными пожеланиями здоровья, счастья и любви и, словно между строк, попросили повысить и без того немаленькое жалованье.

Уже в праздничной зале король с королевою зацеловали принца и, одарив его объятьями на несколько веков вперед, вручили отпрыску два седла: для дракона и для Вороного.

Авраам сию же секунду отправился в конюшню и обрадовал коня. Любимец стал на дыбы и, весело заржав, подставил спину принцу — уж больно ему хотелось примерить новое седло. Дракон к тому времени был оседлан слугами и сейчас топал по королевской поляне. Эх, и все-то королевское… Автору бы так жить!

Вечером началась официальная церемония поздравлений, и распланирована она была поминутно. Но ведь с Авраамом никогда ничего не делается хорошо и без происшествий, верно? Вот и сейчас, когда он, держа в руках бокал с лучшим ромом королевства, делился с подданными речью волшебной, посреди зала очутилась очень странная компания из пяти существ.

Молодая девушка с красными глазами и черными, как смоль, волосами нагло улыбалась. Она непринужденно поправляла смявшийся капюшон плаща, тоже черного, но в движениях ее проглядывалась королевская грация. Только девчонка сообщила о том, что слишком уж скучно на празднестве, и, обнажив острые клыки, улыбнулась, как десятка особо впечатлительных гостей без оглядки убежала.

Мужчина, голубоглазый и широкоплечий, с неподдельной радостью рассматривал королевское семейство. «Здравствуйте», — сказал он, и еще часть людей покинула залу.

Рядом показался человек с длинными ушами и темным волосом. Все присутствующие сразу поняли, что это эльф. Только наблюдать на его шее суперновую модель переносного радио было странно.

— Что? Я технологии люблю! — с неподдельным удивлением объявил он. После этого приезжих людей в зале не осталось, только маги и королевские слуги.

Стоило показаться серой глыбе с огромными крыльями из-за спин своих попутчиков, как в замке не осталось даже слуг — все скрылись в соседнем лесу.

— Вот и познакомились! — сказало последнее существо и обаятельно, насколько это было возможно в его случае, улыбнулось, а королева упала в обморок.

Король, видимо, взяв пример с супруги, тоже повалился на пол, и только именинник расплылся в довольной улыбке.

— Вы кто? — спросил он, заранее предчувствуя ответ. — И как в замок попали?

— А мы стражники новые, — ответили все незваные гости разом.

— Это…

— Ну, мы…

— В общем, вам бы медпункт открыть… — Замялся эльф.

— Да-да-да, и поскорее, — добавила девушка.

Тут очнулись король и королева и воззрились на необычных гостей.

— Еще раз напомните, пожалуйста, кто вы? — спросила королева и попросила Гарбуза ущипнуть ее. Убедившись, что все происходящее есть реальность, она продолжила: «По какому праву вы сорвали праздник, а?»

— Мы прибыли сказать, что скоро… нашествие мышей намечается! — произнесла девушка. — А про праздник мы не знали.

— Мышей? У нас отродясь в замке мышей не было! Каких мышей?! — король с возмущением посмотрел на компанию.

— Обычных мышей, сереньких, — пробурчал эльф и посмотрел в окно. — Бог ты мой! Это ж Стингаспур!

Длинноухий выбежал на улицу и бросился к дракону, его друзья отправились за ним. Ох, как обрадовались старые знакомые нежданной встрече! Как счастливы они были, ведь последняя их встреча десятилетней давности начала забываться.

— Какими судьбами, Рукамполамбулус?! — спросил дракон у эльфа и перевел взгляд на его попутчиков. — Элайна, Эрмишрайя, Стив… Мирай! О, так вы все та же неразлучная компания, да?

В ответ его крепко обняли и, наконец, соизволили представиться королевской чете.

— Вампирша Элайна к вашим услугам, господа. — Девушка изобразила шуточный реверанс. — Прошу не пугаться меня, ведь я предпочитаю вегетарианский образ жизни. Я солнца не боюсь и крестиком всем на загляденье вышиваю.

— Оборотень Стив, — мужчина пожал руку короля и поцеловал ладонь Марроссинтии, — отличный певец и скоморох в одном лице. И не в волка, кстати, обращаюсь, а в девушку.

— А я Эрмишрайя — гаргулья, — поймав на себе заинтересованный взгляд, она продолжила: — Я ночью каменею, а не днем. Зато могу прекрасным королевским садовником стать.

— Асур Мирай в вашем расположении. Нет-нет, не бойтесь! Я душами не питаюсь, у меня самого их в достатке — целых пять! Мне их по горло хватает, клятву дать могу.

— И, так сказать, в завершение знакомства, разрешите представиться мне. Эльф по имени Рукамполамбулус, как вы уже слышали из разговора моего и дракона. Знаю, выговорить трудно. Зато сразу ясно, что я крови королевской. С лесом, правда, не дружу, технологии предпочитаю… Но ведь нужно делать, что по душе? — дождавшись утвердительного кивка, продолжил: — Мы, кстати, все из королевских семей, принцы и принцессы.

— Да вы что, молодой человек! Я так понимаю, вы у нас остаться хотите, — король посмотрел на счастливые лица.

— Конечно! И принц рад нашему появлению, да?

Авраам кивнул и, вцепившись в руку Элайны, утащил новых знакомых в одному ему известном направлении.

Спустя неделю после появления в замке новой разношерстной стражи головная боль стала неотъемлемой частью всех его обитателей. Дракон теперь катал всех шестерых друзей в своем новом седле, и вместе они уже исследовали весь-весь лес.

Зато театр королевский пополнился прекрасными актерами, с рождения загримированными, да поэтами и певцами. Со всех сторон теперь в замок съезжаться стали не только люди, но и сказочные существа, дабы на диво-дивное поглазеть. Крестьяне стихосложению научились, да и вообще вся жизнь закипела-забурлила, всех ребяток развеселила.

Но вот пришел гонец и, чинно выпрямившись на камне, для чтения объявлений сделанном, достал свиток пожелтевший. Бумажку как раскрутил, так все ахнули: всех поэтов поэмы на ней бы уместились!

«Сдавайтесь, глупые созданья!

И преклонитесь предо мной!

И вас хочу повергнуть в стах я!

Напасть на вас большой войной!»

Услышали такие речи принцы да принцессы, которые в тот день гулять в город выбрались, да как расхохотались! Не знают ведь враги, какая стража в королевстве объявилась, ох, не знают.

Зато королева, когда ее сынок дома оказался, столько слез пролила, что на целое Драконье Озеро хватило бы. Конечно, отрок-то у нее непутевый, все его на приключения тянет. Думает Марроссинтия, мол, и в плен попасть со своими шуточками может, и город весь взорвать.

К слову, печальный опыт взрывания и тяга принца к огню объявилbсь пару дней назад. А все так случилось, что король тихо-мирно посапывал в замковой библиотеке, а рядом башня оказалась, ненужная и старая. И, спрашивается, чего это Аврааму приспичило алхимию познавать? Вот и взорвал он каменное сооружение, дракона испугал… Эх, как вспомнишь, слезы на глаза наворачиваются…

Зато как весело в замке стало! Песни каждый день поют, стихи читают… И заклинание громкоговорения, созданное придворным магом, пригодилось.

Элайна тихо сидела возле окна и вышивала на рассвете, подставляя тело пробуждающимся солнечным лучам. Честно сказать, картины ее, крестиком вышитые, теперь украшали почти все стены замка, и для портретов чаты королевской место не осталось. А что поделать, если девчонка пейзажами местными вдохновилась?

Рядом уместился оборотень и тихо напевал мелодию деревенской песенки. Это дракон ему стихи показал, а эта наглая голубоглазая морда и рада стараться — песню из них придумала. Зато получилось красиво, что аж уши в трубочку сворачиваются от такой красоты. «Ничего», — сказал певец, пусть люди к музыке правильной приучаются, а то, небось, только оперы и слушают.

Казалось, чем не идиллия? Да только по комнате мельтешил эльф, бесстыдно оставляя на белоснежном ковре отпечатки своих ботинок. Волосы свои он взлохматил, глаза прикрыл и заявил, что думать будет.

«Думать» он решил на животрепещущую тему, которая звучала примерно так: «Как, пустые вы болванки, на нас напасть могли и что теперь делать прикажете?!»

А ведь и правда, делать что-то надо было, если не хотели правители королевства владения свои потерять. Бой один уже состоялся, и, спасибо вампирше и королевскому магу, выиграли его наши многоуважаемые друзья. Вот-вот назревало второе сражение, и оно обещало быть намного опаснее и, чего уж греха таить, веселее. Вероятно, такое прилагательное для его описание подходит меньше всего, но вы, читатели, просто не видели приготовлений к нему Авраама!

Принц и доспехи достал да вычистил, отполировал; с мечом поупражнялся (по правде говоря, толку мало было); даже огненный шар призвать попытался… Стингаспурова чешуя теперь сияла всеми цветами радуги, клыки Элайны стали заточены, хотя девушка ими не пользовалась, Рукамполамбулус на всякий случай — мало ли что — меч наэлектризовал. В общем, приготовились к бою как надо! Так приготовились, что стражу королевскую можно было отправлять восвояси или в отставку.

Теперь дело за малым сталось: стратегию (какое слово умное!) действий придумать, чем эльф и занимался. А надумал он придать городу вид покинутый, а в самый подходящий момент врасплох воинов других застать. Король эльфа поддержал и все приготовления на его плечи нечеловеческие взвалил. А Рукамполамбулус гаргулью к делу приобщил, и вместе они все, как надо, устроили.

Войско Рудольфуса Десятого на свое удивление беспрепятственно вошло в Макаламийзию, но и там не встретило сопротивления. Воины, все как на подбор сильные, прошлись по широким улицам, выложенным брусчаткой, побывали в тавернах и сувенирных лавках — нигде и никого. Войдя, наконец, на территорию замка, они увидели садовника. Весьма страшного, надо сказать, садовника. Но его это, как видно, совсем не огорчало, и он, припеваючи какую-то задорную песенку, копошился в ярко-зеленой траве. Поливал цветы, казалось, даже не замечая незваных, но долгожданных гостей.

Только полководец хотел подойти к работнику, как раздался звук взрыва, созданного при участии короля, королевы и придворного мага. А взрыв-то непростым был, волшебно устроенным и с волшебной силою. Ибо принц неаккуратностью своей отвар для внушения в костер опрокинул, а тот и взорвался.

Так что теперь стоял полководец, замер король вражеский, успокоилось войско дурное, и со вниманием все на гаргулью уставились. А она и рада стараться: «Уйдите прочь, герои этакие, покиньте личную собственность!» — сказала это и дальше цветы поливать стала.

Развернул король войско да отправился к себе на Родину, а нашего королевства жители остались жить-поживать да добра наживать.

8

«Говорил же, нужно было торт печь!» — «Нет, лучше коня в путешествие снарядил бы, проку больше стало бы!» — «Тривиально мыслите, господа. Карету нужно было покупать!» — «Да хоть убейте, но не сяду я в эту тыкву с колесами!» — «Заткнитесь все! Принц идет!»

Именно так готовился асур к девятнадцатому дню рождения Авраама. Вот тут-то его пять душ и проснулись, да такой спор затеяли, что закачаешься! Каких только предложений о подарке не поступало, как только залу бальную не украшали… Да, подготовка к празднику шла полным ходом, хотя торжество началось вот уже семь часов назад.

В комнату ввалилась Элайна в обнимку с оборотнем, весело смеясь и будучи явно нетрезвой. Они подняли такой шум, что мирно сопящая гаргулья со страху подскочила и эльфа толкнула, а тот лицом в орехи упал. Да, асур соригинальничал и вместо поваров белок в замок привез, зато полезный продукт получил.

Король и королева уже не спорили с принцами да принцессами и просто ждали своего сына. Дождались.

Счастливый Авррам зашел в бальную залу и подставил солнечным лучам ладошку. Над ней парил огненный огонек, а дракон, едва завидев его, упал в обморок.

9

Вот и сказочке конец, а кто слушал… Эй, Элайна, опять иголки не убрала? А кто слушал — молодец.

0

Автор публикации

не в сети 3 года

Октавия Блейк

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 28-04-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: