Пророк

0
290

Пророк

Глава 1. Далекое начало

В который раз, ему снился этот сон. В последнее время, Адам довольно часто пребывал во снах в своем детстве. И сегодняшняя ночь не стала исключением. Ему снилась школа и тот самый случай, после которого его жизнь начала меняться. Когда он учился в 7 классе, к ним в школу перевели паренька задиру Тома. В классе был дружный коллектив, никто не пытался конфликтовать, но с прибытием Тома кое-что поменялось. У Адама был лучший друг Джейк, которого постоянно задирали и обижали другие мальчишки. Физически Джейк не был развит, да и вообще в целом, он был болезненным ребенком. Адам также не блистал в спорте, но он был хорошо воспитан и чрезвычайно отважен. С самого детства Адам пытался бороться с несправедливостью, делил между друзьями все поровну и терпеть не мог, когда обижали слабых. Между семьями Адама и Джейка были очень хорошие отношения. Жили они, в одном из самых известных районов Нью-Йорка, на Манхэттене. Их дома находились по соседству, на Коламбус-Авеню, между берегом реки Гудзон и знаменитым на весь мир Бродвеем. Обе семьи были не из бедных. Мальчишки с самого детства находились вместе. Немного повзрослев, они пошли учиться в одну школу, где попали в один класс и сидели за одной партой. Нередко бывало, что Джейка обижали старшеклассники на переменах или после занятий. Но его доблестный и справедливый друг Адам всегда вмешивался, не смотря на то, что обидчиков порой было в разы больше. Адам никогда не боялся бороться за справедливость, и видимо поэтому, он всегда выходил победителем из игры.
Однажды зимой, в декабре, Адам задержался после занятий в классе, а Джейк не стал его дожидаться, так как торопился домой. Зима была на удивление снежной и холодной. Ребята распрощались друг с другом, после чего Джейк закутался в свои теплые вещи и направился домой, но не тут-то было. Его уже поджидали Том со своей сворой хулиганов за углом школы. Ничего не подозревающий мальчик вышел на улицу, и в быстром темпе пошел домой. Сегодня у его мамы был день рождения. Джейк торопился. Зайдя за угол и увидев, что его там ждет, он остолбенел. Хулиганы начали окружать его и смыкать круг. Тому не нравился ни Джейк, потому что он был, слаб, ни тем более Адам со своей справедливостью, который, по мнению Тома вечно лез не в свои дела. Именно поэтому Том решил проучить их обоих. Вдруг один из хулиганов резким движением сорвал с плеча Джейка сумку и бросил ее на землю. Джейк зная, что в сумке находится подарок для мамы, начал вопящим голосом умолять их не трогать сумку, но тут же получил удар под дых. Эти крики услышали учителя и конечно же сам Адам. Не успев надеть куртку, Адам как был в одной кофте, так и выбежал на улицу. Услышав снова крики своего друга, он ринулся оттаскивать хулиганов от Джейка. Он смело ворвался в толпу озлобленных мальчишек и оттаскивал одного за другим. В один момент Адаму удалось отбросить сумку своего друга в сторону, чтобы содержимое не доломали окончательно. Адам знал, что в сумке подарок, который Джейк делал своими руками для мамы не один день в школе. Затем Адам сумел добраться и до Джейка, даже получилось помочь ему подняться, но… Но вдруг Адам ощутил резкий холодный удар в затылок. Это был Том. Он нашел огромный твердый кусок льда и ударил им Адама по голове. В растерянности Адам отшатнулся назад и опрокинулся в снег. Хулиганы в ужасе от того, что произошло, разбежались по сторонам, кто куда успел. Лишь Джейк остался стоять на коленях возле друга, лежащего без сознания и, рыдая звать на помощь…

…Адам проснулся от острой боли в затылке. На часах было 2 часа ночи. Он понимал, что утром ему вставать на работу и нужно выспаться, но что-то на этот раз не давало ему уснуть. Он встал с кровати, вышел на балкон и закурил. Смотря на ночной Нью-Йорк, Адам пытался понять, что же его тревожит. Он стоял и наблюдал, как протекает ночная жизнь на Манхэттене, поглаживая свою трехдневную щетину на лице. Не найдя ответа, он докурил и вернулся в кровать. Но уснуть так и не смог. Он лежал и вспоминал школу, своего друга детства Джейка…

…Тот случай он помнит слабо, удар был слишком сильным. Адам провел в больнице 2 месяца в состоянии комы, у него было тяжелое сотрясение мозга. Врачи не могли точно сказать, выживет мальчик или нет.
На протяжении всего месяца, Джейк ежедневно приходил к нему и сидел по нескольку часов рядом. После очередного визита к своему другу он все больше и больше себя винил в этом. Его угнетала эта тяжесть, он понимал, что не будь он таким слабым и беззащитным, то всего этого не случилось бы. Он ненавидел себя. Адам так и продолжал находиться в бессознательном состоянии.
Спустя месяц семья Джейка Миллера по непонятным обстоятельствам переезжает в Бруклин, на Бедфорд-Авеню, никому ничего не сказав. Возможно, это было после слов врача, который практически утверждал, что Адам не выживет, а возможно были и другие причины.
Но уже через полмесяца Адам неожиданно выходит из комы и на удивление быстро у него, получается, восстановиться и вернуться в школу. Вернувшись обратно, он не мог понять, что случилось. Но вдруг он осознает, его лучшего друга нет ни в школе, ни дома. У кого бы он ни спрашивал, никто не знал, куда уехала семья Джейка. Телефоны у всей семьи Миллеров были выключены. И более никаких известий от них не поступало. Адам был подавлен. Но в классе, после того происшествия, его стали уважать еще больше, его поддерживали и он постепенно начал возвращаться к нормальной жизни. Помимо внезапного исчезновения друга, его беспокоило еще кое-что. Он начал видеть до жути непонятные сны, в которых были незнакомые люди, новые места и странные происшествия.
Однажды ему приснился сон, как на его улице ограбили и застрелили молодого парня. Адам проснулся от выстрела, но на самом деле ему это все приснилось. Как оказалось, проснувшись от испуга, он вскрикнул, и родители быстро прибежали к нему в комнату. Успокоив и оставив ему ночник, они вышли, а Адам благополучно уснул и спал до утра спокойным сном. Но следующей ночью Адам проснулся уже от настоящего выстрела… И он, и родители были в ужасе, этот выстрел раздался рядом с их домом. Наутро, выходя из дома и направляясь в школу, Адам увидел несколько полицейских машин, оцепленный тротуар и машины скорой помощи. Он остановился, и будто забыв про школу, медленно пошел к месту преступления. С ужасом пройдя дальше, он увидел тело, накрытое белым покрывалом, после чего встал остолбенев. К нему тут же подошел полицейский и попросил отойти, чтобы мальчик не смотрел на весь этот ужас. Адам не отводя глаз спросил:
-А что случилось с этим человеком?
На что полицейский ему ответил:
-Этого парня среди ночи пытались ограбить, а при попытке сопротивления его застрелили.
-Я это уже видел, – тихо произнес Адам и, развернувшись, ушел прочь, оставив полицейского в недоумении.
На протяжении следующего дня Адам был погружен лишь в свои мысли. Его интересовало, почему и как он это видел во сне. Мог ли он это предотвратить, рассказав родителям свой сон? Или ему сказали бы, что это очередной кошмар? Никто не знает. Но Адам был уверен, что это был не просто сон…
После того случая с вещим сном, Адам долгое время ходил погрузившись в себя. Но уже начинал понимать, что к чему. Сопоставляя все события поочередно, он пришел к выводу, что после удара от Тома он приобрел необычные способности. Он может видеть будущее. Но порой ему казалось, что он просто сумасшедший и это лишь совпадения. Эта неуверенность разбилась в прах после двух подобных случаев. В первом Адаму приснилось, что возле его школы произошла крупная автомобильная авария. Придя на следующий день на учебу, Адам был поражен. Недалеко от входа в школьных двор стояло две разбитые в аварии машины, и одна была перевернута.
-Прямо как во сне, — удивленно подумал он.
Он начал задумываться об этом все больше и больше. В нем появилось намного больше уверенности в своей версии, с необычными способностями.
Спустя две недели после случая с аварией, ему приснился еще один сон, в котором он увидел, как он сам идет по улице и видит соседских детей, переходящих улицу на зеленый свет. Вроде бы ничего необычного, но вдруг он замечает, что на большой скорости несется автомобиль, на красный свет и сбивает ничего не ожидающих ребят. Адам был в ужасе, учитывая то, что два предыдущих сна сбылись, он побледнел, представив, что сбудется и этот.
На следующий день, Адам шел со школы, прогуливаясь по городу, как вдруг непроизвольно подошел к тому самому перекрестку 11-ой Авеню и 54-ой стрит. Но никого не было, ни детей, ни сумасшедших водителей. Немного растерявшись, он прошел дальше, не понимая, почему этот сон не случился наяву. Уже поворачивая за угол и собираясь уходить с этого места, он услышал детские голоса, развернувшись, он увидел тех самых детей.
Адам не знал что ему делать, но сам того не ожидая рванул к ним и сделал он это не зря. Подбегая, он со всего маху оттолкнул детей и сам чудом успел миновать неадекватного водителя. Только потом, до него начало доходить, что он спас две жизни. После этого у Адама не оставалось сомнений, что это дар. Но как развивать этот дар дальше, он пока не знал.
Довольно часто, он ходил в Центральный Парк, неподалеку от которого они жили. С детства Адам любил природу и видел в ней что-то особенно чистое, откровенно красивое и искреннее. Приходя в Парк, он садился на своей любимой скамейке возле пруда и размышлял обо всем, что приходило в его голову. Адам всей душой любил этот Парк, когда он был маленький, родители часто гуляли с ним по здешним аллеям, по разным мостикам, проходящим через пруды. Привыкнув к этому месту, влюбившись в него, Адам продолжил самостоятельные прогулки по Парку. Взрослея, он все больше находился наедине с самим собой, все в том же месте, все так же размышляя и мечтая о чем-то великом.
К концу обучения в школе, Адам начинает понимать, в чем состоит его призвание. Спасать мирных жителей, используя свое новое невольно приобретенное чувство. Поэтому после окончания школы Адам поступает в Академию детективов…

…Постепенно от этих воспоминаний Адам уснул. Разбудил его будильник, который показывал 6:30 утра, это означало только то, что ему нужно вставать и собираться на работу.

Глава 2. Знакомство с «Owl’s Nest»

Говоря о работе, 4 года назад после того, как Адам с отличием окончил Академию, его сразу же замечает довольно крупное детективное агентство Owl’s Nest, которое находилось на углу Франклин-Стрит. Адаму пришло предложения от самого Эдварда Харрисона, чему он был немало удивлен и искренне рад. Эдвард Харрисон, можно сказать, местный герой и пример для подражания в области раскрытия преступлений, он как раз и является начальником этого самого агентства. С самых первых дней своего обучения в Академии, Адам интересовался деятельностью Owl’s Nest. Эд Харрисон был его кумиром, и он старался брать пример во всем с него, и в целом, у него неплохо получалось. Так вот, по окончании Академии, Адаму приходит письмо, в котором было приглашение пройти стажировку на базе данного детективного агентства. Адам, ни минуты не раздумывая принял решение, и уже через 2 дня стоял у порога Owl’s Nest.
Молодой и перспективный парень, которого переполняли эмоции и волнение, был готов начать свой путь в карьере детектива и отдаться этому делу полностью. Адам надел свой лучший костюм, который подчеркивал его телосложение. Его гладко выбритое лицо будто сияло на солнечных бликах. Темные густые волосы развивались на легком ветру. Несмотря на сильное волнение, он был полон решительности.
На улице стояло жаркое летнее утро. Утренние солнечные лучи озаряли зеркальные здания Манхэттена. Город жил и шумел. Но для Адама, это была искусственно созданная жизнь, и почему-то он не ощущал себя полностью, частью такой жизни. Все больше машины заполняли улицы, люди все больше погружались в гаджеты, небоскребы росли прямо на глазах. Город стремительно продолжал развиваться. Адам стоял и думал об этом, думал, к чему это все приведет. Но тут, Адам осекся, понимая, что как всегда не вовремя замечтался. Собравшись духом, поправив свой парадный костюм, он приготовился к главному шагу, на пути к своей мечте.
— Вот он, момент истины, — подумал Адам и, волнуясь, толкнул дверь вперед.
Перед ним предстал большой светлый холл, в котором не было ничего лишнего, все находилось на своих местах, начиная от мелких деталей интерьера, заканчивая сотрудниками агентства. Адам стоял на входе, молча разглядывая помещение, словно под гипнозом, пока его тишину не перебил приятный голос:
— Здравствуйте, могу я вам чем-то помочь?
— Простите, что? – вернувшись в реальность, спросил Адам.
— Могу ли я вам чем-то помочь? – переспросила с улыбкой девушка, находящаяся за приемной стойкой.
— «Боже, как я сразу не заметил ее красоты», — думал Адам, глядя на эту прекрасную молодую девушку.
— Молодой человек, с вами все в порядке? – уже более обеспокоенно переспросила она.
— Ах да, простите меня, просто у вас здесь так, как бы это выразиться, роскошно, чисто и уютно, — попытался ответить Адам, но понимал, что несет полную чушь.
— А как ваше имя? – не переставая улыбаться, спросила девушка.
— Адам… Адам Стэнли, — ответил он, чувствуя нарастающую неловкость.
— Очень приятно, меня зовут Клэр, так чем собственно я могу быть вам полезна? – возвращаясь к началу, спросила девушка.
— Я пришел к вам по приглашению, пройти стажировку, — доставая письмо из портфеля, сказал Адам.
— Ах, да, да, да, как же я могла о вас забыть, прошу прощения, мистер Стэнли, пройдемте со мной, — после чего Клэр встала из-за своей стойки и легкой походкой пошла направо по коридору.
— «Этого мне еще не хватало», — думал, идя за ней, Адам и понимая, что начинает влюбляться в каждое ее движение.
— Мы о вас наслышаны, Адам, и с удовольствием посмотрели бы на вас в настоящем деле, — разбавляя тишину, своим теплым голосом, продолжала Клэр.
— Оу, очень приятно слышать такое от… от сотрудника такой крупной и влиятельной организации, — с почтением отозвался Адам.
— Вот мы и на месте, — подходя к двери, с золотой табличкой, произнесла девушка, — я надеюсь, вы хоть немного знакомы с деятельностью и в целом личностью босса?
— О, да, конечно знаком, Эдвард Харрисон, мой самый большой кумир, -нервничая ответил Адам, — даже не верится, что сейчас я лично с ним встречусь.
— Не стоит так переживать, мистер Стэнли, наш босс, очень открытый и добрый человек, — положив руку Адаму на плечо, мягко сказала девушка.
Адам почувствовал это прикосновение всем телом, он ощутил то самое успокаивающее тепло, которого ему не хватало.
— Спасибо, Клэр, — улыбнувшись, поблагодарил Адам и посмотрел ей в глаза.
Это были самые прекрасные глаза, которые Адаму приходилось когда-либо видеть.
-Вы готовы, Адам? Ну что ж, хорошо, пойдемте, он ждет вас, — снова улыбаясь, сказала она и открыла дверь.
Перед Адамом открылся вид просторного кабинета в темных тонах, с окнами высотой от пола до потолка и конечно же рабочий стол с большим креслом, развернутым к окну, в котором сидел тот самый, великий Эд Харрисон.
— Здравствуйте, мистер Стэнли, — властным, но добрым голосом произнес он, — спасибо вам, Клэр, вы можете быть свободны.
Девушка вышла из кабинета, закрыв за собой дверь. Адам остался один на один с Эдом Харрисоном.
— Здравствуйте, детектив Харрисон, для меня большая честь находиться здесь, в вашем величайшем агентстве, — с честью выпалил Адам, заметно волнуясь.
— Бросьте, Адам, не нужно таких формальностей, все мы просто люди, — ответил Харрисон и встал со своего кресла.
Это был мужчина лет пятидесяти, высокий, гладко выбритый, в костюме и явно занимающийся спортом. Он подошел к Адаму и крепко пожал ему руку.
— Добро пожаловать, сынок, — приветливо сказал Эд, хлопнув его по плечу.
От такого поворота событий, Адам растерялся и не знал что ответить, но все же ответ нашелся:
— Спасибо, сэр, это честь для меня.
— Итак, Адам, мы наблюдали за тобой долгое время, на протяжении 4 лет твоего обучения, и знаешь, ты нас очень впечатлил. Ты был лучшим на своем потоке и справлялся со всеми порученными тебе заданиями намного быстрее других. Нам всем, да и лично мне, хотелось бы посмотреть на тебя в деле. Поэтому мы, недолго раздумывая, приняли решение взять тебя к нам. Мне интересны твои методы ведения дел, то, как ты их раскрываешь и выстраиваешь цепочки логических последовательностей, — начал вводить в курс дела Харрисон, — такими темпами, парень, ты далеко пойдешь.
— Спасибо, сэр, — ответил смущенно Адам, — понимаете, тут такое дело, со мной в детстве произошел один случай, после которого у меня начались видения во снах, их было не много, но я понял, что это те видения, на которые я могу повлиять в скором будущем. Проще говоря, мне снятся либо преступления, либо несчастные случаи, которые я в силах предотвратить.
Харрисон был поражен, он не знал, верить ему в сказанное Адамом или нет.
— Честно говоря, — собравшись с мыслями начал говорить Харрис, — мне в это слабо верится, но не стану отрицать, что такое возможно, а знаешь, мы и это проверим, что ж, хорошо, начнем мы пожалуй со знакомства с коллективом.
— Было бы не плохо, мистер Харрис, — более уверенно произнес Адам.
— Пойдемте со мной, я вас со всеми познакомлю.
Они вышли из кабинета, пошли обратно по коридору, в котором находилось как минимум еще 5 дверей в чьи-то кабинеты, миновали Клэр, сидящую за стойкой и перебирающую какие-то бумаги с серьезным видом, и вошли в большую двухэтажную комнату.
В ней все было, на удивление каким-то домашним, она была полной противоположностью другим помещениям в этом здании, что создавало яркий контраст в Owl’s Nest.
— Коллектив у нас не такой уж и большой, как могло бы показаться из-за масштаба нашей организации, но каждый из ребят профессионал своего дела, других мы здесь не держим, — задорно сказал босс.
Как только Адам с боссом вошли в эту комнату, шум и споры прекратились. Повисла напряженная тишина, которую, своим звучным голосом разбил Эд Харрисон.
— Добро пожаловать, Адам, это наша святая святых, если так можно выразиться, здесь мы проводим все заседания, конференции, брифинги и прочие мероприятия, — говорил босс, обводя все помещение взглядом.
— Знакомься, Адам, этот парень настоящий профи, наш ведущий следователь Уилл Хопс, он лучший из лучших в своем деле, его чутье никогда его не подводило, — показал он на невысокого, коренастого мужчину лет сорока, сорока пяти.
Уилл Хопс, производил впечатление недоверчивого и малообщительного человека. У него был тяжелый взгляд, который словно пронзает насквозь любого без исключения.
Заметя, как Адам напрягся, смотря на Уилла, босс добавил:
— Не бойся, сынок, он не такой вредный и злой как кажется, вы найдете с ним общий язык, я уверен.
Адам пожал руку Уиллу. Было чувство, будто кисть Адама сдавило железными тисками, от чего он резко отдернулся.
— Идем дальше, это наш программист-техник Алекс Кирк, — продолжил босс.
Молодой парень в капюшоне как сидел за компьютером, так и остался, лишь поднял руку в знак приветствия.
— Он целыми днями так сидит за своей аппаратурой? – спросил Адам.
— Он? Ахахаха, Алекс это она, — рассмеявшись, ответил Харрис, — нет, она не всегда такая, сейчас она занимается отслеживанием особо опытных хакеров, работающих по всему Нью-Йорку.
— Это те, что уже на протяжении 3 недель грабят счета граждан и которых никто не может отследить? – спросил Адам.
— Именно они, а я смотрю, ты наслышан, это очень хорошо, — похвалил его Эд, — видишь парня за столом, который раскинулся на диване и ничего не делает?
— Да, сэр.
— Это Дюк, наш водитель, никто во всем Нью-Йорке не водит так виртуозно как он.
Парень, сидевший на диване, снял кепку и, улыбаясь, произнес:
— Привет, Адам, как тебе наша команда?
— Здравствуйте, ну вполне себе дружелюбно, — скромно ответил Адам.
— Я думал, ты сбежишь отсюда, лишь при виде старины Уилла, отозвался с иронией Дюк, после чего посмеялся.
— Чесал бы ты поменьше языком и делом бы занялся, — включился в разговор Уилл.
— Да ладно тебе, старина, пошутить нельзя что ли? А то сидите все напряженные, — закончил Дюк, — эй, Адам, давай иди к нам, а то стоишь в дверях.
— Хорошо, только один вопрос, как мне к вам обращаться?
— Да ну брось, старик, к чему эти формальности, мы все здесь как братья, вон, даже с нашим боссом Эдди, — ответил Дюк и снова начал смеяться.
— Ты не зазнавайся, Дюк, штрафы никто не отменял, — в шутку пригрозил Харрисон.
— Окей, босс, Вас понял.
— Босс! Я напала на след, они на 9-ой Авеню, — внезапно выкрикнула Алекс, так, что Адам вздрогнул.
— Молодчина, я в тебе не сомневался, — одобрил ее старания Харрис, — Адам, с другими познакомишься позже, все за работу, скоро выдвигаемся…
— Я тоже, босс? – в надежде спросил Адам.
— Конечно, проверим, на что ты способен…

Глава 3. Первый опыт

Первый же день Адама в Owl’s Nest оказался чрезвычайно насыщенным. После команды босса, к полной готовности, все находившиеся в помещении люди с удивительной быстротой покинули свои места и ждали следующих приказаний. Все собравшиеся в коридоре, а именно те самые Уилл, Алекс и конечно же Дюк, в сопровождении Харрисона выдвинулись к гаражу. О нем Адам даже не задумывался. Гараж агентства находился на нулевом уровне и выглядел как новенький, недавно открывшийся автосалон. Вся команда молниеносно заняла свои места в специально приспособленном грузовом фургоне. Дюк на месте водителя, Харрисон сидел рядом с ним, Алекс и Уилл расположились позади них, там же нашел себе местечко и Адам. Ворота поднялись, и фургон выдвинулся к месту назначения.
— Сейчас ты увидишь, как работают профессионалы, сынок, — с чувством гордости заявил Харрисон.
— Я в этом не сомневаюсь, — ответил ему Адам, пытаясь подчеркнуть восхищение ребятами.
Все находились в некотором напряжении. Команда Эда, уже третью неделю пыталась отслеживать эту группировку преступников.
— Никто в этом городе так и не сумел напасть на след мошенников, ни копы, ни спецслужбы, а вот наш чудо-хакер Алекс смогла, — восхваляя своих подчиненных, продолжал Эд.
— Честно говоря, я потрясен, сэр.
На улицах города, практически постоянно собираются пробки, потоки машин стоят по нескольку часов. Многие застрявшие опаздывают по своим делам, но только не Дюк. Харрисон действительно был прав, назвав его виртуозом. Водитель фургона, почти не сбрасывая скорости, сворачивал в ему только ведомые переулки и миновал огромные потоки автомобилей. Адам не переставал впечатляться:
— Сэр, вы были правы, Дюк и вправду ас.
Харрисон в ответ лишь удовлетворенно усмехнулся.
Фургон продолжал свое движение, как вдруг у Адама случается резкий приступ головной боли.
— Ааааа, господи, как же больно! — закричал от невыносимой боли Адам.
Никто этого не ожидал, поэтому все, испугавшись, начали растерянно смотреть на виновника резкой остановки фургона.
Адам не мог понять, что происходит. Головная боль усиливалась, он кричал, как вдруг все кончилось, и наступила тишина, которую снова нарушил Харрисон:
— Что с тобой, Адам?!
— Я…Я не знаю, сэр, не могу понять почему, но мне только что было видение…
И ведение действительно было. Оно случилось в очень неожиданной и непривычной для Адама форме.
— Сэр, я не хочу никого оскорблять или ставить под сомнения, чью-либо работу, но туда, куда мы едем, никого нет, — начал объяснять Адам, — скажу вам больше, это приманка…
Все были поражены, даже спокойный и сдержанный Хопс показал изумление на своем лице.
— Но ведь мои приборы показывают, что прямо сейчас оттуда проводятся денежные переводы на разные счета, — вмешалась Алекс.
— Я не знаю, что происходит, но их там нет, — неуверенно продолжал Адам, — я не хочу сказать, что ты ошибаешься, но там ловушка.
— Да о какой ловушке ты говоришь? – не выдержала Алекс.
— У меня плохое предчувствие, — не унимался Адам, — вас туда хотят заманить, они ждут вас.
— Хорошо, новобранец, — приняв решение, сказал Харрис, — если ты уверен в том, что их там нет, то где же тогда они, по-твоему?
— Они в… Гринпойнте, на Саттон-Стрит.
— Ты в этом уверен?
— Да, сэр.
— Хорошо, Дюк, ты слышал, куда нам нужно?
— Да нооо…босс, вы так просто доверитесь новичку?
— Это его проверка, если он ошибется, то нам придется с ним попрощаться.
— Итак, Хопс.
— Да, босс?
— Мы высадим тебя на 9-ой Авеню, проверишь это местечко, а сами поедем в Гринпойнт.
— Вас понял.
— Но сэр, это может быть опасно, они ведь ждут вас именно там, а иначе вряд ли бы они так легко открылись, — вмешался Адам.
— Не переживай, сынок, Хопс профессионал в своем деле.
— Итак, команда, все поняли задание?
— Так точно, босс.
— Ну, тогда, поехали.
Фургон тронулся и поехал дальше так же виртуозно, и не доезжая до места назначения Хопса, остановился у обочины.
— Значит так, Уилл, — начал Харрисон, — выходишь здесь, чтобы не привлекать внимания, два квартала тебе придется пройти пешком, во избежание лишних шансов засветиться.
— Понял, шеф, — ответил Хопс, и вышел из фургона.
— Удачи, боец, — напоследок выкрикнул Харрисон.
Хопс обычным шагом затерявшись в толпе, двинулся к месту назначения, на 9-Авеню. Дюк завел фургон, и они быстро выдвинулись в новый пункт — Гринпойнт, который не должен был подвести Адама…

…Хопс подошел к зданию, в котором условно должна была находиться квартира мошенников. Так как он привык полагаться лишь на себя, в помощи он не нуждался, соответственно подкрепление не вызывал.
Здание было невысоким и довольно старым, на что он сразу обратил внимание. Войдя в холл, Хопс увидел лифт и обычную лестницу. Будучи опытным детективом, он выбрал лестницу, чтобы не создавать никакого шума и тихо начал подниматься, достав пистолет из кобуры. Поднявшись до нужного 4 этажа, он аккуратно подошел к двери, на которой не было никаких цифр.
— «Я уверен, что они там, этот парнишка ошибается, да и откуда ему знать? – спрашивал сам себя Хопс, — видения, пф, чушь какая, выдумал, чтобы засветиться»
Но что-то все-таки не давало ему покоя. Он все думал о том, что их действительно могли заранее ждать. Отбросив все сомнения, Уилл тихо повернул ручку двери и она открылась.
— «Странно, вряд ли, люди, пытающиеся как можно сильнее скрыться, станут оставлять двери открытыми», — продолжал нагнетать себя плохими мыслями Хопс.
Дверь открылась, и перед ним предстал темный коридор, Хопс вошел в него, оставив входную дверь открытой на случай отхода. В квартире была полная тишина, окна были закрыты темные шторами. Привыкнув к темноте, Уилл смог разглядеть слабое сияние из дальней комнаты, чему обрадовался, автоматически подтверждая свои догадки. Он пошел дальше по квартире и добрался до этой самой комнаты.
— «Ну, сейчас я вас накрою», — подумал он, и резко вынырнул из-за угла с пистолетом наперевес.
Он увидел сидящего спиной к нему парня, уставившегося неподвижно в экран компьютера. Хопс подошел ближе и громком сказал:
— Поднимите руки, вы арестованы!
Никакой реакции не последовало. Хопс разозлился.
— Быстро поднять руки, вы арестованы! – повторил он.
Сидящий парень ничуть не изменил своего решения. Хопс подошел вплотную и ткнул дулом пистолета в капюшон сзади. Голова парня отвалилась и с пластиковым звуком ударилась об стол.
— Твою ж мать! – вскрикнул Хопс от неожиданности, — какого черта здесь происходит?
И сию же минуту он почувствовал холодный и твердый предмет у своего затылка.
— «Как же я мог так глупо попасться…», — думал про себя Уилл.
— Положите пистолет на пол, детектив Хопс, и не делайте глупостей, мы здесь не одни, — сказал грубый голос, стоявший позади.
В этот момент Хопс, через отражение в зеркале, увидел лицо стоявшего сзади человека, на которое падал свет от монитора. Точнее сказать то что было на лице. Он увидел ужасающего вида маску с широкой улыбкой и черными глазами, от чего ему стало не по себе.
— Кто вы такой, и что вам нужно? Да и вообще откуда вы знаете мое ? – начал было Хопс, но тут его прервал удар рукоятью в затылок
Хопс повалился на пол, как подкошенный.
— А это вас интересовать не должно, детектив Уилльям Хопс, — с усмешкой произнес стоящий, уже потерявшему сознание детективу…

…В это время фургон с командой Харрисона подъехал к Гринпойнту, на Саттон-Стрит. Что сразу бросилось в глаза шефу, так это небольшой вертолет на одной из крыш зданий. Не было сомнений, что это именно те самые преступники, на которых велась охота агентства. Харрисон, Дюк и Адам выскочили из машины и побежали ко входу в пятиэтажное здание, на котором располагался вертолет. Штаб квартира мошенников расположилась на последнем, пятом этаже. Увидев подъехавший фургон Owl’s Nest, трое людей, явно не ожидавших появления следователей, быстро начали собирать сумки и выдвигаться к вертолету.
Адам не успевал за Дюком и боссом, да и спешить ему было ни к чему, детективы были вооружены, в отличие от Адама. Поэтому он последовал за ними, сохраняя свой темп.
Двое следователей с удивительной ловкостью миновали все 5 этажей и выбежали на площадку крыши. Их сразу же встретили пистолетным огнем, от чего им моментально пришлось найти укрытие. Солнце слепило стрелявших, поэтому на стороне детективов имелось некоторое преимущество. В короткой перестрелке Харрисону удалось подстрелить одного из преступников в ногу и разбить выстрелом лобовое стекло вертолета. Вследствие чего, двоим напарникам раненного бандита, пришлось оставить его и скрыться как можно скорее.
Услышав выстрелы, Адам опешил, но не остановился. Поднявшись на крышу, он увидел, как Харрисон с Дюком надевают наручники на одного из преступников, которого сумели ранить, и поднимают его с земли.
— Это вам так просто с рук не сойдет, уроды! – возмущался задержанный.
— Молчать! – крикнул Дюк, и ударил его по лицу.
— Ты такой смелый, лишь потому, что у меня руки связаны. Ну что ж, меня то вы накрыли, но знали бы вы во что ввязались, я вам не завидую, — прохрипел бандит, отхаркиваясь кровью.
— В машину его! — скомандовал Харрисон.
От слов преступника у Адама прошел холодок по спине, он почему-то не сомневался, что ввязались они в нечто страшное.
Дюк повел арестованного к фургону, а Харрисон подошел к новичку и сказал:
— Ну что ж сынок, честно говоря, я сомневался в том, что здесь кто-то будет, но как оказалось, ты был прав. Ты помог нам сдвинуться с мертвой точки, за это ты получишь свою благодарность в офисе.
После чего он достал телефон и позвонил Клэр:
— Мисс Монсон, не могли бы вы оформить все документы мистера Стэнли и подготовить ему личный значок сотрудника Owl’s Nest? Отлично, ждите нас, мы скоро будем.
Харрисон положил телефон и, глядя на счастливое выражение лица Адама добавил:
— Поздравляю, сынок, ты прошел стажировку, в свой первый же день!
— Спасибо, сэр, даже не знаю что сказать!
— Ничего не нужно, просто делай свою работу, детектив Стэнли. Кстати говоря, о детективе. От Хопса ничего не слышно…

Глава 4. Внезапный выходной

Будильник прозвенел в 6:30 утра. Адам нехотя отключил его, продолжая дремать. Спустя 10 минут он уселся на кровати, понимая, что совсем не выспался из-за ночных воспоминаний. В квартире было как всегда свежо. За окном оживала природа, распускались листья на деревьях Манхэтена. Весна была любимым временем года Адама. Немного проснувшись, он встал с кровати и направился в ванную комнату, принять утренний душ. Отойдя от кровати, он услышал голос:
— Ты куда подорвался в такую рань, милый? Сегодня воскресенье, ты будто забыл об этом.
Растерявшись и почесав затылок, он ответил:
— Точно, напрочь вылетело из головы, прости что разбудил, дорогая, и как только я мог о таком забыть…
— Ничего страшного, Адам, со всеми случается, да и к тому же у нас на работе большие завалы в последнее время.
— Это точно, с этим не поспоришь.
— Сегодня мы можем дать себе отдых, расслабиться и наконец-то спокойно провести время вдвоем.
— Было бы неплохо, а то уже крыша едет с этими преступлениями.
— Расслабься дорогой, ой, а хочешь я сделаю тебе массаж?
— Если тебя это не затруднит, то было бы здорово.
— Слушай, милый, практически через месяц у тебя день рождения, ты не думал, как будешь его отмечать?
— Совсем вылетело из головы, Клэр, я даже не знаю, стоит ли его праздновать…
— Как это ты не знаешь, Адам, тебе 30 лет, круглая дата, конечное стоит, здесь даже думать не над чем.
— Хорошо, я подумаю над этим.
— А знаешь что? – не дожидаясь ответа, продолжила Клэр, — мы сегодня пойдем, прогуляемся по парку, подышим свежим воздухом, сходим на твое любимое место и вместе все решим, что скажешь?
— А почему бы и нет, в конце концов, у меня выходной и мы можем себе это позволить.
— Вот и здорово! Хорошо, раз уж мы проснулись, то иди, умывайся, а я пока приготовлю завтрак.
— Я тебя люблю, дорогая, — целуя Клэр, сказал Адам, и направился в ванную.
Пока он принимал душ, Клэр готовила яичницу с беконом. И как в любое проведенное утро, за приготовлением завтрака, она наблюдала за скоротечной жизнью Нью-Йорка, через большие и светлые окна их квартиры.
Наблюдая, она искренне и по-детски, мечтала о чем-то своем, о чем может мечтать девушка в свои 26 лет.
Жили они в 4-х комнатной квартире на углу Мэдисон-Авеню и 115-Стрит. Проработав 4 года в агентстве «Owl’s Nest», и показав себя с самых лучших сторон, Адам быстро разбогател и стал известен в данной сфере на весь Нью-Йорк. Именно поэтому он смог позволить себе дорогую квартиру в центре Манхэттена с видом на Центральный Парк. И, конечно же, не обошлось без дорогой машины. Год назад, Адам приобрел свою мечту, Mercedes C63 AMG. В общем, они с Клэр обустроились в одном из самых богатых районов.
Квартира представляла собой воплощение перфекционизма. Основной цвет, составляющий большую часть их жилья – белый. Белоснежная кровать, белые светильники, снежного цвета ковры из шкур белых медведей. Большинство предметов интерьера были из роскошных материалов, вписывающиеся в светлую цветовую гамму. По своей натуре, Адам, творческая личность, он безумно любит книги. Поэтому, само собой, у них дома имелась хоть и небольшая, но безупречная библиотека. Ни одной пылинки не оседало на книги, корешки стояли вровень. Книги были рассортированы по алфавиту. В их квартире царил порядок и безупречность. Никогда вещи не лежали не на своих местах, все всегда находилось там, где оно должно было находиться.
Адам стоял и размышлял о своем, под теплыми струйками воды из хромированного душа. Ванна отличалась от других комнат, своей резкостью цвета. Полы ванной комнаты были покрыты ярко красной плиткой, панели на стенах были белыми, но опять же с различными узорами в красных тонах. На этом настояла Клэр, так как безумно любила красный цвет.
Кухня, так же как и ванная комната выделялась из общего фона. Вместо привычного белого покрытия, на полах кухни рисовался черный паркет из дорогостоящего канадского дуба. Вся кухня была в темных тонах, полы черные, стены покрывали панели хамелеон, они отдавали черными и серебристыми цветами. Холодильник, плита и другая кухонная техника также была цвета металлик. В этой комнате было две части. В одной стоял большой продолговатый стеклянный стол, за которым они завтракают, обедают и ужинают. В другой части кухни располагаются кухонные приборы, гарнитура, техника и, конечно же, здесь находится любимая Адамом барная стойка, с черным стеклянным покрытием. В целом, кухня могла бы показаться очень мрачной, но грамотной подобранные окна высотой во всю стену, этому препятствовали. Такие же окна были и в гостиной, через которые падали лучи солнца на большой белый диван и немалых размеров плазменный телевизор. Помимо этого в гостиной, по углам стояли большие зеленые растения в крупных керамических вазах, задающие своеобразную изюминку этой комнате.
Адам закончил принимать душ и стал вытираться. В это время Клэр заканчивала с завтраком и накрывала на стол. Он вышел из душа бодрый, в добром расположении духа. Подойдя к Клэр, он обнял ее сзади, и они стояли так на протяжении нескольких минут, смотря на оживленные улицы города.
— С тобой так хорошо, милый, — тихо произнесла Клэр.
На что Адам прижал ее к себе еще крепче.
— А знаешь, у меня для тебя есть один подарок… — с хитрой улыбкой начала Клэр, зная какой Адам нетерпеливый, — но пока я тебе об этом ничего не скажу, даже и не пытайся у меня что-либо разузнать, хитрюга.
— Клэээр, ты ведь знаешь, что я места себе не найду пока не узнаю что там, — с детской досадой ответил Адам.
— Извини, но я не могу в себе этого сдержать, я должна была поделиться, — улыбаясь и сияя от счастья, продолжила она.
— Ладно, в конце концов, я взрослый человек, что я, месяц, не потерплю что ли, — гордо ответил он.
Но Адам чувствовал, как огромнейший интерес пожирает его изнутри.
— Что-то мы застоялись, пора за стол, а то остынет.
— Конечно, дорогая.
Они сели за стол, и как обычно, за каждым завтраком начали обсуждать свои планы и идеи на ближайшее будущее.
Позавтракав, Клэр пошла, принимать душ, а Адам направился в гостиную, продолжить чтение Кинга, сидя у большого открытого окна.
Спустя полчаса Клэр вышла из ванны и пошла, собираться на прогулку. Адам все так же был увлечен книгой.
Еще спустя час, они вышли из дома и легким шагом направились в сторону парка. На часах было 9 утра, солнце начинало нагревать улицы Нью-Йорка, утренняя роса начала испаряться, город постепенно оживал после все еще холодной мартовской ночи. Они гуляли по всему парку, держась за руку и вспоминая все свои лучшие моменты жизни. Они дурачились и вели себя, так, как ведут себя непослушные дети, пока родители не видят. Они были счастливы. Не смотря на то, что вместе уже 5 лет, у них ни разу не возникало крупных ссор и обид. Они идеально подходили друг другу. Смелый, умный, отважный детектив, являющийся крепкой опорой и маленькая, хрупкая, но не менее смелая помощница детектива. Такими они были на работе. Клэр повысили с должности секретаря через 2 года после прихода Адама к ним в агентство, и вот уже три года, она заведует внутренним отделом по особо тяжким делам.
В обычной жизни, они были самой обыкновенной парой. Веселый, задорный парень вместе со своей доброй и жизнерадостной девушкой. Сегодня они были именно такими. В последнее время им редко удавалось примерить на себя роль обычной пары. А виной тому была работа, точнее серия разных преступлений, но которые как считал Адам, были связаны.
Сегодня им удалось отбросить все проблемы связанные с работой и прожить этот день для себя. Каждому человеку, хоть изредка необходимо так уделять время себе и своим близким, каждому нужен отдых, будь он супергерой, врач, пожарный, или же обычный человек.
Они гуляли на протяжении всего дня, иногда забегая в кафешки, чтобы перекусить. С каждым часом Клэр все больше переполняла радость и какое-то невообразимое счастье, которое Адам наблюдает с самого утра. Он понимал, что это связано с подарком ему на день рождения, но никак не мог найти связь. Она сияла, в ее глазах горел огонек счастья. На всякие вопросы Адама, она отвечала, что это просто хорошее настроение и всячески отшучивалась. Время подходило к вечеру, солнце начало опускаться и отбрасывать лучи на кроны деревьев, наполняя их рыжеватыми золотыми оттенками. Они сидели на той самой любимой лавочке Адама и, обнявшись, молча наблюдали за всей этой красотой.
Понимая, что от ее нескрываемой радости, Адам находится в напряжении, она решила не мучать его целый месяц, и в этот вполне подходящий, умиротворенный момент раскрыть тайну настолько желаемого подарка своему парню.
— Я смотрю, тебе не терпится узнать хоть что-то про подарок…- интригуя Адама, начала Клэр.
— Ну не то что бы, не терпится, — ответил Адам со спокойным видом, хотя любопытство его просто разрывало.
— Да ладно тебе, я прекрасно знаю, как тебе хочется быстрее узнать.
— Ну да, хорошо, мне до жути интересно, — признался он.
— Ну так вот, я долго думала, что же тебе подарить, перебрала сотню вариантов, но вот что-то никак не нашла ничего подходящего, — с досадой продолжала интригу она.
— Клэр, не томи.
— В общем, на сам день рождения ты не получишь ничего…
— Я не понимаю, к чему ты клонишь.
— К тому, что этот подарок нужно ждать.
— Клэр, о чем ты? – немного волнуясь, спросил он.
— Ну, понимаешь, раньше времени, я не смогу тебе его подарить, а вот где-то в ноябре, ты получишь свой подарок.
— Что-то я совсем ничего не пойму, — задумавшись, сидел Адам.
Но глядя на искренне счастливое и оживленное лицо Клэр, его вдруг осенило. Не понимая, что творилось у него в мыслях, он смотрел на нее потерянным и обезумевшим взглядом.
Смеясь и улыбаясь, она спросила:
— Ну что, понял, о чем я?
— Погоди, это что же, то есть я того? – сам не понимая, что он несет, отвечал Адам.
— Да, милый, ты именно того, — смеясь, говорила она.
Собравшись с мыслями и став посерьезней, она решила озвучить правильный ответ.
— Ты будешь папой, Адам.
Он уже понимал это, но не верил своему счастью.
— Это точно? То есть ты уверена?
— Да, я в этом уверена.
— Господи, родная, как же я счастлив, ты даже не представляешь, — опустившись перед ней на колени и целуя руку, говорил он.
На этой позитивной ноте и завершилась их прогулка в Парке. По пути домой, они продолжали разговаривать обо всем, но теперь напряжение Адама вмиг растворилось, и он разделил эмоции со своей будущей женой.
Придя домой, не раздеваясь, они завалились на диван в гостиной, включили телевизор и, наслаждаясь обществом, друг друга, мечтали о будущем пополнении. Адам находился в эйфории, он не мог думать ни о чем другом. Просидев в тишине возле телевизора около получаса, они снова продолжили разговаривать обо всем подряд. И постепенно их тема разговора свелась к самому началу.
— А ты помнишь, милый, как у нас с тобой все начиналось? – мечтательно спросила Клэр.
— Конечно, помню, дорогая, — ответил он, вспоминая в подробностях, как начинались их отношений.

Глава 5. Звонок «по доброте душевной»

…Команда детективов вернулась обратно в агентство вместе с заключенным. Последнего сразу же определили во временную камеру на третьем этаже, о наличии которой, Адам так же не подозревал. Совершенно новый, блестящий значок уже ожидал Адама, документы были подписаны, и все было согласовано. Сейчас в двери Owl’s Nest вошел не просто паренек, только что окончивший Академию, а полноценный детектив и новый член команды Харрисона. Весь персонал, находившийся в агентстве, дружно его поприветствовал. Харрисон крепко пожал ему руку и гордо вручил ему значок детектива.
— Я знал, что ты справишься, детектив Стэнли.
— Спасибо, это такая честь для меня.
— Сейчас подойди к стойке Клэр и забери свои новые документы: новый паспорт, свидетельство, водительское удостоверение и прочие бумаги.
— Они же поддельные, сэр.
— Я в курсе, они тебе пригодятся.
— Но ведь это не законно.
— И об этом я тоже знаю, сынок.
— Но пойми, нас, детективов этого агентства ненавидят все преступники, которых мы когда-либо вылавливали и отправляли копам.
— Вы хотите сказать, что новые помогут мне не оставлять следов своего присутствия где бы то ни было?
— Именно так, схватываешь налету, как я уже говорил, далеко пойдешь. Вот представь, понадобиться, тебе забронировать билеты на самолет или на поезд, ты будешь расплачиваться картой, а она ведь очень легко отслеживается. К тому же мы не знаем, с кем имеем дело, сынок.
— Я вас понял, шеф, спасибо.
Адам отблагодарил босса и направился к секретарше. Она собрала папку бумаг и несколько удостоверений в ровную стопку, и нарочно положив небольшой кусочек бумаги на самый верх, протянула их Адаму.
— Вот, держите ваши документы, детектив Стэнли, — игриво улыбаясь, сказала она.
— Спасибо, Клэр, но не нужно так официально, я ведь новичок, пожалуйста, обращайтесь ко мне на ты.
— Хорошо, мистер Стэн… — начала, было, Клэр, но осеклась и с улыбкой продолжила, — хорошо, Адам, но и ты тогда тоже.
— Хорошо, вот и договорились, Клэр, — с улыбкой ответил он, — итак, как я понимаю, теперь у меня будет личный кабинет?
— Именно так, пройдите к боссу, он вам все покажет.
— Спасибо, Клэр.
Адам забрал все свои новые документы и рассматривая, торопливо пошел к Харрисону. Лишь, подойдя к кабинету босса, он обратил внимание на криво оборванный листик. Перевернув его, он увидел номер телефона, с подписью: Мне хотелось бы узнать тебя поближе. P.S. Клэр. Адам почувствовал, как в животе будто что-то зашевелилось и стало тепло, он был очень рад тому, что Клэр тоже обратила на него внимание. Постояв с идиотской улыбкой на лице несколько минут возле кабинета Харрисона, Адам понял, что отвлекся и постучал в дверь.
— Мистер Харрисон, Клэр сказала мне, что вы покажете мое рабочее место.
— Ах да, чуть ни забыл, не просто рабочее место, а твой личный кабинет, сынок.
— Для меня это честь.
— Не стоит, у каждого уважающего себя детектива должен быть свой кабинет, только вот посиди здесь немного, я пойду, кое-что узнаю, насчет Хопса.
— Да, шеф…
Поиски Хопса продолжались двое суток, и безуспешно. Были задействованы все оперативные группы, подключены копы, но все безуспешно. На связь он не выходил, отследить его телефон ни у кого из хакеров агентства не вышло, даже у самой одаренной Алекс. Детектив Харрисон был в глубоком замешательстве. Лишь, на третьи сутки они сдвинулись с места.
Как и все остальные, новый рабочий день продолжался круглосуточно, происходили смены служащих. Как раз у Адама вчерашний день выдался выходным. Молодой детектив пришел в агентство рано утром к 7 часам.
Харрисон, увидев его, сразу же пригласил к себе в кабинет. Они вошли внутрь и начали беседу:
— Как думаешь, кто они? – поинтересовался серьезнее обычного Харрисон.
— Если бы я только знал, сэр…
— У тебя не было снова твоих приступов?
— Нет, сэр, ни одного.
— Да что ж это такое творится?! – задавался риторическими вопросами начальник, — почему мать его самое элитное агентство Нью-Йорка не может напасть на след одного из своих людей?
— Возможно, они оказались намного умнее, чем мы думали.
— Конечно, они оказались умнее, — на повышенных тонах отвечал Харрисон.
— Наверное, сейчас будет лучше, если я уйду в свой кабинет.
— Ладно, прости, сынок, сейчас мы все на взводе, никто не знает где его искать… Пойдем выпьем немного кофе, я не спал уже вторую ночь.
Договорив, Харрисон направился к двери, чтобы выйти в коридор, как вдруг Адам ни с того, ни с сего, хватаясь за голову, падет на пол.
— Господи, Адам, что с тобой? Снова видение?
На этот раз видение длилось меньше. Но то, что он увидел, совсем его не порадовало, и вряд ли бы обрадовало Харрисона.
— Да, босс, — садясь обратно на стул, заговорил Адам, — было видение, но вам оно явно не понравится.
Харрисон насторожился.
— Что ты увидел?
— Хопса…
-Что с ним не так?
— Его взяли в заложники, я вижу его на каком-то заброшенном складе, на самой окраине Гринпойнта, он без сознания.
— О боже… Но как? Как он так умудрился попасться?
— Я не знаю, шеф, но думаю, что нужно немедленно выдвигаться, а иначе может случиться что угодно.
— Ты прав, давай за мной.
Они вышли из кабинета и стремительно направились к общему залу. Зайдя туда, Харрисон объявил.
— Тревога! Хопс в беде, быстро выдвигаемся.
Только все начали разбегаться по местам, как сложившуюся суету разрезал резкий звонок телефона. Звонили Харрисону, звонили с незнакомого номера.
— Алекс, ставь прослушку.
— Поняла, шеф.
Харрисон ответил на звонок:
— Я вас слушаю.
— Детектив Харрисон, какая честь для меня, разговаривать лично с таким выдающимся следователем, — с явной усмешкой, проговорил голос в телефоне.
— Кто это говорит?
— Какое это имеет значение, когда ваш друг, ваш лучший детектив Уилльям Хопс, находится на волоске от смерти?
— Кто ты, мать твою, такой? – настаивал Харрисон, показывая жестами, чтобы Алекс торопилась.
— Десять секунд шеф, и я поймаю сигнал.
— Если он тебе нужен, приезжай на склад, окраина Гринпойнта. Ах да, чуть не забыл, вы должны вернуть нам Кайла, нашего человека, которого, наверное, по чистой случайности увезли с собой, — продолжал голос в трубке.
— Да кто ты такой? И с какой это стати я должен освобождать преступника?
— Эдди… ты не глупый мальчик, сделай все, как я сказал, и возможно ты успеешь спасти своего дружка. Ой, а что это у нас тут, меня пытаются проследить? Не стоит этого делать, детектив… Упс, ахахахаха, решайся Харрисон, твоя ищейка долго не сможет ждать.
После того, как голос в трубке произнес «Упс», вся аппаратура Алекс полностью накрылась.
— Я… Я не знаю, что это было, шеф, — оправдывалась она, — я впервые такое вижу… Как он это сделал? Черт возьми, как?
— Мы столкнулись, с очень опасным противником. Вводим чрезвычайное положение, сообщите копам, — распоряжался Харрисон, — Дюк, Адам, за мной, быстро! Мы едем в Гринпойнт…

… Хопс пришел в чувства в непонятном темном помещении. Он был привязан за руки веревкой, к какой-то поперечной балке на потолке. В помещении было ужасно темно и воняло сыростью. Голова его раскалывалась от удара стволом, его тошнило. Кое-как собравшись, он сумел прийти в себя и понять, что привязан. Руки затекли и онемели, из-за крепко связанной веревки, он не мог даже пошевелить пальцами. Стояла полная тишина, поэтому он не мог понять по звукам снаружи, в каком районе приблизительно он находится. Но тишину вскоре прервали тяжелые и уверенные шаги.
— Очнулся, детектив, как самочувствие? Ничего не болит? – произнес уже знакомый голос.
— Кто ты, мать твою такой?
— Нуууу, зачем же так грубо, детектив Хопс?
— Зачем так грубо? Ты на меня посмотри, я привязан чертовыми веревками и не чувствую своего тела. И ты еще говоришь, что я веду себя грубо, мать твою? Кто ты?!
— Не кипятись, Уилл, не стоит, твои друзья уже в курсе, что с тобой приключилось, и я думаю, что с минуты на минуту они будут здесь.
— Тебе не скрыться, если они тебя отследили, то далеко тебе не уйти, тебя найдут.
— Ох, я бы не был так уверен, да и к тому же, я сам позвонил твоим дружкам.
— Но зачем?
— Сегодня у меня хорошее настроение, да и к чему мне избавляться от такого опытного детектива. Кто тогда сможет противостоять мне?
— Сукин сын, тебе это так с рук не сойдет.
— Это мы увидим, детектив, а сейчас прошу прощения, я должен закончить кое-какие дела, твои друзья подстрелили моего приятеля и сейчас его уже перевозят в полицейский участок.
— Где мы находимся?
— Это склад, правда, он немного устарел, но если тебе страшно, я могу включить тебе свет.
— Пошел ты…
— Ладно тебе, не обижайся, Уилл. Я, пожалуй, все-таки включу лампу.
Он прошел по помещению и щелкнул включателем. Загорелся свет, но, как и догадывался Хопс, прямо ему в лицо, а злополучного преступника как не было видно, так и не стало.
— Вон там, справа от тебя на столе твои документы, значок и ствол, не волнуйся, я у тебя ничего не забрал.
Хопс, приложив немало усилий, повернулся и увидел все свои вещи, но его внимание привлекла одна мелочь.
— Это что, мать ее визитка, ты шутишь?
— Ничуть, я подумал, вдруг вы захотите со мной связаться.
— Издеваешься?
— Ни сколько, Уилльям. Я уверен, вы захотите меня разыскать, поэтому я дам вам фору. Но вот вопрос, захочу ли я с вами снова встретиться, и буду ли я столь же добродушно к вам расположен. Решайте сами, но зная вас, вы не успокоитесь, поэтому, звоните в любое время, но пеняйте на себя.
— Сволочь, мы тебя еще достанем.
— О, в этом я не сомневаюсь.
— Ну что ж, прошу прощения, но мне придется вас оставить, детектив, дела ждут, знаете ли.
Его собеседник, как и обещал, оставил его. Хопс остался висеть привязанным к потолку, в одиночестве. Он провисел так, тратя свои силы на тщетные попытки выбраться. Спустя 30 минут, он услышал, как отдаленно хлопнула металлическая дверь. Он решил, что ему показалось, но услышав шаги и знакомые голоса, почувствовал немалое облегчение.
— Господи… Хопс, что они с тобой сделали, ты весь в крови, на тебе живого места не осталось, — не своим от испуга голосом, произнес Харрисон.
— В каком смысле, босс, я ничего не чувствую.
— Он ничего и не будет чувствовать, — перебил Адам, — смотрите, здесь шприц на полу, и ампула от транквилизатора, только вот какая-то она странная, не видел я таких раньше. Кто черт подери их эти люди?
— Точнее сказать, нелюди, животные. Кто на такое способен? – поддержал его Дюк.
— Не знаю парни, но его срочно нужно доставить в больницу, пока он не начал чувствовать весь этот ужас, что вы стоите, быстро снимайте его оттуда.
Развязав руки бедняге, Дюк аккуратно закинул его на плечо и быстро понес к машине. По всей видимости, Хопс начал что-то чувствовать, так как на каждый неаккуратный шаг Дюка, он вскрикивал все громче и громче. Адам забрал все его вещи и, конечно же, обратил внимание на визитку.
— Босс, здесь какая-то визитка…
— Не сейчас, быстро хватай его вещи и за нами в машину.
Хопса медленно погрузили сзади фургона на длинном кресле. Адам и Харрисон сели с ним сзади.
— Быстро в ближайшую больницу, Дюк.
— Шеф на визитке написано: « Не стойте у нас на пути, а иначе кто-то из вас, может стать следующим. P.S. Ваш Грешник»
— Грешник…какой-то религиозный фанатик, — задумчиво говорил Харрисон, — но это не главное, главное остановить его, во что бы то ни стало.
— У Адама застрял ком в горле, от этой визитки.
А тем временем состояние Хопса только ухудшалось.
— Это невыносимо!! Господи, как же больно, у меня болит все тело, будто он изрезано сотней ножей.
— Не хочется этого говорить, но так примерно и есть на самом деле, — отвечала Адам, — держись, мы уже близко.
Хопса выкручивало наизнанку от боли, он не знал, куда ему деться.
— Дюк, давай быстрее!!! – орал Харрисон.
— Гоню, как могу, шеф!
Фургон стремительно залетел во двор больницы. Харрисон выскочил из машины и рванул внутрь за врачами. Адам и Дюк, как можно быстрее пытались поднять его, и вытащить из машины. Харрисон выскочил обратно в сопровождении трех врачей. Хопса положили на каталку и быстро повезли внутрь, все трое детективов ринулись за врачами.
— Готовьте операционную, быстро, у нас чрезвычайная ситуация, — распоряжался главный доктор.
— Прошу прощения, но вам дальше нельзя, — остановил детективов другой врач, — ожидайте здесь.
Все находились в большом напряжении. Операция длилась 2 часа, пока не вышел тот самый главный врач, который ее собственно и проводил.
— Господа, мне очень жаль… — сказал доктор, — он находился в слишком критическом состоянии, мы не смогли его спасти…
— Черт возьми, Хопс, как же так…- сокрушался Харрисон.
— Он потерял слишком много крови, удивительно, как он протянул еще какое-то время с такими ранами, обычно, человек сразу погибает, от таких увечий.
— Доктор, посмотрите, возможно, из-за этого он сумел продержаться? – спросил Адам, и протянул ему пустую ампулу, найденную на складе.
— Господи, где вы это взяли?! – ошеломленно воскликнул врач.
— Вы знаете что это?
— Конечно, знаю, это запрещенный препарат, который практически невозможно достать…
— Что за препарат? – заинтересованно узнал Харрисон.
— Это «Б420», сильнейшее средство, разработанное на базе транквилизатора, полностью отключает чувствительность человека от 3 до 5 часов. Именно поэтому он сумел находиться в сознании.
— Спасибо, док.
— Не за что меня благодарить, мы ничего не сумели сделать, примите мои соболезнования.
— Спасибо, доктор, — ответил Харрисон, — как ваша фамилия?
— Нэйтон, детектив.
— Спасибо, доктор Нэйтон, возможно вы сдвинули следствие с мертвой точки, вы не знаете, где можно достать такой препарат?
— Честно говоря, понятия не имею.
— И на этом спасибо, доктор Нэйтон, — поблагодарил Харрисон, и они распрощались с ним, — итак, что мы имеем? Ненормальный убийца, препарат, который невозможно нигде достать, странную визитку с именем «Фобос».
— Что это может значить?
— Пока не знаю, Дюк, но это все однозначно связано с серией ограблений банковских счетов.
— А что мы будем делать с… — протянул Адам, кивая в сторону операционной.
— Заберем тело с собой и поступим так, как должны поступить.
— Похороним?
— Кремируем. Ладно, парни, нет времени ждать, мы должны найти их всех, до единого. Они ответят за смерть Уилла.
Адам и Дюк направились забирать тело, как вдруг жуткая головная боль свалила Адама с ног. Харрисон уже догадавшись, что он снова что-то увидел, помог подняться ему и сразу начал расспрашивать.
— Что на этот раз?
— Погибнут несколько человек.
— Как?
— От взрыва машины.
— О чем ты говоришь, Адам?
— Возле Owl’s Nest взорвут одну из полицейских машин. На колонну сопровождения нашего арестованного будет совершено нападение. От взрыва пострадает множество людей, и погибнет немало. Нужно торопиться.
— Что ж, они решили, что смогут просто взять и выкрасть его из наших рук. Это мы еще увидим. Откуда будет совершено нападение, ты видел?
— С вертолетов, сэр.
— Все, быстро в машину, — скомандовал Харрисон, набирая тем временем, в полицейский участок.
— А что с Хопсом?
— Мы за ним вернемся.
Дозвонившись, Харрисон попросил сопроводить колонну парой вертолетов, объяснив это тем, что преступник слишком опасен, и что, его, скорее всего, попытаются вызволить.
Фургон снова двинулся к месту назначения, с привычной, ему прытью и скоростью…

Глава 6. Освобождение лишь в планах

Довольно скоро детективы вернулись обратно к своему офису. Зайдя внутрь, Харрисон сразу же объявил печальную, для всего агентства новость, но не стал с этим затягивать и тут же перешел к нападению на колонну. Объяснив, что и как, он собрал всех в том самом помещении, где и познакомил Адама с командой, начал отдавать распоряжения:
— Значит, группа «Альфа», вы занимаете позиции на крыше здания и контролируете воздух, в вашем распоряжении гранатометы и снайперские винтовки.
Командир группы «Альфа» Дженсен Роуз, получив приказания, скомандовал своим людям немедленно занять позиции, после чего удалился вслед за группой.
— Группа «Браво», вы распределяетесь вдоль улицы с конвоем, в гражданских машинах и ждете наземные цели.
Командир группы «Браво» Бэн Стаки также как и Роуз, быстро распорядился и покинул здание вместе со своей группой.
Отдав приказы обеим группам, Харрисон начал распоряжаться своей группой.
— Значит так, Алекс, ты как обычно отслеживаешь их по сигналам. Попытайся определить их вертолеты заранее, с какой стороны они прибудут.
— Так точно, сэр, — ответила Алекс, и направилась к своей аппаратуре.
— Дюк и Адам, вы со мной занимаете места также в гражданской машине. Один из наших фургонов с манекенами выставим неподалеку от офиса. Я уверен, что они будут стрелять по нему в первую очередь.
— Вас поняли.
— Ну что ж ребята, начинаем, они не должны от нас уйти. Клэр, через сколько прибудет колонна сопровождения?
— Пятнадцать минут, сэр.
— Отлично, пойдем собирать нашего узника, заодно выбьем что-нибудь из него.
Пройдя по коридору вслед за Харрисоном и Дюком, Адам увидел лифт, на который ранее не обращал никакого внимания. Они втроем вошли в него, и тут Адам увидел несколько кнопок находящихся ниже уровня кнопки первого этажа.
— Ого, сэр, это что же получается, помимо 3 этажей офиса есть и секретные нижние этажи?
— Ну, конечно же, есть. А ты думал, что такое великое агентство, как Owl’s Nest ограничится тремя этажами? Ну, уж нет.
— А что на них находится?
— Всему свое время, подрастешь, узнаешь, — ответил Харрисон с небольшой улыбкой на лице и нажал на кнопку третьего этажа.
Лифт оказался довольно быстрым. Не успели двери закрыться на первом этаже, как уже открылись на третьем.
— Идемте, он там, — показал Харрисон в сторону бронированной двери.
Они прошли вслед за ним. Двери открылись, после того как сканер сравнил сетчатку глаза Харрисона, и перед Адамом открылась просторная комната с несколькими клетками, в которых помимо Кайла находились и другие заключенные.
— Босс, а здесь что нет охраны?
— Именно здесь нет, она в принципе не нужна, наше агентство только выглядит как обычный офис. На самом деле это самая настоящая непреступная крепость, сынок. Никто не сможет отсюда ни войти, ни выйти, как бы сильно он ни старался.
— Удивительно, — прошептал Адам.
— Вот мы и пришли.
Они подошли к камере Кайла, и были немало удивлены, он ходил кругами по камере, ничуть не прихрамывая, словно выстрела в ногу вовсе и не было.
— Что за черт? – в замешательстве спросил Харрисон.
Заключенный, лишь рассмеялся на это вопрос:
— Вы детективы вечно лезете, куда вас не просят, и хотите знать слишком много.
— Это не твое собачье дело, сукин ты сын, — разозлился Дюк.
— Я бы на вашем месте был повежливее.
— Заткнись и говори на кого ты работаешь, и почему ходишь так, словно три дня назад тебе не прострелили ногу! – грубо начал Харрисон.
-Я повторюсь, если вы не хотите, что бы кто-то из вас стал следующим, после вашего всеми любимого детектива Хопса, то будьте посдержаннее.
— Откуда ты знаешь, черт тебя подери?!
— У нас все это было запланировано, Хопс должен был попасться в ловушку. Мы знали, что он как самый отважный из вас полезет туда. Вот он и поплатился за свою любознательность.
— На кого ты работаешь?!
— Вы правда хотите знать? Ну что ж, раз вы так настаиваете, то спросите у него сами, когда он придет сюда.
Детективы были поражены этими словами. Харрисон открыл камеру и вывел Кайла наружу.
— Значит так, ты сволочь, сейчас пойдешь с нами, если начнешь дергаться, тебе снесут башку вот эти парни.
— Я тебя умоляю, ты их видел, ты думаешь, что они, на что то способны?
Тут же, с молниеносной быстротой Дюк достал пистолет, снял его с предохранителя и приставил его прямо в лоб Кайлу:
— Ты хочешь в этом убедиться, сукин сын?
— Спокойно Дюк, он нам еще нужен, мы выбьем из него все дерьмо и узнаем, что они задумали всей своей шайкой.
— Вы серьезно на это рассчитываете? – рассмеялся Кайл.
— Ты думаешь, что отправишься в безобидное отделение полиции? – с хитрой ухмылкой ответил Харрисон, — ты останешься здесь, и не в этой камере, а в месте куда хуже этого.
— То есть как это? – удивился Адам.
— Мы спустим его на нижний этаж, а вместо него, выведем другого заключенного.
— Вы думаете, никто не определит подмены?
— Мы закроем лицо мешком, вот и все. Пошли, живо!
Они втроем вывели Кайла к лифту и спустились на самый нижний этаж. Двери лифта распахнулись, и перед ними открылся темный узкий коридор. Они прошли по нему метров 30, спускаясь вниз по лестнице, поворачивая в разные стороны, как вдруг включился свет и Адам смог разглядеть, где они находятся. Он был в ужасе. Они оказались в настоящей комнате пыток, где находилось множество страшных приспособлений, от обычных рабочих инструментов, до странного вида приспособлений. Реакция Кайла была такой же, он и не подозревал, что в обычном агентстве есть такое.
— Ну что, не ожидал, урод? — с неким удовольствием спросил Харрисон.
— Вы думаете меня напугать этим?
— Пугать тебя никто не будет. Дюк, Адам, пристегните его в кресле. Ты пока посидишь здесь и подождешь меня, а мы сходим и разберемся с твоими дружками.
— У вас ничего не выйдет, даже если вы будете меня пытать.
— Сиди тихо, — сказал Харрисон и показал жестом парням, что они уходят.
Кайл остался один, посреди страшной комнаты в полной темноте.
Детективы поднялись на третий этаж, за «приманкой», после чего спустились на первый и направились к уже прибывшей колонне сопровождения…

… Поднявшись за так называемой «приманкой», детективы открыли первую попавшуюся камеру:
— Эй ты, как тебя звать? – нейтрально поинтересовался Харрисон.
— Джимми.
— Значит, слушай меня, Джимми, сейчас мы надеваем тебе на голову мешок, и выводим на улицу. Твоя роль состоит в том, чтобы не открывать рот и хромать на правую ногу, так, словно она у тебя прострелена.
— С чего это я должен это делать?
— Ты хочешь поспорить? – с ухмылкой спросил Дюк, показывая пистолет.
— Нет… Я понял.
— Вот и отлично, собирайте его парни.
«Приманку» как следует, подготовили и вывели на первый этаж. Дюк шел впереди, сопровождая заключенного. Адам и босс шли чуть поодаль от них и говорили:
— Сэр, а этот за что здесь?
— Честно, сынок, понятия не имею, он поступил к нам утром, его притащили бойцы группы «Альфа», сейчас не до этого.
— Вон как, я вас понял.
— Знаешь, сынок, ты у нас всего третий день, а уже видел на порядок больше других, далеко пойдешь, — сказал Харрисон и дружелюбно хлопнул его по плечу.
Дойдя до выхода, Харрисон, как и подобает начальнику, оставил всем распоряжения, после чего удалился из здания. Дюк вместе с Адамом уже расположились на другой стороне перекрестка, ожидая босса.
На улице, возле агентства, уже ожидала колона сопровождения в составе 5 полицейских машин. В начале и конце стояли бронированные джипы, с пулеметами на крыше. В середине 3 полицейских Форда, с бронестеклами. Колона была составлена на высшем уровне.
Харрисон поздоровался с подошедшим капитаном, в сопровождении четырех человек:
— Капитан, рад вас видеть. Вот тот самый заключенный, в честь которого весь этот карнавал. Но, где вертолеты сопровождения?!
— Мы решили обойтись без них. Вы что ж это думаете, что наши спецы не справятся с транспортировкой преступника?
— Ничуть не сомневаюсь. Значит так, маску с него не снимать, у него кляп, если посмотрите ему в глаза, то и моргнуть не успеете, как самовольно развяжете его, и отпустите на волю.
— Даже так? – удивленно спросил капитан.
— Именно так.
Вдалеке послышались звуки стремительно приближающихся винтов.
— Вам лучше поторопиться, капитан.
Они распрощались, после чего «опасного преступника» повели под конвоем в один из Фордов, а Харрисон, быстрым шагом направился к машине. Подставной фургон, как и должен был, находился с задней стороны агентства с манекенами в специальной форме.
Харрисон сел в машину к своим подчиненным. Спустя пару секунд рация в кармане Харрисона затрещала:
— Детектив Харрисон, говорит командир Роуз. Мы видим две воздушные цели, направляющихся к колоне сопровождения. Что делать?
Не успел Харрисон ответить, как две очереди пулеметов врезали всю свою мощь по зданию, где находился группа «Альфа».
— Роуз!!! Вы меня слышите? – кричал Харрисон в рацию, — Роуз!!!
Ответа не поступало.
— Роуз! Вы слышите?!
Спустя полминуты на другом конце рации послышалось хрипение:
— Вас слышу, детектив Харрисон, — слабым голосом отозвался Роуз, — у нас шестеро убитых, двое живы вместе со мной, но мы ранены… Ааах, черт, я попытаюсь добраться до гранатомета и сбить этих уродов…
— Держитесь, группа «Браво» направляется к вам.
Тут же Харрисон переключил канал на рации:
— Капитан Стаки, прием, это Харрисон, быстро направляйтесь на крышу к группе «Альфа», у них есть раненые и шестеро убитых.
— Вас понял, уже в пути.
Семь человек вышли из разных машин вдоль колонны и оперативно направились к зданию, на крыше которого находилась группа «Альфа».
Тем временем раненный Роуз дополз до гранатомета и привстав на одно колено, сделал прицельный выстрел. Один из вертолетов развернуло от попадания и охваченный огнем, он стремительно терял высоту.
— Отлично, Роуз, молодчина, кричал в рацию Харрисон.
Второй вертолет продолжал крутиться в воздухе. Но не долго, бойцы группы «Браво» уже стояли на крыше, пятеро из них оттаскивали раненных внутрь. Двое остались, чтобы разобраться с вертолетом. Один из них был, конечно же, Бэн Стаки.
Вертушка заходила на новый круг и, нацелившись на здание с бойцами, открыла огонь. Стаки нырнул за большой выступ трубы, и к его счастью наткнулся на заряженный гранатомет.
— Ну что ж птичка, долеталась, — с этими словами, он вынырнул из укрытия, прямо в лоб вертолета и сделал сокрушительный выстрел.
Вторая вертушка загорелась и вслед за первой упала вниз.
— Безупречная работа, Стаки. Вы с Роузом будете повышены в звании, я об этом позабочусь.
— Спасибо, сэр.
— Спускайтесь, нужно помочь раненым, и отправить в последний путь тех, кому не повезло…
— Вас понял, детектив.
Харрисон убрал рацию обратно в карман, переводя дух.
— Итак, парни, все обошлось. Странно вот что по нашему фургону никто не выстрелил, подозрительно это как-то.
Только он это произнес, как вдруг Адам заметил позади их машины подъехавший черный пикап. Из него вышло четыре человека в масках.
— Босс, сзади!
— Твою ж мать, быстро все из машины!
В эту же секунду один из четверых достал небольшой гранатомет из кузова пикапа и прицельно пальнул в машину с еще сидящими детективами.
Снаряд попал в тот момент, когда они, открыв двери, собирались бежать. Но не успели. От взрыва всех троих откинуло на приличные метра 2 от машины, но все остались живы, хоть и изрядно потрепаны.
Адам лежал лицом вниз, явно контуженный и без сознания, Харрисон с Дюком отделались легче, но все же оба были в крови. Харрисону рассекло лицо осколками, а Дюку порезало ногу и спину. Но, тем не менее, все трое лежали неподвижно.
Четверо нападавших, подошли к машине, о чем-то разговаривая.
— Грешник, что с этими будем делать?
— Что, что, оставим их, к тому же у них новенький, я такого раньше не видал, — отвечал Грешник, показывая в сторону Адама, — пусть и дальше играют в своих детективов.
— А как же колона машин с Кайлом?!
— Это не он. Вы правда думаете, что они отправили бы его в какой-то занюханный участок к копам? Он явно остался у них, внутри.
— Тогда давайте разнесем их контору и вызволим его.
— Это ни к чему. Кайл не настолько полезен для нас, пусть делают с ним, что хотят. Уходим.
Все четверо в масках развернулись к своему пикапу, и быстро погрузившись в него, уехали с места преступления.
Харрисон кое-как приподнялся на локтях и оперся на останки машины.
— Твою ж мать! Кто они такие? Откуда они все знают?! … Дюк! Адам! Все целы?

Глава 7 «Отступники»

Было 4 часа полудня. Харрисон, приложив некоторые усилия, сумел подняться на ноги, чего нельзя было сказать о Дюке, и тем более об Адаме. Дюк не мог самостоятельно подняться из-за сильных порезов на ногах. Харрисон подошел к нему и помог подняться. В это время другие агенты выбегали на улицу, чтобы оказать первую помощь. Клэр вырвалась на улицу вместе с другими. Её сердце ёкнуло, когда она увидела лежащего без сознания Адама. Она быстрее других подбежала к нему и упала на колени, склоняясь над истерзанным телом.
— Быстрее вызывайте скорую! Он без сознания!
Она услышала, как кто-то из толпы называл адрес, и поняла, что помощь скоро будет.
— Потерпи немного, — обращалась она к Адаму, — все будет хорошо…
Её глаза становились мокрыми. Она почувствовала, как слеза медленно стекает по ее лицу. Харрисон подошел к ней и сказал:
— Не переживай, он выкарабкается.
— Я надеюсь…
— А теперь не могла бы ты отойти в сторону?
— Конечно, сэр.
Харрисон аккуратно перевернул Адама на спину и пощупал пульс.
— Пульс есть, жить будет, — говорил он тихо, — ну ничего сынок, мы найдем этих подонков, и они за все ответят, я даю слово.
Когда Харрисон давал слово, это означало лишь то, что он, во что бы то ни стало, выполнит свое обещание.
Через 10 минут подъехала машина скорой помощи. Быстро погрузив Адама на носилки, они вкатили их в свой фургон. Харрисон дал распоряжение привести все в порядок, оказать первую помощь раненым, а сам сел в машину скорой помощи вместе с Адамом.
Спустя 15 минут они находились уже на территории больницы «Ленокс-Хилл» на Мэдисон-авеню. Адама сразу же увезли на полный осмотр. Харрисон тем временем прошел к стойке регистрации и попросил вызвать доктора Нэйтона. Медсестра, находившаяся за этой стойкой, сразу же отреагировала на состояние детектива.
— Сэр, у вас раны на лице, вам срочно нужна помощь! – воскликнула она.
— Пустяки, не стоит из-за этого переживать. Мне нужен доктор Нэйтон.
— Хорошо, сэр, он подойдет через пару минут, а пока давайте я вам помогу.
— Я же говорю, не стоит, это просто царапины.
Харрисон отказавшись от помощи, стоял неподалеку от стойки, ожидая доктора. Как сестра и сказала, он подошел буквально через пару минут, не заставляя долго ждать.
— Ах да, детектив Харрисон. Черт побери, что с вашим лицом?
— Ничего не обычного доктор, работа, к вам поступил наш сотрудник, присмотрите за ним как следует.
— Конечно, детектив, мы сделаем все что нужно.
— Я звал вас по поводу Хопса, можем ли мы уже забрать его?
— В принципе да. Мы провели некоторые исследования, и как я и думал, его организм был накачан препаратом «Б420». Еще мы узнали, что истязали его не один день. На его теле есть как свежие раны, так и раны двухдневной давности. Могу сказать лишь то, что его терзали на протяжении 3 дней, поддерживая его жизненную деятельность этим препаратом.
— То есть хотите сказать, что без препарата он умер бы в первый же день?
— Боюсь, что так, детектив.
— Вот же ублюдки… Я до них доберусь. Сволочи!
— Я понимаю вашу злобу, но в таком состоянии вы вряд ли что-то сможете. Вас тоже не мешало бы подлатать.
— Ладно, док, вы правы.
— Сестра, окажите детективу помощь, — обратился Нэйтон к девушке за стойкой.
— Хорошо, доктор Нэйтон, сию минуту.
Пока Харрисону оказывали помощь, он набрал в штаб своего агентства и запросил фургон, чтобы забрать Хопса. Как только его лицо закончили обрабатывать, он быстро встал и направился в палату к Адаму.
Придя туда, он увидел его лежащим без сознания, с трубками в носу. Рядом стоял доктор Нэйтон.
— Что с ним, доктор?
— Ну что я могу сказать, жить он будет. Правда, у него тяжелая травма головы, сотрясение мозга, а так же многочисленные порезы осколками.
— И сколько он у вас пробудет?
— Я думаю недели три, — ответил Нэйтон.
— Хорошо, спасибо доктор, мы будем его навещать.
— Конечно, когда вам удобно, детектив.
Харрисон пожал Нэйтону руку и удалился из палаты. Машина для Хопса уже ждала снаружи. Санитары погрузили тело на каталку и вывезли во двор. Загрузив Хопса, Харрисон закрыл задние двери, а сам сел вперед, рядом с водителем. Вернувшись в агентство все уже было готово. Помощь раненым оказана, героически погибшие были собраны на нижнем этаже и приготовлены к отправке «домой». Хопса доставили к остальным вниз.
Все собрались на -1 этаже, в «зале славы». Стояла полная тишина, каждый скорбел по ушедшим. Ведь все сотрудники Owl’s Nest – это одна большая семья. Это была очень большая утрата для всех. Собравшись мыслями, Харрисон заговорил:
— Любой из нас мог оказаться на их месте, но судьба выбрала их… Они героически ушли из жизни, выполняя свой долг, защищая мирное население. Это огромная потеря для всех нас. Они отдали свои жизни, выполняя приказ. Вот они, настоящие герои, которых мы будем помнить, и чтить, до самого конца…
Завершив свою речь, он распорядился, чтобы тела были перенесены в другое помещение. Рядом с «залом славы» находилась комната изнутри вся отделанная огнеупорной сталью. Это был своеобразный крематорий. Для Owl’s Nest эта процедура была своеобразным ритуалом очищения душ погибших героев. Тела были разложены по специальным местам. Двери закрыли снаружи, и Харрисон отдал команду начинать. Огонь заполонил помещение изнутри, настолько сильно, что жар от огнеупорных дверей чувствовался на большом расстоянии.
— Прощайте, братья, — произнес Харрисон.
— Прощайте, друзья, — поддержали его тихим хором остальные.
Через несколько минут огонь погас и от тел остался лишь прах, который будет размещен в специальные ёмкости и выставлен в «зале славы».Харрисон опустив голову, вышел из зала. Все последовали его примеру и сделали то же самое.
Спустя 30 минут все разошлись по своим местам и были заняты работой. Но напряжение и чувство утраты ощущалось во всем огромном коллективе.
Команда Харрисона была сильно потрепана: Хопс погиб, Адам в тяжелом состоянии в больнице, Дюк ранен, лишь Алекс физически была невредима, но морально очень подавлена. Эдвард понимал, что нужно что-то предпринимать. Нужно искать любые зацепки к этой группировке. И тут он вспоминает про Кайла.
— Черт возьми! Кайл! Как же я мог забыть про него.
— О чем вы, шеф? – спросила Алекс.
— О чем? Да так мелочи, вспомнил о своем.
Дюк понимал, о чем думает Харрисон, но промолчал. Он лежал перевязанный на койке в большом зале совещаний, где команда Харрисона обычно и «обитает».
— Алекс, ты починила аппаратуру?
— Да, босс.
— Отлично. Скажи мне, грабежи банковских счетов так и продолжаются?
— Да. Их стало меньше, но пропадают большие суммы денег, и вот что еще интересно. Украденные деньги уходят не на местные счета по Манхэттену и другим районам Нью-Йорка, как раньше, а вообще в разные штаты. Вчера я отследила три перевода на крупные суммы в штаты Вайоминг, Канзас и Иллинойс.
— И правда, интересно. Сможешь разобраться?
— Постараюсь, шеф.
Оставив Алекс работать, Харрисон вышел из конференц-зала.
Пройдя мимо стойки Клэр, он услышал выраженное сочувствие в свою сторону, поблагодарил и направился вперед по коридору. Зайдя в лифт, он нажал на сенсорную кнопку самого нижнего этажа. Лифт тронулся с места и за несколько секунд опустился на нужный этаж. Харрисон вышел в темный коридор и пошел так, словно был совой, которая не нуждается в освещении. Он шел уверенной, твердой походкой до самой двери. Открыв ее с помощью пароля на панели управления, он вошел внутрь. Свет включился. Харрисон увидел сидящего на месте Кайла, но что-то с ним было не так. У него было измученное состояние, и плюс ко всему из простреленной ноги сочилась кровь на пол. Эдвард закрыл герметичную тяжелую дверь изнутри, и теперь их никто не смог бы услышать.
— Что за черт здесь творится?! – приказным тоном спросил Харрисон.
— Ты про что?
— Твое состояние намного ухудшилось и у тебя течет кровь.
— Ты что, мне мамочка, чтобы беспокоиться о моем здоровье? – усмехаясь, продолжал Кайл.
— Мне глубоко плевать на тебя, и твое здоровье. Меня интересует, почему несколько часов назад ты выглядел как здоровый марафонец, а теперь ты будто выжатый лимон.
— А сам-то ты как думаешь, детектив? А? Пошевели своими чертовыми мозгами, — отвечал Кайл, чувствуя, что каждое новое слово дается ему с большей тяжестью.
Харрисон погрузился в себя, пытаясь понять, о чем тот говорит. И вдруг до него доходит.
— Препарат «Б420»…
— Да ладно, Шерлок, неужели ты додумался.
— Вы все на нем сидите? Что за мать вашу секта ненормальных ублюдков?!
— Придержи язык за зубами, Эд. Когда мой босс доберется до вас, то вы не жильцы, а затем он освободит меня, — довольно улыбаясь, острил Кайл.
— Что ж парень, тогда у меня для тебя плохие новости, — парировал Харрисон, — твоему боссу глубоко плевать, где ты и что с тобой. Вытаскивать тебя отсюда никто даже и не думает.
— Что ты несешь? Это дешевый блеф, я не верю тебе. Грешник бы меня не оставил.
— Ну значит ты плохо знал своего Грешника.
— Ты врешь.
— Я вру? Зачем мне это нужно?
— Все вы лживые и заносчивые твари.
— Я бы не был так уверен, друг мой. Знаешь, если честно мне и пытать то тебя не особо хочется, видел бы ты себя со стороны.
— На себя-то глянь, весь перемотанный.
— Ах да, это, кстати, твои дружки постарались.
— Они были здесь?
— Да, прямо возле нашего штаба.
— Но почему они не забрали меня? – с явной досадой говорил Кайл.
— Потому что я не вру тебе, и твоему Грешнику ты без надобности.
Кайл замолчал и опустил голову. Через пару минут он снова заговорил:
— Сволочь, я ведь ему доверял, я был готов пойти на все за него.
— Да, часто так бывает, — мастерски изображая сочувствие, говорил Харрисон, — так может быть, мы обойдемся без применения силы?
— Что ты хочешь?
— Я хочу, чтобы ты рассказал мне все, что ты знаешь, взамен на это мы переведем тебя в обычную камеру полицейского участка и смягчим твое наказание, забудем, что ты стрелял в детективов, и прочее
— Заманчиво говоришь, но правда ли это все?
— Я похож на человека, который лжет? Кайл, нам нужна твоя помощь, он предал тебя. Так зачем же ты будешь его прикрывать?
— Знаешь, ты прав. Этот подонок заслуживает того, чтобы его грохнули.
— Так что ты знаешь? Кто он такой? Что за группировка и для чего вам нужны такие суммы?
— По правде говоря, нам, обычным исполнителям, толком то и ничего не известно.
— Значит ты шестерка?
— Я же сказал, исполнитель, — зло ответил Кайл.
— Хорошо, дальше.
— Грешник никогда и никому не говорил своего настоящего имени, по отпечаткам вы его не найдете, он их сжег несколько лет назад. Умный ход, если нет отпечатков, по базе не найдут. Но сейчас не об этом. Лица его также никто не видел, он всего ходит в маске. Если кто-то осмеливался просить снять ее, тут же был убит. Он держал нас в железном кулаке.
— Этот тип явно умеет скрываться, даже будучи у всех на виду. Как называется ваша банда?
— Отступники.
— Неплохо. Так и от чего же вы отступники, решили отступить?
— Наша основная идея, это выйти из рамок системы, где все куплено и давно сгнило.
— То есть ты хочешь сказать, что вы вне системы, делаете что хотите, когда хотите?
— Ну, приблизительно так.
— А на кой черт вам такие суммы денег?
— Вот этого я не знаю. Я же сказал, что обычные исполнители не должны знать много. Но единственное что я знаю еще, так это то, что Грешник на дух не переносит копов и таких как вы, ищеек, которые вечно суются, куда их не просят. Они пытаются бороться за справедливость, но поступают безнравственно и справедливостью там вовсе и не пахнет.
— И много вас таких?
Кайл лишь рассмеялся.
— Вы не знаете, в какие масштабы влезаете, детективы. Сейчас нас еще не так много, но как я понимаю, Грешник придерживается своего плана. А если у него все получится, то страшно представить, что вообще будет, кроме него самого никто не знает.
Харрисон был в замешательстве. Он молча подошел к двери открыл и собирался уходить.
— Эй, ты что удумал? Ты хочешь меня снова здесь запереть?!
— Я пойду вызову копов, чтобы они забрали тебя, а ты пока посидишь здесь.
Харрисон поднялся в свой кабинет и вызвал машину полицейских. Через 20 минут они подъехали со стороны гаража, так как и договаривались, чтобы никто из агентов не видел Кайла. Эд спустился за ним и, поднявшись на этаж выше, вывел Кайла к машине копов через гараж штаба. Посадив его в машину, он объяснил копам кто это, конечно же, выдумав новую версию, чтобы его не закрыли надолго, как и пообещал.
Эд присел на один из блоков ограждения возле гаража и задумался. Время уже подходило к вечеру, летняя жара спадала, и город снова мог вздохнуть свежим прохладным воздухом. Харрисон сидел и думал о Хопсе, об Адаме и понимал, что отчасти в том, что с ними случилось, есть его вина. Он достал пачку сигарет из легкой куртки, достал одну и закурил. Честно сказать, Эд курил только в тех случаях, когда не знал что ему делать, когда он был в отчаянии. И это был один из таких немногочисленных моментов. Он сидел и медленно втягивал дым сигареты в свои легкие, наблюдая, как тлеет табак. Докурив, он встал, отряхнулся и направился в штаб той же дорогой, через гараж. Поднявшись наверх к остальным, он увидел вопросительные выражения лиц. Он понимал, что они хотят услышать, но не мог им ответить, так как сам не знал, что делать дальше и лишь произнес:
— Мне нужен отдых, хотя бы один день.
Больше в этот день никто не обронил ни слова, все находились в смятении.
Харрисон дал всем выходной, хоть и понимал, что этого делать нельзя. На следующий день штаб «Owl’s Nest» находился в полной тишине и гордом одиночестве. Заключенные были отправлены в участки, чтобы дальше с ними работала полиция. Огромное здание «Owl’s Nest» пустовало впервые за все свое время.

Глава 8. Затишье перед бурей

Рабочий режим в агентстве восстановился, и все стало на свои места. За время, которое Адам провел в больнице, его не раз навещали коллеги. Самым частым его посетителем оказалась, конечно же, Клэр. Он пришел в себя через два дня, после нападения. Клэр возила ему фрукты и пыталась насколько это возможно поспособствовать его скорейшему выздоровлению. Нельзя сказать, что Адам не был этому рад.
Как и обещал доктор Нэйтон, Адам провел в палате приблизительно три недели, после чего, он вернулся в строй. За это время и Дюк, и Харрисон также залечили свои раны и были в полной боевой готовности.
Как и полагается Адам пришел на работу к 8 утра. Харрисон словно ожил, когда увидел Адама снова в штабе и готовым к работе.
— Мы рады, что ты вернулся, сынок. Как раз сейчас будет совещание по поводу дальнейших действий.
Адам вслед за боссом направился в конференц-зал, где их уже ожидали. Адам увидел среди сидящих много незнакомых лиц. Но так же заметил уже знакомых Роуза и Стаки. Адам присел на свободное кресло, и весь зал погрузился в тишину. Харрисон вышел в середину и занял место за своеобразной ораторской стойкой.
— Итак, приступим, — начал Харрисон, — что мы имеем на данный момент. Мы имеем отморозка Грешника, главаря группировки «Отступники». Имеем так и не раскрытые махинации с банковскими переводами. И имеем какой-то план, которого придерживается наш «предводитель повстанцев».
В зале продолжалась тишина, а Харрисон продолжал все более серьезным тоном:
— Мы понятия не имеем, какой величины, каких масштабов представляет собой план Грешника. Но все мы понимаем, что если его не остановить, случится что-то очень страшное. Алекс, не могла бы ты выйти сюда и рассказать, как обстоят дела?
— Конечно, сэр, — Алекс вышла в стойке и продолжила речь начальника, — за последние три недели мне удалось отследить множество переводов с один и тем же сигналом, это однозначно они. Переводы продолжаются все в более хаотичном порядке, мне было крайне сложно найти закономерность. Но в один миг до меня дошло, что это все лишь показные переводы.
— Что ты хочешь этим сказать? – вмешался Харрисон.
— Все счета фальшивые, или даже не так, этих счетов не существует. Счет один, остальные лишь для отвода глаз, якобы простые переводы. Они маскировались, чтобы никто не отследил, как на одном счету сумма денег увеличивается с каждым днем.
— Черт возьми, — еле слышно произнес Эд.
— Да сэр, они к чему то готовятся.
— Знать бы к чему… У кого-нибудь есть предложения дальнейших действий?
В зале стояла тишина, никто, даже сам Эдвард Харрисон, понятия не имел, как бороться с Отступниками. Надежда была лишь на Адама.
— Все вы знаете, какими способностями обладает наш Адам, поэтому я предлагаю ждать, когда ему будет видение. Но это не значит, что мы будем прекращать поиски улик и зацепок.
— Сэр, вы действительно верите в то, что он сможет нам помочь?
— Я верю своему чутью, а оно меня никогда не подводило. На этом, я предлагаю закончить наше небольшое совещание.
Все начали расходиться по своим местам и выполнять свои обычные обязанности. Харрисон по-дружески положил руку на плечо Адама, и они пошли по коридору.
— Вы действительно так верите в меня?
— Я не верю, я это чувствую, я знаю, что ты сможешь это все предотвратить. Но вот скольких сил это будет стоить…
— Даже представить страшно… Но все же, спасибо вам за поддержку.
— Не стоит благодарностей. Слушай, Адам, у тебя не было видений?
— Не было, причем давно. Если честно, то я боюсь, что я потерял свой дар после этой травмы…
— Что?
— Я приобрел эту способность после сильного удара по голове, а теперь главное, чтобы я ее не утратил…
— Черт возьми… Ладно, ничего, не говори пока никому, будем надеяться на лучшее и всеми способами искать этих гадов.
— Знаете сэр, меня очень интересует, что находится на других этажах.
— Правда?
— Да.
— Ну что ж, я думаю, ты заработал право знать все об Owl’s Nest.
— С первым этажом ты знаком, здесь находится конференц-зал, приемная, конечно же, мой кабинет, ну и кабинеты моей команды, то есть, твой, Дюка и Хопса.
— А Алекс?
— Алекс не выходит из конференц-зала, можно сказать поселилась там.
— А на втором этаже что?
— На втором этаже находятся специальные, скажем так «классы», как в школах, там проходят теоретические занятия и все такое. С третьим этажом ты так же успел ознакомиться, там у нас лишь небольшая временная тюрьма, для тех, кто ожидает отправки.
— Хорошо, но меня больше интересуют нижние этажи.
— Я знал, что ты это скажешь. Позже ты сам все увидишь, но так уж и быть расскажу вкратце.
— Спасибо.
— Значит, у нас 4 подземных этажа.
— Первый подземный как я понимаю, это гараж, где находится вся техника штаба?
— Правильно понимаешь, только будем называть ни «первый подземный», а проще — А1.
— Хорошо, я запомнил.
— Значит, идем дальше, этаж А2. На нем находятся своеобразные казармы наших оперативников, то есть, группы «Альфа» и «Браво». Тех, что ты видел, это лишь незначительная их часть.
— Да ладно, прямо как в секретных частях.
— Так и есть сынок, даже не все в агентстве знают, что находится на нижних этажах А3 и А4.
— И вы мне просто так расскажете?
— Я тебе полностью доверяю.
— Это большая честь для меня.
— Ну все, хватит, не перебивай. Значит так, этаж А3. Это наши подземные засекреченные лаборатории, где проводятся различные анализы веществ, тех же препаратов, найденных на заданиях. Доступ туда есть далеко не у всех.
— Сплошные тайны.
— И, барабанная дробь, этаж А4. Доступ туда есть только у меня. И знали про то, что там находится, помимо меня, лишь трое. Хопс, Дюк и ты.
— Вы серьезно?
— Похоже, что я шучу?
— Нет, сэр. Но в лифте ведь на кнопку А4 может нажать кто угодно.
— Да, ты прав, нажать может каждый. Но сработает она лишь на мое нажатие.
— Черт возьми, да вы гений.
— Да сынок, на кнопке установлен сенсорный сканер отпечатков, который как ты сумел догадаться, реагирует, лишь на мои пальчики.
— Да это же настоящая крепость неподалеку от центра Манхэттена.
— Именно так.
Адам был восхищен тем, что узнал. Его переполняла радость, и чувство гордости. Ведь он стал одним из детективов, в свои 26 лет.
Время шло, а никаких следов и улик не было найдено. Как бы детективы ни старались, они не могли отыскать логово Грешника. Алекс пыталась влезть в их сеть, но каждая попытка оборачивалась неудачей. Детективы вместе с копами прочесывали улицы, обходили каждый район по нескольку раз, но все впустую. У Адама так и не случилось ни одного видения. Расследование медленно и верно заходило в тупик.
Спустя 2 месяца даже продолжительные переводы и махинации со счетами прекратились. После этого наступило затишье со стороны Отступников. Детективов это настораживало с каждым днем все сильнее и сильнее.
Как бы Адаму ни хотелось, видения не посещали его, и он был напуган. Он боялся, что больше не сможет использовать свой дар во благо.
В один из обычных дней, он сидел на диване в приемной и молча смотрел в большие светлые окна.
— Что-то случилось? – прервала задумчивость Адама Клэр.
Она присела рядом с ним и смотрела своими чистыми, как небо глазами в его карие глаза, наполненные смутной надеждой и сильной озабоченностью.
— Прости, что? – растерянно спросил Адам.
— Все в порядке?
— Да, все, все отлично.
— Просто мне показалось, что у тебя что-то не так.
— Нет, нет, что ты, все в порядке, не волнуйся.
— Слушай Адам, ты сейчас сильно занят? А то прошло столько времени, а у нас так и не выдалось моментов, чтобы побыть вдвоем, пообщаться.
— Знаешь, я не думаю, что здесь в штабе будет уместно проводить свидания.
— Ладно, прости, я не вовремя.
— Нет, что ты, я не об этом. В общем, не хочешь сходить сегодня после работы поужинать в кафе?
— Конечно же, хочу! – Клэр будто сияла от счастья.
— Вот и договорились, после работы встретимся, а сейчас прости, но мне пора идти.
— Хорошо, буду жать, — радостно сказала Клэр, оставшись на диване и провожая Адама взглядом.
Так и начали общаться Клэр и Адам. Каждый день, он провожал ее домой, а потом пешком шел в свою съемную квартиру. Они заметно сблизились за несколько недель общения и в итоге, Адам предложил ей встречаться.
Время шло дальше, а об Отступниках не было ни каких новостей. Они словно исчезли, будто кто-то стер их с лица земли. Но это лишь пугало детективов. Они понимали, что не просто так Отступники собирали такие суммы, у них действительно был план. Но только какой?
Прошел год, Отступники так и не объявились. Зато в течение этого года, Адаму были видения. Он был счастлив после того как за долгое время что-то увидел.
Owl’s Nest, не стоял без работы. Адам видел преступления и помогал их предотвращать. Так, за этот год, Адам предотвратил 5 вооруженных нападений, 7 угонов, при которых могли быть жертвы и 4 крупных ограбления с убийствами. Он прочно закрепился в коллективе агентства и теперь никто не сомневался в его способностях.
Прошло еще два года. Адам возмужал, стал намного увереннее в себе. А самое главное, он стал напарником Харрисона. Пресса им интересовалась. Адам продолжал раскрывать все больше и больше преступлений. Его провозгласили любимцем и защитником людей. В народе его прозвали «Пророком». Он разбогател, позволил себе большую квартиру, дорогую машину. Они с Клэр переехали туда и начали жить вместе. И все бы ничего, но есть одно «но». Отступники все так же оставались в тени…
За эти годы, штаб Owl’s Nest так же набрался сил, окреп и расширился. В распоряжении агентства была небольшая армия профессионалов. Конечно же, группы «Альфа» и «Браво» под командованием Роуза и Стаки, стали намного шире в личном составе, и в их распоряжении появилась бронетехника. Агентство было готово принять удар. Они не знали, лишь, с какой стороны он будет.
Но наконец-то, детективы обнаружили Отступников. За долгое время их счета вновь проявили активность, только вот уже в обратном направлении. Алекс сумела распознать, что деньги со счета Отступников списываются. Это могло означать лишь одно. Они приобрели то, что хотели. Харрисон отдал команду, перевести работу всего штаба, в режим повышенной готовности.

Глава 9. Прерванный отдых

Проблемы на работе угнетали Адама. В последнее время он ходил сам не свой. Огромная ответственность ложилась на его плечи, и от этого, ему хотелось, хотя бы на время сбежать ото всех. Ему нужен был отдых.
Харрисон понимал, что чувствует Адам, он видел, как тяжело ему скрывать усталость и решил, что будет лучше, если он отдохнет денек другой. На календаре было 21 марта 2018 года, суббота. Так как штаб детективов находился в режиме повышенной готовности, работал он семь дней в неделю. Харрисон решил дать Адаму выходной хотя бы в воскресенье.
— Да уж, тяжелый выдался денек, — зайдя в кабинет к Адаму, сказал Харрисон.
Кабинет у Адама был что надо. Большие панорамные окна, в которых были вставлены бронированные стекла, давали очень большой объем дневного света. В кабинете было как всегда, чисто и все стояло на своих местах. Находился он напротив кабинета Харрисона и со временем, был совмещен с кабинетом Хопса, в один. Большой стол из крепкого старого дуба стоял посередине помещения. Его мастерски лакированное покрытие с точностью, как зеркало отражало солнечные блики на стены кабинета. На нем как всегда находился нотубук Адама, в котором он делал свои пометки, и как все хранил личные данные.
— Я бы сказал, неделя, Эд. Очень тяжелая неделя, — ответил Адам, откинувшись в своем черном кожаном кресле.
За все 4 года, которые Адам проработал в Owl’s Nest, они с Харрисоном сильно сблизились, и как уже было сказано, стали напарниками. И в соответствии с их взаимоположением, Харрисон настаивал на том, чтобы Адам обращался к нему по имени.
— Я тут подумал, Адам. Не стоит большого труда понять то, что ты измотан. Поэтому, как начальник штаба, я даю тебе заслуженный выходной.
Адам сменил свое положение и сел прямо за стол, поставив на него локти, и уткнувшись небритым лицом в ладони. Выдохнув полной грудью, он провел руками назад по волосам.
— Да, Эд, ты прав, мне действительно не помешал бы выходной. Все эти годы мы находились в таком напряжении, а сейчас, когда Отступники снова объявились, мы снова не можем ничего сделать.
— Отдохни денек, прогуляйся по городу, освежи мысли. И я думаю, что тебе станет немного легче.
— Спасибо.
— Не стоит благодарностей, мы же напарники. Не хочешь кофе?
— Почему бы и нет.
Приготовлением кофе занималась новая секретарша Энн. Клэр была повышена и переведена в отдел кадров, на втором этаже. В ее подчинении находилось несколько человек. Харрисон окликнул Энн, и попросил два кофе. Она вошла в кабинет, держа в руках поднос, на котором дымились две чашки, отменного капучино.
— Спасибо, Энн, — поблагодарил Харрисон, — можешь идти.
Девушка вышла из кабинета, забрав поднос.
Адам держал в руке чашку кофе и наблюдал за тем, как пар медленно растворяется в воздухе.
Они пили кофе и продолжали беседовать, а на улице тем временем, уже стемнело.
— Раз уж ты мне даешь выходной, то я думаю, что мне пора.
— Конечно, можешь идти, отдохни, как следует. У нас много работы впереди.
— Тебе бы тоже не помешало отдохнуть.
— Это мы еще успеем.
— Ладно, давай уже, не заставляй тебя выгонять отсюда, — шутливо сказал Харрисон.
— Уже ушел.
Адам пожал руку детективу и направился к выходу. Клэр уже была дома. Ее отдел работал в обычном режиме. Лишь детективы и оперативные группы были наготове.
Адам вышел на улицу и полной грудью вдохнул свежий весенний воздух. Подойдя к своему Мерседесу, он нажал на кнопку пульта сигнализации. Машина в ответ ему подмигнула. Он сел и закрыл дверь, нажатием кнопки, запустил мощный двигатель. Пятьсот десять лошадей, хором взревели, при нажатии на педаль. Машина, сорвавшись с места, повезла своего хозяина домой.
Клэр приготовила ужин и пока ждала Адама, уснула на диване в гостиной, перед телевизором. Адам, уставший и вымотанный, вошел в свою квартиру и увидел, как его девушка мило спит, уткнувшись своим нежным личиком в подушку. На душе у него потеплело, лишь от одного взгляда на нее. Он любил его больше всего на свете. Так же, как и она его. Тихо сняв свое любимое пальто, Адам прошел на кухню. Он чувствовал, как урчит его желудок. Увидев на столе его любимые отбивные со спагетти, он еще раз повернулся в сторону Клэр, и с улыбкой, тихо произнес:
— Спасибо, милая.
Поужинав, Адам помыл за собой тарелку, от шума воды Клэр проснулась.
— Уже пришел, — сонным голосом протянула она.
— Да, дорогая, и даже успел поужинать вкуснейшими отбивными.
Клэр улыбнулась.
— Устал?
— Да, милая, последняя неделя выдалась очень напряженной.
— Понимаю. Сходи, прими душ, и мы пойдем спать, я подожду тебя.
Адам зашел в ванную, включил теплую воду и, встав под струю душа, стоял неподвижно какое-то время. Мысли раздирали его сознание. Он не переставал думать, об этих чертовых Отступниках, о Грешнике. Лишь Клэр не давала сойти с ума. Она поддерживала его, а он находил новые силы, даже на удивление самому себе. Выйдя из душа, он направился к кровати, где его ждала Клэр. Они легли, в обнимку и оба очень быстро уснули.
На часах было 10 утра, Адам наконец-то выспался, за долгое время. Это было ему просто необходимо. Клэр лежала рядом, но уже не спала. Они обсудили свои планы на день и разошлись кто куда. Адам пошел умываться, а Клэр, как всегда готовить вкусный завтрак.
Сегодня Клэр планировала встретиться со своей давней подругой Кейт, с которой не виделись, больше года. Они собирались посидеть в кафе, попить кофе и просто посплетничать, как и положено девушкам.
Адам же в свою очередь, хотел просто дать отдых своим мыслям и прогуляться по Центральному Парку в гордом одиночестве. Отбросить дурные мысли и просто провести время, наедине с самим собой.
На улице было прохладно. Всегда март месяц скрывал в себе отголоски холодной зимы, поэтому погода была не жаркой. Клэр одевшись, потеплей, отправился на встречу с подругой. Адам остался один. Время перевалило за полдень, часы показывали 2:40. Собравшись, Адам надел свое любимое серое пальто, накинул на шею легкий шарф и направился на прогулку. Только не знал он, чем она может завершиться.
Легким, прогулочным шагом, Адам шел через поток людей и наблюдал за ними. Он видел, как все куда-то спешат, бегут, торопятся и не замечают самого важного. А ведь, за этой людской суетой, также торопливо, мимо них проходит жизнь. Погруженные в свои заботы, люди перестали уделять внимание простым мелочам, разучились радоваться простым вещам. А Адам шел и наслаждался жизнью. Он любил ее. Любил все ее краски и оттенки каждой частичкой себя. Он шел и за долгое время, наслаждался тем, что может быть счастливым. Мысль о том, что он станет отцом, ни на секунду не покидала его. Он был искренне счастлив.
Дойдя до Парка, он также не торопясь, прогуливался по аллеям и просто рассматривал все по сторонам. Вот он, состоявшийся детектив, мужчина в самом расцвете сил, шел в своем любимом длинном пальто, застегнутом на нижние пуговицы. Легкий шарф развивался на прохладном ветру. Он шел и любовался настоящей жизнью.
Иногда, солнце показывалось из-за туч и освещало своим золотом кроны деревьев. Он останавливался и наблюдал, как деревья медленно пошатываются на ветру, как солнечные лучи проникают, сквозь кроны. Адам дышал полной грудью, ему было мало воздуха. Он хотел насытиться им как можно больше.
Так он и продолжал ходить и ни о чем не думать, до самого вечера. Начало темнеть, Клэр уже вернулась домой и написала об этом Адаму смс. Прочитав ее, он решил, что тоже пора выдвигаться домой.
Он был доволен сегодняшним днем, доволен тем, что сумел провести время таким образом. Людей в Парке стало намного меньше, фонари зажглись, но некоторые из них так и не работали. Адам, застегнув свое пальто и ощущая холод, пошел к выходу из Парка. Вдалеке уже виднелась оживленная 5-я авеню. Но Адам не знал, что его уже давно тут ждали, видений ему не было, но он ощущал, что-то неладное, и не зря. Он шел и оборачивался по сторонам, как вдруг перед ним, метрах в двадцати посреди дороги появился человек. Он стоял неподвижно и был одет во все черное. За те секунды, что Адам стоял и думал, что же ему делать, сзади подошли еще двое. Они также были во всем черном.
— Этого мне еще хватало, — сквозь зубы произнес Адам.
Троица стала подходить ближе и окружать его. Тот, что был спереди достал кастет. У других были нож и бита. Адам был вооружен лишь кулаками. Троица все ближе смыкалась. Адам приготовился, и надо сказать, очень вовремя. Тот, что был с ножом, сделал резкий выпад в область груди Адама. Он мастерски уклонился, одновременно выбивая нож из руки и захватывая кисть бандита. Адам ощутил, как пойманная кисть хрустнула и, он догадался, что сломал ее. Но, на удивление Адама его противник, не подавая виду, что рука сломана, пытался продолжать бой. Адам растерялся, но продолжал отбиваться. С большой ловкостью, он уходил от ударов и наносил тяжелейшие удары по лицам бандитов. Ломал им руки, захватывая специальными приемами. Но им было все равно. Одному из них, Адам настолько сильно попал, что лицо его превратилось, в кровавое месиво, а ему все нипочем. Бой продолжался, Адам ощущал, как силы постепенно покидали его и приблизительно через полчаса, бита нашла свою цель. Адам рухнул без сознания на холодный асфальт. Эти трое, погрузили бессознательное тело в свой пикап, припаркованный неподалеку и, направились в известном только им направлении…

Глава 10. В гостях у Грешника

После того, как Клэр отправила сообщение Адаму, прошло уже более двух часов. За это время он даже самым медленным шагом успел бы вернуться домой, тем более жили они на углу Мэдисон авеню и 115-ой стрит, в паре кварталов от Центрального парка. Клэр ужасно переживала, ведь вместо Адама на звонки отвечал автоответчик. Она понимала, точнее даже чувствовала, что случилось что-то неладное. Недолго думая, Клэр трясущимися руками, набрала номер Харрисона:
— Здравствуйте, шеф, — дрожащим голосом проговорила она, — я не знаю, что делать. Адам пропал!
— То есть как это, пропал? – недоумевал Харрисон.
— Вот так, вышел на прогулку и до сих пор не вернулся. Хотя в смс два часа назад написал, что скоро будет, — уже в слезах, запинаясь, продолжала она.
— Так, ладно, главное успокойся, я сейчас подъеду. Ах да, еще один вопрос.
— Какой?
— Ты случаем не знаешь, в чем был Адам?
— В смысле, во что был одет?
— Да, да.
— Ну, в своем любимом сером пальто.
— Отлично, тогда мы его найдем.
Тем временем, на часах было уже за 11 вечера. Харрисон, как и сказал, приехал очень быстро. Клэр его впустила в дом. Харрисон пошел по квартире, как у себя дома. Пройдя к рабочему столу Адама, он остановился и открыл чемодан, который принес с собой. Выставив небольшой ноутбук странного вида, он поставил его на стол и раскрыл.
— Система слежения, — объяснил он.
— И как вы его собираетесь найти?
— Ну как, как? Легко и непринужденно.
— Я вас не понимаю.
— Смотри, Клэр, он в своем любимом пальто, соответственно во внутреннем левом кармане на груди у него лежит ручка.
— Так.
— По ней мы его и найдем.
Поначалу, Клэр не поняла, но потом, спохватившись, воскликнула.
— Черт, Эдвард, вы гений! Это же та самая ручка, которую вы подарили ему на прошлый день рождения. В ней маячок!
— Именно, — улыбаясь, ответил Харрисон.
— Адам никогда с ней не расстается. Погодите, а он знает об этом?
— Нет, кроме меня об этом никто не знал.
— Вы мой спаситель, детектив Харрисон, — восторженно хвалила она.
— Не стоит, Клэр, я лишь выполняю свою работу. Итак, отлично, есть сигнал.
Ноутбук Харрисона обнаружил маячок в ручке Адама.
— Он движется, причем довольно быстро … — задумчиво произнес он, глядя на ключи от машины Адама.
— Куда?
— Сейчас он в Куинсе.
— Его похитили?
— Не хотелось бы это говорить, но думаю да…
— Так, он останавливается.
— Где именно?
— Так, это у нас что… Ага, на пересечении 64-ой авеню и 138-ой стрит.
Узнав координаты Адама, Харрисон быстро набрал номер штаба и приказал организовать группу, до момента его прибытия.
— Шеф, я с вами.
— Нет, Клэр, это может быть слишком опасно.
— Плевать, там Адам и я туда поеду.
Складывалось ощущение, будто Клэр забыла про свою беременность и про осторожность тоже. Так сильно она переживала похищение Адама…

… Тем временем в Куинсе. Пикап с пленником подъезжал к месту назначения. Адам очнулся на полпути и понял, по своим телодвижениям, что он связан. Плюс ко всему, на голове был темный мешок. Как он ни пытался, попытки высвободить руки из заключения оказались тщетными. Пикап двигался быстро и поворачивал не самым аккуратным образом. Поэтому, все повороты, Адам отлично ощущал всем телом, перекатываясь от одного края кузова, к другому. Вскоре Адам почувствовал, как автомобиль снижает скорость, а затем и вовсе останавливается. Детектив понятия не имел, куда его привезли. Люди в масках заглушили двигатель, и вышли из машины. Все трое подошли сзади к багажному отделению. После чего, Адам услышал, как створка кузова, над его головой открылась. Свет уличных фонарей слабо пробивался, сквозь черный мешок на голове пленника. То, как медленно и открыто бандиты доставали Адама из машины, дало ему понять, что на улице помимо них, ни единой живой души. Створку багажника закрыли, а Адама толчками в спину повели куда-то вперед. Пройдя метров пятнадцать, они остановились, как понял Адам, перед дверью дома. Один из сопровождающих, постучал туда четыре раза. После чего изнутри раздался голос:
— Кто? – сурово спросил голос.
— Свои.
— Кодовое слово.
— «Пенсильвания»
После того, как прозвучал правильный ответ, дверь распахнулась. Адама втолкнули внутрь. Один из сопровождавших вошел вместе с ним, а двое других, остались на улице и заняли места в машине, на случай отступления.
Дом, в который привезли пленника, был обычным и ничуть не выделялся из общего окружения. Только вот в этом доме была отличительная особенность. Вместо подвала, там находился небольшой штаб «Отступников». Благодаря своему внешнему прикрытию, этот штаб невозможно было вычислить.
Адаму вели по лестнице вниз, которая поворачивала то направо, то налево. В общем счете, он насчитал приблизительно 42 ступени. Спустившись, они пошли дальше. Шедший сзади бандит, то и дело, толкал Адама в спину пистолетом. Дойдя до нужной комнаты, Адама завели в нее и посадили на стул. После чего, наконец-то с него сняли злосчастный мешок.
— Сиди здесь и жди босса, он хотел лично с тобой повидаться, — грубым голосом проговорил человек в маске.
Адам сидел в довольно уютной комнате. Все вокруг было на удивление чистым и убранным. Адам явно такого не ожидал. Он ждал чего-то наподобие склада, в котором нашли Хопса. Его мучали мысли о том, чего же хочет от него сам Грешник, и с чего вдруг ему выпадает такая честь, пообщаться лично с предводителем Отступников. Адам потерял счет времени. Руки за спиной были крепко связаны, поэтому часы он не мог разглядеть, да и освещение было слабым. Телефон уже разрядился от многочисленных звонков Клэр. Поэтому Адаму оставалась лишь гадать, сколько времени он пробыл в заложниках, и сколько еще предстоит.
Адам сидел связанный на стуле посреди комнаты, в ожидании Грешника, как вдруг пронзительная головная боль, заставила Адама свалиться со стула на пол. Ему было очередное видение, только далеко не такое, как все. Он увидел Клэр, в машине агентства, с разбитой головой, на переднем сидении. Адам увидел, как группа освобождения, во главе с Харрисоном, выдвигается за ним. Но он не понимал, откуда они так быстро узнали, где он находится. И самое страшное было для Адама это то, что Клэр поехала с ними. Отступники знали, что за Адамом будет выслан отряд и, подготовили засаду на Джуэл-авеню в Куинсе.
Головная боль отступила, и Адам сумел сесть на полу, возле стула. Подняться дальше, он не смог, поэтому так и просидел в таком положении, пока в комнату не вошел Грешник.
— Боже, Адам, что они с тобой сделали! Я же приказал им, доставить тебя в целости и сохранности, — произнес Грешник и помог Адаму подняться.
— Что тебе от меня нужно? – тяжелым голосом спросил Адам.
— Мне? Да в принципе ничего такого. Знаешь, я наслышан о твоем даре, о твоей великой способности. Тебе приходят видения, благодаря которым у тебя есть возможность предотвратить несчастье.
— Зачем меня сюда притащили, капитан очевидность?
— Считай это приглашением в гости.
— Что ты задумал?! – зло кричал Адам, в лицо Грешнику, точнее в его маску, — кто ты такой, мать твою?!
— Я грешник, как и все мы. Все люди грешны, — блаженным голосом продолжал тот.
— Ты чертов фанатик.
— Возможно. Я не исключаю этого.
— Знаешь, Адам, мы долго за тобой следили, все эти годы, пока находились в тени. Ты профессионально справлялся со всеми проблемами. Каждое свое видение ты предотвращал. Должен признать, ты настоящий профи. Но всем нужен отдых и мы решили дать тебе возможность немного перевести дух. Не все же твои видение могут быть предотвращены.
— Ты хочешь сказать, что убьешь Харрисона, Клэр и других сотрудников?!
— Я имею виды лишь на Харрисона, он как заноза в моей заднице, да и к тому же не молодой он уже, пора бы ему на пенсию. А вот насчет Клэр и других, это уже как повезет. Они сами виноваты, что лезут тебя спасать.
— Ах ты, сукин сын! – яростно кричал Адам, — не трогай их!
— Не нужно так грубо, друг мой. Тебе мы не причиним вреда. Ты только побудешь здесь, пока все не кончится, а потом тебя обратно отвезут мои люди.
— Ты! Животное! Я перережу тебе глотку, при первой же возможности!
— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Грешник, и рассмеялся.
— Не переживай, ты увидишь, как кровь будет хлестать из твоей глотки.
— Знаешь, — сказал Грешник, — все мы, рано или поздно умрем. Разница лишь в том, что кто-то попадет наверх, а кто-то вниз.
— Я не верю в Бога, в рай или ад, мне плевать на это! Только попробуй тронуть хоть кого-нибудь из агентов. А иначе, ты больше не жилец!
Адам чувствовал, как после падения, веревка на руках ослабила хватку. Ярость, отчаяние и ненависть, разыграли жуткую бурю внутри него. Пользуясь тем, что Грешник с головой погрузился в разговор, Адам с помощью наработанной ловкости рук, сумел высвободиться из веревок. Не подавая виду, что руки свободны, Адам продолжал вести диалог, одновременно с этим, приметив огнетушитель слева от себя. Грешник ходил перед ним, то в одну сторону, то в другую, то поворачивался к нему лицом, то отворачивался. Адам ждал удобного момента:
— Знаешь Адам, тебе и твоему штабу клоунов все равно не удастся нас остановить. Признай это.
— Иди к черту!
— А мне ведь начинает надоедать твое хамское поведение, — не прикрывая злобы сказал Грешник.
— И что, убьешь меня?
— Нет, что ты. Я хочу, чтобы ты лично видел все то, что мы воплотим в жизнь.
— Что вы хотите?!
— Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе? А впрочем, почему бы и нет? Ты знаком с препаратом «Б420»?
— Да, и что?
— Ну как что, это скажем так, очень сильное обезболивающее.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Знаешь, мы все эти годы не просто так были в тени. Я лично искал лучших ученых, в области биохимии, работы которых не были оценены. Я нанял их, и вместе, мы сумели, как бы это сказать, расширить возможности препарата.
— Вы сами его производите?! Но, но это невозможно.
— Все возможно в этой жизни.
— Но зачем? Что теперь делает с людьми «Б420»?
— Помнишь Кайла? Вспомни, как он после выстрела в ногу, ходил будто ничего не было.
— А потом, через время, препарат прекратил действие, и он снова чувствовал боль, — завершил мысль Грешника Адам.
— Именно так, все очень просто.
— Но что вы хотите?
— Мы хотим создать новый мир, люди не будут чувствовать, ни боли, ни страданий.
— Вы хотите сделать из людей зомби, больные ублюдки!
— Нет, просто они будут хорошими исполнителями, а так как препарат вызывает зависимость, то сам понимаешь, все намного упрощается.
— И как ты собираешься это сделать?
— А ты любознательный, не зря ты стал детективом, — посмеялся Грешник.
Грешник отвернулся от него, гордо закинув голову, и продолжил рассказ:
— Все очень просто. В ближайшем будущем будут возникать всевозможные эпидемии. Мы, в свою очередь, меняем обычные противовирусные препараты, на наш, всеми любимый «Б420». Он мигом разлетится по всем штатам. Ну а дальше ты знаешь, что будет.
Пока он мечтательно рассказывал о своем плане, Адам не теряя возможности, тихо встал, взял огнетушитель и подкрался к Грешнику. Как только тот закончил свой рассказ и повернулся, по всей видимости, был крайне удивлен. Остается лишь догадываться, какое выражение лица было под маской, когда обернувшись, Грешник увидел Адама, замахивающегося огнетушителем. Удар пришелся точно в цель, он обмяк и начал заваливаться, но Адам успел поймать тело свободной рукой, чтобы не создавать шума.
Достав свой запасной пистолет из-под штанины, Адам тихо приоткрыл дверь, понимая, что ему необходимо выбираться из дома.

Глава 11. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих

Накопленная усталость давала о себе знать. Отдохнуть без приключений, у Адама так и не получилось. Но сейчас было вовсе не до этого. На кону стояла вся жизнь Адама, если так можно выразиться о Клэр. Взяв себя в руки и успокоившись, Адам сумел совладать с эмоциями и действовать тихо.
Перед ним открылся темный коридор, в другом конце которого слышались многочисленные голоса. Понимая, что Грешника вскоре опомнятся, Адам старался действовать быстро, но сохраняя тишину. Выйдя в коридор, он тихо закрыл за собой дверь, и надеялся, что Грешник не придет в себя раньше времени. Держа в руках запасной, небольших размеров револьвер, он двигался вдоль стены, оставаясь в тени. По мере приближения, голоса усиливались. Адам понимал, что в ближайшее время машины Харрисона прибудут сюда, а вместе с ними и Клэр. Действовать нужно было незамедлительно…
К своему сожалению, Адам не знал, сколько людей в доме. Он подошел к дверям в другом конце коридора. В комнате за дверью, Адам сумел различить 2 голоса. Голоса спорили о чем-то своем и явно были лишены бдительности. Времени не было, нужно было рисковать. Решившись, Адам использовал этот момент. Немного отойдя, он выбил двери ногой. Спор тут же прекратился, говорившие бросились к оружию, но опоздали, быстрая рука и точные глаза Адама, опередили их. За доли секунды, он разделался с двумя бандитами. Нужно было подниматься наверх. Адам продолжал быстро, но тихо двигаться к лестнице наверх. Голосов не было слышно, что очень настораживало детектива. Повернув в другой коридор, Адам увидел лестницу. Голосов по-прежнему нигде не было слышно. Возможно, это было из-за стрельбы, и Адама уже поджидали. Тихо пройдя коридор, Адам повернул на лестницу и начал подниматься.
Тишина давила на детектива. Он чувствовал, что сейчас что-то случится. Чувства и в этот раз его не подвели. Сверху лестницы, откуда не возьмись, появилось два силуэта, открывшие огонь по Адаму. Детектив был вынужден отступить назад и спрятаться за угол. Время поджимало. Адам понимал, что в лучшем случае, оставалось минут 15, до того, как Харрисон со своими людьми попадут в западню. Пули с оглушительным свистом пролетали мимо ушей Адама. Затем стрельба прекратилась, и вновь наступила тишина. Детектив быстрым взглядом окинул комнату, в поиске других путей наружу. Но все безуспешно. Путь наверх один – лестница. Но тут внимание Адама привлекла одна деталь. На теле убитого, на поясе виднелась граната. Адам метнулся и подобрал ее. Вернувшись к самому подступу лестницы, он приготовился, выдернул чеку и бросил ее на самый верх. Граната влетела куда нужно, от чего, двое бандитов бросились к укрытиям. Адам же, вслед за брошенной гранатой, что было мочи, рванул наверх, надеясь, что отвлек внимание своих противников. Понимая, что все они находятся посреди закрытого помещения, Адам на бегу закрыл уши и голову руками, насколько это вообще было возможно.
Взрыв действительно оказался мощным. Ударной волной, Адама сбило с ног, и он рухнул, пробежав больше половины лестницы. Но быстро встал и приготовился, держа в руках свой верный револьвер. Адам шел быстро, плавно и тихо. Не один год интенсивных тренировок в штабе, давал ему значительное преимущество, над обычными бандитами. Вот он и добрался до самого верха. Кровь пульсировала в висках, сердце сильно билось. Он переживал из-за Клэр. Подождав пару секунд, он резко вывернул из-за угла, но увидел, лишь два раненных тела. Бандиты были живы, но изрядно потрепаны. Один еле дышал лежа на спине, ему досталось сильнее, а второй без видимых повреждений, но видимо контуженный, пытался дотянуться до своего пистолета. Адам откатил ногой ствол подальше от него, а затем ударил подошвой по лицу, так, что второй потерял сознание. Но убивать их он не стал…
За несколько минут, он добрался до входной двери, уже без приключений. Он ожидал встретить здесь, внутри дома, куда большее сопротивление. Аккуратно открыв дверь, Адам выглянул на улицу. Снаружи было тихо. Стояла темная ночь, не смотря на уличное освещение, чернота давила своей огромной массой. Дул холодный, пронизывающий ветер. Адам выбрался на улицу, не теряя бдительности и осторожности. Закрыв за собой дверь, он направился вдоль веранды, осмотреть, нет ли никого на улице. Он старался идти тихо, но старые доски своим скрипом выдали бы кого угодно. Дойдя до угла дома, он резко, с пистолетом наперевес, выскочил из-за угла.
Каково было его удивление, когда в считанных сантиметрах от лица, со свистом, рассекая воздух, пролетел нож. Один из бандитов остался на улице, а услышав стрельбу и взрыв, решил устроить засаду в другом месте. Ему это удалось. От неожиданности, Адам выронил свой пистолет. На него это было не похоже. Хотя любой на его месте растерялся бы. Отступник, увидев пистолет, отшвырнул его, куда подальше ногой и начал наступать на Адама, искусно размахивая ножом. Но и Адам был не так прост, как казался. Ножа у него не имелось, но как таковой, он Адаму и не нужен был. Детектив мастерски умел драться в ближнем бою. Жаль, что бандит этого не знал. Отступник провел пару атак с выпадами в лицо и живот, уклониться от которых Адаму не составило большого труда. Поняв, как действует бандит, Адам прочитал его следующее действие и в очередной выпад со стороны отступника, Адам провел контратаку. Нырнув под руку, он легким движением схватил ее, после чего за доли секунды развернулся на месте, не отпуская кисти бандита. Картина была такая, Адам стоял и смотрел вниз, как отступник не чувствуя сломанной кисти и того, как кость торчит наружу, пытается встать и продолжить бой. Адам точно также «выключил» своего противника, крепким поставленным ударом ноги в лицо.
Подобрав свой револьвер, Адам, не смотря на всю свою предусмотрительность и осторожность, бежал уже вдоль дороги, в поиске машины. Ему было не до осторожности, когда Клэр грозила опасность. Как назло, ни одной машины не стояло на улицах в этих кварталах. Адам бежал, в надежде найти хотя бы что-то, так как понимал, что на своих двоих не успеет. И это «хоть что-то» он сумел отыскать. В одном из старых переулков стоял старенький ржавый фургон «Фольксваген» без некоторых стекол и одной двери. Адам рванул к нему, моля о том, чтобы в нем оказалась хоть капля топлива. Залетев на водительское сидение, а если точнее, то на то что от него осталось. Открыв крышку под рулем и достав смотку проводов, пытался закоротить их. К величайшему удивлению, этот старичок завелся. Адам не стал терять ни секунды и вдавил педаль газа в пол. Фургончик резво сорвался с места, и в сопровождении скрипящих и стучащих звуков, несся к месту засады…

Глава 12. Чудо-спаситель

Не смотря на свои годы и состояние, фургон довольно проворно и быстро доставил своего временного водителя к месту назначения. Подъезжая к мосту, ведущему из Куинса по 69-й, Адам выжал все соки из старичка и направил его в одну из машин отступников. Засада была подготовлена на Джуэл – авеню. Разогнав фургон на максимум, Адам выпрыгнул на ходу, тем более ему ничего не мешало, двери с его стороны ведь и не было. Прокатившись кубарем, футов пятнадцать, детектив каким-то чудом сумел подняться на ноги и быстро перебежать к укрытию. Фургон, между прочим, разогнался, до сорока миль в час. Адам услышал громкий железный удар и понял, что фургончик выполнил свою задачу.
— Не ожидали уроды, — негромко произнес он, как бы обращаясь к ним.
Тем временем, из подбитого пикапа вышло трое парней в масках, явно не понимая, из-за чего все произошло. Две другие машины стояли чуть дальше и между ними и Адамом стояли различные рекламные стенды, которые не давали Адаму обнаружить себя.
Посмотрев на мост, Адам увидел, как три машины агентства стремясь, едут спасать пленника.
«Либо сейчас, либо никогда» — думал Адам. С этими мыслями он выскочил из-за стенда и сделал три метких выстрела. Вся троица в масках рухнула на землю.
Две другие машины завели двигатели и были готовы протаранить колонну Харрисона. Адам решился на отчаянный поступок, не смотря на то, что у него осталось всего два патрона. Он выбежал на дорогу, позади двух чернух пикапов и сделал по выстрелу в стекло каждому. Но как Адам и думал, стекла оказались пулестойкими. Детектив не зная как, пытался отвлечь внимание отступников на себя и просто со всего маху бросил револьвер в одну из машин.
Казалось, время для Адама остановилось, он стоял посреди между двумя пиками, чуть позади них. Ничего не происходило. Отступники не набирали скорость, чтобы мощью своих пикапов перевернуть машины Харрисона. И не выходили из машин, чтобы добраться до Адама. Он стоял и ждал как вкопанный.
Но тут, из-за поворота появились машины штаба, и время вновь обрело свою прежнюю скорость. Как оказалось, Адам буквально пару секунда простоял так, в таком положении, бросив свой револьвер. Двигатели пикапов продолжали гудеть. Но вот только и на том, и на другом, двери начали открываться и оттуда выходили отступники. Паралич, охвативший Адама, бесследно исчез. Детектив молниеносно бросился к третьему пикапу, в надежде найти в нем укрытие. Пули свистели, вокруг Адама, врывались в землю, в машину. Но снова будто чудом, не зацепили свою цель.
« А мне сегодня везет », — думал Адам, — « пойти лотерейный билет, что ли купить?»
Адам сидел позади пикапа, пули так и продолжали яростно осыпаться ураганным дождем вокруг детектива. Осмотревшись и переводя дыхание, Адам увидел в трех футах, автомат убитого.
« Нет, ну точно мой день » — с иронией продолжал думать Адам. Аккуратно подцепив автомат ногой, детектив кое-как до него дотянулся и быстро нырнул обратно, подальше от пуль.
Что-то изменилось в ситуации. А если конкретнее, то пуль в его сторону стало попадать вдвое меньше. Адам тут же понял, Харрисон со своими людьми подключились.
— Клэр, только ты ничего не придумывай, спрячься подальше, и не высовывайся, — обращался он к ней, зная, что все равно никто не услышит.
Пользуясь моментом очередного затишья, Адам аккуратно высунулся и оценил ситуацию. Детективам противостояло восемь человек. Каждый из бандитов был явно подготовлен к подобным действиям, поэтому они на протяжении получаса оказывали достойное сопротивление детективам. Последние также имели отличную боевую подготовку. Отступники, грамотно рассредоточившись, вели точный огонь по людям Харрисона. Бандиты удачно расположились за дверьми своих машин, так, что попасть в них, не представлялось возможным.
Бладгодаря Адаму, отступники оказались под огнем с двух сторон, но это, по всей видимости, ничуть их не смущало. Адам понимал, что оставаясь на местах, детективы лишь истратят все свои запасы и в итоге останутся ни с чем. Нужно было что-то предпринимать. Адам снова огляделся по сторонам. Поле их сражения представляло собой небольших размеров обочину с маленьким оврагом. Проверив магазин, Адам насчитал в нем 20 патронов. Не густо, поэтому он решил сменить позицию и вести более точный огонь на поражение.
Дождавшись очередного затишья, Адам со всех ног бросился в тот самый небольшой овраг. Пули снова засвистели рядом, только теперь они были намного ближе. Добежав, он рухнул туда со всего маху, ударившись головой об землю. Придя в себя, он высунулся так, чтобы видеть отступников.
— « Вот так другое дело », — думал Адам, прицеливаясь по бандитам.
Адам сделал три выстрела, стреляя одиночными пулями, в целях экономии. Все три выстрела достигли своей цели, он попал в одного из отступников. Попадания пришлись в спину, ногу и плечо. Но он продолжал стоять и вести бой, как ни в чем не бывало.
— Черт возьми, как я мог забыть про «Б420»… — с досадой говорил он сам себе, — посмотрим, как ты устоишь с простреленной головой, ублюдок.
Адам прицелился лучше и плавно нажал на курок. Пуля снова достигла цели. И уже на этот раз, отступник рухнул на землю, как подкошенный.
— « Теперь посмотрим, как вы устоите », — мысленно радовался Адам.
Он нашел в прицеле еще одного бандита, курок, выстрел, готов. Теперь детективам оказывали сопротивление шесть человек.
У Адама оставалось 15 патронов, на 6 человек. Он понимал, что со стороны Харрисона невозможно попасть им в голову, поэтому действовал сам, под прикрытием Эда и его людей. Адам спустился ниже и незаметно перекатился на несколько метров влево. До сих пор стрелявший по тому месту отступник, не подозревал, что детектив Стэнли, уже взял его на мушку. Курок, выстрел, и вот бесполезная стрельба по уже пустому месту, прекратилась. Оставалось 5 человек. Еще одного Адам сумел взять на прицел, с новой позиции. И вновь пуля достигла своей цели, еще один отступник рухнул, бездыханным мешком. Осталось всего четверо. Но они были с другой стороны автомобилей.
Аккуратно привстав на колено, Адам еще раз убедился в этом и двинулся к ближней машине на корточках. Он решил действовать нагло. Подобравшись к машине, он приготовился и резко открыл левую заднюю дверь пикапа. С другой стороны, симметрично стоял один из отступников, и вел огонь по машинам Харрисона. За доли секунды, Адам вкинул автомат и сделал прицельный выстрел в голову. Бандит, ничего не успев понять, свалился вниз. Теперь-то, ему и не нужно ничего понимать, уже поздно…
Адам закрыл дверь пикапа и двинулся к следующей цели. Отступники были так увлечены стрельбой, что не замечали, как их, с каждой минутой, становится все меньше и меньше. Обойдя машину сзади, он увидел свою следующую цель. Бандит стоял, укрываясь водительской дверью второго пикапа, и так же, не обращая внимания, стрелял по Харрисону. Адам легким нажатием на курок снял очередную жертву.
–« Осталось двое », — думал Адам.
Один из отступников стоял с другой стороны машины, Адам обогнул ее позади, прицелился и снова поразил цель. Предпоследний бандит, как и все предыдущие, повалился на землю. И только, Адам застрелил этого парня, как вдруг сзади на него накинулся последний отступник, обхватил железной хваткой шею детектива и рявкнул нечеловеческим голосом.
— Ваш всеми любимый детектив у меня!
Выстрелы со стороны Харрисона прекратились. Отступник вышел из-за машины, держа слабеющего от нехватки кислорода детектива. Как Адам ни старался, он не мог выбраться из этой хватки, отступник, будто вовсе не был человеком. Шею Адама будто бы сжимала рука робота. Отступник вывел его на дорогу и приставил пистолет к виску.
— Хотите увидеть, как его мозги разлетятся по всей улице?! А?!
Не получив ответа, он взвел курок и прогремел выстрел, раздавшийся долгим эхом… Адам упал на землю, задыхаясь, и хватаясь за горло руками, пытаясь надышаться долгожданным воздухом. Отступник рухнул на землю, с простреленной головой, а позади него стоял Харрисон, с вытянутой рукой, в которой находился пистолет. Дымок еще шел из ствола.
— Я увидел, как твои мозги разлетелись, сукин сын, — произнес Харрисон, и убирая пистолет за пояс наклонился к Адаму.
— Ты как, в поряде?
— Жить буду. Спасибо Эд, я твой должник.
— Ты смеешься? Посмотри, что ты сделал в одиночку. Ты выбрался чудесным образом из западни, успел сюда, перестрелял всех этих уродов.
— Не всех…
— Неважно. Это мы перед тобой в долгу. Если бы не ты, мы бы попали в засаду, Адам. Ты спас и себя, и всех нас, дружище.
— Клэр в порядке?
— Откуда ты знаешь? – спросил Харрисон, а потом одернул себя, — точно, ты же у нас пророк. С ней все в порядке, она в бронированной машине, жива и невредима.
Адам с облегчением выдохнул, и попытался встать. Харрисон помог ему подняться.
— Эд, нужно срочно ехать в штаб, я должен тебе кое-что рассказать.
— Конечно, едем.
В этот момент Клэр подбежала к Адаму, заплаканная и испуганная. Адам уже стоял на ногах и сумел поймать повисшую на шее Клэр.
— Я думала, что с тобой что-то случилось, я так испугалась, господи, я так переживала… — заикаясь и всхлипывая, быстро говорила она.
— Все в порядке, крошка, я жив, ничего не случилось. Зачем ты вообще сюда поехала?
— Я не могла оставаться дома, я должна была.
— Но ведь ты же в положении, дорогая. Зачем так рисковать?
Харрисон, стоявший рядом, потерял дар речи.
— Вы что же это? У вас будет?
— Да, Эд, у нас будет, — улыбаясь, отвечал Адам.
— Черт возьми, Адам, поздравляю.
— Спасибо, Эд. Нам очень приятно. Но времени терять нельзя, нужно ехать.
— Конечно, конечно, — растерянно отвечал Харрисон, — уже выдвигаемся.
Детективы расселись по машинам. Время было около 2 часов ночи. Эта перестрелка явно разбудила многих в округе. Но город оставался в тишине. Город спал. Ничто не выдавало той бойни. Машины двигались по направлению к штабу. Адам и Клэр сидели на заднем сидении в автомобиле с Харрисоном. Дюк был за рулем. Эд задумчиво смотрел в окно. Фонари за окнами авто мелькали своими яркими лампами, посреди темной ночи, освещая им путь. Адам и Клэр, обнявшись, сидели на заднем сидении. Клэр уснула, положив голову на плечо Адаму. Он представлял, что ей пришлось пережить, находясь в положении. Представлял, как она переживала. Она лежала, и мирно посапывая, словно ребенок, прижималась к своему защитнику. Он безумно любил ее. Больше всего на свете…

Глава 13. Ночные мысли

Детективы довольно быстро добрались до своего логова по ночному Нью-Йорку. Прибыв в штаб, Харрисон распорядился, чтобы его прямые подчиненные до утра разъехались по домам, не смотря на чрезвычайную ситуацию. Никто не был против. Последние дни, выдавались ужасно тяжелыми и напряженными. Ко всему прочему добавился сегодняшний инцидент. Все люди Харрисона, включая Дюка и Алекс, оперативно собрались и за несколько минут покинули штаб. Адам и Клэр, последовав их примеру, направились к выходу.
— Эй, Адам, можно тебя на секунду? – крикнул им вслед Харрисон.
— Конечно, Эд, — ответил он, — дорогая, подожди меня пару минут в машине.
Клэр кивнула, и отправилась к машине Дюка, который должен был отвезти их домой.
— Я так понимаю, что вы с Клэр, ждете пополнение?
— Да, я и сам не так давно узнал об этом, — смущенно ответил Адам.
— Вот так новость. Ну что я могу сказать, Клэр отличный специалист и успешно справляется с руководящей должностью, но ты сам понимаешь, что ребенок и семья должны быть на первом месте. Наша работа, как бы так сказать, ну не для тех, кто в положении. И я тут подумал, что мы могли бы на время ее заменить. К тому же сейчас у агентства не самое лучшее время.
— Если честно, я не уверен, что она так просто все оставит. Ты сам прекрасно знаешь, какой у нее характер. Но в любом случае спасибо за заботу, Эд. И да, я поговорю с ней, насчет твоего предложения.
— Вот и отлично. Ну а теперь, вам пора, завтра будет тяжелый день.
— Это точно, — ответил Адам и пожал руку Харрисону, в знак прощания.
— Спасибо тебе еще раз, ты герой, Адам. Если бы не ты, не знаю, как бы все обернулось.
— Эх, мне бы не знать, — тяжело ответил он, — я все это видел, и даже вспоминать не хочется. А вообще я просто выполняю свою работу, босс.
— Я с самого начала знал, что ты далеко пойдешь.
— До завтра, Эд.
— До завтра, Адам.
Детективы попрощались, после чего, Адам быстро добрался до машины Дюка. Дюк, как самый лучший водитель, доставил Адама и Клэр, в полной безопасности, за считаные минуты. После чего забросил Алекс, в ее небольшую квартирку на углу 119-ой и сам отправился домой.
Харрисон, оставался в одиночестве, в своем кабинете, заваривая очередную чашку кофе. Он не собирался домой. Его никто не ждал дома. Детей у него не было, так как его жена попросту не могла их иметь. Семь лет назад, любовь всей его жизни, его жена Кэтрин, попала в авиакатастрофу, когда летела от своих родителей, из Чикаго.
Дело было глубокой осенью, самолет вылетел из аэропорта Чикаго в 8 вечера. Во время полета, в небе разыгралась ужасная буря. По-другому не назвать. Густые темные тучи, ливень стеной, гром и молния появлялись одновременно. Это означало, что самолет находился в самом эпицентре. И вот, одна из молний попадает в левый двигатель. Проводку в самолете моментально закоротило, погас свет. Начались паника, хаос, и ужас в чистом виде. Самолет упал за несколько секунд. Но те секунды казались вечностью. Крики стариков и детей, ужасающие вопли, слезы, грохот. Именно так Эдвард Харрисон представлял картину той страшной гибели своей жены.
« Я должен был лететь с ней », — думал он, — « почему я ее оставил…»
И ведь действительно, он должен был лететь с ней. Билеты были куплены, все было запланировано. Но за день до вылета в Чикаго, обстоятельства сложились таким образом, что Эду пришлось сдать билет и остаться в городе.
В то время, они «охотились» на серийного убийцу, Тейлора Мастерсона. Он совершал ужасные убийства, на его счету, оказалось более 30-ти жертв. Каждый из тех бедняг, был не просто убит, а в прямом смысле истерзан. От тел оставались лишь небольшие части, по которым можно было определить, что это человеческие тела.
За день до вылета, люди Харрисона напали на след Тейлора. Понимая, что это может быть единственный шанс остановить этого зверя, Харрисон остается, и не летит с Кэтрин в Чикаго.
Все семь лет, он проклинает себя за то, что оставил ее. Но будь Кэтрин при жизни, она бы сказала, что ее муж, поступил правильно и спас еще не одну человеческую жизнь. Кэтрин была красавицей, Харрисон жил ею. Она была его источником сил, но в то же время была слабостью.
Через два дня после того, как Кэтрин улетела, Харрисон со своими людьми, в том числе с напарником Хопсом, сумели задержать Мастерсона.
Этот случай прославил агентство еще сильнее, вся пресса пестрила заголовками, о героизме детективов.
Слухи дошли и до Чикаго. В этот же день, Кэтрин позвонила мужу, чтобы поздравить его. Во время разговора, она сказала, что уже поменяла билет, и прилетит раньше, то есть, через два дня, вместо пяти. Эд был рад, к тому же он за эти пару дней успел сильно соскучиться за Кэт.
Наступил день вылета Кэтрин домой. Ничего не предвещало трагедии. Самолет удачно взлетел, Кэт отправила сообщение Эду, о том, что вылетела и скоро будет. Но, судьба распорядилась иначе. И эта смс оказалась последней…
Узнав о случившимся, лишь наутро, Харрисон потерял дар речи, руки и ноги моментально охладели, сердце опустилось в пятки, он чувствовал, как силы покидают его, и теряя сознание, он успел лишь произнести ее имя…
Прошло более семи лет, но вот он, детектив Эдвард Харрисон, сидит в своем кабинете, в 2 часа ночи, и не может избавиться от этих мыслей.
Каждый день, на протяжении семи лет, он вспоминает о ней, он плачет, плачет от безысходности. Мысли пожирают его сознание. Но как только наступает утро, на его лице, ни единого признака горкой утраты.
Мало кто знал о его горе. И уж тем более никто не знал, о том, что он, великий детектив Харрисон, сидит и плачет по ночам в своем кабинете.
После того как погибла Кэтрин, Харрисон ушел в запой, он не появлялся в агентстве. У него больше не было смысла жить. Кое-как он сумел выбраться из того состояния, и вот он замечает молодого студента Академии, Адама Стэнли. Харрисон сразу же нашел в нем что-то, что не могу объяснить даже самому себе. Но что-то все-таки было.
Адам окончил Академию, и Харрисон сразу же отправил ему личное письмо. Он уже знал, что паренек будет работать у них. Он будет неотъемлемой частью их дружной команды. Так оно все и случилось. С каждым годом, они сближались с Адамом, и Харрисон чувствовал, как помимо коллег, они становятся хорошим друзьями.
Харрисон не раз ловил себя на той мысли, что он сравнивает Адама с собой в молодости. Возможно потому, что они действительно похожи. Эд был таким же амбициозным и самоуверенным, как Адам сейчас.
Эд отвлекся от мыслей, понимая, что допил кофе, и посмотрел на часы. Время было 4:30 утра. Начинало рассветать. Вдалеке показались первые оттенки солнечных лучей. Из открытых окон, в кабинет поступал свежий и прохладный ночной воздух.
Харрисон встал из-за стола и подошел к окну. Он стоял и наблюдал, как небо принимает новые оттенки. Он стоял и продолжал думать. Он думал о том, что полюбил Адама уже совсем не как друга, а почти как родного сына… Как сына…

Глава 14. Откровенный диалог

Часы показывали 7 утра, и постепенно сотрудники начали заполнять штаб. Вскоре подъехал и Адам, на своем мерседесе, но один, без Клэр. Харрисон за прошедшую ночь, не сомкнул глаз. Кто знает, сколько вообще ночей он так провел. Располагался Эд около огромного окна приемной. Увидев Адама, Харрисон оживился.
— Доброе утро, сынок, — добродушно произнес Эдвард.
— Доброе, Эдди, — так же весело отозвался Адам.
— А я смотрю, ты один, без сопровождения.
— В каком смысле?
В ответ Харрисон, наклонив голову, посмотрел на него, как на идиота.
— Ах да, совсем замотался, я уговорил ее побыть несколько дней дома, пока мы не разберемся со всем этим.
— Ты думаешь, что за какие-то пару дней, мы все это разгребем? – посерьезнев, спросил Харрисон.
— Я это чувствую.
— Очень на это надеюсь.
Они оба стояли у окна и наблюдали за протекающей жизнью. Стояли так беззаботно, будто ничего вовсе и не происходило.
— Итак, Адам, перейдем к делу, — окончательно приняв серьезный вид, заговорил Харрисон.
— Конечно, пройдемте в кабинет, мне есть, что рассказать.
После слов Адама, они удалились из большой и светлой приемной, в кабинет Адама. Зайдя внутрь, Адам прошел к столу и сел на свое большое кожаное кресло. Харрисон присел на кресло напротив.
— Я тебя внимательно слушаю. Что ты узнал?
— Узнал я очень интересные и пугающие подробности. У Отступников хорошо проработанный план. Как мы и думали, за то время, пока они залегли на дно, они копили всевозможные средства, для воплощения плана в жизнь.
— Хорошо, дальше.
— Дальше. Помните препарат «Б420»?
— Конечно. Что ты хочешь этим сказать?
— Он является неотъемлемой частью их плана.
— Я не понимаю, причем здесь обычный транквилизатор?
— Оу, это далеко не обычный транквилизатор, Эд. Вспомни Хопса. Вспомни Кайла.
— К чему ты ведешь?
— Соберись Эд, такое чувство, будто ты не спал несколько суток.
— Просто не выспался. Давай конкретнее.
— В общем, Хопс продолжал жить, с ранениями несовместимыми с жизнью, пока препарат не перестал действовать. Помнишь?
— Так, а Кайл ходил с простреленной ногой, будто ничего не замечая… Черт возьми, это же идеальный препарат для создания бесчувственных убийц.
— Браво, Шерлок. Только есть еще один момент, о котором мы не знали. Этот «Б420», вызывает ужасное привыкание, он делает людей зависимыми.
— Погоди, ты хочешь сказать, что он собирается поработить мирное население?
— Именно. Последствия могут стать фатальными. Представь, если они сумеют каким-то образом подменить обычные вакцины, от того же гриппа, на «Б420», то сколько людей будет вакцинировано этой гадостью.
— И ведь не только обычные люди, власти так же проходят вакцинацию, копы, пожарные, все. Абсолютно все будут заражены… — Харрисон замер, смотря в одну точку, глазами полными ужаса.
— Вот об этом я тебе и хотел сказать. План Грешника достаточно хорош. И я думаю, если мы не вмешаемся, то все может очень плохо кончиться.
— Почему ты его сразу не застрелил?! – выражая претензию, спросил Эдвард.
— Если честно, не знаю, мне кажется, что я не все знаю. Кажется, я должен знать что-то еще, связанное с ним.
— Ах, тебе кажется?! – уже яростно повысив голос, произнес Харрисон.
— Прости, я знаю, что должен был убить его сразу. Но, но я не знаю, почему я так поступил.
— Ладно, и ты прости. Сейчас сложные времена. Все находятся в большом напряжении. Ну ты сам понимаешь.
— Конечно.
— И вообще, странно, что он тебе все это рассказал, не думаешь?
— Как раз об этом, я только и думаю. Возможно, он был уверен, что я не сбегу от них, или же, что его приспешники, смогут вас убрать.
— Не знаю, сынок. Но нам это на руку. Он не сказал, с чего и где они начнут?
— Нет. Вот только я боюсь, что они уже начали…
В кабинете повисло молчание, гнетущее, тяжелое молчание. Несколько минут они так и просидели в тишине, пока Адаму не пришло видение. С годами, он привык к ним, и переносил их, уже как небольшую головную боль, или даже как некий импульс боли. Он резко схватился за голову и закрыл глаза. Харрисон напрягся, ожидая, что скажет Адам.
Спустя минуту, сознание Адама прояснилось. Он уверенно посмотрел в глаза Харрисону и произнес:
— Башня свободы.
— Ты о чем?
— Отступники захватят башню, могут погибнуть сотни, тысячи людей.
— Но зачем им эта башня?
— Этого не могу сказать. Но если мы не проведем экстренную эвакуацию, то эта трагедия станет всемирно известной.
— Я сообщу во все участки, чтобы начинали немедленную эвакуацию.
— Мы им облегчим задачу, они придут в пустую башню, и там то мы их и накроем.
— Знаешь, сынок, это будет очень опасно, и возможно, что не все из нас вернутся оттуда. Но я хочу, чтобы ты знал… — Харрисон замялся.
— Знал что?
— Что ты стал для меня как родным сыном, и я очень боюсь потерять тебя. К тому же, ты скоро станешь отцом.
Адам явно не ожидал таких слов, поэтому на время растерялся. Затем встал, подошел к Харрисону и крепко обнял его:
— Не переживай, Эд, все будет хорошо, ты же меня знаешь.
— Знаю, знаю.
— Итак, мы не можем терять ни минуты. Нужно сообщить во все ближайшие участки и собирать отряды.
Харрисон все больше убеждался, что видит в Адаме свое отражение, только в молодости. Эта крепкая решительность, смелость, отвага. Все то, что с годами притупляется. Эд, был искренне рад, даже счастлив, что ему довелось встретиться с Адамом.
Харрисон встал, собрался с новыми силами, и вместе с Адамом вышел из кабинета. Зайдя в конференц-зал, они объявили общий сбор.

Глава 15. Засада

Сбор длился более получаса. Детективы старались проработать все варианты и нюансы. Харрисон сообщил во все участки о срочной эвакуации Башни свободы на Вест-стрит, где когда-то стояли башни-близнецы. Отряды быстрого реагирования сработали, как подобает, и эвакуация началась спустя 10 минут после звонка.
Группы «Альфа» и «Браво» были собраны и находились в полной боевой готовности. По окончании сбора, детективы вместе с бойцами отрядов, распределились по машинам и вскоре выехали к той самой башне.
В этот раз штаб подготовился более чем серьезно. На экстренное задание направились более 50 человек. «Альфа» состояла из 20 бойцов, «Браво» из 25. Остальные составляли личный состав Харрисона и Адама, включая Дюка и Алекс. По улицам Нью-Йорка, двигалась большая колонна, из более чем, 10 машин, включая бронированные микроавтобусы отрядов «Альфа» и «Браво». И все это было организованно, основываясь лишь на видении Адама, который отлично зарекомендовал себя за все эти годы.
Буквально за 15 минут машины агентства были на месте. Здание было оцеплено. Эвакуация продолжалась. В то время как бойцы высаживались из машин, Харрисон подошел к главному полицейскому, управляющему эвакуацией:
— Капитан, — твердо обратился Харрисон, — как обстоят дела?
— Доброе утро, детектив Харрисон. Уже больше половину персонала эвакуировано. Можете объяснить причину данного мероприятия?
— Про Отступников слышал?
— Еще бы.
— Так вот, сегодня, они придут сюда и захватят Башню свободы.
— Вы уверены?
— Более чем.
— Хорошо, и когда же они будут?
— Этого я не знаю, поэтому и приказал провести срочную эвакуацию. Кто знает, что в голове у этих больных ублюдков? Возможно, они заявятся сюда среди белого дня, а возможно, если у них есть хоть немного мозгов, они припрутся сюда ночью. Но рисковать таким количеством жизней я не собираюсь.
— Это правильно детектив. Что вы будете делать дальше?
— Устроим засаду и отстреляем как можно больше этих козлов.
— Удачи вам, детектив. Вряд ли эти засранцы ожидают подобного, — усмехаясь, сказал капитан.
— Спасибо, — ответил Харрисон и хлопнул его по плечу.
Тем временем Люди Харрисона все до единого выбрались из машин и собрались в указанном месте. Адам уже находился там и давал указания. Харрисон подойдя, услышал, как уверенно Адам дает распоряжения по каждому из бойцов. Он подождал, пока Адам завершит свои указы и подключился:
— Правильно говоришь, сынок, — поддержал его Харрисон.
— Спасибо, Эд.
— Стаки, Роуз, пойдемте с нами, остальные оставаться на месте.
Детективы, вместе с командирами отрядов отошли в сторону и продолжили разговор:
— Парни, я надеюсь, вы понимаете, что это задание будет очень опасным и трудным. Многие погибнут. – обращался к командирам Харрисон. – Вы ни разу меня не подводили, и несли свою службу крайне отважно.
— Это наша работа, — ответил Роуз.
— Итак, проработаем план еще раз. Мы должны контролировать все входы и выходы.
— Так.
— Грешник далеко не дурак и не станет заходить с парадного хода, чтобы подниматься на самый верх башни. Он спустится на крышу с вертолета.
— Значит, мы должны будем разделиться.
— Именно. Поэтому, Роуз, ты с половиной своих бойцов располагаешься на первом этаже, только так, чтобы ни одного звука не было. Вы должны подпустить отступников к себе максимально близко, затем, другая половина твоего отряда, зайдет со спины, и вы возьмете их в некое кольцо. Они будут окружены.
— Они ведь выставят охрану, поэтому по-тихому мои парни не смогут подобраться, — не довольствовал Роуз.
— Я знал, что ты это скажешь, поэтому, мы попросим у Стаки двоих лучших снайперов, которые будут располагаться на крыше здания через дорогу.
— Вот так-то лучше.
— Итак, дальше. Роуз, под прикрытием снайперов из «Браво» ты, и твои парни убираете отступников на нижнем этаже. Только учтите, чтобы их убить, необходимо стрелять точно в голову, они под этим препаратом.
— Это конечно усложняет задачу. – задумчиво произнес Роуз.
— Командир Роуз, задача понятна?
— Так точно, детектив.
— Стаки, теперь вы. Твоя группа располагается со мной и Адамом на крыше. А если точнее, то на техническом этаже.
— Не слишком много нас там будет?
— Ты к чему это?
— К тому, что нас будет около 30 человек, и мы все будет находиться в ловушке из четырех стен.
— А ведь он прав, Эд.
— Так, тогда мы сделаем иначе. Так же делим твою группу пополам. Только нам нужно пару вертолетов занять у копов. Ты и половина твоей группы будете с нами на техническом этаже. А другая половина рассредоточится по вертолетам и будет ждать сигнала. Затем, когда Грешник со своими людьми спустится, подлетят твои парни, и мы так же зажмем их с двух сторон.
— Хм, неплохо, это может сработать, — удовлетворенно кивнул Стаки.
— Итак, командиры, можете приступать к точным объяснениям плана своим бойцам.
Отпустив Роуза и Стаки, Харрисон снова подошел к капитану:
— Капитан, сколько осталось?
— Немного, думаю, еще пол часа и закончим. Вы представляете, сколько народу в этой башне?
— Еще бы. У меня есть еще одна небольшая просьба.
— Какая?
— Мне нужно, чтобы вы связались с начальством и попросили выделить нам два вертолета.
— Это вы называете небольшая просьба? – удивленно произнес капитан.
— Без вертолетов, наш план обречен на неудачу.
— Ладно, ждите.
Капитан полиции удалился, связываясь по рации из своей патрульной машины. Он стоял и беседовал с кем-то из начальства порядком около 5 минут. Затем повесив рацию, он направился к Харрисону:
— Сегодня ваш день детектив, вам выделят два вертолета.
— Отлично, — бодро произнес Харрисон, — кстати, как ваше имя?
— Капитан Маузер, Тони Маузер.
— Я замолвлю за вас словечко капитан. Вы отлично справляетесь со своей работой.
— Спасибо, детектив.
Харрисон удалился от Маузера и направился к своим людям. Как и пообещал капитан, эвакуация закончилась через пол часа. Люди были выведены из башни. Полицейские машины разъехались. Бронированные автобусы и остальные машины с логотипами Owl’s Nest, так же покинули этот район.
Харрисон вместе с теми, кто должен был находиться в здании, отправились занимать позиции. Половина людей Роуза остались на улице, рассредоточившись по обычным машинам. Снайперы «Браво» заняли свои позиции. Половина людей Стаки, отправились к вертолетам, находившимся в разных местах, в паре миль от башни, так, чтобы не привлекать внимания.
Все были готовы, оставалось только ждать…

Глава 16. Решающий бой

Все заняли свои места, как и было оговорено в плане. Группа «Альфа держала под контролем первый этаж, со всеми входами. Снайперы прикрывали позиции тех бойцов, что оставались снаружи. Харрисон, Адам и половина группы «Браво» расположились на техническом этаже, этой величественной башни. Остальные бойцы группы «Браво» ожидали приказов, находясь возле вертолетов.
Все было готово к тому, чтобы принять отступников со всеми почестями. Оставалось лишь ждать. Ожидание в эти минуты казалось мучительной вечностью. Каждый из них сейчас пребывал глубоко в своих мыслях, терзающих их сознание, в этом мучительном ожидании. Каждый из них прекрасно понимал, что это задание может стать последним.
Мысли Адама полостью поглотили его. Он, как и все знал, что идет на верную смерть, но надеялся и верил, что ему удастся выйти живым из этой башни. Мысль о том, что он станет отцом, не покидала его. Наоборот, она давала ему уверенность и силы. Уходя утром з дома, он сказал Клэр, чтобы та не беспокоилась, что все будет в порядке, хотя уже тогда ощущал, что это не так. Но ему, как и другим других вариантов не оставалось. Либо они сегодня остановят отступников, либо отступники подберут под себя сначала Нью-Йорк, а затем не исключено, что и весь мир.
Эта огромная ответственность давила не только на Адама, но и на обремененного опытом Харрисона. А минуты тем временем, тянулись предательски медленно.
— Эд, как думаешь, у нас все получится? – неожиданно для себя спросил Адам.
— Конечно, даже не сомневайся, — ответил Харрисон, с такой интонацией, будто поддерживал ребенка в трудный момент.
— Время ужасно тянется, мы сидим здесь пару часов, а по ощущениям недели две.
— Просто расслабься, сынок, и подумай о чем-то приятном. И тогда время пойдет быстрее.
Адам попытался последовать примеру своего наставника, и на секунду опрокинул голову к стене, сидя на полу, зарыл глаза и задремал…
Проснулся он от того, что все находившиеся на техническом этаже бойцы, начали щелкать затворами автоматов и занимать оборонительные позиции.
Быстро подскочив на ноги, и протерев глаза, Адам понял, что на улице потемнело. Взглянув на часы, он ужаснулся:
— Черт возьми, уже 9:30, какого хрена?
— Ты быстро отрубился, и я решил дать тебе поспать, за последние дни ты много пережил и тебе нужны силы на этот бой. – отвечал Харрисон.
— Спасибо конечно, но… — Адам не знал что сказать. – Почему все подорвались?
— Бойцы «Браво» дали сигнал, что к нам приближаются два вертолета.
Рация Харрисона зашипела:
— Детектив, говорит командир Роуз, мои ребята засекли движение. К башне приближается как минимум 8 машин оступников.
— Черт, основательно же они подготовились. Роуз, действуйте по плану. Снайперы «Браво» вас прикроют.
— Вас понял. – отозвался Роуз, и рация затихла.
Тем временем над головами детективов послышались вертолетные винты.
— А вот и наши гости, — проговорил Харрисон, — всем занять позиции.
Бойцы на техническом этаже распределились так, что нельзя было догадаться, что здесь кто-то есть.

Машины отступников остановились возле входа в башню. Как и передавал по рации Роуз, машин оказалось 8 и из каждой вышло по 4 бойца. Все они были в своих «фирменных» масках.
Роуз видел, как отступники направлялись к входу в башню. Взяв рацию, он связался по ней со снайперами «Браво»:
— Парни, это Роуз, вы готовы?
— Так точно, — последовал ответ снайпера.
— Огонь по моей команде.
— Вас понял.
Роуз подождал пока часть отступников войдет внутрь вестибюля. Другая часть, как и предполагалось, осталась патрулировать подъезды к зданию. Бойцы Роуза, все до одного были готовы. Те, что находились в машинах, приготовились их покинуть и напасть на отступников сзади.
Роуз держа в одной руке рацию, в другой оружие, скомандовал:
— Огонь!
Снайперы уже держали на прицеле двоих бандитов. Как только Роуз дал команду, они молниеносно исполнили ее.
Два щелчка винтовок с глушителями, и двое отступников уже лежали на земле с опрокинутыми руками.
Два этих выстрела стали командой к атаке для людей Роуза. Отступники, по всей видимости, ожидали подобного. Ведь только этим можно объяснить, с какой быстротой они заняли позиции в укрытии. Задача для Роуза усложнилась. Ему и его бойцам предстояло противостоять банде отбитых головорезов, превосходящих их численностью.
На первом этаже завязалась страшная бойня.

Тем временем на крыше все шло к тому же. Бойцы были наготове. Харрисон ждал, пока отступники войдут внутрь, чтобы дать команду вертолетам. Но они почему-то медлили. Возможно, догадывались о засаде и здесь, наверху.
Помещение, где прятались детективы, представляло собой большой и просторный чердак, если так можно выразиться. Две лестницы, ведущие на крышу, контролировались бойцами. Двери снаружи, до сих пор никто не открывал. Это настораживало Харрисона. Очень сильно.
Снизу доносились отголоски стрельбы и Харрисон чуть ли не молился, чтобы Роуз, выжил и сумел задержать этих уродов.
С крыши доносились тихие голоса и шорохи. Отступники что-то затевали. Детективам это нравилось все меньше и меньше. Затем резко, обе двери раскрываются от ударов ногами, и в них влетают два небольших объекта. В темноте трудно было разобрать, что это, но когда они сработали, сомнений не оставалось.
Отступники запустили на технический этаж две светошумовые гранаты. Помещение в прямом смысле было ослеплено. Глаза, привыкшие к темноте, были поражены, яркой вспышкой, которая сопровождалось свистом в ушах. Повезло тем, кто успел прикрыть лицо и отвернуться, за те секунды, пока гранаты летели.
Вслед за неприятными сюрпризами вниз пулями слетели с десятка два отступников. Помещение было далеко не маленьким, поэтому людей Харрисона сразу обнаружить не удалось.
Как только глаза начали видеть хоть немного, Харрисон жестом показал Стаки, что нужно атаковать сейчас. Бойцы штаба прятались, за чем угодно. Кто-то стоял за старыми шкафами, поднятыми на технический этаж. Кто-то за выступами стен. В общем, укрытий в виде старой списанной мебели или чего-то похожего на нее, хватало.
У каждого из них, кровь пульсировала в висках. Адреналин зашкаливал, и они с трудом сдерживали порывы, до команды «в бой». Как только Харрисон скомандовал, бойцы, словно с цепей сорвались. В один миг, все солдаты разом высунулись из укрытия и открыли огонь на поражение. Бойцам Стаки, удалось поразить пятерых отступников за первую атаку.
Они повалились намертво, все пятеро, друг за другом, явно не ожидая такой массированной атаки в помещении. Но и тут, не смотря на элемент неожиданности, отступникам удалось быстро рассредоточиться по укрытиям.
Бой усложнился и здесь, наверху.

Внизу дела шли неважно. Личный состав Роуза нес потери. Не смотря на поддержку снайперов, бойцы, находившиеся снаружи, погибали. Но и отступники теряли своих людей. Примерно из тридцати бандитов, осталось в живых 15-20 человек. Снайперы продолжали работать по целям, но теперь, когда бандиты прятались, все стало в разы труднее.
Отступники отследили, откуда по ним ведут огонь снайперы и быстро решили эту проблему. Один из них под прикрытием своих товарищей, добрался до одного из пикапов. Достал из багажника гранатомет и, вынырнув из своего укрытия, сделал прицельный выстрел по позиции снайперов.
Место, где залегли два бойца Стаки, разнесло в щепки. К сожалению, парни не успели оттуда скрыться…
Группа «Альфа» осталась без поддержки. Отступники перестреляли всех бойцов на улице и собирались проникать внутрь здания всеми оставшимися силами. Роуз и его ребята, держались, как могли. Как вдруг вдалеке, сквозь выстрелы, послышались полицейские сирены.
Слава богу, — подумал Роуз, понимая, что копы решили составить им подкрепление. И с новыми силами, Дженсен Роуз продолжил отважно вести свой последний бой…

Харрисон, оглушенный гранатой и выстрелами окончательно пришел в себя, и вызвал подкрепление с воздуха по рации. Вертолеты тут же вылетели и должны были быть на месте через пару минут.
Бой, тем временем продолжался и набирал новые обороты. Бойцы штаба, умело отстреливались от отступников, последние, в свою очередь так же умело парировали все выходки бойцов Стаки.
Адам, так же отойдя от временной контузии, подключился к бою. Короткими перебежками, он шнырял от укрытия к укрытию, в поиске наилучшей позиции в данный момент. За несколько таких перебежек, Адам застрелил троих отступников.
Теперь бандитов оставалось не более пятнадцати человек. Адам продолжал метаться из стороны в сторону, стреляя по головам отступников. Еще двоих он убил.
Но вдруг, резкая боль прошибла левое предплечье Адама. Опустив взгляд на руку, он увидел, как рубашка окрашивается в красный цвет. Пуля прошла на вылет сквозь предплечье. Кровь чуть ли не лилась из раны. Адам залег за один из шкафов и начал заматывать руку поясом из брюк чуть выше локтя. Замотав рану оторванным рукавом рубашки, он аккуратно встал и продолжил бой.
Харрисон так же прострелил 4 головы отступников. Численное преимущество было на стороне детективов. Вдалеке послышался гул винтов вертолетов. Но кое-что пошло не по плану.
На крыше оставались отступники, так же патрулируя вход, как и внизу. Именно они помешали прибытию вертолетов. Винты приближались, но так и не добрались до места назначения. Два гранатометчика, словно ожидая, были наготове. И увы, но оба попали в цели. Оба вертолета потеряли управление и загорелись. Бойцы «Браво» пытались спастись, спрыгнув на крышу, но по ним стреляли пятеро отступников. Один из вертолетов стал быстро снижаться и вскоре снизу донесся взрыв. Бедные парни, пусть земля им будет пухом. Второй вертолет пытался сопротивляться изрядным поломкам, и какое-то время держался на плаву.
Но второе попадание гранатомета решило его судьбу, вертолет взорвался в воздухе. Горящие тела падали вниз, кто-то уже погибший, а кто-то еще живой и в сознании. Вся эта картина просто ужасала.
Грешник стоял и молча смотрел. И лишь ему одному известно, какие эмоции скрывала его маска…
Харрисон со своими людьми, мог рассчитывать лишь на собственные силы.

Вскоре к башне подъехало несколько полицейских машин. Из них выбежали с десяток копов, вооруженных кто чем.
Сюда бы пару отрядов спецназа. – глядя на копов думал Роуз. – Но и такая помощь сойдет.
Копы что-то кричали через громкоговорители и затем начали стрелять по отступникам. Каково было их удивление, когда после нескольких попаданий в тело, бандиты продолжали вести бой как ни в чем не бывало. Роуз это видел и пытался докричаться им, чтобы они стреляли в голову. Но общий фон стрельбы поглощал все его крики. Бойцов «Альфа» оставалось все меньше. Отступникам теперь противостояло всего 7 человек, включая Роуза.
На какое-то время бандиты переключились на копов. Роуз и его парни воспользовались этим и смогли убрать еще четверых отступников. Теперь против агентов воевало максимум десять отступников.
Расстрелять копов, бандитам не составило труда. Буквально за 5 минут, они расстреляли весь подъехавший отряд.
Эту ночь город запомнит надолго. Слишком много смертей за один вечер…
Патронов оставалось не так уж много, Роуз старался стрелять экономно. Бойцы смогли убить еще троих отступников. Теперь бой был практически равным. У «Альфа» осталось 5 человек, у Отступников 6. Роуз вспомнил, что у него есть гранаты, и конечно же решил ими воспользоваться.
Отступники зажимали в угол его людей и готовы были их расстрелять, но Роуз больше не могу видеть, как его бойцы погибают один за другим. Выдернув чеку, он зажал гранату в одной руке, а второй держал автомат с последним магазином. Собравшись духом, он встал и отвлек все внимание отступников на себя.
Время будто замедлилось, Роуз выпрямился во весь рост и открыл огонь. Одного он убил, точным выстрелом в голову, второго ранил в шею. Дальше стрелять он не мог. Патроны кончились. И собрав весь свой героизм и мужество в кулак, он рванул в кучу отступников, разжимая руку. По пути, его нашпиговали пулями. В общем счете, он добрался до отступников с 9 пулями в своем теле и падая на колени разжал руку. Через 3 секунды граната взорвалась… Отступники разлетелись по сторонам, сильно раненные и оглушенные. Оставшиеся люди Роуза, с криками «НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!» бросились из укрытий и с ужасной яростью расстреляли оставшихся отступников… От Роуза толком ничего не осталось…

Наверху дела шли несколько лучше. Всех вошедших отступников бойцы вместе с детективами убили. Наступило затишье. Много кто был ранен. Кто-то слабо, кто-то более чем серьезно. Несколько бойцов погибли…
Тишина затянулась, и бойцы начали выходить из укрытий. Но сделали это они зря. Как только большая часть вышла на центр помещения, осматривая друг друга, из дверей залетело несколько гранат, только уже осколочных… Мало кто успел скрыться. Все 15 бойцов, покинувших укрытие, погиби, кто от взрывов, кто от осколков. Наверху остались: Адам, Харрисон, Стаки и 4 человека личного состава. Каждый из них был ранен. Поэтому они не могли продолжать полноценный бой.
Все выжившие притаились. Через пару минут к ним с крыши спустились пятеро отступников и сам Грешник.
Стаки был ужасно разъярен, что его люди погибли от рук этих уродов. Он высунулся настолько нагло из своего укрытия, как высунулся бы человек, которому нечего терять, и открыл огонь. Он успел убить двоих бандитов, до того, как пуля поразила его сердце. Стаки замер и молча рухнул на пол. Оставшиеся отступники добивали раненых бойцов. В итоге на крыше остались только Харрисон и Адам.
Они оба притаились, ожидая лучшего момента. Как вдруг рация Харрисона, брошенная в другом углу зашипела:
— Детектив Харрисон, это Паркер, командир Роуз погиб. Нас осталось четверо. Мы перебили этих ублюдков. – голос Паркера был тяжелым и изнуренным.
Эта новость о гибели Роуза не обрадовала Харрисона. Но был плюс. На резко включившуюся рацию обернулись все отступники и оба детектива не упустили возможности. Всех троих подчиненных, они убрали, остался один Грешник. Адама он не заметил, но вот Харрисона засек. Обстрелял его позицию, затем выбросил автомат и крикнул:
— Выходи, крыса! Я разорву тебя голыми руками!
На удивление Адама, Харрисон вышел, и вышел без оружия, видимо он ждал этого момента. Этого честного боя один на один. Чтобы отомстить за всех. За Хопса, за Роуза, за Стаки, за всех погибших. И он поддался чувству мести, и вышел биться с Грешником.
Адаму не было видно, где они стоят, обзор закрывали останки укрытий. Он лишь слышал их голоса
— Вот мы и встретились, сукин сын. — яростно говорил Харрисон.
— И я рад тебя видеть, правда. – снова спокойно произнес Грешник.
— Я убью тебя, и сдеру твою сраную маску!
— Ну это мы еще посмотрим.
И тут началась драка, а точнее битва. Пользуясь моментов, Адам решил подкрасться ближе, чтобы помочь Эду. Звуки ударов, вопли, плевки кровью, наполняли все помещение.
Как только он миновал мешающие укрытия, то увидел, как Харрисон лежал на полу, почти бездыханный, а Грешник яростно бил его ногами.
Адам тут же вскочил из укрытия и с криком «Хватит, сволочь!» выстрелил Грешнику в спину. На удивление Адама, Грешник упал на землю.

Глава 17. Момент истины

Повисла полная тишина. Лишь далеко снизу доносились отголоски сирен. То ли полицейских, то ли скорой помощи. Адаму до этого не было никакого дела. Он стоял посреди помещения, которое заполонили тела убитых бойцов и отступников.
Его поразило то, что Грешник упал с первого же выстрела. Адам стоял неподвижно, ожидая, когда его противник резко вскочит с криками «Я тебя разыграл!». Но нет, он оставался на земле.
Тело Харрисона лежало неподвижно, и взглянув на него, Адама будто током ударило. Он, забыв о Грешнике, рванулся к Харрисону. Тот лежал лицом вниз. Адам наклонился к нему, и медленно, аккуратно перевернул его на спину. С замиранием сердца Адам протянул пальцы к шее своего наставника, и о чудо!, пульс был. Затем Адам расслышал тихое дыхание Харрисона.
Слава богу,- подумал Адам, — живой. Харрисон был жив, но находился в бессознательном состоянии. Адам тут же вызвал скорую помощь.
Положив трубку, он повернулся к Грешнику. Он ждал подвоха со стороны главного отступника. Но ничего не происходило. Затем Грешник издал непонятный звук горлом, будто вопль, наполненный болью.
Тут Адам понял, что тот действительно ощутимо ранен. Грешник так же лежал лицом вниз, но пытался кое-как двигаться. Возможно, он хотел встать.
Вдруг Адама охватило старое желание. Желание, наконец, узнать, кто же там, под этой страшной маской. Адам стоял и колебался, что-то его останавливало. Но все же интерес, взял над страхом верх, и детектив подошел к нему. Свет яркой луны освещал помещение, поэтому он все почти прекрасно мог видеть. Наклонившись, Адам так же аккуратно, попытался перевернуть Грешника на спину. Но как только он начал это делать, тот закряхтел от боли. Кое-как, Адаму удалось его перевернуть. Он стоял над поверженным врагом и медлил. Он не мог поверить, что вот-вот узнает ту тайну, которая мучила его не один год. Но и что-то сильно тревожило его.
Постояв еще немного, Адам решился снять эту чертову маску. Он наклонился, протянул руку и потянул маску вверх…
Стянув маску с Грешника, Адам остолбенел. Слабость в руках и ногах резко нарастала, и он думал, что вот-вот рухнет, потеряв сознание. Его бросило в пот, но и одновременно колотило от холода, конечности были ледяными, сердце бешено колотилось. И все что он смог произнести, было:
— Господи, Джейк…

Адам ожидал увидеть под маской кого угодно, хоть самого Папу Римского, но уж точно не своего лучшего друга детства… Он глазам своим не верил. Адам сел возле него на пол, и продолжал смотреть на него, как на восьмое чудо света.
Джейк, приоткрыв глаза сказал:
— Ну что ж, привет, дружище, скучал по мне?
Адам не знал что ответить, он просто ошарашено смотрел ему в глаза.
— Но… но почему, Джейк? – выдавил из себя Адам.
— Почему я стал таким? Это тебе интересно?
Адам молча кивнул головой.
— Пожил бы ты моей жизнью, еще и не такое бы начал вытворять… — с какой-то грустью произнес Джейк.
Адама на самом деле не так интересовало, почему он стал таким, как, то, почему он уехал и больше они не виделись.
— Джейк, но почему вы тогда уехали? Когда я был в коме, вспомни. Я нуждался в друге, в лучшем друге. А ты уехал и оставил меня.
— Ты думаешь, я был инициатором этого?! – попытался громко сказать Джейк, но не смог из-за пули, которая задела ему легкое. – Ты думаешь, я этого хотел?
— Я не знаю…
— Я каждый день приходил к тебе в палату. Каждый раз спрашивал у врачей, поправишься ты или нет, на что они просто разводили руками и говорили 50/50. Я каждый день сидел и плакал, чувствуя свою вину и беззащитность.
— Перестань Джейк, твоей вины там не было.
— Как и нет твоей вины, что я сейчас лежу и истекаю кровью. – с сарказмом произнес Джейк.
— Черт, Джейк, прости, скорая уже едет.
— Нет, нет, нет. Даже не думай. Мой конец здесь, я это заслужил.
— Так почему вы все-таки уехали, и куда? – интересовался Адам, понимая, что это единственная возможность что-то узнать.
— Мы переехали в Бруклин. К моим, бабушке и дедушке.
— Но почему ты не выходил на связь?
— У меня было ужасное и тяжелое детство, Адам.
— Но ведь ты мог вернуться сюда, вы могли с родителями переехать обратно…
— Не могли…
— Но почему?
— Они погибли…
— Черт, прости, я не знал.
— Ничего страшного, — закрывая глаза сказал он.
— Хей, Джейк, смотри на меня.
Джейк открыл глаза и будто очнулся после долгой комы, растерянно смотрел на Адама.
— Что случилось с твоими родителями?
— Мы переехали в Бруклин, потому что у дедушки случился сильный сердечный приступ, и им нужна была помощь, к тому же родители были удручены тем, что с тобой случилось, и хотели уехать оттуда. Дедушка скончался на третий день пребывания в больнице. Мы уже не могли оставить бабушку одну. Поэтому на время остались там. Через две недели, мои родители возвращаясь от знакомых попали в аварию, в них влетел пьяный водитель мусоровоза… От их машины остались лишь осколки… — говорил Джейк со слезами на глазах.
— О боже, я не знал, Джеки.
— Никто не знал, что такое может случиться, друг мой, — уже спокойно отвечал Джейк.
— А что было с тобой? Потом.
— Много чего, сейчас уже и не вспомню. Я остался с бабушкой, она присматривала за мной. Но как ты знаешь, такая трагедия сильной повлияла на мое детское сознание. Я бросил школу, шлялся допоздна по улицам. Часто встревал в передряги.
— Это ужасно, Джейк.
— В 15 лет меня уже несколько раз забирали копы, а хулиганство и разбои. В 16 я попал в местную банду мальчишек, чуть старше меня. Большинство из них были из неблагополучных семей, или вовсе сиротами. Я нашел в них свое отражение и прибился к ним, пытаясь покрыть утрату семьи. Когда мне было 17, бабушка умерла от рака желудка. И тогда я остался совсем один. Только парни с той банды поддерживали меня. И вот так все начиналось.
— Если бы я только знал, Джейк, я бы вернулся за тобой. Если бы только знал…
— Ты бы уже ничего не сделал, Адам, я нашел там свое место и никуда не собирался уходить. Все то, что копилось во мне, я мог выплескивать с этими парнями. Всю злобу. Все обиды. Вспомни, как тот ублюдок Том со мной обращался. И не только он, Адам. Я был слабым, я не мог постоять даже за себя самого… Но те парни, научили меня жизни. Они помогли мне в трудное время, и за это я им благодарен.
— Но как ты докатился до этого всего? – Адам обвел взглядом комнату, указывая на отступников.
— Я очень долго вынашивал план. Все те, с кем я тогда связался, лежат здесь, Адам. Они были моей новой семьей. Они мертвы, и это значит, что мне тут нечего делать, я уйду за своими братьями. Конечно, большинство припали к нам со временем. Кто-то мне не верил, кто-то высмеивал, но если бы не твое агентство, все получилось бы как задумано.
— Но ведь ты же понимаешь, что это моя работа, это мое призвание.
— Понимаю. И если честно, я благодарен тебе. На самом деле, это все невыносимая ноша. Это большая тяжесть. Весь этот план. И когда я с тобой тогда делился им, я был уверен, что ты остановишь меня. Пойми, я не мог остановиться, все зашло слишком далеко. Эта цель двигала моими парнями. Они свято в нее верили и хотели, чтобы все было, как задумано.
— Как все сложно, Джейк…
— Именно, Адам. Спасибо тебе, что помог мне с этим.
Джейк медленно взял руку Адама и сжал ее:
— Спасибо тебе, брат. Ты успокоил мою душу. – продолжал Джейк.
— Я ведь, ничего не… Не за что… Прости, что все так вышло…
— Ничего не говори, друг мой.
Лицо Джейка осунулось. Оно отражало все накопленную усталость, тяжесть. Оно отражало ту ношу, которую тащил на себе Джейк все эти годы. Всю ту боль, страхи, переживания, сомнения, что постоянно находили место у него в голове. Все это было написано на его уставшем лице, озаренном лунным светом, в его последней ночи.
Адам сидел и держал его руку. Слезы медленно капали с его глаз. Это были слезы того Адама, который учится в седьмом классе и который сильно переживал потерю своего лучшего и единственного друга.
Джейк начал дышать тяжелее, и Адам понял, что его друг близок к смерти. Он называл его другом, не смотря ни на что. Не смотря на все, что делал Грешник, со своими отступниками. Он был, есть, и будет другом в памяти Адама.
— Ты всегда будешь моим другом, — сквозь слезы, произнес Адам.
— Я знаю, прости за все, Адам… Прощай, друг мой…
Джейк сказал последние слова и с облегчением покинул этот мир. Его лицо преобразилось. Вся ноша упала с плеч. Джейк оставил все мирское, присущее человеку здесь, на земле. Оставил боль, печаль, грусть, страхи. Он освободился от всего. Теперь он был свободен…

Адам какое-то время так и просидел, сжимая руками, руку Джейка. Он потерял счет времени и, кстати говоря, не услышал, как Харрисон пришел в себя и даже встал.
Странная картина предстала перед глазами Эдварда Харрисона. Адам сидел и со слезами на глазах держал за руку их главного врага. Он поражался Адаму все сильнее.
Услышал шорох, и покашливание, Адам дернулся и обернулся. Перед ним пошатываясь, стоял Харрисон. Детектив тоже встал и придержал наставника. Снизу послышались новые сирены. Это была скорая. Адам помог Харрисону добраться до лифта и они благополучно спустились вниз.

Эпилог

Адам по дороге в больницу все рассказал Харрисону про Джейка, чему Эд удивился, кажется не меньше Адама. Детективам оказали помощь. Адаму зашили раненную руку. Харрисону сделали перевязку на голове и загипсовали руку. Он отделался небольшим сотрясением и переломом руки.
Погибших солдат с почестью похоронили, как заведено в Owl’s Nest, во главе с Роузом и Стаки. Штаб долго будет оплакивать такие потери, в лице Бена и Дженсена, командиров «Альфа» и «Браво».
Адам все же отметил свой день рождения, свои 30 лет, юбилей, правда не так как ожидалось, но все же не смотря на все ранения и утраты, смог немного отдохнуть и расслабиться. Агентство на время прекратило работу, чтобы набраться сил и вскоре, вздохнув полной грудью продолжить охранять мирное население.
В мае, через месяц после дня рождения, Адам и Клэр сыграли свадьбу. Все прошло просто изумительно. Все агентство собралось отмечать это торжество. Приехали родители Адама, даже родители Клэр прилетели с другого штата, успев вовремя. В общем, все прошло очень даже неплохо. Несмотря на недавние ужасы и потрясения в их жизни.
В ноябре, как и ожидалось, Адам наконец-то стал отцом. У них с Клэр родился сын. Его назвали Джейком. Конечно же, в честь лучшего друга Адама.
Но вот про отступников дальше ничего не было известно. Они потеряли главаря. Но это не значит, что не найдется новый фанатик, более привязанный и верный их плану, и не продолжит все сначала.
Ну а пока, все закончилось лучше, чем ожидалось. Харрисон снова укрепляет позиции. Набирает новых сотрудников к себе в штаб и, конечно же, продолжает беречь и охранять город вместе со своей командой. Командой, под названием «Пророки».

5

Автор публикации

не в сети 1 год

EvgeniySUVOROV

5
flagРоссия. Город: Ставрополь
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 17-12-2017

Регистрация!

Достижение получено 17.12.2017
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: