Пришедшая со звезды

0
160

Посвящается Анастасии Кузиной
Она очнулась от боли, которая была просто чудовищной: ломило виски, по всей спине и груди растекалось жжение, перед глазами плавали разноцветные круги и точки. Бьянко застонала, выливая из себя в этом душераздирающем звуке всё своё страдание, всю полноту своих мучений. Когда глаза привыкли к окружающей полутьме, девушка огляделась по сторонам. Бьянко была поражена неряшливостью и бедностью помещения, в котором она пришла в себя. Обшарпанные стены, влажные от дождевой воды, прохудившаяся крыша,
провалившийся пол, сквозь который было видно землю… Бьянко поморщилась от резкого неприятного запаха, ударившего ей в нос. Чем это пахло? Чьей-то блевотиной? Человеческими или животными испражнениями?
Рядом со старой кроватью, сделанной, вероятно, кое-как из подобранных где-то досок, сидел какой-то мужчина. Темноволосый, со щетиной на подбородке и щеках, он выглядел настолько обыкновенно, что встреть она его на улице, то непременно прошла бы мимо, не зацепившись взглядом. У него были глубоко посаженные голубые глаза, которые сейчас смотрели на Бьянко с заботой и тревогой одновременно. Наверное, ему было лет тридцать-тридцать три приблизительно, но никак не больше.
Откинув с ног ветхое, латанное одеяло девушка села на кровати. С самых ранних лет она изучала языки землян, преимущественно – английский, так как знала, что этот язык международный, к тому же, знала, что, скорее всего, отправится в Англию. Поэтому ей ничего не стоило обратиться незнакомцу так, чтобы тот её понял:
— Извините, где я?
Мужчина улыбнулся ей какой-то вымученной, смущённой улыбкой:
— Вы? Э-э, у меня дома.
«Если, конечно, это можно назвать домом…», — мысленно прокомментировала Бьянко, но вслух лишь поинтересовалась, как зовут незнакомца.
— Рик. Меня зовут Рик, — был ответ.
Девушка вежливо улыбнулась, хотя эта улыбка стоила ей колоссальных усилий – лицо горело огнём от боли, как и всё её тело из-за многочисленных ссадин и синяков.
— А Вас как зовут? – спросил Рик, присаживаясь рядом.
Инопланетянка не видела смысла скрывать своё имя, потому сразу назвалась. Коротко кивнув, мужчина выудил откуда-то банку йода и на удивление чистую ватку, принявшись обрабатывать её раны. Бьнко еле сдерживалась, чтобы не шипеть от этих мучительно-обжигающих прикосновений, но героически терпела.
— Вы молодец, — похвалил Рик, — Очень сильная женщина. По характеру, я имею в виду, — тут же поправил он, и девушка рассмеялась.
— Спасибо.
— Можно узнать? – мужчина убрал ватку с йодом, окончив обрабатывание, — Чем Вы не угодили иллиадцам? Они напали на Вас как звери, всю избили и изранили. Думаю, если бы я не подоспел вовремя, тут бы Вам и конец пришёл…
«Иллиадцы… Так вот как называется эта секта сумасшедших фанатиков», — вспомнив о недавнем ужасе, девушка невольно содрогнулась.
— Ничего не помню, — выдохнула Бьянко, обхватив себя за плечи и дрожа, — У меня в памяти осталось только моё имя, честно.
Судя по опечаленному виду Рика, он сразу поверил. Конечно, девушка могла бы рассказать новому знакомому всю свою историю, начиная с жизни на Ниоле и кончая поисками пятиногой кошки, но тогда он принял бы её за сумасшедшую и отвёз бы в психбольницу. Поэтому для Бьянко лучше всего было прикинуться, что из-за многочисленных травм головы она лишилась памяти.
— Тебе надо в больницу, — глубокомысленно изрёк Рик, беря её за руку. Рука его была тёплой, но грубоватой на ощупь.
— Нет-нет, не надо! – Бьянко так резко замотала головой, что её белокурые волосы растрепались и выбились из причёски.
Мужчина выглядел расстроенным, но не спорил.
— Единственное, что Вы для меня можете сделать, Рик, это отвести меня в одно место, где я кое-что забыла. Это недалеко.
Мужчина кивнул, всё ещё ничего не понимая.
«Это хорошо, что он ни о чём не догадывается», — радостно подумала Бьянко, с трудом вставая с кровати. Ноги шатались и не держали, так что Рику пришлось подхватить девушку на руки, когда она едва не упала.
Сухо поблагодарив его, девушка примерно рассказала, как дойти до того места. Конечно, она ещё не очень ориентировалась в Лондоне, так что могла и ошибиться, но всё же лучше надеяться на лучшее…

* * *
Путь был не таким уж и долгим, как могло показаться: он занял не более часа. Всё время, пока они шли, Рик нёс Бьянко на руках, так как идти ей было бы слишком мучительно.
Когда они пришли туда, где девушка оставила свой летающий аппарат, она вскрикнула от горя. Да, он всё ещё был там, не только разломанный так, что починить его способен разве что выдающийся мастер с Ниолы, но теперь ещё и окружённый многочисленными землянами. Полицейские, учёные и просто зеваки толпились вокруг него со всех сторон, щёлкали фотокамерами, что-то записывали в блокноты. Бьянко кусала губы, едва сдерживая слёзы отчаяния. Ещё не хватало расплакаться перед Риком!
— Что-то случилось? – мужчина выглядел обеспокоенным – видимо, заметил, в каком девушка состоянии.
— Нет, ничего, — Бьянко моргнула, стряхивая с ресниц солёные капли.
— Ты расстроена.
— Пустяки.
«Как же я теперь вернусь на Ниолу?»
— Просто мне, кажется, некуда идти, — инопланетянка скорее прошептала, чем сказала это, но мужчина услышал её.
— Можешь пожить у меня, Бьянко.
— Правда?
В этот момент, с блестящими от недавних непролитых слёз, а теперь сияющими от радости глазами девушка была так прекрасна, что Рику захотелось немедленно снова взять её на руки, прижать к себе, закружить, вдохнуть свежий запах её белоснежных, словно, седых волос и гладкой белой кожи. Ему бы такую женщину…
Но единственной девушкой, которую он обнимал и целовал каждое утро, была его младшая сестрёнка – девочка с врождённым пороком сердца, дожившая до четырнадцати лет. Недавно она умерла… Кэти мечтала путешествовать, объездить весь мир, на всё посмотреть своими глазами, но из-за слабого здоровья ей это, конечно, было нельзя. Может быть, в память о ней Рик решил посетить те места, где мечтала побывать любимая сестренка.
Рик боялся женщин – все его немногочисленные любовные романы были недолгими и заканчивались разрывами со скандалами. Его женщинам не нравилось то, что Рик надолго исчезал от них и возвращался, когда хотел. Жить же там, где жил он – в заброшенных зданиях, в шалашах из подручных материалов и в дешёвых брезентовых палатках, ясное дело, ни одна красотка не хотела.
На ночь они устроились в лесу: Бьянко в палатке, мужчина же – снаружи, на мокрой от дождя высокой траве. Вынув из сумки свежую газету, Рик погрузился в чтение новостей, когда девушка его окликнула:
— Эй! Что ты читаешь?
— Новости, — Рик повернулся к ней, улыбаясь, — Смотри-ка: из Цирка уродов в центре Лондона сбежали четыре уродца: сиамские близнецы, мальчик – «леопард» и альбинос.
Когда мужчина показал ей портрет «альбиноса» в газете, Бьянко вскрикнула:
— Не может быть!
— Что?
— Алерайо! Это мой младший брат. Где он сейчас?
Рик показал ей пальцем на последние строки, в которых говорилось, что юноша исчез без вести. И без того белая кожа Бьянко стала белее снега.
— Мы с тобой найдём его, — попытался подбодрить её Рик. Он прекрасно понимал, каково это – потерять дорогого человека, пусть даже этой странной девушке повезло больше, чем ему – её брат не мёртв, а всего лишь исчез. Впрочем, кто знает?
Бьянко ответила мужчине благодарной улыбкой, такой нежной, что у него потеплело на сердце. В этот момент он поклялся себе найти альбиноса, так похожего на Бьянко, любой ценой. Во чтобы-то ни стало. Всё, лишь бы эта женщина была счастлива. Возможно, тогда у него появятся хоть какие-то шансы…

* * *
Поиски Алерайо заняли четыре дня, на протяжении которых безостановочно срывался с небес холодный дождь, размывая грязь на дорогах. Лето выдалось неласковым. Лондон был одет в густой туман, как покойник в саван, и из-за этого тумана Бьянко и Рик не видели на узких улочках города дальше своего носа.
Девушка дрожала, кутаясь в тёплый плащ, подаренный ей новым другом, и дыша на озябшие ладони. Рик же был гораздо более привычен к холоду, чем его подруга – мужчине было тепло даже в лёгкой рубашке и брюках. Бьянко выглядела как человек, совершенно не привыкший к неприятным сюрпризам природы, и Рик, глядя на неё, поражался, гадая, откуда она прибыла.
Шагая по одной из улиц Лондона, настолько грязной, что вязкая жижа хлюпала под ногами, пачкая ботинки и брюки мужчины, они натолкнулись на девочку лет десяти.
Ребёнок был откровенно странным, если не сказать большего – она выглядела зловещей в своём белом платьице до колен, длинными прямыми каштановыми волосами и бельмами на глазах. Бьянко вздрогнула от неожиданности, но сразу извинилась перед девочкой за столкновение. Девушку не покидал липкий, навязчивый страх, смешанный с ощущением того, что это странное дитя следит за ними. Хотя инопланетянка понимала, что это более чем глупо: как слепая девочка могла их видеть? Впрочем, у слепых хорошо развиты другие органы чувств – например, слух, или осязание…
Как бы то ни было, Бьянко и Рик продолжили свой путь, не оборачиваясь на больного ребёнка, оставшегося где-то позади. Они прошли ещё две улицы, когда впереди показалось что-то белое… Когда Бьянко вгляделась повнимательнее через пелену густого тумана, она чуть не вскрикнула: в конце улицы стояла та же самая слепая девочка. Но как, как такое может быть?! Не может же она так быстро бегать! Да и никто не может! Девушка часто задышала, с шумом втягивая воздух через нос. Мужчина положил ей руку на плечо, ненавязчиво призывая к спокойствию, и Бьянко подивилась его храбрости.
Стараясь не обращать внимания на девочку, девушка и Рик прошли дальше, свернув в переулок. Но как только они ступили в него, сердце подпрыгнуло и лихорадочно забилось даже у мужчины: девочка была там.
Она стояла, сложив на груди худые руки, и её блестящие каштановые волосы развевались на промозглом ветру. Казалось, ей было ничуть не холодно в лёгоньком платьице, таком белоснежном, несмотря на окружающую её грязь.
На этот раз они не стали обходить её так, как будто не видели. Взяв за руку напуганную Бьянко, Рик решительным шагом подошёл к девочке:
— Ты преследуешь нас? – инопланетянке показалось, что вопрос был занят грубовато, но это было уместно в данной ситуации.
Девочка улыбнулась своими бескровными губами и сказала слова, от странности которой Бьянко бросило в дрожь:
— Я почти нашла её. Теперь за вами дело стало.
Произнеся эту фразу, она исчезла. Просто растворилась в воздухе, как будто её здесь никогда не было. Кем она была? Привидением?
Девушка дрожала, как лист на осине, вцепившись в руку Рика, который, хоть и побледнел, не утратил присутствия духа.
Бьянко пришла в себя окончательно только тогда, когда услышала тихие шаги за спиной. Пихнув друга в бок, она резко оглянулась…
До боли знакомые фигуры в чёрных плащах были последним, что она видела перед тем, как одна из них обрушила тяжёлый удар на её голову. Секунду спустя то же самое произошло с не успевшим опомниться мужчиной.

  • * * *

Когда Бьянко с трудом разлепила тяжёлые веки, в глаза моментально брызнул ослепительный свет, однако не солнечный, хотя так такой же сильный по яркости. Где она находится? Явно не на улице, а в здании: девушка с замиранием сердца взирала на высокие мраморные колонны, подпирающие расписанный фресками потолок, на висящие по стенам мастерски нарисованные картины и, наконец, на огромную хрустальную люстру, которая и излучала этот свет. Сотни маленьких свечек, отражаясь в хрусталиках, отбрасывали на стены крошечные радуги.
Несомненно, помещение было прекрасным и достойным восхищения, но Бьянко не чувствовала и капли того восторга, какой следовало бы ощущать. Секунду спустя девушка поняла причину своего беспокойства, когда взглянула на свою руки. Цепи! Бьянко пошевелила ими, отчего оковы громко звякнули. На этот звон, должно быть, снова появились пять фигур в чёрных капюшонах, полностью закрывающих лица. На этот раз, они несли с собой позолоченный сосуд, должно быть, с вином.
Когда девушка протестующе задёргалась, не желая его пить, эти фигуры просто запрокинули её голову, вливая ей в рот вино. Напиток оказался горьким на вкус; от него запершило в горле, и заслезились глаза. Бьянко закашлялась, пытаясь сплюнуть вино, но одна из фигур зажала ей нос, снова запрокидывая голову девушки. Таким образом, напиток был проглочен, и странные фигуры, отпустив Бьянко, отошли на почтительное расстояние, уже собравшись уходить, когда девушка их окликнула:
— Постойте! А как же Рик? Где он?
Фигуры остановились. Их движения были синхронными, а голоса звучали зловещим хором:
— Он не нужен больше.
С этими словами они покинули Бьянко, оставшуюся сидеть на полу наедине с неприятными ощущениями от выпитого вина. Спустя несколько мгновений эти ощущения стали более заметными: появились тошнота, жжение в желудке, в глазах потемнело… Внезапно всё тело Бьянко пронзила чудовищная боль, заставившая её согнуться пополам и сползти вниз по стене. Корчась в конвульсиях, девушка с подступающим страхом осознала, что это, должно быть, последние секунды её жизни – вино было отравлено, не иначе.
Бесшумно, как тень, в залу проскользнула черноволосая женщина лет тридцати. Она двигалась с нечеловеческой грацией чёрной пантеры, так что Бьянко, тоже грациозная от природы, могла лишь ей позавидовать. Она сделала плавный жест рукой, как это часто делал Алерайо, и властная сила подняла девушку с пола, усадив на диван. Бьянко сидела, держась за живот и тихо постанывая от боли, когда женщина сделала перед ней насмешливый реверанс:
— Здравствуй, детка. Меня зовут Геката. Должно быть, ты обо мне слышала?
Бьянко помотала головой – говорить ей было бы слишком больно. Где-то сейчас милый славный Рик? Что эти чудовища с ним сделали?
— Ну как же? – та, что назвалась Гекатой, нехорошо усмехнулась, — Разве вас не учили в институте? Просто вспомни.
С трудом превозмогая боль, девушка стала вспоминать лекции по космологии, на которых старый харизматичный профессор в массивных дорогих очках рассказывал о жителях других планет, их обитателях и обычаях. На одной из таких лекций, ещё на четвёртом курсе они проходили планету Ашкелон.
В давние времена, ещё до нынешней земной эры, в Греции, на Олимпе правили могущественные существа, которые были ни кто иные, как инопланетяне, выдающие себя за богов. Зевс служил лишь пешкой при могущественном Кардинале, который предпочёл оставаться для землян инкогнито. У Кардинала была сестра, имя которой так и осталось тайной для учёных Ниолы. Несмотря на то, что эта женщина жива и поныне, мало кому доводилось её видеть, а кому доводилось, те говорили, что она выглядит как девочка лет десяти из-за редкого генетического заболевания. Эта женщина слепа – своё зрение она потеряла в войне против йети. Теперь их с братом мечта – найти пятиногую кошку и таким образом отомстить своим обидчикам, уничтожив их, а заодно и все непокорные планеты. Говорят, Кардинал обещал своей сестре власть над одной половиной Вселенной, другую же половину он собирается оставить себе.
Очень кстати в памяти Бьянко всплыли смутные воспоминания из детства, с тех далёких времён, когда Алерайо не было даже в планах. Тогда к её отцу приходил в гости какой-то статный мужчина неопределённого возраста, так как лицо своё он скрывал маской. Они вели долгие и, видимо, мудрые беседы, в которых Бьянко, как ни вслушивалась, ни слова не могла понять по малолетству. Не тот ли это был Кардинал, который правит этими монстрами? С отцом они, наверное, очень дружили. По крайней мере, до тех пор, пока они не поссорились раз и навсегда, после чего больше не общались. Сейчас девушка при всём желании не могла вспомнить причину этой ссоры.
Бьянко вспомнились рассказы отца о его бывшем друге: он говорил, что незадолго до создания йети маги планеты Кандраон наложили на него зааклятие, которое сделало с его лицом что-то ужасное.
Геката ушла так же бесшумно, как и появилась, но Бьянко, обрадовавшейся было одиночеству, не пришлось долго торжествовать – спустя секунду дверь снова открылась, и вошла пара, при виде которой белокурые волосы девушки встали дыбом. Первым шёл высокий, статный мужчина, которого Бьянко сразу узнала: это был он, тот самый друг отца! Он был точно таким же, каким девушка запомнила его в последний раз, даже одет был так же – в чёрную мантию с капюшоном, под которым Бьянко с замиранием сердца различила маску на его лице с вырезами для глаз и рта.
Сразу за ним шла девочка, которую инопланетянка и Рик видели в переулках, но сейчас-то Бьянко понимала, что никакой это не ребёнок, а взрослая уродливая женщина, владеющая, по-видимому, искусством телепортации. Это было невероятно и пугающе, но её глаза с бельмами, обычно ничего не выражающие у слепцов, смотрели на пленницу с нескрываемым злорадством.
— Твой брат не нашёл её, — голос «девочки» не соответствовал её хрупкому, маленькому телу – это был голос взрослой, циничной женщины.
— Но мы нашли, — продолжил за неё мужчина в маске. Девушке показалось, что хриплый, грубый голос Кардинала доносится откуда-то из его живота.
Ещё страшнее стало Бьянко, когда мужчина, подняв её с дивана, привлёк к себе, поддерживая, чтобы девушка не упала.
— Мы не можем найти твоего брата. Возможно, он уже мёртв, — в словах Кардинала звучало сочувствие, но девушка сразу поняла, что оно фальшивое, — Но у меня есть другой план. Я всегда восхищался твоей красотой. Я знаю, что Сила твоей матери передаётся второму ребёнку, но… через поколение тоже. Я сделаю тебя своей женой, и ты родишь мне ребёнка, — самое могущественное дитя на свете, которому я прикажу убить кошку, забрав её силу.
Сказав это, Кардинал дотронулся до маски, снимая её, и девушка вскрикнула: это было не человеческое лицо, а жабья морда! Мерзкие зелёные, холодные губы слились с губами Бьянко в страстном поцелуе.
Что же ей делать? Отказаться от брака в такой ситуации – равносильно смерти…
«Прости меня, Алерайо»
— Я согласна на брак, — всхлипнула девушка

(Продолжение следует…)

0

Автор публикации

не в сети 3 года

Milovzora

0
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 19-03-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: