По возрасту

0
58

 

Дом был старый. И чувствовал себя по возрасту. Просыпаясь по утрам, кашлял сажей в печную трубу, раздраженно скрипел дверьми, натужно пыхтел форточной рамой, выпихивая её подагрический сустав в уличную свежесть.

— Не ворчи, не ворчи,- приструнивала его Катерина Андреевна, вытирая слезящиеся оконные глаза. – Бухтишь ни свет ни заря. Думаешь, у меня спину не ломит? Сейчас  почаёвничаю и печку тебе подбелю, да кусты в палисаднике подрежу, а то зарос, как Домовой. Хорошо бы ступеньку починить на крыльце, но не справиться мне. Будем Лёшку ждать.

— Дождешься твоего Лёшку. Последний раз на Рождество приезжал, а нынче апрель на дворе, — проворчал дом.

— Не трынди, — отмахнулась, Андреевна, — занят он, работы полно.  А ступенька-то, будто зуб гнилой на самом видном месте.  Нехорошо.

И задумалась, механически разглаживая на столе ветхое полотенчико, которым протирала окна.

— А у Егорыча до последнего все зубы целые были, белые как у молодого. Привиделся он мне нынче. Не пойму, то ли приснился, то ли впрямь приходил. Под утро, вроде и не спала уже, гляжу, заходит. Встал у кровати в ногах и смотрит ласково так.

— Что ты, Митенька, соскучился,- спрашиваю его,-  или случилось что?

— А он молчит. Постоял еще немного и вышел. Может, за мной приходил? И то, правда, пора, да и тоскую по нему ужас как.

Меленькие слезинки покатись по дорожкам морщин к подбородку Екатерины Андреевны.

— Меня ругает, а сама рассупонилась. Дел полно, она слезы льет. Кто обещал печку  подновить?-  напустился дом.

— И то верно. Чего это я?

Старушка наскоро попила чаю. Споро и умело развела известь, подбелила печь.

— Ишь, красавец, как я тебя принарядила,- сказала она, любуясь работой.  – Пойду постригу теперь, пока не умаялась.

Ушла в кладовку и долго громыхала там в поисках садовых ножниц.

— Насилу нашла, с осени не доставала. Уж думала, домовик заныкал.

Присела у стола, вроде отдышаться, а сама спросила осторожно:

— Думаешь, Митя за мной приходил?

— Вот заладила,- напустился дом,- одно да потому, одно да потому. Бабьи разговоры…

Андреевна не дослушав, поспешила на улицу.

— … приходил, не приходил. Что уж теперь…

— Всё ворчишь,- упрекнул домовой, свешивая ноги с печи. – Останемся мы с тобой скоро вдвоём, осиротеем, только друг с дружкой и препираться. Хозяин-то, верно, за ней нынче приходил.

— Тьфу-ты, раздраженно скрипнул дом просевшей половицей,- и этот туда же! Ну, приходил. Что теперь поделаешь.

— Да, уйдет Андреевна, будем куковать в одиночку. Когда никогда Лешка с ребятишками приедет. А то еще, мымра его, подначит дом снести и участок продать. Участки здесь сейчас огромных деньжищ стоят. И пойду я бомжевать, а ты на свалку или на дрова.

— Что ж за день нынче такой – все скулят да жалуются. Шел бы ты… ножницы Катерине отнес, забыла, вон, на скамейке.

— И то верно, уж зовет: «Домовик – домовик, поиграй да отдай». Растеряха! Чуть что, домовик. Мне нынче в обед – сто лет исполнится, нашла игруна.

Домовой спрыгнул на пол, прихватил ножницы и проскользнул в палисадник.

— Куда, через стену, дверей нет?- прикрикнул дом.

— Так быстрее,- успел напоследок отговориться домовик.

— Ножницы-то, царапаются. Сто лет характер не меняется. А мне-то, мне, стало быть, тоже сто. Юбилей у нас нынче. Пять поколений Скворцовых вырастили. Разлетелись все. Вот и Катерину пришла пора провожать. Ох, и я туда же. Совсем…

Додумать он не успел. Вернулась Екатерина Андреевна, следом домовой с ножницами, на этот раз через дверь.

— Притомилась я нынче,- вздохнула хозяйка, спина болит, мочи нет.

— А ты баньку истопи, — посоветовал дом,- пар всю ломоту выгонит.

— Да сил уж нет на баньку.

— Соседку позови. Вдвоем топить сподручней и парится веселей.

— А и позову. Не всё тебя, барина, обихаживать, надо и о себе подумать.

К вечеру распаренные, порозовевшие подружки, гоняли чаи.

— Хорошо, — выдохнула соседка.

— И хороши, — подхватила Андреевна. – Просто невесты.  И фата и платье белое.

Она поправила хлопчатый платочек, расправила рюши на ночной сорочке.

— Женихов только не видать, — засмеялась подруга.

— А мне нынче Егорыч приснился. В белой рубахе, точно жених, поделилась Катерина.

-А мой и не снится. Видно, нашел себе там молодуху.

— Ты всё ревнуешь. Тебя он дожидается. Никто ему никогда кроме тебя не нужен был.

Подружки еще посплетничали о прошлой жизни и разошлись. Андреевна убрала со стола, не забыв оставить ужин домовому – стакан молока да ватрушку.

В спальне скользнула сухим, легким телом под ватное одеяло, устроилась в податливой перине, закрыла глаза и сразу попала в объятия ласкового, удивительно хорошего, сна.

Снилось ей, как она в белой банной рубахе, ступая босыми ногами по мягкой, теплой дорожной пыли,  идет  вслед за Митей. Он тоже почему-то в исподнем. Катерина всё силится спросить, куда ж мы раздетые идем, но муж только улыбается, да манит рукой.

— А и Бог с ним, — думает Катя, — главное, Митенька теперь со мной.

На рассвете дом толкнул домового в бок:

— Спишь, старый хрыч. Вставай, зови соседку.

— Как! Уже? Что ж будет-то теперь, что будет!- запричитал домовой.

— Время покажет. Иди уже.

http://voloxina.ru/

 

 

 

5

Автор публикации

не в сети 5 дней

natalya.volohina

15

Пока мы живы - всё хорошо

Россия. Город: Sankt-Peterburg
Комментарии: 0Публикации: 20Регистрация: 20-01-2018

Регистрация!

Достижение получено 20.01.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Регистрация!

Добавить комментарий

Войти с помощью: