О чём молчит Пастервильсон. Книга 1 «Побеги из Петли»

0
176

Пролог

На абстрагированном от внешнего мира клочке земли возвышался призрак самого священного здания всех времён. Замок, что отбрасывал тень на извилистые горные хребты, был идеально прозрачен, кристально чист, не смотря на мучительное возрождение из пепла. В скромных оконцах крепости никогда не мерк огонь, поскольку внутри всегда кипела работа. Вечный труд, никак не исказил, не повлиял на флюиды воздушного замка. В комнатушках, что находились внутри необъятной крепости, были заточены члены Совета Молчунов седьмого поколения. Все они работали, едва успевая вытирать пот со лба.

Каждый из «молчунов» безоговорочно исполнял то, что от него требовалось, укладываясь точно в срок. Никто не хотел потерять крышу над головой, и свернуть с пути, к которому так долго прокладывал тропу через тернии. Все они качественно и бескорыстно делали своё дело. Так как ещё с пелёнок были приучены к строгости и дисциплине. Наградой за их упорство служила лишь милость Верховного, что держал в своих ладонях всю Мировую Сеть, это, знаете, немного-немало. А лишиться его расположения они бы не пожелали бы даже своему самому заклятому врагу. Все они знали, что за любой косой взгляд на руководство, или тяжкий вздох в их сторону – можно получить высшую степень наказания.

Да уж, такого в университете не расскажут. Члены Совета и рады быть приближёнными к Самой Истине. Да и в обществе, где, конечно, крайнее редко появляются, они внушают уважение. Но за почётным титулом скрывается, возможно, самая заурядная работа на свете.

Труд заключается в том, чтобы увековечивать малейшее дуновение ветра, записывать взмах крыла остроносых птиц, следить за каждым неловким шагом человечества. Вот и наш герой пыхтел над многочисленными незавершёнными летописями в своём скромном кабинете. Дух, словно микробиолог изучал людские жизни, исследовал их души, что были заточены за мелкие погрешности в петлях, словно в тюрьмах. Когда работа будет завершена, его труды доставят к родственникам заключённых, которые жаждут знать: в порядке ли их близкие. Но это уже не его забота. Он чувствовал странное наслаждение, наблюдая за происходящим через громадный линиловый экран, что был встроен в прозрачный палас, как и во многих других комнатах.

Дух сам «побывал в шкуре» подопытной крысы. Знает, какого это, когда за жизнью пристально наблюдают любопытные глаза. «Ну ничего». – Подумал он. «Когда срок их ссылки будет окончен, когда они вспомнят то, какими бесстыдниками были раньше, и как безболезненно вступили на тропу Истинную, они восславят Верховного и его слугу — Моноэспола». – Пробубнил старец, боясь того, что его могут застать за размышлением о жизни людской. Конечно, не все вернутся домой, и дух это понимал. Что бы снова вернуться в Город Ветров, где находится Хранилище Душ, необходимо прожить одну земную жизнь, или более, если человек провинился в большей степени. Некоторым из пленников вообще не судится вернуться домой, поскольку Верховный «наградил» особо отличившихся бессмертием, обрекая на вечные муки.

И всё-таки, Совет Молчунов делал благое дело, их труд не был напрасен, как это могло показаться на первый взгляд. Представьте, какого это родственным душам, которых разбросали по всей Мировой Сети, слышать друг о друге известия. Особенно не повезло родственникам тех, кто был сослан в петлю Огня и Метала. Её жители проживали в полнейшей изоляции от окружающих, они небыли в силах с кем-либо связаться, потому и чувствовали себя одиночками.

А срок сдачи рукописей всё подживал. Побоявшись гнева самого Моноэспола, побоявшись того, что снова будет обременён костюмом из мяса да костей, старец, скрипя зубами, лихорадочно сортировал бумаги, что вот-вот должны отправиться на рассылку в каждую петлю. Несчастен, а за жизнь свою держится.

— Папа, папочка! – прорезался резвый голос мальчика, что всё это время наблюдал за работой отца.

Дух отвлёкся от своей рутины и взял на руки своего сына:

— Тише! — прикоснулся он наливных уст черноволосого мальчишки. — Он не должен узнать, что ты здесь. — Указал он на прозрачный потолок, над которым расстилалось пустынное, дымчатое небо.

— Но… Кто? Кто узнает-то? — почесал он затылок, сидя у духа на коленях.

— Его имя мы не произносим вслух. — Напомнил ему, пригрозив пальцем.

— Ну узнает, и что с того? — развёл руками тот.

Отец выпрямил спину:

— «…что с того?» ?! — возмутился старый дух. — С того, что тебя снова сошлют в петлю, а то гляди, и мне достанется!

— Но меня? Меня-то за что? — нахмурил мальчик свои тёмные брови.

Отец расслабился на стуле, готовя ответ, который так и норовил выскочить с языка:

— За то, что ты родился… — С досадой произнёс тот, сложив руки на столе. — За то, что ты родился в петле. В этом нет твоей вины. Нарушители закона, заводя детей, порой, не знают, с чем могут столкнуться.

— Значит, моя мама была преступницей, да? — не сиделось ему на отцовских коленях.

Дух опустил глаза, после чего добавил:

— Это уже не важно.

Мальчик о чём-то задумался, но вскоре его посетил очередной вопрос:

— Что это ты такое делаешь? — принялся он шаркать маленькими ручками по столу.

— Пишу. Не мешай! — с долей раздражения попросил он.

— Так ты писатель! — захлопал сын в ладоши.

— Да-да, писатель. — Суетился тот, перекладывая бумаги с места на место.

— Прочитай мне что-нибудь! — упрашивал его мальчик. — Почитай!

— Не могу! Если ты взболтнёшь кому-то… — помотал тот головой.

— Никому! Обещаю! — сложил малец руки в кулачок.

Отцу было трудно отказать своему сыну. Потому, осмотрел мальчика сверху вниз, после чего принялся проверять, закрыты ли окна и двери, в которых не было совершенно никакого смысла, но, тем не менее, они создавали иллюзию защищённости.

Дух пошёл на уступки, чтобы на некоторое время занять своё чадо, что немного тормозило его работу:

— Ладно, читай, — позволил он, — а мне работать надо!

Глаза мальчика загорелись любопытством, после чего он поспешил взять в руки водянистую скрижаль и прочесть первые строки:

— Петля: Огня и Метала… — Произнёс по слогам голубоглазый.

Глава 1

Петля: Огня и Метала

Планета: Земля

Запись №746899…

Красное солнце разбудило Келио первыми бликами, словно лёгкими пощёчинами, и запуталось в светло-русых волосах. Парень раскрыл глаза цвета топлёной карамели и скривился. Похоже, он не был рад незваному гостю.

Парень поднялся с постели, но прежде чем отправится на пробежку,загляделся на линии свежей простыни, дав себе минутку, чтобы обдумать план на сегодняшний день. Келио лениво потянулся в одну, а затем в другую сторону, чтобы немного разогреть тело перед ежедневным ритуалом. Добравшись до ванной комнаты,он умылся, после чего натянул старые спортивные штаны, накинул олимпийку, и, не позавтракав, выскочил из дома.

Его сестра уже привыкла просыпаться от хлопка входной двери, но всё же, машинально поднялась, услыхав резкий звук. Длинные волосы Миранды, запутались в огромный клубок. Её глаза сверкнули ледяным блеском, но тут же смягчились: «Опять этот бегун хлопает дверьми, что за дурацкая привычка?» — возмутилась она, потирая сонные глаза. Оценив степень вероятности того, что она ещё сможет выспаться в это ранее утро, Миранда снова легла под одеяло, в ожидании очередного хлопка. Невольно глаза стали закрываться один за другим.

Через минут пятнадцать, как по часам, вернулся тот самый чудаковатый парень. От его появления, в очередной раз, содрогнулась вся квартира. Миранда выстрелила взглядом в потолок.

Обычно, по понедельникам Келио готовит завтрак, но так как он не блещет кулинарными способностями, то просто сварил макарон и сделал тосты с маслом к чаю. Келио — славный малый, приятный и спокойный, но в утро понедельника он превращается в человека-оркестра. От звона кастрюль и падающих ложек стоит ужасный гул, и именно он будит домашних в этот день недели.

Парень к семи утра уже окончательно проснулся и скакал из комнаты в комнату, ища свои учебники и тетради. Этот квест он проходил каждое утро, хотя мог с вечера сложить портфель, и не играть у окружающих на нервах.

Миранда первая пришла на кухню, но не спешила садиться за трапезу. Она облокотилась у дверного проёма, скрестила руки на груди и сложила губы «уточкой». Келио словно знал, о чём сейчас пойдёт речь и поспешил c извинениями. На что Миранда, закатив глаза, села завтракать.

— Да, — прервал тишину сонный голос девушки, — макароны ты варишь отменно. — Продолжила она, перемешивая сыроватую еду в тарелке.

— Не нравится — не ешь. — С раздражением ответил Келио на остроты своей сестры, которая не оценила его стараний.

Миранда взяла тарелку, встала, и высыпала всё содержимое в мусорное ведро.

— Спасибо за завтрак, братец. — Сказала Миранда ,сделав прощальный реверанс.

Девушка уже собралась выходить, как столкнулась с мамой.

— А ты что, завтракать не будешь? – спросила щупленькая женщина, закалывая свои густые светло-рыжие волосы в хвост.

— Я уже закончила.

Мира поцеловала свою маму и вышла из комнаты. В коридоре она пересеклась со своим отчимом. Обменявшись презренными взглядами, они разошлись в разные стороны.

На девушку нахлынули последние воспоминания о родном отце. Перед её глазами стали оживать контуры далёкого прошлого. Вспомнилось, как они строили на дереве шалаш. Она, вместе с отцом, обрабатывала каждую дощечку, выкладывала ступеньки, стелила солому. Вся работа сопровождалась весёлыми байками и добрыми шутками, так что даже капризной девочке хотелось подольше провести время за поисками заноз в пальцах. Когда они, наконец, закончили, каждую субботу они заваривали в термосе чай, делали бутерброды с колбасой и приходили туда вдвоём, сбегали от быта и наскучившей реальности. Мать Миранды долгое время и не подозревала о существовании домика на дереве, оно и к лучшему. Файна терпеть не могла всякие «сказки про сверхъестественных существ», в то время, когда Миранду это завораживало. Там, в шалаше, отец рассказывал дочери истории про лесных чудовищ, ведьм и колдунов. Некоторые из них он придумывал сам. Миранда проникалась и боялась до дрожи, а иногда, от скуки, там же и засыпала.

Но вскоре, двадцать пятым кадром промелькнул момент, что раскромсал счастливое воспоминание в лоскуты. Момент, когда отец, как обычно пошёл на любимую работу и не возвратился.

Миранда вздрогнула. Опомнившись, она наклонилась над раковиной и плеснула на лицо ледяной водой.

После потери отца, Миранда искала утешение в материнской ласке, которой ей так не хватало. Но Файна, будучи в глубокой депрессии, была не в силах поддержать свою дочь, так как сама нуждалась в «сильном плече». Женщина, то и дело находилась в поисках и редко появлялась дома. Возможно, именно недостаток любви превратил девочку в эгоистку.

Когда Найл ступил за порог дома, девушке было всего восемь лет. Ровно столько же прошло с того дня, но она, так и не смерилась.

Почистив зубы, она зашла в свою комнату. Она переоделась в замшевую, коричневую юбку чуть ниже колен и бледно-розовую кофточку без рисунка. Оценив свой ежедневный наряд в зеркале, Миранда принялась за причёску, над которой она тоже не особо заморачивалась. С большим трудом она распутала медные проволоки своих волос, и завязала их в небрежную косу. Быстренько обувшись в угги молочного цвета, и надев кожаный жилет, она поспешила к выходу.

Миранда вышла на улицу и вдохнула леденящий воздух, словно проснулась по-настоящему только сейчас.

Она осмотрела свою многоэтажную квартиру, будто видела её впервые и ступила со ступенек на асфальт. Ноги несли, а она рассматривала осенний пейзаж, который немного изменился за осенние каникулы. Эти изменения бросались в глаза, так как целый месяц она не выходила из дома. Кто-то снял желтоватую листву с деревьев, и не накинул ничего другого, чтобы выстоять грядущую зиму. Уже на улице она услышала, что кто-то догоняет её. Миранда обернулась, увидев своего брата, она ускорила ход. Но всё же, парень выкрикнул, едва её догнав:

— Всё хорошо? — немного отдышавшись, спросил Келио.

— Да, — начала неуверенно Миранда, — да, порядок.

Парень блеснул своими светло-карими глазами в сторону Миранды, и приобнял её за плечо.

— Я понимаю, мой отец не располагает к себе. Он ворчливый, циничный старик, но он — наш отец.

— Понимаю, но твои слова вряд ли что-то изменят. – Поджала губы девушка. — Почему ты остался с ним, а не с матерью, если ты о нём такого мнения? — сменила тему Миранда.

Было видно, что Келио не хотелось об этом думать. Он отвёл взгляд и сказал:

— Не думаю, что сейчас я ей нужен больше всего. — Келио натянуто улыбнулся. — Сейчас у неё совсем другая семья, а даже если бы и сложилось иначе, с кем бы остался отец?

— Извини, что начала этот разговор.

Несмотря на то, что Келио всегда был к ней открыт, предлагал помощь, поддержку, Миранда её всячески отвергала. Она не видела в сыне своего отчима друга. Девушка вырвалась из-под руки Келио и ускорила шаг. Несмотря на то, что Миранде было жаль парня, она от него отдалялась, словно чувствуя отвращение к нему и ко всему происходящему.

Вскоре они подошли ко школьному двору, где Миранду поджидала подруга, нервно погладывая на часы.

— Где ты шлялось, чувырло? — поздоровалась светловолосая девушка, поправляя причёску.

— Я была дома, ты же знаешь. — Сказала Миранда спокойным тоном, а после бросила взгляд, молящий о помощи, на Келио.

Сероглазая с отвращением осмотрела Миранду сверху вниз и добавила:

— М-да, — протянула подруга, — а что это безвкусный наряд? — кивнула она в её сторону.

— Во всяком лучше, чем твоя причёска. — Заметила девушка, максимально подняв голову, так как Глиса была выше её на три головы.

— Это было не плохо. – Произнесла она, одобрительно улыбнувшись, словно подтверждая то, что проверку она прошла.

Миранда «дала пять» подружке, после чего они вместе вошли в здание. А тем временем Келио плёлся сзади них. Такое поведение сестры раздражало его, хотя давно не удивляло. Главное, чтобы на него эта манера общения не распространялась. Когда их «компания» стала подходить к школьному шкафчику, он свернул в противоположную сторону, чтобы не пересекаться с одной особой.

— Здравствуй, Тарани! — поздоровалась Глиса со своей, судя по всему, лучшей подругой.

— Приветик, Глиса! — развернулась в пол оборота девушка, и чмокнула пару раз в обе щеки.

Взгляд глубоких, чёрных глаз пал на роющегося в портфеле Келио.

— Привет, мой экс-бойфрэнд! — дразнила его Тарани, делая особый акцент на краткой приставке.

Так как Келио скуп на слова, он решил не раскрывать свой рот понапрасну, и жестом послал свою бывшую.

— Как грубо! — наиграно воскликнула она, словно и не ожидала подобной реакции.

Миранда растерялась, и немного заикаясь залепетала:

— Я прошу прощения за моего брата, он сегодня явно не в духе. — Обратилась она к девочкам, но они, словно не замечали её.

— Ты сделала домашнюю работу? — Спросила подруга у смуглянки.

— Конечно, там нечего делать. — Сказала полноватая девушка, подтянув свои длинные, каштановые волосы, которые были собраны в хвост, после чего, достала ей свою тетрадь из портфеля и отдала Глисе.

Девушка подумала: «Нет, так продолжаться не может». Она развернулась и пошла вдоль по коридору. Миранда взглянула на часы и узнала, что до звонка осталось всего пять минут. Она обернулась назад, а те, кого она считала своими друзьями, даже не заметили её ухода.

Глиса — одна из самых красивых девочек в школе, её не волнует проблемная кожа, она не имеет понятия о мешках под глазами, а Тарани выигрывает олимпиаду за олимпиадой. Чем Миранда похвастаться не могла, так как не блещет интеллектуальными способностями, а внешность далека от идеала. Она — призрак, но кто сказал, что это плохо? «Лучше быть ни с кем, чем с кем попало». – Подумала она.

Вдали коридора померещился силуэт, который она вмиг узнала. Неспешной походкой шёл парень девичьих грёз. Когда Брайан провёл рукой назад по иссинния-чёрным волосам, время словно постепенно замедляло свой ход. Взгляд парня скакал по коридору, словно искал кого-то тёмно-зелёными глазами. Его острые скулы уже давно сводили Миранду с ума. Он всё ближе. Не дыша, она вытаращила на него свои и без того большие глаза так, что казалось, что они вывалятся из глазниц, неужели он движется прямо к ней? Он посмотрел на неё с насмешкой, но Миранда уже встала в позицию, которую она зовёт: «Сейчас я кинусь этому парню на шею». Он перешёл на более быстрый шаг, и вот, уже бежит… но не к Миранде. Он бежит к Тарани, берёт её на руки, прижимает к стене, и жадно целует в губы. Миранда отвернулась.

Словно светило среди мрачных туч, появился Келио, он и вправду был похож на солнце. Его светлые волосы были взъерошены, как у безумного гения, а в глазах пылал огонь. Он напал на Миранду сзади.

— Ты не поверишь! — заверил сестру Келио, тряся её за плечи.

— Чем ещё меня порадует этот день? — с сарказмом и фальшивой заинтересованностью ответила девушка.

— Вернулся учитель по химии! — сказал брат, и голос его эхом прогудел по коридору.

Не успела Миранда и переварить его слова, как он взял её за руку и они побежали под отвратительную мелодию школьного звонка. Ребята залетели как пташки в распахнутую настежь дверь, и сели за третью парту у двери. Слова Келио подтвердились.

Полная женщина преклонного возраста расхаживала молча взад и вперёд, нервно тряся головой. Её седые волосы были покрашены в чёрный, а глаза были белые, словно крошка мела. Она резко подняла голову и осмотрела класс. Мышцы её левого глаза ежесекундно сокращались, а лицо наливалось красной краской.

Как только она открыла рот, в класс постучались двойняшки. Судя по реакции на прибытие новеньких в середине учебного года, никого об этом не предупреждали. Женщина развернулась к доске и начала решать какую-то задачу. Судя по всему, это успокаивало её.

— Войдите! — дрожащим, но устрашающим голосом позволила учительница войти в кабинет и развернулась к классу. — Приветствую вас, милые детки! — развела она торжественно руками. — Для тех, кто со мной не знаком, меня зовут мисс Грейс, и я — ваш учитель по химии.

Класс замер в ожидании новых реплик. После короткой паузы она продолжила:

— Достаём двойные листочки!

По классу разнеслась волна возмущения, Миранда откинулась на спинку стула.

Химичка стукнула кулаком по деревянному учительскому столу, после чего девушке подумалось: «А он не такой хрупкий, каким казался на первый взгляд». Гул, словно поселился в каждой пробирке и вибрировал. Миранде стало нехорошо. Келио заметил это и поднял руку. Грейс кивнула в сторону парня.

— Прошу прощение. — Уверенно начал он. — Моей сестре плохо, могу я её сопроводить в медпункт?

— Можешь, — проявила милостливость учительница, но поспешила добавить с издёвкой, — но сначала ты и твоя сестра напишите контрольную. — Поставила его перед фактом женщина.

— Мы только вышли с осенних каникул, какая контрольная? Вы сумасшедшая?

Келио и не знал, как глубоко задел её, а осознал лишь тогда, когда сказанное уже прозвучало. Он сглотнул. Уши пронизывала гробовая тишина. Миранда по-настоящему испугалась. Она боялась, что повторится то же, что и много лет назад.

Грейс посмотрела Келио прямо в глаза, но тот был непоколебим, настаивал на своём. Она прошлась взглядом по всему классу.

— К доске! — кратко рявкнула она.

Келио оценил взглядом самочувствие сестры, и неохотно вышел.

— Слушай задачу… — протянула женщина.

Келио ничего в химии не соображал, но чтобы вынести из этого какую-то пользу, максимально тянул время. С этим парень справился на «ура».

Прозвучала музыка, которую мечтает услышать каждый ученик, который находится с мисс Грейс в одном кабинете хоть долю секунды — звонок об окончании урока. Келио собрался уходить, и случайно задел локтем блокнот учителя. Пока старуха писала домашнее задание на доске, он поднял его и положил на место.

Меньше, чем за пять минут класс опустел. Осталась лишь Миранда, которая была дежурной в кабинете химии. Вытерев доску и рабочий стол, девушка уже собралась складывать портфель, как заметила скомканный лист бумаги. Оглянувшись по сторонам, она подняла его и увидела весьма странные символы и незнакомые слова. Похоже, что эта страница выпала из записной книжки. Миранда не стала вникать в смысл записки. Аккуратно сложив её, девушка выбежала из класса.

Глава 2

Миранда забежала в кабинет, но вспомнив, что на перемене класс должен быть пуст, она, словно машина, забуксовала и «включила задний ход». Девушка внимательно рассматривала желтоватую, чуть скомканную записку, напоминающую по своей структуре магазинный корж. На бумаге были изображены десяток колец, которые замыкали число «десять» в середине. На каждой из орбит, словно бусины на леске, были вписаны цифры в мелкие кружки. Взгляд Миранды постепенно скользнул вниз, где были неразборчиво написаны буквы неведомого языка.

Проведя рукой по шероховатостям бумаги, она достала свою тетрадь и вырвала оттуда двойной листочек. Оглянувшись по сторонам, проверив, никто ли не заметил её за странным занятием, она побежала в уборную. Миранда отворила дверь и поспешила к окну. Девушка, не обращая внимания на зловоние и скрипя от холода зубами, оперлась на подоконник, пытаясь в точности воссоздать всё то, что было на бумаге. Но в один момент, она почувствовала у себя за спиной чьё-то тёплое дыхание.

— Пастервильсон! — отвлекла её девичий голос, акцентируя последний слог.

Миранда обернулась, и случайно смела всё, что находилось под рукой на пол, а затем забила записки и ручку под батарею.

— Пастервильсон. — Переведя дух, сказала она, акцентировав третий слог, тем самым поправив незнакомку. — Но мне будет привычней, если ты будешь звать меня Мирандой.

Серьёзный настрой незнакомки сменился ироничным взглядом. Едва улыбнувшись уголком губ, темноволосая молвила:

— Я Трейси Джонс. — Представилась девушка, всматриваясь девушке в глаза, заставляя чувствовать себя неловко.

Чтобы не затягивать с паузой, Трейси предложила девушке своё рукопожатие. Миранда крепко стиснула холодную, хрупкую ладонь собеседницы.

— Я новенькая здесь. – Уточнила она.

Миранда изумлённо закивала, словно игрушка на пружинке. В её голове промелькнула мысль о потрясающей возможности обзавестись новыми знакомствами. «Похоже, что сейчас самое время». – Твёрдо решила она и затараторила, боясь упустить момент:

— О, приятно познакомиться, Трейси! – натянула Миранда приветливую улыбку, сильнее забивая бумажки за батарею. — Надеюсь, тебе понравится в нашей школе! Если что-то случится, ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку! — развязывался у девушки язык.

На устах у новенькой все ещё красовалась застывшая улыбка. Она захлопала ресницами, и когда блеск её серых глаз скрыли припухшие веки, она поморщила курносый носик:

— А что должно случиться? — спросила Трейси, поставив собеседницу в тупик.

В воздухе повисла тишина, которую периодически прерывало непрекращающейся шуршание ботинок.

Трейси, всё же надоел постоянный шорох. Она наклонила голову набок, и заметила, что девушка стоит уже чуть ли не на носочках. Новенькая исподлобья посмотрела на неё.

— У каждого свои секреты, верно?

Миранда бросила прищуренный взгляд в сторону девушки:

— Так и есть. – Согласилась она.

Почувствовав, что градус неловкого молчания всё накаляется, новенькая решилась «раскрыть карты»:

— Ты нравишься мне, Пастервильсон. – сказала Трейси, смотря, будто сквозь Миранду. – Таким как я — сложно адаптироваться. Хотелось бы предложить тебе свою дружбу и узнать тебя поближе… – Говорила она, словно сомневаясь в своих словах. – …Можно, как-нибудь, вместе провести время. Как ты смотришь на это? — Сверкнула она глазами.

— Да, было бы чудно. — Заворожённо ответила девушка, мелькнув улыбкой.

Постояв на месте ещё немного, Трейси сдвинулась с места и неспеша вышла из комнаты, закрыв двери за собой. Миранда вздохнула с облегчением.

Снова раздался звонок на урок. Так и не совершив задуманное, она наклонилась под батарею и с отвращением подняла двумя пальцами бумажки с пола школьного туалета. Подумав, что хуже состояния, чем сейчас уже не будет, положила листы между учебниками, чтобы они немного выровнялись.

После, Миранда вышла в коридор, и уже направлялась к кабинету, как по пути встретила Келио, который звонко смеялся с незнакомым парнем. Пока тот бился в истерическом припадке, Келио всячески пытался его успокоить, но он и сам не мог остановиться. Миранда догнала этих двух дурачков и толкнула Келио в бок локтем, привлекая к себе внимание.

— Эй! – воскликнул он и зажал её голову рукой так, чтобы она не могла выбраться, а затем, потёр её макушку кулаком.

— Перестань! — оттолкнула она своего брата. — Ты же знаешь, что я это не люблю! — сказала Миранда, поправив свои волосы.

— Прости, — положил он руку на сердце, и, преодолевая смех, продолжил, — этот парень сделал мой день. — Указал Келио на своего знакомого.

Девушка осмотрела малосимпатичного парня, лицо которое казалось ей довольно знакомым. Она обратилась к своему брату:

— Может, представишь нас? — бросила она взгляд на чудака.

— Конечно! — согласился Келио. — Миранда, это — Маллтер Джонс, — обратился он к своей сестре, — Маллтер, это — Миранда. — Обратился к парню.

Миранда оживлённо помотала головой, узнав лицо своей «новой подружки» в мужском обличье: такие же чёрные, как смоль волосы, те же хитрые, мелкие, серые глазки.

Они пожали друг-другу руки. Вспомнив, что звонок уже давно прозвенел, девушка одернула своего брата за рукав рубашки и поспешным шагом банда направилась к кабинету.

Миранда без стука вошла в класс. Когда учитель стоял к ним спиной, ребята пронеслись между рядами и сели на свои места. Мистер Хангал даже не заметил их отсутствия. Забавный старик, вечно сам себе на уме.

Когда Келио только умостился на стуле, девушка шикнула в его сторону:

— Слушай, — развернулась Миранда к брату, — я должна тебе показать кое-что. — Девушка разложила свои книжки на парте, между которыми был спрятан листок. Она достала и положила его перед Келио.

Парень принялся рассматривать записку со всех сторон, водил пальцами и даже обнюхал. Миранда наблюдала за этой картиной с долькой отвращения.

— Где ты её взяла? — не скрывая восторга, спросил Келио.

— Когда дежурила, я заметила её на полу. – Шептала Миранда. — Вероятно, она выпала, когда ты задел блокнот мисс Грейс.

— Ты вообще понимаешь, что это значит?! – перервал её раздумья парень своим вопросом, который не совсем походил на риторический.

— Не совсем. – Призналась она.

— Я тоже, — все с тем же жаром говорил Келио, который уже давно с шёпота перешёл на обычный тон, — но это точно не простые каракули.

Парень всё не унимался и продолжил после небольшой паузы:

— Так, это нужно запечатлеть! — фотограф полез в портфель за своим аппаратом.

Достав старенький, кнопочный телефон, Келио щёлкнул лист бумаги со всех сторон. Но забыл об одной маленькой детали. Такую как вспышку, которую он, конечно, отключить забыл.

И когда Миранда ущипнула его в районе рёбер, его взгляд медленно прошёлся по классу, осмотрев каждого из своих одноклассников. Все они смотрели на парту Миранды и Келио. А парень, не отрывая взгляда от учителя, который тоже, кстати, устремил на него свой взор, спрятал телефон обратно в портфель.

Через мгновение, все, как ни в чём не бывало, продолжили записывать задачу за учителем. Почти все. Трейси весь урок не сводила с них глаз. После этого маленького инцидента шепнула своему брату, чтобы он тоже обратил внимание на них. Миранда встретилась с Трейси взглядом, и её серые глазки блеснули неестественным, алым цветом, но девушка на это внимания не обратила и повернулась к Келио.

— Привлечение внимания — не самое лучшее решение. — Процедила Миранда сквозь зубы.

— Расслабься, не думаю, что кому-то есть дело до нас. — Успокоил парень сестру.

Меньше полминуты они рассматривали записку вместе, пока Келио снова не нарушил тишину:

— Этот узор кажется мне знакомым. — Указал парень на кольцо с треугольным орнаментом, внутри которого находились все остальные девять колец. — Только не помню, где я его видел раньше.

Миранда пропустила мимо ушей глупые догадки своего брата, сочтя их пустыми словами, и поспешила выдвинуть свою теорию по поводу этого:

— Эти круги с вписанными числами… Их девять, верно? Может ли быть такое, что это связано с планетами нашей Солнечной системы? — высказала Миранда свою догадку.

— Да, вполне возможно. — Задумался Келио. – Я знаком с одной девчонкой, которая разбирается в языках и прочем. За шоколадку она и с оскского языка переведёт.

Услыхав мысль, которая была бы достойна её внимания, Миранда оживилась:

— Отлично, мы ведь сможем зайти к ней после школы?

На лице Келио, вдруг, промелькнула тень сомнения. Он словно пожалел о том, что взболтнул, но всё же ответил:

— Скорее всего, она не сможет принять нас сегодня. Довольно занятой человек, знаешь ли.

— Ничего, я думаю, что для спешки нет причин.

Учитель, что стоял у доски,, внезапно развернулся к аудитории. Голос мистера Хангала протрещал, словно раскат грома:

— Пастервильсон! Сколько раз я должен обратить внимания на вашу парту? — задал вопрос высокий, пожилой мужчина, разглаживая большим пальцем свои серебряные усы.

— Прошу прощения, мистер… – Замялась она, перебирая буквы в голове.

— Хангал. — Едва слышно подсказал ей Келио.

— …Прошу прощение, мистер Мангал. — Закончила Миранда.

Учитель уже давно решал очередную задачу, даже не обращая на маленькую заминку, зато весь класс от хохота чуть не попадал со стульев. Миранда схватилась за голову, и погрузилась в сегодняшний конспект, который состоял из пары уравнений. Смотреть там было нечего, но девушка хотела скрыть своё лицо, которое постепенно покрывалось пятнами.

— Брось, — шепнул Келио ей на ухо, — если эти люди смеются с такой глупости, это многое о них говорит. — Но сестра не поднимала глаз и периодически вздрагивала. — Не воспринимай всё так близко к сердцу, слышишь? Миранда?

Келио развернул сестру к себе и увидел, что её лицо горит красным цветом, а в глазах больше не было оттенков голубого, лишь белки. Миранду трясло, словно рыбу на крючке. От увиденного, Келио побледнел от ужаса и забил тревогу:

— ВЫЗОВИТЕ ВРАЧА!!!

Мистер Хангал среагировал моментально. Сняв куртку на ходу, он подбежал к брыкающейся девушке. Локтями расталкивая толпу, что уже успела обступить бедняжку, взял её на руки и понёс в медицинский корпус. Келио, сломя голову, побежал следом за ним.

А в это время, дети, словно овцы без пастуха, разбрелись по классу, бурно обсуждая случившееся. Когда интерес к ситуации немного охолодел, ребята принялись потихоньку собирать вещички и выходить из кабинета один за другим. Трейси едва ухмыльнулась:

— Люди такие забавные, все притворяются, будто им не всё равно. — Вдохновенно прошептала девушка. — Как же я скучала.

— Что ты натворила?! — возмутился Маллтер, — Ты забыла, зачем мы здесь?!

— Я ничего не забываю, в отличие от тебя. — С нарастающим раздражением заметила Трейси и резко повернула голову к брату. — Слишком не проникайся к ним симпатией, босс может ликвидировать тебя, если заподозрит неладное, и я ничем тебе помочь не смогу. — Медленно, но отчётливо произнесла она.

Маллтер неодобрительно взглянул на Трейси, которая направлялась в сторону парты пострадавшей.

— Не беспокойся, я не сделала ничего из того, что может нанести ей вред. Лишь предупредила. — Трейси листала тетрадь Миранды, в надежде увидеть что-нибудь интересное.

— Нам нельзя говорить о пророчестве! Тем более землянам! – Негодовал парень.

— Она ничего не вспомнит. — Уверяла его сестра. — Это сработает на уровне подсознания.

— Мы должны их обезопасить, но не такими методами! – Отрицательно помотал головой брат, убеждая сестру в своей правоте.

— Обезопасить их? — перевела девушка насмешливый взгляд на Маллтера. — Нападение — лучшая защита. Так это работает! — Разъяснила парню сестра. — А если это не поможет, или я увижу в них какую-то мизерную угрозу…

Трейси сделала паузу, а после продолжила:

— …Я устраню всех родственников, начиная с дальних, а затем и их самих, если потребуется. — Умеренным тоном произнесла девушка.

— Так нельзя, Трейси, ты заходишь слишком далеко.

Девушка всплеснула руками и развернулась к своему брату:

— Дело в том, что мы застряли здесь, Маллтер. Застряли навечно в этой дыре. — Обречённо молвила девушка. — И если есть хоть призрачный шанс выбраться от сюда снова — я ухвачусь за него.

— Ради чего? — не унимался тот. — Ради того, чтобы нас снова унижали за то, кем мы являлись? Тыкали нас носом в свои ошибки?

— Я обязана сдержать своё слово, поквитавшись с этими ублюдками.

— Бросаться пламенными речами тебя никто не просил! — напомнил ей Маллтер. – Из-за твоих необдуманных обещаний пострадают невинные люди!

— В этой петле нет невинных людей! — Трейси задержала взгляд на парне, ожидая ответа.

Маллтер отвернулся, не найдя нужных слов.

Трейси продолжила бесцельно листать чужую тетрадь, пока не набрела на любопытную вещь.

— Вот же, старая карга… – Протянула девушка слова

— Что там? – бросил брат недоумевающий взгляд.

— …Как можно быть такой безответственной?! – в порыве ярости стиснула Трейси записку в руке.

Маллтер опешил:

— Вот же чёрт! Нужно немедленно сообщить! – перешёл тот на шёпот.

На лице Трейси прорезалась неуместная улыбка:

— Всему своё время, братец, всему своё время…

Глава 2

Миранда забежала в кабинет, но вспомнив, что на перемене класс должен быть пуст, она, словно машина, забуксовала и «включила задний ход». Девушка внимательно рассматривала желтоватую, чуть скомканную записку, напоминающую по своей структуре магазинный корж. На бумаге были изображены десяток колец, которые замыкали число «десять» в середине. На каждой из орбит, словно бусины на леске, были вписаны цифры в мелкие кружки. Взгляд Миранды постепенно скользнул вниз, где были неразборчиво написаны буквы неведомого языка.

Проведя рукой по шероховатостям бумаги, она достала свою тетрадь и вырвала оттуда двойной листочек. Оглянувшись по сторонам, проверив, никто ли не заметил её за странным занятием, она побежала в уборную. Миранда отворила дверь и поспешила к окну. Девушка, не обращая внимания на зловоние и скрипя от холода зубами, оперлась на подоконник, пытаясь в точности воссоздать всё то, что было на бумаге. Но в один момент, она почувствовала у себя за спиной чьё-то тёплое дыхание.

— Пастервильсон! — отвлекла её девичий голос, акцентируя последний слог.

Миранда обернулась, и случайно смела всё, что находилось под рукой на пол, а затем забила записки и ручку под батарею.

— Пастервильсон. — Переведя дух, сказала она, акцентировав третий слог, тем самым поправив незнакомку. — Но мне будет привычней, если ты будешь звать меня Мирандой.

Серьёзный настрой незнакомки сменился ироничным взглядом. Едва улыбнувшись уголком губ, темноволосая молвила:

— Я Трейси Джонс. — Представилась девушка, всматриваясь девушке в глаза, заставляя чувствовать себя неловко.

Чтобы не затягивать с паузой, Трейси предложила девушке своё рукопожатие. Миранда крепко стиснула холодную, хрупкую ладонь собеседницы.

— Я новенькая здесь. – Уточнила она.

Миранда изумлённо закивала, словно игрушка на пружинке. В её голове промелькнула мысль о потрясающей возможности обзавестись новыми знакомствами. «Похоже, что сейчас самое время». – Твёрдо решила она и затараторила, боясь упустить момент:

— О, приятно познакомиться, Трейси! – натянула Миранда приветливую улыбку, сильнее забивая бумажки за батарею. — Надеюсь, тебе понравится в нашей школе! Если что-то случится, ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку! — развязывался у девушки язык.

На устах у новенькой все ещё красовалась застывшая улыбка. Она захлопала ресницами, и когда блеск её серых глаз скрыли припухшие веки, она поморщила курносый носик:

— А что должно случиться? — спросила Трейси, поставив собеседницу в тупик.

В воздухе повисла тишина, которую периодически прерывало непрекращающейся шуршание ботинок.

Трейси, всё же надоел постоянный шорох. Она наклонила голову набок, и заметила, что девушка стоит уже чуть ли не на носочках. Новенькая исподлобья посмотрела на неё.

— У каждого свои секреты, верно?

Миранда бросила прищуренный взгляд в сторону девушки:

— Так и есть. – Согласилась она.

Почувствовав, что градус неловкого молчания всё накаляется, новенькая решилась «раскрыть карты»:

— Ты нравишься мне, Пастервильсон. – сказала Трейси, смотря, будто сквозь Миранду. – Таким как я — сложно адаптироваться. Хотелось бы предложить тебе свою дружбу и узнать тебя поближе… – Говорила она, словно сомневаясь в своих словах. – …Можно, как-нибудь, вместе провести время. Как ты смотришь на это? — Сверкнула она глазами.

— Да, было бы чудно. — Заворожённо ответила девушка, мелькнув улыбкой.

Постояв на месте ещё немного, Трейси сдвинулась с места и неспеша вышла из комнаты, закрыв двери за собой. Миранда вздохнула с облегчением.

Снова раздался звонок на урок. Так и не совершив задуманное, она наклонилась под батарею и с отвращением подняла двумя пальцами бумажки с пола школьного туалета. Подумав, что хуже состояния, чем сейчас уже не будет, положила листы между учебниками, чтобы они немного выровнялись.

После, Миранда вышла в коридор, и уже направлялась к кабинету, как по пути встретила Келио, который звонко смеялся с незнакомым парнем. Пока тот бился в истерическом припадке, Келио всячески пытался его успокоить, но он и сам не мог остановиться. Миранда догнала этих двух дурачков и толкнула Келио в бок локтем, привлекая к себе внимание.

— Эй! – воскликнул он и зажал её голову рукой так, чтобы она не могла выбраться, а затем, потёр её макушку кулаком.

— Перестань! — оттолкнула она своего брата. — Ты же знаешь, что я это не люблю! — сказала Миранда, поправив свои волосы.

— Прости, — положил он руку на сердце, и, преодолевая смех, продолжил, — этот парень сделал мой день. — Указал Келио на своего знакомого.

Девушка осмотрела малосимпатичного парня, лицо которое казалось ей довольно знакомым. Она обратилась к своему брату:

— Может, представишь нас? — бросила она взгляд на чудака.

— Конечно! — согласился Келио. — Миранда, это — Маллтер Джонс, — обратился он к своей сестре, — Маллтер, это — Миранда. — Обратился к парню.

Миранда оживлённо помотала головой, узнав лицо своей «новой подружки» в мужском обличье: такие же чёрные, как смоль волосы, те же хитрые, мелкие, серые глазки.

Они пожали друг-другу руки. Вспомнив, что звонок уже давно прозвенел, девушка одернула своего брата за рукав рубашки и поспешным шагом банда направилась к кабинету.

Миранда без стука вошла в класс. Когда учитель стоял к ним спиной, ребята пронеслись между рядами и сели на свои места. Мистер Хангал даже не заметил их отсутствия. Забавный старик, вечно сам себе на уме.

Когда Келио только умостился на стуле, девушка шикнула в его сторону:

— Слушай, — развернулась Миранда к брату, — я должна тебе показать кое-что. — Девушка разложила свои книжки на парте, между которыми был спрятан листок. Она достала и положила его перед Келио.

Парень принялся рассматривать записку со всех сторон, водил пальцами и даже обнюхал. Миранда наблюдала за этой картиной с долькой отвращения.

— Где ты её взяла? — не скрывая восторга, спросил Келио.

— Когда дежурила, я заметила её на полу. – Шептала Миранда. — Вероятно, она выпала, когда ты задел блокнот мисс Грейс.

— Ты вообще понимаешь, что это значит?! – перервал её раздумья парень своим вопросом, который не совсем походил на риторический.

— Не совсем. – Призналась она.

— Я тоже, — все с тем же жаром говорил Келио, который уже давно с шёпота перешёл на обычный тон, — но это точно не простые каракули.

Парень всё не унимался и продолжил после небольшой паузы:

— Так, это нужно запечатлеть! — фотограф полез в портфель за своим аппаратом.

Достав старенький, кнопочный телефон, Келио щёлкнул лист бумаги со всех сторон. Но забыл об одной маленькой детали. Такую как вспышку, которую он, конечно, отключить забыл.

И когда Миранда ущипнула его в районе рёбер, его взгляд медленно прошёлся по классу, осмотрев каждого из своих одноклассников. Все они смотрели на парту Миранды и Келио. А парень, не отрывая взгляда от учителя, который тоже, кстати, устремил на него свой взор, спрятал телефон обратно в портфель.

Через мгновение, все, как ни в чём не бывало, продолжили записывать задачу за учителем. Почти все. Трейси весь урок не сводила с них глаз. После этого маленького инцидента шепнула своему брату, чтобы он тоже обратил внимание на них. Миранда встретилась с Трейси взглядом, и её серые глазки блеснули неестественным, алым цветом, но девушка на это внимания не обратила и повернулась к Келио.

— Привлечение внимания — не самое лучшее решение. — Процедила Миранда сквозь зубы.

— Расслабься, не думаю, что кому-то есть дело до нас. — Успокоил парень сестру.

Меньше полминуты они рассматривали записку вместе, пока Келио снова не нарушил тишину:

— Этот узор кажется мне знакомым. — Указал парень на кольцо с треугольным орнаментом, внутри которого находились все остальные девять колец. — Только не помню, где я его видел раньше.

Миранда пропустила мимо ушей глупые догадки своего брата, сочтя их пустыми словами, и поспешила выдвинуть свою теорию по поводу этого:

— Эти круги с вписанными числами… Их девять, верно? Может ли быть такое, что это связано с планетами нашей Солнечной системы? — высказала Миранда свою догадку.

— Да, вполне возможно. — Задумался Келио. – Я знаком с одной девчонкой, которая разбирается в языках и прочем. За шоколадку она и с оскского языка переведёт.

Услыхав мысль, которая была бы достойна её внимания, Миранда оживилась:

— Отлично, мы ведь сможем зайти к ней после школы?

На лице Келио, вдруг, промелькнула тень сомнения. Он словно пожалел о том, что взболтнул, но всё же ответил:

— Скорее всего, она не сможет принять нас сегодня. Довольно занятой человек, знаешь ли.

— Ничего, я думаю, что для спешки нет причин.

Учитель, что стоял у доски,, внезапно развернулся к аудитории. Голос мистера Хангала протрещал, словно раскат грома:

— Пастервильсон! Сколько раз я должен обратить внимания на вашу парту? — задал вопрос высокий, пожилой мужчина, разглаживая большим пальцем свои серебряные усы.

— Прошу прощения, мистер… – Замялась она, перебирая буквы в голове.

— Хангал. — Едва слышно подсказал ей Келио.

— …Прошу прощение, мистер Мангал. — Закончила Миранда.

Учитель уже давно решал очередную задачу, даже не обращая на маленькую заминку, зато весь класс от хохота чуть не попадал со стульев. Миранда схватилась за голову, и погрузилась в сегодняшний конспект, который состоял из пары уравнений. Смотреть там было нечего, но девушка хотела скрыть своё лицо, которое постепенно покрывалось пятнами.

— Брось, — шепнул Келио ей на ухо, — если эти люди смеются с такой глупости, это многое о них говорит. — Но сестра не поднимала глаз и периодически вздрагивала. — Не воспринимай всё так близко к сердцу, слышишь? Миранда?

Келио развернул сестру к себе и увидел, что её лицо горит красным цветом, а в глазах больше не было оттенков голубого, лишь белки. Миранду трясло, словно рыбу на крючке. От увиденного, Келио побледнел от ужаса и забил тревогу:

— ВЫЗОВИТЕ ВРАЧА!!!

Мистер Хангал среагировал моментально. Сняв куртку на ходу, он подбежал к брыкающейся девушке. Локтями расталкивая толпу, что уже успела обступить бедняжку, взял её на руки и понёс в медицинский корпус. Келио, сломя голову, побежал следом за ним.

А в это время, дети, словно овцы без пастуха, разбрелись по классу, бурно обсуждая случившееся. Когда интерес к ситуации немного охолодел, ребята принялись потихоньку собирать вещички и выходить из кабинета один за другим. Трейси едва ухмыльнулась:

— Люди такие забавные, все притворяются, будто им не всё равно. — Вдохновенно прошептала девушка. — Как же я скучала.

— Что ты натворила?! — возмутился Маллтер, — Ты забыла, зачем мы здесь?!

— Я ничего не забываю, в отличие от тебя. — С нарастающим раздражением заметила Трейси и резко повернула голову к брату. — Слишком не проникайся к ним симпатией, босс может ликвидировать тебя, если заподозрит неладное, и я ничем тебе помочь не смогу. — Медленно, но отчётливо произнесла она.

Маллтер неодобрительно взглянул на Трейси, которая направлялась в сторону парты пострадавшей.

— Не беспокойся, я не сделала ничего из того, что может нанести ей вред. Лишь предупредила. — Трейси листала тетрадь Миранды, в надежде увидеть что-нибудь интересное.

— Нам нельзя говорить о пророчестве! Тем более землянам! – Негодовал парень.

— Она ничего не вспомнит. — Уверяла его сестра. — Это сработает на уровне подсознания.

— Мы должны их обезопасить, но не такими методами! – Отрицательно помотал головой брат, убеждая сестру в своей правоте.

— Обезопасить их? — перевела девушка насмешливый взгляд на Маллтера. — Нападение — лучшая защита. Так это работает! — Разъяснила парню сестра. — А если это не поможет, или я увижу в них какую-то мизерную угрозу…

Трейси сделала паузу, а после продолжила:

— …Я устраню всех родственников, начиная с дальних, а затем и их самих, если потребуется. — Умеренным тоном произнесла девушка.

— Так нельзя, Трейси, ты заходишь слишком далеко.

Девушка всплеснула руками и развернулась к своему брату:

— Дело в том, что мы застряли здесь, Маллтер. Застряли навечно в этой дыре. — Обречённо молвила девушка. — И если есть хоть призрачный шанс выбраться от сюда снова — я ухвачусь за него.

— Ради чего? — не унимался тот. — Ради того, чтобы нас снова унижали за то, кем мы являлись? Тыкали нас носом в свои ошибки?

— Я обязана сдержать своё слово, поквитавшись с этими ублюдками.

— Бросаться пламенными речами тебя никто не просил! — напомнил ей Маллтер. – Из-за твоих необдуманных обещаний пострадают невинные люди!

— В этой петле нет невинных людей! — Трейси задержала взгляд на парне, ожидая ответа.

Маллтер отвернулся, не найдя нужных слов.

Трейси продолжила бесцельно листать чужую тетрадь, пока не набрела на любопытную вещь.

— Вот же, старая карга… – Протянула девушка слова

— Что там? – бросил брат недоумевающий взгляд.

— …Как можно быть такой безответственной?! – в порыве ярости стиснула Трейси записку в руке.

Маллтер опешил:

— Вот же чёрт! Нужно немедленно сообщить! – перешёл тот на шёпот.

На лице Трейси прорезалась неуместная улыбка:

— Всему своё время, братец, всему своё время…

Глава 4

Вчерашние тучи расселись, а на смену им пришло лучистое солнышко. Келио проснулся первым от того, что солнце, словно снайпер, целилось парню прямо в глаза. В комнате было невыносимо, жарко и душно. Открыв глаза, парень приподнялся, стёр ладонью капли пота со лба и облокотился головой о холодную стену. Ловя себя на том, что его глаза постепенно закрываются, Келио вздрогнул, соня осмотрел комнату, в которой оказался. «Куда я попал?» — первым делом подумал он. Парень почувствовал отвратительный запах перегара, после чего, ему боковым зрением померещились два белых пятна. Возле двери расположились двое, двое уже не молодых людей, среди которых он узнал лечащего врача Миранды. Полненькая медсестра, которая закинула на мужчину ноги сладко храпела. Они спали друг на дружке у двери, свернувшись калачиком. Что ж, Келио было уже трудно чем-то удивить. Келио увидел, что рядом с ним, на одной кровати расположились чьи-то ноги. Медленно пройдясь взглядом всё выше и выше, он увидел Миранду, которая тоже, как казалось парню, крепко спала, подперев правую щеку кулачком. Келио сразу вспомнил вчерашний утомительный день, и лишь воспоминание об этом, клонило в сон, но тут же, одна мысль, словно электрошок, вернула парня в реальность. Сегодня приезжают родители, и в пол первого он обязан их встретить. Так как на часах, что висели на стене в палате, уже было без пяти двенадцать, Келио начал собираться. Парень переступил через Миранду, и вскочив на пол, зашастал по комнате в поисках своих ботинков. Миранда в недоумении открыла один глаз:

— Келио? Ты куда?

— Спи, ещё рано! — сказал Келио, обуваясь.

— Рано? Ха! — удивилась девушка, бросив мимолётный взгляд на электронные часы. Но спорить не стала, а напротив, сильнее завернулась в одеяло, словно суши в ресторане.

Келио тихонько закрыл дверь, а после, словно спортсмен после свистка стартовал к лестнице. Его немного заносило на поворотах, но тем не менее, он без происшествий спустился к главному входу.

Миранда не спала. Она раскрылась, и обняв одеяло, отвернулась от стены. Светловолосая женщина, что лежала у двери полуживым тараканом, поправила свой халат, который едва на ней смыкался. После, нащупала физиономию своего собутыльника, дернула его за нос и прошептала сиплым голосом: «Подъем, салага!». На что тот покорно встал, отпер дверь и вышел. Дама тоже собралась было уходить, и даже поднялась, но потом передумала и стукнулась головой о пол, преграждая проход. Миранда с умилением наблюдала эту картину, что за зрелище может быть приятней, чем утреннее воркование влюблённой пары?

Тем временем Келио уже стоял на остановке и дожидался родителей. Парень прищурился и увидел знакомые лица. Келио, словно ребёнок и подбежал к матери, увидев в её руках тяжёлую сумку.

— Ох, Келио, мальчик мой! Ну как вы там? Не голодали? Как Миранда, она в порядке?! — не успев Келио поздороваться, как тут же из маминых уст посыпались вопросы.

— Да, все отлично. — Немного нервничая заверил женщину сын, ведь точно он не мог ответить на этот вопрос.

— Это облегчение для всех нас. — Сказал отец, приобняв за талию свою жену, подарил ей свою змеиную улыбку.

Несмотря на свой преклонный возраст, Найл не выглядел дряхлым стариком, отнюдь, его самоуверенная походка и осанка орла сбавляла ему годы. Мужчина блеснул своими леденящими серыми глазами в сторону Келио, который не подавая виду, что ему тяжело, нёс огромную сумку.

— Мама, ты что, сама эту сумку от дома тащила? Ты кирпичи положила туда что-ли? — смеялся Келио, надрываясь под грузом.

— Твой отец, так пожелал. — Неловкость Файны сменилась агрессией. — Смотри, Найл, как корячится твой сын!

— Не надо! Всё нормально! — покраснел парень.

— Чего ты ноешь? Слабаком я его не воспитывал, а если он и станет бесхребетным как и твоя дочурка, то это уже твоё влияние. — Глаголил старик.

— Не смей так говорить на Миранду, а тем более на Келио, которым ты должен гордиться! Твой сын — красивый и спортивный парень! Каждый год он участвует в международных марафонах по бегу, а ты только пожимаешь плечами!

— А чему радоваться? Одни вторые места! — недоумевал тот, потирая свой острый подбородок.

Келио было не удобно, он не привык к такому выплеску внимания к себе. Парень молчал и продолжал нести торбу дальше, перекладывая её с одного плеча, на другое.

— Ты мне даже помощь не предложил! Может это твой отец воспитал тебя как слабака?! — не унималась зеленоглазая, и наконец выплеснув свой гнев на мужа, затихла.

— Потому что ты — чёртова феминистка, а притворяешься умирающим лебедем! Давишь на жалость? Не выйдет! Я видел, как ты и потяжелее сумки таскала из продуктового!

Келио не выдержал. Бросив багаж на дорогу, он развернулся к спорящей паре.

— Вы можете перестать ссориться из-за какой-то чепухи, хотя бы сейчас, — преодолев смущение спросил Келио, — когда Миранда лежит в больнице и нуждается в вашей поддержке?!

Взрослые не ожидали подобной реакции от молчаливого Келио, и словно дети демонстративно друг от друга отвернулись, а рука Найла, что лежала на бедре женщины — ослабла и опустилась вниз.

Парень развернулся, и набрав в лёгкие воздуха, снова взял в руки сумку.

Миранда, сложив руки на подоконнике, как обычно смотрела в заляпанное жиром окно, и заметила, как Келио заходит в больницу не один. Увидев маму с папой, девушка бросила взгляд на спящую и прошлась к ней быстрым шагом. Миранда хотела сделать как в кино, где парень берёт свою капризную подружку за талию, и несмотря на то, что она вырывается и кричит, он кладёт её себе на плечо, а та болтается на нём словно верёвка. Но если бы всё было так просто. Миранда едва подняла спящую «красавицу», как она тут же повалилась на пол. «Эх, не быть мне героиней страстного лесбийского романа». — Вздохнула девушка, взяла двумя руками медсестру за запястья, открыла дверь ногой и поволокла её, словно половую тряпку. Самое интересное, что никто на неё внимание не обращал, словно это было нечто обыденное. У Миранды не было чёткого плана действий, она просто тащила её вдоль по коридору и периодически оглядывалась по сторонам, пытаясь найти взглядом лаборантскую. Искала кабинет, а нашла маму с папой. Мама, застав свою дочь в неловком положении, подбежала к ней и спросила:

— Доча, а что это ты делаешь? — по привычке не поздоровавшись, спросила она.

Миранда, заметив свою мать, бросила сальные ручки женщины на пол.

— Привет, мама… Я тут… В общем… — Чесала затылок Миранда.

Келио, вынырнув из-под отцовского плеча, увидел, что Миранда волочёт знакомое тело. «Вот же, ёж!» — подумал парень и треснул себя по лбу, а после побежал вслед за матерью.

— Так, дамы, без паники! — встал Келио между ними, — вернусь через пару минут! — сказал тот и стал поднимать медсестру.

Как бы Келио не пытался, поднять женщину он был не в силах, но поднатужившись, на удивление, он, хрустя позвоночником, поднял блондинку, и немного зашатавшись понёс её на третий этаж. Миранда знала, что брату важно было доказать отцу, что он чего-то стоит, чтобы тот, наконец, перестал сравнивать его с погибшим сыном, который был явно не так хорош, как думал Найл. Девушка опустила глаза и отвернулась, в то время, когда отец застыл в ожидании «очередной неудачи».

— Мам! — позвала Миранда, которая была уже в конце коридора и звала к себе в палату, кивнув, девушка скрылась за дверью комнаты.

Отец и мать переглянулись и снова взялись за руки, как в старые добрые времена, хотя очевидно, что слова, которые они друг-другу наговорили, навсегда создадут маленькую трещину в их отношениях, но сохранение семьи было очень важно для Миранды, по крайней мере, так думала мать. Она хотела так думать.

Келио, преодолев ступеньки, окончательно выдохся, устал. Когда отец скрылся с горизонта, он аккуратно положил женщину. Его удивляло, как после таких долгих пересадок, она всё ещё не проснулась. «Она хоть жива?» — мелькнуло у него в голове. Немного передохнув, парень стал волочить её по полу, пока на кого-то не наткнулся. Этим «кто-то» оказался уже знакомый доктор, который ещё с утра выглядел, словно машина после аварии, а сейчас был свеж, как огурчик.

— Ваша женщина, — молвил Келио, передавая медсестру врачу, — из рук в руки.

— А ну, погодите, молодой человек! — окликнул он парня.

Келио обернулся на приятный бас и терпкий запах одеколона.

— Пастервильсон? — Указал на него пальцем доктор Лоррис.

— Да. — Протянул парень.

— Мне с вами по пути. — Улыбнулся мужчина, и открыв дверь напротив, протолкнул туда женщину. Вытерев руки о свой халат, мужчина подбежал к подростку.

Келио и доктор спускались по лестнице в полной тишине, даже пациенты куда-то подевались. «Ах, да, сейчас же время обеда». — успокоил себя мыслью Лоррис.

— Мне кажется, или я вас сегодня уже встречал? — прервал молчание мужчина.

— Да, встречали, я удивлён, что вы запомнили. — улыбнулся Келио одним уголком губ.

— Ах, да… — вспомнил тот, и мямлил. — Прошу прощение за это маленькое неудобство, — пролепетал доктор.

— Со всеми бывает…

Парень не очень-то любил говорить с малознакомыми людьми, он испытывал дискомфорт, как например сейчас, когда они просто идут по мучительно длинному коридору, не проронив ни слова.

Дойдя до палаты, где находилась Миранда, мужчина открыл дверь. После того, как доктор вошёл, Келио последовал его примеру.

Пробежавшись взглядом по присутствующим, доктор представился:

— Здравствуйте, я лечащий врач вашей дочери. Можете звать меня доктором Лоррисом…

— Очень замечательно! — потёрла руки женщина. -Так, мистер доктор, такой вопрос: «Что за безобразие происходит в вашей больнице?» — с порога начала свой допрос мать. — По полу валяются женщины, а мои дети вынуждены их распихивать по кабинетам?!

— Прошу прощение за.. — стал было оправдываться доктор.

— Не перебивайте меня! — пригрозила Файна и замолчала.

Мужчина ожидал развития наскучившей темы, но он его не получил.

— Я вопрос вам задала, чего вы молчите? — возмутилась женщина.

— Прошу прощения за предоставленные неудобства. Впредь такого не повторится.

— Я не нуждаюсь в ваших извинениях! Я сейчас же пойду к главному врачу, и расскажу, чем вы тут занимаетесь!

— Прошу, не раздувайте из этого скандал! Давайте не выносить сор из избы!

— Давайте без «давайте»! Как в вашу голову вдолбить то, что это – вопиющий случай! — драматизировала Файна, размашисто жестикулируя руками. — Смените нам лечащего врача, немедленно! И возможно, я умолчу об этом инциденте!

— Боюсь, что этого больше не потребуется…

— Боится он, ты смотри… — Не удержалась Файна от насмешливого комментария.

— …так как мы выписываем вашу дочь! – с раздражением, всё же закончил доктор.

После последних сказанных слов врачом, Файна села на соседнюю кровать и закрыла лицо руками, а после, словно обновившись, обняла Миранду со словами: «О, Господи, Боже мой! Слава Богу!»

— Что же это было, доктор? — спросила мать, словно забыв о недавней вспышке.

— Если честно, мы этого не выяснили…

К женщине вернулись былое возмущение и гнев:

— Что же тут за врачи? Что за больница! Вам бы в училище учится, а не в больнице работать! О Боже, да простит меня Господь! – перекрестилась Файна.

— Но на данном этапе, у вас всё стабильно, Миранда, — обратился он к девушке, поняв, что беседовать с её матерью бесполезно, — нарушений в работе мозга не возникало, словно и не было никаких сбоев, но если обнаружите что-то странное, то сообщите нам, непременно.

— Ага, — вмешалась мать, — ещё бы! С глаз моих!

Доктор поспешил удалиться и в спешке забыл закрыть дверь.

— В лифту родился, что ли? — Щелкнула мать языком и по-театральному захлопнула её

Вдоволь поистирив и испортив окружающим настроение, женщина успокоила свою душеньку и вытянулась, словно ленивая кошка на кровати.

— Похоже, что кому-то сумку обратно нести придётся. — Растворилась женщина в улыбке и зыркнула в сторону своего мужа, а тот, в свою очередь, передал свой взгляд Келио.

— Ой, да ладно вам… — С досадой протянул Келио и закатил глаза.

Глава 5

Утомительный день подходил к концу. Миранда, что лениво разлеглась на диване в гостиной, по вибрациям распознавала голоса матери и отца, которые о чём-то оживлённо дискуссировали. Девушку не покидали тревожные мысли, и чтобы как-то их развеять, вышла на разведку в соседнюю комнату, где находились родители и её брат.

Келио сидел на корточках и выкладывал вещи из сумки на кровать. Выкладывал, проклиная каждую из них: «Удивительно, как такое огромное количество одежды и прочей ерунды, мама умудрилась запихнуть в такую маленькую сумочку?». Но раздумья Келио прервал отец, который после того, как Файна, оборвав разговор на вопросительной ноте, вышла из комнаты:

— Всё, что не убьёт тебя — сделает сильней. — Подытожил мужчина, потрепав сына за волосы, и отправился вслед за женой.

Парень передразнил отца и скорчил рожу.

— Келио, — отозвалась девушка, которая стояла в проходе всё это время, — это ведь мои вещи, — сказала она, подходя к кровати, — могу я помочь тебе?

— Ну, конечно, — сказал неуверенно парень, так как не ожидал инициативы от сестры, — добро пожаловать!

Келио делал то, что и обычно, а Миранда растасовывала вещи по комнатам. Но вскоре девушке быстро наскучило это занятие, и та плюхнулась на кровать.

— Аккуратней, а то сломаешь. — Буркнул Келио себе под нос.

Увидев, что Миранда переворачивается на другой бок, парень чуть повысил голос.

— А ну, вставай, ленивая задница!

Девушка лишь промычала в ответ.

— Так, — всплеснул руками тот, — ты, ведь, не за тем, что бы помочь, пришла сюда, верно? — не отрываясь от дела, сказал Келио.

— Слушай, — резко поднялась с постели Миранда, — помнишь ты говорил что у тебя есть знакомая, которая способна перевести то, чтобыло написано на той странной в записке?

Бросив на сестру мимолётный взгляд, Келио тяжко выдохнул::

— Я бы на твоём месте не надеялся. Она не любит посетителей. — Отговаривал Келио сестру. — Да, дурацкая затея.

— Эй, в тебе говорит дряхлый шестидесятилетний старик! Ещё вчера ты говорил, что в деле, а сейчас что? — развела руками девушка.

Сделав небольшую паузу, Келио задал вопрос:

— Ты ведь, не успокоишься, так?

— Ну пожалуйста, скажи её адрес. — Словно ребёнок умоляла девушка брата.

— Пойми, я не могу, — сожалел парень, — зря я ляпнул.

— Почему ты не можешь просто сказать мне, в чём дело? – недоумевала девушка.

— Она общается с небольшим количеством людей…

— И как ты попал в это «небольшое количество»? — с усмешкой спросила Миранда, не веря тому, что брат, которого она может прочесть, словно открытую книгу, станет от неё что-либо скрывать.

— Это длинная история. — Отнекивался тот, а сам погрузился глубоко, в беспросветную пучину воспоминаний.

Этот момент его жизни, словно был окутан в дурманящей запах хвои и солёный привкус во рту. Первое, что приходило Келио на ум — это палящее, словно раскалённая сковорода солнце и умиротворённый шум реки, в которой периодически переливались соты рыбьей чешуи. Келио тогда был ещё совсем ребёнком, наивным мальчишкой лет семи. В этот день, он с отцом выехал на рыбалку за город с ночёвкой. Весь день Найл то и делал, что пытался завлечь сына к этому, как считал мальчик, довольно скучному занятию. Отец злился, и с каждой его неудачей, тот периодически раздавал ему подзатыльники. Но он не понимал, что чем больше он его бил, тем быстрее его интерес к этому угасал, а в конечном итоге Келио и вовсе стал ненавидеть рыбалку. Тогда, отец сказал ему напоследок: «Делай что хочешь, Лео, давай! Может ещё попросишь у той девчонки, чтобы научила тебя вязать?!» — указал он на девочку, которая сидела в окружении своих родителей на клетчатом покрывале и вязала носочки для таксы, которого она периодически окликала для примерки: «Тим, ко мне!». Тогда он встал, бросил удочку и стал взбираться на холм, где сидела светловолосая девочка, не обращая внимания на угрозы и вопли отца. Там, вдали, он увидел в корне противоположную семью: полноценную и счастливую. Келио помнит, как обернулся в тот момент, чтобы взглянуть на единственного родного человека, что остался у него, но не увидел ничего, кроме нескончаемого потока негатива. Он хотел вернуться, извиниться, снова держать эту ненавистную удочку в руках и сохранить с отцом хорошие отношения, но ноги несли его в противоположном направлении. Мальчик не спешил, он очень стеснялся и не знал как начать разговор, но он и сам не заметил, как оказался в двух шагах от них.

— Можно тут посидеть с вами? — робко спросил он, и не дожидаясь ответа, сел рядом с девочкой.

Родители неловко переглянулись и перевели взгляд на Келио.

— Да, конечно, располагайся. — Позволил ему глава семьи.

— Спасибо. — Сказал он, вытерев руки об штаны.

Слова, будто застыли в воздухе, их остатки, раз за разом, словно резали лезвием соловьиные трели, а со временем и вовсе превращали их в пыль.

— Как, зовут тебя? — наконец обратился он к своей ровеснице.

— Я Рианна. — Представилась она и повернулась лицом к Келио. – Рианна Пауэрс.

Она посмотрела на него глазами цвета зелёного чая, но этот чудесный цвет размывала кровь. Келио от неожиданности вздрогнул, надеясь проснуться от страшного сна. Матери не понравился юный гость:

— Рианна, детка, пойдём домой. – Настаивала она.

— Почему? Нет, не пойду я никуда! — возразила она, а после поднялась и стряхнула с платья песок. — Мы не на долго.

Девочка кивнула мальчику в сторону, где сгущался лес и они вместе пошли по протоптанной тропе.

— Ты Келио? — предположила девочка.

— От куда ты знаешь?

— Твоего отца можно за городом услышать. — Пошутила Ри, вот только Келио эта шутка показалась не смешной, и девочке пришлось посмеяться в одиночестве.

— Да… — Сказал Келио, смотря себе под ноги.

— Я же знаю, что ты хочешь знать. Хочешь знать, что случилось с моими глазами. — Не дав Келио закончить, сказала девочка.

— Вовсе нет! — возразил Келио, бегая глазами по молодым ветвям .

— Все спрашивают, но мама с папой молчат, я не знаю почему… Если то, что они делают, не считается плохим… — Вслух размышляла она. — Вот почему ты отводишь взгляд?

— Ничего подобного!

— Нет, отводишь! Ты хочешь знать, но воспитание не дает тебе спросить! — настаивала девочка.

— Ладно, — остановился Келио, — ты права.

Рианна стала напротив мальчика и опустила глаза, но тут, на её тонких губах скользнула улыбка.

— Расскажу, если поймаешь! Ты латка! — Легко хлопнув по плечу, девчонка побежала в сторону леса, а он погнался за ней.

— А ну стой! Стой! — Крикнул мальчик вслед, но Рианна не останавливалась.

Келио решил схитрить и срезать дорогу, но его силы были уже на исходе. Так и не догнав её, сказал, превозмогая тяжёлую одышку — Когда-нибудь, я буду настоящим спортсменом!

И тут из тёмной чащи послышался звонкий хохот.

— Что? — недоумевал мальчик, — «Келио Пастервильсон», думаю, отлично смотрелось бы на грамоте! — с гордостью произнёс он.

— Если твоё имя туда ещё поместится! — вышла девочка из тумана смеясь, её лицо в форме сердца, превратилось в грушеподобное, а щёки загорелось румянцем. — Глупые у тебя мечты, Келио!

— А о чём ты мечтаешь? — сказал Келио, сев на сырое от постоянных дождей бревно.

Задумавшись, Рианна развернулась к чаще лицом.

— Я мечтаю о других родителях. — Призналась девочка.

— Рианна! Ты что! — нахмурил Келио густые брови. — У тебя замечательные родители!

— Ты многого не знаешь, Келио… — Сказала Рианна, повернувшись к мальчику и сев рядом. — Мои родители держат меня взаперти, как пленную, понимаешь? Не разрешают заводить ни знакомых, ни друзей. Мама хочет, чтобы я была умной, как папа. И папа хочет, чтобы я была такой же умной, как он. — Шепнула Рианна, едва смыкая губы.

— Может, они хотят обезопасить тебя, — предположил он, — это не значит, что они плохие, значит, что они любят тебя по-своему. — Когда Келио сказал это, он понял, что только что ответил себе на свой вопрос, который не касался Рианны, но касался его и отца.

— Дело не в этом.

Келио легонько хлопнул девочку по спине, передав латку.

— Рассказывай. — Велел ей мальчик.

Рианна сделала глубокий вдох.

— Мой отец работает прокурором.

— И?

— Это ложь, которую он всем говорит. — Глотнув воздуха, Рианна продолжила. — Мой папа — профессиональный гипнотизёр. Внушитель. Вот.

— Вау, я видел таких в цирке! — почесал Келио макушку.

Девочка не выдержала, и эмоции взяли верх. Она толкнула Келио так сильно, что он упал с бревна.

— Рианна, прости, я не хотел! Прошу, не уходи! — осознав всю неуместность своих предположений, кричал Келио.

Она медленно подошла к неуклюжему мальчику и посмотрела ему в глаза. В её взгляде играл нездоровый блеск:

— Келио Пастервильсон, прежде чем раскрывать свой мешок с зубами, подумай пару раз, стоит ли оно того! – произнесла с надрывом Рианна и убежала прочь.

Келио погнался за ней, но не успел, её тут же перехватила мать и насильно поволокла в дом за волосы. Девочка кричала и вырывалась, но женщина была непоколебима. Увидев, постороннего, она кивнула своему мужу, и тот направился к мальчику.

Мужчина взял Келио за горло и прижал к дереву, подымая его всё выше и выше. Позвоночник мальчика проехался по каждому бугорку коры, а его ноги свободно болтались.

— Не трожь его! — чуть ли не сорвав голос, кричала Рианна.

Отец постепенно расслабил руку, а тот грохнулся на землю и стал судорожно щупать горло, на котором ещё долго не сходили синяки.

— Только попробуй кому-то ляпнуть её имя, я найду тебя, слышишь? — шепнул ему мужчина на ухо. — Пошла! — приказал тот своей дочери, указав на подвал.

— Нет! — взмолилась девочка. — Прошу, не надо!

Парень отходил от шока. Когда его дыхание немного нормализовалось, тот поднялся на ноги, но Рианну уже было не видать.

Ближе к вечеру Келио пришёл на запах жареной рыбы. И на отцовские вопросы он не отвечал. Сейчас было не до них. Пережив ночь в одной палатке с ворчащим стариком, ранним утром он подбежал к её дому, надеясь на встречу, но по дороге к нему он увидел машину социального работника, в котором сидела Рианна и горько глотала свои слёзы. Родители совали женщине, что работала в этой службе, любые деньги, но та, лишь воротила носом.

С тех пор он не видел эту девочку из прошлого, пока сама не вышла на него, отправив письмо, по которому можно было легко вычислить её местонахождение. Келио не отвечал на него. Он не знал что написать ей, с чего начать.

Вся эта история, словно молния пронеслась у него в голове. Келио вернулся в реальность.

— Её зовут Рианна, — сказал он, — думаю, ты застанешь её дома, так как проходит она обучение на дому. Она живёт в частном секторе B32, надеюсь, ты не заблудишься.

Девушка с подозрением посмотрела на брата и подумала: «И с чего он так резко согласился?»

— И… Передай ей «привет» от меня. – Потупил тот взгляд.

Миранда покосилась на выход:

— Ладно, спокойной ночи.

— Да, — задумчиво кивнул парень, — сладких снов.

Глава 6

Миранда проснулась от того, что почувствовала какой-то дискомфорт, лежа лицом на пуховой подушке. Раскрыв глаза, Миранда приподнялась и увидела, что некоторые участки из светло-бирюзового цвета, превратились в тёмный. Вытерев мокрую щёку, Миранда сразу поняла, в чём дело. «Фу, как это мерзко!» — подумала она и обнажив свою подушку, Миранда кинула наволочку в корзину для грязного белья и как ни в чём не бывало, легла обратно под одеяло, пока оно не успело остыть.

Но тут, она вспомнила, что сегодня она должна была готовить завтрак на всю семью. Миранда в спешке принялась рыскать в поисках телефона, чтобы взглянуть на время. К счастью, долго искать не пришлось, так как до поздней ночи, проверяла блоги любимых авторов фанатских теорий на наличие новостей. Своё хобби девушка превратила в еженощную обязанность, и платила за это бесконечными мешками под глазами.

Что ж, на часах было уже без пяти одиннадцать. Дома искать кого-то было бесполезным занятием, ведь родители давно ушли на работу, а Келио — в школу. Миранда скинула с себя одеяло и направилась на запах горелого, сразу стало ясно, кто готовил, и кто будет вечером драить плиту. Придя на кухню, девушка увидела тарелку теста, обжаренное в яйце. Как выяснилось, это были вчерашние макароны. Келио, похоже, решил разнообразить свою кухню. Миранда, не попробовав, высыпала этот «кулинарный шедевр» в урну, не желая себя травить.

Позже, на холодильнике она увидела, прикреплённую магнитом записку. Девушка взяла её в руки и прочла про себя: «Если ты читаешь это, то вероятней всего, ты уже проснулась. Но если ты сомневаешься — ущипни себя на всякий случай. Короче, я опять, как видишь, приготовил всем поесть. Я не стал тебя будить, так как врач прописал тебе ПОСТЕЛЬНЫЙ РЕЖИМ. Рианну мы навестим через неделю, когда твой «домашний арест» закончится. ТАК ЧТО, БЕЗ ГЛУПОСТЕЙ! Ах, да, всю следующую неделю ты будешь готовить и мыть посуду за всеми, так что наслаждайся беззаботными деньками и ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!»

Вскоре письмо от Келио последовало вслед за завтраком. Открыв холодильник, Миранда ничего съедобного не нашла. Взяв немного денег, и конечно, одевшись по-теплее, девушка выдвинулась на поиски, прихватив с собой странную записку.

Выйдя на улицу, Миранда ссутулилась так, что из под куртки были видны лишь редкие, тусклые реснички. Несмотря на то, что на улице было довольно мало людей, Миранду это напрягало. Ведь все дети её возраста уже давно на занятиях, а она расхаживает по городу. Словно кому-то есть до неё дело. Потому, Миранда покашливала и шмыгала носом, думая: «Какой же я параноик».

Вскоре, девушка попала в единственное место, где хорошо ориентировалась, им оказался продуктовый магазин. На этот раз, она решила ограничиться овсяными хлопьями и небольшим пакетом изюма. Быстро найдя то, что искала, Миранда, расплатившись, положила всё это в синий рюкзак и вышла на улицу.

Теперь у неё был выбор: остаться пай-девочкой, приготовить себе завтрак и соблюдать «пастельный режим», или ослушаться брата, родителей и врача, но продвинуться хоть на дюйм ближе к разгадке.

Ноги понесли Миранду в неизвестном направлении. Так как дороги к частному сектору она не знала, ей пришлось расспрашивать прохожих. С помощью приветливых незнакомцев Миранда нашла цепочку аккуратных домиков, которые, словно солдатики стояли вряд. Миранда изучала таблички, что висели на каждом доме, бегая из одного участка к другому, в надежде рассмотреть верные цифры. Вскоре пред Мирандой предстал дом, который отличался от других неким налётом уныния, удивительно, что она не заметила его сразу. «Мрачный замок? Массивная крепость?» — подумала Миранда при её росте метр шестьдесят с кепкой. Да нет. Дом как дом! Как и большинство других, стоящих вряд. Нахмурив брови, девушка перешагнула через порог, а после раздался металлический звон от костяшек Миранды. Подождав ещё немного, девушка толкнула свежеокрашенную железную дверь. Она беззвучно отворилась, что не могло не вызвать недоумение у девушки:

— Рианна, вы дома? — спросила Миранда в пустоту, а через мгновение от её вопроса не осталось и следа, стены, словно поглощали каждый звук.

Внутри дом был обустроен на этнический манер, а в интерьере фигурировали тёмно-зелёный, мягкий, словно бархат оттенок и пепельно серебристый. В воздухе стоял запах воска и палённых спичек, что, безусловно, успокаивало. Миранда ещё какое-то время стояла в проходе, поддаваясь гипнотическим позолоченными узорам, что переплетали лестничные плиты. Взяв себя в руки, Миранда сделала шаг к лестнице, после чего под девушкой раздался треск красного дерева. Девушка боялась, что сделав неверный вдох или выдох, всё может рухнуть, как в кукольном домике, потому передвигалась на носочках. Преодолев закрученную, словно пружину лестницу и головокружение, Миранда вышла в очередной слабоосвещённый коридор.

Проходя вдоль него неспешным шагом, она увидела, что все двери заперты, кроме одной единственной. Миранда, по своей глупости, направилась прямиком к ней, но, не успев и заглянуть за дверной проём, как на неё, тут же, набросились двое коротко стриженных, крепко сложенных мужчин. Один выворачивал ей руки, тем самым обездвиживая, а второй снял с неё курточку и стал обыскивать карманы. Не найдя ничего из того, что могло бы его заинтересовать, он принялся шаркать по рюкзаку, высыпая на пол всё содержимое.

— Отставить! — послышался чей-то грубоватый голос из той загадочной комнаты.

Мужчины деловито переглянулись и спустились вниз по лестнице.

На пару секунд, Миранда застыла в немом шоке. После, её постепенно начало отпускать. Девушка наклонилась, чтобы собрать вещи, которые были разбросаны по всему коридору. Миранда подняла куртку, и дожидаясь приглашения, стала в проходе.

Девушка, пыталась разглядеть хоть что-то, так как в комнате стоял полный мрак за счёт того, что шторы не давали солнечному свету пробиться сквозь плотную ткань. Девушка, что сидела к гостье спиной, зажгла две свечи, что стояли на туалетном столике напротив неё. От увиденного, Миранда пошатнулась, ведь она не ожидала, что незнакомка будет сидеть в инвалидной коляске.

— Расслабься, этот стул на колёсах не мой, просто нравиться на нём кататься, — успокоила её девушка, — присаживайся. — Предложила она, указав на обшитый кожей, бежевый диван.

Миранда присела, а свою курточку положила на журнальный столик.

— Почему у тебя было открыто? — перешла Миранда на «ты», задав один из многочисленных вопросов.

— Ко мне часто приходят мои знакомые. Мои охранники знают каждого в лицо, так что закрывать двери я не вижу смысла, разве что на ночь. — Сухо ответила она. — Кто ты такая? Назови своё имя.

— Извини, но мне не приятно знакомиться, когда ко мне повёрнуты спиной. — Увиливала девушка от ответа.

— Знаешь, — устало произнесла она, теряя к девушке всякий интерес, — я тоже мало удовольствия получаю при общении с тобой, но тем не менее, я тебя выслушиваю сейчас, хотя могла бы запросто выгнать тебя из дома.

— Ты всегда грубишь своим гостям? — поинтересовалась Миранда.

— Гостям — никогда, но ты — мой клиент, к тому же твой голос не кажется мне знакомым, а значит, что тебе кто-то дал мой адрес. — Строила она логическую цепочку. — А предлагаю свои услуги, лишь девятерым, двое из которых, являются моими друзьями. Или…Трое…Да, точно… — Продолжала она. — В любом случае, если ты уйдёшь, я ничего не потеряю, денег у моих родителей достаточно, а у меня стабильный заработок. — Ровным тоном, словно робот заверила девушка. — Но ты этого не сделаешь, ведь недаром ты выискивала со мной связь.

— Мне твой адрес сказал Келио. — Сдалась Миранда. — Мой сводный брат.

Угрюмая девушка совершенно неожиданно засмеялась, откинув голову назад:

— Ох, Пастервильсон! Под юбку решил спрятаться. — смеялась девушка. — И где же наш спортсмен?

— Келио сейчас в школе. — Немного удивилась вопросу Миранда.

Спустя пару секунд молчания, девушка открыла ящик и стала доставать словари один за другим.

— Ну, давай, незнакомка, доставай, что там тебе нужно. — Отступила она, так и не добившись ответа на свой вопрос.

Миранда полезла в рюкзак за запиской. Разгладив её немного, она подошла к девушке, чтобы вручить её.

— Нет, — возразила она, — скажи, что там написано. -Возразила она, отвернувшись от Миранды.

Щёки девушки краснели, а сама потихоньку кипятилась, словно чайник. «Что она из себя возомнила?! Тоже мне, важная персона, брезгует даже повернуться в мою сторону!» — думала Миранда. Казалось, что вот-вот из ушей пойдёт пар. Но вскоре, от увиденного, моментально побледнела, продрогла, а желудок опустился, максимально сдавив мочевой.

— Что с твоими глазами?! — воскликнула Миранда, видя лишь желтоватые белки глаз.

— Что? — слабо спросила странница, но вспомнив, что рядом с ней стояло старенькое зеркало, она разъярённо зарычала. Нащупав его и взяв в руки, она ударила его об стену, оно раскрошилось на крупные осколки. Девушка вырвала записку из рук Миранды. — Убирайся! Живо! — приказала она ей, указав на дверь.

Поддавшись страху, Миранда едва подавляла крик в своей груди, который вот-вот, вырвется наружу. В спешке прихватив свою курточку, выскочила, как ошпаренная на улицу.

Забежав домой, Миранда закрыла дверь на все замки и с облегчением выдохнула. Девушка бросила куртку на крючок и плюхнулась на кровать.

— Какая же я дура! — корила себя Миранда.

— Согласен. – Сказал приятный голос.

— Келио?

— От чего так бежала? — спросил парень из соседней комнаты.

— Так… холодно на улице. — Мямлила девушка.

— Ещё бы, без шапки слоняться по городу! — подметил брат. — Ты мою записку читала?

— Читала я твою записку, ошибки через слово.

— Не надо, — настойчиво попросил парень, — «постельный режим» и «без глупостей» я написал правильно!

— Ну прости, я ходила за чем-нибудь съедобным, потому как в холодильнике у нас повесилась мышь!

— Да? И где же твоё «что-то съедобное»? — спросил тот, раскладывая продукты на кухне.

Глаза Миранды постепенно округлились, а на лбу выступили капли пота, ведь она совсем забыла про свой рюкзак.

— Мне не хватило денег. — Пролепетала Миранда, стараясь не быть замеченной во лжи.

— Что ж, в любом случае я купил продуктов, так что, ничего страшного.

Миранда поднялась с кровати и направилась на кухню, чтобы перехватить чего-нибудь.

— Э, нет! Не порти аппетит! — сказал Келио, легонько треснув сестру по руке, которая тянулась к печенью. — Ты обедала?

— Нет, и не завтракала, и вообще, не ела ничего весь день, так что, лучше не стой на пути! — выхватила Миранда кулёк с крекерами у Келио и села рядом.

Келио пожал плечами и достал из холодильника баночку пива.

— Пиво? Келио! — посмотрела Миранда неодобрительно на своего брата.

— Что? Мне уже семнадцать. — Улыбнулся парень, сделав пару глотков.

— Ой, ну прости, взрослый дяденька, если мама узнает, то сегодня у нас в вечернем меню будет твоя голова!

В этот момент, кто-то царапал ключами у замка и звенел брелком. Келио, в это время, открыл окно и выбросил бутылку под сопровождение нотаций соседей. Быстро закрыв окно, тем самым уничтожив все улики и оборвав на полу слове претензии надоедливых стариков, парень пошёл помогать матери с пакетами.

Так как чувство вины не давало Миранде покоя, она выждала момент, чтобы всё рассказать Келио, который разложил вещи и уже сидел за компьютером.

— Слушай… — Робко начала свой разговор Миранда.

— Да, — молвил Келио, снимая наушники и ставя на паузу игру, — у аппарата.

— Обещай, что не будешь злиться сейчас.

Келио устроился по-удобней и развернулся лицом к Миранде, но не ответил ей на вопрос.

— Я уже готов топать ногами. — Улыбнулся парень одним уголком губ.

Сделав глубокий вдох, Миранда стала посвящать Келио в историю своих похождений.

— По дороге в магазин, я решила заскочить к…

— О, нет… — С досадой произнёс парень, закрыв лицо рукой. Он догадывался о ком пойдёт речь.

— Подожди, выслушай… — Успокаивала Миранда брата.

— Я же чётко дал понять! — на Келио нахлынула волна возмущения и негодования.

— Да, я знаю, но…

— Ладно, хорошо, отлично! — Изменился парень в лице, снова не дав ей закончить. — Ты добилась чего хотела? Она расшифровала послание?

По гримасе Миранды сразу стало ясно, что её план, которого и не было по сути, провалился.

— Супер, она выгнала тебя, так? — предположил парень.

Миранда не ответила, но Келио в этом и не нуждался.

— Ах, класс, — с наслаждением произнёс он, — что же нужно было сделать, чтобы Рианна выгнала тебя из своего дома?!

— Знаешь что, Келио! — беспомощность Миранды сменилась недоумением. — Мог бы и предупредить о том, что у неё серьёзные проблемы со зрением! Да, Келио, твоя подружка оказалась слепой!

Парень свёл брови:

— Что? Этого не может быть… — неубедительно произнёс Келио, перейдя на шёпот.

— Может, Келио, может! Я видела своими глазами! Видела, как безжизненные, закисшие белки глаз смотрели на меня сквозь пелену лопнувших сосудов! — не унималась девушка.

— Замолчи! – приказал он своей сестре, тем самым заставив её закрыть рот и проглотить остатки несказанных слов. — Завтра, мы навестим её. И ты идёшь со мной. — Поставил Келио перед фактом.

На что Миранда, лишь кивнула в ответ.

Глава 7

— Глазки раскрываются… Просыпайся, соня! — пронизывал сон Миранды знакомый голос. — Ну же, вставай!

Девушка, мечте которой выспаться в этой жизни — сбыться точно не дано, пробубнила:

— Чего тебе? — с интонацией великомученика спросила Миранда, которая, развалившись на кровати, поспешила спрятать ноги под одеяло.

— Сегодня в школу я не иду и…

— Вау, вау! — оборвала парня на полуслове. — Такой взрослый и большой! Только знать мне об этом совершенно не обязательно! — закуталась Миранда в одеяло ещё сильнее, в надежде устранить этот надоедливый источник звука.

— Эй, ты со мной идёшь вообще-то, так что — марш собираться! — скомандовал старший брат, после чего вышел.

Не получив никакой ответной реакции, парень продолжил уже из другой комнаты:

— Или ты забыла наш вчерашний разговор?

Миранда, отчаянно поборовшись за свободу с одеялом, которое крепко сжимало девушку в объятьях, беспощадно пнула ногой поработителя и поспешила вслед за Келио.

— Я думала, что мы навестим Рианну на выходных!

— На выходных она никого не принимает. — С нотками раздражения парень констатировал факт, похоже, что ему самому не нравилась эта затея.

— Но… Она так отзывалась о тебе, я подумала, что вы, ну, друзья. — Высказала свою догадку Миранда, больше звучавшую как вопрос.

Келио ничего не ответил, лишь достал телефон и стал искать чей-то номер, скрывая своё замешательство, было видно, что парень нервничал не на шутку.

— А как же мой постельный режим? — не унималась девушка, решив сменить тему на более безобидную.

— Какой в нём смысл, если ты его не соблюдаешь? — вскинул бровь парень, после чего, словно на кнопку, надавил на курносый носик сестры и поспешил собирать рюкзак.

Миранда сделала глубокий выдох, но легче не стало. Она не хотела вновь возвращаться к тому дому, ведь не знала как посмотрит девушке в её незрячие глаза.

Большая часть продуктов уже была в сумке, так что на кухонном столе оставалось всего ничего, но Миранда ещё и не подозревала о том, сколько находилось на другой половине стола. От увиденного девушка присела на стул, и взяла в руки контейнер с какой-то алой жижой.

— Это что такое? — возмутилась сестра.

— Ох, совсем забыл! — тот легонько треснув себя по лбу, выхватил коробочку из рук Миранды. — Это борщик, думаю, ей понравится. — С явным самодовольством в глазах заявил Келио.

— «Борщик» ?! — не переставала удивляться чудаковатости своего брата. — Может ещё жаренного лосося ей завернул? — взглянув на дно этой кучи из продуктов, Миранда медленно от неё отстранилась, а на её лице, словно глубокий порез, красовалась улыбка. — Издеваешься.

— Послушай, я её увижу впервые за многие годы!

— Я понимаю, но…

— Неси свой рюкзак, мой уже битком набит. — Сказал Келио, пропуская слова девушки мимо ушей.

Глаза Миранды забегали по комнате и остановились на оконном стекле.

— Где твой рюкзак? — безмятежное лицо Келио сменилось более серьёзным.

— Я забыла его у твоей подруги. — Миранда закрыла глаза, опасаясь очередной волны гнева.

Келио обвёл взглядом свою сестру, и совершенно спокойным тоном продолжил:

— Значит, понесёшь в руках.

-Что?! Не буду я этого делать! — высказала девушка свою твёрдую позицию, оценив в очередной раз масштаб натюрморта.

— Нет, подожди! — оборвал Келио свою сестру, после чего стал говорить вязко и убедительно. — Я готовил всё это вчера, ходил по магазинам! Кто виноват, что ты не умеешь следить за вещами?

— Я виновата, признаю! Но даже если я и соглашусь, я физически не смогу всё это донести!

Своим взглядом Келио сокрушил непоколебимость Миранды, словно стену, оставив от неё лишь руины и в следующее мгновение, как по волшебству, девушка корячилась с продуктами в руках, завёрнутые в слои полиэтиленовых пакетов.

— Ты там скоро? — застонала девушка под грузом, торопя брата.

— Нет причин для спешки! — заявил Келио, выходя из подъезда.

После того, как тот стал жертвой обстрела холодными искрами из глаз своей сестры, парень сжалился над ней и взял пару пакетов.

Всю дорогу они молчали, но дойдя до самого порога, Келио, всё же нарушил тишину:

— Не волнуйся.

Странно, но Миранде стало немого спокойней на душе. Дежавю. Со вчерашнего дня обстановка ни чуть не изменилась: всё тот же дом, всё то же белоснежное небо, которое рассыпалось на миллионы снежинок. Келио, переведя дух, ринулся, чтобы постучать, но Миранда его остановила и легонько толкнула дверь.

Перейдя за порог, никто не отважился позвать хозяйку дома и в последующие минуты они просто стояли у входной двери, дожидаясь, пока кто-нибудь обратит на них внимание. Но стоило Миранде поставить один из многочисленных пакетов на пол, как тут же, десятки клонов в чёрных костюмах выскочили изо всех углов, словно тараканы и направили, как по команде, дула пистолетов. От неожиданности, все пакеты, что так бережно несли в руках эти двое — рухнули, наделав много шуму.

— Поберегите силы, она того не стоит. — Раздался знакомый голос из глубины здания.

Миранда, проглотив язык, наблюдала за девушкой, которая подойдя к лестнице вышвырнула её рюкзак. Охранники синхронно выстроились вряд, и стали передавать друг-другу сумку, словно эстафетную палочку, что, безусловно, рассмешило бы Келио своей абсурдностью, но сейчас он был немного озадачен другими вещами.

— Рианна? — решился подать он голос.

Девушка застыла на месте, но чтобы она проявила больший интерес, парню следовало постараться.

— Это ещё кто? – задала она вопрос, который не был адресован кому-то конкретно, словно обращалась к высоким стенам своего дома.

— Твой старый друг! — продолжил он, несмотря на то, в любую секунду может раздаться выстрел. — Я не привык орать на весь дом, так что спустись, будь добра!

Спустя пару секунд на раздумье, Рианна, скрипя досками, спустилась вниз и дала охране команду «отбой». Всё теми же медленными, размеренными шагами она направилась к концу коридора. Миранда едва слышно отступила, чтобы не спугнуть момент, и когда Рианна вплотную подошла к парню, он сказал:

— Сними эти очки, в них нет никакого смысла.

Рианна изначально догадывалась кто это, но отказывалась верить до последнего, боявшись разочарования в собственных ожиданиях. Поддавшись гипнотическому воздействию голоса парня, она послушно сняла очки и опустила голову, словно битая собака. Келио ничуть нее удивила эта картина, так как он был к ней готов. Он взглянул на неё, словно являлся хозяином этого дома, взглядом фальшиво-высокомерным с ноткой обиды. Но это была лишь маска, в следующую секунду, убедившись в том, что она узнала того единственного из своих «друзей», с кем обменялась больше, чем два десятка слов, она, совершенно неожиданно для всех присутствующих, подобно ребёнку, бросилась Келио на шею.

— Надо же, не каждый день девчонки бросаются ко мне в объятья. — Острил парень.

— Дурак! — неубедительно прозвучала её злоба. — Прости меня за… мои слова в прошлом и…

— Это уже не важно, — заверил Келио свою подругу, — нам нужно многое обсудить! Где здесь кухня? Я уже бегу ставить чайник! — пригрозил парень.

— Это всё конечно замечательно, но что нам делать с ней? — кивнула хозяйка в сторону бедняжки, которая сжалась в углу и уже готова была провалится сквозь землю.

— Рианна, все эти пакеты на полу… — говорил девушке парень про хаотично разбросанные мешки с едой, которые так и норовили рассыпать всё содержимое. — Миранда готовила, старалась загладить вину, и ты выставишь её за дверь? — продолжал Келио давить на жалость.

Девушка снисходительно улыбнулась Миранде, и ничего не сказав направилась в сторону кухни, попутно объясняя где что лежит. Келио подмигнул своей незадачливой сестрёнке, и она, подбирая пакеты на ходу отправилась вслед за ними. Из кухни доносились отрывистые реплики:

— Может объяснишь лучше как устроена твоя охранная система? — не выдержал посекундных приказов и наставлений Рианны парень, который уже давно во всём разобрался. — Или ты так всех гостей встречаешь?

— Расскажу, только заварка в другом ящике! — с насмешкой заметила девушка.

Когда Миранда вошла в комнату, первое, что бросилось в глаза — это её размер. Сравнивая с высочайшими потолками в коридоре, казалось, что она находилась в табакерке. Приятные, спокойные тона давали глазам отдохнуть от наскучившей роскоши. Девушка последовала примеру Рианны и села за стол, после чего принялась разгружать пакеты.

— Родители, идя на работу нанимают мне удвоенную охрану. Так как у меня все посетители расписаны на определённое время, настораживает, когда кто-тот приходит не по записи. — Сказала Рианна.

— Если бы ты иногда запирала двери, то это решило бы множество проблем. — Подметил парень, стараясь перебить грохот ящиков.

— Нет, не решило бы. В любом случае мне бы наняли охранников мои теперешние родители. Эти старики глаз с меня глаза боятся свести. Напрягает. У меня даже есть расписание звонков, которого они придерживаются уже больше двух лет и несмотря на это их не интересуют мои… Проблемы что-ли… — Тут девушка немного замялась. — Единственный вопрос который их волнует : «Ну что ты там, жива?»

— Звучит как издёвка.

— Верно. — Согласилась Рианна, но когда до её дошло, что это Миранда решила вставить свои пять копеек, она захотела взять свои слова обратно, проигнорировав её.

— Послушай, я вела себя глупо, мне не следовало заставлять тебя выходить из своей зоны комфорта, учить тебя каким-то нормам поведения.- Сожалела девушка. — Мне самой следовало бы поучиться.

На лице Рианны промелькнула приветливая улыбка:

— Предлагаю забыть то, что произошло вчера. — Мрачный тон девушки растворился в дружелюбии.

Миранда одобрительно кивнула и почувствовала себя гораздо комфортней чем прежде.

— Вы закончили? Чай уже остывает! — сообщил парень.

— Да, конечно, садись. Миранда, не окажешь мне услугу? — обратилась Рианна к девушке, протянув руку с клочком бумаги.

— Что, прямо здесь? — приподняла она брови от удивления.

— Да, почему бы и нет.

— Что там? — заглянул Келио через плечо Рианне, неся чашки на подносе. — А, понятно… — С некоторым пренебрежением отозвался парень и сел на место. — Что ж, я могу справится, дай-ка сюда.

Келио стал диктовать буквы и символы: «…Палка вниз, палка вверх…» . Правда, после того, как они обнаружили, что это буквы родного им языка, только перевёрнуты, им понимать друг-друга стало много проще. Вообщем, работа шла полным ходом.

— Это же шифр, балда, какой же это язык? — обратилась Рианна к Келио, в тот момент, когда Миранда конспектировала все догадки.

— Но ты ведь сможешь разобраться с подобным? — уплетая очередную булочку за обе щеки, с набитым ртом спросила девушка.

— Да, — задумчиво произнесла Рианна, расценивая свои возможности, — правда, на это мне понадобится больше времени. Что там ещё помимо шифра?

— Девять колец вокруг цифры «десять», — рассматривал он записку, словно впервые, — На каждом из них числа от одного до девяти, но не по-порядку, — Келио прищурился, — составляя крест…

Все на мгновение замолкли, дабы проверить, не посетила ли их головы одинокая мысля.

— Я так и не вспомнил , где видел это кольцо с треугольным орнаментом. — Признался Келио, почесав затылок.

Миранда ожила и кинулась к записке.

— Я вспомнила! Вспомнила! — восторженно воскликнула девушка, бросив ручку на стол.

— Что? Ну же, не томи! — взбудоражилась Рианна, подскочив на стуле.

— Я помню очень смутно… — Начала Мира издалека. — Помню детскую площадку…Помню, как закрылись ворота на замок. — Девушка закрыла глаза, и её перенесло в воспоминания. — Это кодовый замок… Он был обрамлён в треугольный узор!

— Код? Ты его помнишь? — отозвался Келио.

— Нет, конечно. — Поникла Миранда. — Не помню даже где это находится.

— Помнится, что мы проходили мимо какой-то площадки, по пути в школу. — Предположил Келио. — Взломаем замок, и всё осмотрим.

— Взломаем? Когда это ты научился взламывать замки? — поинтересовалась сестра.

— Завтра. В 6:00. У Пермудского сквера. – Кратко заключил Келио, не желая отвечать на вопрос.

Глава 8

Время текло чрезвычайно быстро. Неизвестно сколько ещё бы длилась их дискуссия, если бы родители Рианны, хозяева этого дома, вернувшись с работы, не указали им на часы, что свидетельствовало о том, что кое-кто злоупотребляет гостеприимством.

Домой Миранда и Келио возвращались глубоким вечером с полными животами, под сопровождение отрывистых нот звонкого хохота, которые разбивались о затянутый облаками небесный купол. На кроваво-красном осеннем небе едва виднелись звёзды. К счастью, они не служили основным источником света. Сложись иначе, ребята не увидели бы ничего, что находилось дальше их собственного носа. Миранда, преодолевая одышку, остановилась у очередного фонаря, который, словно молчаливый кукловод играл тенями, выстраивая золотистую дорожку. Девушка остановилась, поддаваясь обворожительному танцу снежинок в свете фонарей. Келио, наблюдая за этой картиной повернулся к своей сестре вполоборота:

— Пошли уже! — поторопил брат Миранду, снисходительно улыбнувшись.

Миранда, надув губы, напала на Келио со спины, повалив его на снег. Девушка, звонко смеясь, нависла над парнем и удерживала его за плечи, в надежде на то, что на парня нахлынет та же эйфория. Миранда осознала, что на мгновение облик Келио перестал быть для неё ненавистным. От этого ей становилось не по себе. Несмотря на то, что с лица Келио не сходила улыбка, в его глазах тусклым огоньком пылала лёгкая усталость. Задержав на девушке томный взгляд, парень вырвался, после чего взял гроздь снега и затолкал Миранде за шиворот.

— Пастервильсон! — взвыла Миранда от колкой боли в районе спины, причина которой стекала по замшевой юбке.

Девушка рванула вслед за парнем, но бежать оставалось не долго, так как ребята уже подходили к дому. Догнав наглеца, Миранда толкнула парня локтём в живот.

— Ну ты и придурок! — заявила девушка.

— Есть такое. — Согласился Келио, пропуская Миранду вперёд.

Подымаясь по ступенькам, девушка обдумывала, что скажет родителям, но парень, словно прочёл её мысли и сказал:

— Если что, я скажу, что мы были в школе на экскурсии.

— Да что за экскурсии в такой поздний час?

Келио, оставив Миранду без ответа, едва слышно открыл дверь и включил в коридоре свет. Женщина, что сидела на стуле, дежурила в проходе, не смыкая глаз. От сверлящего взгляда, а возможно, от неожиданности, Миранда вздрогнула.

— Привет, мам! — как ни в чём не бывало поздоровался парень. — А где папа? — тут же спросил Келио, озираясь в соседние комнаты.

Файна, ничего не ответив, набрала номер Найла:

— Да, они дома, возвращайся.

Острый кадык Келио опустился. Он понял, что отец разыскивал их по всему городу, и оправдываться сейчас было бессмысленно.

Файна положила трубку, и расположилась на стуле, словно властная правительница, а тех, кто стоял у двери, готовили к публичной казни.

— Молодой человек, юная леди, — обратилась она к каждому наконец, — у вас большие проблемы.

Келио с Мирандой переглянулись, после чего, парень стянул с себя куртку и повесил её на крючок. Файна, наблюдая за тем, как Келио направляется в свою комнату, крикнула ему вслед:

— И да, ты под домашним арестом!

Хлопок двери в комнату Келио, словно поставил точку в конце предложения, которое он никогда не воспримет всерьёз. Миранда издала робкий смешок, но улыбка вмиг пропала, когда Файна снова перевела строгий взгляд на неё.

— Тебя это тоже касается.

Миранда последовала примеру брата, освободившись от верхней одежды, девушка поспешила в свою комнату.

Тут, как по заказу, заявился разгневанный отец.

— Где они?! Я сейчас их по стене размажу! — доносился голос из коридора.

В то время, когда Миранда уже готовилась к верной смерти, Келио лишь хмыкнул на его угрозы, ища какое-то чтиво перед сном.

— Тише, тише, они уже спят! — лепетала мать, помогая Найлу раздеться.

— Спят они! Я бы тоже, сейчас поспал, а не шлялся по всему Карстору! — возмущался отец. — Сколько времени, сколько бензина на них потратил! Вот ты, — обратился тот к жене, — ты знаешь сколько стоит бензин?!

— Найл, прошу, разбудишь всех соседей!

— Пускай все знают, что мой сын — прогульщик! Да, Келио?! — обратился он к парню, читавшего старую газету, которую нашёл у себя в ящике, в отцовской папке, так как иного развлечения себе не нашёл.

Келио так затянуло содержание газеты, что тот не мог оторваться, но услышав, как мужчина зашаркал ботинками в сторону его комнаты, Келио поспешно выключил лампу и накрылся одеялом.

Дверь распахнулась, ударившись о соседнюю стену. Файна бросилась к мужу, ибо сердце подсказывало ей, что если она не вмешается, дело примет скверный оборот.

— Видишь? Все уже спят, и ты иди отдохни! У тебя был сегодня тяжёлый день!

Разъярённый мужчина ещё что-то прошипел напоследок, и отправился в спальню, а Файна закрыла дверь в комнату Келио, которого впоследствии одолела дрёма.

Келио казалось, что вот только он сомкнул глаза, как будильник пробил уже пять часов, что означало, что пора собираться на пробежку. Но парень решил побаловать себя, и отложил её до понедельника. Келио отключил назойливую мелодию, оделся, а после беззвучными шагами направился к комнате Миранды, чтобы напомнить ей о встрече. Открыв дверь, он увидел, что сестра всё это время ждала только его прихода, сидя на краю кровати.

— Придётся отложить нашу сходку на неопределённое время… — Сделала вывод девушка, что и не думала переодеваться со вчерашнего дня.

— …Или свалить раньше, чем они проснуться. — Сев рядом с сестрой, закончил предложение Келио.

— Мы под домашним арестом, мальчик! — Миранда защёлкала пальцами у Келио перед глазами, надеясь вернуть его в реальность.

Но тут послышались голос Файны, которая едва раскрыв глаза, уже успела вынести мозг своему мужу. Келио приложил указательный палец к губам Миранды.

— Они никуда не поедут! — воскликнул грубый мужской голос. — Ты и так не дала провести воспитательный момент, а теперь даёшь им поблажки!

— Но не взять их с собой, чтобы навестить мою больную маму — это уже слишком. — Женщине было тяжело говорить, дрожь в её голосе не стихала, а голос перестал слушаться. Было слышно, как тапочки пошлёпали в сторону кухни, открывая ящик с таблетками.

— Я не допущу этого, Файна! Они наказаны на все выходные! Точка! — отрывисто и чётко произнёс мужчина, которого не волновало, нарушил ли он сон домочадцев.

— Да? А что ты скажешь на то, что ты, в слепой старости, с цветущим букетом различных болезней, останешься один, а твои дети, в будущем, будут плевать на твою могилу?! — надрывалась Файна, которая уже не в силах была сдержать эмоции.

Пощёчина. Тихий, смеренный плачь.

Келио молниеносно ринулся к двери на звук удара, а Миранда вслед за ним.

— Что ты себе позволяешь?! — неожиданно для себя, заявил Келио о своём присутствии, подойдя вплотную к отцу.

— Смотрите кто объявился! Какой смелый… — с пренебрежительной улыбкой заметил Найл. — Был бы ты таким пару часов назад, когда я тебя отчитывал.

Келио проглотил свои ядовитые слова, себя же отравляя. Парень бросил мимолётный взгляд в сторону Миранды, которая успокаивала свою мать. Ничуть не жалея о том, что начал разговор, он выпрямил спину и с максимальным презрением окунул свои глаза в мутно-серый омут отцовских очей.

— Хочешь навестить старуху, которую ты никогда в жизни не видел? — с насмешкой задал тот риторический вопрос.

— Я хочу, чтобы ты научился сдерживать свои обещания. — Монотонно произнёс Келио. — Мы договорились, что я больше не слышу в этом доме звуки побоев.

— Кто ты такой, что ставишь мне условия? — наклонился отец над ним, давая понять, что тот для него лишь «маленький мальчик».

Келио понизил голос, доводя его до состояния шёпота:

— Должно быть, ты забыл, что я тоже являюсь частью этой семьи. Просто напоминаю тебе об этом.

— С глаз моих! — насмехался отец над сыном, не воспринимая всерьёз его слов.

В глазах Келио блеснула искра, после которой, он крепко сжал запястье Миранды и поволок сестру к входной двери, приказав одеваться.

— Ты так отчаянно пытался завоевать авторитет, что потерял моё уважение, — доносился приятный, но раздражённый голос парня из коридора, — счастливо оставаться!

Парень хлопнул дверью и поспешил удалиться из подъезда.

— Келио! Стой, чёрт возьми! — погналась девушка за парнем хвостом.

Едва поспевая за парнем, Миранда ухватилась за его плечо.

— Это ещё что такое было?! — задала девушка вопрос, словно сама себе, зная, что Келио вряд ли ответит на него.

— Это был предел моего терпения. — Ответил тот с удивлённой усмешкой, которая вскоре сменилась на былое раздражение. Келио, смотря на наручные часы, которые показывали пять минут седьмого, негодовал:

— Ну и где она?

— Я здесь! — отозвалась Рианна, которую из рук в руки передал случайный прохожий. — Нам лучше поторопиться. — Порекомендовала девушка, судя по всему родители и не знают о её побеге.

— Я тоже так думаю. — Согласился Келио, глубоко вздохнув.

Миранда ухватилась за оголённые прутья ворот, и принялась рассматривать незамысловатую резьбу. Девушка поморщилась от нахлынувшей головной боли. Казалось, что черепушка Миранды вот-вот взорвётся, как бочка с порохом. Возможно, что причиной этому был сегодняшний скандал, а может это место, которое давало понять, что посетителей здесь не жалуют.

— Вот тот замок! — указал Келио на ржавую пластину с цифрами, что блоком была встроена во внутрь врат. — Мы не прогадали!

— И как ты планируешь его взламывать? — спросила Миранда.

— Не знаю… С подобными замками я не сталкивался… — Разочаровался Келио, осмотрев замок.

— Довольно предсказуемо. — Подала голос Рианна. — Я тут со своим лакеем не спала всю ночь, он озвучивал мне конспект Миранды, решала вашу задачку. Шифр внизу я не расшифровала, но совершив пару простых манипуляций с числами, которые мы ошибочно считали девятью планетами нашей системы, я получила нечто, похожее на код. — Девушка отдала бумажку, на которой был написан дрожащей рукой ряд цифр, в руки Миранде. — Но я не гарантирую вам результата…

— Даже если ты и права, вряд ли ворота откроются, уж больно они заржавели. — Заметил Келио.

— Стоит попробовать. — Перевела свой тон на шёпот Миранда.

Девушка стала набирать числа поочерёдно. Убедившись, что ворота не открылись, она стала придумывать с цифрами всевозможные комбинации.

— Всё, Миранда. Это бесполезно. — С досадой и завуалированной обидой на саму себя останавливала её Рианна.

— А как же! — после того, как девушка набрала комбинацию «5445», раздался пронизывающий уши скрип.

Девушка не могла поверить, что всё это происходит именно с ней: «Боже мой! Настоящие приключения на старости лет!» — подумала она. Келио, в это время, наблюдал за происходящим с опаской, озираясь по сторонам. А Рианна ещё долго не снимет с себя маску самодовольства и гордости за проделанную работу.

Буйно цветущие розы тумана с каждым шагом Миранды растворялись в беззвучном шёпоте голых ветвей. Сделав ещё пару неловких шагов, девушка узнала очертания детской площадки, на которой провела ранее детство.

Келио, который всё это время был для Рианны поводырём, решился задать вопрос:

— Что мы пытаемся здесь найти?

Но Миранда не посчитала нужным ответить своему брату. Девушка крутанула небольшую карусель и села в сиденье, обдумывая дальнейшие действия.

Келио, увидев качели, слегка опешил:

— Невозможно! Не может быть! — пытался убедить себя парень.

— Что не может? — всполошилась Миранда.

Парень достал газету, что была всё это время с ним, и показал сестре.

— Что там? Читай! — не терпелось Рианне.

— Графа: «Без вести пропавшие»… — Разбирала Миранда старый, потёртый шрифт. — «Пропали двойняшки», — гласила газета, — «Дело не раскрыто».

— Обрати внимание на снимки с места происшествия! Все качели, карусели! Один в один, как на картинке! — не унимался парень.

Миранду, словно бывалого моряка, было уже сложно чем-то удивить. Но девушка мастерски изобразила это чувство.

— Посмотри какого числа была выпущена эта газета. — Указал Келио на желтый от старости лист.

— Не разберу… — Прищурилась Миранда, в попытках разглядеть дату выпуска.

— Прошло ровно десять лет с того момента! Десять, понимаешь? — намекал Келио на содержание записки.

— Да ладно тебе, это просто совпадение! — фыркнула Рианна на бредни своего старого друга.

— Двадцать минут назад я убедился, что тут не бывает совпадений. — Заверил Келио девушку. — Нужно каждую мелочь брать в расчёт.

— Келио… — тревожно окликнула брата Миранда, которая додумалась разъединить склеенные листы. Девушка заметно побледнела:

— Тебе эти лица никого не напоминают? — спросила она, выставив газету у Келио перед лицом.

Парень не поверил своим глазам и вырвал газету из рук сестры. Не было никаких сомнений. Келио узнал эти черты.

— Кто это здесь шарахается?! — хрипел незнакомый голос. — А ну пошли вон от сюда! Иначе глотнёте по пуле! — перезаряжая ружьё, предупредил сторож.

Миранда и вся её шайка, чуть не словив инфаркт и пару холостых, сверкнули пятками.

Глава 9

Подростки, преодолевая не малый слой снега, бежали. Бежали, не разбирая дороги, по блеклой улице. Когда отголоски выстрелов перестали доносится до их ушей, они остановились у придорожного кафе.

— Странно, что эту площадку ещё кто-то охраняет. — Подметил Келио.

— Странней этого может быть только то, от чего именно он нас охраняет. — Высказалась Рианнна.

— Скорей всего охранник не причастен ко всему этому. — Предположил парень.

— Мы не можем быть уверенны на сто процентов. — Сказала Миранда, заходя в здание, именуемое, как «Карамельное дежавю».

За ней подтянулись и остальные ребята. Едва девушка приоткрыла дверь, как тут же шоколадно-ванильный шлейф, словно облачился в человека и крепко взяв девушку за руки, поволок к ближайшему столику. Внутри кафе всё полностью соответствовало тому, чего ожидают увидеть посетитель. Теперь каждый раз, когда кто-то будет произносить подобное название, на языке будут всплывать воспоминания об обжигающего руки тепла, после мороза от камина, в котором догорали осиновые дрова и вкусе топлёной карамели. Сердца, в которых совсем недавно бушевала тревога — обрели покой. Теперь они были готовы здраво мыслить, всё обсудить и взвесить возможные варианты.

— Что будете заказывать? — вмешался худощавый официант.

— Можно мы здесь просто посидим? — задал Келио вопрос, больше звучавшую, как просьбу.

Холод мужчины, что бросал тень на их столик, моментально развеял всё тепло своим отрицательным ответом.

— Ясно. — Кратко ответил парень, и потянулся к меню.

Денег у него было немного, потому список содержимого значительно сократился. Парню повезло, что кафе только открылось, а потому цены были минимальны. Мелочи, что валялась в его куртке не один месяц, хватило на три чашки горячего шоколада.

Стулья обитые молочным бархатом, терракотовые скатерти… Мысли казались тяжелыми и тягучими, словно воск, что капал с ароматных свеч, потому всех понемногу клонило в сон.

— Так, — хлопнул Келио в ладони пару раз, — не спим!

— Итак, что мы имеем? — сказала Рианна, оперившись всей массой о стол.

— Спасибо. — Обратился Келио к официанту, который подавал заказ. — Мы уже знаем код, который открывает ворота, — стал перечислять парень, — знаем, что с детской площадкой что-то не так, а так же то, что охраняет его чёртов психопат.

— Ты не забывай о тех портретах пропавших детей. — Добавила Миранда.

— Что за пропавшие дети? — спросила девушка.

— Да так, глупая теория. — Мешал ложкой парень ароматную субстанцию. — Просто один из них очень похож на моего друга.

— С которым ты был знаком лишь одну перемену. — Дополнила сестра, немного кипятясь, от того, что Келио, порой не замечает очевидных вещей. — И с сестрой которого, я уже успела пообщаться. — Сказала девушка, ткнув пальцем в газету.

— Дети пропали, Миранда, это не могут быть они! — повысил тон Келио, но вспомнив о том, где он находится, вернулся к прежнему. — Нужно обратить внимание на более важные вещи.

— Согласна, — облокотилась Рианна на спинку стула, — но я всё же хочу поднять другой вопрос. Зачем твоему отцу понадобилась старая газета?

Келио скривил губы в пренебрежительной улыбке:

— Он любит собирать всякое старье. Любит собирать, складировать, перечитывать, а потом промывать мозги «о былых временах». Шкаф уже надрывается от этих бесполезных бумажек, потому стал прятать этот хлам в моих ящиках. Вот и наткнулся.

Ход их мыслей прерывал постоянный трезвон колокольчика, что сообщал об очередном посетителе. Мало того, что всё содержимое в голове и так смешалось в кучу, так ещё постоянный бубнёж мешал сосредоточиться.

— Полагаю, что нам необходимо ещё раз проникнуть туда, и всё осмотреть. — Подытожила Рианна, допив свой напиток.

— Ты шутишь? — не удержалась от вопроса Миранда, которую вырвало из цепких лап дрёмы заявление знакомого голоса.

— Эй, где твоя тяга к приключениям, за которую ты мне позавчера все уши прожужжала?

— Потеряла по дороге, когда убегала от маньяка с ружьём. — Острила Миранда.

— В любом случае нам придётся снова туда возвращаться. — Вмешался Келио. — Не стоит при первой же опасности прятать голову в песок.

Миранда откинулась на спинку стула, и зазвенела ложкой в поисках остатков горячего шоколада.

Снова это нелепое молчание. Келио понимал, что возможно сейчас, был один из самых подходящих моментов. Чтобы задать тот самый вопрос, который обдумывал не один день.

— Рианна, слушай, — начал Келио разговор, который долго откладывал, — я бы хотел услышать продолжение той истории…

Девушка, что сидела напротив, не совсем разобрала суть вопроса, но вспомнив их последний разговор до момента расставания, она вдохнула максимальное количество воздуха, за которым последовал тяжёлый выдох.

— Я понимаю тебе трудно…

— Всё нормально, я в порядке! — поспешила успокоить Келио девушка. — С чего бы начать… — Безутешно улыбнулась девушка, подперев голову рукой.

Миранда перевела взгляд на парня, а после на Рианну. Девушка пытаясь понять, о чём вообще идёт речь, и когда она успела потерять нить разговора.

— Всё что я сказала тебе, будучи ребёнком, не совсем верно. Я росла в доме, в котором жили родители и родители моих родителей. — Начала Рианна свой рассказ. — Возможно, что мир и не знал семьи дружнее, чем наша. Соседи с завистью зыркали на нас, а вечером не могли не обсудить наш прекрасный дом за чашкой чая. Я была самым счастливым ребёнком. — С особым теплом вспоминала девушка. — Пока яблоком раздора не послужила новая работа моего отца. — Рианне было тяжко говорить об этом, язык словно мёрзлой рыбиной лежал во рту. Девушка смочила горло, дважды за последние десять секунд. — После того, когда он раскрыл всю суть своей работы родителям, они серьёзно поссорились. И в тот день моя жизнь разделилась на «до» и «после». Семья рушилась, а я ничего не могла с этим сделать. — Сквозь дрожащую улыбку сказала Рианна. — Отец работал на тайную организацию. Он работал изобретателем, делал различные машины и прочее. Но это были не просто вёдра на колёсах. Это были механизмы для контроля разума, которые отец, прежде чем презентовать своё изделие, испытывал на мне. В большинстве своём, все эти машины были безвредны, кроме одной. — Девушка закусила губу. — Которая могла исполнить заветную мечту моих родителей…

— Какая? — не удержалась от вопроса Миранда, которая слушала её, раскрыв рот.

— Они хотели сделать из меня блестящего переводчика. — Сказала девушка, сделав передышку. — У меня не было никаких склонностей к языкам, потому мой папаша не нашёл иного выхода, кроме как воспользоваться этой машиной. Поначалу, матери казалось это аморальным. Но после баек о моём блестящим будущем «соседям на зависть» и прочем, она, не скрипя душой дала согласие. — Нагнетала Рианна. После этого разговора, мать запретила мне общаться с кем-либо, боялась, что выдам их тайну. Для окружающих мы были всё той же беззаботной семьёй, словно в рекламе. Вот только от расспросов: «Детка, что у тебя с глазками?», уже начинался нервный тик. Излучение, что воспроизводил этот агрегат, было чрезвычайно вредоносным. Но фраза: «Потерпи всего десять минут! Ты что? Хочешь быть такой же глупой как твои сверстники?» — всегда удерживала меня на стуле. Я лишь хотела, чтобы родители гордились мной. — Сказала Рианна, подняв голову вверх, чтобы солёные капли не покидали туманных глаз.

Келио, как никто понимал её, и неосознанно потянулся к сухой руке Рианны. Почувствовав лёгкое прикосновение, девушка ощутила поддержку. Она продолжила свой рассказ.

— После того, как я встретила тебя, — обратилась девушка к Келио, — я поняла, что родители обманывали меня всю жизнь. Когда меня поволокли в тот самый подвал, я билась в истерике, умоляла отпустить. В тот самый день, когда я вертела головой, луч забрал моё зрение навсегда. — Рианна закрыла своё лицо ладонями, после чего руки плавно опускались всё ниже и ниже. — После этой новости, дедушку забрал инфаркт, а бабушка, несмотря на все угрозы, позвонила социальному работнику. А сейчас мой отец и мать отбывают срок в Керлианской тюрьме. — Подытожила девушка.

Сидящие не могли подобрать слов, которые не довели бы девушку до нервного срыва.

— Ребята, мне пора возвращаться домой. — мямлила Рианна, которой было явно неловко за столь короткий визит.

— Мы проводим тебя. — Сказал Келио, едва заметно улыбнувшись уголком губ.

Оплатив заказ, подростки вышли из кафе.

Доведя Рианну до дома, Миранда передала записку, в надежде на то, что девушка найдёт хоть какие-то зацепки. А Рианна дала указание: проштудировать всю библиотеку, весь интернет и найти больше информации о том самом случае из газеты. После долгих прощаний, они всё же деловито пожали друг-другу руки, и договорились о встрече на неопределённое время.

Миранда и Келио снова остались одни на бесцветной улице.

Возвращаться домой, поджав хвост, не было смысла. И ребята побрели прямо по дороге, соскребая носком ботинок снег с асфальта.

— Так мерзко на душе. Похоже этот день просто обречён быть плохим. — Сделала вывод девушка.

Сердце девушки покинуло былое воодушевление. На его месте была лишь мерзлота.

Краткая, но звонкая мелодия доносилась из кармана Келио. Парень достал свой телефон, и прищурив глаза, пытался разглядеть текст сообщения.

— Что там? — посмотрела девушка на брата вопросительным взглядом.

— «Дом Джонс приглашает вас на тусовку!». — Читал Келио. — Сказано, что вечеринка состоится завтра, в восемь часов вечера.

— Ага, конечно, думаешь нас родители отпустят? — фыркнула Миранда.

— Тебя серьёзно сейчас это волнует? — вскинул бровь парень.

— Вообще-то да, — слегка удивилась девушка глуповатому вопросу, — я боюсь представить, что нам сделает отец, когда мы вернёмся домой. Глупо рассчитывать на какое-то снисхождение с его стороны.

— Мы уже нарушили их запрет! Что нам помешает сделать это ещё раз? — настаивал взбунтовавшийся Келио, в силу своего возраста.

— С чего ты так рвёшься на эту глупую вечеринку? Ты же терпеть их не можешь! — недоумевала Миранда, заметив у парня небольшие отклонения в предпочтениях.

— Хочу проверить достоверность твоей теории по поводу двойняшек. — Ухмыльнулся парень. — Маллтер Джонс — вот кто отправил мне это сообщение.

— Так ты веришь? Веришь в мою теорию? — ликуя, воскликнула девушка.

— Эй, пока ничего не доказано! Не хотелось бы ещё и Маллтера впутывать в это дело.

— А если это окажутся они?! Ох, сколько вопросов! — захлопала девушка в ладоши, позабыв недавнее уныние.

— И мы узнаем на них ответы. — Заверил Келио сестру. — Выбор за тобой, Миранда. Идёшь ты со мной или нет.

Миранда смотрела под ноги:

— Я не знаю, Келио. Не могу, сам знаешь.

— Понимаю. — Кратко произнёс парень. — Было бы неплохо, если бы ты нашла с Трейси общий язык. Это пошло бы нам только на пользу. — Сделал Келио последнюю попытку, уговорить сестру. — Ладно, пойду один.

Миранда задумчиво устремила вдаль свой взор, подкрепляя статус мыслителя гордой походкой. Но вскоре её щёки лопнули от хохота.

— Представляю, как ты будишь выглядеть, показывая Маллтеру старую газету. — Сквозь смех, произнесла Миранда. — Спрашивая о том, не пропадал ли он, случайно, на десяток лет. — Дразнила девушка брата.

— Да уж, будет не просто подойти к этому разговору. — Ответил Келио широкой улыбкой. — Вечеринка, конечно, не самое подходящее место для подобных разговоров. Может подумать, что я обкурился в дрова и вызвать скорую.

— Но ты ведь, придумаешь что-нибудь, верно?

— Ну конечно, а как же иначе? — закатил парень глаза, подтверждая очевидный факт.

Вернувшись домой ближе к вечеру, ребята никого не обнаружили, что несомненно смутило. Миранда, раздевшись, сразу бросилась к телефону, чтобы набрать номер своей матери. А озадаченный Келио присел в коридоре на стул, и попросил сестру включить громкую связь. Из телефона доносились монотонные гудки.

— Алло, мама, ты где? — обеспокоенно спросила Миранда.

— Покупаю для твоей бабушки лекарства. — Сухо ответила Файна.

— Где отец? — шёпотом подсказал Келио девушке очередной вопрос.

— А папа где? — спросила Миранда, выдавливая все соки из своего дружелюбия.

— Ищет Келио, — с омерзением отозвалась она о своём муже, — передай мальчишке, пусть готовится к серьёзному разговору со своим папашей. — Вздохнула женщина. — Вы дома?

-Да, да, конечно… — Сказала Миранда, но вскоре пожалела. — Ты ведь не выдашь нас?

— Ох, Мирочка, золотце, пойми, бесполезно это всё. — Вяло ответила обессиленная от бесконечных истерик мать. — Нет, я не скажу ему, — сказала женщина, — больше никогда и ничего.

Парень, что сидел на неудобном стульчике, принял более удобную позу и навострил уши.

— Мама, ну что ты в самом деле? — возмутилась на женщину Миранда. — И как ты планируешь с этим бороться? — смиренно спросила девушка.

— Никак. — Фыркнула мать. — Подам заявление на развод и всё тут. — Подвела итог, пока ещё замужняя женщина.

Миранда застыла в изумлении, а её брат не сводил с неё глаз, ожидая дальнейшего развития событий.

— Мама, но это не выход! — неожиданно для себя воскликнула Миранда, которая, казалось бы, должна быть рада их разрыву. — Поговори с ним, скажи то, что чувствуешь.

— У него нет сердца, лишь ком чёрствого хлеба. — Жаловалась Файна.

— Но развод — очень серьёзный шаг. — Продолжала девушка свои отчаянные попытки.

— Я не вижу другого выхода, пойми…

Миранда наполнила свою грудь воздухом, чтобы выпалить очередную фразу:

— Как тебе это удаётся? — переменился настрой у Миранды, которую терзала грудь неистовая обида.

— Что удаётся? — недоумевала женщина.

— Как тебе удаётся перечёркивать свою жизнь раз за разом? Говоришь, что семья ценнее всего, но тебя не волнует, если кто-то заменит чью-то роль, как в дешёвом спектакле! — вспомнила девушка о своём отце.

— Пойми, нельзя ведь вечно скорбеть о прошлом. — Тушила огонь бензином женщина, которая не давала дочери высказаться.

— Если я погибну, ты удочеришь себе новую, верно? — наконец завершила свою мысль Миранда, которая беспокоила её более двух лет.

На другом конце провода донёсся лишь холодный, уставший тон женщины:

— Поговорим дома. — ответила она, не воспринимая разглагольство дочери всерьёз.

Лицо Миранды всё покрылось мелкими пятнами, а бледная, словно мрамор кожа стала значительно темней.

— Нет! Не «поговорим дома»! Если мы сейчас это не выясним — это будут последние слова что ты услышишь от меня! — разрывая динамик телефона, высказывала всё то, что накопилось за долгие годы, девушка. Но напрасно. Файна давно уже повесила трубку.

Миранда со всей силы сжала телефон в руке, и направилась в свою комнату. Опешивший взгляд Келио говорил сам за себя. Вскоре, парень осознал всю тяжесть ситуации и последовал вслед за сестрой.

Миранда, вдоволь покричав и поплакав, вымоталась, а после уснула раньше обычного. Келио, поправив одеяло своей сестре, спрятал прядь её волос за ушко.

Услышав, как родители вернувшись домой, направились на кухню, парень сел у двери и принялся подслушивать их дальнейшую беседу.

— Как день прошёл? — невзначай спросил отец, словно то, что было сегодня утром — оказалось всего лишь дурным сном.

— Не лучше чем у тебя. — С фальшивым равнодушием заметила жена. — Ты добился, чего хотел. В понедельник я с удовольствием подпишу бумаги на развод.

— Что? — искренне удивился мужчина очередному женскому капризу. — Что ты такое говоришь?

Он ринулся к Файне, чтобы усмирить её тёплыми объятьями, но та держала его на дистанции. Женщина, взяв салфетку, провела ею по чуть красноватой щеке. Стерев пудру, она молча указала на причину их разрыва.

Найл не ожидал, что всё так обернётся, не ожидал, что закончится вот так, из-за какого-то, по его мнению, пустяка… Мужчина перешёл на шепот, чтобы поднять больную для женщины тему, хотел надавить на живое:

— А как же наши дети? — неожиданно ласково подметил мужчина, который мало беспокоился о чувствах подростков. — Я ведь один с ними не справлюсь. — Цеплялся он за последние ниточки.

— Тебе и не прийдётся. — Кратко ответила Файна, переведя взгляд на мужчину. — Они останутся со мной. — Твёрдо заявила ранимая женщина, которая только сейчас осознала, что их встреча была колоссальной ошибкой.

К горлу мужчины подступила желчь, которая прожигала его ротовую полость и давала лицу желтоватый градиент. С тяжелым глотком, капли холодного пота градом сорвались с его лба. Найл выглядел так, словно проиграл целое состояние.

— Я не подпишу эти бумаги! — воскликнул мужчина, как ему показалось, жизнеутверждающим тоном, но дрожь в голосе выдала его.

Найл скрылся, в пока ещё своей комнате, но это не означало, что мужчина готов был сдастся просто так.

Глава 10

Утро встретило Фаину холодной улыбкой, но она лишь отмахнулась от него рукой. Потерев ладонями припухшие, глубоко посаженные глаза, женщина бросила взгляд на пустующую сторону кровати. Найла рядом не оказалось. Тяжко вздохнув, худенькая женщина нащупала тапочки и направилась к ближайшей комнате, которую выделили специально для Келио. Тихонько приоткрыв дверь, она прошлась взглядом по каждому уголку, но парня не обнаружила, что послужило ещё одним тревожным звоночком. Сметание закралось в её душе, и осело на дно. Женщина поспешила в комнату своей дочери. С первого раза Фаине дверь отпереть не удалось, но надавив посильней, она всё же поддалась. Женщина, ненароком задела парня, что уснул у двери и не давал посторонним проходу. В тот же миг все вопросы рассеялись, а лицо расплылось в тонких морщинках.

— Одевайтесь, — с улыбкой сказала женщина, заметив недоумение Келио, который немного растерялся от своего неожиданного местоположения, — мы едим к бабушке.

Миранде фальшивая улыбка матери показалась неуместной, но всё же согласилась с предложением. Келио, оправившись, тоже стал потихоньку собираться.

Когда все члены семьи были готовы, гостинцы собраны, а машина уже ждала их у подъезда, все дружно выдвинулись к выходу.

Всю дорогу Фаина держала рот на замке, а Миранда и не думала завязывать разговор. Келио понял, что лучше и ему промолчать, хотя, его, несомненно, беспокоила подобная ситуация.

Доехав до места назначения, ребята расплатились за проезд колоритному мужичку, после чего, не спеша направились к больнице. Несмотря на то, что здание было довольно стареньким, в нём царила полная стерильность и порядок. Это, конечно, приглянулось Келио, который был более чем не удовлетворён халатностью рабочих прежней клиники.

Первым делом, семья поспешила к регистратуре. Когда небольшая очередь миновала, раздался сладкий голосок:

— Слушаю. — Произнесла блондинка, чьё смазливое личико можно было едва разглядеть в мелкое окошко.

Фаина наклонилась, что бы её слова звучали более отчётливо:

— Скажите, будьте добры, где находится пациентка Барбара Брейкетбэйдж.

Девушка метнула взор по стеклу, словно остриём:

— Что-то зачастили к ней посетители. — Пробормотала она мысль вслух, которой, как показалось, не придала большого значения.

Девица, уже было направилась к выдвижному шкафчику, доставать необходимые бумаги, как задалась вопросом:

— А вы, собственно, кто ей будете? — окутала Фаину придирчивым взглядом.

Женщину вопрос немного смутил, но вскоре, нашлась с ответом:

— Я — Фаина, её дочь, — как-то неуверенно произнесла она, — а это — мои дети. — Кивнула мать в сторону ребят. — Миранда и Келио.

Подростки, услыхав свои имена в неразборчивой беседе, натянули лыбы.

— Пастервильсоны что ли? — поморщился регистратор.

— Верно. — Подтвердила женщина, уже прокручивая в голове события, где её шалопаи могли отличиться.

Красавица пробежалась взглядом по каждому из отпрысков. На их застывшую гримасу она ответила нелепой улыбкой:

— За дуру меня держите? — умеренным тоном заметила девушка.

Увидев полную растерянность со стороны Фаины, она продолжила:

— Были такие гости у нас уже. Заглядывали, буквально на днях.

Женщина бросила озадаченный взгляд в сторону подростков, но те были шокированы не меньше.

— Пожалуйста, вот запись о посещении Мирандой и Келио пациентки Брейкетбэйдж. — Стучала она своим розовым ноготком по записи в своём ежедневнике. — Стоило мне этим сорванцам поверить на слово, поверить, что они — брат и сестра, стоило пропустить, не требуя никаких подтверждений, как довели старушку до сказу и дёру дали! Меня чуть не уволили из-за этих… Проказников! — негодовала девушка, стараясь подбирать слова. — Отныне для всяких «Пастервильсонов» и псевдо-родственников вход в палату Барбары — закрыт!

Фаина, будучи убеждённой в чудовищной помарке, снова ринулась к окошку:

— Послушайте, должно быть, произошла ошибка… — Не унималась она. — Нет, совершенно точно! К нам поступил звонок! Нам порекомендовали прийти сюда!

Девушка, старалась взять себя в руки и вести себя более профессионально, принялась проверять историю исходящих звонков. Блондинка выдохнула, словно выпуская пар:

— Ваш адрес, пожалуйста… — Вернулся к сероглазой первоначальный тон.

— Улица Тилитоловова, дом №3… — Рассеянно произнесла женщина.

Пока шла проверка данных, родные, то и дело, что обеспокоенно зыркали друг на друга, в предвкушении вердикта, который не заставил себя долго ждать:

— Никаких звонков на этот адрес не поступало. — Заверила их девица.

Потеряв интерес к дальнейшей беседе, Фаина развернулась к детям лицом, и безысходно помотала головой.

— Послушайте, — окликнула её девушка, рассеивая тучи, что нависли над женщиной, — я хотела бы вам помочь разобраться с этой ситуацией, но мне нужен хотя бы документ, подтверждающий вашу личность и родство.

Фаина полезла в свою миниатюрную сумочку, в надежде найти в хаосе документы. Перерыв всё содержимое, женщина ничего не нашла. Келио понял, что кто-то сейчас отправится домой за бумажками, и этим «кто-то» будет никто другой как он сам. Потому, не дожидаясь материнской просьбы, он отправился домой.

Женская половина осталась сидеть на одинокой скамье, как на иголках. Между матерью и дочерью повисла невесомая нить молчания, которая смущала лишь Фаину. Миранда думала об одном: «Кому, всё-таки, понадобилось скрывать свою личность за их именами?». Этот вопрос не покидал её головы, а в перерывах от навязчивых мыслей, она оглядывалась по сторонам, в ожидании брата, единственного, кто сможет развеять густой туман сомнений. Келио не подвёл. Быстро нашёл нужные бумаги и пулей залетел в больницу. Предоставив необходимые сведения требовательному регистратору, заручившись «добрым словцом» с его стороны, они отправились на поиски.

Найти нужную палату не составило особого труда. Став в упор к барьеру, который предстал перед Фаиной и её матерью в образе железной двери, было довольно сложно его преодолеть, поскольку навещала она Барбару очень давно. Миранда, проигнорировав попытки своей матери, постучала за неё и открыла дверь лёгким толчком.

Пред ними возникла прискорбная картина: пожилая женщина лежала на спине, прикованная к пастели, словно парализованная, её одеяло скользнуло на пол, а пожелтевшая, пятнистая подушка валялась у ног.

— Здравствуй, бабушка. — Согрела Миранда женщину тёплым взглядом, стараясь не обращать внимания на беспорядок.

Сквозь паутину морщин, что пронизывали тонкую кожу, она нервно улыбнулась, но за этой кривой улыбкой скрывалась тянущая боль.

— Миранда… — На мгновение забылась старушка, узнав голос любимой внучки, но вскоре нахмурила лоб. — Оставьте нас.

Окружающие застыли в недоумении. Переглянувшись, Фаина возмутилась:

— Но мама! — по-детски воскликнула ожившая от заявления матери дочь.

— Оставьте нас. — Повторила женщина более строго.

Фаина, что удивительно, не стала перечить. Бросив взгляд на Келио, который уже закрывал двери с другой стороны, она поспешила за сыном.

Услыхав скрип, что свидетельствовало том, что в комнате они остались одни, женщина, что лежала в крайне тяжёлом состоянии произнесла:

— Подойди ко мне.

Миранда, не стала задавать лишних вопросов. То, что спустя несколько лет она наконец увидела свою бабушку, уже приносило удовольствие. Девушка подошла к койке и поправила бедной женщине подушку и одеяло.

Бабушка, убедившись в своём комфорте, вспорхнула тусклыми ресницами и выстрелила зелёными, вечно молодыми глазами. Её взгляд был жив как никогда, несмотря на дряхлое тело. Оттенок безумия разбился о холодную стену, что ограждала зрачок Миранды, не давая установить с ней контакт. Старуха костлявыми руками ухватилась за жилетку девушке и потянула к себе, к своим шепчущим губам.

— Что за игру ты ведёшь?! — сквозь зубы прорычала милая старушка.

— Что? — побледнела Миранда от такой спонтанной реакции, ведь ещё никогда женщина так с ней не говорила. — О чём ты, бабушка?

— Ты! — задыхаясь от собственного шепота продолжала она. — Ты и этот придурок Келио! — кричала старуха, плюясь. — Что вы задумали?! — трясла за воротник, пытаясь вытрясти из неё хоть одно связное предложение. — У меня мало времени, Миранда! Мало времени на твою тупость!

— Что?! Что мы сделали?! — заикаясь выдавливала из себя Миранда, сквозь ком, который подступал к горлу.

— Я видела, что они сделают с вами! Я видела! — билась женщина в истерике. — Они пришли за мной! После моих слов – меня уберут! Мало времени! Катастрофически мало!

— Да кто? Кто они? — кричала Миранда через силу.

— Не лезьте! Не лезьте в это дело! — Отрывисто на выдохе произносила она. — Все подохните, как собаки! — обречённо отвела взгляд старуха. — Подохните как вонючие псы! Остановитесь! — взывала женщина с мольбой. — Остановитесь, прошу!

Звон последних слов разрывал голову Миранды на части. На грани потери сознания, девушка в слезах выбежала из палаты. Келио сидел напротив комнаты, и как только он увидел то, что сестра в ужасе выбегает от туда, он тут же побежал за ней следом.

В следующую секунду мигом забежали санитары. Пожилая женщина закрыла глаза и приняла свою участь с достоинством.

Фаина, которая всё это время, как и её сын, сидела в коридоре, и могла наблюдать за всей этой картиной, захлопала глазами:

— Что, собственно, происходит? — обратилась женщина к санитару с претензией.

— Пастервильсон? — вяло обратился крепкий мужчина к ней.

— Да, пока ещё… — Недоверчивым взглядом окутала его Фаина.

— Так вот, матушку вашу, на принудительное лечение отправить изволим-с. — Пояснял не молодой рабочий, попутно делая свою работу. — Хуже ей стало, боюсь, что в кратчайшие сроки ангелы сопроводят её на небеса.

— Что за глупости вы мне тут рассказываете! Ей ещё жить и жить! — Не желала слушать женщина.

— Будем надеяться. — Незатейливо пожал плечами мужик и собрался перевозить старуху в левое крыло.

В последний момент, женщина одёрнула рукав белого халата мужчины, чтобы тот остановился. Фаина украдкой взглянула на носилки.

— Мы вкололи ей успокоительного. — Посвятил в подробности санитар женщину. — Сейчас ей нужно восстановить силы.

Фаина молча вглядывалась в спокойные старушечьи глаза, которые вот-вот закроются. На губах лишь один немой вопрос: «Неужели это наша последняя встреча?».

Пожилая женщина, едва смыкая губы, прошептала:

— Не дай им погибнуть. Не допусти, чтобы они кончили свою жизнь как твой муж. Сиплым голосом произнесла старушка, собрав остатки своих сил.

— Видите? Совсем помешалась, бедняжка. — Обратил внимание Фаины на свою мать. — С вашего позволения… — Произнёс он, освобождая рукав своего белоснежного халата от цепкой руки женщины.

— Да, конечно. — Смирилась с мыслью Фаина и ослабила хватку.

Телега с санитарами умчала куда-то вдаль плохо освещенного коридора. Фаине ничего не оставалось, как пристально смотреть ей в след.

В это время Миранда выбежала на улицу и прильнула спиной к входной двери. Она медленно соскользнула вниз и села на ступеньки. Всякие мысли роились в голове, заглушая здравый рассудок.

Миранда поспешно вдыхала в лёгкие вечерние тучи, дабы охладить себя изнутри.

Закат на Карсторе всегда играет необычайными красками по-воскресеньям, но виновница этому далеко не природа. В последний день недели здесь проходят дискотеки, как правило, шумные настолько, что слышны на другом конце города. Миранда подняла голову к разноцветным от мощных прожекторов небу. Розовые облака, словно кусочки сладкой ваты, плыли по бесконечной молочной реке. Келио не заставил ждать. Присев возле Миранды, он поспешил с расспросами:

— Что там произошло? — обеспокоенно спросил парень.

Девушка взглянула на Келио с раздражением, она не хотела сознаваться.

— Ей стало хуже… — Пожала девушка плечами, не поднимая глаз в сторону брата.

Келио обнял сестру за плечо. Его приятный голос ласкал слух:

— Всё будет хорошо, она обязательно поправится.

Миранда хотела бы что-то возразить, рассказать то, что беспокоило её больше всего, но оставила эту затею. Она знала наперёд, что скажет Келио. Скажет, что старуха помешалась умом, что глупости всё это, глупости! Потому девушка, подавляя внутренне замешательство, попыталась насладится объятьями.

Вскоре на улицу вышла Фаина. Женщина, глотнув свежего воздуха, бросила взор на своих балбесов:

— Что расселись, два беспризорника, вызывайте такси. — Через силу улыбнулась мать, пытаясь удерживать ситуацию под контролем.

— Боюсь, это лишнее. — Крикнул Фаине незнакомый мужчина из лимузина чёрного цвета.

Мужчина подкатил машину к больнице и отворил дверцу. Фиолетовая маска скрывала черты лица, а тщательно выглаженный смокинг кислотно-зелёного цвета — подчёркивал достоинства спортивного телосложения.

Фаина, увидев, что мужчина направляется прямиком к ней, посторонилась его, отойдя на пару шагов назад. И когда незнакомец подошёл вплотную, Фаина лишь ухмыльнулась нелепому наряду незнакомца:

— Если у вас за спиной не сертификат о выигранной стиральной машине, боюсь, вам нечего мне предложить.

Когда мужчина взял Фаину за хрупкое запястье, мать двоих детей предъявила неопровержимый факт:

— Я замужняя женщина!

— Тогда, позволь украсть тебя. — Заявил мужчина, сняв маску.

Дети обалдели от неожиданности, а Фаина и подавно.

— Отец?! — стараясь сдержать порывы смеха, спросил Келио. — Выглядишь как тинейджер после школьного бала. — С издёвкой заметил Келио, которому был не чужд интерес к тому, как его горе-папаша будет выкручиваться из ситуации.

Найл, увидев, что Фаина потеряла дар речи, и уже подсчитывала стоимость проката дорогущей машины, решил перенять инициативу на себя:

— Фаина, прости меня. — Молил Найл, доставая из-за спины серебристую розу.

— Тебе бы не понадобился весь этот маскарад, если бы ты просто решил попросить прощения. — Скрестила женщина руки на груди, не принимая «букет». — Денег не хватило хотя бы на три розочки? — наглела женщина.

— Верно, — согласился униженный мужчина, — все деньги я потратил на билеты.

— Билеты?

— Да, билеты в столицу. Я уезжаю, Фаина. Вместе с тобой, на концерт «Прогнившего плинтуса».

Фаина растерянно захлопала глазами. Женщина завела прядь волос, спадающую на лицо назад, и захохотала:

— Ты не исправим.

Найл, что чаще всего был скуп на прошение каких-либо эмоций, улыбнулся уголком губ:

— Что скажешь?

Подростки переглянулись, поскольку не знали чего ожидать.

Вместо ответа, Фаина задала встречный вопрос:

— А дети? Как мы оставим их одних?

— Не беспокойся за них. — Ответил тот, рискнув приобнять жену за плечо. — Келио и Миранда — уже взрослые. Мой сын — моя опора, — взглянул гордый отец в сторону Келио, надеясь на прощение, — я доверяю ему наш дом.

Парень был скептично настроен к внезапной «буре чувств», ко всем этим дорогим подаркам и поездкам, но идея, что вся квартира может остаться в их распоряжении — приятно удивила.

— Ты же не думаешь, что я вот так вот просто возьму, и брошусь к тебе в машину после стольких лет нервотрёпки.

— Нет, конечно нет. — Наигранно вздохнул старик. — Придётся отдавать места в первом ряду кому-то другому.

Осадок после встречи с матерью ещё остался, а дети всё ещё вопросительно сверлили взглядом. Но как она могла пропустить концерт «той самой группы», да ещё и там, где они с Найлом познакомились?

— Но не думай, что ты так легко отделался. — Пригрозила ему пальцем женщина. — Скоро приеду. — Обратилась она к детям, обнимая на последок. — Уроки не прогуливать. Ложиться спать не позже двенадцати. — Отдала распоряжение мать.

Найл, с победной улыбкой направился вслед за женщиной, которая уже сидела в машине. Но заботливый папочка не упустил возможности шепнуть сынишке на ухо:

— Давай, без глупостей.

Парень ничего не ответил, но отец воспринял это как согласие. Разборки сейчас ему были ни к чему.

Подростки не могли поверить в то, что родители в кое-то веке стали им доверять. Но они не могли избавится от странного чувства,словно их оставили на произвол. Внезапный отъезд родителей загнал Миранду в ещё больший тупик, чувство незащищённости одолело её. А на Келио свалился, как ему показалось, огромный груз ответственности.

Когда машина оставила после себя лишь приятное бормотание вдалеке, облака постепенно становились бесцветными. «А как же воскресный праздник?» — подумал парень. От стадиона, где проходило еженедельное торжество, раздался визг аппаратуры.

— Эй, эй, куда вы это всё понесли? — обратился Келио к рабочим.

— К дому Джонсов! — Крикнул один из мужчин, унося очередной прожектор.

Это напомнило Келио и Миранде о приглашении на вечеринку Маллтера и его сестры, которая состоится уже через несколько часов.

Девушка с долей беспокойства взглянула на Келио. В её голове всё отчётливей звучали бабушкины слова.

— Пожалуйста, давай останемся дома! Нам лучше не лезть в это дело. — Словно в бреду произнесла Миранда.

— Мир, послушай, ты просто устала и …

— Ты не понимаешь! — более настойчиво просила девушка.

— Как тебя понять, если ты не говоришь мне ничего?!

Курносый носик снова покраснел. Девушка закрыла лицо руками.

— Нет, — присел Келио на корточки, — я не оставлю тебя в таком состоянии. — Парень помог девушке подняться.

Встав с ледяных ступенек, Миранда, заразившись скептицизмом брата, ухмыльнулась своим глупым слезам.

— А знаешь, езжай. — Шмигнув носом скомандовала девушка.

— Что? Ну нет, я боюсь тебя дома оставлять одну. — Не принял предложение Келио.

— Келио, — смягчила девушка свой взгляд и улыбнулась, — Едь к Маллтеру. Я останусь дома и всё проверю. — Сказала она, словно бросая себе вызов.

Парень сквозь ресницы прищуренных глаз осмотрел сестру, оценивая её состояние.

— Ты прав, что-то я совсем раскисла. — Призналась Миранда. -Мне стыдно.

— Ничего, — улыбнулся парень снисходительно, — я провожу тебя.

— Не стоит, нам не по-пути. — Всё ещё смущаясь своих неосторожных выплесков чувств, сказала девушка.

— Что ж, я скоро вернусь! — предупредил её брат, готовясь к забегу.

— Не торопись. – Посоветовала сестра, мило улыбнувшись.

Когда Келио быстрым шагом направился к остановке, Миранда вызвала такси.

Глава 11

Натянутую пастель, что нависала над городком, покрасили невидимым валиком, который был окунут в чёрную, едкую краску. После покраски полотна, мастер преступил к деталям. Завершающим штрихом послужил лёгкий, слегка небрежный взмах кисточки, которая разбросала мелкие звёздочки. Электрик светил, что оживил сей холст, и сам творец — Маляр куполов к празднику потрудились на славу.

Безмятежный покой надвигающегося вечера прервал взрыв десяток петард. Дом Джонсов вмиг вспыхнул разноцветными огнями прожекторов. Дворик был уже давно обустроен, но что-то подсказывало, что самое интересное ещё предстоит. Подвижный бит современной музыки так и зазывал народ, имитируя звуки шагов. Гости подходили один за другим, а Келио катастрофически опаздывал. Автобус шёл крайне медленно, то и дело, что попадал в пробки.

Маллтер, что стоял рядом с крепко сложенными мужчинами, радушно встречал всё ещё приходящих гостей, которые также, как и Келио, стали жертвами медленного передвижения транспорта. Маллтер не забывал похлопывать по спине каждого, кто прошёл проверку охраной, что стало своеобразной фишкой. Когда парень среди толпы приглашённых узнал своего друга, он заметно оживился и пошёл к нему на встречу.

— Рад видеть тебя, Келио! — восторженно поприветствовал тот, пожимая ему руку.

— Да, да, — поспешно молвил запыхавшийся Келио, — я тоже рад. — Сказал он, едва улыбнувшись. — Прости за опоздание…

— Да знаю я, знаю, пробки. Ты ничего не потерял, сейчас только народ разогрелся. — Толкнул он Келио локтем в бок. — А где Миранда? Она придёт? — обеспокоенно спросил парень, убеждая жестом охранника в без надобности фейсконтроля.

— Нет, она не смогла прийти сегодня. — Произнёс Келио, испытывая дискомфорт от громкой музыки.

— Жаль, но ничего, мы и без неё повеселимся на славу!

Маллтер, сделав паузу, которая была скорее неловкой, чем многозначительной, после чего, так же похлопал парня по спине, как и всех остальных, что трактовалось как приглашение в дом. Келио не улавливал всех этих тонкостей и взглянул на Маллтера с недоумением.

— Веселись! — приказал парень, учтиво посмеясь.

Сказав напутствующие слова, парень собрался уходить.

— Эй, эй, эй! — успел остановить его Келио. — У меня к тебе дело есть.

— Слушай, чел, я тороплюсь. Пойми, праздник сам себя не организует. — Жаловался своему другу Маллтер.

— Секунды дела. — Заверил его парень, шлепнув ему ладонь на плечо.

— Ладно, ладно, что там у тебя?

Келио уже держал лоскуты пожелтевшей газеты в руке.

— Тебе эти фотографии ни о чём не говорят? — указал он на детские лица.

На лбу у Маллтера тускло поблёскивали капли пота. Он немного замешкался, но быстро нашёл, что ответить:

— Нет, — фыркнул он, — странно, что ты интересуешься таким старьём.

— Да так, попалось на глаза. — Отмахнулся кареглазый рукой.

— И почему ты решил спросить именно у меня? — словно упрекая, произнёс Маллтер.

— Почему? У многих спрашивал. — Оправдывался парень, смягчая острые углы дружелюбной улыбкой. — Любопытство, знаешь ли…

Погружённый в свои мысли Малл помотал головой:

— Давай позже поговорим, хорошо?

Не дожидаясь ответа, он отправился по своим организаторским делам. Когда Маллтер удалился, дав парню поблуждать по дому в поисках чего-нибудь интересного, Келио застыл в изумлении и просто растерялся, поскольку рассчитывал, что хозяин участка хоть немного познакомит его с обстановкой.

Нехотя, он преодолел пару ступенек, которые привели его к самому порогу заурядного домика, каким являлся каждый второй на Малакольном секторе. Двери, неожиданно для Келио, распахнулись перед самым носом. От туда прямо на него повалился лохматый парень, черты которого невозможно было рассмотреть из-за зарослей, что нависали над лицом. Келио едва удержался на ногах.

— Аккуратнее! — обошёлся светловолосый настойчивой просьбой.

— Извиняюсь. — Сказал ломаным голосом худощавый, словно велосипед парнишка, заводя густые волосы назад, тем самым продемонстрировав своё лошадиное угловатое лицо.

Келио, конечно же узнал своего знакомого по школе, к которому испытывал лёгкую неприязнь. Возможно потому, что он пользовался большим успехом среди девушек, членом фан-клуба которого была и его муза.

— Прошу, заходи! — сказал Брайан, после чего схватил за руку Келио и поволок вовнутрь.

Зеленоглазый усадил гостя на диван, на котором уже сидели трое девушек. Келио ничего не оставалось, как смерено ждать прихода своего друга. Парень заметил, что в громадном доме, как ему показалось изначально, было довольно тесно. Все буквально сидели друг у друга на коленях. Тусклое освещение создавало интимную атмосферу, что никак не вписывалось в общую среду. Гниение вопли и истерический смех периодически заглушали музыку. Несмотря на неприятную для Келио обстановку, он решил взять от ситуации по-максимуму. Он расположил свои ноги на журнальном столике и принялся потягивать кем-то недопитый джин-тоник.

Веселиться на вечеринке как-то не удавалось. Настроение ни к чёрту. Мысль о том, что в эту холодную, воскресную ночь сидит Миранда в одиноком доме, а он оставил её наедине со своими тараканами в голове — не оставляла парня в покое. Тревога всё разрасталась, но Келио пытался утопить её, как льдинки в напитке пластмассовой трубочкой.

— Нервничаешь? — Спросила одна из девушек, что сидела рядом с ним всё это время, и выхватила у Келио свой напиток.

Паренёк взглянул на растрепанную, смуглую девушку и с трудом её узнал за размазанным макияжем.

— О, Боже… — Сокрушился он и повалился на кожаную спинку.

— Ах, Келио, Келио… — Насмешливо произнесла бывшая подружка и навалилась на парня со спины. — Такой странный… Неужели ты думал, что я пропущу воскресную вечеринку? — девушка взяла светлую прядь его волос и принялась покручивать вокруг пальца. — Интересно, у странника уже появилась новая девушка?

— А тебе какое тебе дело? — задал тот встречный вопрос.

— Значит, «волк вышел на охоту». — Выразила шатенка своё предположение, сделав глоток прозрачной жидкости.

— О нет, я не завожу знакомств на вечеринках. — Усмехнулся Келио догадке. — Учусь на ошибках.

— Никак не можешь оправиться после того, как бросила тебя? Бедняжка. — Надула она пухлые губки.

Келио опрокинул голову назад и звонко засмеялся:

— О да, Тарани. Плачу по ночам, не иначе. — Ответил тот сарказмом.

— Да ладно, неужели ты никогда не испытывал никаких чувств? — прошептав ему на ухо, принялась высасывать капли напитка трубочкой.

— Испытывал, но не к тебе. — Ответил тот, после чего вырывал стакан из рук девушки и поставил его на стол.

Саркастический настрой Тарани развеялся, то ли от отсутствие выпивки, то ли от разрушения ожиданий.

— И где же твоя возлюбленная? Почему не пришла? — скрывала девушка за самодовольной улыбкой своё разочарование.

— Она не посещает вечеринки подобного рода. Это удел таких девчонок как ты.

Стоило Брайану показаться на горизонте, как Тарани тут же вскочила с дивана и присосалась к нему, словно вантуз. Бран еле отодрал её от себя, и освободившись из хрупких объятий, спросил:

— Ты готова к завтрашней контрольной?

Тарани захлопала криво наклеенными ресницами, поскольку такой вопрос она ожидала услышать в последнюю очередь:

— Что? — вырвался вопрос.

Брайан наклонился чуть ближе, чтобы она смогла хорошенько расслышать:

— Завтра контрольная, — настойчиво повторил хлопец, перебивая рёв басов в соседней комнате, — ты же поможешь мне?

Девушка опомнилась, и опустив глаза, сказала:

— Да, конечно. — Завела локон своих волос за ушко.

Услышав желаемое, парень, словно попрыгунчик, выскочил на улицу.

Келио не воспринял весь этот цирк всерьёз, лишь хмыкнул, словно с неудачной шутки. У него в голове прорисовывалась чёткая картина их отношений.

— Удивительно, — произнёс тот, — как можно не замечать таких простых вещей.

Тарани, расплылась в улыбке:

— Давай же, просвети меня! — потребовала она.

— Он использует тебя, очевидно же. А ты пытаешься доказать, что чего-то стоишь. — Высказывал он свою независимую точку зрения, после чего погрузился в чтение рядом лежащего журнала, давая понять, что не желает продолжать разговор.

— Пастервильсон ревнует, посмотрите! — воскликнула девушка.

Парень не стал развивать эту тему далее, сочтя её весьма утомительной. Девушка сменила тактику, перейдя на глухой шёпот:

— Знаешь, — отчётливо произнесла она, борясь за внимание Келио с макулатурой. — возможно, что ты — часть моей жизни, которую я предпочла бы забыть! — накатывалась волна возмущения, увидев хладнокровность со стороны Келио. – Ты — единственный, кто использовал меня! Только, с каких целей? Просто, чтобы доказать, что… — горячилась девушка, прокручивая последние слова Келио в голове. — Может ты радужный, а? — на выдохе отчаянно опустила руки каштановолосая. — Нет, ты серьезно думаешь, что люди до бесконечности будут верить твоим сказкам о несуществующей принцессе? — пыталась Тарани достучаться до парня, невзирая на устремлённые любопытные взгляды, которые прожигали им затылки. — Я тоже умею чувствовать, Келио, не только тебе это дано! Хорошо, ты прав! — развязал ей язык алкоголь. — Мне всё ещё не всё равно! — бросило девушку в жар.

Для Келио это было истинным откровением. Он и не догадывался, что под сварливым характером и желчностью, скрывается мнимая душонка. Парень не успел вставить и слова, как Тарани выбежала на улицу в лёгком платье, не закрыв дверь. Келио погнался за ней.

По пути он столкнулся с долгожданным другом, который активно принимал участие в организации банкета. Келио чуть не сбил его с ног, но останавливаться не стал. Когда парень уже был за пределами участка, Маллтер лишь прокричал ему вслед:

— Не доведёт тебя до добра беготня за девчонками! — бросался тот насмешливыми советами.

Стоило Келио озирнуться назад, как окончательно потерял девушку из виду. Парень оказался один у Лейшеровского перекрёстка, а напротив рос лишь небольшой Шиперов лесок, краски которого настолько сгущались с наступлением темноты, что даже свет от фонаря создавал слабенькую видимость. Парень даже не стал рассматривать, как вариант, то, что она сбежала в эту беспросветную пучину ломать каблуки своих туфель и рвать капроновые колготки. Потому, оглянулся по сторонам, но девушки так и не нашел.

— Тарани! — звал её Келио. — Пожалуйста, давай поговорим!

Ответа не последовало. Келио на секунду подумалось, что девушка давно уже отправилась домой, но шорох дряхлых ветвей в стороне леса заставил его усомниться в своей теории. Непрекращающийся скрежет снега давал понять, что кое-кто попался в цепкие лапы мёртвых деревьев. Кто-то отчаянно пытался найти выход, но тщетно. Парень, не имея под рукою даже слабенького фонарика, вышел на разведку.

Едва он зашёл в чащу, как его тут же поглотила завеса тумана. Он тут же пожалел о необдуманном поступке. Келио метал взглядом по сторонам, но развидеть ничего не мог. Парень потерял ориентир, и по своей глупости попал в ловушку. Прерывистое дыхание было слышно отчётливей.

Глава 12

— Кто здесь? — спросил тот в пустоту. — Тарани?

Туман вздохнул, после чего постепенно таял под звёздным светом. Приоткрыв немного свою завесу, он позволил Келио увидеть девичий силуэт, который поселился на одиноком бруске.

— Зачем ты пошёл за мной? — шептала девушка. — Оставь меня в покое!

— Тарани, — голос Келио смягчился, — я не думал, что это так заденет тебя. — Пытался он изъясниться. — Ты никогда мне не говорила о том, что сказала тогда, на вечеринке. Ведь я наблюдал за тем, что ты как перчатки меняешь парней и…

— Ты ничего не знаешь обо мне! — не сдержалась девчонка от молниеносного ответа.

Фраза Тарани поставила Келио в тупик. Парень мог вечно читать ей нотации об отвратительном поведении, ставить оценки её поступкам, но решил не заниматься лишний морализаторством, и, всё же, не затягивать с паузой:

— Знаешь, раз сегодня у нас «день откровений», я тоже хотел тебе признаться в кое-чём. Правда, не думаю, что ты захочешь слушать мои оправдания. — Усомнился парень. — Я никому об этом не говорил. Даже самым близким людям.

Тарани ничего не ответила, дав возможность продолжать:

— Помню, как будучи ребёнком, после разрыва с матерью и переезда к незнакомому мужчине, впервые проснулся другим человеком. Вроде бы, ничего изменилось, но в то же время, создавалось чувство, что всё вокруг обернулось на сто восемьдесят градусов. Взгляд, что смотрел на меня из зеркала — казался мне чужим: отдалённым и потерянным. Смотрел в зеркало и не узнавал себя, словно раз за разом моё тело примеряла другая личность. Я никому ничего не сказал. Думал, что это – нормально, учитывая тогдашние обстоятельства. Думал до тех пор, пока по мере взросления не стали выпадать из памяти события, включая наше первое свидание.

— Убирайся, Пастервильсон! — не потерпела девушка издевательств с его стороны. — Ты не на приёме у врача! Не грузи меня своими надуманными проблемами.

— Мне, правда, жаль. Жаль, что ты оказалась жертвой в этой ситуации.

— Удобно, не так ли? Удобно свернуть всё на воображаемого друга? Да, я смотрю, у тебя образовалась отличная компания!

— Знал, что ты не воспримешь моих слов всерьёз. Я бы так же поступил, будь на твоём месте. Но я, хотя бы попытался.

Парень дал Тарани немного остыть, но она в этом не нуждалась:

— Хочешь сказать, что у тебя серьёзные проблемы?

— Не знаю. Но даже если и так, я не отказываюсь от своих слов. Я лишь хотел раскрыть карты, не более. — Замялся парень, словно в очередной раз, сожалея о том, что болтает, не подумав. — Давай не будем об этом.

— Ты ни разу не проверялся у психиатра? — настаивала девушка на ответе.

— Нет, и не собираюсь.

— Да ты просто псих, я погляжу. — Едва оживилась девушка, узрев, что у кого-то дела обстоят гораздо хуже чем у неё, но тут же, снова погрузилась в свои мысли.

— А что насчёт тебя? Почему ты не можешь… — Молвил тот, стягивая куртку с себя. — Просто быть искренней? — задал он вопрос, после чего набросил курточку на девичьи голые плечи.

— Я не хочу быть отбросом как ты и твоя сестрёнка! — повысила девушка тон, сбрасывая с себя тёплую накидку, тем самым давая понять, что сближаться с парнем больше не намерена.

Похоже, что эта тема для неё оказалась довольно болезненной:

— Ты хоть догадываешься, какие усилия я прикладываю, чтобы держаться на плаву в этом обществе. — Убеждала его Тарани, растирая свои окоченевшие ручонки.

— Зачем? Неужели ты хочешь быть частью всего этого? Вариться в гнилом соку — это и есть твоя цель? — забросал парень девушку вопросами.

Тарани не ответила, лишь поникла головой, но Келио, всё же, продолжил:

— Значит, и с Глисой ты дружишь только поэтому. — Поспешил парень заполнить краткую паузу, лишь бы не возвращаться к прежней теме.

— Не смей так говорить! — внезапно воскликнула она. — Я никого и никогда не использовала!

— Но… Вы ведь такие разные.

— У нас больше общего, чем ты можешь себе представить. — Заверила его темноглазая. — Кому как не ей знакомо чувство отчуждения. — Поджала она губы.

— Отчуждения? – переспросил Келио, иронично вскинув бровью.

— Ты не знаешь через какие унижения она прошла до прихода в нашу школу. Не знаешь каково это, когда тебя за твою внешность буквально стерают в порошок.

— Ни за что не поверю в то, что Глиса Стропенс — неуверенная в себе, забитая серая мышь. — Закатил он глаза, скрестив руки на груди.

— Думай, как знаешь. — С нотками обиды в голосе произнесла Тарани. — Нам повезло, что мы есть друг у друга. Ведь, без взаимной поддержки — наши лица померкнут среди остальных. — Девушка удручающе схватилась за голову. — Неужели этот кошмар никогда не окончится?

А тем временем Маллтер зазывал приглашённых во двор. Гости принялись неспешно выходить один за другим, образовывая окружность, которая замыкала в себе нечто похожее на большущий торт. Позже, как выяснилось, он был сделан из пёстро разукрашенного картона. Но для чего была изготовлена это конструкция, можно было лишь строить догадки. Публика застыла в упоении. Но стоило на горизонте мелькнуть девушке в розовой курточке, как все взгляды были прикованы к ней. Она лихорадочно искала кого-то средь толпы. Едва отдышась, она ринулась к Маллтеру.

— Миранда? Что ты здесь делаешь? — с ноткой раздражённости спросил парень у девушки, которая рискнула сорвать праздник.

— Где Келио?

— Да чёрт его знает, погнался вслед за Тарани.

Девушка оступилась, после чего убежала неведомо куда.

Маллтер почувствовал некоторое неудобство перед аудиторией. Увидев, что внимание гостей рассеялось и никто на парня уже не обращал внимания, он дал о себе знать:

— …А праздник продолжается! — с нарастающей интонацией напомнил им Маллтер.

На что публика незамедлительно отреагировала бурными овациями и посвистываниями. Накалив обстановку, как говорил Маллтер «до нужной температуры», он кивнул своему доброму знакомому, чтобы тот распахнул дверь.

От туда вышла Трейси, которая несла на руках крохотную, визгливую собачонку. Виновник торжества был одет модный синий костюмчик. От увиденного количества людей, собаку бросало в дрожь, а от каждого взрыва хлопушки её худенькие ножки подкашивались. Собака так и норовила сбежать при каждом удобном случае. Когда Трейси, стала у середины окружности, наконец открылась крышка «грандиозного сюрприза». Девушка подмигнула своему брату, после чего он стал напевать поздравительную песню. Когда народ к нему подключился, Трейси бросила собаку в громадный, разноцветный коробок, который был битком набит кормами различных сортов и расцветок.

— С Днём Рождения, Джордан! — воскликнул Маллтер, аплодируя сам себе.

Небо загромыхало от салютов, но Миранде было не до того, она жаждала встречи со своим братом.

— Келио! — отчаянно звала его девушка, идя вдоль по дороге.

Парень навострил навострил уши, но голоса не распознал. Туман уже покорно лежал у них в ногах, потому выбираться стало много проще.

— Мы здесь! — ответил тот, повторно надевая на Тарани свою куртку, прививая ей чувство вкуса.

— Вылазь от туда, придурок! — устрашающе приказала девушка, уставшая от поисков.

— Миранда? — искренне удивился Келио, явив свой облик — Ты что здесь забыла?

Девушка огрела взглядом свою старую подругу, у которой тушь уже давно стекла на уголки губ, а помада — размазалась по подбородку.

— …И об этом мы с тобой тоже поговорим. — Провела девушку общую параллель между своим братом и Тарани. — Я нашла кое-что. Нам необходимо это обсудить. Срочно. Наедине. — резко отчеканила девушка.

— Миранда, я…

— Это важно! — кусала губы рыжеволосая, сдерживая очередной срыв.

Тарани, почувствовав себя лишней, собралась уходить домой:

— Ладно, уже поздно… — Подытожила девушка.

— Я вызову такси. — Ринулся Келио к телефону.

— Это лишнее, — отговорила его Тарани, сумрачно улыбнувшись, — здесь недалеко.

Попрощавшись со всеми, девушка побрела по одинокой улице.

Едва Тарани скрылась за горизонтом, как Миранда расселась на проезжей части и высыпала всё, что валялось у неё в рюкзаке. Келио проверил, нет ли рядом машин, и сел рядом. Миранда была не на шутку обеспокоена, никак не могла собраться.

— Слушай, — на выдохе произнесла она, беря какую то бумаженцию в руки, — я порыскала на просторах и нашла одно интервью… Интересное… — Сказала девушка, скинув с себя нависающий на глаза капюшон. — …И не менее интересное фото… — задумчиво перебирала распечатанные бумажки девчонка. — Смотри.

Келио пробежался глазами по интервью, из которого узнал о теории похищении двойняшек их няней, которой нанял для них их приёмный отец. Женщина утверждала, что она не виновна, что дети словно… Испарились? К сожалению не нашлось ни единого свидетеля, который мог бы вступится за бедняжку. Парень узнал, что её приговорили к тюремному сроку, но она каким-то чудом спаслась бегством. После, Келио перевёл взгляд на фото в статье, которая в жизни бы его не заинтересовала. На том фото был уже немолодой мужчина, который оживлённо выяснял отношения с местной полицией. Он был одет в светлое пальто, а на голове красовалась клетчатая округлая кепка с твёрдым козырьком. Парень перевёл взгляд на сестру. Миранда держала в руках те самые атрибуты из повседневного костюма того самого загадочного человека.

— Так, а ну стоп! — потребовал Келио паузы, сравнивая содержимое фотографией.

— Это одежда нашего отца. — Подсказала ему девушка. — Неужели ты этого не помнишь этого случая?

Келио ошалевшими глазами изучал фотографию:

— Нет, конечно нет, я тогда ещё не жил с отцом! — пояснил тот. — Моя мать сообщила ему обо мне, когда я только пошёл в школу. Когда ей «прицеп» стал без надобности, отправила меня к отцу. Но я уверен, что вся эта история с пропажей была до моего приезда в город. — Уверял брат сестру.

Девушка опустила глаза:

— Это ещё не всё… — Сказала она.

Келио сомкнул челюсть от холода и заиграл желваками.

— Та группа, на концерт которой поехали наши родители… — Прятала она взгляд от брата. — Она распалась три года назад. Куда отец повёз мою мать — неизвестно.

0

Автор публикации

не в сети 1 год

Диана Макарова

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 28-03-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: