Noire Walker

2
180

Как много сделано ошибок, как мало пройдено дорог. Я до сих пор слышу их крики, их истошные вопли исчезающие в огне. Когда переходишь грань много понимаешь…понимаешь что уже поздно и какая же ты тварь! Эти воспоминания заставляют меня сжимать кулаки и нервно выкуривать еще одну сигару. Мне даже противно смотреть на свое лицо, видеть себя в зеркале каждый день…поэтому я просто закрываю глаза вставая с утра. Я достал из своего кармана листовку:

«Помогите, пожалуйста добрые люди! Наша доченька пропала. В 16 часов должна была вернуться из школы, но так и не вернулась. На вид ей 17 лет, рост 170 см, волосы русые длинные, зовут Катя. Если вы что-то знаете или видели, помогите пожалуйста. Вознаграждение гарантируем»
Тел: 374….
Еще одна девочка пропала и судя по тому, что я видел из позапрошлого объявления не найдя ее она в живых не останется. Объявление трехмесячной давности:
«Пропал девочка. На вид 16-17 лет, рост 168 см, волосы светлые. Зовут ее Маша Кривцова. Сказала, что вечером останется у подруги, но утром домой не вернулась, а до подруги она так и не добралась. Если вы располагаете информацией о ее местонахождении сообщите на по телефону 987…»
Ее обезображенный труп я нашел две недели спустя, в стоках около заброшенных очистных сооружений. Труп неплохо разложился, однако я понял сразу что с нее срезали весомые куски мяса. На черепе были вмятины, рука сломана. Трудно сказать когда эти травмы были сделаны, мне хватило полусъеденного трупа. Однако то как он лежал…это я уже понял потом. Я сделал анонимный звонок в полицию, пускай девочку похоронят по человечески. Обыскав место, кое что нашел, то что объясняло почему так лежит труп — его вывалили из мешка. Я нашел капли крови на бетоне, то есть ее несли. Дальше — больше, некто оставил небольшой грузовичок на дороге и прошел по лесистой местности до этого места. Выкинул труп и ушел. Это уже не первый раз, но места меняются и характер повреждений тоже. Однажды я нашел голову, без глаза. В другой раз корпус отдельно с ногами и головой, а руки валялись в разных местах. Все было хаотично, пока я не нашел схему. Эти твари выбрасывали тела уезжая из города, а потом возвращались. По пути так сказать! Проверив места пропажи девочек, споив несколько бездомных в подозрительных мне районах, я кажется нашел где они прячутся! Одно я знал точно, пока не убьют эту девочку, на новую не выйдут.
Газета «Вестник града» от 20 ноября 2004 года.
«Анонимный звонок последовавший в отделение милиции вывел стражей порядка на ОПГ занимающейся продажей детских органов за пределы РФ. Члены банды имели обширные связи в министерстве и в самих детских домах. Дети вывозились под покровом ночи на мясокомбинат, где и проводились страшные операции. Прибывшие на место оперативники обнаружили 10 членов ОПГ уже мертвыми в обезображенном состоянии. Точную причину смерти еще будут устанавливать, однако все члены банды были зверски изуродованы, на их теле виднелись глубокие рваные порезы. Ко всему сказанному прибывшие на место оперативники обнаружили на месте преступления большую свору собак доедающую тела жертв. Свидетелей столь жуткого преступления нет»
Маска на моей голове скрывала лицо прежде всего от меня, черные сварочные очки закрывали мои глаза, пришлось модифицировать их для дня и ночи, ничего необычного. Наколенники, бронежилет, перчатки и длинный плащ. Я никогда не хожу по людным местам, не живу в городе, путешествую ночью и вообще я всего лишь бред бездомных на улице. 10 лет в разведывательном диверсионном отряде и куда я потратил эти знания? На свою мигрень до конца жизни!
Два керамбита, тридцать шесть метательных лезвий, армейский нож, и два Стечкина. Раз спалился можно и пошуметь.
Город…живет, но это лишь иллюзия. На деле он умирает, здесь уже все продано. На смену заводам пришли торговцы, а если нечего производить, что продавать?
Я понял где искать выродков, я сам совершал такие вещи, что каждый прожитый день становился для меня испытанием, которое толкало меня нажать на спусковой крючок…нет, еще не время. В старом овраге, там где большой люк ведущий в пустой коллектор. Кричи там не кричи никто не услышит. Не знаю жива ли еще девочка я отправился в путь. Сумка моя была собрана и спрятана в потайном отделении старого Опель Фронтера 2000 года. Автомобиль остановился в овраге, меж деревьев. Переодевшись я взял из под сиденья светошумовую гранату, которая не раз выручала меня. Слившись с темнотой ночи я нашел колодец и спустился вниз.
Ооо этот запах, мой любимый запах сырости. Как же я обожал его, именно из-за него я часто ездил в метро, вдыхал его полной грудью. Моя среда. Я переключил бинокуляры и кромешная темнота сменилась типичным подземельем. Вероятно здесь должен был быть коллектор, но что-то не достроили, наступили 90-ые и про него забыли. А теперь это место притягивает всякое отребье. Странно конечно, меня то с какой силой недострои и мертвые города притягивают людей, словно Смерть их манит, а они и не сопротивляются.
«О Великий Господин, мы взываем к тебе…» — голоса послышались из далека, несколько человек одновременно произнесли это. Плохо! Чем ближе я приближался, тем объемнее звучали эти голоса, и появлялся новый запах, запах который расширят мои зрачки, заставляет сердце биться быстрее…запах крови, запах металла. Впереди показался свет, я замедлил свой шаг, чувства обострились о предела. Легким движением я выключил ночное видение. Оставаясь в тени я подходил все ближе. В конце туннеля висела лампа, не зная угла отражения света при котором моя тень покажется там мне пришлось «выключить фонарик на расстоянии». Во всем этом гуле звук пробивания пластика острым лезвием слышен не был. Я медленно приближался к выходу из туннеля, в руке моей уже было лезвие готовое вонзится во что угодно.
«Сатана! Мы рабы твои готовые служить во веки веков, приносим тебе жертву». А вот это уже полное дерьмо! Шаг мой ускорился, я наконец вышел в просторное помещение. При свете факелов, одетые в черные мантии перед импровизированным жертвенником стояло 13 человек. Пропавшая девочка лежала на кровавом жертвеннике, над ней занесли топор. Я знал, что делать.
«Услышь нас наш господин, во славу Люциферу!». Взорвалась граната. Я представляю их эмоции, когда чуть не перед экстазом происходящего их настигает слепота и ужасный звон в ушах. Короткий крик сопровождает панику. Спустя минуту они приходят в себя. Слепота проходит, слух возвращается. В роли палача была девушка лет 27, красивая, стервозная, я бы назвал ее пропащей, смотря на нее мне хотелось сказать «твоя жизнь не имеет смысла».
Что такое добро, а что такое зло? Кто прав, а кто виноват? Когда воюют несколько сторон, каждая из них несет мир по своим понятиям, мир не пригодный для тех кто обороняется. Но оба правы, они ведь делают доброе дело, но по своим правилам. Я процитирую замечательные слова, которые услышал однажды: «Зло есть зло, его границы размыты и если однажды придется выбирать между большим злом и маленьким…я не буду выбирать вовсе».
— Дети мои! — произнес я своим тяжелым, хриплым голосом, прислонив керамбит к горлу сатанистки, — Я вами не доволен, — лезвие медленно вошло в ее шею до самого горла и медленно направилось в правую часть шеи, — Вы слишком ничтожны, чтобы понять великую истину, — кровь фонтаном била из перерезанных артерий, — Начав служить мне и продав ваши души, — сатанистка извивалась как змея, от боли но моей силы хватило ее удержать, — Вы должны оставить и свои тела, — мой голос перешел в рев, — И гореть в Аду вместе со мной!!
Резким движением я отдернул керамбит и выбросил обмякшее тело на пол. Я видел перед собой молодых ребят не старше 30ти лет. Во что же они превратились? Кем они теперь станут? За мою долгую практику я понял одно: ушедшего в секту с головой вернуть практически невозможно. И выбора у меня нет. Лезвия пробили черепа двух близстоящих сатанистов, остальные бросились бежать. Они кинулись к туннелю, к тому где я разбил лампу. Я не спешил. Одна минута — для человека военной закалки это очень большой запас времени. Поэтому вонзить острые лезвия в старый полу бетонный полу земляной пол было не сложно. Я услышал лишь крики и побежал за ними. Нанося по очереди рвано-режущие удары я убивал их один за одним. Пока не осталось их двое — два парня.
— Хотите жить? — спросил я
Оба судорожно закачали головой.
— Тогда добейте раненых.
Ни секунды не мешкая, они нашли камни на полу и разбили им головы. Хм вероятно была в их практика такая. Закончив дело они избавились от «оружия» и страх в их глазах смотрел на меня.
— Сколько времени вы этим занимаетесь?
— Около года, — дрожащим голосом ответил один из них.
— Что с девочкой? Опиши мне ритуал!
Я как что-то почувствовал, раздался выстрел пуля задела мне правую скулу да и то потому что я чуть отклонился. В противном случае мне пробили бы голову.
— Что опешили твари это не…, — я выстрелил в обратную. Промахиваться мне война запрещала, не слушай я ее, давно бы сгнил общей могиле.
Я не успел встать, а один из двух бросился на меня, только получил двумя керамбитами по предплечьям от кисти до локтя. Заорал как свинья военнопленный на костре. Пара минут жизни и подавляющий процент крови покинет его тело.
Остался только один. Я взял его верхнюю челюсть и поволок к жертвеннику. Бросив его на каменный пол я продолжил:
— Опиши мне ритуал!
— Я…мы читаем молитву во имя Сатаны
— Дальше!
— Приносим в жертву девочку, девственницу. Если они таковой не оказывается каждый из нас насилует ее.
— Кто отбирает девочек?
— Лера отбирала!
— КТО?
— Ты ей горло перерезал.
— Что дальше, после жертвы?
— Оргия и просветление… — парень заплакал.
Девочка лежала на жертвеннике, голая, на лице ее были засохшие слезы. Она с ужасом смотрела на меня. Я вытащил армейский нож перед ее глазами. Страх блеснул в ее зрачках. раздался глухой удар. Парень сидевший у жертвенника упал из его головы потекла кровь.
Я осмотрел жертвенник: железные цепи держали ее руки и ноги. Благо цепи тонкие, взяв топор я разбил звенья. Лишь последняя окова была сняла, девочка упала с жертвенника и выдержала дистанцию передо мной. Я лишь вытащил нож и развернулся. Направился к выходу.
— Здесь 5 градусов тепла. Не убили тебя сатанисты, убьет воспаление легких. Катя.
— Вас родители послали?
— Нет, — я повернулся к ней, — Меня никто не посылал и ты меня никогда не видела, — я протянул ей руку.
Она подошла по ближе, я одел на нее свой плащ , укутал и взял на руки.
— Вы из милиции?
— Запомни Катя — не обязательно Добро побеждает Зло, и если ты расскажешь обо мне, я вернусь и убью тебя! — вытащив из кармана хлороформ я усыпил ее.

 

«Маленькую Катю Лемашову родители обнаружили на детской площадке возле своего дома. По расскажу отца семейства в 3 часа ночи раздался телефонный звоном. Неизвестный голос сказал, что Катя на детской площадке и повесил трубку. В то же время на электронный адрес милиции пришло письмо в 13-ти убитых в старом коллекторе. По прибытию на место оперативники обнаружили 13 тел мужского и женского пола не старше 30ти лет. Сейчас ведется установление их личности, однако анонимный источник сообщил, что один из убитых является сыном депутата Гос. думы…»
Много лет назад я служил по контракту. Служил везде, где больше платили. У меня не было своих и чужих. Были лишь деньги. Я никогда не забуду как нам отдали приказ сжигать женщин и детей живьем, линчевать выживших. Стоит ли говорить, о тех кошмарах что преследуют меня. Почему через такой страшный путь ко мне пришло осознание содеянного? Деньги потеряли для меня ценность, удовольствие исчезло из моей жизни. Понимая что я наделал, я ушел. Надел маску и стал зверем, зверем в мире зверей. Нет, не подумайте на вид я вполне обычен и ничем не выделюсь. Я умею улыбаться, смеяться, подшучивать…но иногда я вспоминаю прошлое и отдаляюсь от людей. Многим говорю, что уехал в командировку. На деле боль и гнев начинают мною управлять, я становлюсь другим: безжалостным, безэмоциональным. Бродящим в серости и отчаянии.

9

Автор публикации

не в сети 2 года

Iwan Antipenkov

41
Комментарии: 6Публикации: 7Регистрация: 25-06-2015

2 КОММЕНТАРИИ

Добавить комментарий

Войти с помощью: