Кофе

0
129

===== Один шаг до свободы =====

Сапожки тихо постукивали в такт музыке, наступали на лужи, расплескивая капли во все стороны. Черное расстегнутое пальто разлеталось от небольшого ветра и шагов хозяйки. Красный шарф летел где-то позади вместе с темными прядями растрепанных волос. В наушниках начиналась новая мелодия. Девушка, так эффектно выделявшаяся на фоне серого дождливого города из-за своего шарфа, время от времени переходила на быстрый шаг, а порой просто останавливалась. Прохожие, в которых она врезалась, кричали что-то обидное вслед, а машины, резко тормозящие из-за нее переходящей дорогу, сигналили. А она шла, ничего и никого не замечая. Дождь уже насквозь намочил ее верхнюю одежду, принявшись уже за водолазку под ней. Девушка шла и не придавала значения даже холоду, сковавшему ее ладони и щеки. А музыка в ее наушниках проникала в каждую клетку тела, в каждый уголок ее души. Она взрывалась аккордами, извивалась, била в самое сердце и затихала, успокаиваясь, собирая новые силы для новых взрывов. Ее музыка, так греющая обычно, перестала иметь всякий смысл и превратилась лишь в барьер от всего мира.

Девушка шла и пыталась понять, что же она делает в своей жизни не так. Что заставляет ее каждый раз ошибаться, делать неверный выбор, отдавать всю себя ради очередного разочарования. Со стороны она даже не отличалась от обычного прохожего. Такая же грустная, подавленная и убитая собственной же жизнью, ставшей скорее разочарованием, нежели счастьем. Она просто брела туда, куда вели ноги, куда можно пройти, а чаще всего – просто прямо. Брела, даже не погружаясь в свои мысли, лишь впитывая до капли эти ощущения.

В какой-то момент она почувствовала в воздухе запах чего-то горьковато-приторного и теплого. Запах дождя смешался с ароматами специй и свежей выпечки. Она остановилась возле двери старенькой кофейни. В тот же миг ветер, подувший на нее, заставил ее осознать, как же сильно она вся вымокла. Пожалуй, ей не мешает передохнуть немного и согреться. А страдать о своей тяжелой жизни можно и за чашечкой чая.

Шум. Музыка. Голоса. Заказы. Смех. Переговоры. Запахи. Специи. Выпечка. Кофе. А главное – люди, люди, люди. Все это смешалось в одну картину, до того яркую и дотошную, что заболели все органы чувств. Она сжала глаза, закрыла руками уши и села за ближайший столик у окна. На глаза навернулись слезы, а в горле образовался неприятный ком обиды, от которого так и хочется избавиться, да вот только никогда это не удается. Нет уж, она не расплачется, только не здесь. Только не сейчас. Было довольно сложно заставить себя снять вымокшее пальто. Было сложно даже шевелиться. Кроме боли в пальцах от холода, была и другая боль, исходящая изнутри, сковывающая все движения. Двигаться не хотелось. Ничего не хотелось. Но все же пришлось, когда к ней подошел официант за заказом.

Она открыла тонкую книгу меню и начала его изучать. Однако не очень удобно это делать, когда все буквы расплываются, превращаясь в одно большое пятно. Она захлопнула меню и вернула его на место.

— Мэм? Вам плохо?

— Нет, принесите просто кофе, — первая фраза, пришедшая в голову.

— Да, мэм.

Официант удалился, оставив за собой запах парфюма. На глаза снова накатились слезы. Тот же парфюм она почувствовала, открыв входную дверь. Ничего необычного, она же мужу его и подарила на день рождения. Это один из новых ароматов его любимой фирмы. К тому же достался ей со скидкой. В тот момент в голову пришла мысль о том, как же ей тогда повезло. Она вспоминала момент покупки, когда ставила свои сапоги на обычное место и осознала, что оно занято. Черные, довольно дорогие на вид полусапожки стояли под вешалкой, куда она обычно ставила свою обувь. Они были красивые, смотрелись даже шикарно, но слишком неудобные. «Я бы такие не купила, деньги жалко,» — все, что пробежало в ее мыслях в тот момент. Выпрямившись и собираясь повешать на место пальто, она опять заметила что-то не то. На вешалке весела жеснкая короткая шубка, явно недешевая. Что-то неприятное екнуло в ее груди.

— Милый? Ты дома? Ты не говорил, что твоя сестра должна приехать, — вот только милый не ответил. Она прошла на кухню, на автомате ставя чайник и думая, когда же сестра мужа, Элина, предупреждала их о своем приезде. Она оставила сумочку на столе и прошла в спальню, намереваясь переодеться. Не стоило ей туда заходить. Голые тела, лицо мужа с выражением удовольствия и такое же лицо неизвестной девушки. Запах парфюма, запахи пота и секса, — все смешалось в ее голове  в один аромат. Картина пришла в ее голову частями. Сначала она увидела мужа, собиралась уже спросить его о сестре. А затем заметила, что его одежда валяется где-то у кровати. Странно, он никогда ее так не бросал. А потом перед глазами возникло лицо девушки, ее растрепанные волосы и обнаженное тело. Осознание ситуации нахлынуло на нее в одну секунду. Ничего не говоря, она вышла из комнаты, схватила сумочку и пальто, обулась и выскочила из квартитры.

— Алиса, подожди! Дай мне все тебе объяснить, — но Алиса уже в слезах убегала подальше от этого предательства.

Есть такая старая шутка о блондинке, застукавшей своего мужа в постели с другой. Заходит она домой, а там вещи всюду женские разбросаны, а в спальне все в самом разгаре. Она подходит к кровати и под ошалевшим взглядом голубков достает и сумочки пистолет. Муж в истерике умоляет о прощении, а его подруга мечется, ищет где бы спрятаться. Блондинка же наводит дуло на свой висок. Муж уже начинает другую песню, просит ничего с собой не делать. Правильно, кому же хочется всю оставшуюся жизнь мучаться от вины за чье-то самоубийство. Он встает на колени, начинает ее просить, чтобы та успокоилась. А блондинка зло смотрит на него и говорит: «Молчи, придурок! Ты следующий!»

Казалось бы, глупая шутка об умтсвенных способностях стереотипных блондинок, но никто даже не подозревает, как ее состояние объяснимо. Девушка, преданная любимым, способна на многое. В то время, как застукавшая это самое предательство не имеет границ в своем изобретательстве мести от горя. Да вот не все знают, что ей на душе становится так плохо, что силы все пропадают. Тут не до мести. Сиди себе и рыдай.

Вот и Алиса сидела и уже понемногу отходила, таяла. Слезами. Сначала перед глазами все пеленой заволокло, потом первая капля упала на и без того мокрый от ее шарфика стол. А потом уж и остальные слезы прорвались. Так она сидела и рыдала, не замечая заинтересованных взглядов вокруг. Даже не плакала, а рыдала. Вот так, по-настоящему. С болью в горле и тихими завываниями. Обо всем рыдала. О муже-мудаке, о богатой и красивой в его постели, о своей никчемной жизни, о том, что сама виновата в конце концов. Вот так учись сначала, потом паши ради маленькой зарплаты, потом домой приходи уставшая, чтобы встретить там бардак и пустой холодильник. Неужели такова она, судьба женщины? Сложно с этим смириться, но как-то заведено так, что девушка, слабый пол, способна и даже должна делать то, что и мужчинам не всегда под силу. Еще бы ценил это кто-то. Живешь ради него, а он тебя вот так в один день. Да и необязательно вот так. Разве мало вокруг женщин, преданных, обиженных и униженных. Все терпят, живут дальше. Или существуют. Терпят и существуют. Хоть кончай с жизнью. Идея в голову пришла даже быстрее, чем она успела осознать, насколько она фатальна…

Город с крыши высотки казался совсем другим. Он блестел и переливался разными цветами. Где-то в паре кварталов зеленели верхушки деревьев из центрального парка. На окраине крутилось колесо обозрения в парке развлечений. Вдоль всего горизонта тянулись дома, крыши самых высоких утопали где-то в смеси облаков и дыма. Между блоками серых зданий вились дороги, пестрившие огнями машин. Алиса и не заметила, как наступил вечер. Солнце уже зашло наполовину за горизонт. Из окон ближайших домов горел свет, где-то даже виднелись силуэты. Счастливые люди уже сидели дома и готовились к вечеру, либо просто отдыхали. А вдруг в этих окнах она видит силуэты таких же несчастных как она?

Эти мысли не давали ей покоя, от них так хотелось избавиться. Девушка мотнула головой, расправив волосы, и взглянула на свою ладонь. На пальце блестело обручальное колечко. Вспомнилась свадьба. Друзья и родственники, сидящие в кругу, поздравлявшие новобрачных. Алиса отмахнулась от этих видений, сняла со злостью кольцо и с силой швырнула его куда-то вдаль. Кольцо лишь блестнуло напоследок и улетело куда-то в пучину большого города. Он поглотил маленький символ счастливой семейной жизни и оставил у себя навсегда.

Солнце уже совсем ушло за горизонт, оставив за собой лишь ярко-оранжевые отблески на облаках. Машин стало больше, да и света из окон домов тоже. Ветер стал холоднее. Дождя давно уже не было, но на город надвигались новые тучи, предвещая новую бурю. Девушка начала мерзнуть, но никак не могла решиться на то, что запланировала. Ей было страшно. Больно и страшно. Она стояла в трех шагах от края с закрытыми глазами, дышала вечерним воздухом и пыталась заставить себя двинуться. В голове снова пронеслись сцены, которые она застала дома. По телу прошла волна усталости, бывшая ее постоянным спутником вот уже несколько лет. Она снова заплакала, но на этот раз тихо, без единого звука. Как же она устала от всего этого. Устала делать то, что от нее требуют. Устала быть той, кем просит быть общество. Устала. «А ведь в детстве я хотела быть писателем, даже рассказы писала. А сейчас работаю в какой-то малоизвестной фирме редактором, заставляя себя читать эти пародии на литературу». В горле снова сжался ком обиды. Но на этот раз обида была не только на мужа, но и на свою жизнь, на саму себя. Как она себя довела до такого…

Мысли и обида наконец заставили сделать ее один шаг. Боль же добавила еще один, подведя ее к самому краю. Она стояла в сантиметрах от края, от смерти. Ветер дул сильными порывами, будто пытаясь подтолкнуть ее. А Алиса просто смотрела вниз, представляя момент полета. Подняла глаза к небу и провела рукой по шее, будто резко что-то вспомнила. На мгновение на ее лице проскользнула мелкая обида. Она забыла свой любимый шарфик  в кафе, жалко было. Эта мысль заставляла ее улыбнуться. Она стояла на крыше высотки, намереваясь совершить прыжок с одним исходом – смертью, а в голвое переживания из-за того, что она оставила где-то в кафе предмет одежды. Как глупо. Она улыбнулась шире, закрыла на мгновение глаза и вдохнула полной грудью. Открыв глаза, она прямо посмотрела перед собой. В ее взгляде появилась решительность. Она знала, что от свободы ее отделяет всего один шаг. Который она и сделала.

А тем временем в городе наступала ночь. Уставшие жители спешили домой, кто-то только просыпался после бурного веселья на выходных, ак то-то наоборот – собирался на это самое веселье. Машины сновали туда-сюда, устраивая пробки, такие же люди устраивали в очередях в магазинах. Деетй забирали из школ и садиков, а последние бутики в местных дорогих районах готовились к закрытию. Молодые пары прогуливались, не торопясь, заходя в придорожные ресторанчики, а взрослые мужчины и женщины куда-то шли, как всегда ничего вокруг себя не замечая. Жизнь шла своим ходом. Люди переживали свои обычные будни, даже не подозревая, что где-то там над ними, молодая девушка, сделала последний шаг, разделявший ее старую и убогую жизнь от свободы.

Через полчаса в том же самом кафе раскрылись двери. Внутрь зашла девушка, бросила пальто на диванчик возле крайнего столика, заказала горячий чай и кофе разом и удалилась в туалет.

Она взглянула в зеркало на свое отражение так пристально и с упреком. Повернулась одним боком, а затем присмотрелась к другому. Вгляделась в глаза, сощурила их и сжала губы.

Ее последний шаг был совсем не вперед. Она отошла от края крыши. Она – новая, свободная и переродившаяся Алиса. Отошла, чтобы начать ту жизнь, о которой мечтала, но на которую не хватало то сил, то времени. Отошла, чтобы жить так, как хочет она. И вот сейчас она стояла в туалететого самого кафе, где пришло к ней решение подняться на крышу, и смотрела на себя, подводя итоги.

— Ты во всем их винишь. Жизнь, мужа-подлеца, работодателей, кризис, нехватку времени. А что по сути, так это ты виновата. Да, да, ты. Ты сама. Это не они с тобой это силой сделали. И это даже не ты позволила им это с собой сделать. Это ты сама с собой сделала. Сама на себя плюнула, забыла о своих желаниях  и интересах. Забыла о том, о чем в детстве мечтала. Ты же всегда любила людей, которые внутри детьми остаются, жизнь любят, а сама же  и забыла об этом. Встряла в эту суету, нашла работу ради денег, а не удовольствия, мужу позволила о себе забыть. Кто тееб виноват? Только ты сама.

Алиса смотрела на свое лицо в отражении, с чуть постаревшей, покрытой косметикой кожей. Глаза были красными от слез, а может они были такими последний год. Под ними пролегли круги от вечной работы и недосыпа. И если бы еще этот недосып был от чего-то приятного, так он от работы. Алиса решительно смыла потекшую тушь и остатки косметики, завязала растрепавшиеся волосы в хвост и посмотрела на результат. На нее смотрела чуть пмоолодевшая, опухшая от слез девушка с красными щеками и впавшими глазами. Ей бы отдохнуть немного.

Она вышла обратно в зал, села за стол и взяла в руки чашку с кофе. Он дымился и манил своим запахом. Ей всегда нравился аромат кофе, особенно только сваренного, но вот на вкус она его не переносила. Поэтому предпочитала наслаждаться лишь ароматом, попивая маленькими глоточками чай. Она с подозрением посмотрела на темную жидкость и задумалась. А почему не начать новую жизнь с новых вкусов. Алиса снова взяла чашку с кофе, еще раз глубоко втянула аромат и немного отхлебнула. В ту же секунду девушка поставила кружку обратно и запила кофе большим глотком чая.

Нет, для кофе еще рановато, надо начать с чего-то другого. Алиса заплатила за свой заказ, захватила шарфик и выбежала на улицу. Дождь так снова и не начался. Девушка достала телефон и набрала босса.

— Увольняюсь, Эдди. Хватит с меня. Еду на побережье писать книгу

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Mila Melnikova

0
Казахстан. Город: Тараз
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 14-03-2018

Регистрация!

Достижение получено 14.03.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: