День рождения

0
24

Некоторое мгновение я стою в нерешительности и раздумываю – заходить мне в эту булочную или обойти стороной. Но ведь, тогда у меня не будет чем заполнить свой желудок на вечер. Утолить эту зудящую дырку в животе. Тоже справедливое замечание. Двери магазина периодически открываются. Издают звонкий клич. Оттуда выходят красивые женщины, богатые дети, счастливые пенсионеры или влюбленная молодежь. У многих пресыщенные взгляды, пропитанные обесцениванием времени и зоны комфорта. Все они составляют единую цепочку современного общества. Лицо современного уклада жизни.

Погода пропитана влажным зноем, а в небе ни единого облачка, чтобы заслонить майское солнце. Вид невообразимый. Магазин находится у подножия возвышенности. Отсюда город просматривается безупречно, словно помещен в округленную ладонь, напоминающий песчаный каньон. Петляющие вниз дороги блестят, отражая палящие лучи солнца. Эта картина притягивает око зрения и все рассеивается в каком-то грядущем созерцании красоты.

Все-таки мне нужно встать немного поодаль от этого места. Здесь слишком людно. Они постоянно озираются на меня в некотором изумлении. Хотя, кто знает, изумляются они или просто испытывают горькое разочарование, что судьба сыграла с ними злую шутку и в такой прекрасный солнечный день, заставила их быть невольными свидетелями моего существа. Для более точной ясности, я постараюсь описать свой внешний облик. Если это конечно вообще можно назвать хоть каким-то обликом, а не сплошным сгустком безобразной кожи. Но прежде, чем описывать себя, сочту необходимостью назвать свое имя и в кратком варианте описать свою жизнь. К чему разводить лишний словестный понос…

Мое имя, данное мне при рождении – Адольф, впоследствии отразилось очень плохо на моей школьной репутации. Причина, по которой меня назвали Адольф, кроилась, скорее всего, в том, что мои отец был коренным немцем и с мамой они познакомились в небольшом городе Кельн. Родители никогда не блистали знаниями по истории, и поэтому имя, пришедшее отцу по вкусу, не имело никаких причин для сомнений.

С первых дней после того, как мы по истории прошли тему о второй мировой войне, за мной закрепился незатейливый ярлык – фашиста. Фашистом меня обзывала практически вся школа, и все это длилось настолько продолжительно и обильно, что впоследствии все обидчики, которые ловили нескончаемое наслаждения от моего унижения, забыли про меня и в дальнейшем оставили в покое.

Все это время, я изо всех сил пытался быть выше окружавших меня врагов. К моим родителям за помощью обращаться было бесполезно. Я понимал, что мне нужно надеется только на себя, это было первая и горькая правда, которую мне открыла жизнь. Свои вечера, я проводил за чтением необходимой литературы по психологии и философии. Я воодушевленно пытался следовать всем историческим и мудрым высказываниям, которые писали великие философы своего времени. Сказать по правде, все мои попытки возвести теоретические аспекты тех или иных философских трактатов, оказались тщетными. Оскорбления я выносил сквозь сжатые зубы и стиснутые кулаки. Единственное в чем мне повезло, это то, что физическое насилие я не испытывал, ибо мой рост и вес всегда значительно превосходил моих однокашников. Но, тем не менее, им это не мешало почему-то оскорблять меня и унижать на глазах у всего класса.

После окончания школы я без долгих размышлений поменял свое имя и все прошедшие обиды и оскорбления остались для меня далеко в прошлом, даже создавалось ощущение, что все это происходило совершенно с другим человеком. Мои родители, которые тоже меня особо недолюбливали и всегда твердили, что я неудачный ребенок в их жизни, отправили меня учиться в Московский техникум сельского хозяйства. Мои две сестры остались жить на родине и в дальнейшем, благополучно окончили университет и устроились на высокооплачиваемую работу. Ничего оригинального. Все по стандартному шаблону.

Я приехал в Москву полный незабвенных надежд о счастливой жизни. Я не отчаивался, принимая во внимание тот факт, что мои родители никогда в меня не верили. Да и вообще в меня никто не верил, кроме Кристины, которая жила на третьем этаже. Она с детства со мной всегда водилась, хотя ее постоянно отговаривали это делать. Но она никого не слушала и продолжала со мной дружить. Впоследствии она вышла замуж и уехала в Израиль, но перед своим отъездом успела мне сказать несколько добрых напутствующих слов, которые подняли во мне тонус уверенности и храбрости.

Со своим новым именем, простым русским именем Алексей, я проучился добрых два с половиной года в этом техникуме. По сравнению со школьной парой, в этих местах я обрел невиданное мне до тех пор чувство, наслаждаться молодостью и не робеть в жизненном выборе. Со своими друзьями по группе я бродил по ночной Москве, любовался городскими фонарями, проносящимися дорогими иномарками в которых безмятежно посиживали дамы из светского общества. Я не завидовал. Мне хотелось на какой-то момент почувствовать всю прелесть московской жизни и вкусить ее щедрые дары, которыми она награждала каждого жителя, стремящегося к лучшей жизни. Я обхаживал ночные клубы, во все зрачки глазел на извивающихся стриптизерш и мечтал, как и любой половозрелый парень, переспать с одной из них.

По окончанию техникума у меня была твердо сформированная цель о своем будущем призвании и профессии. По причине того, что у меня не было  никаких неординарных способностей, которые могли бы проложить блестящий ковер по моей дороге в жизни, я остановился на простом выборе агронома. Приносить по мере возможностей максимальную пользу для общества и государства в экономике или экологии, для меня казалось, великим подвигом, к которому необходимо стремиться.

В ночные сумерки я мечтал о благополучной семье, в которой все бы уважали друг друга, блюдя полное равноправие. В моей семье этого не наблюдалось. У нас в большей степени превалировал патриархат. А полное равноправие между членами семьи мне всегда казалось самой разумной схемой семейного счастья. Дело в том, что я начитался восточной религии, в частности буддистского направления. Многие из их принципов посадили в моем сердце стремление к полной гармонии. Во мне зародилось искреннее желание научиться управлять своими эмоциями и быть властным над своими мыслями. После долгих усердных медитаций я почему-то не ощутил должного преобразования моей души, но веру в их буддийские догматы все же не терял.

С родителями я изредка переписывался и гордо заявлял о своих скромных, но стоящих достижениях. Техникум я закончил отлично, с красным дипломом. И передо мной действительно открывались нескончаемые горизонты возможностей и судьбоносных шансов, выпадающих на долю каждого человека хотя бы раз в жизни. В этой ситуации главное ухватиться за этот шанс и постараться использовать его в полной мере, выжать из него все соки и испить до дна чашу счастливого момента. Такой шанс мне, разумеется, выпал. У меня появилась колоссальная возможность устроиться на работу помощником заместителя управляющего дорожной службы. Такое начало сулило удачное продолжение и становление моей карьеры.

Работенка была отнюдь не пыльная, мои обязанности заключались лишь, в правильном и грамотном оформлении юридических документов и учредительных договоров. С этой должностью я справлялся без всяких помарок и ошибок, и за это в дальнейшем получил неплохую прибавку к зарплате. Не могу сказать, что это был какой-то предел моих радужных мечтаний. Особой пользы обществу я не приносил. Но за то границы моих финансовых возможностей значительно расширились. Я смог позволить себе купить неплохую однокомнатную квартиру недалеко от центра Москвы.  Часы работы занимали совсем мало и, у меня оставалось время и на учебу и на интимные свидания.

Помню, я познакомился с одной прекраснейшей представительницей женского пола. Ее утончённая манера вилять своими пышными формами заставляла меня терять холодный рассудок и превращала из мужественного парня в инфантильного транжиру. По своим взглядам она была откровенно меркантильной дамой, но это меня не останавливало, а наоборот, вселяло даже какую-то странную уверенность, что она непременно будет находиться рядом со мной, разумеется, до тех пор, пока у меня будет должное финансовое состояние. Я задаривал ее многочисленными дорогими подарками, постоянно выдумал какие-то романтические вечера, в которых мое воображение рисовало искренние излияния в любви и страстные стоны ночного соития. Но все это было лишь, моей фантазией. Она расщедрилась всего лишь на одну ночь, а затем просто ушла к другому мужчине, не объяснив причины.

Несмотря на такую ошеломительную для меня потерю, я все же не утрачивал веры в лучшее и продолжал стремиться к своей безоблачной цели. Хотя, первое время мне действительно было тяжело смириться с такой значимой для меня утратой, но я держался, как мог. При этом я не злоупотреблял алкоголем, как это делают в таких случаях многие другие мужчины, а мужественно сносил все невзгоды неудавшейся любви. Несомненно, я встречал и других девушек на своем пути, но настолько открыться, как это было первый раз, у меня больше не получалось. Внешности я был не красавец, увеличенный слегка нос и густые брови, придавали мне вид польского крестьянина, вернувшегося с полей. Но энергичные глаза, как многие мне об том говорили и добрая душа, делали меня чуточку обаятельным, за что я только благодарил Господа Бога. Ведь, всегда нужно довольствоваться тем, что у тебя есть, а не жалеть о том, чего у тебя нет.

В общем, жизнь моя текла соизмерено, чей образ плавно вошел в основную колею современного мира. Не скрою, что у меня, как и у всех людей на этой земле присутствовали и свои определенные минусы, которые отчасти вносили некий диссонанс в мою жизнь или в жизнь других людей, с которыми я общался. Помню, однажды на очередной вечеринке в каком-то ночном клубе я познакомился, разумеется, по пьяни, с одним деловым человеком, который работал в сфере развития сельского хозяйства.

В тот вечер, алкоголь на меня оказал такое пагубное воздействие, что я был просто не в состоянии контролировать свое поведение. В ходе нашего оживленного разговора, сквозь мерцающий свет цветных фонарей и пронзительный шум музыки, я начал увлеченно рассказывать о чужих интрижках, скандалах, высказывал свое мнение о тех людях, с которыми работал. Точнее будет сказать, я стал мести своим языком во все стороны при этом, загрязняя пылью каждого, кто оказался поблизости от меня.

Причиной всему этому, конечно же, является все та же мужская, если ее вообще можно назвать мужской, мужская склонность посплетничать. Да, да. Именно склонность сплетничать. В нашем неподражаемом обществе закрепился определенный сублимат, что сплетни и лицемерие принадлежит преимущественно женскому полу. Я абсолютно с этим не согласен. Весь абсурдный парадокс, заключается, как раз именно в том, что мужская часть населения любит пользоваться такой формой поведения. Так называемые мужчины могут промывать кости безразмерному количеству людей при этом не чувствуя за собой никакого стыда или презрения.

Все это конечно краткая история моей жизни, которая осталось где-то там, за поворотом, за которым я ничего уже ни увижу. Моя жизнь текла самым равномерным и обыденным образом, до тех пор, пока ужасная болезнь не настигла меня. Разумеется, в таких отчаявшихся ситуациях человек любит находить виновником своей тяжелой судьбы Господа Бога и, я не могу не попользоваться такой привилегией. Скорее всего, ему просто стало совсем скучно жить в своем небесном мире, и он решил позабавиться, наслав на меня такую мучительную хворь. Я не выставляю Господа Бога каким-то злосчастным виновником моей беды, просто моя жизнь настолько круто поменяла свой ракурс, что я до сих пор не могу прийти в себя и поверить, что все это происходит в реальности.

Теперь вот, я стою за углом небольшой булочной, дверь которой постоянно открывается и закрывается, и не могу пересилить свой стыд, чтобы купить себе хлеб. Я их не виню. Их винить не за что. Был бы я на их месте, моя реакция однозначно была бы точно такой же. Ведь, не каждый человек видит с утра опухшее и расплывшееся лицо, в котором даже глаза еле видны, огромную свисающую шею до предела груди, словно под подбородком изуродованный мешок. То безобразие, в котором я хожу, тяжело описать словами. Мои опухшие ноги постоянно напоминают мне своей нескончаемой болью, как им тяжело носить такую мерзостную гниль. Я выгляжу настолько отвратительно, что если бы маленькому, новорожденному ребенку дали в руки карандаш и сказали нарисовать лицо человечка, то его корявый рисунок был бы красивее, чем я настоящий. Вот настолько я выгляжу.

Моя жизнь превратилась в жалкое подобие умирающего человека. Врачи прискорбно завяли мне, что болезнь неизлечима, но свою жизнь, я могу поддерживать определенными препаратами и протяну в таком состоянии еще с добрых двадцать или тридцать лет. На их лице я увидел искреннюю радость, что у меня есть возможность жить, но мне почему-то эта новость не принесла удовольствия. Мне стало очень больно внутри, что получилось именно так, потому что выносить такую муку я больше не в силах.

Для более точного понимания, какой именно стала моя жизнь, вот примерная картина. Родители, узнав о моей болезни, и что мне нужна материальная помощь, ибо лекарства стоят очень дорого, а государство мне их бесплатно не выдает, только с небольшой скидкой, буквально сразу же прекратили со мной всякой общение. Впоследствии мне было прислано письмо, в котором четко и уверенно было написано несколько строк: «Соболезнуем, что ты попал в такую ситуацию, но мы помочь тебе ни чем не можешь. Девочки выходят замуж и деньги нужны на свадьбу. Надеемся, что ты поправишься. Счастливо».

Никто не может себе даже примерно, даже образно, эскизно представить, какую боль я почувствовал прочитав эти роковые строки. Душевная боль была настолько сильной, что она в момент заглушила физическую боль моих ног. Когда я прочитал это письмо, мне показалось, что внутри меня что-то умерло, что-то перестало существовать. Единственные дорогие мне люди, которых я всегда безответно любил, бросили меня и оставили умирать медленной и тягостной смертью. Представьте, что вы как маленькая частичка чего-то большего, оказались оторванной и выброшенной за борт злосчастной судьбы и теперь, вы бродите по чужому свету, тщетно питая надежду обрести утраченную любовь.

Все мой так называемые друзья тот час же скрутились клубком и под лицемерными гримасами тихонько оборвали со мной связь, дабы не запятнать свое кристально чистое имя в обществе. Но чему я действительно удивился, так это тому, что долги, которые у них были передо мной, в смысле денежные, они мгновенно вернули и даже с процентами.

Во мне тогда возродились некоторые смешанные чувства, с одной стороны благодарность, с другой, я почувствовал, что это либо проявление унизительной жалости, либо они просто обрубили все концы, связывающие меня с ними. Так сказать, ушли, заметая следы. Очень циничная тактика. Но все это символично, ведь, основной контингент людей с которыми я общался, были сплошные биржевые маклеры, дилеры, мелкие финансовые предприниматели, в общем, вся материалистическая шваль.

Чтобы не показалось, что я слишком утрирую или драматизирую свое положение, хотя оно действительно плачевно, после того как я потерял работу, меня все-таки навещала одна работница нашего отдела. В тот момент, моя болезнь еще не сильно ударила по мне, и у меня был более-менее, божеский вид. Я, по крайней мере, мог без особого стыда смотреть в глаза человеку и не конфузиться своего внешнего состояния.

Эта девушка приходила ко мне некоторое время и приносила всякие лекарства и продукты. Она все это делала с самой, что не наесть, настоящей бескорыстностью. Вероятней всего, когда я был здоровым человеком, она питала ко мне кое-какую симпатию, но скрывала это под маской дружелюбия и сугубо платонического отношения. Но, вскоре, когда моя хворь, стала принимать интенсивные обороты, и я уже понимал и видел в ее глазах, некоторую неловкость и даже, легкое отвращение, хотя она всячески пыталась это скрывать и улыбалась почти каждую минуту. Я поблагодарил ее за помощь и, заверив, что я нанимаю сиделку, спровадил. Я всегда буду вспоминать ее хорошим словом, ибо кто кроме нее, так заботился обо мне и проявлял поистине человеческое отношение.

Короче говоря, болезнь сильно прогрессировала и лекарства, которые поддерживают мою жизнь, стоили очень дорого, вследствие чего, мне пришлось продать свою квартиру за более низкую цену, некому прыщавому перекупщику, ибо деньги нужны были в срочном времени.

Пройдя несколько комиссий, члены которые, увидев меня, безоговорочно вручили мне надлежащую справку, я стал получать жалкое пособие от государства, которого мне хватает ровно на хлеб и молоко. Теперь, я снимаю маленькую захудалую комнату на окраине города. У меня всего лишь одно грязное окно, скрипучая кровать, в которой завелись клопы и блохи, потертый шкаф весь в трещинах, а когда сверху соседские дети играют в догонялки, с потолка сыпется штукатурка прямо ко мне на обеденный стол. Повсюду стоит страшная вонь, то ли уже от меня, то ли от гнилой поверхности деревянного пола. Грязная ванна, которая постоянно протекает, не внушает мне должного облегчения. Единственное, с чем мне повезло, и все-таки судьба смиловалась над моей участью, это то, что квартира находится на первом этаже, а стало быть, неудобств я никому не причиняю.

Я не решаюсь сегодня заходить в булочную и благополучно покидаю это место. День близиться к вечеру и небо рисует узорчатые картины переливающихся красок. Солнце постепенно идет к закату. Я останавливаюсь недалеко от проезжей дороги и смотрю на побагревшее солнце. Оно медленно скрывается за горизонтом городских домов.

И тут мне приходит одна мысль. Солнце уходит. Оно прячет свою красоту, оставляя одну глубокую ночь, которая тоже по-своему красивая. Свет, который только что озарял человеческие лица, умирает. Умирает. Ведь, смерть – это естественный процесс любого живого существа, верно? Нет такого существа, который бы не умирал. Смерть подгребает всех, как здоровых, так и больных, как богатых, так и бедных. Все это очень очевидно, и ничего в этом нового нет, поэтому люди и не задумываются об этом. Но ведь, мое положение только к этому и клонит. И раз, я все равно умру, как и все остальные существа на этом свете, почему бы мне, просто не ускорить этот процесс?!

Истинные блюстители морали и религии, несомненно, начнут брызгать своими догматами о том, что это страшный грех, и тому подобное. Жизнь, нам дается всего лишь один раз и мы не имеем право распоряжаться ею таким манером. Я с этим согласен. Но не в моей ситуации. Мое отчаяние и усталость, достигли такого предельного уровня, что ни один нормальный человек, ни одни добродушный психолог не сможет войти в мое положение. Ведь, по сути, я гнилой отброс. Никому не нужная совокупность изуродованного тела и лица. И мне больно. Мне очень больно ходить и дышать. Мое сердце просто не выдерживает одновременно физической и моральной боли. Они ведут между собой ожесточенную борьбу за владение моим телом. А затем над душой, по которой каждую секунду наносятся смертельные удары.

Я умираю. Неостановимо. Каждую секунду чувствую невыносимую боль истлевающей жизни. И никому нет до этого дела. Зачем я буду жить в таком состоянии? Для Чего? Никакие философы не смогут ответить на эти вопросы. Ответы, конечно, будут. Но только вряд ли они будут выглядеть так вразумительно, чем мое намерение.

Весь мир покинул меня, и теперь я остался гнить в этом мрачном одиночестве, лишь для того, чтобы поддержать установленное клише – что жизнь прекрасна! Я не нуждаюсь ни в каких соболезнованиях и утешениях! Моя борьба за существование бессмысленна. Если бы нашелся, хоть один человек на этой земле, которому не была бы безразлична моя участь, я бы боролся. Я бы держался через боль и мучения, но я бы жил, потому что знал бы, что я нужен кому-то в этом жестоком и суровом мире.

Я глубоко вздыхаю от нависших надо мною мыслей и медленно ковыляю в свою одинокую конуру. Прохожу мимо закрывающихся торговых прилавков и снова, снова эти цепляющиеся взгляды людей. Снова эти глаза наполненные насмешливостью, отвращением и презрением. Снова этот человеческий холод, который замораживает мое потухшее сердце. Спустя некоторое мгновение, я вспоминаю, что сегодня день моего рождения. Эта знаменательная дата всегда была великим праздником в моей жизни. Теперь, в моей ничтожной жизни. Так, стоит ли нарушать устоявшуюся традицию? Думаю, что нет. Теперь, я знаю, как я отмечу этот день.

Мгновенно моя душа наполняется беспечной радостью от этих мыслей. Мой ум весьма ясный и трезвый. Я не нахожусь под каким-то эмоциональным или психологическим воздействием. Я трезво осознаю, что я намереваюсь сделать. Я радостно перехожу обратно через дорогу. Теперь, я не ощущаю боли ни в ногах, ни в душе, мне становиться плевать, как на меня смотрят люди, потому что, это их последний раз, когда они меня видят.

Я задорно влетаю, насколько это, конечно, позволяет мое физическое состояние, в магазин и жадно обсматриваю прилавок. Достаю все свои сбережения и с лицом отъявленного кутилы, покупаю шоколадные конфеты, дорогой сыр, самый лучший коньяк и шампанское, все возможные вкусности и пряности. Продавщица в явном изумлении от моего поведения и ее движения становятся неуклюжими и комичными.

Я прихожу в свою комнату, которая мне теперь, кажется светлым пристанищем среди этого повсеместного ада. Раскладываю еду и напитки на стол. Достаю всю надлежащую посуду. Наконец-то, спустя долгие удушающие дни, я чувствую неимоверное облегчение в своем нутре. Я пью, ем, весело разговариваю сам с собой. Выпиваю, добротный стакан шампанского за свое здоровье, как бы иронически это не звучало. Хмель слегка ударяет мне в голову, но я все же остаюсь трезв и рассудителен. Спустя некоторое время, после моей заводной пирушки, которой я насладился с самозабвенной любовью, я начинаю готовиться к уходу.

Я убираю и вымываю всю посуду, а затем аккуратно складываю ее по полочкам. Тщательно подметаю пол, на котором собралась непроницаемая толщина пыли, протираю несколько полок, стол. Аккуратно складываю свою одежду в несколько кожаных сумок и оставляю их возле двери, как бы намекая на свой спланированный переезд. Умываю свое безобразное лицо, и еще раз посмотрев в треснувшее зеркало, закрепляю свое намерение бесповоротным решением.

На тонком клочке бумаги пишу несколько последних строчек в своей жизни, в которых искренне прошу прощения за столь причиненное неудобство. С безмятежной улыбкой ложусь в свою скрипучую кровать и, не колеблясь, выпиваю целую горстку снотворного. Спустя минуты перед моими глазами начинают возникать прозрачные пятна разных цветов. Скорее всего, это от волнения. Ведь, не каждый день выпадает такая уникальная возможность.

Я молча смотрю в потолок и понимаю, что в скором времени я усну вечным и непроглядным сном. Теперь, я спокоен и беспечен. Каждая секунда моего дыхания, кажется мне целым прошедшим годом. Я вспоминаю все свои счастливые моменты в жизни, те мгновение, когда я радовался людям, своей судьбе, благодарил Бога за то, что подарил мне этот свет.

По моей щеке сбегает толстая слеза, которая пропитана нечеловеческой болью. Я закрываю глаза и последняя мысль, которая сверкает перед моим сознанием, тихо шепчет мне – человеческое стремление бороться за жизнь, обусловлено лишь, искренней любовью ближнего…

0

Автор публикации

не в сети 5 дней

Денис Фишер

0
Молдавия. Город: Тирасполь
Комментарии: 1Публикации: 7Регистрация: 19-07-2018

Регистрация!

Достижение получено 19.07.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: