Цвет правды. Глава 7

0
212

Ясная мысль, тёмная ночь, серый умерщвлятель

 

 

 

 

Наша троица, как всегда, находилась в гараже: я с Вусом сидел за раскладным столиком, а Виндикта, уже который раз, уперев руки в бока и опустив голову, делала круг вдоль стен. Усатый напарник не выдержал:

— Винда, хватит ветер гонять. Сядь уже.

В последнее время он стал раздражительным. Замкнутое пространство и отсутствие прогресса в следствии всех нас не делает лучше, но терпение не менее важно чем труд — в любом деле. Никогда не стоит говорить раздражённому человеку, что он раздражён. Посмотрев на Левоус, которая в нерешительности остановилась, видимо, не расслышав, что ей сказали, я поступил иначе:

— Виндикта, не хочешь прогуляться?

Она не выглядела удивлённой, наверняка, и сама подумывая об этом. Когда я предложил это усачу, тот лишь отмахнулся, встал и ушёл в небольшую душевую комнату, наличие которой, хозяин не объяснил. Пусть остаётся — ему надо побыть одному, всё-таки в гараже не шло речи о личном пространстве. Как ещё женщина умом не тронулась?

Гулять, находясь в розыске, было опасно, даже при учёте того, что мы переоделись в одежду, которую владелец гаража нам предоставил, о чём решил и он. Коренастый, брутального вида брюнет по имени Фрэнк, с пакетами в руках, остановил нас на выходе из гаражного кооператива. Будто сойдя с обложки американского блокбастера, он говорил шевеля исключительно квадратной челюстью:

— Куда это вы собрались?

— Прогуляться — ответил я, тщась разглядеть эмоции на кирпичном, во всех смыслах, лице собеседника.

Всю последнюю неделю наша банда, подобно монахам в кельях, безвылазно просидела в чертогах этого святого человека. Раз в сутки он приносил нам пищу для плоти в пакетах, навроде тех, что сейчас держал в руках, и для ума — газета выглядывала из-за края полу расстёгнутой куртки. В отличии от дешёвой прессы, наш спаситель не поддавался лёгкому чтению, так как всегда имел один и тот-же цвет и выражение лица. Говорил он не охотно, но ему всегда было что сказать, а живые глаза, казалось, существовали отдельно. Тяжело представить вихрь мыслей в голове такого человека и ещё тяжелее — какого его ослушаться. Мы с Виндиктой поспешно обошли Фрэнка и, не сговариваясь, свернули вдоль дороги к дачному посёлку. Вечер был тёмным, фонари отстояли друг от друга на приличном расстоянии, а свежий воздух был подобен глотку свободы, что вселяло нашей компании уверенность и лёгкий дух приподнятого настроения. Спустя сотню шагов, Винда заговорила:

— Он немного пугает меня.

— Меня тоже. Интересно, почему? — я и сам не понял, была ли это ирония.

Левоус остановилась под фонарём. Цвет её кожи из оранжевого стал зелёно-голубым, а затем жёлтым. Она продолжала стоять замерев, а я терпеливо ожидал, догадываясь, что бывшая полицейская близка к ответу на один из вопросов. Осторожно, боясь спугнуть озарение, она спросила:

— Почему тебя хотят подставить?

Мы приняли как факт теорию о ненависти ко мне за цвет кожи, но если подумать, то причин может быть много, а самая вероятная из них…

— Твои изобретения. Не знаю, чего конкретно преступник добивается, но ему нужен твой ум или твои приборы.

— Или и то и другое — поддержал я — но что нам это даёт? В любом случае, это человек, владеющий достаточными деньгами, властью и умом, чтобы создавать те пилюли, контролировать расследование полиции, и людей, что способны на убийство.

Виндикта двинулась вдоль асфальта, покидая светлое пятно. Лёгкий ветерок был довольно прохладными, но мы, влечённые мыслями, оставили это не замеченным. Когда я поравнялся с Левоус, она продолжила размышления:

— Не обязательно, что этот человек занимает высокую должность, богат и умён. Одного из трёх достаточно, чтобы управлять людьми. Кстати говоря, ты не хранишь дома ничего из своих изобретений?

— Всё с собой. Я правильно понимаю, что вы с Вусом проверили все связи, в которых состоял пропавший учёный?

Женщина кивнула и настала моя очередь проявить смекалку:

— Когда я только прибыл, никто не поверил, что я из другого мира, но взяли мою пробу крови, как мне объяснили — для оформления документов.

— Да, это нормально.

— Сама ампула, что тебе дал торговец, не вмещала генетического кода, и прими ты её — ничего бы не произошло — размышлял я вслух. — Анализы моей крови проводила та частная организация и признала меня обычным человеком, но больным неизвестной болезнью. Вот, откуда у преступников мой ДНК. Не так легко проверить связи между учёными в частной организации. Это бы всё…

— Тшшш.

Виндикта прижала палец к губам, а правую руку положила на кобуру, взглядом прощупывая растения на дне оврага вдоль дороги. В этот момент мы находились ровно между двумя освещёнными участками. Я по инерции сделал шаг и прислушался. Едва я расслышал шорох, как раздвигая ветви деревьев и кустов, на женщину набросилась тень. Левоус не успела выдернуть оружие, но благодаря тому, что она стояла на возвышенности, прыжок нападавшего получился нелепо слабым и отчаянным. Падая, тень попыталась дотянуться до живота Виндикты, но та, увернувшись, со всей силы пнула её по голове. Удар получился вскользь, и бывший офицер упал на спину, своевременно выставив локти. Тень, как ни в чём не бывало, сделала с четверенек ещё один рывок на женщину, которая упёрлась нападавшему правой ногой в грудь и пыталась оттолкнуть. Как при первом выпаде, блеснула сталь. Я, желая внести свою лепту, подбежал и пнул конечность тени с ножом, на что она взвыла и снова замахнулась на женщину. Левоус, скрепя зубами, таки оттолкнула тень, и сверкающая полоса прошла в паре сантиметров от её шеи, а я, впав в раж от увиденного, больше не боялся сделать другому больно. Как можно сильнее выпрыгнув вперёд, правой ногой продавил живот незваного гостя. Тот, нашими общими усилиями, был откинут назад, взмахнув руками, выронил нож, потерял равновесие и кубарем ретировался в овраг. Я помог встать падшей телом, но не духом бывшей полицейской и направился в след за нападавшим, пожалев, что не захватил на прогулку фонарик. Сзади раздался щелчок затвора, и я почувствовал уверенность в своём поспешном решении погрузиться в более глубокую тьму в поисках тени. Раж спал, но адреналин всё-ещё действовал на меня. Вытирая испарину на лбу, я обнаружил в своей правой руке нож и на мгновение ужаснулся. В свете фиолетовой луны, метал казался осколком такого далёкого, холодного и непостижимого небесного тела. Я отбросил наваждение и свободной рукой раздвинул растительность внезапно чужого мира.

На земле лежал человек, судя по всему, в той-же позе, в которой рухнул на дно оврага. Он не подавал признаков жизни, что не пробуждало во мне решительности. Я приблизился на несколько шагов. Хватит ли той, что прикрывает меня, смелости выстрелить в человека? Ещё один шаг. Хватит ли мне смелости воспользоваться ножом? Вот он у моих ног. Смелости? Нагнулся над телом и перевернул его на спину. Глаза были открыты, зрачки расширены, но я почувствовал слабое движение груди. Когда я провёл рукой перед лицом нападавшего, тот не отреагировал. Облегчённо выдохнул и констатировал:

— Он без сознания.

***

Дачный дом неподалёку пришёлся нам по вкусу, и мы решили не тащить в родной гараж заразу. Хозяева дома отсутствовали, и пока я усаживал враждебного незнакомца на стул посреди сарая, Виндикта включила свет, нашла верёвку и умело связала тело. Чтобы ускорить пробуждение бедолаги, было решено выплеснуть на него ведро воды. Приговор вызвалась исполнять инициативная гражданка Левоус, за сим, прихватив ведро, скрылась за дверьми на внутренний двор. Вода не понадобилась, ибо потерпевший пришёл в сознание и заозирался слипающимися глазками. Глазки были поросячьими и невероятно шли лысой голове и оттопыренным ушам; майку и спортивные штаны покрывали засохшие комья грязи. Нестыковка обнаружилась в худом, истощённом теле. Любопытно, что без сознания он имел цвет кожи, приблизительно, как у меня. Возможно, он испытывал лёгкую злость, когда падал, а возможно…

Я не стал дожидаться осознания на лице тела; оно вздрогнуло и увидело меня, берущего с полки мясницкий тесак и пальцем проверяющего остроту лезвия. Я ещё раз оценивающе посмотрел на взволнованного маньяка, который начал понимать, что происходит и приобрёл цвет сочной травы. О-о-о, несомненно, это — маньяк. Таких видно невооружённым взглядом. В своей жизни я видел лишь одного, этот — второй. Как две капли. Он пуглив, когда разговор заходит о его боли, он скажет всё, он уверует в Господа. Мне вспомнился оскал первого маньяка на видеозаписи, где он под подъездом настигает мою сестру. Не утихшие эмоции помогли мне изобразить ту гримасу, а воображение нападавшего из тени дорисовало всё остальное. Я не стану звать женщину… Наконец, настал этот миг, миг, которого я так долго ждал.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Anon

15
Комментарии: 0Публикации: 12Регистрация: 02-05-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: