Цвет правды. Глава 4

0
157

Хитрая лиса

 

 

 

 

Виндикта оглянулась: шорохи позади стали куда более чёткими. Она ускорила шаг. Тёмные улицы лабиринтом простирались во всех направлениях, вынуждая делать выбор. Огибая свет фонарей и пытаясь найти взглядом хоть одного прохожего, офицер знал что его ждёт впереди, и сие неумолимо приближалось. Поворот в ещё более тёмный переулок, но его нужно игнорировать. Самообладание и здравый рассудок ещё не покинул женщину-полицейскую, она помнила, чему её обучали в академии — не поддаваться страху. Всё, что офицеру Левоус было нужно, так это тянуть время и ждать момента, но времени не осталось. Один поворот и она на месте.

***

Виндикта жила на шестом ярусе девятиэтажного дома, в строю таких-же зданий, что заполонили ночной город. Ненастный ветер зол, но ничто не омрачит моего предвкушения лёгкой победы. Ничто, кроме мрачного Вуса, смиренно стучащего зубами рядом. Даже не стану и пытаться представить, что он чувствует сейчас, боясь потерять либо друга, либо напарника.

Мы подошли к подъезду, и хмурый офицер в жёлтом свете лампочки казался зелёным. На входной двери обнаружился кодовый замок с восемьдесят одной комбинацией. По лицу полицейского, я понял, что он не знает пароль, и дело намеревалось принять рутинный оборот, если бы не внезапное появление виновницы нашего торжества.

В этот раз Вус, действительно, стал зелёным; мне и самому стало дурно, когда у самого уха знакомый голос офицера Левоус прошептал:

— Какого чёрта вы здесь делаете?

Я рефлекторно попытался обернуться, но эта попытка была пресечена резким приказом не шевелиться. В моём воображении всплыла живая картина приставленного к затылку пистолета, я втянул голову в плечи и почувствовал мурашки в том месте, куда должно было быть приставлено дуло огнестрельного оружия. Вместо этого что-то твёрдое упёрлось меж лопаток. Вус пришёл в себя, но ему также было запрещено оборачиваться. Я стою и рассматриваю стену на крыльце подъезда, пытаясь унять дрожь в коленках. Стена вся в трещинах, осыпавшаяся краска слоистыми кусочками лежит на бетоне, а где-то вдалеке залаяли собаки, и мне никогда не было так интересно. Всю жизнь бы так простоял, лишь бы она не стреляла. Я ещё никогда не ощущал смерть так явственно близко. Если бы мне пришлось выбирать, то я предпочёл бы умереть без пустой надежды на выживание, а ещё лучше — так ничего и не успев понять.

Тонкая рука протянулась между нами и набрала код на домофоне. Такая-же тонкая и женственная, как та другая, что готова нажать на курок. Она потребовала:

— Вус, открой дверь.

Он потянул железную ручку, такую-же твёрдую и холодную, как та другая, что готова нажать на курок.

— Входите.

Мы вошли. Давление на спину исчезло, позади раздался магнитный лязг закрытой двери, и в тот же миг я с разворота бросился на полицейскую. Левой рукой она всё-ещё придерживала ручку двери, правой сжимала опущенный пистолет. Я локтем правой руки упёрся ей чуть ниже шеи и прижал к двери, а пальцами левой впился в запястье, что держало смерть. Удивление на лице женщины быстро сменилось напряжением, и вскоре я ощутил плоды её усилий. Острая коленка офицера взбороздила мои извилины, щедро опаляя их взрывом боли между ног. Я упал, поджал все конечности и на время потерял связь со внешним миром. Накатила обида: мне вспомнилось, что я, в отличии от офицера полиции, не умею драться, что женщин бить нельзя, и это дало её фору в виде толчка локтем, а не удара по лицу, что я всего лишь хочу добиться справедливости.

Кто-то подхватил меня за руки, поднял и потащил. Открыв слезящиеся глаза, я увидел что полицейские несут меня под локти. Они о чём-то говорили. Моргнув, я оказался в совершенно другом месте.

***

Градиент чёрного, переходящего в серый. Я лежу на спине, соответственно, — это потолок. Рядом слышен разговор двух людей: женщина оправдывается, мужчина возмущён. Начинаю различать отдельные слова:

— … офицер полиции! — знакомые интонации, похожие на иронию. — Если бы я был на твоём месте…

Женщина сорвалась на повышенные тона, граничащие с истерикой:

— Откуда тебе знать, как это — быть на моём месте?!

Наступила тишина, в которой стал слышен монотонный шум. Я приподнялся на локтях и обнаружил, что лежу на грязных матрасах в такой-же грязной комнате без иных предметов интерьера. На фоне оконного проёма без стекла стояли два полицейских. Шёл дождь, Виндикта смотрела вдаль, а Вус, поджав губы и оперевшись руками на оконную раму, напротив — стоял спиной к пейзажам цвета мокрого асфальта. Значит, уже светает. Он уставился на меня, и я понял, что офицеры заодно — бесшумно скрыться не удастся:

— Если вы ссоритесь из-за меня, то я на стороне Вуса. Было охренительно больно, я чуть не сдох.

Левоус обернулась и пристально посмотрела мне в глаза. Похоже, я лишь тешил свою самооценку, полагая, что эта женщина станет оправдываться за причинение вреда моему организму. В её глазах блеснуло понимание, и на свет явилась невинная улыбка. Она думает, что я изволил шутить, впрочем, это сейчас не важно.

— Очнулся? — полицейская подошла — Ну ты даёшь! Я же слегка тебя, чтоб ты успокоился, а ты — в обморок. Ты как?

Прикинув свои шансы на побег и не нащупав телефон в кармане, я решил поддержать беседу:

— Даааа, я такой. Сейчас уже в норме. Повышенная чувствительность, знаешь-ли.

Она опять неуверенно улыбнулась, видимо, опять подумав что я шучу. Вус, что не отходил от окна, спас ситуацию:

— Винда, расскажи ему про капсулы.

Боль поутихла, и я смог сесть. Рядом села Виндикта, скрестив ноги по-турецки (для меня эта поза пока была недоступна), извинилась за то, что «переборщила» и начала повествование. Мне было настолько интересно послушать её рассказ, что я даже не предпринимал новых отчаянных попыток побороть офицера. Сейчас она выглядела как обычная уставшая женщина лет тридцати, причём весьма дружелюбная.

— У меня для тебя хорошая новость: убивать тебя здесь никто не намерен, — она покачала головой — более того, я уверена, что преступник не ты.

Я кивнул. Судя по салатовому цвету её кожи, она не врала. Моё любопытство и внимание росли по квадратичной зависимости от каждого произнесённого ею слова. Очень интригующе, как она выкрутиться из этой ситуации? Судя по всему, своего напарника женщина на раз облапошила. Не стоит винить в наивности человека, который хочет верить. Тем временем, она продолжала:

— Ещё раз извини, что ударила тебя тогда, просто обстоятельства требовали — она наклонила голову, как-бы кивнув щекой и наморщила нос, подбирая подходящее слово — решительных мер. — Я снова кивнул. Она начала делать жесты, будто собирает невидимый конструктор — Дело в том, что, пока вы подозревали меня, — мой осуждающий взгляд упал на «друга» — я ещё раз просмотрела показания свидетелей. Мне показалось странным, что подозреваемый не скрывал своей личности и, похоже, специально показался как можно большему количеству людей. Я составила приблизительный маршрут подозреваемого и получила несколько петель по всему району вокруг ограбленного дома. Мне вспомнился случай — она сглотнула, отвела взгляд и дальше продолжала, смотря на стену перед собой, с куда меньшей харизмой и без жестов — с моим мужем. Он был вторым лаборантом учёного, что изучал нашу кожу. Однажды он не вернулся с работы. Мы с Вусом расследовали это дело, но учёный так-же исчез. Я обратилась к своему знакомому из криминала. Он мелкий перекупщик краденного, но всегда в курсе всех замутов в городе и, иногда, по двойному тарифу продаёт мне вещь доки. Он сказал, что учёный мёртв, а что случилось с его телом, он готов сказать за отдельную плату. — голос дрогнул, и она, фыркнув, иронично усмехнулась — Какое мне было дело? Я спросила, что случилось с моим мужем, а он сказал, что не знает. Эта сволочь! Тогда я ему поверила, и не стала допрашивать. Я перерыла весь город, но ничего не нашла. В этот раз я хорошенько спросила с него. Оказалось, что всё он знает про моего мужа и капсулу, которую проглотишь и цвет с внешностью поменяешь, за даром отдал. Откуда достал — говорить отказался — видно, сильно его запугали. Я считала его другом семьи, ведь он брат моего мужа, а он уже давно не человек. Торчёк.

Она замолчала. Вус покивал, давая понять, как он относиться к доверию наркоманам. Я уже решился было задать вопрос, как она, шмыгнув носом, продолжила:

— Когда я вышла из лавки этого урода, уже было поздно, и я пошла домой отсыпаться. По пути, я заметила слежку, но, понимая ставки, решила не подавать виду. Дома, скорее всего, меня ждала засада. За мной следовал не один человек, поэтому, я не была намерена драться, а надеялась уловить момент и скрыться. Случай не подворачивался, и так я дошла до своего дома. Я сразу узнала вас, и прикинулась, будто арестовываю тебя и Вуса. Когда ты отрубился в подъезде, нам пришлось тащить тебя. Мы спустились в подвал и вышли через него. Дальше, по тёмным переулкам мы дошли до заброшенной школы. Сейчас мы в ней.

Я огляделся. Действительно, помещение по форме напоминало учебный класс: прямоугольно-вытянутое, с возвышением вдоль одной из коротких стен и огромное количество окон в длинной, что напротив двери. Твёрдая четвёрка за враньё.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Anon

15
Комментарии: 0Публикации: 12Регистрация: 02-05-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: