Цвет правды. Глава 1

0
199

Ссылка на цвета эмоций

 

 

 

Жаль, что я не чёрный

 

— Вот ты и попался, я знала, что тебе нельзя доверять!

— Это из-за цвета моей кожи?

— Именно. Сюда смотри!

Мне под нос сунули показания свидетелей. Конкретно указанная строчка говорила о том, что подозреваемый имел розовый цвет кожи и не менял его в течении всего времени, что находился в поле зрения. Должен отметить, что этот аргумент был весомым. Меня кто-то сильно недолюбливает. Что бы понять кому я помешал, надо вспомнить кто я.

Мне тридцать пять, зовут Нескио, увлекаюсь базовыми науками, теннисом и пафосом. Больше всего ценю в людях честность. Зарабатываю себе на жизнь починкой электроники, и последние пол года, после изобретения расщепителя пространства, живу в другом мире. Почему я остался в нём жить, если могу путешествовать сквозь пространство? Наверное, мне это не интересно. Не существует того, что я не могу представить; а здесь не плохо, здесь люди не скрывают своих эмоций. Я уже говорил, что люблю пафос?

Итак, я попал в этот мир и обнаружил, что он идентичен нашему, не учитывая некоторых мелочей и здешних обитателей — обычные люди, за исключением одной детали — их кожа меняет свой цвет в зависимости от эмоций, что овладевают их разумом. По началу, я находил это забавным, но вскоре привык, как и постоянные клиенты привыкли к тому, что я не меняю свой цвет. Кому-то может показаться забавным случай, когда я только прибыл, и меня увезли в отделение полиции, за то, что я рассматривал переливы цветов на лице незнакомой девушки. При этом, цвет моей кожи, как всегда, оставался бледно розовым, что означало ярость и ожидание. Было трудно доказать, что я не намерен кусаться при удобном случае. Иные прохожие до сих пор обходят меня стороной, что, несомненно, льстит моей персоне. Кроме перечисленного, открыл свою мастерскую, вышеупомянутой, починки электротехники, и все клиенты вначале были несколько смущены моим брутальным цветом кожи и некоторый, даже, не стал доверять мне свой холодильник, однако, после возврата починенной техники, никто не остался обиженным. Также, я против воли участвовал в расследовании мелкого дела, кое не несло подоплёки крупной организации, что сейчас могла меня ненавидеть и пыталась подставить. Подводя итоги: меня ненавидят за то, что я не такой как все, либо у меня комплекс неполноценности, что не снимает вопроса о злоумышленнике.

И вот я в отделении полиции по обвинению в краже и убийстве.

— Тебе не отвертеться — продолжала напирать полицейская, нависнув надомной.

Я сижу в непринуждённой позе на удобном стуле и рассматриваю её малиновое лицо: светлые волосы, собранные в тугой пучок, зелёные глаза в прищуре, мягко накрашенные губы. Маленький, чуть вздёрнутый нос, низко посаженные глаза и минимум косметики придавали её лицу детские черты — не хватало веснушек (интересно, а в этом мире существуют веснушки?). Мне надоело это занятие — я принялся осматривать комнату. Офис, как офис: два стола, три стула, лампы дневного света, жалюзи на окнах и шкаф с цветами в горшочках на нём. Персиковый цвет обоев мне радикально не нравился, было душновато, неприятно пахло табачным дымом; солнечный свет нехотя просачивался через щели жалюзи в этот унылый мирок. Два из пяти.

Другой сотрудник полиции, что сливался с обоями, был немного похож на моржа: короткие широкие усы, круглая голова и короткая шея. Он одёрнул коллегу:

— Успокойся, Винда, он может быть не причастным.

Та резко развернулась к товарищу и скинула его руку с плеча.

— ЗНАЮ Я ТАКИХ! — её цвет сменился на бледный фиолетово-голубой — Прости, ты прав — посмотрев на меня — на более красный оттенок фиолетового — он того не стоит. Пойду остыну.

С этими словами она, как несправедливо обиженный ребёнок, громко хлопнув дверью, покинула кабинет. Оставшийся полицейский, с голубым лицом, сел за стол напротив меня и, попросив прощения за свою коллегу, потребовал пересказать мой вчерашний день. Я пересказал: чинил телевизор и кондиционер, ел, пардон, ходил в уборную, помылся раз, прогулялся по скверу, разумеется, прохожих, которые могли обеспечить мне алиби, не запомнил. Про место кражи — знать не знаю.

Полицейский заметил спокойным голосом.

— Были вы там или нет, мы разберёмся, а пока посидите у нас в отделении.Следуйте за мной.

Он встал, прошёлся по кабинету и, толкнув дверь, выжидающе посмотрел на меня через плечо. Я был неумолим и остался сидеть.

— Я не намерен находиться здесь без повода. С чего ты взял, что грабитель не покрасил кожу?

Лицо моего обвинителя приобрело зеленовато-голубой оттенок, а корпус повернулся в мою сторону сам собой. Офицер негодовал: интонации резко возрастали и падали, как будто он вёл программу для детей. Пару месяцев назад, услышав подобные нотки в голосе полицейского, я решил, что это ирония.

— Свидетели видели подозреваемого в упор, так-что ошибки быть не может. Вы наш ЕДИНСТВЕННЫЙ подозреваемый. НЕ-воз-мож-НО, чтобы обычный человек — он взглянул на показания свидетелей, что Виндикта отдала перед уходом — ПЯТЬ минут не менял цвета! Не бойтесь: если это были не вы, то свидетели, которые прибудут в течении нескольких часов, подтвердят это.

Он указал на полицейский жетон на груди.

— И обращайтесь ко мне на вы.

***

— Это он.

Свидетель, с фиолетовым лицом, ткнул в мою сторону пальцем. и удалился. В последнее время, я слишком часто вижу этот цвет неприязни. Остался в отделении, надеясь избавиться от ложных обвинений и вернуться домой к любимым занятиям, но все пять свидетелей, как один, утверждают, что вчера видели меня в месте, где я не был. Мне надоела эта мирская суета, и я решил взять дело в свои руки. Один из сотрудников полиции, по имени Виндикта, до сих пор остывал, другой — не отходил от меня ни на шаг: его звали Вус.

— Сэр Вус — потешался я — скажите мне, где находиться место сбора учёных, что изучают особенности вашей генетики?

Вусу не понравилось, как я сделал отсылку его имени к Латыни и он окрасился малиной.

— В центре этого города низкое здание без окон.

Полицейский был умён и проницателен: уловил направление моей мысли, и это его смутило. Подойдя к решётке, за которую недавно посадил меня, попытался поймать взгляд осуждённого.

— Послушай, Нескио: я благодарен тебе за помощь с тем мошенником и, честно сказать, с тех пор считаю тебя своим другом, но долг службы для меня — дело чести. Я верю, что ты не преступник, но мы сами во всём разберёмся  — он преодолел секундную слабость и, расправив плечи, повысил голос. — А теперь, вы ответите на мои вопросы.

Стены давили на меня своим безразличием. Я поднялся с жёсткой скамейки вдоль стенки и произнёс в тон обвинителя:

— Отвечу, только не сейчас. Дай мой телефон.

Друг дал мне телефон.

— У тебя один звонок — указательный палец, похожий на абрикосовую чурчхелу, несколько раз наклонился из стороны в сторону, предупреждая не пытаться ослушаться.

Я покрутил телефон в руке, не решаясь спросить.

— Есть гипотеза насчёт этого дела. Чтобы её проверить, мне надо пообщаться с местными учёными. Отведёшь меня к низкому зданию без окон, что в центре города?

Разумеется, сэр Вус не был намерен отводить меня куда-либо — он снова окрасился удивлением. Жаль, придётся потратить немного Вселенской субстанции. Не дожидаясь ответа, набрал пароль на телефоне и открыл приложение Portal. В тот же миг — оказался в центре города на знакомой площади.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Anon

15
Комментарии: 0Публикации: 12Регистрация: 02-05-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: