Человек которого не стало

0
186

Федор Иванович Попов был, в общем то неплохим человеком. Не святым, конечно, но несомненно то, что сумма его достоинств явно перевешивала над совокупностью его недостатков. Например, будучи приверженцем здорового образа жизни, Федор Иванович , вместо лифта всегда пользовался лестницей когда спускался вниз, а являясь гражданином радеющим за чистоту в городе, он всегда выбрасывал сигаретный окурок строго по направлению к урне.
Если считать максимой пословицу про то что друг познается в беде, то господин Попов был безусловно истинным другом, так как никогда не забывал про своих друзей когда попадал в какую либо беду.
В дополнение ко всем своим достоинствам он пользовался и дорожил своей репутацией честного человека, и поэтому врал всегда очень продуманно и аккуратно.
Увы, именно эта его склонность к аккуратности и продуманности привела к той трагичной и поучительной истории, в которой Федору Ивановичу было уготовано сыграть последнюю в его жизни роль. Да, иногда именно наши достоинства являются причиной наших же жизненных неурядиц.
Всякому, кто в гордыне своей примется бездумно приумножать свои положительные качества, следует внимательно прочитать данную историю и основательно призадуматься о самых серьезнейших последствиях, к которым это может привести. Не будем однако забегать слишком уж вперед и приступим непосредственно к истории, в которую умудрился влипнуть и наш герой.

То памятное утро начиналось как обычно. Был будний день, и в 11-15 Федор Иванович был уже на ногах и, наслаждаясь своим завтраком, одновременно составлял в уме схему продуманного и аккуратного вранья на день, предназначавшегося широкому кругу респондентов, в который входили супруга Федора Ивановича, начальник Федора Ивановича, любовница Федора Ивановича, ну и так, по мелочи – консьерж, учительница сына и кое кто из госслужащих.
Для супруги необходимо было придумать причину по которой он должен был задержаться после работы, для начальника требовалось объяснение того почему он задержался до работы и должен уйти с нее пораньше, а для любовницы нужна была версия почему он и сегодня не сможет купить ей то замечательное колье, за которое он уже получил пару- тройку авансов в порядке бескорыстной благодарности.
Федор Иванович задумчиво прихлебывал кофе, и обмозговывал задачу и так и эдак, однако схема как то не складывалась, слишком уж часто прибегал господин Попов к своей изобретательности, и какой бы могучей она ни была, от столь нещадного использования, по всей видимости, начала давать сбои. От размышлений Федора Ивановича отвлек телевизор, выполнив тем самым ровно ту функцию, ради которой и был сконструирован.
— Сегодня мэр одной из крупных европейских столиц дал очередное яркое интервью. Выступая на праздничном митинге, приуроченном к годовщине замены одного олигарха на другого точно такого же, он дал исчерпывающее объяснение по поводу задержек в обеспечении города горячим водоснабжением. С подробностями из Киева, наш специальный корреспондент – Зинаида Непредвзятых – с этими словами хорошенькая дикторша уставилась куда то немного вбок, и ее сменила картинка европейского мэра, с лицом, подбородком и в целом головой как будто бы вытесанными из цельного куска камня.
-Я сегодня утром отдал команду как следует подготовиться к запланированному на вчера пуску горячего водоснабжения, и пустить тепло вовремя, без задержек, но мои заместители сказали что между сегодня и вчера целый день. Я как следует стукнул кулаком по столу, и ответил, что целый день – это вполне достаточный срок на подготовку , и нужно просто начать работать…– на этих словах мэр внезапно замолк, и помолчав какое время, спросил у маячащего около лица микрофона:
— Так, стоп. А время оно как: справа налево идет, или наоборот? Хотя, вы знаете, не временем дни измеряются! Работать нужно сегодня, и не важно когда это сегодня происходит – вчера или завтра!
«Господи, а ведь ему весь город верит, а я тут для десяти человек не могу легенду придумать» — мелькнула в голове Федора Ивановича завистливая и горькая мысль. И тут как по волшебству в голове сложилась стройная и завершенная формула:
1. Сказать жене что вечером он пойдет в больницу на сеанс электрофореза. Она о моем здоровье заботливая, поймет.
2. Сказать начальнику что утром я был на безотлагательном сеансе электрофореза. Он гуманитарий, поверит.
3. Сказать любовнице, что утром был на сеансе электрофореза и оставил там кошелек с пластиковой картой, а откроются больница только завтра утром. Она дура, но красивая.
4. Заскочить в платную больницу по пути на работу и быстро оплатить сеанс электрофореза, для того чтобы был чек и договор с датой и печатью, для предъявления сомневающимся лицам, на сам сеанс разумеется не ходить.
5. Всякой мелочевке по типу консьержа, учительницы сына и кое кому из госслужащих можно пока что просто не отвечать на телефонные вызовы.
Федор Иванович обрадовано вскочил, и насвистывая себе под нос песенку «I’m sexy and I know it» принялся оживленно собираться на работу. День обещал быть хорошим.

***
Увы, обещание день не сдержал. Нет, началось все хорошо. Жена, как и предполагалось по плану, всполошилась и сказала что «в городе наверное какой то вредный выброс или инфекция гуляет, потому что у мужа Ленки Болдиной то же самое что у тебя» и первая фаза операции прошла без сучка и задоринки.
Странности начались позднее, когда Попов подъехал к зданию платной поликлинике на Разумовской. В этой поликлинике Федор Иванович никогда не был, и нашел ее только благодаря навигатору и близости ее к работе.
Умей он предвидеть будущее, он конечно поступил бы иначе, он бы вообще распорядился своей жизнью совершенно по другому, пересмотрел бы все свои ценности …и поехал бы в поликлинику на Каховской, но время, увы, течет все таки слева направо, и сделанное однажды, раз и навсегда остается несмываемой записью на его скрижалях, и не в наших силах ни исправить эту запись, ни стереть ее ластиком.
Припарковав машину и подойдя к главному входу, Попов внезапно остановился. Непонятный холодок пополз по спине, и внутренний голос стал испуганно прошептал у него в сознании:
— Нах@р, Миша, нах@р. Движуха голимая и беспантовая, валим остюда.
— Хорошо… — прошептал в ответ Федор Иванович, и уже развернулся было уходить обратно к своему автомобилю, как внезапно его осенило:
— Стой, почему Миша? Я Федя!
— Блин, -внутренний голос стал еще испуганней, — что ж ты раньше то молчал?! – после этих слов в голове Федора Ивановича раздались торопливо удаляющиеся шаги, которые впрочем, через пару секунд сменились на звук шагов приближающихся, и внутренний голос заговорил снова:
— Слушай, ты это…не в курсах, Орджоникидзовский ЗАГС далеко отсюда?
— Минут 30 если на машине. На транспорте – час.
— Ёёёптвою! Сегодня пятница, день свадеб и у всех внутренних голосов час пик! Не успею, блин! — проговорив все это тоном полным отчаяния, внутренний голос удалился, на этот раз безвозвратно.
Пожав плечами и мысленно пожелав неизвестному Михаилу удачи, Федор Иванович потянул дверь поликлиники и вошел внутрь. Как и положено, около входа на стене висела дырчатая пластмассовая держалка с синими бахилами, и одевая шуршащий полиэтилен на свои башмаки, Попов не сразу заметил, что в холле поликлиники нет не только обычных для такого рода заведений стойки администратора и гардероба, но и в целом нет ни одной живой души.
Наличествовал только коридор, ведущий куда то вглубь здания. Отнеся эти довольно таки загадочные странности на очередные происки вашингтонского обкома, Попов зашел в коридор, и после непродолжительного шагания, уперся в одну единственную дверь с табличкой «Электрофорезная».
«Хм» — не совсем определенно подумал Федор Иванович, то ли радуясь что единственная дверь в заведении ведет в кабинет где проводят именно ту процедуру которая ему нужна, то ли удивляясь этому же факту.
Попов постучал, и услышав «Входите!» шагнул навстречу концу своей судьбы.
***
Доктор, облаченный в белоснежный халат и сидевший за массивным дубовым столом, сильно напоминал бы по описанию булгаковского Воланда, в том случае конечно, если у Федора Ивановича было бы обыкновение сравнивать впервые встреченных им людей с героями «Мастера и Маргариты». Но ее у Попова не было, и надо признать что это нормально, так как откровенно говоря это очень странная привычка.
В помещении сильно пахло серой, страданиями и безнадежностью. На этом, впрочем, все сходство с обычными медицинскими кабинетами и исчерпывалось. Не было ни стеклянных шкафов с пробирками, ни шприцов, ни даже гинекологического кресла. Откуда то фоном звучала песня «Алилуйя» Леонарда Коэна.
— На что жалуетесь, милейший? – несколько стереотипно и старорежимно поинтересовался хозяин кабинета.
— Да мне бы вот электрофорез сделать, я заплатить готов, только мне договор с датой нужен – Попов почему то смутился.
— Хм. Электрофорез? А что у вас, какое заболевание? Вам доктор направление выписал, или вам только для жены и начальника справка нужна?
— Эээ, ну да, направление для жены,– как то не совсем внятно ответил Федор Иванович.
-Угу. Угу. Понятно. Ну-с, давайте посмотрим что там у нас, — с этими словами доктор откуда то из под стола достал макбук последней модели, и введя на клавиатуре трехзначный пароль (стукая при этом явно по одной и той же кнопке которая чуть пониже F7 ) запустил какую то программу.
— Так-с, Попов Федор Иванович, 1980 года рождения, женат, безынициативен, аморален и до крайности лжив. Понятно, понятно.
Попов несказанно удивился — «ого, откуда у них моя карточка, я же первый раз в этой поликлинике?» — а вслух произнес:
– Да не, мне бы электрофорез все таки…
-Нет, ну что вы батенька, какой же вам теперь электрофорез…он же на слизистые оболочки действует, а вам теперь о душе надо бы подумать…
Внезапно в голове у Попова что то щелкнуло,и он все понял и все осознал. Ему стало тоскливо, и в голове безнадежной бабочкой запорхала мысль «Как же так? Что делать?? Перекреститься, может, или чесноком в него кинуть?» — увы, креститься Федор Иванович не умел, а чеснока с собой не носил (господи, неужто и вправду есть такие чудики кто носит с собой чеснок и сравнивает незнакомцев с героями Булгакова?)
— Но я же….ну да, вру, изменяю, ленюсь….ну и что, как будто хуже меня никого нет? А убийцы всякие? Маньяки, политики и все такое??
— Есть, конечно. Есть …тут видите ли какая ситуация – доктор на секунду задумался склонив голову немного набок – хе, тут даже в некотором смысле парадокс! Понимаете, вы тут не из за грехов, нет. Вы тут…из за молитв.
— А??
— Ну да, молитв…жена ваша, знаете ли молилась о том чтоб вы и вправду после работы пропадали не у любовницы а на совещаниях, в больнице, в спортзале, ну и так далее. Любовница страстно взывала к небесам о том, чтобы вы не обманули ее с обещанным подарком. Начальник ваш хоть и не молился, но все ж таки очень хотел чтоб ему не пришлось вас уволить, он же в конце концов ваш дядя…-доктор опять замолчал и опять задумался.
— И чего? Почему тогда я здесь? С дья….гхм, с Вами??
— Да я же и говорю, парадокс….знаете, все без исключения молитвы конечно не остаются без внимания. Каждая неукоснительно фиксируется и ставится в очередь на обработку, поэтому каждый молящийся вправе рассчитывать на исполнение его запроса. Лет через пятьсот, когда его очередь подойдет. Мало кто доживает, конечно…Да, а тут целых три человека взмолились об одном – чтобы все сказанное вами оказалось правдой! И вот я честно говоря не знаю, то ли приоритет у запроса из за этого повысился, то ли просто ошибка какая в системе, но сверху пришла директива — удовлетворить! Спихнули опять на меня, не разобравшись толком… с этими словами доктор безнадежно махнул рукой – а как вот мне это сделать, скажите на милость?
— Я не знаю…
— Вот и я не знаю! Это вам не революцию организовать…
— А может я того, покаюсь, извинюсь, исправлюсь, а?!
— Не, Федь… — доктор устало помассировал глаза с помощью большого и указательного пальцев, — запрос тогда не выполненным останется. Вот в чем беда.
-Вообщем так! — с этими словами хозяин кабинета с громким стуком захлопнул крышку макбука – единственный выход, это создать ваших дублей, один из которых будет по вечерам задерживаться на совещаниях и ходить в спортзал, второй купит Лидии то несчастное колье, третий вашу ложь начальнику в правду превратит, четвертый …ну, и так далее.
— А со мной как?? –испуганно спросил Федор Иванович.
— Ну а с вами, ну а что с вами, тут то все с вами просто, отправим вас в пекло и адиос! За это не переживайте! – успокоил его доктор.
Но Федор Иванович почему то переживал. Как то не хотелось вот так вот посреди самой обычной среды отправляться прямо в пекло.
«Бежать!» — мелькнула у него спасительная мысль и он уже развернулся к двери и собрался было уже выскочить наружу, но доктор в этот момент дернул какой то рычаг под столом, и твердая поверхность под ногами Попова разверзлась, и он еще успел почувствовать обжигающий жар, прежде чем тот окутал его с ног до головы, и далее Федор Иванович уже не беспокоился ни о чем и ничего не чувствовал.

***

Примерно через десять минут после того как Попов припарковал свой автомобиль у здания поликлиники, из нее вышло несколько человек, каждый из которых выглядел неотличимо друг от друга и от Федора Ивановича. Каждый из них сел в одинаковый автомобиль, копию того на котором ездил Попов. По очереди они выехали со стоянки, разъехались в разные стороны, и более никогда не встречались.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

VladimirL

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 03-03-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: