Без комментариев

0
190

Я вышел из кожвендиспансера и остановился на крыльце. Неприятное место! Хуже всего, что каждый здесь думает, что попал сюда случайно, а все остальные – прожженные люди, которым только тут и место. Я ведь вижу, как диковато смотрят по сторонам те, кто волей случая сюда попали. У них просто на лбу написано: «Мне не место среди этих нелюдей».

Видимо, и я такой же. Ведь то, что я сюда попал, просто дикая случайность. Лучше не стоять здесь, а уходить куда подальше.

Я спустился с крыльца и направился к дороге.

— Мужчина! – окликнул меня женский голос.

Я с неприязнью остановился. Это ж надо: окликнули именно здесь, ни в каком другом месте. Что вот эта женщина может обо мне подумать? Что я постоянный клиент этой клиники? Хотя, может, она приезжая и не знает, что тут находится. Или просто не обратила внимания, откуда я вышел.

Я натянул на лицо доброе выражение и обернулся. Возле машины стояла дама в черных очках и явно подзывала меня.

— Вам помочь? – спросил я.

— Пожалуй, да, — ответила она. – Можно вас на минутку?

Ох уж эти дамы. Наденут красивое барахло, сядут за руль крутой тачки, а сами не могут справиться с управлением. Мужчин зовут на помощь, чтобы помогли им разобраться в элементарных вещах: например, понять, что бензин кончился или как выключить фары.

Я уже и забыл, что вышел из такого неблагополучного места. Даме нужно помочь, раз уж она просит.

— Что случилось с вашей машиной? – спросил я, подходя ближе.

Она немного мялась и не отвечала.

— Ясно, — понял я, — даже не знаете, что именно.

Я открыл переднюю дверцу, сел за руль, завел мотор. Все исправно работало, по крайней мере, видимость была такова.

— Так что же не так?

Дама все еще мялась.

— Нет, с машиной все в порядке. Я хотела попросить вас помочь мне в другом вопросе.

— В каком?

Я все еще ни о чем не подозревал.

— Не могли бы вы сесть на второе сиденье? Я могу подвезти вас, куда надо. По дороге и поговорим.

Я хотел было отказаться, но подумал, что с моей стороны это было бы малодушно.

— Ну как хотите, — сказал я и пересел рядом с водителем.

Дама села за руль, и мы поехали.

— Здесь недалеко, перекресток Островского — Ленина, — сказал я по пути. – Так что у вас случилось?

— Хотите заработать денег?

Я хмыкнул:

— Кто ж не хочет?

— Я заплачу вам тысячу.

— Что я должен сделать?

— Долларов.

Тут я понял, что крепко влип. Сначала в моей голове были мысли о том, что у дамы в багажнике большие чемоданы, и она хочет, чтобы я затащил их на девятый этаж без лифта. Но когда речь зашла о долларах, я подумал, а не спрятан ли в багажнике труп.

— Так, остановите машину, — сказал я.

— Хорошо, две тысячи.

«Два трупа», — понял я.

— Эй, мамзель, — не слишком вежливо сказал я. – Либо вы объясняете, что к чему, либо…

Я не придумал, чем могу угрожать ей.

— Хорошо, я все объясню, — пообещала мамзель. – Вы вышли из кожвендиспансера. Значит, у вас венерическое заболевание, так?

Я был полностью обескуражен. Значит, она все-таки знает? Одно дело – говорить об этом с доктором, и другое – с совершенно незнакомой дамой, которая предлагает тебе две тысячи доларов.

— Заразите меня вашей болезнью, — прорвало вдруг даму. – Да, мне это очень нужно! И не спрашивайте почему. Я плачу вам достаточно, чтобы вы вообще ни о чем не спрашивали. Просто сделайте это. Две тысячи долларов на дороге не валяются. Хотите, заплачу три? Сколько вы получаете на вашей работе? Уверена, что вы в месяц получается меньше, чем можете заработать у меня за один раз.

— Мадам, да вы с ума сошли! – догадался я.

С этой мыслью жить сразу же стало проще. Там рядом с кожвендиспансером находится психушка. Вот она как раз оттуда сбежала. Машина, видимо, угнанная. А вот откуда она взяла одежду и черные очки? Неужели и правда в багажнике труп?

— Нет! – резко ответила дама.

— Мне попытаться забрать у вас руль силой?

— Ну что вам стоит просто переспать со мной? Я вам за это еще деньги заплачу!

— Нет, мне доктор сказал воздерживаться от половых связей…

— Так имено поэтому я и подкараулила вас у кожвена!

— Нет, это вообще ни в какие ворота… Вы меня подкараулили? Имено меня?

— Да мне хоть кто! Мне просто нужно заразиться венерической болезнью.

— Вам, знаете, где лечиться надо?

— Мне не важно ваше мнение. Соглашайтесь. Три тысячи долларов. Что, еще мало?

Я сидел в глубоком шоке и не знал, что и сказать. Нападать на нее и забирать руль мне как-то не очень хотелось. Все-таки оживленая дорогая, светофоры, другие машины. Правда, другого выхода не остается. Ведь надо как-то остановить это сумасшествие!

Я схватился за руль и потянул на себя. Дама резко вильнула в сторону, нас вынесло на встречную полосу. Впереди шла машина. Столкновение неизбежно!

На мгновение я замер, приготовившись к худшему. Дама снова вильнула рулем, раздалось оглушительное пипиканье, машина пронеслась мимо. Мы выровнялись и снова поехали по своей половине.

— Не трогайте больше руль! – Дама повысила голос. – Видите, что чуть не произошло из-за вас!

Тут я вспомнил о телефоне. Надо просто позвонить в полицию и сказать, что меня похитила сумасшедшая. Но это было бы так глупо. Разве после этого меня бы кто-то уважал? Лучше сразу звонить в психушку и заявлять на сексуальную маньячку, охотницу за мужчинами. Они бы не стали смеяться надо мной, но и не помогли бы: это точно.

— Куда это вы меня везете? – отвлекся я от своих мыслей.

— За город.

— Зачем?

— А вы хотите заниматься сексом в машине посреди города?

Первый раз в жизни мне навязывали секс. Я думал, это довольно-таки прикольно. Но нет, ничего прикольного в этом не было.

Я решил, что когда сумасшедшая остановится, сила будет на моей стороне. Ведь все-таки я мужчина, а она – слабая женщина. Даже если она под действием наркотиков или в состоянии аффекта – все равно чисто физически я сильнее.

Руки ей можно связать шнурками от ботинок. Посажу на заднее сиденье, довезу до психушки и сдам куда надо. Пусть уже разбираются, у кого она угнала машину.

Мы выехали за город, некоторое время неслись по шоссе, потом дама свернула в сторону на какую-то заросшую травой дорогу. Интересно, много ли жертв она привезла уже сюда? Может, все вот так планировали связать ей руки шнурками, но в назначеном месте их встречали ее дружки – такие же сумасшедшие, как она сама?

От этой мысли мне стало не по себе. Я снова схватился за руль, теперь я уже не боялся выехать на встречную полосу или врезаться в другую машину. Мы были посреди чиста поля.

Я действительно был сильнее ее. Просто отпихнул даму, дотянулся ногой до педали, нажал тормоз. Дама сопротивлялась, но я навалился на нее всем своим телом и прижал так, чтобы она и пошевелиться не смогла.

Резкий толчок. Машина остановилась. Я выключил зажигание.

Постепено я осознал, что практически лежу на этой даме, придавливая ее книзу. А она дрожит подо мной от напряжения. Где там мои шнурки от ботинок? Если ее так трясет, может, у нее начался эпилептический приступ? Я слышал, с сумасшедшими такое случается.

Я слез с нее. Она дрожала и всхлипывала. Выглядела жалкой и побитой. Выйдя из машины, я обошел с другой стороны и вытащил на свет божий эту сумасшедшую.

— Сейчас я тебя свяжу, — предупредил я.

— Хорошо, я согласна, — сказала она и протянула мне руки. – Делайте со мной что хотите. Доллары в бардачке.

Тут у меня почему-то ком встал в горле и стало трудно дышать. Я отогнал от себя дурные мысли.

— Я не собираюсь спать с вами, — сказал я и для убедительности оттолкнул ее от себя.

Когда толкал, понял, что кожа у нее очень нежная. Видимо, эта дама умела ухаживать за собой. Я решил больше не смотреть на нее.

Тогда она подсунула мне под нос доллары. Пачка зеленых, какую я и в жизни не видел. Я как-то не привык ими пользоваться, для меня они не имели такой ценности, как имеет наш старый добрый деревянный рубль. Если бы она подсунула мне русские деньги, я бы, может, и подумал…

Я поймал себя на мысли, что я думаю о ее предложении как о чем-то возможном.

— Нет, нет, — сказал я больше для того, чтобы самому придти в чувство.

— Почему? Неужели я такая отвратительная? Вы брезгуете мной?

— Просто я не сплю с сумасшедшими.

— Я не сумасшедшая.

— Все вы так говорите.

Она решительно сняла темные очки. И тут я вдрогнул. Под глазом ее стоял большой фингал. Я думал, она маскируется этими очками, чтобы жертвы не видели ее лица. На самом деле она прячет там синяки.

— Боже, кто вас так? – спросил я.

— Мой муж.

Я хмыкнул:

— Вы замужем? Убедили кого-то спать с вами за деньги?

Я тут же понял, что моя шутка была неуместна. Жертва вообще не должна шутить с похитившим ее преступником. К добру это не приведет.

— Хорошо, я вам скажу правду, — сказала дама. – Я замужем по брачному контракту. Мой муж делает со мной все что хочет. У него есть любовница, и он это не скрывает. Говорит, что такой вот он неотразимый мужчина, все женщины по нему сохнут. Уходит к ней и говорит мне, чтобы я напекла пирожков и положила презервативы ему в карман. Он звонит ей прямо при мне и называет «мой котенок». Вам этого мало? Вам еще рассказать, как он меня унижает? Как бьет? Как издевается?

На минуту мне стало ее жалко. Передо мной была загнанная в угол женщина, которую со всех сторон задавили проблемы.

— И что же вы хотите? – спросил я.

Она умоляюще сложила руки, словно просила, чтобы я ее связал.

— Пожалуйста, заразите меня вашей болезнью. Я заражу его, а он – по цепочке – этого котенка. Я просто уже не знаю, что мне со всем этим делать!

В голосе ее было столько отчаянья. Никогда еще я не сталкивался с подобными ситуациями. Это было что-то из ряда вон выходящее.

— Ну пожалуйста, — заплакала она. – Неужели вам трудно просто заняться сексом с женщиной?

— Нет, это как раз не трудно, но…

Я не знал, что и сказать.

— … доктор сказал мне воздерживаться от половых связей, — придумал я отговорку.

— Но ведь «воздерживаться», не «запретить».

Она подошла совсем близко, взяла руками за голову и крепко поцеловала.

— Черт, — сказал я.

В ногах была какая-то слабость.

— Неужели я вам совсем не нравлюсь? Ведь, кажется, я привлекательная. Мне многие такое говорят.

— Но почему именно я? Вы не могли подкараулить под дверями кого-то другого? – слабо сопротивлялся я.

— Я к вам не первому подошла.

Тут я отрезвел. Ага, я у нее не первый! И она говорит об этом так спокойно! Инстинкт Адама – единственого мужчины для своей Евы – сработал во мне с устрашающей силой. Это была элементарная ревность, хотя я не имел никаких прав на эту женщину.

— Так вы там стояли на своей машине и караулили? – обличил я даму.

— Ну да.

— И что? Сколько жертв вы приплели в свою паутину?

— Вы третий. Первый подошел, но в машину не сел. А второй просто отмахнулся. Сказал на расстоянии, что ему некогда.

Значит, я оказался самым слабаком из этой троицы. Я решительно отодвинул от себя даму:

— Вы знаете, что в конституции есть статья: «Предумышленное заражение венерической болезнью»? Что-то мне не хочется потом мотать срок за себя и за всех тех парней, которые отказались ехать с вами.

— А деньги вы хотите?

— Извините, но я не проститутка, — гордо ответил я.

Тут дама скептически на меня посмотрела и сказала то, о чем думает каждый, попавший в кожвен.

— Если бы вы были невиным, как младенец, то в такое заведение не попали. Значит, вы допускали беспорядочные половые связи или как там это называется.

— Да что вы знаете обо мне! – воскликнул я. – Может, я врач этого диспансера!

— Именно поэтому другой врач сказал вам воздерживаться от половых связей?

— Я не сплю с незнакомками!

Она протянула руку:

— Меня зовут Наталья.

— Ха! Специально назвались самым распространенным именем, чтобы я потом вас не нашел.

Она окончательно психанула, залезла в машину и вытащила права. Открыла мне их перед носом:

— Смотрите: Наталья Воронина! И вот моя фотография. Ну что, убедились, что это я?

— Воронина? – тут я вспомнил  предпринимателя Воронина, известную личность нашего города. Тип довольно отстойный, скандальный и очень неприятный на вид. Он даже баллотировался в мэры города, но – слава богу – не прошел.

— И вы его жена? – сказал я ей в качестве обвинения.

— Да.

— Так разведитесь! Ваш муж, с позволения сказать, полный отстой. Если бы можно было голосовать не за, а против – я бы всегда голосовал только против вашего мужа.

— Я не могу с ним развестись! – повысила голос дама. – Вы слышали, что я сказала?

Я скрестил руки на груди:

— Почему это? У нас, кажется, не средневековье.

— У меня брачный контракт. Если я подам на развод, мне ничего не достанется.

— Вот! Вот! – торжествовал я. – Вы цепляетесь за ваше так называемое богатство. А как вы жили до замужества? Тоже купались в ворованном золоте? Наверное, нет. А вот привыкли же! И сейчас не собираетесь терять то, что наторговало ваше тело. Не я проститутка, а вы. Вы продались мужчине, который вас ни грамма ни уважает. Сами продались, думаете, что и другие так могут. Пытаетесь купить их вашими деньгами. Доллары видите ли у нее в заначке. Доллары вашего Воронина? Да пусть подавится он ими. Я презираю вашего мужа, но заражать его против конституции не собираюсь. Он не уважает права и всюду нарушает их. И вы такая же, если толкаете меня на преступления. А я не такой. Я честный человек.

Она заплакала. Отвернулась от меня, оперлась на машину и заревела навзрыд, как маленькая девочка, которая узнала, что дед мороз – это пьяный сосед.

Некоторое время я стоял возле и ждал, когда она успокоится. После такой истерики шнурки не понадобятся. Я знал женщин достаточно, чтобы сказать: после хорошей порции воплей они становятся тихими и смирными.

Подсунул ей свой платок и даже не сделал замечания, что она туда высморкалась. Я-то думал, она лишь слезы подотрет. Но она была женой Воронина – женщиной, которая привыкла брать все бесплатно и пользоваться всем, что хочет, безвозмездно.

Уже начало вечереть, когда она прорыдалась и отдала мне платок, потому что не хотела больше держать его в руках. Я незаметно выкинул его под ближайщий куст.

— Поехали, — сказал я приказным тоном и распахнул перед ней дверцу.

Сам сел за руль. Доверенности у меня, естественно, не было. Но я надеялся, что машину Воронина не остановят, чтобы проверить. А если и остановят, ему достаточно будет просто заплатить взятку, ведь у него там все куплено. Весь город под его паршивым каблуком.

Я завел машину, развернул ее и вывел на трассу. Жена Воронина тихонько всхлипывала где-то рядом. Я подумал, что если Воронин узнает, что ее жену куда-то везет незнакомый мужчина, он может не давать взятку, чтобы отмазать меня. И даже если я буду тысячу раз прав, он может сделать так, чтобы для меня жизнь в этом городе остановилась.

Наверное, если Наталья решит с ним развестись, он тоже устроит ей сладкую жизнь. Запихает куда-нибудь в тюрьму или психушку. И никто не спросит, что там произошло на самом деле.

По идее, жена может подать на мужа в суд за избиение. Видимо, Наталья так напугана, что даже не думает об этом. Возможно, он запугал ее побасенками о своем могуществе.

— Знаешь, что тебе нужно? – спросил я.

— Что?

— Заставить его ревновать. Ты пробовала?

— Как это?

— Значит, не пробовала, — догадался я. – А ведь это замечательная идея. Он с презервативом уходит к Котенку, а ты с презервативом иди к другому мужчине.

— Я хотела, только без презерватива. Помнишь?

Мы оба засмеялись. В каждой грустной истории есть место для смешного.

— Приглашаю тебя в ресторан, — сказал я.

— Что? На свидание?

— А что тут такого? Думаешь, я тебя недостоин? Брезгуешь мной?

Наталья потупилась:

— Ты извини, что я так сказала. Просто уже совершено не знала, что делать.

— Да я понял. Можешь не объяснять. Куда пойдем?

— Ты что, в ресторан я не пойду.

— Почему?

— Ну… – протянула она. – Я не хожу в рестораны с незнакомыми мужчинами.

— А, да, совсем забыл. Вы только занимаетесь с ними сексом.

— Ну не смейтесь надо мной! – повысила голос Наталья.

Я понял, что она потепенно приходит в себя. Тут надо быть осторожным, вовремя остановиться со своими подтруниваниями. Иногда они к месту, а иногда – совершенно нет.

— Меня зовут Сергей Петров.

— Специально выбрали самую распространенную фамилию?

Я вытащил из кармана брюк паспорт и показал ей.

— Теперь пойдете со мной в ресторан?

— Если я туда пойду, завтра весь город будет знать, что жена Воронина ужинала с другим мужчиной.

Я распылся в улыбке:

— А знаете, как другому мужчине это будет приятно?

— Но Воронин?

— У него будет повод с вами развестись. Сами же сказали: вы не имеете права подавать на развод, а вот он может делать с вами все что угодно. Самый лучший выход для него – развестись с непокорной женой.

Наталья качала головой, не соглашаясь со мной. Я продолжил свои убеждения:

— Поймите: его устраивает имено ваша покорность. Ему нужна жена, которая безропотно подставляет лицо под удары и кладет презервативы для его встреч с любовницей. Если вы измените линию подведения, то измените сценарий вашей судьбы.

— Вы так думаете? – с сомнением спросила она.

Лед тронулся. Я уже больше ни о чем ее не спрашивал. В конце концов, и она без спросу затащила меня за город, хотя я просил перекресток Островского – Ленина. Я припарковал машину у небольшого кафе на окраине города. Хороше местечко. Здесь нас уши Воронина не достанут.

— Я не надолго, — сказала Наталья, словно оправдываясь.

— Да, просто поговорим за жизнь, и я вас сразу отпущу.

Официант посмотрел на нас с неодобрением. Видимо, он не знал жену Воронина в лицо. И подумал, что их постоянный клиент на самом деле избивает свою женщину до фингалов и заставляет ее плакать. Не буду же я распинаться каждому, что привез сюда чужую женщину.

Мы сидели и просто говорили, на всякие отвлеченные темы. И наверное, это было для нее полезно. Ведь последнее время она только и думала о своей ситуации и не отвлекалась ни на что другое.

— Когда последний раз ты ходила на свидание? – спросил я.

Она улыбнулась:

— Еще до замужества. Воронин приглашал. Он умел ухаживать красиво.

— Как я?

— Совершенно не так, — сказала она серьезно.

И мне стало приятно. Я понял, что могу казаться лучше Воронина. И это было замечательное чувство.

— Ты решила, что будешь делать дальше? – спросил я.

— Пока еще не знаю. Но точно знаю, как больше делать не буду, — улыбнулась она.

На этом мы и расстались. Да-да, я даже не назначил ей следующее свидание. И она мне об этом не намекала. Не было даже традиционного в таких случаях поцелуя в щечку.

Она просто села в машину и уехала, махнув на прощание рукой.

А я остался стоять у кафе и думал о том, как же хорошо, что я откликнулся на ее призыв о помощи.

 

Прошел месяц. Я уже забыл о своей новой знакомой. Мое лечение подходило к концу, и доктор сказал, что можно уже и не воздержваться от половых связей.

Включаю как-то телевизор, а там передают местные новости:

— Начался бракоразводный процесс известного деятеля Алексея Воронина…

Я так удивился, что даже не уловил деталей. Видел только, что в конце известный деятель Алексей Воронин закрыл камеру рукой и сказал:

— Без комментариев.

Так обычно говорит человек, которому ответить нечего. А я все эти комментарии знал.

 

11.01.2016, поезд Нанкин – Иву.

 

5

Автор публикации

не в сети 3 года

Эльрида Морозова

24
Комментарии: 0Публикации: 7Регистрация: 24-03-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: