Зов (Фантастический рассказ)

0
174

Зов (Фантастический рассказ)

Не погиб я по чистой случайности.
Капсула зависла в нескольких метрах ото дна, в каком-то удивительном киселе полупрозрачной илистой взвеси.
Но … по порядку. Мне некого обманывать, поэтому я не буду приукрашивать действительность.
Участь военного заключенного, то есть, меня, была более чем незавидна. Согласно приговору военного трибунала меня должны были расстрелять ещё год назад за побег с поля боя.
И меня расстреляли.
На бумаге.
Спасла моё бренное тело лень и спесь наших подводников, которые считают ниже своего достоинства делать «бабскую» работу своими мужскими руками. И меня, списав по бумагам, взяли в качестве натурального раба на подводную лодку. Я выполнял самую черную работу. Не стоит думать, что ко мне со временем стали относиться лучше, чем поначалу. Нет, ничуть. Запертые в замкнутом пространстве неделями и месяцами мужики, лишенные радостей жизни, наливаясь агрессией, вымещали её на всём, что не взрывалось и было в досягаемости. И вот уже несколько лет я находился в этом аду в качестве тряпки, козла отпущения и объекта всех возможных издевательств.
Я не знаю, и даже не хотел думать о том, как в действительности закончится моя жизнь. Наверное, только природная трусость не оставляла мне сил, чтобы покончить с собой. Хотя я мечтал об этом. В последнее время это были мои единственные мысли. Я представлял как я умер. Я представлял себя мёртвым. Это давало иллюзию облегчения моим страданиям, пусть и очень краткосрочную. Я так часто думал о смерти, что вскоре она стала для меня практически материальна, мне казалось, что я могу с ней общаться. Я просил её прийти. Наверное, действительно, если чего-то очень долго искать, то рано или поздно….
Однако, в тот момент, когда наша подлодка наткнулась на странное препятствие и вспорола себе брюхо, на какое-то время страх практически парализовал меня. Я с ведром воды и тряпкой находился в капсуле, в которой уже давно не вытирал пыль, да и остаться хотя бы на двадцать минут одному было бесценно.
Удивительная ирония судьбы состоит в том, что выжил именно я – приговорённый к смерти, тот, кто её просил, ни единому на свете человеку не нужный дезертир, и тот единственный на подлодке, кто не имел ни малейшего понятия об океане, плавательных средствах и как выживать в этой среде. Я даже не мог себе представить, да и сейчас не знаю, что именно тогда случилось, у меня нет ни специального образования, ни информации о потенциальных опасностях. От тряски дверь захлопнулась и всё, что я смог сделать в панике, когда вода начала просачиваться из общего прохода, это закрутить люк.
И это было как нельзя вовремя, потому что то, что происходило снаружи капсулы напоминало кошмарный сон больного клаустрофобией. Трясло и кидало так сильно и так долго, что я успел отключиться два раза, ударяясь головой то о пол, то о потолок, если их так можно было назвать. Я слышал как за пределами капсула раздирает обшивку подлодки, мнутся отсеки и рвутся металлические перегородки. Что же там такого могло быть, что будучи незапеленгованным подошло и фактически разорвало военную подводную лодку на куски? В этот момент снаружи в стену капсулы в которой я находился, ударил такой мощный поток воды, что её, как икринку выбросило из пространства разорванной подлодки вместе с засасывающим потоком, в открытую воду. Голову сдавило так сильно, что у меня потемнело в глазах и я отключился.
Когда я пришёл в себя, первое что увидел в толстое непробиваемое стекло иллюминатора радиусом около полуметра – это болтающаяся за стеклом в воде пряжка, принадлежавшая кому-то из матросов, которая каким-то образом зацепилась вместе с обрывком ремня за обшивку капсулы.
Какое-то время я никак не мог привнести себя в реальность происходящего. А когда это наконец-таки произошло, сумасшедшее одиночество и отчаяние накатило на меня с такой силой, что я бросился открывать люк. Лучше сразу умереть, чем так! Однако, люк под давлением не хотел поддаваться, а может это я так ослаб от пережитого, только попытки мои не увенчались успехом и я бросил это занятие, понимая, что всё равно скоро погибну. Было невероятно мучительно понимать, что и тут судьба сыграла со мной ужасную, злейшую шутку. Почему я не мог погибнуть вместе со всеми? Всё бы уже закончилось!
Я понимал, что скоро кислород иссякнет и я задохнусь. По моим подсчётам, я уже несколько часов находился в этой маленькой капсуле на дне океана. Но чего я никак не мог понять, так это почему именно со мной всё это происходит?? Зачем я здесь? Кому это всё нужно? Абсолютно бесцветное, презираемое даже собой, ничтожное существо, низкое и подлое, слабое, мечтающее о смерти, но при этом, в самом потаённом углу своей души жаждущее жить. Почему меня не убили, неужели всё это было задумано судьбой только для того, чтобы продлить мои мучения?
В конце концов, я, дав волю своим слезам, о возможности которых я забыл уже много лет назад, распластался на полу, глядя в люк, который теперь стал потолком. Я готов был умереть. Я просто лежал и ждал смерти, слушая дыхание, биение сердца, осознавая, что это последнее, что я слышу. И скоро я настолько погрузился в этот процесс, что перестал чувствовать боль и ужас.
Даже хорошо, что смерть вот-вот придёт. Всё это закончится. Наконец-то закончится весь этот ад, который некоторые называют жизнью. Странно, обычно людей пугают адом после смерти, а у меня так получается наоборот — ад вместо жизни. Хорошо. Во всяком случае, уж я его точно не боюсь. Вряд ли отсутствие ада может быть страшнее самого ада. И главное, закончится это страшное одиночество, ежесекундно сводящее душу как судорога. Одиночество, похожее на немой, и при это оглушающий крик. Если бы его хоть кто-то мог слышать!
И тут я услышал. Нечто. Не столько физически, сколько душевно. Это было ощущение зова. Это и был Зов.
Снаружи капсулы, в почти непрозрачной жиже, что-то или кто-то был. Я не могу объяснить на чём основывалось это ощущение. Оно просто было. Чувство. Знание. Что-то большое было за металлической стеной, там, снаружи, в океане. И оно меня звало.
Я сел, затем встав на колени, подполз к иллюминатору. Странно, но буквально за секунду до того как увидеть, я уже знал ЧТО я увижу.
Огромное, наверное многометровое существо, отдалённо похожее на рыбу – молот, смотрело на меня в иллюминатор. В моей голове всплыла одна из картинок, которую я видел в детстве, на которой была изображена доисторическая рыба, прародитель рыбы-молота. Молот (как я сразу его окрестил) не просто завис возле капсюли как это делают безмозглые рыбёшки. Он смотрел на меня и Он меня видел! А точнее, Он меня чувствовал! Так же, как и я чувствовал его.
Я прилип к иллюминатору и мы смотрели друг на друга так долго, что у меня закружилась голова. Он то подплывал ближе, к иллюминатору, то терялся где-то в мутной гуще, чтобы через пару секунд снова появиться из серых кисельных клубов.
Вдруг я почувствовал, что капсула будто зашевелилась, как если бы её пытались перекатывать. Мне уже катастрофически не хватало воздуха, я отключался с регулярными промежутками, а когда приходил в себя, продолжал чувствовать это странное шевеление снаружи и распирание в голове.
В один из моментов, очнувшись, я понял, что больше так не могу. Всё это погружение в обмороки и ожидание смерти в спутанном сознании измучили меня. У меня начались галлюцинации, мне казалось, что в капсулу проникает яркий свет, что я перестал видеть свои руки и ноги от этого света, заливавшего всё вокруг меня. Всё, что мне хотелось – воздуха…. И я решил покончить с этим сейчас же.
Собирая последние силы я потянулся к люку и, упираясь ногами в кресло, постарался его открыть. Это удалось с пятого или шестого раза. Удивительно, но вода, которая должна была ворвавшись под огромным давлением, меня просто раздавить, не ворвалась, а практически влилась внутрь, вымыв меня вверх. Несколько метров прозрачной воды и я вдохнул полной грудью свежий вечерний воздух. Ещё какое-то время я, ни о чём не думая и ничего не предпринимая, просто болтался лёжа на спине и вдыхал этот остывающий в закате воздух.
Отдышавшись, я попробовал осмотреться. Подо мной было максимум пять – шесть метров воды. Воды, прозрачной как слеза благодаря каменному дну. Справа, метрах в ста виден был берег. И я поплыл к нему.
В тот самый момент, когда я, как допотопный анабас, выполз на берег, что – то со мной произошло. Я встал босыми ногами на каменную сушу, а мимо моих ног струились редкие ручейки песка, убегающего в воду. Я прислушался к себе. Даже сейчас, когда самая большая удача в моей жизни осияла меня своей улыбкой и я чудом спасся из ситуации, из которой спастись было невозможно, непонятное ноющее ощущение внутри не оставляло меня. И с каждой секундой это мучительное чувство становилось только сильнее. Чувство, что со мной что-то НЕ ТАК.
И вдруг мне стало совершенно очевидно, что я это чувствовал столько, сколько себя помню. Называя это десятками разных немых слов. Слов, которые ничего не могут выразить.
Я побрёл в сторону зарослей, просто потому что любой бы человек на моём месте так бы и сделал — побрёл бы туда, где он может найти кров, воду, хоть какое-то пропитание и, возможно, других людей. Но с каждым шагом идти мне становилось всё труднее.
Рассогласованность буквально раздирала меня. Мои физические импринты, мои биологические инстинкты гнали меня в сторону леса, а мой душевный инстинкт волочил меня….. к воде.
Меня тянуло обратно к воде с такой силой, как не тянуло никогда и ни к кому: ни к матери в детстве, ни к женщине после. Меня тянуло так, как может тянуть только к свободе, к жизни, к вечности каждого мгновения. Так, как может тянуть только к себе. Слёзы лились из глаз ручьями и я не мог их остановить, как если бы они принадлежали кому-то другому, а не мне. Я чувствовал зов Молота внутри себя так, как если бы мы с ним были чем-то одним. Я чувствовал его тоску по мне, такую же дикую, какую я ощущал по нему. Я не знаю кто из нас был больше отвержен: я ли всеми, он ли мною. Это было похоже на боль растаскиваемого в разные стороны одного существа и сейчас я не мог воспринимать нас иначе, не мог осознать нас как раздельных существ. Точнее, я чувствовал себя одним существом, разорванным на две части, которое продолжает чувствовать каждую из них как себя.
Я развернулся, я позволил влечь меня обратно. Я вошел в воду и проплыл довольно много, прежде чем смог добраться до тех глубин, на которых маневрировал огромный Молот.
Наверное, самым счастливым моментом в моей жизни был вовсе не тот, когда я осознавал себя выбирающимся из капсулы – живым и свободным физически, а теперь, когда я лег на спину поднимающегося из глубины многометрового Молота. Я чувствовал себя двумя каплями одной воды. Которые всегда стекаются воедино.
С этой секунды что-то во мне произошло. Я как будто не просто забыл о том, что такое страх, одиночество, страдание и ненависть. Я как будто перестал это знать. Я перестал это знать ещё прочнее, чем если бы не знал этого никогда.
Постепенно я построил дом на берегу. Я остался здесь жить.
В океане я находился им, когда я выходил на сушу, я являлся мною.
Одним целым. Всегда.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Iyulia

5
Я здесь
flagРоссия. Город: Екатеринбург
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 28-01-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: