Полеты

0
209

Номинация: «Сказки»
В этот вечер произошли две очень странные вещи. Во-первых, у меня обнаружилась способность летать, предварительно превращаясь в маленькую, пушистую сову. На самом деле, высоты я побаиваюсь, но в теле этой птицы летать мне было совсем не страшно. Единственный страх, который некоторое время крутился у меня в голове, был связан с тем, что я могу не рассчитать, и поднимусь так высоко, что окажусь в открытом космосе. Но позже в голове я проделал некоторые расчеты, и пришел к выводу, что так случиться не должно. Рассуждения были следующими: “Как глубоко под землю смогли уйти люди, ходящие по земле? Да, им получилось прорыть до определенной глубины, но пробурить всю землю насквозь — это им не по силам”. Из этого я сделал заключение, что и с моими полетами все будет также. Я, возможно, превышу некоторую меру, и взлечу выше двух или трех облаков, но долететь до космоса у меня вряд ли получится.
Эти мысли меня изрядно успокоили, и я продолжил летать, над собравшейся группой людей, где вот-вот должно было случиться что-то страшное. Вторая странная вещь за этот вечер, и довольно трагичная, заключалась в том, что сборище людей решило по каким-то неизведанным мною причинам приговорить девочку лет одиннадцати к смерти. Вердикт был почти единогласным, за тем исключением, что родственники девочки, и она сама не очень хотели, чтобы страшное правосудие свершилось.
Я кружил над головами этих людей и был в абсолютном замешательстве. Пока оговаривались какие-то элементы дела, я увидел, что один из моих старых знакомых отчаянно машет мне. Я подлетел к нему.
“Я видел твои перевоплощения, — молвил он, — и ты наш единственный шанс на спасение. Спаси девочку, умоляю тебя. Взамен я всегда тебя буду слушаться во всем! Ты станешь для меня самым важным человеком на земле!”
Ответить в облике совы я не мог, а потому одобрительно кивнул, и как смог подмигнул ему.
“Перед началом казни мы все хором должны произнести определенные слова, а потом мы приступим”, — сказали главенствующие люди.
Все принялись что-то хором говорить, а я, тем временем, хотел отвлечь их от девочки, и поэтому начал сталкиваться со всем, что встречал на своем пути, и даже опрокинул горшок с большим растением. Процедура повторения слов закончилась. Кажется, у меня не получилось. Я подлетел к девочке, она сидела одна, вся бледная от страха, а на плече у нее сидела лягушка. Когда к ней на плечо сел еще и я, будучи совой, то можно было подумать, что все животные мира объединились, чтобы спасти ее.
“А теперь выведите детей!” — громко прозвучал приказ.
Значит, у меня все еще было время. Люди стали выводить детей из помещения, и тут мне в голову пришла прекрасная мысль. Ведь наша маленькая преступница тоже была ребенком. Я вцепился в ее платье своими когтями, и повел девочку к выходу. Там она благополучно смешалась с остальными, и мы оказались снаружи, я превратился обратно в человека, схватил девочку за руку и мы скрылись за углом. Надо было срочно улетать, но каким образом мне взять девочку с собой? Тут я увидел моего знакомого, бегущего за нами. Он всучил мне в руки огромный мешок.
«Ты боишься высоты?», — спросил я. Девочка ответила, что очень сильно боится.
“Давай ты залезешь в этот мешок и немного поспишь. Не бойся, ничего страшного не случится”, — предложил я и помог ей залезть внутрь. А потом превратился в сову, схватил мешок, и полетел, куда глаза глядели.
Надо отметить, что люди, стоит им завидеть сову с огромным мешком, впадали в полнейшее недоумение. Я летел из последних сил, стараясь не задеть мешком ничью голову, что почти удавалось. Особенно сложно было пролетать над высокими людьми, для этого приходилось набирать высоту. Хорошо, что никому не вздумалось остановить нас. Вероятно, люди все-таки склонны уважать личную собственность сов.
Мы летели всю ночь, и я чувствовал, что силы мои на исходе. На рассвете мы пролетали над базаром, и я опустился возле одной из многочисленных лавок и принял человеческое обличье. Нам надо было спрятаться, поэтому я схватил мешок с девочкой и пробрался внутрь, и мы оказались среди разноцветных одеял. В самом дальнем углу лежало большое количество одеял, одно на другом. Я вытащил мирно спящую девочку из мешка и положил ее поверх этой кучи. Она не проснулась. Я взял одно красное одеяло и повесил на веревку, таким образом, спрятавшись от остальных. Потом я сел в углу и моментально погрузился в сон.
Но долго спать не пришлось, потому вскоре мою самодельную красную штору грубо сорвала вошедшая в лавку женщина и отряхнула меня за плечо. “Ты чего здесь забыл?” — спросила она. За ее спиной стоял смуглый, кудрявый парень. Его черные глаза сверлили меня. Вероятно, это был ее помощник.
«Не могли бы мы, с моей уставшей спутницей, немного отдохнуть в вашей лавке?» — осмелился попросить я, потому что у меня больше не было выбора.
«Убирайтесь немедленно, и чтобы глаза мои больше вас не видели!» — ответила хозяйка лавки, излучая самую искреннюю недоброжелательность, какая только может быть, потом она развернулась и быстро ушла.
Делать было нечего. Я разбудил мою маленькую спутницу, взял ее за руку, и вышел из палатки, испепеленный под взглядом смуглого помощника.
Куда идти дальше я не знал. Одно я знал точно, на этом базаре нам могли бы встретиться ненавистники девочки, поэтому я должен был опять превратиться в сову. Но мешок я забыл в лавке, и поэтому мне пришлось вернуться. Я прошел внутрь, взял мешок, и хотел выйти, но путь мне преградил все тот же парень.
Он схватил меня за плечи и сказал: “Я хорошо знаю таких людей, как ты. В детстве твои родители тебя обслуживали как слуги, при этом никаких стоящих талантов в тебе нет. Ты вырос и решил, что все тебе должны. Ты ничтожен и жалок, а также напыщен и надут. Ты скитаешься с этой девчонкой, не можешь прокормить ни себя, ни ее, портишь ей жизнь. Ты просто лентяй, который возомнил себя царем. Да что ты вообще в этой жизни сделал? Ты думаешь, что стоить тебе попросить, как сразу все упадет к твоим ногам? Никто и никогда не подаст тебе белоснежный кусочек торта на блюдечке. Никто в этом мире не может быть настолько добрым и глупым, чтобы обслуживать нищих!”
В этот момент в лавку вбежали шесть чумазых мальчишек. Они подбежали к столу, на котором стоял поднос, прикрытый металлической крышкой. Один из мальчиков приподнял крышку, и тем самым обнажил огромный белый торт, который был уже разрезан на кусочки. Послышались радостные возгласы и торт начал стремительно исчезать. “Господин Сахид всегда печет нам торты по понедельникам!” — торжественно сказал перемазанный кремом мальчик, и показал пальцем на своего героя.
Я тихо засмеялся, а Сахид опустил глаза вниз и улыбнулся.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Кэтрин Рамирес

0
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 10-02-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: