Озари (Фэнтезийный рассказ или сказка)

0
148

Озари (Фэнтезийный рассказ или сказка)

На самой окраине Рассветной долины Арео жил-да-был маленький Озари.
Он дремал завернувшись в жухлый, унесённый когда – то ветром, листочек увядшего дерева Манона, что в незапамятные времена зеленело в самом центре долины. Впрочем, это произошло так давно, что никто из населяющих долину ныне, не смог бы и предположить, как выглядело в те времена дерево. Никто не знал и причины, по которой оно высохло.
Жители Арео дали бы многое за то, чтобы избавить прекрасную долину от этой доисторической коряги, один взгляд на которую навевал тревогу. Каждому обитателю Рассветной долины нет-нет, да приходила в голову мысль о том, как возможно, что такая прекрасная долина, порождающая такие рассветы, таких созданий, могла когда-то выродить такое чудище? Сухое дерево Манона нарушало безмятежную гармонию долины Арео. Оно было, пожалуй, единственным в Рассветной долине, напоминавшим о том, что живое может умирать.
Однако, по какой-то необъяснимой причине, высохшее уродливое дерево, похожее на хребет исполинского ящера, никак не хотело рассыпаться. Так и торчал посреди Рассветной долины несуразный и пугающий реликт, смущая взгляды её обитателей, каждый из которых был восхитителен. Светлые, сияющие, мерцающие создания.
Хотя … в любом мире есть те, кто сияет ярче и те, кто оттеняет их свет. Есть и те, кто и вовсе незаметны. Таким был маленький Озари. Который был в Рассветной долине всегда, но которого никто и никогда не встречал. Никто и никогда даже не догадывался о его существовании. Он был тихим. Можно сказать, он был неявным. Может быть, тайным. А может быть даже и сокровенным.
А случись ему выбраться из пожухлого листика, в котором он мирно дремал много-много времён, никто бы его не заметил, ибо в рассветной долине Арео все обитатели были намного ярче.
Удивительно красивые цветы разговаривали о том, кто же из них является главным украшением долины. А восхитительные утренние звёзды иногда спорили о том, кто же из них ярче, кто даёт больше света, больше жизни.
И вот однажды доспорились они до того, что одна из самых сиятельных звёзд, в сердцах, толкнула другую. Та, покачнулась, потом ещё раз, а потом вдруг… перевернулась…
Так появилась на небе Тёмная звезда.
Звезда, что и раньше была восхитительной, теперь стала ещё и Особенной.
Единственная тёмная звезда на небосводе. Все смотрели на неё затаив дыхание. Они и вправду никогда не видели ничего более удивительного и необычного. Тёмная Звезда притягивала к себе внимание жителей долины, она затягивала в себя всё, что только бросало на неё свой взгляд. И вскоре её прозвали Тёмным Солнцем.
Хотя… если говорить откровенно, скорее она превращалась в Чёрную дыру, которая уже давно не сияла, а, скорее, зияла. Как бездонная полынья в небе. И, попав в поле её притяжения, всё живое исчезало в ней навсегда, чтобы уже никогда больше не существовать. А Тёмная звезда становилось всё сильнее, всё могущественнее. Она вызывала смешанное чувство страха, уважения и восторга у всех живущих в долине. Прошло ещё немного времени, и уже само Светлое Солнце предпочло слиться с нею, в надежде обрести хоть толику такого же магнетизма. А за ним, и другие звёзды, а за ними и цветы, и другие обитатели Рассветной долины тянулись к Тёмной звезде всё отчаяннее.
И чем сильнее она их притягивала, тем слабее они становились. А чем слабее становились они, тем больше сил набирала Тёмная звезда. Прошло совсем немного времени и Тёмная звезда, или Чёрная дыра, поглотила Солнце, а за ним и все остальные звёзды…
Так настал день, когда в Рассветной долине Арео наступил Тёмный Рассвет, который принёс с собой только Тьму.
Рассветная долина погибала. И теперь уже ничего нельзя было с этим поделать. Никто в долине прежде не знал кромешной тьмы. Тёмно-синие ночи из водившегося только здесь жидкого прохладного сапфира, текущего с неба гигантской рекой, несущей звёзды – вот самая тёмная темнота, которую видела долина много-много-много, бесконечно много времён. Жители её не умели даже прятаться и теперь гибли десятками от каждого дуновения Тьмы.
И скоро, всё, что ещё оставалось в долине, стало таким же сухим и безжизненным как дерево Манона.
Всем для жизни нужен был свет. Только оказалось, что все звезды, что светили с неба, всё то небо, что освещало землю, абсолютно всё, что было в долине Арео, не светило, а лишь отражало свет, как бесконечное множество мелких граней зеркал и хрусталя. Чей-то свет. Чей свет? Чей свет они отражали создавая причудливые переливы и игру многократных и многомерных отражений света друг в друге? Неизвестно. Да никто и никогда об этом даже не задумывался, полагая, что это их личный свет.
И вот настал момент, когда почти всё, что существовало в долине, быть перестало. Цветы и растения, вода и камни, звёзды, небо и земля − ничего невозможно было различить. От дыхания Мрака в ужасе съёживались последние ссохшиеся клочки некогда прекраснейшей Рассветной долины, и тут же исчезали, как пепел, подхваченный дуновением смерти. А через секунду таял и пепел.
И Мрак воцарился. Он развернул свой безграничный подол заметая им остатки жизни, однако… Однако, что-то не давало ему покоя. Что-то мешало, как крошка под боком.
Невероятно, но это был всего один пожухлый листик, уцелевший каким-то чудом.
Топнул Мрак миллионами ног, и, развернулся листик, тут же превращаясь в пепел.
Увидел Мрак маленького Озари, который как будто всё это время даже не подозревал о том, что происходит вокруг. Равно как и не знал он о том, как прекрасны были раньше звёзды, и не видел их трагической гибели.
Посмотрел Озари во Мрак так, будто ничего ужасного в нём и не было. Будто не было в нём смерти.
Расступилась темнота, и оказалась под ней самая бездонная Пустота из всех бездонных пустот, одно приближение которой уничтожает любой свет и превращает всё живое и неживое в то, чего никогда не было и быть не могло.
Пнул Мрак маленького Озари на самое бездонное дно Пустоты. И летел и летел и летел и летел туда Озари как маленькая искорка, гаснущая в глубине черного бездонного колодца. Бесконечно. Туда, где уже никогда не будут существовать утренние звёзды, хрустальные росы, рассветные луга. Туда, где каждый из тех, кто ещё никогда не был, уже не был никогда.
В самое Ущелье Небытия.
И если бы кто-то мог заглянуть туда, то уже не увидел бы Озари. Но посмотреть было некому.
И настало время Мраку сделать последнее из задуманного.
Удивительно, но в самом центре того места, где когда-то была долина, по- прежнему упрямо торчало сухое дерево Манона. Оно стояло там как ось бытия. Бытия, которого уже не было. По какой-то необъяснимой причине, Мрак никак не мог окончательно разрушить. Как будто, это вовсе не долина в незапамятные времена породила дерево Манону, наоборот, колоссальное некогда, первозданное дерево образовало вокруг себя прекрасную долину.
И теперь, когда Мрак уничтожил всё сущее, он сосредоточил свои силы на этом сухом закрученном в небо стволе с редкими ветками.
Долго старался Мрак, вгрызаясь в сухую древесину, что стонала в его пасти. И вот, когда, казалось бы, осталось совсем немного, Мрак вдруг остановился. Он взъерошился. Совсем как хищный дикий зверь, почувствовавший кончиками волосков свой шкуры что-то неладное.
Мрак отвлёкся от дерева и обернулся.
Казалось, что темнота над ущельем Небытия чуть менее густа. Или не казалось? Оттуда поднимался слабый свет, который с каждой минутой становился всё явственнее. И скоро уже стало совершенно очевидно, что Ущелье Небытия озаряется светом.
И тут, дерево Манона, которое за бесконечное количество времён ни разу не подав признаков жизни было двадцать тысяч раз признано мёртвым, принялось со скрипом поворачивать и протягивать свои ветви к свету.
Бросился было Мрак к Ущелью, чтобы поглотить свет, но не успев сделать и нескольких прыжков, отпрянул как ошпаренный зверь и понесся прочь. Мчался он, всё быстрее истончаясь в рвущиеся нити, спутывающиеся между собой, ища место спрятаться.
Свет бил из ущелья всё ярче, и вдруг поднялся оттуда некто, прекраснейший из всего, что могло существовать в некогда живой и прекрасной долине Арео. Был он во много крат прекраснее, удивительнее и светлее всех утренних звёзд, Солнца, цветов и хрустальных рос. И если бы кто-то мог его видеть, то никогда бы не догадался, что это был Озари.
Вышел он из ущелья и припал к сухому и изъеденному Мраком дереву Манона, чтобы перевести дух. Не прошло и нескольких мгновений, как вдруг появилась на одной из веток дерева почка. Пока только одна, маленькая, но, казалось, что внизу загудела твердь и сок жизни устремился вверх, наполняя собой иссохшее дерево.
А Озари пошёл себе дальше.
И всё, к чему он прикасался, оживало.
Очень скоро на дереве Манона было уже столько листьев, что сосчитать и жизни бы не хватило. Из под корней исходил удивительный туман, который обволакивал камни, стелился по земле. А когда этот туман поднимался ввысь, становились видны первые ростки. И уже совсем скоро в долине появились первый цветок, а затем на небе мигнула первая звёздочка и тут же, отразившись в ручье, послала свет первому маку.
И вот, настал прекрасный день, когда в долине снова родился Рассвет!
Скоро в рассветном краю опять сияли утренние звёзды. А в самом его центре росло огромное, раскидистое дерево, макушка которого терялась в облаках, а за одну из веток цеплялся месяц. По ночам на его ветви лились с неба ручьи прохладного сапфира. В его листах, похожих на кораблики, сами по себе появлялись самые лучшие сны. Благоухание его цветов навсегда избавляло от грусти, а плоды дарили здоровье и юность на бесконечное множество времён вперёд. Из под его корней постоянно исходил живой туман, который снова и снова порождал самую целебную воду. А вода, испаряясь, невесомыми облаками питала небо.
И Озари продолжал жить в рассветной долине Арео.
Конечно, он не был ни яркой утренней звездой, ни месяцем. Не был он даже Солнцем.
Он, как и прежде, был самим Светом.

5

Автор публикации

не в сети 2 года

Iyulia

5
Я здесь
flagРоссия. Город: Екатеринбург
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 28-01-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: