Неведомая

1
228

Номинация: «Фэнтезийный рассказ или сказка»

За круглым столом для переговоров сидели двое мужчин. Один, с бледным худым лицом и выражением безграничного уныния на нем, безразлично уставился в одну точку на стене. Другой, седой и румяный, смотрел в окно, слегка улыбаясь своим мыслям.
В конференц-зал вошла высокая стройная женщина. Багрово-красные волосы, уложены в изящную прическу, волосок к волоску, стильный деловой костюм цвета охры, туфли на шпильке, строгие очки в тонкой золотой оправе. Она села на свободный стул и поверх очков посмотрела на мужчин.
— Где остальные? — она говорила спокойно, но это было то самое ледяное спокойствие, которого боялись больше крика.
— Кхм.. опаздывают — румяный мужчина заерзал в волнении на стуле. От его улыбки не осталось и следа.
— Ладно, подождем. — женщина углубилась в изучение содержимого папки, возникшей перед ней из воздуха.
Мужчины молчали. Бледный вернулся к созерцанию неведомой точки на стене, румяный сосредоточил все внимание на изучении своих рук. В зале висела звенящая тишина, изредка прерываемая шелестом переворачиваемых страниц.
За дверью послышался шум и чьи-то громкие голоса. Дверь снова распахнулась и в зал вошли четверо молодых мужчин. Они что-то азартно обсуждали и смеялись.
Женщина подняла взгляд от папки.
— Вы опоздали.
Смех мужчин резко стих и они молча расселись за столом. Молодые люди были похожи друг на друга как четыре капли воды. Высокие, широкоплечие, с озорным взглядом ярко-голубых глаз и бесшабашными улыбками. Только цвет волос был у всех разный. Брюнет, блондин, рыжий и русый. Заняв свои места, они сосредоточили внимание на женщине.
— Итак, все в сборе. Начнем. — женщина обвела взглядом всех шестерых и недовольно нахмурилась — Как всем известно завтра первое сентября, а значит мой департамент во главе со мной на три месяца берет управление всеми делами в свои руки. И как всегда у нас куча нерешенных вопросов.
— Конкретно ко мне вопросы есть? — спросил бледный скучающим тоном.
— Конкретно к вам, дорогой Ливень, вопросов нет. А вот к вашим подчиненным масса. Где этот шалопай Грибной дождь? Грибы в недоумении. Они не понимают, им, что до следующей меня сидеть под землей?
Ливень виновато опустил голову.
— Исправим.
— Уж будьте любезны. И передайте Моросящему и Затяжному, чтобы они прекратили подменять друг друга когда их не просят. А вас лично я попрошу до октября не выходить из офиса. Дайте людям приготовиться к следующей посевной нормально.
Ливень в ответ коротко кивнул.
— Теперь перейдем к вашей работе, дорогой Мороз. Вы что мне устраиваете каждый год? Кто вас просит так рьяно начинать трудиться по ночам раньше ноября?
— Тут, как бы, понимаете, в чем дело — начал румяный и виновато покосился на руководство – Я, как бы, не совсем ваш подчиненный, мне, как бы, непосредственным начальством велено ускорять процесс.
— Вы, как бы, полтора месяца на полставки трудитесь у меня — язвительно передразнила Осень — Будьте любезны в этот период выполнять мои распоряжения! И передайте Снегу, что я не желаю видеть его до ноября. Вам все ясно?
— Но госпожа Зима… — попытался возразить Мороз.
— С сестрой я разберусь сама — отрезала Осень. Все снова притихли. Никому не хотелось злить самую непредсказуемую и эмоциональную из сестер.
— Вот и славно — Осень повернулась к опоздавшим — Ну что, ветреные мои, опять будем нарушать составленный график?
Все четверо отрицательно замотали головами, да так энергично, что в комнате поднялся ветер и задул сразу в четырех направлениях. Осень подняла руку и легким движением кисти согнала воздушные потоки в середину стола, закрутила в небольшой смерч и ударом ладони прибила его к столешнице.
— Сдерживайте себя. Мне тут дуть не надо.
Братья виновато потупили взоры.
— С насущным разобрались. С листвой на деревьях я работаю сама. Северный, твоя задача только сдуть ее на землю в тот момент, когда нужно и ни минутой раньше. Ясно?
Брюнет кивнул.
— Теперь о форс-мажоре — Осень порылась у себя в папке и достала какой-то листок — Лето прислала служебную записку. В этом году у нее рекордное количество запросов на продление ее периода управления. Все прекрасно понимают, что не мы устанавливаем временные рамки, но всем хочется начать пораньше и закончить попозже. Разумеется, я напомнила об этом сестре, но она очень просила. Да еще в этот раз тщательно подготовилась и направила запросы Солнцу и Земле. — Осень недовольно поджала губы. – Думаю, не стоит лишний раз напоминать, что длительность руководства каждой из нас зависит от них?
Теперь отрицательно помотали головами все шестеро присутствующих мужчин.
— Чудно. Вот Лето рискнула и спросила их о возможности изменить временные периоды. От Солнца пришел ответ, что ему по барабану. Оно не меняет ни своей температуры, ни интенсивности свечения не зависимо ни от чего и не планирует этого делать и впредь. В общем, все вопросы к Земле с ее траекторией движения. Земля оказалась в этом отношении более сговорчива, но хвала Вселенной, у нее как всегда проблемы с техотделом. У них нет времени и средств на изменение ее орбиты и скорости вращения вокруг оси. Поэтому все остается как есть. — по выражению лица Осени было понятно, что она всецело одобряет и приветствует приверженность порядку и правилам в этом отношении, поэтому Солнце вызывает у нее восхищение, а Земля порицание. И то и другое было глубоко спрятано внутри нее и никогда не произносилось вслух, но отражалось в бездонных медово-карих глазах, которые было спрятать невозможно, даже за стеклами строгих очков.
— Тогда зачем мы сейчас это обсуждаем? — робко поинтересовался Мороз.
— Затем, что Лето крайне настойчива и приставуча — раздраженно ответила Осень — Понятно, что отдать ей даже две недели своего времени я не могу, но и слушать ее нытье о том, как людям хочется тепла, у меня уже нет сил, да и желания тоже.
Осень на некоторое время замолчала, раздумывая. Словно приняв какое-то решение, она кивнула и продолжила:
— Так и быть. Сделаем в сентябре пару недель почти летнего тепла. Она повернулась к рыжему из братьев — Это на тебе, Южный. Лето даст тебе в помощники Зной и Жару, но передай девочками, что бы работали вполсилы. Если узнаю, что температура поднялась выше 18-20 градусов, такое устрою, мало не покажется.
Южный испуганно кивнул. Все знали крутой нрав Осени и попасть ей под горячую руку боялись даже больше чем Зиме.
— Вот и договорились. Сестру я тоже предупрежу об этом. Пусть держит своих девочек в руках, а иначе я тогда приду на пару недель раньше в ее время.
Осень села на свое место и задумчиво посмотрела в окно.
— Кто-нибудь видел сегодня Ураган в офисе?
Ответом ей была тишина, означающая, что Урагана никто не видел.
— Хорошо, поговорю с ним позже.
— У вас есть планы встряхнуть людей в этот раз — безразлично спросил Ливень. Не спросил даже, а так, озвучил пришедшую всем мысль.
— У меня в планах отработать этот сезон и уйти к себе до следующего, что бы никого из вас не видеть девять месяцев. — Осень резко повернулась вместе с креслом к подчиненным — Всем все понятно?
Мужчины кивнули. Осень встала со своего места.
— Тогда марш отсюда и завтра все начинаем работать по графику и без накладок.
Она хлопнула в ладоши и мужчины исчезли.
Только после этого Осень расслабленно опустилась обратно в свое кресло и, сняв очки, устало потерла переносицу.
Когда-нибудь она уйдет навсегда, тихо, не прощаясь. И больше не услышит слов сожалений о том, что кончилось правление ее сестры Лета. Не прочтет в своей почте жалобных фраз о том, как с ее приходом стало серо и уныло. Не увидит в своем телефоне смс о том, что она холодная и неуютная. Осень поморщилась, вспоминая, сколько таких писем и сообщений она получила за всю свою долгую жизнь. Даже ее сестру Зиму любили больше, не смотря на морозы, снег и однообразие убранства Природы в ее правление. Но практически никто не любил ее, Осень. Несправедливо.
Осень почти плакала думая об этом.
Только наедине с собой она могла дать волю чувствам и признать, как сильно обижали ее люди своим отношением.
Она дарила всем золото и багрянец листвы, но все видели только увядание Природы и мусор, который надо убирать. Она приносила дождливые вечера, которые нужно было обязательно проводить со своими любимыми и близкими, сидя у камина с вином или грея руки о чашку с ароматным чаем в уютном кафе и болтая обо всем и ни о чем. Но все видели только лужи и серое небо. Она щедрой рукой разливала морозный, чистый, пьянящий и такой вкусный воздух, который нужно было вдыхать всей грудью и пить как бальзам от душевных ран. А они видели только холод и раздражающую необходимость так рано надевать шапку и шарф. Она хотела, что бы ее любили как ее сестер, но все были только недовольны ее приходом и все время повторяли «Как быстро кончилось лето», «Скорее бы зима», » Весна тоже с дождями и холодами, но она веселее и приятнее».
Да, когда-нибудь она уйдет. Тихо, не прощаясь. И заберет с собой все золото листвы, пьянящий воздух и уютный дождь. Ну, а пока она будет честно и добросовестно работать, как ей и положено. Управлять ветрами, дождями и температурой. Помогать Природе готовится к приходу Зимы. Помогать ей заснуть, чтобы Зима укрыла ее белоснежным одеялом до Весны, Весна разбудила, а Лето раскрыло во всей красе. Ведь Осень это вечер для Природы, а разве вечер бывает ярким, солнечным и задорным? Нет, вечер время тихое, умиротворенное, спокойное и сумеречное. Хотя и в нем обязательно есть место прекрасному. И видит Вселенная, она, Осень, очень старается каждый год скрасить для людей вечер Природы. Как жаль, что люди этого не понимают.
Осень встала, прогнала подступившие слезы, поправила пиджак и юбку, смахнув с них невидимые пылинки, надела очки, взяла в подмышку свою папку, расправила плечи и с высоко поднятой головой величественно вышла из конференц-зала. Она сильная и никто никогда не увидит ее настоящих слез. Дождь — это не слезы Осени, но об этом тоже никто никогда не узнает.

20

Автор публикации

не в сети 2 года

Анастасия

25
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 12-01-2017

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий

Войти с помощью: