Моими глазами

0
126

Номинация: «Реалистическая проза»

Я сердце оставил в Фанских горах,
Теперь бессердечный хожу по равнинам.
Ю. Визбор

Теперь я знаю, как себя при этом чувствуешь. Я всегда любила природу, но никогда не знала, что к какому-то месту можно испытывать такие же сильные чувства, как к человеку.

Вместо предисловия
Вчера у меня в сутках было двадцать девять часов. Проснулась сегодня ночью, потому что там солнце уже встало, уже утро. Первая мысль: «А там сейчас на пять часов больше». Ехать далеко, долго. И кто знает, когда в следующий раз. А так тянет. Остается только терпеть.

………………………………

Так всегда – необычные места, которые долго пытаешься себе представить и куда долго едешь, раскрываются перед тобой не сразу во весь горизонт, а медленно, частицами, мелькают из-за поворотов, сквозь деревья, с вершин холмов.
Так и с ним. Та «большая вода», которую я увидела на пути из аэропорта, оказалась Иркутским водохранилищем. Потом была Ангара – видно с балкона гостиничного номера. А он – слева, вдалеке, чуть в дымке, сливающийся с горизонтом, белесый из-за бликов солнца на воде.
В Москве деревья почти все еще зеленые и последние дни дожди плачут. А тут небо ясное, воздух свежий-свежий, с утра с легким вкусом заморозка. Деревья обсыпаны золотом, есть и красные, и зеленые. И все это покрывает большие холмы, которые хочется назвать горами.
Первое синее чудо, что увидела близко, рядом с собой — Ангара. Вода синяя, цвет глубокий, сочный. Может быть, раньше такой и видела где-то еще, но не помню.
А к нему приехала вечером. Листвянка. Берег совсем рядом. На том берегу – Хамар-Дабан. А здесь дорога, ведущая вдоль берега к северу. Идешь по ней, смотришь кругом, и все поражает. Все это впервые. Такие большие холмы с такими крутыми склонами. На них растут сосны. А справа – он. Много-много воды. Как на море? Нет. Это серьезнее.
Я это почувствовала, когда дома и люди остались позади. Идешь вдоль берега. Слева холмы, иногда почти вертикально спускающиеся вниз, иногда скалистые. Справа спокойная вода, на берег катятся волны. Галька.
Спокойная… Я имела в виду не то, что волны небольшие. Ну или не только это. Я отключилась от всего, что создано человеком. Вокруг только природа. Это было до, это будет после. Этому нет дела до человека. Вокруг — вечное, мудрое, и вот с этой точки зрения спокойное – по-философски. Живет своей жизнью. Ощущение загадки, таинства, чего-то сверхъестественного немного. Чувствую присутствие этого живого неведомого и величественного существа. Оно живет, дышит, знает что-то недоступное мне. Смотрю на него, не в силах оторваться, боюсь его потревожить, хочу его познать. Оно властно притягивает к себе. Я не отношу себя к верующим и далека от религиозных традиций, но если бы я знала, как обращаться к этому существу, я бы молилась ему здесь, на берегу, у самой кромки воды.
Как хорошо, что кругом так мало людей. Пройдут двое по тропе, и все. Как хорошо, что рядом человек, который говорит и ведет себя так, как я думаю и чувствую. Так бывает, когда стихи пишешь. Не могла их писать, когда рядом находятся другие люди. У них совсем другой настрой, они «фонят», как приборы. А с этим человеком я не чувствую, что в мой внутренний мир пытается проникнуть что-то чужеродное, постороннее.
Чувство какое-то религиозное. Ничего не помню, ни о чем не думаю. Тревога, усталость, обиды – все, с чем жила последние недели, все отошло. Вернулось давно не испытанное чувство покоя, гармонии, мира с самой собой. Есть только мир этого вечного существа – огромное небо, его отражение, горы, камни. Слезы подступают от восхищения этим миром. Давлю их — может быть, зря.
Как мне не нравится то, что я пишу. Это было не так. Это было без слов. А я пытаюсь описать это словами… Но это надо видеть. Описать можно, если можно, только музыкой. Но я еще не играла таких произведений, которые бы рассказывали об этом мире. Вроде бы я нахожусь в нем, но впечатление такое, что он закрыт, как храм, а я просто стою рядом, потому что входить туда никому нельзя – это святое место. Если бы я была композитором, я бы, наверное, написала к нему музыку.
Солнце садится. Хотелось успеть увидеть, как оно опускается за горы. Не успели. Уже розовая полоса за горами, тихая темнеющая вода, небо.
А в следующий раз увидела его за бортом. Он был прозрачный, и все так же глубоко синий. Все время смотрю на него. Как давно я хотела его увидеть, вживую, а не на фотографии. Сколько расспрашивала тех, кто его видел. Вот он какой. Не оторвешься. Вроде бы сколько видела озер, рек, морей – а он не такой. И не объяснишь, почему не такой, чем именно. Стоишь и смотришь. Но все же не то ощущение, что на той тропе, где мало людей и ничто не напоминает о том, что они есть.
И даже глядя на него, на закат с горы, все равно не то чувствую. Ну и пусть не то. Ведь я никогда такого не видела. Самый необыкновенный закат за всю жизнь. Самые сочные краски – и небо, и горы, и он.
А потом увидела его в тумане, под хмурым небом. Он был похож на Ладогу, Онегу, только холмы-скалы напоминали, что это он. Их наполовину не было видно – такой низкий туман. Интересная погода – корабль идет вдоль берега, пасмурно, а потом приходит туда, где небо ясное, как в предыдущие дни, и он не серый, а тот самый густой и синий. Несколько минут — и опять все серое. Серое, серое… Из-за холма появляется кусочек синего неба. Быстро растет, охватывает собой солнце. И вот он снова синий, блестящий под солнечными лучами. Берег — галька, и поднимаются вверх холмы с золотыми березами.
Очень захватывает. И что ж ты будешь делать – опять не то ощущение, что на тропе. Может быть, слишком много посторонних кругом. Видишь красоту…и больше ничего. Красота – этого ведь так мало. Что она означает? Ничего. Называть его просто красивым – значит не понимать или не знать самого главного в нем. А где здесь духовность? Я ее не чувствую.
Сижу, смотрю на его прозрачные волны, долго смотрю, и тут наконец прорывает. Насколько я сжала пружину внутри себя, сжимала каждую неделю все сильнее, так что сама уже не могла ее растянуть, когда поняла, что давно пора. И завтра надо обратно возвращаться? Как же я буду без него? Долго жить без него, без этого чувства, непонятного, но глубокого, частицы которого я раньше испытывала, но все вместе – только здесь, с ним. Только на той тропе. Наверное, не больше часа, не намного больше, но мне этого хватило, чтобы почувствовать его.
И слезы. От усталости, огромного желания остаться, и от восхищения тоже – все вместе. Больше не могу и не хочу сдерживать. А он все смотрит на меня и все подбегает ко мне волнами. И по-прежнему блестит на солнце. Он прекрасен. А я плачу. Плачу? Или смеюсь? Все вместе. Внутри что-то рвется – не хочу уезжать. А корабль уходит. И я на нем. Неумолимо и безжалостно.
Влюбилась.
Сколько времени я его знала? Три дня. Разве за это время можно узнать? Я увидела только крохотную частичку его бесконечного мира. Конечно, я его плохо знаю. Так разве я могу его любить? А какая разница, как это назвать. Он не выходит у меня из головы. Сижу в гостинице и стараюсь не оставаться одна, чтобы не думать о разлуке.
И утром, по дороге в аэропорт, в самолете, по дороге домой, дома – все мысли только о нем. Тоска по нему. Выхожу на проспект вечером – солнце уже недалеко от горизонта. А мне кажется, что вот если перейти проспект, зайти за дом — и я его обязательно увижу. И горы, за которые скоро опустится солнце. Он там, за домом.
Приехала, а тут все то же. Нет, не то. Для меня – не то. О чем они все говорят? А куда все так спешат, и почему лица такие напряженные? Что это? Зачем это? О чем это? Как можно этим и с этим жить? Как можно видеть только это и вообще обращать на это внимание?
Как хочется не расплескать, сберечь прозрачность души, которую дает его вода. Не впустить в свой мир суету, тревогу, беспокойство, панику, что что-то не успеваю, чего-то не достигла еще, не добилась. Как будто от этого зависит жизнь! И пусть кто-то качает головой – мол, что же ты. Пусть кругом все такие же, спешащие куда-то. А если остановиться и спросить – зачем это? Не от себя ли самих вы так торопливо бежите? Что будет, когда у вас появится то, к чему вы рветесь? Неужели появится ощущение счастья, разве в этом смысл? Для чего это все нужно? И наверняка вряд ли кто сможет ответить так, чтобы сквозь слова не прозвучало «потому что так все делают, так принято».
Он стал для меня прививкой от интоксикации цивилизацией. И я поняла, что мне необходимо вернуться к нему еще раз, и еще. Увидеть в его зеркале себя – не ту, какой привыкла себя считать, а другую, настоящую. Увидеть, насколько я отошла от себя. Ведь он все зовет меня обратно. Значит, тоже скучает.
Не знаю, насколько меня хватит. Но какая я счастливая, что познакомилась с ним. Я знаю теперь это чувство. Появились и физические, и душевные силы. Тоска только одна – по нему.

………………………….

Вместо послесловия
Я очень благодарна тебе. За идею написания этого рассказа. Мне давно хотелось написать что-то, скажем так, «художественное», то есть не статью, не диссертацию, но и не дневник. Но было не о чем, вернее – не было такого, о чем хотелось бы написать, а тут само стало проситься. Давно не испытанное ощущение, какое бывает, когда стихи вдруг приходят в голову. Так и сейчас – стали приходить не стихи, но мысли, фразы, интересные идеи, которых становилось все больше и было уже тяжело от того, что записать сейчас же не можешь.
Но это еще не самое важное. А важное – спасибо тебе за то, что был моим проводником, показал мне самое главное, от чего я ощутила притяжение, силу, загадочность… Нет, все не то, не те слова. Это то, о чем нельзя говорить, потому что это можно только почувствовать. И на той тропе я это почувствовала. Что-то глубокое, вечное и невыразимое.
Ну и в заключение – все-таки это все было не так, как я описала. Потому что нельзя описать словами то, что чувствуешь без слов. Очень хочется рассказать все именно так, как было, и неприятно, что не получается. Но хотя бы высказала что хотела и как могла.
Спасибо вам обоим. У вас есть что-то общее – вы не похожи ни на что, что было до вас в моей жизни. Пусть хранят вас ваши покровители.

5

Автор публикации

не в сети 2 года

Katerina_sopr

5
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 23-01-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: