Геймер

0
144

Номинация: «Фантастическая проза»

Я геймер в третьем поколении. Дедов я не знал, но мне говорили, что судьбу свою они закончили счастливо — пуская слюни в манную психбольничную кашу. Родителей помню, склонившихся над клавиатурой, ничего не слышащих из-за наушников и со скрюченной от мышки, словно передняя лапа тиранозавра, правой рукой. Удивляюсь, когда они успели сотворить меня, если всё свободное время проводили у монитора. Когда же появились новые виртуальные игры с эффектом присутствия, я и вовсе их потерял… Не удивительно, что воспитывали меня в специализированном детском центре. Здесь особое внимание уделялось «группе риска» — детям игроманов. Мы играли в баскетбол, в футбол, в «хозяина горы», а о компьютере могли только мечтать.

Я вырос, получил рабочую специальность. Не удивляйтесь, далеко не всю ещё работу выполняют роботы. На заводе было скучно, каждый день тянулся, как липкая жевательная резинка. Зато на свою первую зарплату я смог купить компьютер! И сразу началась другая жизнь.

В моей маленькой пыльной комнатке, одной из миллионов подобных ей однотипных холостяцких жилищ, я проводил чудные вечера и ночи, сражаясь с виртуальными монстрами, путешествуя по неведомым планетам или кокетничая с электронными красотками.

Жизнь текла размеренно и однообразно — сорок минут на метро, девять часов на работе, сорок минут обратно сквозь толчею безликого людского муравейника — и несколько восхитительных часов свободы! Огромный город использовал меня, высасывал из молодого тела жизнь, но взамен давал иллюзию владения миром в краткие часы никем не нарушаемого уединения. Я не интересовался ничем, кроме новинок игровой индустрии и достижений компьютерных технологий. Все деньги уходили на бесконечные апгрейды и замены отслуживших своё плат. Крошечный бетонный бокс — моё обиталище — был до самого потолка забит жужжащим и потрескивающим от статического электричества оборудованием. Робот-уборщик беспомощно тыкался в груды электронной аппаратуры и обиженно затихал в самом дремучем углу. Но пыль меня не беспокоила, пыль была сама по себе, я сам по себе. Я как червь пробирался по узкому лазу между кроватью, туалетом и свободным краешком обеденного стола.

Мощь компьютерных возможностей росла с ужасающей скоростью! Всё новые виртуальные эффекты, способы управления и методы воздействия на психику подавляли абсолютно все мои влечения, кроме игровой зависимости. Я не думал о противоположном поле, не стремился в путешествия, не интересовался политикой и экономикой. Мельком слышал о каких-то повстанцах, но мне было абсолютно всё равно, лишь бы они не мешали проводить время за бесконечными играми.

Не удивительно, что только что изобретённый способ компьютерного вживления не оставил меня равнодушным. Пришлось даже выкинуть часть устаревшего железа, чтобы в моей келье появился этот новый чудо-аппарат. Я бы ни в жизнь не потянул такую сумму сразу, но неожиданно фирма, занимающаяся продвижением новых технологий, сделала мне поистине царский подарок! По итогам сетевого тестирования было отобрано несколько сот добровольцев для испытания возможностей новейшей электронной системы под неофициальным названием «Железный человек». По счастливой случайности я оказался среди них! Удивительно, но фирма даже взяла меня на работу в качестве испытателя! Бросив ненавистный завод, я смог совершенно забыть об окружающем мире вместе со всеми его тягомотными проблемами, душными вагонами метро и непонятными повстанцами.

Первые сеансы вживления проходили под неусыпным наблюдением специалистов. Приехали два техника — молодой и пожилой, привезли аппаратуру, настроили все параметры. На меня надели громоздкий шлем с толстым пучком отходящих от него проводов, специальный обтягивающий костюм с вплетёнными в его ткань металлическими нитями, странные толстые перчатки и ботинки, а тело погрузили в ванну с тёплой субстанцией, напоминающей зелёное фруктовое желе. Силиконовый компенсатор гравитации — объяснили мне.

Сначала я не чувствовал ничего — пропало ощущение собственного тела, температуры

окружающей среды, исчезли внешние звуки и привычные запахи. Кто-то спокойным голосом произнёс прямо у меня в голове, что так и должно быть, что это стадия привыкания.

Через томительно-долгий промежуток времени некто тем же голосом предупредил о начале стадии слияния. Появился свет, потом непонятный звук. Темнота перед глазами расступилась, и моему взору открылась панорама обширного закрытого помещения без окон, похожего на наши заводские склады. Людей рядом не было, зато повсюду виднелись громоздкие несуразные фигуры двуногих человекоподобных роботов. Некоторые из них двигались, другие торчали застывшими истуканами. Спокойный уверенный голос в голове продолжал объяснять ситуацию и диктовать инструкцию к дальнейшему действию.

— Теперь ты мысленно управляешь точно такой же виртуальной машиной, — терпеливо вещал голос, — попробуй пошевелить рукой.

Я сосредоточился и представил, что моя правая рука поднимается на уровень плеча. Но ничего не произошло. Принципы ментального управления, используемые в некоторых играх последнего поколения, здесь не работали. Голос объяснил, что это совершенно другая технология. Нужно не представлять себе действие, а делать что-то по-настоящему, словно находишься в своём собственном теле. После нескольких безуспешных попыток рука всё же пришла в движение. Я увидел перед собой свою новую виртуальную железную конечность, которая двигалась дёргано и неуверенно.

— Происходит синхронизация твоих нервных импульсов и движений игрового персонажа, — внёс ясность безликий голос.

Постепенно поведение моего ненастоящего железного тела стало более управляемым, одновременно изображение обрело чёткость, а звуки — узнаваемость. Под высоким потолком гулко отдавались тяжёлые шаги многочисленных металлических ног, сопровождаемые резким шипением пневмоцилиндров.

Я шагнул вперёд и сразу переместился на несколько метров, не рассчитав длину шага. На моём пути оказался другой железный механизм, мы столкнулись с громким лязгом, и я неловко завалился на спину. Удивительно! В этот момент я почувствовал своей настоящей кожей силу удара и боль от падения. Каким реальным оказалось это чудесное вживление!

Железный болван, с которым я столкнулся, устоял на ногах и тут же протянул мне свою непривычного вида пятипалую верхнюю конечность. Я взял протянутую руку и неуклюже поднялся на ноги.

Пальцы мои ощущали давление чужого стального рукопожатия, на уровне взгляда оказалось «лицо» моего виртуального собрата, как две капли воды похожее на сотни других, находящихся в этом ангаре. Очевидно, и я выглядел сейчас точно так же.

— Номер триста двенадцать, — раздался вдруг резкий «несмазанный» голос. Звук исходил из чрева стоящего передо мной «железного дровосека».

— Тебя зовут «Воин номер пятьсот три», — раздался в мозгу вкрадчивый голосок.

— Номер пятьсот три, — повторил я машинально, с удивлением услышав дребезжание собственного голоса из динамика, спрятанного в моей чугунной башке.

Триста двенадцатый козырнул, совсем как человек, и погромыхал дальше, тут же смешавшись с группой абсолютно идентичных механизмов. Хотя, нет… Несмотря на то, что все роботы выглядели одинаково, я легко мог отличить моего нового знакомого от остальных. Каким-то непостижимым образом я знал, что это именно он. Интересно! Информация о игре, обычно отображаемая значками на экране, здесь каким-то образом сразу проникала в мозг. Я точно знал, в каком состоянии находятся мои механизмы, чувствовал неисправности, ощущал количество энергии, словно это было моё собственное тело. Обалденно!

— Внимание, номер пятьсот три! — возник в голове знакомый голос. — Миссия первая — выбраться из ангара.

Ну, это оказался детский сад какой-то! Небольшой лабиринт, элементы квеста, короче, семечки для меня! Буквально через несколько минут я оказался снаружи. Передо мной открылось широкое пространство, похожее на полигон. Рвы, воронки, разнообразные преграды из камня и дерева, остатки каких-то сооружений.

— Воин! Миссия выполнена! — сразу после этих слов картинка померкла и я снова оказался у себя дома в наполненной желеобразным гелем ванне.

— Ну, как? — спросил молодой техник. Он явно завидовал моей удаче и жаждал подробностей.

— Потрясающе! Никогда не играл в такую реальную игру! — мой восторг был совершенно искренен. — Когда же продолжение?

— Не торопись, сынок, — ответил пожилой, — тебе нужно малость отдохнуть. Завтра продолжим.

Тут я ощутил, что сильно устал, как будто целый день таскал тяжёлые мешки. Интенсивная нервная деятельность в совокупности с новыми впечатлениями с непривычки изматывали больше, чем грубая физическая работа. Техники ушли, и я сразу бухнулся спать.

Теперь я мог не работать и на всю катушку отдаться любимому делу! Я забыл обо всём на свете, даже Анна, симпатичная девушка из офиса компании, с которой у нас когда-то начинал завязываться роман, совершенно выветрилась из моего сознания. Конечно! Ведь теперь я был могучим и непобедимым железным воином! Жизнь в игре оказалась в тысячу раз увлекательнее, чем серые будни недовольного своей судьбой неудачника.

После первых пробных миссий, когда я совершенствовался в своих навыках управления железным монстром, осваивал грозное оружие — ракеты, пулемёты, огнемёты — привычный для бывалого геймера арсенал виртуальных средств поражения, началась работа поинтереснее. Каждый раз знакомый голос объяснял мне очередную задачу.

Я ходил по морскому дну, чтобы спасти людей из затонувшего судна и поднимал его на поверхность с помощью надувных понтонов. В горах разгребал завалы из огромных камней, заваливших поезд у выхода из тоннеля. Вытаскивал из воды упавшие с моста автомобили. Безбоязненно заходил в пылающий склад, чтобы вынести готовые вот-вот рвануть взрывчатые вещества. Я был всемогущ! С каждым днём я всё больше и больше срастался со своим виртуальным механическим телом, узнавал его сильные и слабые стороны, осваивал новые возможности. Всё казалось таким реальным, словно я на самом деле нёс службу в Министерстве по Чрезвычайным Ситуациям.

Скоро я и вовсе перестал выходить из своей уютной тёплой ванны. Техники несколько усовершенствовании её, подведя трубки для питания и удаления отходов жизнедеятельности. С меня сняли комбинезон, перчатки и обувь, объяснив, что теперь в этом нет необходимости. Моё никчемное тело превратилась в живой обездвиженный мозг, а сознание навсегда переселилось в игровую реальность.

В перерывах между миссиями мы резвились с другими такими же виртуальными монстрами. Играли в футбол, швырялись громадными камнями, носились по полигону наперегонки, поднимая тучи пыли. Было весело! Иногда возникали какие-нибудь неисправности или поломки в результате слишком бурных необдуманных действий. Тогда мы уходили в специальный бокс, и отключались, как будто для ремонта. Но тут же вновь выходили наружу, свеженькие и готовые к новым приключениям.

Как в любой игре, приходилось постоянно контролировать уровень энергии и периодически подключаться к специальным зарядным станциям. Обычно энергии хватало на несколько дней.

Сначала было непонятно, зачем нам всё это оружие и боевые навыки, если мы их не используем. На выполнение большинства миссий мы выходили вообще без всякого оружия. Но скоро мне представился шанс применить свою боевую мощь.

— Миссия — защитить город от мятежников! — в очередной раз скомандовал виртуальный командир. — При необходимости открывать огонь на поражение!

Вот как! Что-то новенькое! Эх, порезвимся!

Я оказался в какой-то африканской стране. Похоже на то. По крайней мере, вокруг были густые джунгли, в которых прятались чернокожие мятежники, вооружённые автоматами и гранатомётами. Позади меня начинались городские кварталы, состоящие из невысоких одно-двухэтажных белых домиков. Со стороны джунглей по городу велась интенсивная стрельба. Отвечали им беспорядочно и рассеянно, не нанося ощутимого урона противнику.

Я включил инфракрасную камеру и засёк местоположение укрывшихся в зарослях стрелков. После этого разбить армию мятежников не составило особого труда. Я стремительно пробирался через джунгли, ломая деревья и топча не успевших отскочить в сторону чернокожих. Лес наполнился воплями ужаса, противники забавно пугались моего приближения и пытались отстреливаться из своих смешных пукалок. Один раз я еле-еле увернулся от выпущенной в меня гранаты и стал после этого несколько осторожнее.

Я оказался не единственным четырёхметровым воином в этих местах. Где-то слева орудовал сто шестой, а справа забавлялся триста двенадцатый, вылавливая мятежников из кустов и щёлкая пальцем по чёрным, как головешки, черепам, от чего те лопались и разлетались на несколько кровавых осколков.

Целый день мы шныряли по укромным местам, отлавливая попрятавшихся в страхе, как кроты по своим норам, виртуальных противников. Иногда я их жалел, но когда невесть откуда взявшийся танк саданул прямой наводкой по сто шестому, превратив его в груду металлолома, у меня совсем снесло башню. У танка я загнул ствол турецким ятаганом, заварил лазером люк и поджарил огнемётом экипаж, с наслаждением слушая дикие вопли и стуки изнутри до тех пор, пока они не прекратились. А потом просто шмалял по кустам из пулемёта, пока не иссякли патроны. Скоро всё было кончено! Средь дымящихся зарослей тут и там валялись обгоревшие трупы, сломанное оружие, искорёженная техника. Как реально всё! Вот ползёт какой-то негр без ноги, стонет, истекает кровью. Чтобы не мучился, я наступил ему на голову, которая лопнула с громким треском, разметав вокруг окровавленные мозги.

Можно было и дальше поразвлекаться, но прозвучал приказ о прекращении огня. Приказы, как известно, не обсуждаются.

С тех пор я время от времени участвовал в боевых операциях. Мы выбивали из бетонного бункера каких-то арабских террористов, освобождали заложников из захваченного узкоглазыми боевиками банка и многое другое. После каждой успешной миссии рос мой рейтинг — степень заслуг в денежном эквиваленте. Как оказалось, мы могли виртуально заработанные деньги потратить в реальности, но я не спешил использовать свои накопления. Зачем мне деньги? У меня всё есть для главного и единственного, что меня интересовало — игры.

Сколько времени прошло? Полгода, год? Я точно не знал, потому что время в увлекательной игре летело гораздо быстрее, чем в скучной реальности.

Однажды я оказался в городе, очень похожем на мой, только улицы носили следы активных боевых действий. Надо же! Точно! Вот моя станция метро с заваленным обломками входом, вон там — супермаркет, где я обычно покупал продукты. Сейчас его витрина разбита и внутри что-то горит, выпуская на улицу густой чёрный дым. А вот и мой дом, серой громадой заслонивший полнеба. Некоторые окна выбиты, некоторые заколочены досками. С неба сыплет мелкий снежок. Как всё правдоподобно прорисовано! Я не уставал удивляться реальности игровых эффектов. Интересно, лежит ли в одной из квартир мой виртуальный двойник, опутанный паутиной разноцветных проводов?

— Миссия — отразить нападение повстанцев на энергостанцию! — прозвучал чёткий приказ в моей голове.

Есть! Перед глазами возник план города. Станция находилась в двух кварталах, откуда сейчас доносились звуки стрельбы. Я побежал по пустынным улицам, распинывая остатки сгоревших автомобилей и перепрыгивая через груды завалов. Повстанцы наступали с востока. В их арсенале была серьёзная боевая техника, включая несколько бронетранспортёров, танк и самоходные ракетные установки. На фоне этого оборонявшаяся регулярная армия выглядела бледно. Укрывшись за мешками с песком и перевёрнутыми полицейскими машинами, несколько десятков измученных солдат вяло отстреливались, прекрасно понимая, что исход битвы предрешён. Я заметил два-три подбитых железных воина, валяющихся на подступах к энергостанции. Вот как! Серьёзная заварушка!

Не успел я это подумать, как по мне открыли огонь. Я увернулся от парочки ракет и обрушил на повстанцев всю свою огневую мощь. Загорелся бронетранспортёр, но танк и самоходки резво умчались на другую улицу, ловко избегая попадания моих снарядов. Повстанцы, одетые, словно разношерстная толпа студентов, проявили, как ни странно, завидную слаженность действий. Они вмиг рассосались по закоулкам и подъездам, не переставая поливать меня огнём. Поразить сразу несколько разнообразных целей оказалось для меня сложной задачей!

Я отстреливал их поодиночке, забрасывал гранатами, но редко попадал в яблочко. А вот их удары наносили мне немалый урон! Я почувствовал, что разбита задняя камера, продырявлен шланг гидравлической системы левой руки. Боеспособность моя значительно снизилась. Я крутился на месте, как медведь, отбивающийся от стаи собак.

Если бы работала задняя камера, я бы заметил атаку с тыла. В пяти метрах слева раздался взрыв, обдав меня тучей осколков, и тут же другая ракета угодила в правую ногу, превратив её в лохматые куски металла. Жизнеспособность пятьдесят процентов! Меня развернуло, но я чудом устоял, встретившись с противником лицом к лицу. Не понял! В меня целился из ракетницы такой же, как я, железный воин, только я никак не мог его идентифицировать. Не видел его номера, поэтому догадался, что это чужой. Враг.

— Уничтожить неопознанных воинов! — возник в голове очередной приказ.

Отлично! Мы часто отрабатывали подобные баталии на полигоне, используя учебное оружие. Я резко завалился на бок, пропустив поверху выпущенную ракету и тут же стрельнул в ответ из единственной оставшейся у меня целой ракетницы. Снаряд попал в цель, оторвав чужому правую руку. Но я не мог подняться, у меня же отсутствовала нога и не работала перебитая левая рука. Я беспомощно барахтался, готовясь к неминуемому поражению.

Вдруг позади чужака возникло двое наших. Триста третий и знакомый мне по многим передрягам триста двенадцатый. На груди его чернела копотью огромная вмятина, но видимого ущерба она ему не нанесла. Открыв огонь из крупнокалиберных пулемётов, наши вмиг превратили противника в искорёженный кусок металла. Так то! Ура!

Но что это? Невесть откуда взявшийся повстанец ловко сунул гранату под защитную броню моего энергоблока. Раздался взрыв, и всё померкло для меня. Жизнеспособность — ноль! Это было первое моё поражение. Что теперь? Гейм овер?

Но очень скоро чувства снова вернулись ко мне. Я находился в знакомом подвале, откуда вышел на улицу в первый раз. Энергия, боезапас, всё в норме, только рейтинг мой сразу упал на несколько тысяч. Отлично! Ещё одна жизнь! Ну, сейчас я им покажу!

Я выбрался наружу и опять оказался на знакомой улице. Со стороны станции на меня неслась самоходка. Но я был начеку, увернулся от ракет и огромными прыжками помчался навстречу.

Мои снаряды отскакивали от лобовой брони, я увернулся от ещё одного залпа и запрыгнул на борт, в ярости забыв про оружие и нанося сокрушительные удары многопудовыми стальными кулаками. Самоходка завертелась на одной гусенице, на башне появились огромные вмятины, загнутые стволы смотрели в землю. Топливо потекло из бака, я соскочил на землю и пустил в машину струю из огнемёта. Цель исчезла в адском пламени и вскоре замерла на месте.

Не успел я насладиться триумфом, как ощутил попадание по одной из своих уязвимых точек. Оказывается, не так уж сложно вывести железного воина из строя, нужно только знать, куда стрелять. Меткий выстрел из противотанкового ружья обездвижил правую руку. Стреляли из окна того дома, где был супермаркет. Я пустил туда пару ракет, разворотив кусок стены. Стёкла повылетели из большинства оставшихся окон. Дыра зияла как раз на уровне моего роста. Я заглянул внутрь и увидел несколько разорванных тел, кровавым месивом раскиданных по комнате. Дымились кишки, дёргались в конвульсиях оторванные руки и ноги. Голова без нижней челюсти лежала прямо передо мной. Волосы на ней горели, но глаза, казалось, смотрели осмысленно, а развороченные остатки губ словно пытались что-то сказать.

Мои датчики уловили движение в соседней комнате. Я пробил кулаком дырку в стене и, потянув на себя, уронил перегородку целиком внутрь, открыв взгляду смежное помещение. Там, скорчившись и зажав уши руками, катались по полу трое повстанцев. Что? Больно? Будете знать, как стрелять по боевому воину! Сейчас я вам помогу! Избавлю от мучений.

Запустив целую руку в дыру, я схватил первого попавшегося противника и выволок его на улицу. Он был в каске, но она с глухим стуком грохнулась на асфальт, и по плечам тщедушного повстанца разметались длинные светлые волосы. Девушка? Она почти не могла дышать, сжатая безжалостными стальными пальцами, но подняла голову, открыв мне своё лицо.

Анна? Я всматривался в знакомые черты. Несомненно, это была она. Закопчённое, но бывшее когда-то милым для меня лицо, опалённые, но знакомо вздёрнутые птичкой брови. Вот это да! Какой реализм! Виртуальная Анна, совсем, как настоящая, встряхнула головой, откинув со лба попадающую в глаза прядь волос. Взгляд её был направлен прямо на меня.

— Ну! Что пялишься, железное чучело? — я узнал этот голос! Клянусь, это был голос Анны, хоть я и не слышал его уже бог знает сколько времени.

— Давай уже, делай своё чёрное дело! — продолжила Анна. — Но знай, что всё равно придёт конец ненавистному диктаторскому режиму!

Какой режим? Какой диктатор? Ничего не понимаю… Анна была так реальна, что я на секунду поверил в то, что она настоящая. Я замешкался. Но я не знал ничего про диктатора.

— Ах, да! Ты же ничего не знаешь, оболваненный халявной игрой идиот, — девушка говорила с трудом, но словно читала мои мысли. Что же делать?

— Убей врага! — тут же пришёл на помощь виртуальный командир в моей голове. Ну, вот! Давно бы так! Чётко и ясно, по-военному.

Я усилил захват. В глазах Анны появился страх, а на губах кровавая пена. Она продолжала смотреть прямо на меня, но почти не видела от боли. Думаю, рёбра от такого давления уже вонзились в лёгкие. Нет, не могу! Чёрт с ней, сейчас она не представляет опасности. Я осторожно положил девушку на землю. Она застонала, лицо её исказила гримаса боли.

— Анна? — я убавил громкость динамиков, но всё равно мой механический голос далеко разнёсся по полуразрушенной улице, эхом отражаясь от высоких стен многоэтажек.

— Кто ты? — сквозь стон выдавила девушка.

Вдруг со стороны энергостанции раздался оглушительный взрыв, от которого затряслась земля, а из окон посыпались оставшиеся стёкла. В тот же миг изображение померкло перед моими глазами.

Я не чувствовал ничего и не видел ни зги. Но скоро стало холодно. Я заворочался и ощутил, что настоящие мои руки и ноги двигаются. Я отвык от этих движений и некоторое время просто беспорядочно болтал конечностями из стороны в сторону. Случайно сдёрнул с головы шлем и увидел неясные размытые контуры предметов. Несколько секунд понадобилось, чтобы сфокусировать взгляд. Моя комната, почему-то в полумраке. Я всё ещё лежал в своей ванне, но гель остыл, и от этого стало холодно. Я кое-как сорвал со своего тела многочисленные провода, какие-то трубки. Почувствовал боль на сгибе руки и увидел, что из вены сочится кровь.

Я долго извивался всем туловищем, как пиявка, пытаясь выбраться из ванны. Для тела, отвыкшего от физических нагрузок, это оказалось весьма сложной задачей. В конце концов, мне удалось грузно перевалиться через борт, и я поковылял к выключателю. Света не было. Поэтому и остановилась система жизнеобеспечения у ванны, поэтому и стало мне холодно до невозможности. Окно было занавешено какой-то плотной чёрной тканью. От холода всё моё голое тело тряслось крупной дрожью. Почему-то нигде не было одежды, да и вообще исчезло многое из привычной обстановки.

Вдруг со стороны улицы раздался громкий резкий звук, похожий на взрыв. Что происходит? Я подошёл к окну, но не смог оторвать край ткани. Из проёма несло нестерпимым холодом, словно стекла вообще не было. Неужели и вправду уже зима?

Я трясся от холода и завернулся в старое одеяло. Захотелось есть, аж желудок подпрыгнул к самому горлу. Но на кухне не было не только продуктов, отсутствовал даже холодильник. Я прошёл в прихожую и мельком заметил своё отражение в пыльном стекле комнатной двери. Из-за плотной занавеси окна проникало мало света, но я ужаснулся бледному, худому, обросшему, полулысому отражению с торчащими из головы вместо волос пучками каких-то проводов. Ногти на руках и ногах чуть ли не завивались спиралями, я кое-как обломал их, причём, половину ещё, когда барахтался в ванне.

Входная дверь оказалась незаперта и болталась на петлях от сквозняка. Прямо как был, босиком, завёрнутый в одеяло, я вышел из квартиры.

Лифт не работал, окна на лестничных маршах через одно были разбиты, на ступеньках сверкали пыльные осколки, на которые падали снежинки. Зима… Это сколько ж я проспал? Как минимум, полгода. А может, и полтора. За это время в стране что угодно могло произойти. Например, война. Хотя, с кем воевать, у нас, вроде, нет врагов… Или есть? Я понял, что не знаю, есть ли у нас враги. Да и знал ли я что-нибудь о мировой обстановке до своего погружения ванну? Кто у нас президент? У нас же должен быть президент? Как его зовут? Когда были выборы? Выходит, для меня эта информация была неинтересной, а поэтому ненужной.

Дверь в квартиру соседа была снесена с петель и валялась в коридоре. Сосед! Я крикнул. Как его зовут? Нет, не знаю, да и не знал никогда. Я осторожно вошёл внутрь в поисках чего-либо съестного. В этой квартире царило ещё большее запустение, чем в моей. В единственной комнате стояла знакомая ванна, она была пуста и холодна, в то время, как моя всё ещё хранила жалкие остатки тепла.

В другой квартире ванны не было, зато у входа на кухню лежал человек с простреленной головой. Я вскрикнул и отпрыгнул назад. Запёкшаяся кровь застыла на его волосах, на стене и дверном косяке. Мне вдруг стало невыносимо плохо, желудок перевернулся и извергнул из себя кислую, дурно пахнущую жижу. Чем же меня таким кормили? Сколько я перевидал этой виртуальной крови, но ни разу меня даже не замутило. А сейчас…

Непривычная тишина внутри дома, не хлопают двери, не звучат голоса, не играет музыка. Только завывание ветра в разбитых окнах да неясные, пугающие звуки снаружи. Нужно что-то делать, куда-то идти, искать людей, просить о помощи. Превозмогая отвращение, я вернулся в последнюю квартиру и стащил с покойника ботинки. Одежду я снять побоялся и поковылял по лестнице вниз, завёрнутый в одеяло, хрустя под ногами стеклянными обломками.

Путь с тридцатого этажа занял целых полчаса. Ноги подкашивались, ослабшие мышцы ныли и дрожали. Я несколько раз останавливался отдохнуть. Всякий раз сквозь оконные проёмы моему взору представлялся непривычно пустующий вид двора. На детской площадке раскачивались от ветра одинокие качели, немногочисленные машины были перевёрнуты, клумбы изборождены взрывами.

Несмотря на собачий холод, я даже вспотел, когда добрался до выхода. Подошвы, покрытые нежной розовой кожицей, отвыкли от контакта с поверхностью и горели нестерпимым огнём. Ботинки оказались велики мне, но криво обломанные ногти упирались в носок и заставляли хромать. Какая-то человеческая тень метнулась, завидев меня, в подвал и затаилась там, не подавая признаков жизни. Кое-как, придерживаясь одной рукой за стену, а другой оберегая одеяло от сползания с плеч, я прошёл через арку и оказался на улице. Сердце замерло. Выход из метро был завален грудой обломков, витрина супермаркета разбита, а прямо над ней на уровне второго этажа зияла в стене жуткая чёрная дыра. Всё было в точности, как в моей игре, за исключением одной детали. Запах. Железный робот лишён обоняния, а сейчас мои ноздри заполонил жуткий запах гари, перемешанный со сладковатым духом горящей человеческой плоти. Меня снова затошнило.

Неподалеку догорала самоходная ракетная установка, а посреди улицы маячила застывшая в позе памятника адмиралу Нельсону нелепая, но грозная фигура четырёхметрового железного воина. Я не верил своим глазам. Неужели это я? Оставался только один способ проверить.

Обходя остовы сгоревших автомобилей, я побрёл к металлическому изваянию. Со стороны энергостанции поднимался высоченный столб чёрного дыма, оттуда доносились звуки боя. Но здесь не было никого, кроме меня, обездвиженного монстра и… Анны. Да, это была она. В том самом месте, где я её оставил, там, в игре. В такой реальной игре…

Анна лежала с закрытыми глазами, но дышала, тяжело хрипя и пуская изо рта и носа кровавые пузыри. Превозмогая рвотный рефлекс, я наклонился пониже и несмело потрепал её по щекам.

— Анна…

Она с трудом приоткрыла глаза. Посмотрела на меня не узнавая.

— Помогите…. — прошептали её окровавленные губы.

— Анна… — я не знал, как ей помочь. Сейчас мне самому требовалась помощь. Что произошло в стране? Кто объяснит, за что я воевал, кого убивал, на чьей стороне боролся? Ведь в обычной жизни мухи не обижу, заставить меня воевать практически невозможно. Но, с каким остервенением мы мочили монстров в наших первых стрелялках, с таким же энтузиазмом принялись убивать людей в этих нереально реальных играх последнего поколения. Идеальный план! Идеальный солдат тот, кто считает всё происходящее ненастоящим. Тогда он не задаёт вопросов, не протестует, не мучается угрызениями совести, не боится, в конце концов. Чего ему бояться? Потерять жизнь? Так их ещё сколько угодно, этих жизней. Всё, что ему остаётся, это слушать команды своего виртуального командира и беспрекословно подчиняться.

— Анна! Это я… — наклонившись ещё ниже, я приподнял её голову руками.

В глазах девушки промелькнуло удивление. Она пристально вглядывалась в мое бледное, заросшее спутанной щетиной лицо.

— Ты… — слабая улыбка озарила её искажённое мукой лицо, но в тот же миг силы покинули измученное тело и голова безвольно откинулась на мои руки.

Знакомый характерный металлический лязг послышался со стороны горящей энергостанции. Стремительно, слишком быстро, чтобы дать мне шанс скрыться, по улице приближался другой железный воин. Кто он? Наш или чужой? Кто теперь «наш», а кто «чужой», я уже совсем запутался, но определить, не будучи в теле воина, не мог и тем паче.

Стальной гигант остановился рядом, с удивлением, как мне показалось, рассматривая застывшего без движения собрата. Потом он повернулся в мою сторону. На грудной броневой пластине его красовалась глубокая закопчённая вмятина. Да это же триста двенадцатый! Я облегчённо вздохнул, но тут же всполошился ещё больше. Он ведь не знает, что это я!

Я замахал руками, что-то закричал, но был схвачен холодной железной, в прямом смысле, хваткой поперёк груди и поднят на несколько метров от земли. Нога воина специально или ненароком наступила на живое ещё тело Анны, окончательно избавив бедняжку от мучений. Фонтан крови брызнул изо рта, заляпав одеяло, в которое я был завёрнут. Крик застыл у меня в горле. Одеяло соскользнуло с плеч и, спланировав, аккуратно укрыло останки единственного близкого мне в мире человека. Следом свалились слишком свободные ботинки.

Я висел, абсолютно голый и беспомощный, в трёх метрах над пустынной, заметаемой позёмкой, улицей, где прожил добрую часть своей жизни. Триста двенадцатый протянул ко мне вторую руку с беспощадно согнутым пальцем, похожим на железную булаву, уже измазанную чем-то бурым. Я вспомнил Африку и понял, что произойдёт в следующий миг — мои мозги разлетятся на несколько метров вокруг.

— Нет! — заорал я, что было мочи, а на самом деле лишь выдавил из себя сиплые звуки. — Не надо! Я свой! Это я, пятьсот третий!

Булава остановилась в полуметре от моей головы. Робот смотрел на меня бесстрастными объективами видеокамер и словно ждал какого-то приказа. Рука монстра чуть отдалилась и вдруг снова стремительно метнулась своим окровавленным пальцем в сторону моего лба. Приказ отдан — понял я в последнюю секунду…

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Игорь Колесников

5
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 02-02-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: