Чёрная магия. Часть 1.

0
200

Номинация: «Сказки»

Аннотация:

Жила-была в маленьком городке девочка. Она была красива, будто весенний цветок, её улыбка озаряла многие мили вокруг. Не знали люди души добрее и светлее. И совершала она дивной доброты дела… Одна беда – эта девочка «была».

 

Часть 1. Дитя из Эрвенвилле.

 

В маленьком городе Эрвенвилле жила маленькая девочка, дочь богатого торговца. Была она невероятно добрым и светлым ребёнком, от одной только улыбки, освещающей её ангельское личико, мир вокруг становился добрее. Звали эту девочку Мари, и это имя каждый произносил с нежностью и улыбкой.

У Мари было трое старших братьев, и каждый из них защищал свою маленькую хрупкую сестрёнку от жестокого мира. Они любили рассказывать девочке разные истории и сказки, мир которых был добр, чист и свеж. Но они честно предупреждали младшую: настоящий мир, простирающийся за пределами поместья, куда более жесток и кровав. Потому братья учили её не доверять незнакомцам, быть осторожной и осмотрительной, не уходить далеко от знакомых мест и всегда держаться семьи.

Матушка Мари была женщиной нежной, но, к сожалению, не отличавшейся крепким здоровьем. Она учила свою дочь живописи и музыке, говоря, что самое главное в людях – их душа, доброта, чуткость и внутренний свет. Вместе с Мари они устраивали музыкальные вечера в Эрвенвилле, на которые любили сходиться все жители города.

Отец Мари редко появлялся дома, пропадая в путешествиях со своим товаром, но каждый его приезд был подобен празднику. Он учил Мари разным языкам, рассказывал о многих странах, в которых ему удалось побывать, обучал её счёту и ведению хозяйства.

Мари была очень умной девочкой, и всё, чему её пытались учить, она запоминала и умела распоряжаться своими знаниями.

В своей недолгой, но счастливой и спокойной жизни девочка не видела смертей и болезней. Только медленно угасающая матушка была напоминанием того, что Мари всё же не является героиней сказочной истории. Но, даже видя слабость и немощность окружающих её людей, она не отворачивалась от них, а, наоборот, была полна желания помочь им всем, что было в её силах.

Спустя долгие солнечные годы Мари превратилась в прекрасную девушку. Её ангельский голос очаровывал само время, заставляя его замереть ненадолго. Её ласковые руки исцеляли своими нежными тёплыми прикосновениями, и боль, терзающая тело, отступала. Её всегда широко распахнутые нежно-голубые глаза смотрели на мир с любовью, и он отвечал ей взаимностью. Не было никого прекраснее и добрее юной Мари на целом свете, как говаривали люди, сражённые её очарованием.

Когда она шла по узким улочкам Эрвенвилле, вслед ей непременно оборачивались юноши и мужчины, провожая её взглядами. Но никто не смел окликнуть её или тронуть: девушка была подобна чудесному видению, неторопливо плывущему по неспокойной реке времени. И каждый, кто видел её, непременно верил, что эта встреча принесёт им небывалую удачу. Словно сам мир улыбался её устами.

В этот день Мари сидела на берегу реки, спрятавшись от палящего солнца под раскидистой ивой. На её коленях лежала раскрытый сборник стихотворений, но её взгляд был устремлён далеко за пределы этой реальности. У её бедра, свернувшись калачиком, лежала огромная рысь и дремала, доверчиво подставляя спину под ласковые прикосновения тонких пальцев девушки.

— Какая невероятная картина: хрупкая девушка и дикий зверь.

Мари вздрогнула от неожиданности, услышав позади негромкий раскатистый голос. Обернувшись, она уткнулась взглядом в застёгнутый на все серебряные застёжки чёрный плащ, который, как и голос, принадлежал мужчине. Стоило поднять взгляд выше, как девушка тут же вздрогнула ещё раз: она будто бы утонула в бесконечно глубоких чёрных глазах, пронзительно глядящих прямо на неё.

Увидев, что внимание Мари приковано к нему, незнакомец улыбнулся, и его красивое лицо вмиг очаровало девушку.

— Я не хотел отвлекать Вас, юная леди, — практически промурлыкал он, приложив правую ладонь к груди и слегка склонившись.

— Н-ничего страшного, — запнувшись, смущённо выдавила Мари, мгновенно покраснев по самые корни волос. – Я Вас не заметила, просите мою невнимательность.

В выражении лица мужчины промелькнуло нечто странное, как будто бы даже хищное. Но стоило Мари моргнуть, как это ощущение тут же пропало.

— Ну, что Вы. Мне не стоило пугать Вас своим неожиданным появлением, — слова лились из его уст потоком сладкого мёда. – Поэтому если кому и стоит просить прощения, то мне.

Девушка покраснела ещё сильнее, хотя, казалось бы, уже некуда. Мужчина, видя её смущение, мягко рассмеялся, и от его смеха вся шея Мари покрылась мурашками.

— Моё имя Рейнар, — пророкотал незнакомец. В его чёрных, будто безлунная ночь, глазах, сверкнули звёзды. – Могу я узнать, как мне обращаться к столь прелестному созданию?

— М-мари, — чуть ли не плача от смущения, прошептала девушка, протягивая ему дрожащую кисть.

Рейнар невесомо коснулся губами тыльной стороны её ладони, не сводя с неё гипнотического взгляда. Мари казалось, что она вот-вот скончается и улетит на небеса, так сильно колотилось её сердце.

— Это имя невероятно Вам подходит… Мари, — прошептал он, держа её кисть в своих пальцах чуть дольше, чем позволяли приличия. Девушка, ощущая жар этого прикосновения, словно бы начала пылать целиком.

— Д-да… Вам т-тоже… Р-рейнар, — выдавила она, то и дело запинаясь.

Мари обречённо зажмурилась, чувствуя себя невероятно глупо.

«Сейчас он точно подумает, что я бестолковая девица!» — мысленно закричала она, едва ли не плача от стыда.

Но, вопреки её страхам, Рейнар не спешил бросаться колкими словами и уходить. Видя метания собеседницы, он, казалось, только забавлялся. И впрямь, весёлые искры в его глазах и слегка подрагивающие уголки губ говорили явно не о разочаровании и презрении.

— Не подскажите ли мне дорогу? – мягко спросил он, с неохотой отпуская её руку. – Я впервые оказался в этих местах, и мне, признаться, нужна небольшая помощь.

Сердце Мари радостно встрепенулось: Рейнар хочет провести с ней ещё немного времени! И отказывать ему она не видела смысла. К тому же… Как же не помочь ему, раз он находится в затруднении? В тот момент всё, что говорили её браться о подозрительных незнакомцах, вылетело у неё из головы. Да и можно ли назвать Рейнара подозрительным? Он очень даже мил. Раскрасневшись от собственных мыслей, девушка кивнула и плавно поднялась на ноги.

— Реми, я скоро вернусь, — ласково потрепала она рысь по голове. Та, сонно приоткрыв глаза, будто бы кивнула в ответ и слегка фыркнула.

«Раз Реми так спокойно к нему относится, то он точно хороший человек», — окончательно успокоилась Мари, без опаски беря мужчину за руку и утягивая за собой в город.

 

 

Они прошли весь Эрвенвилле, так и не отойдя друг от друга ни на шаг. Мари с улыбкой показывала самые живописные уголки города, и каждый раз, когда она чем-то восхищалась, Рейнар непременно говорил нечто смущающее о том, что его спутница затмевает целый мир своей красотой. Люди если и удивлялись, глядя на них, то ничего не говорили, только провожали странно задумчивыми взглядами. Но стоило Мари улыбнуться и помахать им, как тут же вся настороженность пропадала из их глаз, сменяясь улыбкой и радостью.

На город уже мягко опускались сумерки, когда они дошли до дома Мари. Девушка слегка охрипла от долгих разговоров и только неловко улыбалась, держась за рукав плаща Рейнара. Мужчина тоже ничего не говорил, только мягко улыбался и безропотно следовал за ней. Молчание, окутавшее их, можно было бы назвать уютным, не поедай Мари желание продлить их разговор хотя бы ещё ненадолго.

Они уже подошли к самым воротам, и им следовало бы распрощаться, но девушка не решалась отпустить рукав Рейнара. Ей казалось, что стоит ей отойти хотя бы на шаг, и прекрасный знакомец тут же исчезнет, растворится в сумерках, слившись с тенями. Рейнар по какой-то причине тоже не спешил прощаться, полуприкрыв глаза так, что невозможно было понять, куда он смотрит. Но Мари ощущала на себе его взгляд всем своим естеством, и потому едва ли не дымилась от смущения.

В одном из окон, за которым виднелся кусочек гостиной, мелькнул силуэт одного из братьев, и это послужило своеобразным сигналом.

— Это был чудесный день, — проворковал Рейнар, мягко касаясь её пальцев губами. – И я был счастлив провести его с тобой, Мари.

Девушка рвано кивнула, не доверяя своему голосу достаточно для того, чтобы что-то ответить. Ей хотелось крикнуть что-то глупое и капризное, и, казалось, стоит ей раскрыть рот, как она тут же оглушит весь город своим нежеланием отпускать Рейнара. Это была слишком – ненормально – сильная привязанность к человеку, которого она знала всего несколько часов, но катастрофа слишком затмила мысли Мари для того, чтобы она могла над этим задуматься.

— Надеюсь, моё приглашение провести завтрашний день у реки не покажется слишком наглым? – мужчина улыбнулся, и сердце Мари пропустило пару ударов.

— Д-да. Да, конечно! – радостно воскликнула она, солнечно улыбаясь. – Я буду рада!

— Тогда я буду ждать в полдень на том же месте, где мы встретились, — Рейнар с сожалением отпустил её кисть и отступил на шаг.

Как раз в этот момент ворота распахнулись, и оттуда показался встревоженный брат.

— Мари, почему ты стоишь здесь так долго? – обеспокоенно спросил он.

Девушка растерянно оглянулась, но Рейнара не было. Он будто бы попросту исчез. Или вовсе никогда не существовал. Эта мысль окатила её ледяной дрожью, но Мари тут же переубедила себя: их видели в городе, значит, этот день ей не приснился. К тому же, Рейнар обещал, что завтра они встретятся снова.

Её сердце радостно затрепетало от этого слова. «Завтра». Завтра они вновь увидятся.

 

 

Полдень приближался до отвращения медленно. Мари, вскочившая едва ли не на рассвете, успела полить цветы, почитать матери пару глав книги, сходить на рынок и покормить Реми свежим мясом, а солнце всё никак не вставало в зенит. Измучившись ожиданием, девушка пошла на место встречи, прихватив с собой книгу для того, чтобы скоротать оставшееся время.

Однако её книжным планам не суждено было сбыться: едва Мари приблизилась к дереву, как из его тени медленно вышел Рейнар. Девушка, радостно улыбнувшись, прижала к груди книгу так, что даже стало больно. Мужчина смотрел на неё, чуть прищурившись, будто видел что-то невыносимо яркое.

— Приветствую, миледи, — улыбнулся он, когда Мари буквально подлетела к нему.

— Д-добрый день, — смущённо выдавила девушка, заправив выбившуюся из высокой причёски прядь за ухо.

«Почему рядом с ним я всегда теряю дар речи?» — мысленно укорила себя она, зажмурившись. – «С этим точно надо что-то делать, пока он не решил, что имеет дело с глупышкой»

— Вы собирались сегодня уделить время роману? – Рейнар кивнул на томик, по-прежнему крепко прижатый к груди Мари.

— Д-да, — кивнула она. – Я хотела скоротать время до полудня, но теперь это, видимо, не понадобится…

— Отчего бы Вам не почитать для меня? – предложил мужчина, жестом указывая на пятачок чуть примятой травы у корней ивы. – Я был бы очень признателен.

— Если Вы сочтёте это приятным времяпрепровождением… — пролепетала девушка, опустив глаза.

— Любое время, проведённое с тобой, Мари, наполнено приятными мгновениями, — улыбнулся Рейнар, предлагая ей руку.

Мари, смущённо приняв её, с удобством устроилась в корнях дерева. Они с Рейнаром сидели настолько близко, что тепло его тела девушка ощущала даже сквозь ткань своего платья. Его колено практически касалось её, и это смущало куда сильнее, чем если бы они даже прижались друг к другу.

В какой-то момент Мари даже испугалась, что не сможет ничего прочитать вслух, настолько сильно срывался от волнения её голос. Но едва она погрузилась в историю, как тут же всё смущение отступило, и её голос мягкими волнами разлился по воздуху.

Она читала свою любимую историю о девочке, родившейся из кусочка скалы. Поначалу она совершенно не понимала людей, которые окружали её, они казались ей слишком яркими и живыми, их эмоции и чувства давили на неё, заставляя страдать. И тогда девочка изо всех сил пожелала обрести настоящее сердце. Камень, конечно же, не обратился в плоть в ту же ночь, однако её желание было услышано. И вскоре девочка встретила мальчика, который смог объяснить ей человеческие чувства, показать мир эмоций, которые раньше казались страшными и неподъёмными. Тогда девочка полюбила его всем своим каменным сердцем… И в нём распустились цветы.

Мари тихо выдохнула, прерывая рассказ, и прикрыла глаза.

— Что же произошло дальше? – спросил Рейнар, неожиданно оказавшийся настолько близко, что его дыхание касалось щеки девушки.

— С каждым днём она влюблялась всё сильнее, до тех пор, пока цветы не оплели всё её тело. И тогда, когда в ней больше не осталось камня, она обратилась цветочной поляной, — прошептала Мари, по-прежнему не открывая глаз.

Концовка истории была грустной, но почему-то казалось, что иного конца и не могло быть. В детстве Мари придумывала, как девочка становилась живой, и тогда всё у неё было хорошо, но сейчас она понимала, насколько наивно это выглядело. Каменная девочка не могла стать живой, потому что она была кусочком скалы. Всего лишь.

Мари вздохнула. Отчего-то ей стало невыносимо грустно.

— Весьма печальный конец, — произнёс Рейнар, склоняясь над страницами книги. – Но ведь не единственно возможный? – он с лукавой улыбкой повернулся к ней.

— Но ведь в книге… — начала было Мари.

— Книга – это всего лишь одно из отражений истории, — усмехнулся мужчина. – Мы же можем найти иные пути.

— Например… Девочка смогла стать живой? – робко улыбнулась Мари.

— Или она стала прекрасным лесным духом.

— Духом?..

Рейнар улыбнулся и склонился к самому её уху, коснувшись его жарким дыханием. Шея Мари покрылась мурашками.

— Я расскажу тебе историю о юной деве, что была влюблена в духа ветра…

 

 

 

Они проводили вместе день за днём, гуляя по городу или рассказывая друг другу самые разные истории, которые только могли прийти в голову. И если Мари начинала свой рассказ, вычитывая что-то из книг, то дальнейшее развитие сюжета они придумывали с Рейнаром вместе. И новые приключения героев не шли ни в какое сравнение с теми, что были отпечатаны в книгах. Их персонажи дышали, жили, любили и разочаровывались, боролись и находили свой уголок целой вселенной. Мари любила говорить о людях, героями историй Рейнара же чаще были различные существа, которые, как думала девушка, и не могли существовать в реальности. И от этого рассказы становились только красочнее и глубже.

В этот день шёл дождь, и они пережидали его под импровизированным навесом, созданном из плаща Рейнара. Сейчас, когда мужчина впервые находился в одной лишь рубашке, Мари не могла оторвать взгляда от его рук и виднеющихся из-под воротника маленьких родимых пятен на сгибе шеи. Два маленьких пятнышка, неуловимо похожих на полумесяц и звезду, едва виднелись на бледной коже, но почему-то всё равно внимание девушки то и дело прикипало к ним. Безумно хотелось коснуться их пальцами – будут ли они такими же тёплыми, как руки Рейнара? Или же чуть более горячими?

Мари прикрыла глаза, заставляя себя отвлечься от неприлично долгого изучения чужой кожи, и вслушалась в голос Рейнара. Его история как раз подходила к концу. Рассказ о мальчике, который заблудился в лесу и случайно набрёл на старую хижину в чаще, где жила старая ведьма.

— …и для того, чтобы освободиться от этого проклятия, должен он найти в мире душу, полную света, и привести её к ведьме, — тихо и немного печально закончил мужчина повествование.

— И… это конец? – удивлённо моргнула Мари. Она привыкла к завершённым историям, а здесь же явно требовалось какое-то продолжение. Будто мелодию оборвали на одной ноте.

— К сожалению, — немного кривовато улыбнулся Рейнар, расслабленно вытягивая ноги. Ботинки, оказавшиеся за пределами навеса, мгновенно намокли.

— Бедный мальчик, — прошептала девушка, положив голову на плечо мужчины. – Он вынужден вечно скитаться по миру в поисках этой души.

— Это не самая жестокая участь, которая может быть, — он дёрнул уголком губ, выглядя неожиданно мрачным и уставшим.

Мари молча придвинулась ближе к нему, согреваясь под тёплым боком. Вокруг их маленького островка суши шумел дождь, серой пеленой отрезавший укрытие от целого мира. Девушка осторожно вытянула руку вбок, и ладонь тут же наполнилась холодной водой.

Сырая прохлада пробиралась под одежду и пронизывала, казалось, до самых костей, но Рейнар согревал её своим теплом. Мари было так спокойно и уютно, что она даже не заметила, как задремала под шум дождя.

Проснулась она под тихую незатейливую мелодию. Рейнар напевал простой мотивчик, улыбаясь и глядя куда-то вперёд, далеко сквозь дождь, противоположный берег реки и, наверное, целый мир. Заметив, что Мари шевельнулась, он тут же замолчал.

— Прости, я тебя разбудил? – виновато улыбнулся он.

Девушка с улыбкой покачала головой.

— Всё в порядке. Я впервые слышу, как ты поёшь, — смущённо произнесла она, опустив взгляд. – Можешь продолжить?..

Рейнар, усмехнувшись, кивнул и продолжил напевать мотив. Чуть погодя к нему присоединилась и Мари. Постепенно просто напев неожиданно превратился в настоящую песню, подобно тому, как их небольшие придумки становились историями.

«Мы можем создавать нечто настолько прекрасное вместе», — счастливо зажмурилась Мари.

Это было так чудесно, что ей казалось, будто она неожиданно попала в сказку. Каждый день был наполнен Рейнаром, и это были самые невероятные и уютные часы в её жизни. Она вряд ли могла бы вспомнить, когда в последний раз ощущала себя настолько цельной, и это чувство настолько окрыляло, что его хотелось продлить навечно.

Но следующая фраза Рейнара разбила весь их маленький уютный мир вдребезги.

— Завтра я уйду из Эрвенвилле.

Сердце Мари пропустило удар.

— Ч-что? – с трудом выдохнула она, изо всех сил надеясь, что ей просто послышалось.

— Мне нужно идти дальше, Мари, — виновато улыбнулся он, прижимаясь щекой к её макушке.

Девушка прерывисто вздохнула.

«Этого не может быть. Он же не может просто уйти, так?.. Это просто сон. Я всё ещё сплю, и сон просто превратился в кошмар. Сейчас я проснусь, и этого разговора ещё не было», — панически метались мысли в её голове.

— Я… Ты не можешь остаться? – с мольбой прошептала она, до боли в пальцах вцепившись в рукав его рубашки.

Рейнар медленно покачал головой.

«Нет, я не могу потерять его, я не могу…» — настойчиво билось в висках.

Неожиданная идея пронзила Мари. Если Рейнар не может остаться, то, может… Может быть, она пойдёт с ним? Это было бы идеально. Их совместное путешествие по целому миру, в котором им не придётся расставаться ни на день. Её сердце забилось чаще, стоило представить, что эти уютные солнечные дни не закончатся никогда.

— Тогда… Могу ли я пойти с тобой? – Мари нерешительно подняла взгляд.

Чёрные глаза Рейнара вспыхнули настолько яркой радостью, что девушка невольно зажмурилась. Но главный ответ она получила, и от этого за её спиной, казалось, раскрылись огромные светлые крылья. Они не расстанутся. Они продолжат путь вместе, куда бы он ни вёл.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

holy.coldman

5
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 30-05-2018

Регистрация!

Достижение получено 30.05.2018
Выдаётся за регистрацию на сайте www.littramplin.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: