Звери

0
188

Была прохладная ночь. Начальник охраны стоял перед дюжиной полицейских и объяснял ситуацию: «Пять заключённых сбежали из тюрьмы полчаса назад. Одному 23, молодой паренёк, не опасен, но может наброситься с кулаками ; второму 35, очень опасен, осуждён за убийство трёх человек; третьему 19, парень немой и должен был освободиться через два месяца за примерное поведение, почему сбежал не знаю, но постарайтесь схватить живым; четвёртый – старик, 62 года, но тоже опасен; пятый – их главарь, 38 лет, очень умён и силён, будьте осторожны, но доставьте живым. Всем всё ясно? Тогда вперёд, они пошли на север, в сторону леса».

7 часов спустя. Сергей вышел вперёд, осмотрелся и, удостоверившись, что никого нет, жестом подозвал остальных. Быстрым темпом к нему зашагали Дмитрий, Кирпич и Кость. Последним шёл Пётр, который должен был в случае слежки предупредить остальных. Всем показался забавным выбор Дмитрия из-за физических отклонений Пётра, но он был единственным, кого Дмитрий не подозревал в шпионаже.

Кость осторожно лёг на землю, прильнув спиной к сухой коре дерева. Он прислушивался к малейшим звукам и пытался разглядеть в тёмном небе, как это ни странно, вертолёт. Врятли полиция будет отправлять на поиски пятерых преступников целый вертолёт, но вдруг? И, когда ветер раскачивал кроны деревьев, ветки расступались и можно было увидеть тёмные тучи, которые предвещали грозу.

Заметив, что Сергей стоит в полный рост у границы леса, Дмитрий поспешил его остановить, но, подумав, понял, что он сам его еле увидел. Тени деревьев надёжно их укрывали, а чёрно-белый комбинезон сыграл им только на руку. Кость вдруг подпрыгнул на ровном месте, чем привлёк внимание своих товарищей. Все, кроме Сергея, посмотрели на него. В глазах их читался немой вопрос, на который Кость поспешил ответить:

— Там что-то было. Что-то коснулось меня.- Он указал пальцем на своё укрытие.

— Это лес. Здесь постоянно что-то движется. Не ори! Нас могут услышать!- произнёс Кирпич и для пущего эффекта пригрозил ему кулаком.

— Кто нас услышит? Я сам себя еле слышу!

Кирпич только сейчас обратил внимание на шум: шелест листьев под сильным напором ветра. Это его никак не успокоило. До этого он думал, что услышит, если за ним будет погоня. Теперь он понимал, почему Пётр проявлял такую осторожность. Взглянув на своих новых друзей, он опёрся на дуб и посмотрел на деревья, представив себе жизнь на воле. Он старался не думать о полицейских, преследовавших его, об охраннике, которого ему пришлось заколоть заточкой, о том, где ему придётся прятаться, о паспортах, деньгах, розыске, обо всём. Сейчас он мечтал лишь о красавице жене, немецкой машине и о доме на берегу моря. И плевать каким путём это всё придётся достать, он добьётся этого, даже если снова придётся убить.

Его мысли нарушил Сергей, возвратившийся с разведки. Стряхнув с себя листья, Кирпич посмотрел на самого зоркого в команде. Все приблизились к Сергею в ожидании хороших новостей.

— Ну, что там?- Спросил Кость.

— Лес кончается через три метра, дальше — пустырь. Но в метрах ста отсюда есть дом и сарай. Если побежим сейчас, успеем до рассвета.

— Так давайте быстрее!- сказал Кость. Он хотел поскорее убраться из леса: тени деревьев давно играли с его воображением.

Дмитрий посмотрел на Сергея и по его встревоженному взгляду понял, что что-то не так.

— У них собака? – догадался Дмитрий. Сергей сделал лёгкий кивок.

Все застыли на месте. Никто не хотел рисковать и привлекать слишком много внимания, а лай собаки полиция услышит за километр.

— Подберёмся тихо, она, наверное, уже спит.- Предложил Кость. Сам он понимал, что это глупо, но перспектива оставаться в лесу его не устраивала.

— Эта псина нас на полпути услышит, если не увидит.- Объяснил ему Сергей.

Решение буквально свалилось с неба. Пётр почувствовал на своём лице холодную каплю – пошёл дождь, который через минуту превратился в ливень. Сергей снова пошёл вперёд и через огромный поток капель увидел мальчика, загоняющего собаку в сарай.

Сквозь дождь и тьму пятеро заключённых бегут к маленькому дому. И вот они пересекли ограду, созданную, чтобы скот не убегал в лес. Шум дождя скрывает их шаги, но через этот шум просачивается очень громкий щелчок. Все слышали когда-то этот шум: кто на охоте, кто в фильме, где главный герой случайно попадает в капкан и очень громко кричит от боли, хоть он и победил сотню врагов. Звук слышался со стороны Сергея. Именно так – он попал в капкан, но никакого крика слышно не было. Этому старику шёл уже шестой десяток, но на вид ему было не больше 40. Он пережил много страданий, боли, страха на своём веку. Будь сейчас на его месте Кость, он заорал бы так, что собралась бы вся полиция России, но в капкан попал Сергей. Стиснув зубы, он посмотрел вниз и увидел свою левую ногу в железной пасти. Из неё шла кровь, смешиваясь  с дождевой водой. К нему быстро подбежали Пётр и Дмитрий. Они схватились за капкан и посмотрели в глаза Сергея, дав ему понять, что сейчас будет больно. Он кивнул им, и они начали тянуть за челюсти капкана. Сняв капкан, Пётр оторвал себе рукав и быстро перевязал ногу, остановив усилившийся поток крови. Кирпич и Кость стояли и смотрели, шокированные стойкостью этого сильного человека. Пётр побежал вперёд, а Дмитрий потащил за собой раненного Сергея.

Кость остановился у двери, а Кирпич незаметно посмотрел в окно. В кресле у телевизора сидел старик, а на полу мальчик,  игравший в телефоне. Доложив об этом, двое друзей приготовились ворваться в дом, но их остановил Пётр. Жестом он приказал им оставаться на месте, а сам пошёл в обход дома. Через минуту он вернулся и подозвал их. У задней стены дома было ещё одно окно, которое Пётр открыл простым гвоздём, пригодившимся во время побега. Пётр и Кирпич забрались в дом, а кость продолжал следить за домом. Через некоторое время он увидел, как к ребёнку и старику со спины подошли его друзья. Быстрым движением они схватили обоих, не наделав при этом шума. Кость открыл дверь и впустил подоспевших Дмитрия и Сергея, пока Кирпич и Пётр связывали старика и ребёнка.

Усадив раненного на диван, Дмитрий подошёл к старику и спросил:

— У вас есть аптечка?

Дмитрий посмотрел на старика и по глазам понял, что он говорить не будет. Тогда Дмитрий сурово посмотрел на плачущего мальчика и Старик, поняв, что с этими людьми шутить нельзя, заговорил:

— В комнате, в моей тумбочке. Там стоит ящик в нём бинты и обезболивающее.

Пётр быстро побежал за аптечкой в комнату старика. Он вернулся с коробкой, внутри которой кучкой лежали все медицинские препараты.  Быстро достав оттудова йод, бинты и обезболивающее и сняв грязный рукав, он сделал Сергею перевязку и дал две таблетки, которые заставили боль утихнуть. В это время другие смотрели за происходящим и хотели помочь, но не знали чем.

— Что дальше, Дмитрий? – неуверенно спросил Кость.

— Отсидимся здесь до заката, а дальше снова в бега.

— А что с этими? – он кивнул в сторону старика и мальчишки.

— Расспроси. Может тут есть оружие.

— Есть. Он хотел его взять, когда мы его вязали. – Громко сказал Кирпич.

— Хорошо. Принесите.

— А псина?

— Разберёмся позже. Сейчас нужно поесть и поспать. Присмотри за Сергеем.

Кость одобрительно кивнул и пошёл на кухню за едой. Дмитрий посмотрел на своих товарищей, которые были заняты кто чем: Пётр осматривал рану Сергея, Кость шарил на кухне в поисках припасов, лишь Кирпич сидел на стуле и нервно смотрел на него. Он подошёл к Дмитрию, потом оглянулся на попутчиков и, убедившись, что каждый занят своим делом, тихо произнёс:

— Отойдём в сторонку, есть разговор.

Дмитрий тоже оглянулся и прошёл в комнату старика. Кирпич прошёл за ним и запер за собой дверь.

— Выкладывай.

— Слушай, Дмитрий, будем реалистами: если отпустим тех двоих, они нас сдадут. Нас очень быстро поймают и всё, считай всё зря.

— К чему ты клонишь? – Он знал ответ, но хотел услышать его от Кирпича.

— Нам нужно убрать свидетелей. – Кирпич явно нервничал.

Дмитрий уселся на кресло в углу и с тяжёлым вздохом устремил свой взгляд в стену. С одной стороны он был прав, но ведь этот дурак может наделать глупостей. Немного подумав, он посмотрел на Кирпича суровым взглядом и произнёс:

— Хорошо, но всё должно выглядеть как несчастный случай. Как только я услышу два выстрела, я пойду в сарай, а ты вернёшься и расскажешь как они пытались сбежать, а ты выстелил, не думая.

Кирпич достал из рукава кухонный нож, который он стащил, пока никто не видит, и показал его Дмитрию:

— А так не будет надёжней?

Тот посмотрел не него и покачал головой:

— Нет. Два выстрела. Понял?

Кирпич снова убрал нож в рукав и вышел из комнаты. Дмитрий пошёл вслед за ним и увидел, что Кость разговаривает с заложниками, а Пётр куда-то пропал.

— И даже в подвале?- Кость достал нож приставил к горлу старика. Увидев это, мальчик, старавшийся мужественно держаться, не выдержал и заплакал.

— Тихо, Миша. Нет. Сейчас лето, запасаться нечем.- Кость убрал нож при виде плачущего ребёнка.

— Да… А прошлогодние запасы?

— Нету. Сын с женой приезжали, а я им всё дал. Сам много не ем, а варенья пропадали. Мне внука оставили.- Он посмотрел на Мишу, который перестал плакать и сейчас просто сидел и хлюпал.

Дмитрий подошёл к Сергею, который старался смотреть телевизор, чтобы себя чем-то отвлечь. Осмотрев забинтованную ногу, Дмитрий спросил Кость:

— Что он сказал?

— Еды еле хватит на одно. Живности тут нет: старик давно продал её. Родители мальчика вернутся через три дня, а так о старике никто и вспоминать не будет.

— Телефон тут есть?

— Да, два. Один у Пётра: он им как фонариком светит, другой у меня. А кому ты хочешь позвонить?

— Старым друзьям. Напомню о долгах.- С этими словами он ухмыльнулся и взял телефон, который протянул ему Кость. Набрав номер, он удалился в другую комнату, захлопнув за собой дверь. Кость хотел подслушать, но его остановил Пётр, вернувшийся с ружьём. Он стоял с двустволкой в одной руке и с коробкой патронов в другой. Из комнаты вышел Дмитрий и радостно произнёс:

— Оружие! Как никогда кстати.

Сергей посмотрел на него, усмехнулся и продолжил смотреть телевизор. Дмитрий заметил его усмешку и, осматривая ружьё, произнёс:

— Ты нашёл в этом что-то смешное?

Сергей ответил, не отрывая взгляд от телевизора, в котором шла реклама про кошек:

— В коробке всего 16 патронов и стреляют они картечью. Далеко не стреляют, а вблизи мы и сами кого хочешь вырубим. Лишний балласт.

— Нет, пригодится. Возьмём на всякий случай. А вырубить сейчас ты никого не сможешь. С такой раной тебя самого кто — угодно вырубит.

Сергей посмотрел на свою ногу, потом на старика и спросил:

— А зачем капканы ставили? От кого защищались?

— От волков. Тут стая рядом. Постоянно на мой участок забредают. Их обычно серый отпугивает…

— Серый? – рассмеялся Кирпич.- это вы псину так назвали? Кто только придумал.

— Я! – Миша громко крикнул, словно хотел бросить вызов.

— О, и почему же? – Кость посчитал этот бунт забавным.

— Он как серый волк: на половину собака и наполовину волк.

— Он волкособ.- сказал Старик, объясняя слова внука.- В деревне у Иваныча немецкая овчарка была. Она ощенилась, а щенки на волчат походили. Иваныч, как полагается, по деревне раздал, чтобы в лесу не бегали. Собака всем пригодится, а если это во…

— Эй, от темы не уходи.- Кость, заинтересованный животным, захотел узнать побольше.- Псина большая?

— Побольше овчарки будет.

— Много волков побила?

— Да ни одного. Просто воет и все волки убегают.

— Есть тут ещё дома?

— Нет. Есть лесопилка старая.

— Хорошо. Я закончил.- с этими словами он отошёл в сторону, предоставляя заложников Дмитрию.

Дмитрий дал двустволку Кирпичу, который, почувствовав оружие, ушёл в воспоминания и сильно сжал оружие в руке, готовясь нажать на курок, но вовремя вернулся в настоящее. Дмитрий видел его взгляд – это взгляд отчаявшегося убийцы. Когда внезапно убиваешь человека, ты в первое время не можешь в это поверить, отрицаешь, убеждаешь себя, что так было нужно. Потом понимаешь, что убийство – это лишение жизни человека, что ты поступил плохо и никогда не повторишь такого, но во время конфликта ты невольно вспоминаешь об оружии, а когда оно оказывается в руках, ты вспоминаешь своё первое убийство и просто не можешь удержаться. Такой зверь нужен был Дмитрию. В трудный час такие люди забывают принципы и делают всё ради выживания. Не теряя времени, он произнёс:

— Так, хорошо. Кирпич, отведи этих двоих в сарай и привяжи. Остальные нужны мне тут.

Кость достал раскладной нож, который нашёл на кухне, и разрезал верёвки ног. Кирпич указал оружием на дверь и заложники осторожно зашагали. Дверь закрылась, после чего Дмитрий сел на кресло рядом с диваном. Остальные сели рядом, образовав полукруг, и Дмитрий начал быстро объяснять:

— Так, вот наш план: я позвонил кое-кому и теперь к нам едет машина. Увезут всех пятерых, но подъедет она только к завтрашнему рассвету. Нужно попасть на дорогу, что в километре отсюда. Вопросы?

Кость посмотрел на спокойные лица других и всё-таки решился спросить:

— А откуда нам знать, что ты нас не обманываешь? Вдруг ты нас пришьёшь, а сам смотаешься.

Все посмеялись  и Кость подумал, что сморозил глупость, но вопрос оставался без ответа и Дмитрий решил успокоить парня:

— Если бы я хотел тебя убить, стал бы …

Его прервал выстрел из сарая. За ним последовал второй. Все замерли. Дмитрий дал знак, чтобы все сидели на местах. Сам он пошёл на кухню, взял самый большой нож, приоткрыл дверь и, посмотрев взгляд на друзей, тихо вышел. На улице всё ещё лил дождь. Пока друзья сидели в комнате, бросая беглые взгляды друг на друга, Дмитрий тихим шагом подходил к сараю. Внезапно он остановился, увидев, что кто-то выходит. Это был Кирпич. Он протирал двустволку белой тряпкой, которой после вытер своё лицо и руки. Красная тряпка упала на землю. В ночью этого нельзя было заметить, но на него падал свет из сарая и на белых полосах его комбинезона виднелись красные пятна. Заметив Дмитрия, он не сразу его разглядел и рефлекторно нацелил на него двустволку, но через пару секунд  опустил. Подойдя поближе, Дмитрий заметил, что кровью была облита почти вся одежда.

— Кровь твоя?

— Нет. Псины и Старика.

— Псины? А мальчик?

— Только ранил. Задел дробью, когда в старика стрелял. Он там сейчас кровью истекает.

Дмитрий с яростью посмотрел на лицо этого идиота, который своим видом давал понять, что ему плевать на свою ошибку.

— Ты хоть понимаешь, что натворил?

— Не волнуйся: все подумали, что это гроза, а не выстрел.- после этих слов последовал удар со стороны Дмитрия по челюсти Кирпича.

— Ты идиот!

— Чёрт! – он выплюнул кровь и схватился за челюсть — Ты сам дал согласие!

— Ты должен был убрать их тихо! Обоих! Собаку мог просто зарезать ножом!

— Чёртова верёвка была разорвана! Эта псина будто меня там поджидала! Только я открыл дверь, как она на меня набросилась. Пришлось стрелять. Ещё этот старик. Закрыл собой внука, а я выстрелил. – Дмитрий посмотрел на его ноги, с которых капала алая дождевая вода. Кровь слишком бросалась в глаза.

— Ладно. Сними верхнюю одежду.

Он послушно снял свой тюремный костюм.

— У старика должна быть одёжка. Пусть другие тоже переоденутся.

— Пушка нужна?

— Зачем она мне без патронов?

Кирпич сам удивился своей глупости. Он хотел зайти в дом, но через пару шагов услышал за спиной голос Дмитрия:

— Псина мертва?- Кирпич развернулся и дерзким тоном ответил:

— Я ей картечью в лицо выстрелил, у неё вся рожа в шрамах и дырках. Как думаешь, я её убил?

— Всё, иди. Остальным скажи, что всех убил.

— А если спросят, почему ты не вернулся?

— Скажи правду: пошёл закапывать мертвецов.

Кирпич усмехнулся и зашагал по вязкой грязи.

Все сидели у телевизора и слушали истории Сергея:

— И после этого он снова вернулся в тюрьму. Две недели скрывался в глуши! Если бы другие с ним пошли, тоже выжили бы. Были бы в тюрьме, но выжили бы.

— А что с ними случилось? – В очередной раз задал вопрос Кость.

— Все трое умерли от голода. А после их звери дикие сожрали.

— А почему он выжил?

— Выживать умел. Грибами питался, ёжиков ел, белок там.

— О Дмитрии говорите? – Кирпич вышел из комнаты с кучей одежды в руках – Слыхал, он сокамерника убил.

Все начали поспешно одеваться. Сергей ответил:

— Да, убил.

— Почему? – Кость всегда думал, что Дмитрий был добряком, которому просто не повезло по жизни, но в последнее время он всё больше в этом сомневался.

— Его сокамерник хотел нас сдать. Изначально он тоже был в деле, Дмитрий узнал о нём то, после чего его пришлось пришить.

— И что же?

— Помните слухи про американского шпиона, который попал в нашу тюрьму?

— Да, шпионил за одной важной шишкой. – Кирпич тоже присел рядом с ними, так как даже он не знал эту историю.

— Дмитрий понял, что это он.

— Но почему он хотел нас выдать?

— Американских шпионов учат делать всё ради выживания. Он хотел сдать нас в обмен на телефонный звонок. Позвонил бы кому надо и его бы быстро вытащили.

— А как он понял, что именно он шпион?

— По словам, поведению, разговору. Тут думать надо.

Кирпич вспомнил ещё один слух и решил о нём напомнить:

— Может он и есть тот самый ФСБэшник?

— Кто? – Кость уже начал думать, что всё это ложь и друзья просто над ним издеваются.

Сергей тоже вспомнил эту историю и решил осведомить своих друзей:

— Говорят, что за этим шпионом вели слежку. ФСБ подослало к нему своего человека, чтобы он прокололся.

Кирпич усмехнулся и шуточно припугнул Кость со спины традиционным «БУ», а потом продолжил рассказ Сергея:

— Ждали, когда он выйдет на связь со своими, а потом прихлопнули.

— Но ведь после его должны были вытащить!

— А это что по твоему?

Кирпич и Сергей Рассмеялись, а Кость обдумывал его слова, а затем обратил внимание на забытого всеми Пётра:

— А он почему молчит?

Сергей перестал смеяться и с грустным лицом ответил:

— Немой он.

Все замолчали а Пётр, привыкший к таким грустным взглядам, не обратил на это внимания.

— А с тобой что? – Костя развеял тишину, обратившись к Сергею.

Сергей угрюмо вздохнул, придавшись воспоминаниям, но всё же ответил:

— Сынок был болен, пришлось пойти грабить. Но, оно того стоило. Интересно, как он там? 16 лет уже минуло.

Пётр тихо усмехнулся, но никто не обратил внимания.

— А ты почему Кость? – перешагнул с темы Сергей.

— Что «почему»?

— Почему имя такое спрашиваю.

— Это не имя, это кличка. Меня на самом деле Костя зовут. Просто в тюрьме Костю сразу бы на мясо пустили, а Кость хотя бы не трогают.

— Тебя не трогают, потому, что все думают, что ты умственно отсталый.- Сострил Кирпич. Все посмеялись – за что хоть посадили?

— Догадался, что мент был подставной и убил одного мужичка. Он на меня это убийство и повесил.

Кирпич усмехнулся и пояснил причину своего смеха:

— Вычислил подставного мента и сообщил ментам. Одно слово: идиот.

— Спасибо, что лишний раз напомнил. А с тобой что?

Кирпич мгновенно поменялся в лице и грубо ответил:

— Не будем об этом.

Быстрыми и тяжёлыми шагами он пошёл в другую комнату. Сергей тихо прошептал:

— В банде он был. Людей убивал. Потом свои же сдали.

— А старик и мальчик? Их тоже?

— Сказано тебе: сами напали. Просто запаниковал и выстрелил.

— Это был просто мальчик.

— Слушай, в мире случается много плохих вещей. Если он выстрелил, значит это его проблемы и тебе не стоит о них думать.

— А если он нас убить захочет?

— А если я захочу? А если Пётр захочет? Думай об этом сколько хочешь. Всё равно скоро разойдёмся кто куда и больше…

Его прервал Дмитрий, который вошёл в дом с двумя огромными мешками за спиной. Тяжело вздохнув от тяжести он с грохотом повалил мешки на землю. Из одного из них капала кровь. Чтобы быстрее всех успокоить, Дмитрий поспешил объясниться:

— Старик врал. В Сарае был погреб. В мешке лук, картошка, морковь. Дверь сарая я оставил открытым и ко мне на огонёк зашёл маленький козлёнок. – Он с широкой и жуткой улыбкой посмотрел на окровавленный мешок. — Кто хочет есть?

Дмитрий рассмеялся, за ним Сергей и Кирпич, который вернулся и всё слышал.

Все вкусно поели, кроме Пётра, который кое-как объяснил всем, что он вегетарианец. Всем показалось это забавным. Потом все договорились, что будут по очереди на стороже, кроме Сергея: он был ранен и потому должен был отдыхать. С наступлением ночи Кирпич, который сторожил последним, всех разбудил. Подготовив всё, что нужно, они отправились в путь. Перед тем как уйти, Костя посмотрел на две могилы в поле и напоследок зашёл в сарай. Пустой сарай с кровью на стенах. Это было страшное зрелище. Он быстро отправился в путь, нагоняя своих товарищей, которые ушли без него.

Они шли быстро, как могли, не забывая про осторожность. Костя шёл с Сергеем, Пётр и Дмитрий шли впереди, а Кирпичу выпало следить за хвостом.

Пройдя около половины пути, Сергей всех остановил.  Все хотели поскорее убраться, а высокая трава и недавний дождь только способствовали этому желанию, и потому подошли поближе, чтобы узнать причину остановки. Сергей осмотрел широкое поле и стал вглядываться в лес, который стоял в трёхстах метрах от него. Луна светила очень ярко и  многое было видно, но лес оставался тёмным. Никто не понимал: что может разглядеть Сергей в этой кромешной тьме, но он продолжал смотреть. Наконец, не поворачиваясь, он сказал:

— За нами следят.

Все стали осматриваться в поисках хоть чего-нибудь подозрительного. Костя спросил с тревогой в голосе:

— Кто? Копы?

— Нет. Звери.

Все удивлённо на него посмотрели. Взяв у Кирпича ружьё, он направил его в сторону леса. Все смотрели в этот лес, в котором были только деревья и тени. Со страхом все ожидали, что же будет? Сергей с дрожащей рукой нажал на курок. Со страхом в душе друзья наблюдали жуткую картину: тени, которые мгновеньем ранее были неподвижны, выбегали из леса и бежали на них. Сергей положил ружьё в рюкзак на спине Петра, пока все тихо наблюдали, скованные страхом и любопытством. Они так бы и стояли там, если бы не Сергей, который привёл их в чувство своим командным голосом:

— БЕЖИМ!

И все побежали. Вдалеке виднелась та старая лесопилка, о которой говорил старик. Она была всё ближе и ближе, но тени их нагоняли. За спиной слышался вой. Волки практически за их спиной. В эту секунду в сердце лишь жажда жизни и чувствуется, как адреналин впрыскивается в кровь. Лесопилка близка, практически рукой подать. И вот все забегают в лесопилку, закрывая быстро двери. Слышатся два громких стука: это два волка бежали слишком быстро, не смогли остановиться и стукнулись о дверь. Громкое дыхание перебивало лишь стук сердец.

— ГДЕ СЕРГЕЙ! – заорал Дмитрий.

Все осмотрелись и поняли: их только четверо. Только сейчас они поняли свою ошибку. Ослеплённые жаждой жизни, они забыли про его рану. Предательство друга- это чувство, которое нельзя передать, оно будто разъедает твою душу. Оно не похоже на обычную боль от раны. Та боль проходит быстро, а эта мучила их всю оставшуюся жизнь, но и её приходится отводить на второй план, когда твоей жизни угрожают, а мёртвых не вернуть, сколько не старайся. Успокоившись, все одним взглядом договорились скорбеть потом, а сейчас действовать, но ясно мыслить не получалось.

— Ты скормил нам собаку? – все посмотрели на Костю, пытаясь понять, о чём он говорит.

Он посмотрел на Дмитрия и повторил:

— Ты заставил нас съесть собаку?

— Что? – Дмитрий был в недоумении, даже в какой-то момент посчитал его сумасшедшим.

— Всё время меня мучило что-то. Я не понимал что, но теперь понял. Когда я заглянул в сарай, я не увидел там ничего. Тогда я даже не подумал об этом, но сейчас вспомнил: тот волкособ. Куда ты дел его? И тут внезапно ты находишь козлёнка. Там ведь не было козлёнка, правда?

Все посмотрели на Дмитрия, ожидая его ответа.

— Да! Это так! Я убил и освежевал собаку! Мы все её съели! А что? Мы должны были сдохнуть от голода?

Кирпич начал нервно дышать, потом посмотрел на Дмитрия и с криком напал на него. Костя и Пётр еле его оттащили. Прекратив драться, он посмотрел на Дмитрия и сквозь стиснутые зубы произнёс:

— Это всё из-за тебя! Ты натравил на нас волков. Мы съели одного из них и теперь они мстят нам.

— А ты как будто не знал этого! Если просто немного подумать, можно понять откуда я взял мясо, но вы не хотели об этом думать! Вы предпочли верить лжи!

Кирпич хотел снова напасть, но его вовремя остановили

— Кирпич! Даже если он скормил нам псину, эти волки не могли узнать, что мы его съели!

Громкий вой послышался прямо перед лесопилкой. Все поднялись по лестнице на второй этаж, который по сути был проходом шириною в полтора метра вокруг лесопилки, лестницы которого находились параллельно друг друга. Они посмотрели в окно и увидели там стаю волков, жадно пожирающих кучу мяса, которая раньше была Сергеем. Среди них, будто предводитель, стоял тот самый волкособ, покрытый шрамами и ослепший на один глаз. Посмотрев на них, он громко завыл и все поняли, что ночь только начинается.

Выхватив из рюкзака Петра ружьё, Костя ударил им Дмитрия, после чего схватил его и бросил через перила. Вставая, Дмитрий увидел перед собой двустволку, приставленную к его голове. Он услышал злой голос Кости:

— Либо ты сейчас говоришь нам всю правду, либо я нажимаю на курок.

— Хорошо, но поверь: правду ты не выдержишь.

— Я постараюсь. Выкладывай.

— Тот мальчик, я его не похоронил. Он… Он и был тем козлёнком.

Эти слова эхом отдавались в их головах, а лицо мальчика всё время мелькало у них перед глазами. Костю вырвало от этой мысли и пока он отвлёкся, Кирпич ударил его и взял у него двустволку. С кровью в глазах он направил ружьё на Дмитрия и с дрожащим голосом произнёс:

— Ты врешь! Я видел могилу!

— Там только кишки, голова и кисти рук и ног. – Дмитрий сам не понимал почему говорит это с таким спокойствием.

Кирпич надавил своим дрожащим пальцем на курок, но рука Кости вовремя схватилась за дуло и направила оружие в другую сторону. Выстрел картечью пришёлся на землю. Пётр схватил Кирпича сзади и борцовским приёмом бросил на землю, после чего надавил на его руку ногой и вырвал из его цепких пальцев ружьё. Костя встал, взял ружьё, которое протянул ему Пётр и снова направил его на Дмитрия.

— Хочешь узнать почему я это сделал?

— Нет. Я понимаю почему. Когда ты совершил первый побег, ты взял с собой троих людей. Каждый раз, когда вы голодали, вы убивали одного из своих и съедали. В конце остался лишь ты.

— Верно. Ты умнее чем кажешься, мальчуган.

— Мне не понятно вот что: в погребе ты нашёл еду, её было достаточно, чтобы прокормиться. Почему убил сейчас?

— Каннибализм – это как наркотик: один раз попробуешь и хочется всегда.

Пётр всё время наблюдал за Кирпичом, который мог сорваться в любой момент и напасть на Дмитрия, но даже он понимал, что живым он будет полезнее.

— Стой, я понял. – взгляд Кости был таким же, когда они спались от волков.

— Что ты понял?

— Тот шпион о котором говорил Сергей. Это ты!

Все посмотрели на него с недоумением.

— Во время первого побега ты сделал всё ради выживания. Потом убил сокамерника, потому, что он был ФСБшником.

— Это ложь! – Дмитрий с яростью отнёсся к этому обвинению.

— Ты даже говоришь как они.

— Хорошо. Твоя взяла. Да, ты прав. Я – американский шпион и меня забросили сюда ваши федералы. Они хотели, чтобы я рассказал им правду, но если бы я признался, меня убили бы мои же люди. У них шпионы везде, но вытаскивать меня они не спешили. Пришлось самому сбежать.

Костя крепко сжал двустволку и, с дрожью в голосе, спросил:

— И что мне сейчас помешает нажать на курок?

Дмитрий громко рассмеялся и сказал:

— Да ты ведь и сам знаешь. Ты же умный. Мои люди вас расстреляют, если вы придёте без меня.- Он смеялся, наблюдая, как Костя разжимает пальцы и опускает ружьё.

— ОНИ РОЮТ ЯМЫ! – закричал кирпич, показывая на ямы у стен, которые становились всё больше.

— Быстро! Все наверх! – скомандовал Дмитрий.

— Нужно разрушить лестницу! – закричал Костя.

— Хорошо. Кирпич и Костя – задержите их. Я и Пётр разрушим лестницы.

Все похватали лопаты и мотыги. Костя взял из рюкзака Петра патроны и стал отстреливать тех, что показывались из ям. Кирпич делал тоже самое, только вместо стрельбы он бил со всей силы лопатой по показывающимся волчьим мордам. Пётр и Дмитрий сбили доски, удерживающие лестницу, поэтому она держалась на одних гвоздях. Как только все доски были сорваны, Дмитрий скомандовал:

— Наверх!

Когда Костя побежал, Дмитрий и Пётр были уже наверху. Он поднялся по шатающейся лестнице, после чего Пётр парой ударов мотыгой её разрушил. Кирпич ударил лопатой по голове волка и побежал к лестнице, но вдруг его ногу схватил волк, высунувшийся из под стены, после чего другие волки, вышедшие из под ям, напали на него сзади. Один вцепился ему в ногу, после чего он упал на колени, два других вцепились ему в горло и в плечо. Дмитрий не стал ждать его и мощным ударом мотыги сорвал лестницу, ещё пара ударов и лестница была уничтожена. Волки стали разрывать его на куски и сквозь его душераздирающий крик они слышали жадное чавканье.

Костя не стал обвинять Дмитрия в убийстве, он понимал, что его уже было не спасти, но ненависть к Дмитрию у него усилилась.

Все волки столпились внизу, пытаясь достать добычу, которая была слишком высоко.

— Нужно что-то делать! – сказал Костя.

— Что? Мы ничего не можем. Эти твари столпились там внизу, если спустимся, они нас сожрут, как Сергея и Кирпича.

— А если будем просто сидеть здесь, либо умрём от голода, либо нас найдёт полиция.

— И что будет? Полицейских тоже убьют. Тут двадцать волков, если не больше.

Костя встал, перезарядил ружьё и высунулся в окно.

— Стой, что ты делаешь? У нас всего 8 патронов.

— Если сюда придёт полиция, волки отвлекутся на неё и у нас будет время сбежать.

Он высунул ружьё в окно и выстрелил два раза в воздух. После этого они смотрели в окно и ждали. Через полчаса вдалеке показались фонарики, бегающие в кромешной тьме. Волки стали понемногу выходить из лесопилки и вскоре все ушли. Вдалеке послышались выстрелы и все трое поняли, что это их шанс выбраться. Они быстро спрыгнули и открыли дверь. Убедившись, что волков нет, они побежали так быстро, как могли. Вдали уже виднелся свет фар. Вдруг выстрелы прекратились. Они даже не остановились, чтобы оглянуться.

Они слышали за спиной дыхание волков и от этого побежали  ещё быстрее, а их сердце работало как мотор. Дмитрий бежал как только мог, но всё равно был позади всех, поэтому волк, бежавший за ними, укусил именно его. Он почувствовал, как зубы вонзаются в его ногу, после чего он почувствовал боль, которая медленно наполнила всё его тело, но потом отступила и боль была только в месте укуса. С грохотом он упал и сломал себе руку, но это не помешало ему после падения схватить волка за горло. Он держал его обеими руками, пытаясь задушить, но понял, что не сможет. Силы его отступали и волк уже приблизился к его шее, но вдруг прозвучал громкий выстрел и волк перестал сопротивляться. Костя посмотрел на Дмитрия, достал из рюкзака Петра патроны и бросил к его ногам и вслед за ними бросил Ружьё, после чего оба побежали к машине. Дмитрий перезарядил двустволку и потянулся за остальными патронами, но они были под лапами волка. Дмитрий поднял голову и увидел, что волки образовали кольцо и чего-то ждали. Потом он увидел, что пару волков отступили в сторону и в круг вошёл тот самый волкособ. Лунный свет падал на его шрамы и ослепший глаз. Оскалив зубы, он с яростью набросился на Дмитрия и вцепился ему в горло. Дмитрий поднял ружьё и выстрелил два раза в грудь волка, но тот всё равно не отпускал, пока сердце Дмитрия не перестало биться. Он разжал свою челюсть и посмотрел в его глаза, смотрящие в никуда, после чего упал замертво.

Костя и Пётр издали увидели одиноко стоящий внедорожник. Подойдя поближе, они увидели, что двери были открыты и от них тянулся кровавый след, ведущий в тёмную поляну. Костя обошёл машину и увидел два трупа, одетых в тёмные дождевые.

— Волки. – Сказал Костя Петру, обыскивавшего тела. У мертвецов были перегрызены глотки, поэтому легко было догадаться.

— Да, волки. – Слова эти исходили от Петра.

Костя впал в ступор на пару секунд, а Пётр поднялся, держа в руках пистолет, поднятый с трупа. На лице Петра отражалась то ли скорбь, то ли радость, но что бы он сейчас не чувствовал, в этой темноте он казался просто жутким.

— И кто же ты?

— Костя, сейчас важно кто ты. Странный ты. На твоём месте я бы подумал, что передо мной тот самый агент ФСБ.

— А ты значит…

— Сын того, кого ты оставил в поле.

Он выпустил в него всю обойму, после чего сел в машину и уехал. Тело Кости лежало там, на дороге, пока на утро его не нашли полицейские.

0

Автор публикации

не в сети 3 года

Solomon

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 02-06-2016

Добавить комментарий

Войти с помощью: