«Манипулятор», глава 047 (2ая половина)

0
147

Июль закончился. Вера сделала отчеты. Я взял свой экземпляр и принялся подсчи-тывать месячную прибыль.

— Серый – рекорд! – выдал я, едва закончил писать на верхнем листе свои расчеты, откинулся на спинку кресла за столом и глянул на Веру. – Пятьсот восемьдесят тыщ при-быль! Грязными… Минус сто – наши расходы, итого – четыреста восемьдесят чистая при-быль! Полмиллиона, Серый!

Напарник подвинул мои расчеты к себе и стал старательно их переписывать себе.

— Вер, сколько мы продали за июль керосина? – сказал я.

— Две двести! – сразу выдала та, словно ожидая моего вопроса, посмотрела мне в глаза азартно, добавила. – Осталось две семьсот! Успеем?

— Не знаю… – расплылся в улыбке я, приятно ощущая близость с настроениями, охватившими Веру. – Было бы круто…

— Да не успеем мы продать все! – произнес Сергей, не отрываясь от писанины. – С дихлофосом попадос по-любому!

— Это уже не важно, даже если половину продадим из оставшегося, будет круто… – отмахнулся я, внутренне покривившись очередному пораженческому заявлению Сергея. Я вдруг понял, что смотрим мы с ним на мир по разному – он думал о том, чтобы в его жиз-ни случилось как можно меньше плохого, мне же думалось лишь о хорошем. Мы смотре-ли в разные стороны.

 

— Ну я не знаю, че у них брать на обмен! – сказал Сергей, откинул ручку от себя по столу, сам же откинулся раздраженно на спинку кресла. – У нас всего полно, нам ничего не надо от них…

Возникла простая ситуация – мы работали с фирмой из Курска по бартерной схеме, летом за счет продаж дихлофоса на керосине наши поставки туда резко возросли, а товар, который мы брали взамен, продолжал продаваться с обычной скоростью. Фирма в Курске стала продавать наш товар быстрее. Накапливать обменный товар на складе не хотелось.

— Сереж, и еще тебе официальные накладные подписать надо, — напомнила Вера. Последний час принтер свистел почти без остановки, исторгая из себя листы накладных. Пачка вышла приличная.

— Вот это все подписывать!? – вытаращился Сергей на стопку. – Опять!?

— Да опять, — спокойно произнесла Вера, едва улыбнулась.

— Да што ж за работа у меня такая! – наигранно возмутился Сергей. – Я так скоро во сне буду подписывать и печати ставить!

— Ничего страшного, — сказала Вера.

Сергей вздохнул, лениво подтянул стопку накладных к себе и принялся на каждой ставить печать и подпись. Минут за десять он управился.

— Все, Веро́к, на! – протянул бумаги жене Сергей.

— И еще вот из банка… – тут же сунула та ему очередную бумагу. – Там просто под-пись и число и все.

Сергей откинулся в кресле, приподнял бумагу над столом за уголок и недовольно выдал: «Ну и где мне тут расписаться???»

— Серый как генерал… – посмотрел я на Веру. – Уже нужно подсказывать, где рас-писаться, сам не находит…

Та улыбнулась, потянулась вперед к бумаге.

— Вон там внизу…

— А! Все! Нашел! – встрепенулся Сергей, быстро черканул подпись, протянул бума-гу жене. – На! Все!?

— Все, Сереж, — спокойно произнесла Вера, взяла бумагу, педантично положила ее в соответствующую папку, посмотрела на меня и, не упуская в своей голове ничего, произ-несла. – Так что вы решили с Курском?

Эта способность, направлять дела в нужное русло, незаметно подталкивая Сергея и заодно и меня к их выполнению, поражала меня в ней каждый раз. Я понимал, что такая привычка выработалась за долгие годы семейной жизни.

— Ну пусть они пришлют свой полный прайс, мы выберем, — сказал я и уже через час держал в руках толстую стопку бумаг и внимательно ее изучал.

— Можно взять на обмен освежители воздуха «Гарди», — обвел я карандашом фраг-мент листа. – Цена нормальная, ассортимент тоже. Поставим их в «Форт», «Пересвет» и «Меркурий»… пусть продаются…

— А ну-ка дай, посмотрю! – протянул руку Сергей, через минуту добавил. – Да, можно взять! Возьмем немного, посмотрим, как пойдут…

Мы так и сделали, привезли через пару дней новые освежители воздуха и выста-вили их в продажу в трех оптовых фирмах. Я был сильно удивлен, увидев результаты продаж через неделю – везде новый товар стал продаваться хорошо, а в «Форте» особен-но. Мы облегченно вздохнули, вопрос был решен.

 

«2.08.07  35.000*2» — записал я в своем ежедневнике, после того, как очередная сумма денег была отнесена в счет уплаты «долевки» за «однушку».

 

— Я щас подхожу к складу…! – начал Сергей, войдя в офис и с трудом сдерживая смех. – Накладные несу Пете на первый рейс… Выхожу из-за угла, а Петя и Сеня стоят курят… Петя такой Сене объясняет че-то и говорит… Вот так показывает два пальца…

Тут Сергей сделал из пальцев фигуру «V», нацелив ее, будто рога, на меня, и про-должил: «И говорит – всегда играть можно в… две игры! Прикинь! Хи-хи!»

Сергей прыснул смехом, стараясь сдержаться. Я закатился смехом следом. Вера непонимающе крутила головой, разглядывая нас, смеющихся от души.

— Ну ты понял! – выдавил из себя Сергей через смех, утирая уголки глаз.

— Да понял я, — замахал руками я и закатился вновь.

— Роман…, — посмотрел Сергей на жену и принялся ей объяснять. – Мы как-то на складе были… И Роман такой говорит Сене – в любую игру можно играть вдвоем! А Петя не запомнил выражение точно… и такой сегодня Сене че-то рассказывает и добавляет – можно играть в любые… в любые… две игры!

Вера закатилась смехом тут же, заставив вновь засмеяться и нас.

— Блин, Петя… – смеялся я, начав утирать и свои глаза.

— В две игры! – прыснул вновь Сергей.

Мы просмеялись минут десять, пока в дверь не постучали, ручка провернулась, и внутрь заглянула курчавая голова.

— О, Алексей Семенович! Заходи! – выпалил я радостно, замахав руками.

— Здоров, Ром! – протянул тот свою жилистую крепкую руку, я пожал ее.

— Здоров, Сереж! – повторился ритуал.

— Че, Алексей Семеныч, привез че-то!? – сказал Сергей, закинув руки за голову.

— Да, привез! Сенька у себя или на складе!? – поправил тот свою кепку, заломив ее еще дальше на затылок.

— На складе, — кивнул я себе за спину. – Петю грузит.

— Ааа, ну я поехал тогда!? – замялся водитель в двери.

— Да, давай, Алексей Семеныч, — буркнул Сергей, кивнув.

Водитель вышел.

— Бля, надо в «Арбалет» Илюхе звонить! – встрепенулся я. – Заказ с него трясти.

Я ткнул пальцем в одну из кнопок быстрого набора.

— Да, алло, — раздался в динамике голос менеджера «Арбалета».

— Илюх, привет! Это Роман! – произнес я, сняв трубку. – Завтра едем в твою сторо-ну, будет от тебя какой заказ!?

В трубке возникла тишина.

— Ром, мы больше не будем брать у вас товар, мы сами начали работать с «Люксхи-мом», и они нам возят теперь его напрямую… – произнес Илья.

— Ааа… вон как… – с трудом выдавил из себя я ошарашенный, лихорадочно приняв-шись строить следующую фразу из сыпавшихся мимо языка слов. – То есть, вы вообще с нами больше не будете работать или только по «Люксхиму»?

— Да нет, почему вообще? Только по «Люксхиму»… просто мы его сами начали во-зить… – сказал Илья, в голосе которого проскочили неловкие нотки извинения.

— То есть, если у нас будет какой товар интересный, то можно будет тебе его пред-ложить? – оправился частично от новости я.

— Да, конечно, можете предлагать, — ушла и из голоса Ильи неловкость.

— Хорошо, тогда, если у нас что-то будет, я тебе позвоню, да? – сказал я, делая как можно нейтральнее интонацию и желая скорее завершить диалог.

— Да, звони… конечно… – сухо произнес менеджер.

Мы распрощались.

— Блять!! Пиздец!! – выпалил я, едва положив трубку, откинулся на спинку кресла, посмотрел на застывшие в тревоге лица Сергея и Веры. – «Арбалет» больше не будет брать у нас «Люксхим», завезли напрямую!

Сергей и Вера продолжали молчать в оцепенении.

— Началось в колхозе утро! – добавил я зло. – Заебись!

Две пары встревоженных глаз все так же молча смотрели на меня.

— Это хуево! Там тыщ триста-четыреста оборота месячного! И их товар для «Мер-курия»… бля, хуево очень! И предложить нам больше нечего им взамен… Слушай, Серый, надо будет поговорить с тем другим твоим менеджером, который у нас дихлофос брал, чтоб остальной «Аэросиб» ему засунуть… да!? – посмотрел я на напарника, стараясь унять внутреннюю тревогу.

В «Арбалете» менеджеров по сбыту и закупкам было много, все они отвечали за свои группы товаров и не пересекались в работе. Это был наш шанс, раз прекратилась ра-бота с одним менеджером, Ильей по товару «Люксхима», то был шанс усилить работу с другим менеджером, который закупал у нас продукцию «Аэросиба». Закупки эти случа-лись нерегулярно, теперь же надо было пробовать перевести их в постоянный режим, да-бы сохранить объемы продаж и обратного бартера.

— Ну, можно будет поговорить с ним, да, Сереж? – робко глянула на мужа Вера.

— Да придется, Вер! – среагировал раздраженно тот. – Куда деваться!? Такую засаду нам этот Казлабек устроил!

Сергей намеренно исказил имя владельца «Люксхима». Я уже немного понимал причинно-следственные связи в поведении напарника. Такой тон означал максимальное недовольство и пренебрежение.

— Ну позвони этому своему знакомому в «Арбалете»! – нетерпеливо произнес я. – Просто узнай, скажи, можем предложить весь ассортимент «Аэросиба»… что он скажет!?

Сергей несколько секунд смотрел на меня, нежелание звонить пробежало по его лицу едва заметными судорогами.

— Ну щас позвоню! – решился он и рывком ног подкатил свое кресло к столу, снял трубку факса, набрал номер. Мы с Верой замерли, я весь обратился в слух.

Разговор вышел короткий, результат его еще больше озадачил нас. Оказалось, что в соседней области обнаружился некий поставщик продукции «Аэросиба», и «Арбалет» на-чал у того закупать товар. Сергей закончил разговор, положил трубку и отъехал на стуле обратно к двери, скрестил руки на груди.

— Ну че, он сказал, что пришлет их документы? – уточнил я.

— Да, сказал, отсканирует и пришлет платежку! – дернулся Сергей, зажевал губу.

В голове сразу завертелся рой вопросов, главным из которых был – что за фирма такая объявилась в соседнем городе, продающая тот же товар по низким ценам?

— И цены ниже наших, да, он сказал? – снова уточнил я.

— Да, ниже! – Сергей назвал отпускную цену конкурентов, Вера забегала пальцами по кнопкам калькулятора, выдала тут же. – Семь процентов наценка!

— Заебись! – среагировал я. – Так они нам тут весь рынок сломают!

— Пришла платежка! – сказала Вера, принтер засвистел и выдал лист.

— Платежное поручение номер один… – буркнул Сергей, разглядывая лист. – Фирма вообще неизвестная…

Все оказалось просто – кто-то из менеджеров «Арбалета» решил заработать на то-варе «Аэросиба». Поскольку наша фирма имела эксклюзивный договор с «Аэросибом», то ушлые люди обошли его просто – завезли товар на подставную фирму в другом городе.

— Ну а че, грамотно придумали! – произнес я. – И не подкопаешься и следов не най-дешь… Сейчас дешевые дихлофосы полезут во все стороны… Это полбеды… Хуево то, что эти дураки сломают нам цены, нам придется снижать свои… В этом сезоне уже вряд ли, а вот в следующем точно у нас уже такой жирной наценки не будет… да и этот закон вроде обещались отменить по спирту… А от какого числа платежка?

— От первого июля, — буркнул Сергей, все это время внимательно молча слушавший меня и жевавший губу.

— А когда они последний раз у нас заказывали дихлофос? – посмотрел я на Веру, та тут же застучала пальцами по клавиатуре, закликала мышкой.

— А они брали всего одну партию… в мае… сто коробок и все, — произнесла она.

— Вот и ответ! – качнул головой я. – Они заказали пробную партию, посмотрели це-ны, посчитали разницу, увидели нашу наценку и охуели, увидев сорок пять процентов в бартер и тридцать пять в деньги! Я бы тоже охуел… Собрали бабки, проплатили и привез-ли себе сами… и как все идиоты-менеджеры, пустили товар через семь процентов.

Сергей молчал, смотрел на меня растерянными глазами.

— Вот поэтому и заказов от них больше не было… Но хорошо, что хоть первого июля только заплатили, это значит, дихлофос они получили недавно, где-то в середине июля… И скорее всего, распихают его по своим филиалам и все… Скорее всего, никуда на сторону они дихлофос не будут продавать… – размышляя вслух, немного успокоился я. – Так что в этом году нам они не помеха, но «Арбалет» отвалился у нас, скорее всего, сов-сем… Это хуево… жирный кусок…

Я на несколько секунд отстранился от действительности и ушел во внутренние ощущения. Наш бизнес представился мне некой объемной комнатой, в которой мы ком-фортно существовали. Комната была достаточно просторной и светлой. И вдруг… после череды событий – приезда в наш город коммерческого директора «Люксхима», завоза их товара в «Арбалет», отказ последнего работать с нами по продукции «Люксхима» и «Аэросиба» – стены нашей просторной комнаты дрогнули и чуть сжались. Это сжатие бы-ло столь неуловимо и незначительное, что я его именно ощутил, ощутил на уровне шесто-го чувства. Я понял, что процесс сжатия нашего совместного с Сергеем жизненного прост-ранства начался и стал необратим. Не знаю, почувствовал ли что-то подобное Сергей или нет? Я смотрел в его настолько светлые голубые глаза, что они казались даже бесцветны-ми, и видел лишь растерянность и испуг. Понимал ли Сергей, что случившееся не отдель-ные факты, а начало цепи неумолимых событий и откуда я сам это знал? Ответ на обе час-ти вопроса – я не знал. Я чувствовал все интуитивно. Мне хотелось растормошить оцепе-невшего напарника, вдохнуть в него энергию действия, но я себя сдерживал. Два года об-щего бизнеса меня привели к нерадостному выводу – Сергей не локомотив, а прицепной вагон. И тянуть он не будет. Тянуть придется мне… за двоих. Эта мысль, осознанная мною значительно раньше, вновь закружилась в голове и погасила желание все-таки начать важ-ные и жизненно нужные преобразования в нашей фирме. Во мне боролись два человека – человек действия и человек опыта. Первый порывался тянуть свою лямку, во что бы то ни стало, даже пусть за двоих, лишь бы фирма не угасала. Второй с ухмылкой убеждал пер-вого, что тянуть за двоих неразумно, ведь тогда придется тянуть за двоих до конца жизни или пока не надоест… а надоест обязательно рано или поздно… так зачем идти этим заве-домого тупиковым путем? И в борьбе ни один из двух не побеждал. Борьба в равновесии меня начала выматывать и раздражать. Самый худший выбор – иллюзия выбора, когда в действительности выбора не существует. Я обернулся мысленно назад в прошлое – около шести лет мы растили с отцом наш бизнес, от крохотного до вполне окрепшего. За следу-ющие два года с участием Сергея бизнес стремительно вырос до серьезного середняка. Мы были в шаге от перехода в разряд крупных оптовиков. И этот шаг уперся в лень и си-баритство Сергея. Мы не сделали этого важного шага, и последствия не заставили долго ждать. Фирма замерла в точке иллюзорного равновесия и… вот, случилось, проявились первые признаки сил обратных росту. Мы стояли в точке равновесия, и могли бы просто-ять в ней и год и два, кто знает, сколько… но, это же покой мертвых. Покой живых – по-стоянное движение. «Не хочу тянуть за двоих!» — принял я трудное решение, и мысль дви-нулась дальше, мучительно ища выход. «А что же остается? Остается одно – двигаться по инерции, по накатанной, пока бизнес не упрется в такое препятствие, какое уже не сможет преодолеть». Это означало его смерть. Бизнес – как дитя. Его долго и трудно растишь. И прекратить его растить, прекратить о нем заботиться означало лишь одно – его смерть в будущем. Обречь свое «дитя» на смерть… Бррр… ужасный выбор… Во мне вновь вклю-чился механизм борьбы за будущее общего дела.

— Серый, пошли на склад сходим! – вскочив на ноги, выпалил я, не в силах сидеть бездейственно. – Прогуляемся, проветримся, заодно и накладные отнесем!

Напарник встал тут же, словно ждал хоть какого-то указания к действию.

— Блять, только бы «Арбалет» не полез с этим «Люксхимом» по остальным фирмам! – произнес я, зло толкнув дверь здания и очутившись на улице. – Щас начнут соваться куда не лень, все цены поломают нам…!

Я пошел по дорожке вдоль стены, Сергей шагал сзади, молчал.

— Слушай, Серый… – продолжил я, кипя внутри и не в силах сдержать эмоции –  … ну, «Арбалет» у нас отвалился, получается… И вряд ли уже что-то с ним получится по это-му товару… Нам надо решить, как компенсировать отвалившийся кусок… Или найти дополнительный сбыт или добавить новую дистрибьюцию, как я тебе раньше говорил!

— Роман, да а где мы найдем новый сбыт!? – резко парировал Сергей. – Щас все кругом закрываются! «Темп» закрывается, «Форт» вроде как тоже магазин свой закрыва-ет, одну базу оставляет…

Сергей назвал еще несколько мелких и средних предпринимателей на рынке быто-вой химии, которые или уже закрылись или работали на грани. Он был прав, тенденция последнего года-двух рисовалась неумолимая – торговые сети, растущие как грибы после дождя, пожирали рынок продовольствия, а за ним и бытовой химии, оставляя небольшим компаниям все меньше жизненного пространства. Законы бизнеса действовали неумолимо – закрывались первыми самые слабые.

— Ну, это да… – кивнул я. Попытка расширить сбыт в сужающемся пространстве – дала бы временный успех, но не более. Само такое направление приложения усилий явля-лось бесперспективным. Попытаться выйти на нарождающийся рынок торговых сетей? Можно было, но тоже как мера временная. Торговые сети и сами производители в корот-кое время сошлись бы напрямую, устранив всех посредников. Выполнять чужую работу у меня лично не было никакого желания. Оставался единственный выход – начать черпать из уменьшающегося водоема старого рынка как можно быстрее, чтобы к его полному усы-ханию получить приличный запас денежных средств для дальнейших действий.

— Серый, остается тогда одно – найти еще какой-нибудь товар! – сказал я, пытаясь загнать напарника в угол очевидными фактами и принудить к действию.

— Роман, да какой товар мы найдем!? Мы уже все перепробовали! Даже эти монопа-вы завезли, которые до сих пор стоят у нас складе, лишь зря потратили деньги! – отмах-нулся тот.

Я сцепил зубы, словно меня вероломно ударили под дых, и закипел злостью. Странная тенденция – Сергей не упускал случая ткнуть меня в неудачную операцию с моющими средствами, больше десятка канистр которых, действительно остались пылить-ся на нашем складе мертвым грузом. Заниматься их реализацией никто не собирался. Отец самоустранился. Сергей, как я подозревал, считал, что это моя задача. Я был не против та-кой его позиции, но вырисовывалась интересная особенность. Удачные мои коммерческие шаги считались Сергеем общим нашим достижением, а неудачные – лишь моими личны-ми промахами. Радовало одно – операция с монопавами была единственным таким прома-хом. Да он бы и не случился, если бы не мое желание как-то компенсировать отцу его уход из фирмы. Я пошел на осознанный риск и не снимал с себя ответственности. Но ре-гулярное тыканье Сергеем меня носом в застрявший товар начинало раздражать. Желание предпринимать какие-либо новые шаги отбивалось напрочь. Я проглотил очередной выпад Сергея, произнес намеренно спокойным голосом:

— Серый, можно завезти «Гарди»… Эти освежители хорошо продаются… Позвонить производителю, узнать, может у них еще есть какая продукция, наверняка есть…

— Роман, да зачем нам они нужны!? Дались тебе эти «Гарди»!? Ну привезем мы их и что? Они только будут перебивать аэросибовские освежители и все! Ну какой смысл!?

Я хотел было продолжить, но мы подошли к складу, вывернули из-за угла. «Газель» Пети привычно стояла задом внутрь склада. Мы протиснулись с Сергеем между бортом машины и стеной. Петя, Сеня и его сын сидели в складе на коробках товара и раз-говаривали. Я заглянул внутрь кузова, пусто.

— Щас, Ром, Сереж, начнем грузить! – выпалил Сеня, заскакав на месте.

«Две двести продали, две семьсот осталось… уже чуть меньше… успеем-не успеем? Скорее всего не успеем… но все равно, продали много… супер! Все получилось, как надо», — думал я, стоя посреди склада и смотря на оставшуюся половину второго куба.

— Че, думаешь, успеем продать!? – произнес Сергей, подойдя и посмотрев в направ-лении моего взгляда.

— Продадим, обязательно продадим! – ответил я намеренно уверенно, не имея на са-мом деле той уверенности, но желая, чтобы чудо или везение, какое с нами случилось, не прекращалось, а все длилось и длилось.

— Я думаю, не продадим, останется, — скептически скривился Сергей и пошел на вы-ход, я развернулся следом.

«Как интересно меняется походка у человека», — подумал я, ухмыльнулся про себя, наблюдая, как напарник намеренно расслабленными движениями подошел к «газели». По-ходка Сергея идеально бы подошла какому-нибудь миллионеру – человеку, пресытивше-муся всем, и деньгами, и властью и прочими благами жизни, потерявшему интерес к раз-росшемуся до огромных размеров бизнесу, все повидавшему, ничему уже не радостному. Именно так вел себя Сергей. Я уже достаточно знал его, чтобы чувствовать игру. Сергей с лицом-маской усталого барина подошел вразвалочку с руками в карманах шорт к задним парным колесам «газели», пхнул внешнее колесо ногой, небрежно брякнул:

— Петь, че, ездит еще твоя чилита кривоногая!?

— Пха-ха-ха, хе-хе! – прыснул смехом Петя, каким смеется подчинный над любой шуткой начальника. Петя тоже играл, я чувствовал это спинным мозгом. Если Сеня иног-да позволял себе лукавить и считал, что лукавство его безобидное, а будучи в нем уличен, благодушно честно сознавался в задуманном, то Петя убедительно играл роль эдакого му-жика-деревенщины, простого, делающего, что велят по долгу обязанностей и не задающе-го лишних вопросов. Но цепкие глаза Пети не упускали ничего и кумекали свое.

— Сергей Михайлович, что это вы такое говорите!? – наигранно среагировал Петя. – Зачем вы так мою красавицу обижаете!? Прям, как скажете!

Я хмыкнул и расплылся в улыбке, забавная сценка разыгрывалась на моих глазах. Стало неинтересно. Я протиснулся обратно на улицу, брызнувшей мне навстречу жаром августовского яркого солнца, остановился метрах в пяти от склада и ушел в себя, внешние звуки убавили громкость. Я замер. Во мне кипела смесь из раздражения, злости и презре-ния. Я пытался с ней справиться, ощущая, как этот концентрированный негатив забирает мои силы. В попытке переключиться на позитив, я зажмурил глаза, поднял лицо к солнцу.

«Почему люди такие инертные!? Почему постоянно приходится преодолевать их сопротивление!? Почему они так негативно относятся к новым инициативам!?» — задавал я себе эти и похожие вопросы, крутившиеся в моей голове вереницей, вспоминал, как рань-ше приходилось постоянно тормошить отца, подвигая его к чему-то новому в работе. Те-перь приходилось преодолевать такие же завалы сомнений и нежелания Сергея. Чем боль-ше я копался в памяти и анализировал, тем сильнее раздражался. Мысли пришли к тому, что сомнения Сергея не только от осторожности, а и от обыденной лености.

— Че, пошли!? – раздался за спиной его голос.

Я развернулся, кивнул и пошел за Сергеем и нагнал того, лениво и едва бредущего, около угла склада. Перебросившись несколькими несущественными фразами по пути, мы вернулись в офис. Я сел у двери, Сергей протиснулся за стол.

— Че, Вер, никто не звонил, никаких новостей нет? – выдохнул шумно он.

— Нет, Сереж, все тихо! – отчеканила Вера.

Напарник откинулся на спинку кресла, скрестил руки на груди, сразу приобретя об-раз важного чиновника, посмотрел внимательно на меня. Ноздри его заходили, как у ска-куна перед стартом, губы задумчиво выпятились вперед, глаза заиграли лукавым блеском. Я знал это состояние Сергея – он что-то обдумывал.

— А че, Роман, прикинь, а вдруг я еще каким бизнесом сам занимаюсь, а!? – пытли-во вцепился внимательным взглядом в мое лицо он, изучая малейшую мимику реакции. – Ну, кроме этого… нашего общего…

— А ты не можешь ничем таким заниматься! – выдал я безапелляционно, мотнул от-рицательно головой.

— Это почему это!? – вытянулось удивленно лицо напарника.

— А ты слишком ленивый, чтоб заниматься еще и другим бизнесом самостоятельно! – резанул я, чувствуя, как пар раздражения нашел мгновенный выход.

В комнатке повисло тягостное молчание. Мне настолько стало легко от сказанного, что я даже не стал утруждать себя сглаживанием эффекта от произнесенного – мне было все равно. В который раз я ударил тем, что думал о Сергее наотмашь. Я отлично понимал, почему так поступил – Сергей хотел посеять в моем мозге сомнения, проверить меня на прочность, а получил отпор. Я даже кожей почувствовал, как густой воздух молчания про-питался его обидой. Я посмотрел на напарника. Его лицо вдруг стало дряблым и слабым, глаза смотрели на меня растерянной неуверенностью. Вся спесь слетела разом.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: