«Манипулятор», глава 046 (1ая половина)

0
141

ГЛАВА 46

 

— Хочется создать династию… – огорошил меня Сергей, когда наш начавшийся оче-редной диалог в машине, вдруг получил такое развитие. Мы вывернули из ворот завода и покатили по кочкам.

— Создать династию!??? – вытаращился я на напарника, повернувшись в недоуме-нии в его сторону и не веря своим ушам.

— Да, династию… – повторил тот, не уловив в моем удивлении других оттенков.

— Это, когда свой дом… лестница такая дубовая на второй этаж… и вдоль лестницы портреты висят династические предков, да? И твой – самый первый, самый солидный, да? – описал я картину, мгновенно возникшую в моем сознании.

— Ну да, так хотелось бы… – сказал Сергей совершенно серьезно.

— То есть, ты бы хотел, чтоб твои дети, внуки… подходили к твоему портрету и го-ворили, не знаю, гостям там или родственникам – вот, мол, наш дед! Основатель динас-тии… Это все он начал… Создал семейный бизнес…???

Я всматривался в лицо Сергея, обращенное взором на дорогу, и не улавливал в нем ни малейшего намека на шутку или иронию или еще что-то, позволившее бы усомниться в серьезности его мыслей и слов. Нет! Он говорил абсолютно серьезно!

— Да, хотелось бы так… – кивнул Сергей, вогнав меня в ступор. Я вдруг понял на-сколько мы с ним разные. «Бля, это пиздец… Серым движет тщеславие… Не, я знал, что он тщеславен, но настолько… Кошмар… Делать что-то только из-за того, чтоб повесить свой портрет на стенку и чтоб на него молились… какая глупость и пошлость… жуть… Бррр…» — меня передернуло от собственных мыслей, и образ Сергея, упиравшийся по началу чуть ли не в небосвод, в одно мгновение сжался до микроскопических размеров, проскочил точку нашего равенства и именно с этого момента, я стал смотреть на него уже сверху вниз. Внизу, около моих ног стоял микроскопический Сережа Лобов и капризно требовал от жизни портрет себя на стенку достижений.

Пока мы не выехали на асфальт, я молчал, обдумывая услышанное и произошед-шую во мне перемену в восприятии напарника. А когда «мазда» стремительно пошла по асфальту, то мысли мои перестали подпрыгивать вместе с машиной, и из их хаоса высво-бодился мой сарказм. Я сразу уловил этот переход, который случался во мне много раз по отношению к людям, раз и навсегда потерявшим в моих глазах авторитет и значимость. Сарказм, словно голодный тысячелетний джин, дремавший в бутылке, был выпущен и тут же накинулся на микроскопическую личность Сергея, желая обглодать ее до костей.

И процесс внутри меня, до этого протекавший вяло, вдруг ускорился и вышел нару-жу – я задумался о будущем фирмы, о своем месте в ней. Я вглядывался в будущее сквозь свое сознание и  не видел там ничего значительного. Воздушный замок вдруг поплыл, явив моему подсознанию свою непрочность – будущее общности с Сергеем потеряло рез-кость очертаний. Я задумался. Мои мысли ускорил сам Сергей.

— Ромыч, что будем делать с деньгами!? – произнес он в очередную нашу поездку по делам, едва мы выкатили из ворот завода. Это стало уже традицией – едва мы вдвоем выезжали по делам, как завязывали в машине долгие беседы обо всем.

— Серый, нууу… – выдохнул я, собирая мысли в кучу. В июне у нас пошел поток де-нег за поставленную ранее клиентам продукцию, львиная доля в потоке, естественно, шла от продаж дихлофосов. Деньгам этим, что называется, надо было дать ума.

— Да ну! Зачем??? – нахмурился Сергей и повернул удивленное лицо ко мне, едва я в который раз озвучил предложение о подписание новых договоров дистрибьюции с более крупными производителями.

— Мы хорошо разогнались на нашем товаре, Серый! Но мы уже практически на мак-симуме… – развел я руками. – Больше мы уже не выжмем из того, что есть… Если мы хо-тим развиваться, нам надо думать о развозе всерьез… Надо уже набирать штат менедже-ров, которые будут плотно работать с розницей и добавлять по мере надобности к Пете еще «газельки»… И пусть бегают…

— Да зачем нам это надо, Роман!? – еще недовольнее стало лицо Сергея.

— Серый, а иначе никак… Мы весь оптовый потенциал уже выбрали по нашей об-ласти… и дело даже не в этом… Мы сидим на бартерной схеме, а сбыт у нас бартера идет тоже в опт, и долго это не продержится… Все, такие же как мы, пихают товар бартерный в те же «меркурии» и «пересветы», а они не резиновые… Сам же видишь, как в «Пересвете» конкуренция усилилась… Хорошо, у нас в «Меркурии» Сеня есть, там все тихо, но Сени может и не стать в один прекрасный момент… и все… Куда мы будем обменный товар де-вать? Мы висим на соплях, Серый!  – я снова развел руками. – Поэтому, я бы полез уже в серьезную дистрибьюцию, взял бы парочку крупных заводов, заключил бы с ними конт-ракт и принялся бы их тащить… Да, там прибыль будет сразу обычная минимальная… но, не это главное! Главное то, что такие заводы тащили бы нас как локомотив, а весь наш теперешний товар шел бы прицепом… И на нем наценка бы оставалась прежней, понима-ешь!? Мы бы за счет «локомотива» удержали бы наценки на наш товар…

— А что, ты думаешь, мы не удержим их что ли??? – к удивлению во взгляде Сергея примешались беспокойство и страх.

— Нет конечно! Нас зажмут, рано или поздно… Серый, то, что у нас получилось – это халява! Это нельзя считать нормой. Так уж вышло… ну… повезло нам, Серый, тупо по-везло! Я тебе сразу сказал при объединении – Серый, накручиваем по-максимуму и рубим бабки… Да, нас прижмут потом, но деньги будут у нас уже в кармане! А победителей не судят!

— Ну я помню, ты говорил, что мы всего три года проработаем и все! – с претензией в голосе насел на меня в обратную напарник. – Ну вот мы работаем уже два года, и наши продажи только растут. Я что-то не вижу, чтобы нас кто-то зажимал, как ты выражаешься!

— Серый, да все правильно ты говоришь! – начал я пропитываться эмоциями, хлад-нокровие меня тихо оставляло. – Я сам удивлен, что мы работаем уже два года, и никто…! Никто из наших конкурентов даже не копнулся пробить наши наценки! Я просто поражен, если честно, и удивлен!

Я приложил руку к сердцу, давая понять, что мои слова искренни.

— Ну а почему ты думаешь, что кто-то вообще должен пробивать наши наценки!? – обиженно выпятил губы Сергей.

— Потому что я бы пробил! – и в этом доводе повторился я и улыбнулся. – Если бы я положил глаз на какой-нибудь товар, какой можно урвать себе, то я бы обязательно про-считал ту контору, которая им торгует… И если бы там оказался зазор больше двадцати процентов, полез бы туда не раздумывая!

Сергей молчал.

— А у нас везде больше двадцати процентов, Серый! – добавил я.

— Блять, да у нас и больше тридцати! – гоготнул напарник с удовольствием.

— Вот именно! – захмыкал и я. – И сейчас рынок начнет сжиматься, Серый… а он уже начал… Сети будут только расти и поджимать розницу… У оптовиков сбыт по розни-це будет падать… Все сразу сильнее полезут в оптовые базы, куда мы возим… наценки бу-дут понижаться… и все кинутся искать более рентабельный товар, а у нас именно такой, Серый… Я не верю в то, что хоть кто-то нас не начнет просчитывать… Я удивлен, что до сих пор еще никто это не сделал… Все реально спят в хомуте…

— И что ты предлагаешь? – повторился в вопросе Сергей, словно борясь со своими сомнениями и моими доводами.

— Я тебе только что сказал!

— Роман, да зачем это надо!? – дернулся раздраженно Сергей, скривившись, словно услышал очевидную глупость, посмотрел на меня удивленно. – Телега и так едет!

— Серый, ладно, хорошо! – выдал я нетерпеливо, сдержав в себе уже рвущуюся наружу резкость. – Я тебя понял! Ты не хочешь вкладываться в развитие фирмы, я с этим согласен… Твои предложения тогда!? Что будем делать с зарабатываемыми деньгами?

— Я бы участки стал покупать! – тут же произнес Сергей.

— В смысле, участки?? – не понял я.

— Землю, участки земли!

— Ну а какие именно? Они же разные бывают… есть под застройку, есть под какое-нибудь пользование… Да и денег у нас на них не хватит, Серый… Они, такие участки, гек-тарами меряются.

— Да не, дачные участки, участки под частные дома… Они сейчас дешевые, будут дорожать, вот увидишь… А так, можно прикупить несколько участков…

— А сколько ж они сейчас стоят примерно?

— Роман, да по-разному! Вот у нас в Сладковке в той же мужик один шесть соток за тридцать тысяч продает… И это в Сладковке, а Сладковка котируется, считается хорошим местом! И то он уже полгода продает, все никак продать не может… А так они по десять тысяч стоят! Купить участков по десять-двадцать, да и пусть лежат… есть они не просят… Два годика их подержать и продать в два раза дороже, вот тебе и пятьдесят процентов го-довых прибыли!

Я задумался. Мысль прыснула в мой мозг, побежала по извилинам и превратилась в наши заработанные деньги, которые тут же разлетелись по окрестностям по земельным участкам. Я поморщился. Идея мне не понравилась, главный минус заключался в том, что деньги распылялись. Я же считал целесообразным держать их в одном, максимум, двух объектах. Как мы сделали, вложившись в долевое строительство квартиры. «Сейчас наку-пим этих участков, деньги разлетятся… и оформлять как мы их будем? Каждый участок на двоих? Это бред! Мы потонем в этих бумажках… Придется оформлять один на меня, один на Сергея… А это не вариант… Какой-то участок потом подорожает сильнее, какой-то не так сильно, а какой-то вообще не подорожает… Да еще не факт, что все их потом продать получится… Половину продашь, половина застрянет, вот и вся прибыль… останется в зем-ле… да и не соображаю я ничего в участках… Какой сколько стоит… А то так накупим… Будем потом не два года, а лет пять с ними сидеть… Не, бред какой-то… Проще еще квар-тиру заложить, и пусть строится… А то один сработает по участкам лучше, а второй хуже, и начнется… Ты купил участки лучше, а мне достались те, что хуже… Не… эти дрязги… ну их!» — размышлял я и дернул даже плечами, мысль о том, что участки в будущем могут внести между нами раздор, меня не прельщала.

— Да не, Серый, участки – это бред! – поморщился я и отрицательно мотнул головой. – Мне эта идея не очень нравится, разосрем деньги по ним, потом хер соберем!

— Роман, да че разосрем деньги-то!? – воскликнул он.

— Да не, Серый, мне тема с участками не очень нравится… Я не знаю, как ты, но я в них ничего не соображаю… Какие покупать? Где? Не! – решительно мотнул головой я.

Несколько минут мы продолжали обсуждать тему с участками, но не долго, Сергей сильно не настаивал, настроение у него испортилось.

— Я бы оставил деньги в фирме и подписал пару серьезных дистрибьюций! – сказал я, оставшись на своей позиции.

— Не… Роман, вот этим точно не стоит заниматься… У нас и так все нормально… Мы ровненько идем… Ты, конечно, говорил, я помню, что мы через два-три года закроемся… Но, как видишь, не закрываемся, работаем и только растем! – съязвил Сергей, отмахнулся.

— Серый, я не говорил, что мы «закроемся через два-три года», я говорил, что года через два, максимум три нас начнут зажимать, и нам придется опускаться до обычных на-ценок, и наша халява с большой прибылью кончится! – возмутился я бестактному переви-ранию моих слов.

— Не, Роман, я отлично помню – ты говорил, что мы закроемся! – повысил голос и с нажимом сказал Сергей.

— Серый, я такого не говорил, я сказал что «нас зажмут»! Такое я мог сказать! Но что мы закроемся через три года, я точно не говорил! – принципиально уперся я.

— Роман, я все равно не считаю, что нам надо подписывать новые дистрибьюции и вкладывать в это деньги! – резанул нервно напарник.

— Серый, ну, не считаешь, так не считаешь… Я ж не настаиваю… просто высказал свое мнение… – произнес я и пожал плечами, гася примирительным тоном взаимное раз-дражение и недовольство.

Оба замолкли. В моей голове возникла ассоциация, и я, скорее размышляя вслух, нежели увещевая Сергея, произнес: «Когда мы с отцом торговали пивом, у нас соседи напротив торговали сахаром… ну, я тебе рассказывал…»

— Да, рассказывал, помню! – чуть нервно, словно желая пресечь мой рассказ в заро-дыше, выпалил Сергей. – Вы продавали пиво, они сахар, вы брали у них сахар и на нем зарабатывали больше, чем на пиве! Вы молодцы, Роман!

Я пропустил колкость мимо ушей, лишь ухмыльнулся, уловив запах банальной жгучей зависти, продолжил: «Да не, Серый, я не об этом… не о нас таких замечательных с отцом… У этих «сахарников» были грузчики, молодые парни лет по тридцать… И как-то один из них, когда они спали на улице на мешках с сахаром, мне сказал, что они в свое время тоже с друзьями занимались бизнесом и все у них было… деньги хорошие начали зарабатывать… а потом, как обычно, пошли гулянки, пьянки, девки, сауны… и деньги свои они прокутили вместе с бизнесом…»

Я сделал паузу, уловил, что Сергей обратился весь в слух и внимание, удовлетво-ренно продолжил: «Так вот самое главное, Серый, не стать вот такими парнями, у кото-рых «все было»… Понимаешь? У нас отличный шанс построить большую фирму и серьез-ный бизнес… Мы сейчас на пике, раскочегарили продажи так, что больше уже некуда… с тем товаром, что у нас есть… Нам надо переходить на следующий уровень… на более качественный… нам нужен интенсивный шаг, сейчас мы движемся экстенсивно… мы этот уровень освоили весь, все, больше на нем мы ничего не выжмем… Чтобы сделать качест-венный скачок, нам нужно вложиться, иначе никак… Качественный переход предполагает большие затраты… чего угодно, денег, энергии… в нашем случае и то и другое… Но потом это окупится экстенсивным расширением на новом уровне… и оно будет больше тепереш-него… А потом новый уровень… И так постоянно… Мы не должны просрать наш шанс, Серый, чтобы не стать потом чуваками, у которых «все было»…

— Роман, да я понял тебя! – резко резюмировал Сергей.

К третьему году общения я уже неплохо разбирался во многих оттенках голоса и интонации напарника. Резкость и раздражение последней фразы Сергея я определил без-ошибочно – нежелание слушать, якобы нравоучения и неприятие на слух слов, встречаю-щихся больше в книжках, нежели на улицах и в подворотнях. Я заметил, что у Сергея с подобными словами выходил конфуз – он их плохо запоминал, а если и запоминал, то не-точно. Желая не казаться отсталым в образованности, он в свою речь намеренно вкраплял специфические, научные или экономические, слова, добавляя в глазах слушателя веса себе и сказанному. Но понимание таких слов и оперирование ими давалось Сергею с усилием. И люди, у которых оперирование высокоинтеллектуальными словами происходило естес-твенно и легко, вызывали у него раздражение. Мой отец и я, часто являлись источником такого раздражения. По началу, Сергей скрывал свою реакцию, но чем дольше мы обща-лись, тем чаще и ярче она стала проявляться.

В машине повисла тягучая пауза. Я отвернулся к окну.

«Не будет тут толку… Надо деньги выводить, аккумулировать их в одном месте, а дальше видно будет…», — подумал я с горечью, осознав простое – Сергей не обладает стра-тегическим видением и пониманием будущего. Я знал еще одну вещь точно – что смогу, если захочу, продавить свой вариант видения будущего. И Сергей согласится. Но, я уже достаточно изучил напарника, чтобы так не поступить. Я знал, что всю суету с расшире-нием фирмы, с набором сотрудников, с контролем их, и вообще – все новые вопросы мне придется решать самому за двоих. Сергей бы не отказался впрямую, он бы просто тихо отлынивал от работы, где было бы возможно. И эта мысль меня остановила. В тот момент, молча глядя в окно, я отпустил вожжи, пустив общий бизнес на волю течения. Я понимал, что фактически подписываю фирме приговор. Но грести за двоих я уже не хотел, у меня опустились руки. Если человек упирается, не надо его насильно тянуть за собой. Ничего хорошего из такого не получится, получится лишь сильно устать.

— Можно еще одну квартиру заложить и пусть строится… – прервал я молчание.

— Еще одну? – встрепенулся Сергей и удивленно посмотрел на меня.

— Ну да… однушку можно… мы потянем, я просчитывал…

— И где, там же?

— Да, в том же доме! Двушку не потянем, а однушку вполне! – кивнул я.

Сергей думал несколько секунд, кусал губы, буркнул: «Ну давай заложим…»

— Лады. Я тогда зайду в «Шанс» к Анне Петровне, узнаю, что к чему…

— Да, сходи, узнай! – отмяк тут же Сергей. – Можешь, даже сегодня сходить… да я тебя завезу! Мы же с Верком все равно на дачу едем!

— А по поводу участков, Серый, смотри, если есть желание ими заняться, то можем тоже заняться! Можно попробовать… Только я в них не соображаю, поэтому, если хочешь, ищи участки, будем их смотреть, может и прикупим несколько… – сделал я со своей стороны шаг навстречу напарнику, и чувство вины, отчего-то возникшее в груди и тяготившее меня, улетучилось.

Наш диалог тут же перешел на прочие отвлеченные темы.

— А ты бы вот какое кино хотел бы снять!? – вдруг озадачил меня Сергей.

— Да фиг его знает, Серый… – пожал я плечами. – Скорее, я бы точно не стал снимать комедии и ужасы… а так… Боевик какой-нибудь, фантастику…

— Ну да, я примерно и думал, что ты так ответишь, — сказал Сергей, чуть помолчал, добавил. – А почему не комедии и ужасы?

— Комедии тяжелее всего снимать, к ним точно нужен талант и желание, а у меня нет ни того ни другого… Ужасы? – я скривился, передернул плечами. – Бррр! Не! Ужасы точно не мое… Есть, конечно, хорошие ужасы, какие и мне нравятся, но снимать бы я их не стал… Это, знаешь, на уровне подсознания… Иногда спишь и видишь какие-то сны, и у меня там в них постоянно какая-то пальба, космические корабли…

— Эт тебе такое снится? – глянул на меня Сергей.

— Ну да, — сказал я, ощутив стеснение.

— Понятно, «Звездные войны», короче! – улыбнулся Сергей.

— Ну, типа того, — улыбнулся и я. – Я бы киберпанк снял.

— Это что такое? – метнул на меня удивленный взгляд Сергей.

— Смотрел «Бегущий по лезвию бритвы»? – оживился я.

— Ну да, видел… Это киберпанк што ли!? – оживился и Сергей, нахмурил наигранно брови.

— Да, можно так сказать… Вот такой стиль мне нравится очень! Я бы что-нибудь такое снял! – заерзал я, ощущая, как сознание заискрило всполохами схожих картинок.

— А мне фильм вообще не понравился! – скривил губы Сергей. – Он какой-то ни о чем, бессмысленный! Роботы какие-то бегают человекоподобные, за ними мужик бегает, ловит их зачем-то… Не, мне такое не нравится…

— Ты просто смысла фильма не понял, смотрел на картинку, не вник в суть…

— Ну какой там смысл!? – тут же среагировал Сергей с сарказмом.

— Да простой там смысл, смысл ценности жизни. Он же, этот репликант, в конце не убил охотника именно поэтому, что сам ранее понял ценность жизни и хотел, чтоб тот то-же ее узнал, и до того дошло… когда репликант держал его за руку на крыше дома и мог отпустить в любой момент… Он же в финале уехал с этой своей секретаршей, которая то-же оказалась репликантом…

— Да? – удивленно и растерянно посмотрел на меня напарник.

— Ну да… просто надо не поверхностно смотреть, а понять скрытый смысл… А так да – бегают там стреляют… обычный боевик, только красиво снятый…

— Кто-то же придумывает вот такое, да!? – покачал головой Сергей.

— О, да такое обычно не придумывается, а выскакивает откуда-то из подсознания во сне! – махнул рукой я. – Спишь, спишь – раз и приснилось! И пошел снимать…

— Мне одни кошмары снятся! – с досадой сказал Сергей.

— В смысле, кошмары? Что именно?

— Ой, да, Роман, разное! – отмахнулся Сергей. – Какая-то жуть – кровища, я кого-то убиваю, за мной кто-то гонится, я весь в крови, кого-то режу ножом, все кругом в крови-щи, кишки…

— Ого! – чуть не присвистнул я. – Нихера у тебя сны!

— Да, я говорю, жуть! – кивнул Сергей. – Я очень плохо сплю, засыпаю плохо и сплю какими-то урывками…

— Не, я сплю как младенец! – сказал я, махнул рукой, разрезав ею перед собой воз-дух. – Вообще почти ничего не снится… так, редко… Ложусь и вырубаюсь сразу и до утра!

 

— Ну вот участок нормальный… – произнес Сергей в понедельник 18 июня. Мы едва начали рабочую неделю, время подходило к десяти утра. Сергей, привезя ворох свежих га-зет, разложил их на столе и бегал глазами по страницам.

— Звони, если что, можно и съездить посмотреть, — сказал я, растекшись в остатках утренней полудремы в кресле у двери.

Сергей посмотрел на меня внимательным взглядом, вздохнул и принялся пальцем тыкать в кнопки факса. Как я услышал из разговора, участок находился за городом на се-вере километрах в пятнадцати. Владелец просил за него пятьдесят тысяч рублей.

— Вот есть еще один там же недалеко! – сказал Сергей. – Можно и его посмотреть.

— Звони, съездим и туда заодно! – кивнул я, потянувшись и сложив руки на груди.

Сергей позвонил, договорился о просмотре и второго участка.

— Ну че, поедем смотреть!? – предложил Сергей, встав из-за стола.

— Ды поехали! – оживившись, вскочил и я. Находиться в офисе совершенно не хоте-лось, настроение было под стать погоде – небо затянуло серыми облаками, словно посре-ди лета наступил осенний день.

— Вер, ну, чип чё здесь разрулишь, хорошо!? – сгреб со стола телефон и ключи от машины Сергей.

— Хорошо, Сереж, — без удовольствия произнесла Вера.

Мы вышли на улицу, подошли к «мазде». Бок машины сыграл в проблеске солнца меж облаков, обнаружив на себе длинные продольные волнистые царапины.

— Ого!!! Серый! Где это ты так!? – остановился я как вкопанный около машины, бо-лезненно поморщившись, будто машина была моя.

— Да это мы с Мелёхой и Федотом ездили в субботу на вылазку! – всплеснул руками напарник, взгляд его наполнился воспоминаниями. – Лазили на машинах по лесу. Федот впереди на своем джипе, а я за ним на «мазде», чуть не застрял там, продираться сквозь кусты пришлось в одном месте!

— Блин, ну… как-то жалко… – растерялся я, видя, что глубокие царапины, повредив-шие защитное покрытие аж до краски, совершенно не беспокоят Сергея.

— Да ладно, буду продавать – отдам деньги, заполирую и все! – небрежно отмахнул-ся Сергей и нырнул в салон. Я обошел машину и на левом боку увидел то же самое, пожал плечами, вернулся обратно и сел в салон. Внутри картина была под стать – полы, панели машины были местами вымазаны землей, словно несколько человек, возможно выпивших, небрежно скакали по всему салону и сидениям туда-сюда. Мы поехали. Я вдруг понял, что неряшливость Сергея наконец-то сказалась на машине. «Мазда», купленная им два го-да назад уже семилетней, смотревшаяся тогда буквально новой с аккуратно сбереженным салоном, теперь выглядела заметно потрепанной и изношенной. Я придирчиво и брезгли-во огляделся.

— Да это, Роман, можешь не обращать внимания! – отмахнулся Сергей, заметив мой взгляд. – Верку́ надо будет сказать, она уберется тут, помоет…

— Да не, я ничего… Но заметно, что вы погудели на выходных неслабо…

Мы покатили на север. Коснулись города по Окружной дороге, проторчав полчаса в небольшой пробке, и выехали по развязке на трассу, ведущую на Москву. Еще через полчаса мы были на месте. Участок оказался недалеко от подзаброшенной деревеньки из нескольких домов. Несмотря на то, что деревенька стояла на трассе, она явно загибалась. Рядом в ста метрах находилась газовая заправка. И все. «Дохлое место», — подумал я и по-ставил на участке крест.

— Ну че, Роман, пойдем посмотрим!? – бодрясь, произнес Сергей.

— Да пошли, — кивнул я и перепрыгнул вслед за ним придорожную канаву.

За посадкой деревьев нашему взору открылось поле, разбитое на примерно одина-ковые участки – дачный поселок. Поселение выглядело таким же пустынным, как и дере-венька. Большинство участков даже не было обнесено забором, а лишь размечено какими попало палками, заменяющих единообразие колышков. Искомый участок находился во втором ряду. Мы миновали по узкой тропке участок первого ряда и замерли у колышка.

— Этот похоже… да? – посмотрел на меня Сергей.

— Да, этот, — окинул я взглядом заросший травой прямоугольник земли.

— Ну и че, как тебе? – посмотрел на меня Сергей с кислым лицом.

— Не знаю… мне никак, себе я бы тут участок не купил… Какие-то брошенные дачи.

— Ну да… что-то и мне не очень… – сник Сергей, посмотрел на меня внимательно. – Че, поедем другой посмотрим? Или в офис?

— Да смотри сам, Серый, — пожал я плечами, демонстрируя полную апатию и неза-интересованность. – Можем и прокатиться, тут недалеко.

— Ну поехали, прокатимся! – взбодрился тот.

Мы вернулись в машину. Проехав еще с десяток километров на север, свернули с трассы вправо и вкатились в крупный поселок – районный центр. Пропетляв изрядно по улочкам, мы выехали на его окраину. Второй участок оказался таким же – голое порос-шее бурьяном поле. Отсутствовала даже разметка. Сергей несколько раз созванивался с владельцем, пытаясь точно определить границы участка. Я прохаживался по грунтовой дороге подле «мазды» туда-сюда, не имея интереса к происходящему и просто отдыхая.

— Ну че, поехали? – подойдя, кисло предложил Сергей.

— Да, поехали, — кивнул я и сел в машину.

Мы принялись петлять обратно по улочкам поселка. Проехали длинную улицу от конца до начала и оказались на центральной площади. Сергей остановил машину около двухэтажного здания с табличкой «Налоговая инспекция», произнес «щас, Роман, пого-ди!» и пошел в сторону нескольких торговых павильонов. Я воткнул диск в магнитолу, выбрал песню и стал созерцать неспешную, размеренную жизнь поселка. Позади машины двумя жиденькими рядами вытянулся вещевой базар. Тетки, по одной или с детьми, пере-мещались от лотка к лотку, присматриваясь к шмоткам.

— Блять, пидорас!!! – выпалил Сергей, одновременно открыв дверь и плюхнувшись в свое сидение. Он был взволнован, ноздри напарника раздулись от негодования, руки тряслись, запихивая в кошелек водительские права. Пластиковая карта прав упорно не лезла внутрь, застряв перекошено.

— Че такое, Серый!??? – встрепенулся я, выключил музыку.

— Да, блять, оштрафовали меня! – нервно выдернул права обратно Сергей, раскрыл кошелек, принялся вглядываться в его денежное содержимое.

— За что??

— За неправильную парковку! А ты не видел мента што ли!??

— Не, не видел… – покачал головой я.

— Да он вот тут сбоку стоял, а машина их там, сзади, за налоговой! – зажестикули-ровал Сергей, указывая рукой за угол здания, но уже слегка успокоившись.

— Не, не видел ментов вообще, Серый… А че, здесь нельзя парковаться что ли!?? – я подался вперед и стал через лобовое стекло высматривать дорожные знаки, их не было.

— Оказывается нельзя!

— Да нет знаков никаких…

— Ну, блять, я ему так же ответил! – выпалил Сергей, крутя меж пальцами водитель-ские права. – Он сказал – тут налоговая, парковаться нельзя! Я ему – где знак, что стоянка запрещена!? А он мне – будешь выебываться, сейчас поедешь на освидетельствование, что ты пьян и вообще прав лишим!

— А ты че?? – продолжал я удивленно слушать рассказ.

— Да а че я!?? Три штуки отдал этому пидорасу! – эмоционально плеснул фразу Сергей, трясущимися пальцами переминая кожу кошелька.

— А это еще с какого хуя!?

— Блять, мент – сука, нос мне наколол! – ощупал свою фотографию на карточке Сергей и поднес ее к глазам. – Блять, ну так и есть! Вот сука!

— Ну-к, дай посморю! – взял я права в руки, провел подушечкой большого пальца по слою защитной пленки поверх фотографии лица Сергея. Слой был нарушен – на носу он был проткнут иголкой. Едва заметный глазу, но ощущавшийся пальцами знак. – Бля, да, точно! Нос тебе накололи! Вот козлы! А нахуй они это сделали!?

— Да пидорасы потому что! Такую дырку колят, если водитель пьяный за рулем!

— Но ты ж не пьяный!?

— Да он мне специально дырку сделал, за то, что пререкался там с ними! – Сергей забрал из моих рук права обратно, провел по ним еще пару раз пальцем, буркнул «пидор, блять» и затолкал карточку в кошелек. – Поехали отсюда, Роман!

Машина завелась, Сергей нервно повел ее прочь. Я задумался о случившемся, не улавливая логики в рассказанных событиях. Едва уловимый запах алкоголя окутал мое обоняние. Я принюхался, запах ослаб, но не растворился до конца. Я посмотрел на Сергея, подумав, что запах идет от него, но встречный поток воздуха пахнул в меня из окна, не дав мне завершить мысль. Через пять минут мы выехали из поселка, вернулись на трассу.

— Че, когда поедешь к Анне Петровне? – произнес Сергей, вопросом дав понять, что тема с покупками участков практически закрыта. Я не выказал к ней никакого интереса, а энтузиазма Сергея хватило на полдня.

— Да хоть сегодня вечером могу заехать… – сказал я, глядя в окно. – Че, узнать про условия и посмотреть однушки?

— Да, посмотри, заложим еще одну квартиру, пусть строится, — сказал Сергей.

Вечером после работы я заехал в «Шанс».

— Пятьсот тысяч первый взнос и подписываем с вами договор! – отчеканила Анна Петровна, едва я сообщил цель визита.

— Анна Петровна, пятьсот нет, есть триста, — честно сказал я.

Женщина пробежалась пальцами по кнопкам калькулятора, произнесла:

— Ну давайте хотя бы четыреста тысяч – тридцать процентов!?

— Анна Петровна, да нет сейчас четырехсот тысяч, есть только триста… – улыбнулся я. – Вы не переживайте, мы точно квартиру выкупим до конца строительства, еще же два с половиной года! У нас фирма нормально работает, доход хороший!

Та замялась.

— Но если это принципиально, то я могу прийти через месяц – будет четыреста… – сдал назад я, верно рассчитав прием.

— Так, сидите тут, сейчас я схожу к директору! – Среагировала женщина, и ее каб-луки зацокали по коридору. Через минуту она вернулась, юркнула в кресло, положила договор на стол, произнесла с деланной серьезностью: «Так, директор разрешил, взяла я подписание под свою ответственность! Вы дольщик дисциплинированный, на хорошем у нас счету! Но имейте в виду, если что, директор меня повесит!»

— Не переживайте, Анна Петровна, все будет хорошо, — успокоил я ее. – Мы вас не подведем. Так… тогда мы появимся у вас в следующий понедельник, привезем деньги.

Женщина замерла, посмотрела на меня вопросительно.

— Я же не один буду покупать квартиру, мы с моим партнером на двоих будем ее оформлять по одной второй на каждого, — пояснил я, сняв вопрос во встречном взгляде.

— А, ну хорошо, приходите в понедельник, тогда и подпишем договор! – сказала Анна Петровна. – Квартиру до понедельника оставляю за вами… Но вы точно придете!?

— Точно, точно, — улыбнулся я, распрощался и вышел на улицу. Погода стояла вели-колепная, домой спешить было не к чему – я пошел пешком. В голове закрутилась мысль. Она, словно дождавшись благоприятной ситуации, вынырнула из подсознания и забрала все мое внимание. Чувство вины перед отцом не давало мне покоя. Я знал, что прямой мо-ей вины нет в его уходе из фирмы. Даже, когда отец мне пытался вменить чувство вины за случившееся, я не принимал его доводы. И был прав. Но внутренне я ощущал тяжесть ви-ны. Я искал способы избавиться от этого давящего ощущения. И… кажется, нашел – я ре-шил оформить свою половину «однушки» на отца. С прицелом на будущее…

«Если дела будут идти у фирмы нормально, то можно будет вторую половину вы-купить и оставить квартиру отцу… в качестве компенсации за незаработанные им деньги в фирме… ну и просто, чтоб он не думал обо мне ничего плохого… чтоб не думал, будто я такой плохой сын…», — созрело в моей голове решение.

На следующий день я рассказал Сергею о результатах визита и предложил офор-мить квартиру на моего отца и Веру. Сергей согласился без промедления, чем меня даже удивил. В понедельник 25 июня мы подписали договор долевого строительства, по нему нам полагалась однокомнатная квартира на четвертом этаже площадью 49,16 квадратных метров в том же доме, где строилась и двухкомнатная на первом.

«25.07  150.000*2  10.91кв.м всего: 49.16» — сделал я запись вечером того же дня в своем ежедневнике и по привычке высчитал стоимость одного метра. Цены на квартиры продолжали расти, но без скачков, замедлив рост почти до величины реальной инфляции.

0

Автор публикации

не в сети 11 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: